'Вопросы к интервью
Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы намереваемся поговорить о новых проектах канала НТВ. В гостях у меня научный обозреватель НТВ Павел Лобков. Добрый день, Павел.

П.ЛОБКОВ: Добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: Директор дирекции праймового вещания НТВ Николай Картозия. Добрый день, Николай.

Н.КАРТОЗИЯ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, естественно, скажем о том, что телевидение не могло не отреагировать на трагедию, произошедшую с крушением поезда, многие каналы отменили развлекательные программы. И, в общем-то, это совершенно нормально и правильно.

Н.КАРТОЗИЯ: Лен, вы знаете, возможно, я порушу ваш предварительный сценарий. Возможно, он был какой-то. Но вы меня простите за это. Мы начнем с очень горького сообщения. У нас сегодня беда, у телекомпании. Дело в том, что в пятницу вечером одна наша коллега, наша подруга, энтэвэшница, Маша Кузьмина возвращалась в свой родной город Санкт-Петербург, она работает в московском офисе НТВ и на выходные возвращается в Петербург, она возвращалась на «Невском экспрессе», и билет у нее был куплен в тот самый второй вагон. Два дня о ней не было ничего известно, ее телефон не отвечал. Мы обзвонили вообще все, что только можно обзвонить. Но ни в списке живых, ни в списке мертвых ее не было. И у нас, в общем-то, была надежда до сегодняшнего дня. Мы думали, что, возможно, как некоторые пассажиры этого поезда, она, может быть, опоздала туда. Но, к сожалению, сегодня мы выяснили, что она на этот поезд не опоздала. Маша Кузьмина работала у нас юристом телекомпании, мы с ней общались каждый день, мы были в очень хороших приятельских отношениях. В моей дирекции есть люди, которые просто с ней близко дружили, и для них, конечно, это просто колоссальный удар. Я ее видел вот буквально в пятницу вечером, она как раз торопилась на поезд, мы договаривались в понедельник утром встретиться, во вторник у нее должен был быть день рождения – ей должно было быть 30 лет. Вообще, конечно, очень тяжело и больно и, конечно, ужасно, когда гибнут люди. Но когда гибнут люди, с которыми ты каждый день был близок, которых ты любил, уважал, это совсем страшно. Поэтому сегодня телекомпании НТВ скорбит вместе со всеми, кто потерял родных, близких в этой страшной трагедии. Светлая вам всем память. И ты, Маша, пожалуйста, если мы чем-то тебя обидели, прости нас. Мы тебя любим. Извини.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мои искренние соболезнования близким всех погибших и коллегам. И я думаю, что те редкие голоса, когда люди в интернете пишут, где «ПэрисХилтон», почему не было «Ты не поверишь» или «Мульта личности» не будет, я думаю, что эти люди просто не подумали, и не дай им бог поставить себя на место тех, кто с этой трагедией сопричастен. Телевидение все-таки, как его ни упрекают в  безнравственности, но все-таки оно делает все, что может, в такие минуты. И жертвует и доходами, и рекламой. И это нормально.

П.ЛОБКОВ: Надо сказать, что выпуски новостей на канале НТВ сейчас большие и подробные, много включений. И, может быть, когда время стабильное, тогда нет необходимости в этом. А в такие критические минуты профессионализм проявляется.

Н.КАРТОЗИЯ: И на «Эхо», и на НТВ.

П.ЛОБКОВ: 30-40 корреспондентов участвуют в этом во всем, и люди имеют право знать, что там случилось. И, к сожалению, они имеют скорбное право видеть то, что там произошло.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Ну что ж, я еще раз приношу искрение соболезнования всем тем, кто в этой трагедии как-то задействован был. Светлая память погибшим. Но телевидению приходится работать в любое время, поэтому мы все равно вернемся к теме и поговорим о канале НТВ, который, как любой телеканал, в радостные и в трагические моменты, работать не прекращает. Поговорим и с Павлом о его новых проектах. Вышло в этом сезоне уже две большие премьеры. Паша, как назывались? «Диктатура мозга» и?

П.ЛОБКОВ: «Диктатура мозга» и «Гены против нас».

Е.АФАНАСЬЕВА: Надеюсь, вы их видели. Можете присылать Павлу свои вопросы.

П.ЛОБКОВ: Я видел, да.

Н.КАРТОЗИЯ: Вы не поверите, даже я несколько раз видел.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Несмотря на такое трагическое начало, мы все равно поговорим о проектах дирекции, которую Николай возглавляет, в том числе о проектах спорных.

Н.КАРТОЗИЯ: Собственно, проекты Паши тоже выходят у нас в дирекции.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Большое количество вопросов. Наш телефон прямого эфира мы чуть позже включим. А сейчас вы можете смс-вопросы присылать — +7 985 970 4545. Ваши вопросы Николаю Лобкову и Николаю Картозии. Часть вопросов пришла заранее на сайт «Эха Москвы». Паша, вы недавно вернулись на свою alma mater. Я знаю, что вы уходили на пятый.

П.ЛОБКОВ: Да, по геологическим временам недолго я на НТВ.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы работали на пятом канале какое-то время.

Н.КАРТОЗИЯ: А до этого всю жизнь на НТВ.

П.ЛОБКОВ: Да, у меня немного записей в трудовой книжке.

Е.АФАНАСЬЕВА: Петербург – Москва, Москва – Петербург.

П.ЛОБКОВ: Да, у нас, в общем, других центров телевидения особенно нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну как, Екатеринбург сейчас обидится.

П.ЛОБКОВ: Питер обещал стать новой точкой роста для телевидения, но пока как-то прищипнули эту точку роста, пока что она в состоянии…

Е.АФАНАСЬЕВА: ну подождем. Вот я все зову создателей НМГ-ТВ в эфир. Пока не идут. Ну, может, дойдут – Ханумян Володя и другие.

П.ЛОБКОВ: По крайней мере, тогда, когда я уходил с 5-го канала, я же не то что конспиролог или предчувствовал или карты разложил и на кофейной гуще погадал, но было понятно, что все-таки та модель, по которой это шло в течение нескольких лет, она все-таки обречена на саморазложение.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда я задам провокационный и любимый, наверное, у эховской аудитории вопрос. Вот здесь два человека, которые на НТВ работали давно. Ну, не считая ваших отходов сейчас, Павел. И, как я понимаю, Паша был среди тех, кто с НТВ в критический момент уходил вместе с командой.

П.ЛОБКОВ: Но я недалеко, я на другую сторону дороги. И вернулся в тот же день.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, вы со своим «Портретом» вернулись. Правильно. Паш, слушайте, как стало все забываться! Вы же «Растительную жизнь» вели на том уже НТВ, которое потом…

Н.КАРТОЗИЯ: А в программе «Намедни» каждую неделю он у нас…

Е.АФАНАСЬЕВА: Все. Забыла. Вопрос снят. Это уже моя старческая память. Такое количество событий произошло в телевизионном мире, что старые НТВшные войны забылись.

П.ЛОБКОВ: Сейчас как раз трансферы (может, благодаря тем войнам) в телевидении не менее обычны, чем в футболе.

Н.КАРТОЗИЯ: Дело в том, почему Паша вернулся именно сейчас. Ну, мы не теряли никогда общения, потому что мы просто дружим. И как-то Паша заговорил о возможности нового научного проекта, и нам хотелось, и мы с ним встретились, поговорили и поняли, что мы действительно хотим делать на НТВ не трэшевый, какой-то попсовый научный проект, а нормальный.

Е.АФАНАСЬЕВА: Коля, неужели вы хотите делать на трэшевое? Вас называли даже «дирекцией трэшевого вещания».

Н.КАРТОЗИЯ: Ой, я вас умоляю. Я профессионал, и я делал совершенно разные проекты. И могу делать совершенно разные проекты. Просто что-то в определенное время более востребовано, что-то нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Паш, почему, судя по рейтингам, «Гены» людям интереснее, чем «Мозг»? Это я так посмотрела, сколько собрали ваши фильмы.

Н.КАРТОЗИЯ: Зачем смотреть фильм про тот орган, которым ты не пользуешься?

Е.АФАНАСЬЕВА: А генами как людям пользоваться?

Н.КАРТОЗИЯ: Это помимо воли.

П.ЛОБКОВ: Это имеет отношение к рождению, к рождаемости, к здоровью ребенка. Поэтому это естественно.

Е.АФАНАСЬЕВА: А мозг ни к чему не имеет отношения.

П.ЛОБКОВ: Мозг, в общем, да, мало используется. Я не знаю, честно говоря. Вообще, если такие рейтинги есть, это уже большое спасибо телезрителям. Потому что, честно говоря, в момент эфира было ощущение такое, что от бутылки водки воздерживало только то, что нужно работать, а так хотелось на два дня, которые проходят между пятницей и понедельником, когда такой «Страшный Суд», когда это полотно проходит, «колбаски популярности», кажется, что…

Е.АФАНАСЬЕВА: Это у вас так называется?

П.ЛОБКОВ: Это Евгений Алексеевич Киселев придумал, по-моему, когда-то, когда это вот – «Если бы выборы проходили в эту неделю…» и так далее, и там вырастала такая колбаска за ним – колбаска Лебедя, колбаска Ельцина. В общем, когда приходит приговор, это такой момент, к которому нужно подготовиться. А с пятницы до понедельника можно несколько раз напиться и несколько раз потерять сознание.

Н.КАРТОЗИЯ: Вы знаете, на самом деле, действительно. Сейчас вот Паша сказал, и я задумался. И я напрямую хотел бы поблагодарить зрителей, которые смотрели эту программу, потому что когда люди говорят «Слава богу, что есть такая программа», она есть, потому что вы ее смотрите, потому что у нее есть приличные цифры. Если люди перестанут смотреть умное телевидение, оно кончится вообще.

Е.АФАНАСЬЕВА: Коль, ну вы рисковали. Потому что у вас раньше в этой линейке стояли «Суперстары», которые хорошо собирали. И вдруг вы ставите туда научпоп…

П.ЛОБКОВ: Вы знаете, чем мы отличаемся от фармакологов – мы не можем ставить эксперименты на мышах и на кошках, потому что кошки и мыши не смотрят телевизор. Поэтому мы вынуждены экспериментировать на людях. Вот в чем дело. У нас нет этой вот фазы один испытаний. И есть некоторые каналы – я знаю, что СТС идет по этому пути, пятый канал шел по этому пути – делают фокус-группу

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, это многие каналы делают, да.

П.ЛОБКОВ: Далеко не все. Результаты фокус-групп зачастую кардинально отличаются от результатов того, что дает аудитория.

Н.КАРТОЗИЯ: И это страшно приятно, что этот фильм посмотрели. Он, кстати, собрал даже чуть-чуть больше, чем многие традиционные хиты НТВ на этой неделе, что показывает, что мы, наверное, на правильном пути.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я думаю, Коля, особенно вы как продюсер, не дадите соврать, что сейчас, выпуская проекты в эфир, ни один телевизионный руководитель и продюсер не знает, что будет. Потому что каких-то абсолютных истин последние сезоны на телевидении нет. Сказать, что вот это соберет, а это нет…

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, ну есть определенные тренды, конечно. Но все, что новое, что действительно не стояло на плечах чего-то, не разогрето ничем, это шаг в пустоту, в бездну. Мы вкладываем большие деньги, мы вкладываемся в раскрутку этого проекта, а возможно, его просто никто не ждет. И у нас много сейчас таких новых проектов будет. Слава богу, на НТВ сейчас начинается экспериментальный период – больше 15 новых проектов так или иначе готовится. Поэтому приятно, что то, что сделал для канала Паша, это востребовано. И мы, например, гордимся этим проектом.

П.ЛОБКОВ: Я стучу по деревяшке

Н.КАРТОЗИЯ: А мы каждый раз стучим.

Е.АФАНАСЬЕВА: Когда на телевидении выходит какой-то новый связанный с наукой проект, все равно невольно академическая наука чем-то недовольна. Против вас уже выступают?

П.ЛОБКОВ: Вы знаете, я сейчас резко так скажу. Я же не вчера этим занялся, не с этими двумя новыми фильмами. Я два года делал программу «Прогресс» на пятом канале. Вот там есть позиция ученых наших академических, причем я имею в виду серьезных академических ученых: когда им звонишь, предлагаешь что-то показать, свои разработки, снять… ну, есть с чем сравнивать, я смотрел очень много образцов английских, американских, когда они стараются и говорить как-то так понятно, то есть у них речь отстроена, определенная лексика отстроена для своих коллег на симпозиумах, и есть речь, отстроенная для лекции на первом курсе. Вот почему-то когда нашему ученому говоришь «Говори, как на первом курсе», о начинает «репликации РНК-зависимых ДНК-полимеризаций» употреблять в три раза чаще.

Н.КАРТОЗИЯ: Паша, рядом с тобой сейчас грохнется труп непонимающий.

П.ЛОБКОВ: А потом они говорят: «Почему вы нас не взяли? Вы нами пренебрегаете». Еще есть один класс ученых – ученые-блоггеры. Вот ты предлагаешь им – покажите. «Нет, вы пошлое телевидение. У вас по экрану бегают голые задницы. Я с вашим телеканалом работать не буду!» Дальше вы выходите в эфир, и ты видишь в каком-нибудь блоге этого ученого: «Ну конечно! Они же вышли без меня – что они могли хорошего сделать?» Поэтому – извините, господа ученые, надо сотрудничать с теми телеканалами, которые у нас есть. Одним каналом «Культура» жив не будешь.

Н.КАРТОЗИЯ: С арабским террористом, дорогие ученые, договориться еще можно. С еврейской мамой – никогда. Поэтому пытайтесь договариваться с арабским террористом Павлом Лобковым.

Е.АФАНАСЬЕВА: При этом, Паш, я скажу вот что. Вот видите, вы достаточно резко настроены против таких ученых, а я вам скажу, что меня неприятно резануло. Я читала ваш блог, где вы против своего уважаемого коллеги, мною уважаемого Льва Николаевича Николаева, вдруг так резко выступили… Вот мне было очень неприятно.

П.ЛОБКОВ: Да, одна фраза.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но ее же можно как-то…

П.ЛОБКОВ: Спасибо, что вы мой блог читаете и рекламируете на «Эхе Москвы».

Е.АФАНАСЬЕВА: Не всегда читаю, но на этот попала. Я просто скажу о том, что у нас такое маленькое сообщество, Лев Николаевич – человек, которому уже достаточно лет, мэтр. Можно было как-то, может быть, как-то лично поговорить с ним?

П.ЛОБКОВ: Цитирую по буквам. «Как всем известно, в ДНК Христа содержалось 23 хромосомы – 22 от матери и одна от Всевышнего». Прошу прощения, я отреагировал, Русская Православная Церковь почему не стала реагировать? Почему их Христа, непознаваемого и божественного, разобрали по хромосомам?

Е.АФАНАСЬЕВА: Я не буду сейчас разбирать программы Льва Николаевича. Тогда мне вместо Коли надо было здесь посадить Льва Николаевича. Правда?

П.ЛОБКОВ: Нет, поскольку вы адресуетесь ко мне, я вам объясняю четко один тезис. Я ровно этот тезис, именно он фигурировал у меня в качестве обвинительных показаний, грубо говоря. Все!

Н.КАРТОЗИЯ: Мне кажется, это касается их сферы и считать это скандалом и пытаться вытягивать сейчас это на скандал по меньшей мере странно. Тем более, я смотрю ваши влажные глаза.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мои влажные?

Н.КАРТОЗИЯ: Да, вижу ваши влажные заинтригованные глаза.

Е.АФАНАСЬЕВА: По-моему, вы мне как-то льстите, Николай.

Н.КАРТОЗИЯ: А почему бы нет?

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте тогда читаю смски.

Н.КАРТОЗИЯ: Я знаю, к чему вы ведете. Знаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Бред журналистский. Экспериментирует он над нами. Я ваше поганое телевидение вообще не смотрю. Женя». «Николай, это вы придумали «Чету Пиночетов»? Жму руку. Большей дебилизации аудитории сложно придумать. Молодец! Ваши пять копеек сжеваны». Не смешно. Антон, Москва». Андрей пишет: «Издайте все фильмы Павла Лобкова и Парфенова». Андрей: «Нужен фильм «Мавзолей» Пашин».

Н.КАРТОЗИЯ: Его уже много раз повторяли.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, Роман из Волгограда: «Скорбим», — по поводу той новости трагической, которую вы передали.

Н.КАРТОЗИЯ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Чету Пиночетов» зачем вообще выпустили? Только позорите театральных артистов. Не смешно».

Н.КАРТОЗИЯ: Ну давайте уже поговорим про «Чету Пиночетов», коли накопилось-то.

Е.АФАНАСЬЕВА: За полторы минуты до новостей смысла нет начинать. Давайте начнем тогда после новостей про «Чету Пиночетов». А пока вы на несколько вопросов, которые были на сайте, ответите.

Н.КАРТОЗИЯ: Давайте.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Планируется ли ток-шоу с Лолитой на вашем канале?» — gleban, Новополоцк, Беларусь.

Н.КАРТОЗИЯ: Пока нет, не планируется. Но, возможно, будет что-нибудь с ней.

Е.АФАНАСЬЕВА: Владимир, студент, Россия: «Планируете ли вы продолжение «Сеанса с Кашпировским» или будет какой-нибудь другой подобный проект?»

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, не планируется, сейчас осталось еще несколько серий, и на этом, я думаю, этот «Сеанс» закончится.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Когда Вы уберете с экрана криминальных дегенератов, возводимых в ранг романтичных героев? Кстати, Ваши дети смотрят Ваши шедевры, про «бизнесменов» от борделей?» По-моему, детей у Коли нету, насколько я знаю. Хотя про мужчин никогда нельзя сказать наверняка. Ну хорошо, никто не смотрит из ваших близких про криминальных дегенератов?

Н.КАРТОЗИЯ: Я не знаю, кто такие криминальные дегенераты.

П.ЛОБКОВ: Кого они имеют в виду?

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. «Когда на НТВ вернут Владимира Соловьёва и Лолиту Милявскую? Без них канал стал не интересен», — Александр, Нижний Тагил. Про Лолиту уже сказали.

Н.КАРТОЗИЯ: Не знаю ни про того, ни про другого.

П.ЛОБКОВ: Кстати, интересная идея для ток-шоу – Владимир Соловьев и Лолита вместе.

Н.КАРТОЗИЯ: Да. Кстати, почему бы и нет? И тот и другой – люди уважаемые.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что же, мы сейчас прервемся на новости. После новостей, как уже обещали, поговорим про «Чету Пиночетов».

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». Мы сегодня говорим о новых проектах канала НТВ. В гостях у нас Павел Лобков, научный обозреватель НТВ, Николай Картозия, директор дирекции праймового вещания НТВ…

Н.КАРТОЗИЯ: Который сейчас получит, видимо, за «Чету Пиночетов».

Е.АФАНАСЬЕВА: Почему получит? Вот тут, кстати, заранее на сайт Макеев, переводчик, написал: «Вопрос касается нового проекта «Чета Пиночетов». Мне лично он показался смешным и небанальным. Неровность литературы окупала стильная картинка и прекрасная актёрская игра, но программу раскритиковали и в прессе и на вашем радио. Может, просто это не формат НТВ? И у вас нет зрителя, способного оценить альтернативный юмор?» А другая смска пришла без подписи: «Николай, зачем вы и сотрудники НТВ шлете агрессивные смски критикам Петровской и Бородиной за их высказывания против «Четы Пиночетов»?» А вы шлете смски, Николай?

Н.КАРТОЗИЯ: А давайте мы уже наконец ответим.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все, я замолкаю, отвечайте.

Н.КАРТОЗИЯ: Уважаемые зрители и слушатели «Эха Москвы», я просто очень хорошо понимаю аудиторию, которая слушает именно «Эхо Москвы». Среди вас вообще очень мало людей, которым могла бы понравиться «Чета Пиночетов».

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну зачем вы так про аудиторию? Она разная.

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, она очень интересная, думающая, возрастная аудитория.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вон от Юлии из Москвы только что пришла смска: «Спасибо за «Чету Пиночетов», созданную в лучших традициях Монти Пайтона и Фрая и Лори».

Н.КАРТОЗИЯ: Отлично. Но я хотел бы полемизировать с другими людьми, которые, я так понимаю, выходят в эфир из этой же студии, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот сейчас вы еще начнете против моих коллег говорить. Это некорректно.

Н.КАРТОЗИЯ: Вы знаете, это некорректно, но я имею право ответить в эфире той радиостанции, в эфире которой меня обкакали, причем обкакали очень некрасиво.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, вы решили пользоваться слэнгом вашей программы.

Н.КАРТОЗИЯ: Нет. Это не слэнг моей программы. Хорошо, я буду говорить корректнее, но я имею право ответить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте вы коротко ответите.

Н.КАРТОЗИЯ: Да. Итак, неделю назад госпожа Петровская и госпожа Ларина в эфире своей программы допустили крайне развязные и, на мой взгляд, просто неправдивые выражения, касающиеся программы «Чета Пиночетов». После этой программы я написал смс Ирине Петровской со словами следующими. У меня они все хранятся. Пожалуйста, если целиком хотите опубликовать в творческом наследии большой детской библиотеки, я отдам. В этой смске было следующее: «Ирина, почему же вы с Ксенией не зовете меня в свою замечательную программу? Или вы умеете только за глаза? зовите, с удовольствием приду, выйдет славная беседа». На что мной был получен ответ от Ирины Петровской о том, что – «вы знаете, наша программа не предполагает наличия в эфире какого-то гостя, у нас другой формат».

Е.АФАНАСЬЕВА: Но это правда.

Н.КАРТОЗИЯ: Отлично. Значит, люди могут только за глаза. После этого вы меня позвали к себе в эфир. Я предлагал через вашу радиостанцию, чтобы Ирина Петровская или Ксения Ларина…

Е.АФАНАСЬЕВА: Но Ирина уехала в командировку.

Н.КАРТОЗИЯ: Да, кто-нибудь из них пришел бы сейчас и мне в глаза сказал бы все, что думает. Никто из них пришел. Да, все они уехали в командировку, да, они все…

Е.АФАНАСЬЕВА: Коля, но вы же знаете – это разные профессии. Вы снимаете и показываете зрителям, а критики…

Н.КАРТОЗИЯ: А вы обкакиваете.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не надо, пожалуйста.

Н.КАРТОЗИЯ: Вы знаете, по поводу профессии Ирины Петровской.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, не надо, пожалуйста, сейчас против Ирины Петровской. Все-таки давайте попросим Венедиктова устроить вам очную ставку, а сейчас поговорим про «Чету Пиночетов».

Н.КАРТОЗИЯ: Я уже просил. По поводу Ирины Петровской.

Е.АФАНАСЬЕВА: Некорректно. Не хочу я, чтобы вы сейчас говорили про Ирину.

Н.КАРТОЗИЯ: Вы не хотите, а я хочу. Вы мне затыкаете рот?

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, я затыкать не буду. Давайте тогда вы быстро скажете все, что у вас наболело. Только корректно.

Н.КАРТОЗИЯ: Да, я скажу очень корректно. Я даже обращусь напрямую к Ирине. Уважаемая Ирина Петровская, вы считаете себя телекритиком…

Е.АФАНАСЬЕВА: Нехорошо, Коля.

Н.КАРТОЗИЯ: Я обращаюсь корректно и на «вы», простите меня. Вы считаете себя телекритиком. Вы перестали быть телекритиком в тот день, когда приняли предложение одного из телеканалов вести программу про кошечек и собачек. Вы больше не телекритик. Вы, как в том анекдоте – или вы крестик снимите, или трусы наденьте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы нарываетесь на большой скандал. Не надо.

Н.КАРТОЗИЯ: Я не нарываюсь на скандал. Я готов был к открытой дискуссии с госпожой Петровской. Она не пришла.

Е.АФАНАСЬЕВА: Коля, все.

Н.КАРТОЗИЯ: Вот она пусть ведет свою программу телевизионную и не считает себя телекритиком.

Е.АФАНАСЬЕВА: Коля, давайте сейчас…

Н.КАРТОЗИЯ: Что там за жалкий лай и кошачье мяуканье вместо серьезного разговора?

Е.АФАНАСЬЕВА: Коля, я вас очень прошу, давайте вернемся к разговору. Вам что важнее сейчас – с Петровской ругаться заочно или поговорить про «Чету Пиночетов»?

П.ЛОБКОВ: Давайте прорекламируем уже «Чету Пиночетов», тем более в пятницу прошла без программы…

Е.АФАНАСЬЕВА: А можно, я скажу? Я тоже не телекритик.

Н.КАРТОЗИЯ: Вы разве ведете программы на телевидении?

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, я не веду. Но я работаю на одном из каналов, и в момент, когда я приняла это предложение, я пришла к Венедиктову (я это рассказывала) и подала в отставку. Он меня оставил в эфире, поэтому я могу высказывать свои не телекритические мнения. Можно?

Н.КАРТОЗИЯ: Вам – все, что угодно. И Ирине Петровской – все, что угодно. Я просто хотел, чтобы зрители знали и о другой проблеме, скрытой от них, о которой они в своем эфире не рассказывают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Давайте почитаем смски, а потом поговорим. Вот, например, пишут: «Спасибо Николаю за «ЧП». Евгений». «Перестройка и ускорение Горбачева породили «Взгляд». А чего ждать от модернизации Медведева?» — пишет фермер Олег из Тверской области. «Какие нервные люди в студии!» — пишет Вера. А вот ведущим: «Чета Пиночетов» не должна нравиться бабушкам из пыльного сундука. Это юмор нового поколения».

Н.КАРТОЗИЯ: Прекрасно.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Кстати, «Намедни» тоже первое время возили лицом по письменному столу», Шендеровичу приписывают эту фразу, «причем на том же «Эхе», пока программу не закрыли. Может, вам не хватает внутренней свободы и готовности к чему-то инновационному», — это Анна Нос, домохозяйка.

П.ЛОБКОВ: Ну вот видите, домохозяйка и «Чета Пиночетов» — это большое рейтинговое обещание, на самом деле.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Мне 27 лет. Это возрастная аудитория. НТВ, закройся и не разлагай нацию». Я просто все реплики подряд читаю абсолютно. Ну, кстати, после вашей гневной речи пошло много… Так, что еще здесь есть? «Ведущей. Что вы спорите? На НТВ все борзые, под прикрытием Суркова. Владимир». Слушайте, у нас сегодня лексика какая-то… «В отместку на обсирание это несерьезно».

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, я просто рассказал, как было дело.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Госпожа Афанасьева, ну укротите же вашего гостя», — пишет Михаил. Все, мы укротились. Давайте поговорим серьезно. Потому что есть жанр, который появился в эфире – такой нестандартный юмор, который, в общем, все принимать не обязаны.

Н.КАРТОЗИЯ: Абсолютно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я могу высказать свою точку зрения. Я видела первый выпуск. К сожалению, Коля, я честно посмотрела по программе передач…

Н.КАРТОЗИЯ: Жаль, вы не видели второй.

Е.АФАНАСЬЕВА: И там второй выпуск не значился.

Н.КАРТОЗИЯ: Он был вне программы поставлен.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот мне смску вы не прислали: «Лена, посмотрите второй выпуск».

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, знаете, а вы бы потом говорили у вас в эфире, что я на вас влияю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, сказали бы. Я вам могу сказать честно, если мне можно высказать свою зрительскую, не критическую точку зрения.

Н.КАРТОЗИЯ: Да, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Очень многие вещи показались мне спорными, а некоторые мне очень понравились. Но я понимала, что они мне нравятся как человеку, более погруженному в телевизионную среду. Ну, например, те, кто увидел только нехорошие слова про то, что вы там делали в рояле, я увидела у вас пародию на летучку программы «Максимум». В отличие от зрителей, я знаю Колю в лицо. Я сначала увидела пародию на Колю, потом в кадр пришел реальный Коля… Наверное, это было ваше первое появление в кадре, Николай?

Н.КАРТОЗИЯ: Это было первое. Меня уговорил на это Саша Цекало, и уговорил очень по простой причине. Потому что дальше у нас есть пародии и разные шутки про другие телеканалы. Как я имею право не подставиться сам, себя не подставить, если потом я буду…

Е.АФАНАСЬЕВА: Я как раз очень оценила ваш юмор, особенно там, где это шло в промо, когда ваши герои появляются в студии новостей в реальной…

Н.КАРТОЗИЯ: Некоторые называют это самоиронией.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, мне это понравилось. Я честно скажу, некоторые вещи мне категорически не понравились. Но не так, может быть, как некоторым зрителям.

Н.КАРТОЗИЯ: Во-первых, что такое «Чета Пиночетов»? это наши полугодовые размышления с Сашей Цекало и с Русланом Сорокиным о том, как бы нам не сделать клон, а именно перенести вкус и стиль нашей, возможно, любимой юмористической английской программы за все время – «Шоу Фрая и Лори». Я никак не говорю, что у нас получилось так же, лучше. Скорее всего, может быть, у нас получилось хуже. Но, во всяком случае, некоторые вещи получились весьма и весьма неплохо. Вы знаете, я общался с огромным количеством людей, которые профессионально занимаются юмором, пишут столь любимые народом юмористические программы, мне эти люди говорили: «Жму тебе руку. Спасибо, неплохо получилось».

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот смотрите, я просто опять подряд читаю, что сейчас резко после вашей гневной тирады посыпались смски.

Н.КАРТОЗИЯ: Ради бога.

Е.АФАНАСЬЕВА: Естественно, тут и придурками, извините, и хамами обзывают вас. Но, например, есть такие реплики: «Более отвратительного зрелища не видела. Мне 35 лет. Я старуха?» — спрашивает Галина.

Н.КАРТОЗИЯ: Я не знаю Галину.

Е.АФАНАСЬЕВА: Подожди. А тут же Ирина пишет: «Ну почему аудиторию «Эха Москвы» не первый раз называют возрастной? Мне 33 года. Обидно». «А критиковать можно только с вашего позволения? Не хамите и принимайте критику достойно. Яна».

Н.КАРТОЗИЯ: Вот именно! Я принимаю критику. Например, еще несколько телекритиков написали довольно разгромные статьи. Они были корректны. А здесь, в этой программы, были измышления.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, все, мы закрыли тему этой программы. Алексей пишет: «По-моему, «Чета Пиночетов» смешная, но временами есть перебор с пошлостью». Вот с этим вы согласны, Николай?

Н.КАРТОЗИЯ: Вы знаете, я вам скажу так. На данный момент вышло два выпуска в эфир. Один – вот в эту пятницу сразу после фильма «Особо опасен», а первый – тот самый, который мы обсуждаем. Мне больше понравился второй. Второй был более сбалансирован. Он более напоминал то, какой мы видели эту программу. Возможно, в первой программе из-за того, что там был в гостях…

П.ЛОБКОВ: Очень своеобразный человек.

Н.КАРТОЗИЯ: Да, очень своеобразный человек, пожелавший петь именно такую песню и именно так…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы имеете в виду Джигурду, который пел матом.

Н.КАРТОЗИЯ: Да. Возможно, сложилось впечатление, что был перебор пошлости и так далее. Хотя я не отношусь к тем людям, которые вздрагивают при слове «жопа».

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. 36336 59. Давайте послушаем, что люди скажут нам по телефону. Код московский – 495. То, что здесь пишут по смс. Например, человек с подписью «Кащей» интересуется: «Николай, то есть все, кому не нравится то, что вы делаете, это отсталые пронафталиненные пенсионеры?»

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, конечно. Ну почему вы делаете такой вывод? Эта программа сделана просто не для старшей аудитории. Некоторым людям она понравилась. Вот Павлу Лобкову тоже какие-то отдельные скетчи понравились.

Е.АФАНАСЬЕВА: Павел, я с вами солидарна.

Н.КАРТОЗИЯ: Но в принципе это молодежная программа.

П.ЛОБКОВ: Отдельные были просто бриллианты. К сожалению, так заверсталась первая программа, что она мне самому не очень понравилась.

Е.АФАНАСЬЕВА: Может, не надо было так заверстывать?

Н.КАРТОЗИЯ: Так заверсталась.

П.ЛОБКОВ: А вторая заверсталась хорошо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну дайте посмотреть вторую. Прошу по блату. 363 36 59. Давайте звонки. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Сергея, я из Северска. Я хочу выразить огромную благодарность Павлу Лобкову. Просто умница. Такие фильмы делает. Единственное замечание Павлу. Понимаете, сама программа скачет и скачет. А хотелось бы поподробнее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Подробнее можно, Павел, или нельзя в таком формате?

П.ЛОБКОВ:Скажем так, мы сначала пошли большими граблями, взяли самые общие темы, которые точно всех волнуют. Как мы уже говорили, очень сложно найти зрителя. Мы как будто щупальцами друг друга ощупываем. И вот коли где-то зацепило, значит, дальше уже будут темы и поуже, и о них поподробнее. Есть столько сладких деталей удивительных в каждой теме, которые мы были вынуждены обходить просто потому, что и боялись, не слишком ли это специально, и, с другой стороны, тогда мы сузили бы саму тему. В общем, сначала мы идем широким захватом, а потом, наверное, будем уже прицельно. Много всего осталось очень интересного и в истории, и в нынешней науке. Очень противоречивого много. Поэтому как зритель прореагирует на наши первые фильмы, так мы и будем себя вести. Собственно, он нам диктует, что нам делать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Зина зовут, из Москвы. Я хочу вам сказать, что мне очень нравится эта передача «Чета Пиночетов». Хотя мне 74 года.

Н.КАРТОЗИЯ: Господи. Можно с вами познакомиться?

Е.АФАНАСЬЕВА: Пришлите свой номер телефона. Картозия хочет с вами познакомиться.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо.

Н.КАРТОЗИЯ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59, давайте еще несколько звонков. Послушаем глас народа. Да, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, я звоню вам из Саратова, Ольга меня зовут. Я хочу выразить благодарность Павлу Лобкову. Я всегда с интересом смотрела его «Растительную жизнь».

П.ЛОБКОВ: Я больше не сажаю в огороде ничего.

СЛУШАТЕЛЬ: Напрасно! А вот эта «Диктатура мозга» — чудно. Мне очень понравилось. Какие у вас еще планы, Павел?

П.ЛОБКОВ: А не скажу.

Н.КАРТОЗИЯ: Скажи-скажи.

П.ЛОБКОВ: Ну вот 18 декабря мы должны выйти с фильмом про заразу, и я сейчас балансирую над вопросом… опять же, предыдущий вопрос – что людям интереснее: рассказать про то, как вообще история эпидемий влияет на жизнь людей, как вот эти микроскопические организмы определяют нашу историю, или про то, что сейчас свиной грипп. Вот я не знаю, какая часть должна преобладать. Сам сейчас мучаюсь.

СЛУШАТЕЛЬ: Наверное, про свиной грипп.

П.ЛОБКОВ: А вот, знаете, мне про него уже неинтересно. Поэтому вот это и есть то самое, о чем мы говорим.

Н.КАРТОЗИЯ: Ну мы найдем какой-то компромисс.

П.ЛОБКОВ: Мы найдем компромисс. Это будет зараза, это будет секс, не знаю…

СЛУШАТЕЛЬ: Очень интересно. Большое спасибо. А можно еще один вопросик?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну давайте, только быстро.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу по поводу «Пиночетов». Не очень мне понравилась передача, хотя я люблю все, что делает НТВ. Но жалко было актера Юрия Чурсина. Какие-то неудобные ситуации.

Н.КАРТОЗИЯ: Не вешайте трубку. Можно я отвечу, пока вы на линии?

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да.

Н.КАРТОЗИЯ: Вы имеете на это полнейшее право. Любой человек может сказать, что плохо и так далее. Просто он должен как-то доказывать свои слова, если он телекритик. А что касается Чурсина и Жени Писарева.

СЛУШАТЕЛЬ: Писарева я не знаю.

Н.КАРТОЗИЯ: Это блистательный режиссер МХАТа молодой, с фантастическими работами и с фантастической биографией. Юру Чурсина вы тоже, наверное, по спектаклям знаете.

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да.

Н.КАРТОЗИЯ: Это прекрасные актеры. И когда некоторые люди начинают обижать их вместо того, чтобы обижать меня, твердолобого, начинают тонко обижать художников, им потом за это будет стыдно, потому что Юра и Женя – это фантастически талантливые люди. Вы присмотритесь. Возможно, вы почувствуете это уже со второй, с третьей программы. Возможно, вы увидите какие-то тонкие работы, а не то наносное, на что все взъелись.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну понятно. Но когда показывают, вас же там не видно, а на виду именно Писарев и Чурсин.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть своим лицом отвечаете не вы, Коля, а актеры.

СЛУШАТЕЛЬ: Все равно, в любом случае, спасибо. Мне нравятся многие передачи.

Н.КАРТОЗИЯ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как я и ожидала. Ведь аудитория, наверное, очень отражает ту аудиторию зрительскую. Потому что по смскам сейчас приходит ровно пополам. Пишут: «Мне 53, дочери 25. Хохотали всей семьей. Николай, не обращайте внимания на критику. Продолжайте, пожалуйста, выпускать эту программу. Мы уже ждем новый выпуск». Следующая, Кирилл из Москвы: «Да что вы дергаетесь? «Чета Пиночетов» все равно лучше, чем «Аншлаг» и «Кривые зеркала». Алекс из Москвы, 35 лет: «Тухлая информация, тухлый юмор, программа дебилизации народа на НТВ в действии».

П.ЛОБКОВ: Как будто один человек писал про дебилизацию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы не можем проверить, один или нет.

Н.КАРТОЗИЯ: Да какая разница? Спасибо всем за все.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Я видела второй выпуск, — пишет Юля, — мерзость. Петровская – критик! Про собачек не тайна». Ну и так далее. «Барановы, не стоите Петровской и Лариной мизинца. И вообще, ТВ – отстой». Я читаю подряд. Потому что, в общем, аудитория делится, наверное, так же…

Н.КАРТОЗИЯ: Я о чем хотел сказать…

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, Коль, дайте договорить секунду. Я к тому, что нынешнее телевидение не может быть адресовано всем, как было телевидение советское. Все смотрят «Кабачок 13 стульев» или «Вокруг смеха» и почти всем нравится. Я в таком случае всегда думаю, что, наверное, есть какой-то вариант как-то попробовать поэкспериментировать.

Н.КАРТОЗИЯ: Например, попользоваться пультов ДУ.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наверное. В общем, быть, наверное, терпеливее. Потому что если эксперимент неудачный, вы, Коля, будете вынуждены снять его из эфира.

Н.КАРТОЗИЯ: Конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Потому что ваше начальство не разрешит вам тратить на него деньги.

Н.КАРТОЗИЯ: Безусловно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это мое подозрение. Хотя, может быть, у вас и богатое начальство.

Н.КАРТОЗИЯ: Я просто о том, что любой эксперимент заслуживает и критики, и похвалы. Просто я готов к конструктивному разговору, а кто-то не готов.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59. Давайте еще звонок примем. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Леля. Я хочу сказать большое спасибо Николаю Картозии за «Чету Пиночетов», потрясающий юмор.

Н.КАРТОЗИЯ: Неожиданно. Спасибо, Лель.

СЛУШАТЕЛЬ: И Павлу Лобкову за замечательные научно-популярные проекты, которых нам, безусловно, не хватает на современном телевидении. Но мне кажется, незаслуженно забыты проекты Алексея Егорова «Мясо» и «Цены».

Е.АФАНАСЬЕВА: Тот же Коля был у меня с Егоровым здесь в студии несколько месяцев назад.

Н.КАРТОЗИЯ: Это тоже проекты нашей дирекции. А вот скоро будет, например, премьера – наша дирекция уже к этому отношения не имеет, к сожалению – у Алексея Пивоварова, я видел рабочие материалы – фильм об обороне Москвы 1941-й. Будем считать это рекламой, но блестящий просто фильм. Я горжусь тем, что работаю с Алексеем в одной телекомпании. У нас кое-что бывает. Спасибо вам!

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще послушаем, что люди говорят. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Ой, будьте добры, вы знаете, ваш маловоспитанный гость, я хочу сказать вежливо…

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы можете представиться?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Вера Петровна. Ваш маловоспитанный гость делает позор не только НТВ, которое после пяти минут надо было немедленно выключить, но и позор актерам, и просто стыдно, что в такой приличной радиокомпании, как «Эхо Москвы», такой наглый и невоспитанный гость.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за вашу точку зрения.

Н.КАРТОЗИЯ: Спасибо вам большое от наглого и невоспитанного гостя.

Е.АФАНАСЬЕВА: Надо было, конечно, по-хорошему хотя бы по телефону вызвонить ваших актеров, спросить, как они оценивают уже в эфире. Потому что одно дело – снимают…

Н.КАРТОЗИЯ: Лена, можно мне сказать одну реплику?

Е.АФАНАСЬЕВА: Скажите. А то вы своей мощной энергетикой меня задавите.

Н.КАРТОЗИЯ: В этой стране есть пара человек, чье мнение меня бы очень интересовало по поводу именно «Четы Пиночетов». Скажем, господина Волобуева из «Афиши», господина Сапрыкина, Лидии Масловой из «Коммерсанта». Мне интересно, что сказали бы эти люди. Но они, к сожалению, может быть, пока еще не смотрели. Вот их мнение по поводу этой программы мне было бы очень интересно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. «Кстати, почему Пиночетов-то? Самый главный вопрос меня мучает. Кирилл, Москва».

Н.КАРТОЗИЯ: Ну потому что два раздраженных мужчины, пара ведущих, чета Пиночетов. Вы знаете, не ищите глубокого смысла. Фонетическое название.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Типа как сняли уже из эфира «Южное Бутово», — пишет Лео. Да не сняли. Я же уже вам говорила. Снимается новый пул. Кстати, абсолютно та же ситуация, когда половина аудитории обожает «Южное Бутово», а половина не любит. Ну что ж теперь делать?

П.ЛОБКОВ: Я просто не знаю, например, как становились те же проекты Фрая и Лори. И как, например, привыкала к ним аудитория, была ли она к ним готова сначала или были тоже дебаты. Ведь мы не знаем глубины реакции людей на Летермана, когда он тоже с рискованными шутками порой выходит в американском эфире. Ведь это тоже момент привычки какой-то. Известный апокриф: у Фарадея премьер-министр английский спросил – «А что я буду делать с вашим электричеством?», и Фарадей ему ответил: «А что вы будете делать с новорожденным ребенком? Когда-нибудь вы будете получать с него налоги». Понимаете, то есть никто не знает, во что это разовьется.

Н.КАРТОЗИЯ: Как приятно с умным человеком сидеть рядом. Умным и талантливым.

П.ЛОБКОВ: Да ладно, кукушка с петухом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот тут подозревают, что «Писарев и Чурсин – талантливые люди. Почему же вы их подставляете, вынуждая ради заработка работать на недостойном их таланта зрелище?»

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, смотрите. Этот разговор бесконечен.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте звонки еще попробуем.

Н.КАРТОЗИЯ: Почему бы было не позвонить Юрию или Жене? У них узнать, что они об этом думают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот надо было позвонить. Мы не подумали. Осталось три минуты. Придется отдельно позвать Юру и Женю, если ваша программа выживет в эфире. Так. «Когда ждать следующей «Четы»?

Н.КАРТОЗИЯ: А вы с какой целью интересуетесь? Закладки фугаса? Скоро. Скоро.

Е.АФАНАСЬЕВА: Павлик из Воронежа пишет: «Спасибо, парни, за юморное, креативное, нестандартное мышление. «Ватсон, где Атос?» — это другой вариант вашего названия, да?»

Н.КАРТОЗИЯ: Ну, это была шутка, что так программа должна называться.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Павел, сделайте передачу о прививках – за и против. Есть версия, что они вызывают ???, а толку от них нет».

П.ЛОБКОВ: Не хочу делать передачу о прививках. Для этого есть менее рейтинговые телеканалы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так. 363 36 59. Давайте еще звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Виктор Андреевич, Подмосковье. Вот у меня к гостям вопрос такой просто. Почему они считают нужным приучать к программам американским, английским подобного типа? Что это?

Н.КАРТОЗИЯ: Виктор Андреевич, вы знаете, я бы не ставил вопрос, что мы приучаем к каким-то западным программам.

СЛУШАТЕЛЬ: Господин Лобков даже сказал – вот, как там привыкали.

Н.КАРТОЗИЯ: Нет, ну мы живем все-таки в мировом универсуме.

П.ЛОБКОВ: Можно я вам процитирую русский юмор классический? Кто не брезгует солдатской задницей, тому и барабанщик служит племянницей. Это английский юмор? Это Козьма Прутков. Между прочим, это в полном собрании сочинений Козьмы Пруткова. «Чета Пиночетов», по-моему, это маленький ребенок по сравнению с Козьмой Прутковым.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, разругались. Осталась всего минута эфира. Я думаю, что сколько бы мы здесь ни ругались, все равно, как их тут назвали – «колбаски популярности» или как? – все равно, как люди будут смотреть, тем самым, вы либо будете продолжать это делать и это найдет своих зрителей, а все остальные выключат телевизор или пойдут смотреть другую программу, либо вы закроете это благополучно.

Н.КАРТОЗИЯ: Вы знаете, я знал, зачем нас сегодня сюда зовут, и сознательно шел. Но все-таки хочу в конце программы…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы не можете меня упрекнуть, что я вас звала на избиение, как младенца.

Н.КАРТОЗИЯ: Я хотел бы посмотреть, как меня будут бить, как младенца. Я как раз за то, чтобы били меня, а не тех, кто со мной работает. Мне не больно. Им больно. Вы знаете, я хочу попросить прощения за, может, некоторую излишнюю свою резкость в течение этой программы, потому что настроение у меня очень паршивое сегодня, по понятным причинам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, мы говорили о новых проектах НТЕ.АФАНАСЬЕВА: Я, единственное, думаю, что если что-то вызывает не апатию и скуку, а какую-то бурю эмоций, это уже нормально.

П.ЛОБКОВ: А что касается споров, вернусь к Козьме Пруткову – «Идут славянофилы и нигилисты, у тех и у других ногти нечисты».

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Это был Павел Лобков и Николай Картозия. Программа «Телехранитель». Елена Афанасьева. Прощаюсь до следующего воскресенья. До свидания.

Н.КАРТОЗИЯ: Спасибо всем.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире