'Вопросы к интервью


Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. И судя по общественной реакции на телесериал «Школа», этот сериал действительно затронул какие-то важные и для телевидения и для общества моменты, потому что дискуссия началась еще до появления телесериала в эфире, только с появлением первых промороликов, а уже в понедельник шли громкие заявления и депутатов, и учителей, блогосфера взорвалась — я не понимаю такого события, что бы неделю держалось в топах блогов Яндекса, ну и так далее и тому подобное. И, конечно, вопросов очень много, в том числе к создателям этого сериала, к тем, кто его придумал и спродюсировал. Сегодня эти люди у нас в студии. Это Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала и, насколько я понимаю, автор идеи сериала. Добрый день, Константин.

К.ЭРНСТ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: И Игорь Толстунов, руководитель продюсерской фирмы «Профит», который один из продюсеров сериала. Добрый вечер, Игорь.

И.ТОЛСТУНОВ: Здравствуйте, добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот сейчас, когда первая неделя этого взрыва эмоций позади, вопрос такой: а вы не жалеете, что вы это затеяли, Константин?

К.ЭРНСТ: Нет. Безусловно, мы не жалеем. Нам показалось, что такая бурная реакция, которой, конечно же, мы не ожидали на первой неделе, говорит о том, что проект обладает двумя качествами. Во-первых, он попал в болевую точку общества. Значит, у общества есть такая проблема. И второе — что он вполне художественный, потому что на проекты, которые не выглядят правдивыми, которые не создают ощущения правды, аудитория так не реагирует.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59 — наш номер телефона. Его мы включим чуть-чуть попозже. Сейчас номер для смс — +7 985 970 4545 — ваши вопросы создателям сериала «Школа» Константину Эрнсту, Игорю Толстунову мы принимаем по смс. И заранее на сайт пришло практически рекордное количество вопросов. Будем отвечать и на них. Вот один из вопросов: «Как вы решились на показ такого скандального сериала?» — интересуется Сноб, ученик из Воскресенска. Кто решался на показ? Константин Львович?

К.ЭРНСТ: Ну, будучи директором канала, конечно, принимать решение по поводу производства сериала и его эфира — это моя обязанность, поэтому я не пытаюсь за кем-то спрятаться. Но этот проект был придуман нами с Игорем весной прошлого года после того, как Игорь один спродюсировал за два года до этого первый полнометражный фильм Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь». Мы не собирались делать телевизионную версию этого фильма. Мы просто подумали о том, что современная школа на протяжении последних 20 лет не была представлена достаточно художественно. Было несколько проектов вполне буколических, которые, в общем, то, что происходит в современной школе, не отражали. И мы вложили в этот проект даже не только знания наших сценаристов, ребят, в общем, из «Новой драмы», талантливых очень, и Валерии Гай Германики, но вложили и собственный опыт, потому что это, конечно, школа 2010-го года, но там много из школы даже 70-х годов, потому что мы активно делились и своим школьным опытом. Я думаю, что школа — это один из самых ответственных моментов в жизни человека, потому что именно в школе формируются основные ценности человека. Часто человеку навязывают эти ценности ложные. Это момент, когда человек социализуется. И, знаете, у нас часто родители не очень внимательно относятся к тому, что школа — это те самые годы, когда закладывается будущее человека. И нам казалось, что искусство должно регулярно заниматься апдейтом школьной ситуации. А так как мы находимся в обществе, которое переформируется после стольких лет другой формации и в школе существует масса проблем, в том числе негативных, на которые надо обратить внимание, и то, что такая бурная реакция, говорит о том, что мы сделали честную вещь, что эти проблемы существуют и что эти проблемы аудиторию Первого канала, сиречь нашего общества, активно беспокоят.

Е.АФАНАСЬЕВА: Первая же смска, которая пришла: «Спасибо за фильм. Не смотрела Первый канал, а сейчас жду. Алла. Мне 63 года».

К.ЭРНСТ: Спасибо вам, Алла.

Е.АФАНАСЬЕВА: Миша, психолог, спрашивает: «Ответьте конкретно — подключались ли психологи в качестве консультантов и как они оценили фальшивую детерминанту чернухи?» Игорь, подключались ли психологи? Была ли там «фальшивая детерминанта»?

И.ТОЛСТУНОВ: Нет, психологи не подключались к этой работе, но авторами сценария, а это действительно очень большая команда очень талантливых и способных ребят, их даже всех, наверное, было бы невозможно назвать сейчас, она провела довольно большую подготовительную работу, внедрившись в саму среду, в школу, проведя огромное количество бесед с ребятами, изучая их язык, их систему отношений, их знаковую систему, и так далее. И вот это все работало. А психологи — нет.

К.ЭРНСТ: Мы еще в течение трех месяцев в трех московских школах снимали скрытой камерой очень многие вещи и собрали большой материал. Вот этот материал мы использовали для подготовки проекта, но в эфир он никогда не выйдет. Потому что некоторые вот и в блогах говорят — да, вы облегчили проблемы и смягчили. Я признаюсь, мы многие проблемы, которые во многих школах существуют, просто смягчили.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы сейчас опровергаете мнение многих зрителей, что вы преувеличили, которые считают, что этого нет, а если есть, то «где-то кое-где у нас порой», а говорите, наоборот, что вы сделали даже мягче, чем это есть на самом деле?

К.ЭРНСТ: Знаете, искусство интересуется типическими ситуациями. Есть, безусловно, школы, в которых все не так драматично. Есть школы, в которых все еще хуже. Но искусство апеллирует к среднетипической ситуации. Поэтому мы в этом проекте, в общем, ориентировались на среднюю российскую школу, расположенную в большом городе. Это не московская история и не питерская и не екатеринбургская, хотя и московская, и питерская, и екатеринбургская. Это история типическая. И те проблемы, которые накопились. И школа во многом является воплощением тех проблем, которые есть в обществе, да и, собственно, знаете, пубертатный период — это само по себе зона проблем. В мировой литературе всегда это отражалось, начиная с Диккенса. И момент формирования личности, момент определения, что добро, что зло, момент выработки стержня личности — момент всегда трагический, сложный, неоднозначный, психологически напряженный.

Е.АФАНАСЬЕВА: Может быть, поэтому такая острая реакция? Когда показывают убийства, расчлененка вся на разных каналах присутствует в большом количестве, показывают взяточников, в общем, ничего, никакой острой реакции нет. А здесь вот такая бурная реакция. Это потому, что затронута школьная тема, которая самая больная? Игорь, как вам кажется?

И.ТОЛСТУНОВ: Ну, вы знаете, я думаю, что вышеперечисленные темы сериалов, фильмов и так далее, безусловно, тоже важны, наверное, для жизни общества. Но сами фильмы, сами сериалы — это немного «театр», это все немножко понарошку. Когда мы смотрим боевики, фильмы про ментов, страшные многосотсерийные романы про несчастную любовь, потерянных близнецов или еще что-то в этом духе, то мы понимаем, что нам немножечко размазали манную кашку по тарелке и дали, чтобы нам было приятно. Мы релаксируем, отдыхаем. Ничего взаправду такого нет. А здесь, я думаю, вот этот способ рассказа, сам художественный прием, которым воспользовался режиссер, настолько убедителен, что, судя по откликам многочисленным, мне кажется, что зрители многие воспринимают это просто как реальный документальный фильм, то есть такой репортаж своего рода. При том, что, вы понимаете, это художественное произведение, целиком от начала до конца придуманное, воплощенное, постановочно снятое и так далее. Но воздействие таково, что через 15 секунд или две минуты зритель вдруг забывает, что это тоже придуманная история, и начинаются разговоры — было так, не было. Я хотел бы добавить, что мы не ставили перед собой задачу что-то вскрыть, какие-то негативные или позитивные стороны школы как института показать. Нас занимало как раз последнее, то, о чем говорил Константин Львович, и, на мой взгляд, самое важное — это вопрос становления личности, это то время в жизни человека, когда он вот уже в сантиметре от жизни взрослой, где ему несладко придется, и он начинает с ней сталкиваться и сталкивается с огромным количеством непониманий. Если мы вспомним один из самых знаменитых фильмов на школьную тему, «Доживем до понедельника», то самой главной фразой в сочинении было: «Счастье — это когда тебя понимают». То есть фильм «Доживем до понедельника» был о том же, просто он был снят в другое время. Но здесь мы делали о том же — о ребятах, которым по 14-15 лет и которым очень тяжело адаптироваться в современном мире.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я пытаюсь для себя понять, почему вот все-таки тема подростков и школы всегда в обществе самая больная. В независимости от того, будь это какие-нибудь 60-е годы, фильм «А если это любовь?» был шоком, наверное, не меньшим, чем вот сейчас ваша «Школа». Как это, они пошли куда-то целоваться, юноша и девушка, советские комсомольцы! Потом было «Чучело» знаменитое, которое стоило инфаркта его режиссеру Ролану Быкову, и учительская общественность…

И.ТОЛСТУНОВ: Был фильм «Школьный вальс», например.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, где рожала школьница практически вчерашняя, забеременев после выпускного вечера. И был фильм «А легко ли быть молодым?», если вы помните, который был таким же совершенным шоком для поколения, не знавшего этих детей, которые вроде росли рядом. Почему именно школьная тема и подростков, Константин Львович, такая больная во все времена?

К.ЭРНСТ: На самом деле, в значительной степени в культуре эта тема табуированная. Происходит это от глубокого несовершенства людей. В первую очередь, потому что родители очень быстро забывают себя, свои мотивы, ощущения и желания в пубертатном возрасте. И когда они сами сталкиваются с этой ситуацией, родив и вырастив до определенного возраста детей, они воспроизводят ту же реакцию, которая мучила в этом возрасте их: родители их не понимают. Они понимают, эти родители, что что-то не то. У них нету ни времени, ни, наверное, способности разобраться и помочь своим детям, и поэтому лучше эту проблему закрыть. Ну, как бы они ходят в школу, там есть профессиональные люди, учителя, они должны ими заниматься. Это во многом отстранение от проблемы, которую ты не можешь решить. Мало кто из родителей в состоянии стопроцентно посвящать время своим детям, разбираться в их проблемах, да просто обладать способностями психолога. Ну понятно, большинство родителей решают эту проблему тем, что они их просто любят, это очень много.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы говорите, что родители забывают себя в этом возрасте. А вы себя в этом возрасте не забыли, уважаемые продюсеры?

К.ЭРНСТ: Я надеюсь, что нет. И то, что все-таки мы этот проект инициировали, производим и отслеживаем, и если он выглядит подлинным, то, наверное, не все мы забыли. Хотя, наверняка, что-то забыли.

Е.АФАНАСЬЕВА: Игорь.

И.ТОЛСТУНОВ: Да нет, ну вы знаете, я надеюсь, что мы все-таки еще в состоянии чувствовать биение молодых сердец.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мне вот интересно, Игорь, — вы снимали такие достаточно спокойные, красивые, даже немножко гламурные сериалы в последнее время, ваша компания.

И.ТОЛСТУНОВ: Ну конечно. А сериал по определению должен быть таким.

Е.АФАНАСЬЕВА: И вдруг что случается, что вы продюсируете «Все умрут, а я останусь», потом приходите вместе с Эрнстом, делаете такой проект, как «Школа»? что происходит в голове у человека, которому, наверное, спокойнее производить то, что не вызывает такой бури и протестов?

И.ТОЛСТУНОВ: Ну, вы знаете, это не столько в голове, это где-то в каком-то другом месте. Потому что… Я могу вкратце рассказать историю недлинную, финалом которой пока является «Школа». Валерия Гай Германика снимала небольшие документальные фильмы. Я посмотрел фильм «Девочки» — кстати, всем рекомендую это сделать, если кто-то его не видел. Это замечательный фильм. Самое главное, что я там для себя заметил, это то, что режиссер очень любит своих героев. Сегодня это настолько большая редкость в нашем кино и вообще, по-моему, в кино, чтобы режиссер, автор любил своих персонажей по-настоящему.

К.ЭРНСТ: В основном режиссер своих героев ненавидит или, по крайней мере, равнодушен к ним.

И.ТОЛСТУНОВ: Да. Он такой технолог, это большинство. Ну да, есть профессия, умеет камеру поставить, композицию, кадр развести, склеили, музычку подогнали, и вперед, в кассу.

К.ЭРНСТ: Кстати, насчет музычки. Вы обратили внимание, что в «Школе» нету никакой закадровой музыки? Могу сказать, что продюсеры всегда понимают, что музыка в кино…

Е.АФАНАСЬЕВА: А как же шум в интернете, что «Линкин Парк»… спрашивают все, покупали ли вы права или украли?

К.ЭРНСТ: Права мы не крадем. Мы все права покупаем, оговариваем условия и какие-то вещи не можем взять. Например, из-за дороговизны. Так вот, там нету киномузыки. Там есть музыка, которая звучит в жизни. Потому что во многом это искусственный прием. Если тебе по режиссуре и по актерской игре не получилось сформировать эмоцию, ну давай, музычка тебя докрутит.

И.ТОЛСТУНОВ: Конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я сейчас попробую читать просто подряд то, что сыпется по смс, их очень много, чтобы понять реакцию людей. «И чего все так завозмущались? Какое общество, такая школа», — пишет Валя. «Спасибо огромное за фильм. Копия нашего класса. Показан весь негатив. Необходимо менять жизнь. Володя, 11-й класс, Москва». «Сериал отличный! А слабо сделать такие же полноценные взаправдашные новости и программу «Время»? ведь дети, школьники, видят и слышат…» — оборвалась смска. Наверное, отвечать надо, Константин Львович. Не могу читать просто так.

К.ЭРНСТ: Не слабо сделать ничего нового и современного. И, собственно, могу вам сказать — два года назад, когда я осознал кризис основных контентов современного телевидения, модель, которая произошла с начала 90-х, после «перестройки», работала на протяжении 15 лет очень эффективно, принося зрителям удовольствие, а телевидению высокие рейтинги. Но эта модель закончилась. И я где-то за год до начала экономического кризиса, который я считаю следствием кризиса культурного во всем мире, стал говорить о том, что телевидение съело себя и что все основные контенты и форматы должны быть изменены. И мы начали с юмора, потому что смотреть уже Петросяна и «Аншлаг» не было никакой возможности, и так появился «Прожекторпэрисхилтон», «Большая разница», «Мульт личности», появятся еще новые проекты. И «Школа» — это один из уже попавших в эфир проектов, который про новое телевидение.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы сейчас прервемся на новости на радио «Эхо Москвы». В гостях у меня в программе «Телехранитель» Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала, и Игорь Толстунов, директор продюсерской фирмы «Профит», продюсер сериала «Школа». Через несколько минут мы продолжим программу.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В гостях сегодня Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала, и Игорь Толстунов, директор продюсерской компании «Профит», люди, которые сделали сериал «Школа» и пришли сегодня обсуждать его с вами после бурной реакции первой недели показа этого фильма. Если честно сказать, уважаемые продюсеры, реакция сейчас наших слушателей, которая сыпется сейчас по смс, меня очень удивила. Потому что я очень внимательно читала то, что было в интернете, и слушала то, что было в новостях, про реакцию официальных всяких людей — я думала, что будет фифти-фифти, и количество одобрений в ваш адрес меня сильно удивляет. Сейчас меня точно начнут упрекать в том, что я подтасовываю факты.

К.ЭРНСТ: А еще, Лен, вам вспомнят, что вы работаете на Первом канале.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Константин Львович, что напомнили. Там уже были вопросы, что я не могу задавать вам вопросы — так же, как вы не имели права задавать вопросы Дмитрию Анатольевичу Медведеву в эфире, потому что вы его подчиненный, а я ваша.

К.ЭРНСТ: Знаете, Первый канал — это акционерное общество, во-первых, да, с контрольным пакетом государства, и я в частности хотел сказать радиослушателям, что я всегда отказываюсь приходить в программу Елены Афанасьевой именно из этого соображения, но в этот раз не смог отказаться, потому что тема очень активная.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, мне уже вспоминали, что «Деда Мороза» Эрнста не было в новогодней программе, а я вас даже не звала, ай-яй-яй. Давайте про «Школу». Вот слушайте, что пишут люди, и это идет, если сомневаетесь, вам потом Венедиктов подтвердит, что смски я читаю подряд. «Впервые за 10 лет включаю Первый канал, смотрю сериал. Спасибо за правдивый. Дмитрий, Петербург». «Почему герои говорят казенным языком на Первом канале? Смотрю первую серию, больше не могу. Людмила, журналист на пенсии, Алтай». «Очень хороший фильм про нас. Авторы, делайте еще! Вовчик». «А кто такая Гай Германика? Кто ее толкает? Такой пиар-кампании еще никогда не было». Игорь, кто толкает Гай Германику, рассказывайте.

И.ТОЛСТУНОВ: Сама себя толкает. Такая активная барышня.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Спасибо за что-то живое и настоящее на фоне фальши и морга. Очень удивлен, что это Первый. Не ожидал», — пишет Роман. «Любить героев — значит, оправдывать ту ересь, которую они несут? Скажите, сериал — это типическое явление для школы, где учились ваши дети?» — спрашивает Лев.

К.ЭРНСТ: Наши дети уже школу закончили, хотя проблемы были у всех в школе. Но я, во-первых, хотел бы сказать, что я был удивлен столь быстрой реакции уже на первый эпизод.

Е.АФАНАСЬЕВА: Реакция пошла на промо.

К.ЭРНСТ: Даже на промо. Но мне кажется, что для того, чтобы оценить это произведение, нужно сначала посмотреть хотя бы достаточное количество первых серий. Могу вам сказать — у нас первые две недели идет экспликация главных героев, то есть мы знакомим со всеми основными героями, с ситуациями. Потому что в сериале 62 серии. И мы пока только представляем героев и линии. Более того, меня возмутило, особенно когда стали говорить — вот, учителя там все такие плохие. Так, господи, где вы там видели плохих учителей? Там учителя — нормальные люди. Это просто ложь! Вот, учитель взяла взятку…

Е.АФАНАСЬЕВА: Кстати, надо сказать, что играет дочка замечательного актера Папанова в этой роли.

К.ЭРНСТ: Да, могу сказать, что Елена Анатольевна Папанова блестяща абсолютно в этой роли. Да там действительно все хорошо играют. Там играют и профессиональные актеры, студенты театральных училищ, и даже школьники.

Е.АФАНАСЬЕВА: Игорь, а почему брали все-таки студентов? Очень много каких-то я читала мнений, что в этом возрасте даже год влияет на сознание человека, на манеру поведения, и писали некоторые критики, обсуждавшие его в сети, что девятиклассники себя так свободно не ведут, что это более взрослое поведение.

И.ТОЛСТУНОВ: Ну, вы знаете, актерство — это все-таки профессия, и не всякий профессионал может в кадре органично существовать. Если мы с вами органично ходим по улице и магазину, это не значит, что мы также можем вдруг встать перед камерами. Но при том, что в основном снимаются студенты и молодые артисты, есть и школьники. Просто нормальные, натуральные пятнадцатилетние школьники. В главных ролях, я имею в виду.

Е.АФАНАСЬЕВА: Кто, например?

И.ТОЛСТУНОВ: Ну, например, персонаж Тимур, это Михаил Исханов. Это мальчик из Ростова, кавказец. У которого мама повар.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так он там, по-моему, самым крупным и взрослым кажется.

И.ТОЛСТУНОВ: Да, ему 15 лет. Я намеренно его упомянул.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Ирина из Петербурга пишет: «А что будет после последней 60-й серии? Что-нибудь изменится, как вы думаете? Учителя перестанут брать взятки, а дети другими станут?»

К.ЭРНСТ: Это история, которая будет развиваться на ваших глазах. Там персонажи, которые многим сейчас показались отрицательными, окажутся самыми что ни на есть положительными. Люди, которые выглядят нехорошими, во многом это их попытка защитить себя, свою психику и неуверенность. Поэтому надо посмотреть. В чем есть преимущество сериала? Сериал — это романная форма. Потому что в двухчасовом фильме можно рассказать только определенный тип истории. В сериале есть очень важная вещь. Это романная форма кино. Ты можешь главу за главой рассказывать историю, в том числе историю и поучительную, и нравоучительную. И у тебя есть время для того, чтобы медленно развивалась она параллельно с жизнью. В этом есть безусловное преимущество художественной формы сериала. К сожалению, на протяжении последних лет сериал превратились в большинстве своем, за редким исключением, в некий погорелый театр, в котором даже когда сорок человек в эпизоде убивают, никого это не трогает, потому что все понимают, что это вот такой театр ДК «Шарикоподшипник», никого это не трогает. Эта вещь получилась подлинной, и поэтому она всех зацепила.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы знаете, столько вопросов и заранее пришло, и сыпется по смс. Я попытаюсь как-то их группировать своими словами. Один из вопросов: почему вы все-таки показываете этот сериал два раза в день и первый раз достаточно рано, когда дети у экранов?

К.ЭРНСТ: Мы сознательно это сделали. Потому что мы первый по времени апеллируем собственно к самим школьникам и к студентам, которые недавно закончили школу, а второй показ, в 23:30, скажем, к родителям. Потому что мы хотели, чтобы родители тоже видели этот сериал и чтобы смотрели его помимо друг друга, то есть родители смотрят в 23:30, дети в 18:30. Знаете, многие упреки в том, что вот, дети обычно берут негативный пример… знаете, никто не знает, как работает искусство. Безусловно, работает. Но не так впрямую. Когда Оливер Стоун снял «Прирожденных убийц» и было два каких-то случая в Штатах, когда парень и девка кого-то перестреляли, Оливера Стоуна пытались обвинить в том, что это благодаря его фильму. Но если бы искусство работало так непосредственно и впрямую, то у нас вообще не было бы проблем — мы делали бы про хорошие, честные и другие отношения, причем не мы сейчас, а с братьев Люмьеров началось бы все. И у нас был бы просто рай, все были бы с нимбами. Но, к сожалению, искусство так не работает. Наверное, когда-то и к счастью. Если бы оно так работало, проблем бы у нас не было.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот еще один вопрос. На сайте его задает Виктор Огурцов, подписавшийся «наука, Россия». В общем, типичный вопрос достаточно: «А есть ли у вас мысли в том же натуралистическом ключе сделать сериал, например, «Госдума» — о повседневных нетрудовых буднях слуг народа?» И таких вопросов много — а вот снимите про милицию, про еще что-то, даже про Первый канал предлагают.

К.ЭРНСТ: Вот про Первый канал вряд ли будем снимать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тоже, может быть, будет не все гладко и розово.

К.ЭРНСТ: Точно будет не все гладко. Но у нас действительно есть несколько проектов, в частности пересекающихся с предложенными темами. Будем развивать этот новый тип контента в тех направлениях, в частности, о которых говорил ваш корреспондент сейчас.

Е.АФАНАСЬЕВА: У меня требуют, чтобы я задавала вопросы об эфире Первого канала, очень много посторонних. Не буду сегодня задавать посторонние вопросы. Пообещайте, что все-таки придете отдельно разговаривать про Первый канал. А будем все-таки про «Школу». 363 3659 — московский номер телефона, наш код — 495. Пожалуйста, дозванивайтесь. Ваши точки зрения по поводу сериала и ваши вопросы Константину Эрнсту и Игорю Толстунову. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Дмитрий, Вологда.

Е.АФАНАСЬЕВА: А сколько вам лет? Я сегодня этот вопрос буду добавлять.

СЛУШАТЕЛЬ: 27.

К.ЭРНСТ: Здравствуйте, Дмитрий.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Константин Львович, здравствуйте, Игорь. Я вот что хотел сказать. Ну, естественно, поблагодарить создателей и директора Первого канала. Я сам учитель по образованию и в школе преподавал во время педагогической практики. Было достаточно тяжело. Потому что вся эта ситуация, которая показана в сериале, все это поведение, субкультура очень точно передана. Польза от этого сериала практическая мне видится такой: сейчас родители могут для себя уяснить, посмотреть изнутри, как там все устроено. Вот, например, у меня есть сестра, 14 ей — ее можно за счет этого предостеречь от каких-то ложных действий. Этот коллектив школьный не так важен и постоянен сейчас для нее. Что будет институт, будет новый коллектив, более, может, важный и интересный для нее. И вот в методическом аспекте воспитания для родителей очень важно посмотреть именно такое кино.

К.ЭРНСТ: Спасибо вам большое.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59, давайте еще звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Максим, я из Уфы, мне 18 лет. У меня такой вопрос. Как я понял, этот фильм снят в документальном формате, да? Но почему не показывают…

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, формат не документальный. Документальный — это если бы снимали настоящих людей. Это все-таки игровой сериал.

СЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю. Но съемка, как просто камера в класс входит… Просто хотелось бы узнать, почему не показывают, кто играет?

Е.АФАНАСЬЕВА: Кто играет?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К.ЭРНСТ: Нету титров. Вы приняли сознательное решение — в течение первых недель не ставить титры для того, чтобы не отвлекать и не напоминать аудитории, что они смотрят игровой продукт. Чтобы это выглядело, как срез реальности.

Е.АФАНАСЬЕВА: «По ощущениям сериал сродни «Грузу-200» Балабанова. А жизнь светлее», — пишет Марина. Аня спрашивает: «С какого возраста рекомендуете смотреть «Школу»?» Игорь, с какого?

К.ЭРНСТ: С возраста 9-го класса.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Константин ответил. А Игорь что скажет?

И.ТОЛСТУНОВ: Вы знаете, я думаю, что, конечно, это все-таки тинейджерский возраст — 12-13 лет.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Почему такие короткие серии?» — Юрий интересуется из Москвы.

К.ЭРНСТ: Ну вот мы приняли такое решение и драматургически хотели делать это недолго.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Ваш сериал «Школа», как «Криминальная Россия» на НТВ — ужас ради ужаса. Не верю!» — пишет Таня.

К.ЭРНСТ: Уважаем мнение.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Эрнст молодец, — пишет Игорь, — пробуйте так и дальше!» «Первый» — телевидение времен заката, совка, а «Школа» — это «Маленькая вера», — пишет Сергей.

К.ЭРНСТ: Я могу сказать, что мы как раз недавно с Игорем говорили о том, что сейчас девятиклассники зрителей собственно «Маленькой Веры».

Е.АФАНАСЬЕВА: Знаете, что меня удивило? Я очень хорошо помню некоторых своих друзей, с которыми мы вместе смотрели в юности «Маленькую Веру», «Чучело» и «Легко ли быть молодым», и, в принципе, одинаково реагировали. И вот недавно одна из моих знакомых сказала, что она запретила своей 15-летней дочке смотреть этот сериал, что для меня было удивительно. Мне неудивительна реакция коммунистов в Думе, потому что в принципе они и тогда запрещали. Почему люди, которые стали родителями после того, как были детьми во времена «Маленькой Веры» и вот этими верами, почему у них такая реакция? Игорь, как вам кажется?

И.ТОЛСТУНОВ: Мне кажется, что Константин Львович затронул эту тему недавно. Не хочется. Легче не обращать на это внимание и немножко позу страуса принять. Нету проблемы — не надо общаться. Это же труд огромный. Это же не воспитание как некая рутинная история, а это жизнь. Она требует огромных душевных затрат. Не все хотят и умеют тратиться. Вот, мне кажется, отсюда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Эдик пишет: «А может, стоит пытаться делать такие же искрение сериалы про честных людей, и жизнь начнет меняться?» Начнет ли меняться жизнь?

И.ТОЛСТУНОВ: Знаете, «Школа» не про нечестных людей.

К.ЭРНСТ: А кто вам сказал, что они уроды и убийцы?

И.ТОЛСТУНОВ: Да, они нормальные люди все.

К.ЭРНСТ: Я категорически против того, что герои «Школы» какие-то плохие люди. Это неправда. Во-первых, вы еще не видели развития характеров. Во-вторых, скорее даже по первым сериям понятно, что это молодые люди, у которых есть возрастные проблемы, проблемы общения, проблемы неуверенности в себе. Почему это они плохие? С чего вы взяли, что они плохие?

Е.АФАНАСЬЕВА: Просто они слишком живые, не похожие на те маски, которые обычно бывают.

К.ЭРНСТ: Абсолютно. Знаете, почему важно смотреть родителям, как уже совершенно справедливо сказал Игорь? Потому что многие из них задумаются над тем, что происходит с их детьми в школе. Может быть, в их школе все гораздо лучше, но все равно — неплохо об этом задуматься. Потому что был знаменитый случай, когда в отличной питерской школе образцовой девочка умерла от передозировки героина, и учителя, которые знали ее как отличницу, никогда ничего не думали про нее. Начали исследовать эту школу — там обнаружилось 14 учеников, которые плотно сидели на героине. Неплохо посмотреть вокруг себя. А что касается разговора о том, что запретите для показа, дети не должны смотреть, они воспринимают только негативные примеры. Ну, во-первых, давайте честно определим: люди в таком возрасте — 9-й класс — уже вполне взрослые, и лишать их права, что они сами могут сделать вывод, что хорошо, что плохо… Да, наверное, у них нету этого четкого представления, но думаю, что интуитивно они знают, что такое добро, что такое зло. И лишать их права на собственные выводы в отношении героев сериала, мне кажется, это возрастной шовинизм такой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Сергей, я из Петербурга, мне 30 лет. Я хочу сказать, что мне очень нравится сериал, я двумя руками за эту честность и правду. И еще большее уважение вызывает у меня то, что все это дело идет по Первому каналу.

К.ЭРНСТ: Спасибо вам.

СЛУШАТЕЛЬ: Достаточно неожиданно и очень приятно. Мне кажется, что, может быть, это даже символизирует некие перемены в более глобальном смысле, чем просто показать правду про школу. Спасибо вам большое.

К.ЭРНСТ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот Петр из Петербурга пишет, что сейчас эфир подставной. После этих звонков точно решит, что звоним тоже мы, и все тысячи обсуждений на сайтах разных и блогах тоже мы пишем…

К.ЭРНСТ: Видимо, у нас масса свободного времени для этого.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, наверное, все сотни тысяч реплик тоже пишем мы. Он опять возмущается, что нет вопросов про работу канала. Не задаю про канал. Про «Школу» вопросов много. Про канал, Константин Львович, приходите к 15-летию канала — поговорим. «Показать школу как лагерь трудно воспитуемых подростков — много ума не надо. Вы своих детей не идентифицируете с такой школой». Игорь.

И.ТОЛСТУНОВ: Да нет. Вы знаете, я думаю, что это такая странная в головах некоторых зрителей приходит аберрация, такой сдвиг — если они видят нечто отличное от традиционного, реалистического кинематографа или телевизионного кино, то им представляется, что это все такая чернуха, есть такое любимое еще слово. Безусловно, это не так. Я настаиваю на том, что в нашем фильме нет ни одного отрицательного героя. Было бы хорошо, если б позвонили и сказали, кто из героев что плохое сделал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Извините, я вспомнила сериал гораздо более крутой — «Californication», который был показан глубокой ночью, «Калифрения», и казалось, что оно про такие черные стороны жизни… А если его посмотреть до конца, он про такую щемящую любовь, что, в общем, ее еще поискать. Но это ночью. 363 36 59. Давайте еще звонок примем, а то мы… Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Антон, 20 лет, актер, здесь вся съемочная бригада телесериала «Школа».

Е.АФАНАСЬЕВА: О! как попали, Антон! У меня к вам вопрос. Вы когда снимались, вы такой бурной реакции ждали?

СЛУШАТЕЛЬ: Мы ждали разной реакции, но чтобы была такая бурная, мы, конечно, не ожидали. Все, во-первых, благодарят свое начальство…

Е.АФАНАСЬЕВА: Точно, скажут, подставной эфир, стопроцентно.

К.ЭРНСТ: Антон, точно скажут, что подстава, а не звонок.

Е.АФАНАСЬЕВА: Попробуй докажи, что вы сами прозвонились. Ребята, а вы в таких школах учились сами?

СЛУШАТЕЛЬ: Мы учились в разных школах. Здесь большинство ребят не из Москвы. Лично сам я учился в Саратове, в 1-й гимназии города. У нас была образцовая школа, у нас был образцовый класс. Но хочу привести пример. Даже у нас в 6-м классе приходили ребята пьяные на уроки. И лично мое мнение, что большинство родителей сейчас либо действительно наивные, либо хотят закрыться и говорят, что их дети такие совершенные, что, смотря наш сериал, они берут с нас пример. Я считаю, это неправда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я думаю, что я вас еще позову к концу ближе, и мы поговорим с вами уже с вашими зрителями, которые досмотрят его. Будет о чем поговорить. Вот есть вопросы, Константин. Например, очень интересная подпись — Космоплетов, игорный бизнес, из Кузьминок, спрашивает: «Вам приказали быть свободным?» А предприниматель eser интересуется, согласовывался ли показ с Кремлем и что там про него думают?

К.ЭРНСТ: С Кремлем показ не согласовывался. Ничего про этот сериал Кремль не знал. И никому невозможно приказать быть свободным. Это состояние, которое возникает и существует внутри человека. По приказу быть свободным, счастливым или смелым нельзя.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Татьяна Викторовна, лет мне очень много — 63 года.

Е.АФАНАСЬЕВА: А голос у вас замечательно молодой, Татьяна Викторовна.

СЛУШАТЕЛЬ: Да? Спасибо. Я просто очень хочу сказать, что, на мой взгляд, этот фильм прежде всего должны смотреть родители и бабушки-дедушки. Я достаточно близко была связана со школой, когда у меня учился сын, ему уже сейчас 40 с небольшим, теперь у меня учится внук. И я очень хорошо знаю проблемы его школы с первого класса. Так вот все, что показано в фильме «Школа», это еще во многом сглаженная ситуация. Хотя мальчик учится неплохо, учится в обычной московской школе. И родители, которые думают, что в школе все значительно лучше, просто идеализируют ситуацию. У нас была такая ситуация, когда маме одного мальчика-отличника другая мамаша сказала, что мальчик ругается матом — она год с этой мамой не разговаривала вообще, считая, что ее ребенка оклеветали. На самом деле, потом она узнала, что никто не оклеветал. Дети дома и дети на улице и дети в школе — это совершенно разные люди. Наверное, взрослые чем-то отличаются дома и на работе. И тот, кто говорит, что там все чернуха, либо они просто не хотят, либо каким-то по обстоятельствам слишком далеки от этих детей и не видят, что на самом деле происходит. Это не значит, что там дети плохие или хорошие.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо вам за звонок. Я, честно, удивлена реакцией слушателей. Я ожидала пополам. Пока ни одного звонка не было… Давайте еще последний, наверное, на сегодня.

К.ЭРНСТ: Знаете, мне очень хотелось бы сказать, что многие люди, которые сейчас против сериала «Школа», говорят — вот, какой «подарок» преподнесен к Году Учителя. А мне представляется, что как раз в контексте Года Учителя мы и помогаем нашей школе. Потому что, как и педагогическая общественность, мы озабочены проблемами школы, мы хотим им помочь. Вы знаете, искусство произрастает из личных травм и личного опыта. Я своих учителей в школе вспоминаю с огромной благодарностью, большинство из них.

Е.АФАНАСЬЕВА: Думаю, сейчас они вас тоже вспоминают, Константин.

К.ЭРНСТ: И поэтому для нас «Школа» — это был роман-воспитание, который говорит о проблемах, но который, в частности, пытается всех мобилизовать на решение этих проблем. И поэтому Год Учителя — это же не год, когда учителям раздают награды и справляют юбилей. Нет. Это год, когда нужно привлечь максимальное внимание общества к проблемам. Вот, мне кажется, в чем суть Года Учителя. Поэтому, мне кажется, это, безусловно, подарок для Года Учителя.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Константин, собаки лают, караван идет. Верю в вас и желаю успеха!» — пишет Ричник, страхование, Москва. А тут все-таки по-прежнему кто-то считает: «Куда смотрит Венедиктов? Подставные смски и звонки. Даже когда «Маргошу» обсуждали в эфире, и то было про СТСЛУШАТЕЛЬ: А сейчас вопросы опять отложены». Венедиктов вам ответит про подставные звонки и смски, здесь все на двух моих компьютерах фиксируется, я как-то не успеваю по двум рукам звонить на все телефоны сразу. Вы хотели что-то еще сказать, Константин.

К.ЭРНСТ: Вы знаете, я тут прочитал третьего дня в газете некую рецензию на сериал, которая поразила мое воображение. Там сказано, что вообще это история — в первой серии пришел новичок, прочитал матерный стишок Витухновской, и учитель от этого впал в коматозное состояние. Могу сказать, что на таком уровне рецензии критика — это бессмысленно. А Витухновскую там действительно читали, и вовсе не матерную. Изначально в сценарии была не Витухновская, а был Бродский. Это, видимо, более возрастные продюсеры — мы с Игорем, апеллируем к другим поэтам. Но, тем не менее, я хотел на финал прочитать то самое стихотворение Бродского про школу, которое, собственно, было в первоначальном варианте. Мне кажется, что одна из самых точных вещей.

Темно-синее утро в заиндевевшей раме

напоминает улицу с горящими фонарями,

ледяную дорожку, перекрестки, сугробы,

толчею в раздевалке в восточном конце Европы.

Там звучит «ганнибал» из худого мешка на стуле,

сильно пахнут подмышками брусья на физкультуре;

что до черной доски, от которой мороз по коже,

так и осталась черной. И сзади тоже.

Дребезжащий звонок серебристый иней

преобразил в кристалл. Насчет параллельных линий

все оказалось правдой и в кость оделось;

неохота вставать. Никогда не хотелось.

Е.АФАНАСЬЕВА: Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала. Игорь Толстунов, продюсер сериала «Школа» и руководитель продюсерской компании «Профит». Думаю, что нам придется говорить про этот сериал еще, но чуть-чуть попозже, когда зрители его досмотрят. Мы даже у новостей перебрали целую минуту. Извиняемся. Программа «Телехранитель». Елена Афанасьева. Прощаюсь до следующего воскресенья.

К.ЭРНСТ: До свидания. Спасибо.

Комментарии

121

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

sqlap 19 января 2010 | 07:37

Теперь и на Первом, однако...
Похоже, на Первый с других каналов потихоньку перебираются не только лучшие люди отечественного ТВ, но и передачи... :-)
Актуальный "Прожекторперисхилтон" чуть было не затмил изрядно заматеревший "Камеди Клаб". А "Школу" запросто можно считать облегченной версией "Дома-2", имея в виду, что Первый, он хоть и Первый, но не единственный. Есть, например, РОССИЯ-1... Но там нет real-time сериала "Спальный район"... Так что пока смотрим Первый. ;-)


simeon 19 января 2010 | 07:55

Что в "Универе" смешно и пикантно,
то в "Школе" отвратительно. Внушает оптимизм. Закончат детки школку и превратятся в веселых студентов


vitaliyko 19 января 2010 | 08:35

обычная сервильная передачка, от Афанасьевой другого и не ожидалось. Начальника нельзя огорчать нехорошими словами, что обзывают в инете сей "роман" на экране :-)


d_a_ 19 января 2010 | 11:07

Песня обращение К.Эрнсту и режиссеру фильма

Может быть пора угомониться
Перестать Россию очернять
Детские восторженные лица
За тупых уродов выдавать.

Рейтинг, слава, шум, что вам дороже
Не заменят света детских глаз
Вы своим творением бездарным
Очернили каждого из нас.

Помню мы ходили тоже в школу,
Было всякое за десять лет
Только откровенного уродства
В наших школах не было и нет!

Пусть над Вашей головой покружит
Белый клин красивых журавлей,
Чтоб и вы смогли увидеть счастье,
Вот тогда снимайте про детей


insar_ru 19 января 2010 | 12:38

ШКОЛА -продукт ПОРНОРЕЖИССЕРА
КАК мягко вы обошлись с ЭРНСТОМ и этим продюсером, ни одного вопроса по существу. ЗАБОЛТАЛИ ЗАГОВОРИЛИ и ВСЁ ОК
ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ ПО ПОВОДУ ШКОЛЫ -МАРАЗМ МЕРЗОСТЬ РАЗЛОЖЕНИЕ в умирающей стране САМОИСТРЕБЛЯЮЩИЙ как в АИФ набрано....


d_a_ 19 января 2010 | 12:41

Письмо Эрнсту и режиссеру
Может быть пора угомониться
Перестать Россию очернять
Детские восторженные лица
За тупых уродов выдавать.

Рейтинг, слава, шум, что вам дороже
Не заменят света детских глаз
Вы своим творением бездарным
Очернили каждого из нас.

Помню мы ходили тоже в школу,
Было всякое за десять лет
Только откровенного уродства
В наших школах не было и нет!

Пусть над Вашей головой покружит
Белый клин красивых журавлей,
Чтоб и вы смогли увидеть счастье,
Вот тогда снимайте про детей


d_a_ 19 января 2010 | 12:45

Письмо Эрнсту и режиссеру фильма
Может быть пора угомониться
Перестать Россию очернять
Детские восторженные лица
За тупых уродов выдавать.

Рейтинг, слава, шум, что вам дороже
Не заменят света детских глаз
Вы своим творением бездарным
Очернили каждого из нас.

Помню мы ходили тоже в школу,
Было всякое за десять лет
Только откровенного уродства
В наших школах не было и нет!

Пусть над Вашей головой покружит
Белый клин красивых журавлей,
Чтоб и вы смогли увидеть счастье,
Вот тогда снимайте про детей


insar_ru 19 января 2010 | 17:18

Да ДА теперья увидел фото Игорь Толстунов
МЫ ДОЛЖНЫ ЗНАТЬ В ЛИЦО СВОИХ ГЕРОЕВ, яндекс выдал ИЗОБРАЖЕНИЕ ПРОДЮССЕРА но "ов"
ВСЕ ЯСНО РЕБЯТА ОДНА ШАЙКА ЛЕЙКА -ЭРНСТ, ГЕЙ ГАРМОНИКА и "ов"
ДАВАЙТЕ ДАВАЙТЕ РАЗВРАЩАЙТЕ СЕЙТЕ "ВЕЧНОЕ И ДОБРОЕ"


19 января 2010 | 17:31

Фильм класс!
A hto v 70x godax takogo ne bilo
Xvatit licemeritj, vse bilo!
Y nas v chkole devochka rodila v 7 klasse.
Nado objasnjatj i vidavatj tabletki dlja predoxranenija i prezervativi.
Ne budjte handzami.V podrostkovom vozraste
ne dumaechj o posledstvijax.
Ja babucka i moi vnuki smotrjat filjm so mnoj
a zatem mi vedem diskucciju


insar_ru 19 января 2010 | 19:09

НЕ ПОЛЕНЮСЬ ОТПИСАТЬ ЗАДЕЛО
Не надо делать вид, что народ убедили, что необходимо показывать ПРАВДУ. И не надо подставных комментариев, смс, звонков. ФАЛЬШ НЕ СКРЫТЬ. Каждый, хоть русский человек, хоть РОССИЯНИН, хоть мусульманин, хоть интеллигентный еврей, ЛЮБОЙ НОРМАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК будет испытывать отвращение к транслируемому сериалу «ШКОЛА». Не отпесочили деятелей-МАТАДОРА и пРОДЮССЕРА на ЭХЕ. Так вскользь прошлись, демократия мол мнение имеют. Осталось не много ни какое мнение не будет восприниматься с 1 канала, да с остальных. Люди будут смотреть то, что хотят в сети. Задевает то, что ТВ хоть и акционерное как говорит МАТАДОР, но оно все равно наше национальное, сделанное не им а нашим народом и приходит в каждый дом в отличии от других телеканалов. И вот на этом ТВ дают 62 серии 62 часа+ 62 часа повтора в «смотрибильное» время трансляции не только на всю страну но и по спутниковым, кабельным, торрентовым каналам на весь мир. И делает эти серии РЕЖИССЕР, в иносказательном смысле –МИНИ –БОГ, он же ведь режиссирует, СОЗДАЕТ, является ХУДОЖНИКОМ. Это делает личность которая занималась порносъемкой, была оператором на порностудии, в течении долгого времени была СОЗДАТЕЛЕМ ЭТОГО ПРОЦЕССА. Теперь манипулирует детским сознанием. Ну бог с ней, действительно это отклонение от нормы. Достаточно одного взгляда определить что эта за девочка. Ну, а зачем ей давать столько денег. Зачем там в сериале там много и все подростки КУРЯТ, держатся за ПИВНУЮ банку НУ масса всего мерзкого не перечислишь. И это надо показывать сейчас ? Когда Путин говорит, что потребление алкоголя нужно сократить в два раза до 2020 года, когда 400 тыс. граждан умирают от КУРЕНИЯ, когда оптовая бутылка водки с КАБАРДЫ стоит 20 рублей, когда число родившихся равно числу убиенных в чреве, когда разница между богатым и бедным составляет 40 раз, когда еженедельник АИФ в 40 млн тираже выходит с заголовком –САМОИСТРИБЛЯЮЩАЯ СТРАНА, когда не могут найти НОРМАЛЬНЫХ рекрутов в ОРГАНЫ ПРАВОПОРЯДКА и АРМИИ, когда ломается, взрывается, падает, ржавеет то, что было сделано в Советский период за счет разоренного крестьянства и рабов ГУЛАГА и т д и т п до БЕСКОНЕЧНОСТИ. Что это диверсия идеологическая, некоторые писаки скажут ШТАМП. НУ, А ЧТО ЭТО ТАКОЕ? Почему у Россиян, вернее у русских только нет ИНСТИНКА САМОСАХРАНЕНИЯ. Мой возраст средний, трети моих ровесников уже нет, ушли в мир иной. Благодаря ЯДУ - ВОДКИ, НИКОТИНУ и ПРАВДЫ ЖИЗНИ 90-х годов. Вообще посмотрите стариков –мужчин нет, ни кто не передает опыт и историю.40 -50 -60 лет и метр на два.
У ЙОПРСТа и того продюсера вонючий аргумент – правду жизни показывают. Ну что ж вы не ответите в лоб, показывайте ПРАВДИВЫЕ НОВОСТИ, у вас же такая разветвленная сеть корпунктов, такая аналитика. ИЛИ показывайте ЭМ и ЖО процесс выделения, там тоже древнейшая истина живых инстинктов.
Д.Быков дал хороший анализ этому приспособленцу –МАТАДОРУ. Нет у него видите ли концепции, что показывать «ПИПЛУ» Уйди освободи место, раз нету. Придут те у которых есть –будут показывать и прививать то, что делает человека –ЧЕЛОВЕКОМ, а не животным. Показывать нужно хороший опыт, ХОРОШИХ ЛЮДЕЙ, ЗДОРОВЬЕ, ЧТО ЕСТЬ, что ПИТЬ чтоб не болеть. Народные традиции. Ландшафтные, дизайнерские, строй технологии, берите пример(да вам уже ни кто ни в пример) с БЕЛОРУССИИ (не политики) С СТРИМ ТВ.
А на вас троих перед новым годом при интервьюированием Президента было противно смотреть, неудобно за вас. За ваши вопросы, за ваш жаргон, «пацаны на зоне»…пфу бл.. если в ы с Президентом себе такое позволяете, то как вы между собой и к нам относитесь, как подобострастно заглядываете и вопрошаете.
Конечно, вы не про ту школу показываете, где ваши дети учатся , отучились, скорее всего они в Англии учились. И конечно же они НИКОГДА не будут в АРМИИ служить, вы найдете массу отговорок, но СЛУЖИТЬ ОНИ НИКОГДА НЕ БУДУТ И РОДИНУ ЗАЩИЩАТЬ НЕ БУДУТ. А её скоро надо будет защищать. Потому что нас скоро голыми руками возьмут хоть талибы хоть китайцы. Им нужны маргиналы с сигаретой, пивком, таких легче разводить и посылать на пушечное мясо. А мы будем вас терпеть, мы ж терпеливый русский народ. ОТ СЛОВА ТЕРПИЛО-ПОТЕРПЕВШИЕ


subchev 19 января 2010 | 19:33

Школа это реальный фильм! и о чем бы не говорили, но там играют)))) и почему люди бесятся им не нравиться, кому не нравиться не смотрите. Кончиться фильм и вы не станете бесится!


19 января 2010 | 22:45

subchev - podderzivaju!!!
Ot togo esli ne pokazivatj, to i delatj ne budut!
Budut i ehe kak budut!


subchev 20 января 2010 | 00:17

да фильм классный! и еще если кто то это сейчас читает из продюсеров, то большое вам спасибо за фильм! а так яб с удовольствием снялся там, горю желанием, играть умею, сам везде в школе блещим толантами! возьмете меня))))


w_f_s 20 января 2010 | 08:33

ЛЖИВАЯ "ПРАВДА"
ЛЖИВАЯ "ПРАВДА"

Обращает на себя внимание максимально обобщённое название сериала: "ШКОЛА"! Мол, что показывает Эрнст, Толстун с ассигнациями, Г. Г-ка и прочие порно-"государственники", - то и есть реальная наша школа сегодня! И на фоне отвратных тупых быдловых порно-учеников - ещё более быдловые и похотливо-безграмотные порно-учителя! Какой, однако, неореализм "по-русски", какое лже-мастерство (простите, и Германия, и Германика, и германистика вместе с Гаем не только Юлием Цезарем!) с колокольцами в ноздрях и пирсами в ухах, губах и, наверняка, в других интересных местах!
Школьники показаны рыцарями порно-пошлости "без страха и упрёка", без тени сомнений, колебаний и с предельной убеждённостью в своей порно-пошло-избранности! Учителя, особенно директор, - абсолютные 100-процентные бездари без грамма хоть какой-то сообразительности и адекватности в башках (с чего бы это таким ископаемым, если Эрнст с Г-кой их действительно правдиво живописуют, Лужков с Фурсенко отваливают по 30-50 штук в то время как в остальной стране по 3-5 штучек!)! Родители учеников - законченные инфузории, ничего не знающие и ни о чём не ведающие... И нам г-да Эрнст и Толстунов после всего этого тупого и безвкусного порно-культуризма убеждённо и без тени сомнения, как и школьники в этом "фильме", стопроцентно порнографическом как в прямом и так и в переносном смысле, вещают с "Эхо Москвы", что сиё есть некое откровение, некое новое слово в ТВ-искусстве вообще и в наработках первого канала, в частности!
Когда за этим стоит на самом деле просто неумение первоканальцев (а часто и других канальцев) сделать что либо путное, кроме забитых в программу (обойму) подобно снарядам приговорных модисток, шаманства обоих Малаховых, погорело-театральных судов, пирожно-сапожных фигуро-ледников, сусально-стандартных женилок и прочего "шедеврального" гипнозо-зомбизма... А тут за дёшево на уровне порно-акынства скандалёзное школьно-родительско-учительское оливье-шоу с подключением обыденного порно-сознания всех названных категорий, освящённое римским именами, проектантскими бизнесами, армадой сочувствующей прессы с теми же устремлениями и сломанными обществом и государством...
А если серьёзно, то смотреть это порево-марево можно, только переоблачившись в скота или из чистого скотского любопытства. Нет там ни стержня, ни сюжета, ни морального фона, ни идеи, ровным счётом ни шиша! Как нет и хоть какой-то актёрской работы, операторского мастерства (единственный "приём": камера скачет по-репортажному, а не по-синематографически).
И ничего ровным счётом нет в этой 62-серийной поделке открывающего глаза кого бы то ни было на постсоветский бардак в школе. Он (бардак) известен всем и каждому, причём часто в более жёстких и конкретных формах. Будет ли этот псевдо-репортажный ТВ-муляж говорить о путях выхода из этого болота? Если будет, то ещё полбеды. Если не будет, то единственным результатом этого марева будет усугубление неблагополучной ситуации в школе.
И фильм этот - далеко не правда о школе, тем более не вся правда (даже Фурсенко назвал его полуправдой)
Если уж Эрнст с Г. Г-кой такие правдолюбы и правдорубы, так пусть сделают фильм, например, о выборах с их фальсификациями, адмресурсом, информмахинациями, подкупами и т.д. Так не сделают же!!!

Короче, "Школа" - это бизнес-поделка: за дёшево через кандал и лицемерие сделать как можно больше денег, а заодно создать себе паблисити круто и радикально ставящих животрепещущие проблемы.

и последнее: не все школьники, не все учителя и не все родители - скоты, выведенные Эрнст-Германикой на першем канале, более того, большинство из них не таковы вовсе. А что есть такое, знаем прекрасно и без Эрнст-Германики. И потому есть полное право упрекнуть Эрнст-Германику в стремлении сделать бизнес-проект исключительно в своих интересах и вразрез с интересами общества, спекулируя при этом на правдоподобии и противоречиях человеческой природы, в которой немало и всякого низменного...


vasya_purtov 22 января 2010 | 01:57

Его спрашивают про программу "время", он отвечает про "прожекторперисхилтон"


maximus77 23 января 2010 | 12:41

-Но этоже не эстетично. -Зато дёшево и практично!


polax 23 января 2010 | 23:28

Школа
Мне первые серии "Школы" понравились. Я не очень понимаю из-за чего весь сыр-бор. В школе, где я училась происходили вещи намного хуже представленных в сериале. Смешно обвинять героев в безнравственности. Кто там безнравственен? Пьют, курят, занимаются сексом? Что, большинство слушателей Эха лишилось девственности на брачном ложе или в первый раз попробовало алкоголь в 18 лет?

Глупо также по-моему обвинять Эрнста в том, что он стремится увеличить рейтинги. А какой телевизионный канал в мире не стремится поднять рейтинги? Это все равно, что обвинять Микрософт, что они стремятся к увеличению прибыли. Просто так устроен телевизионный бизнес.

Единственное, в чем можно упрекнуть продюсеров, это в излишней и намеренной (2 рвзв в день каждый день, намеренный ввод в заблуждение, что это документальное кино и т.п.) сенсациональности. Эрнст говорил про перемены на канале, но ведь давно известно, что перемены посредством шоковой терапии не приводят ни к чему кроме как озлобления и противодействия. Если уж менять, то эволюционно, малыми дозами - по часовой серии раз в неделю например. Так что разговоры про перемены скорее всего лукавство.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире