'Вопросы к интервью
Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. И вот видите, погода хорошая, настроение летнее, а мы о серьезном – мы о сериале, который показывает Первый канал, «Братья Карамазовы». Первые две серии, по-моему, прошли в эфире, если я ничего не путаю. В гостях у меня сегодня люди… Четыре уже прошли? По-моему, две.

Ю.МОРОЗ: Две.

Е.АФАНАСЬЕВА: Две. Плохо следите за эфирной судьбой, Анатолий. Две прошли только серии. В гостях у меня замечательные люди, которые этот сериал делали. Это Юрий Мороз, режиссер этого сериала. Добрый день, Юрий.

Ю.МОРОЗ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это исполнитель роли Ивана Карамазова Анатолий Белый. Добрый день, Анатолий.

А.БЕЛЫЙ: Добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: И исполнительница роли Катерины Ивановны Виктория Исакова. Добрый день.

В.ИСАКОВА: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот пожалуйста. Сегодня мы хотим с ними поговорить о том, как же все-таки Достоевский выглядит на телевидении образца 2008 года, вообще насколько это нужно современному телевидению и зрителю. Поговорить, конечно, мы хотим не только с создателями сериала, но и с вами, уважаемые зрители сериала и слушатели нашей программы. Наш смс-номер — +7 985 970 4545. Во второй части программы, как обычно, вы сможете поговорить с гостями сегодняшней программы и по телефону. Вопрос, в общем-то, самый главный: а почему «Братья Карамазовы»? чья была идея? Юрий.

Ю.МОРОЗ: Идея была Федора Михайловича Достоевского, естественно. Ну, я обещал пошутить, что есть замечательный артист такой Сергей Михайлович Колтаков. Вот я долго искал ему роль, а потом подумал – а почему бы не Федора Ивановича Карамазова ему сыграть? Ну а дальше уже все как-то закрутилось, и в итоге получились «Братья Карамазовы». Это очень сложный вопрос и очень простой – почему «Карамазовы»? Ну потому что в каждом поколении режиссерском, актерском должны быть свои «Братья Карамазовы», и актеры должны это сыграть. Вот ответ очень простой. Потому что это вечная литература, потому что это классика, потому что проблематика, которую затрагивает Достоевский, из года в год, из века в век повторяется в нашей стране. К счастью и к несчастью

Е.АФАНАСЬЕВА: СМИ, которые пишут о сериале, активно, естественно, сравнивают с фильмом Пырьева, и почему-то особый акцент делается на возрасте актеров. Я даже вырвала такой листочек – из «Комсомольской правды», что ли, — где сравнительная табличка, кому из актеров, играющих роли, сколько лет. А почему, интересно, такой акцент? Только потому, что тот фильм был более возрастной? Там Ульянову было 40, Лаврову 43. Или в чем причина? Как вам кажется?

Ю.МОРОЗ: Вы знаете, это самое простое, что можно сделать – взять одну картину и сравнивать ее с другой картиной. Эту еще до конца не посмотрели, а ту почти не смотрели. Ну, вернее, уже столько лет прошло. Она 58-го года, эта картина.

В.ИСАКОВА: По-моему, 68-го.

Ю.МОРОЗ: Нет, извините, она 58-го года, если не ошибаюсь.

В.ИСАКОВА: Ошибаешься. Ну неважно.

Ю.МОРОЗ: И то и другое никто не видел, поэтому давайте сравним. Вместо того, чтобы внимательно смотреть и разбирать проблематику. Наверное, это делать проще. Почему еще акцент на актерах – потому что известно, что Федор Михайлович своих достаточно молодых героев, которым еще нет тридцати, наделял такими мыслями и они обсуждали такие проблемы, которые люди обсуждают в гораздо более позднем возрасте – когда им уже ближе к 50. Поэтому считается, что такое сыграть молодые артисты не могут. Поэтому на эти роли обычно берут актеров более старшего поколения. И я так представляю, что, наверное, если бы я пошел этим путем, то состав нынешнего сериала выглядел бы так приблизительно: наверное, Володя Машков играл бы Митю, Женя Миронов скорее всего играл бы Алешу, ну или в крайнем случае Ивана, а Иваном был бы Леша Серебряков. И сравнивали бы их теперь с Ульяновым. Правильно я так понимаю?

Е.АФАНАСЬЕВА: У меня вопрос все-таки к тому Ивану, который в вашем сериале, к Анатолию Белому. Анатолий, а как вам кажется, вот Юрий Мороз только что сказал, что Федор Михайлович наделял своих молодых героев – это Федор Михайлович находил таких героев или все-таки было такое время, когда люди взрослели несколько раньше и осознавали какую-то свою миссию, пытались осознать раньше, нежели современные герои? Вот вашему Ивану 24 где-то примерно, плюс-минус, года, а современные 24-летние могут быть такими?

А.БЕЛЫЙ: Могут. Вы знаете, и то правильно, и другое, что вы назвали. Взрослели раньше, естественно. Сейчас, мне кажется, люди более инфантильные и взрослеют позже. Но проблемы, которые обсуждают, и вопросы, которые задают эти русские мальчики, как сам говорил Достоевский, «мальчики» он их называл, они могут обсуждаться в любом возрасте, но просто с разных точек зрения. Опыт 24-летнего молодого человека, который говорит о Боге, о миссии, о назначении, зачем мы здесь, и так далее, это один разговор. Разговор 36-40-летнего человека об этом же уже будет строиться немножко по-другому, с других позиций. Та позиция, которая выписана у Достоевского, те разговоры, которые ведут его персонажи, конечно, очень взрослые и очень умные, грубо говоря. Это, наверное, и правильно, потому что в то время действительно люди взрослели раньше. Но я уверен, что и сейчас есть молодые люди, которые могут вести разговор на этом же уровне легко и спокойно. И есть такие очень быстро развивающиеся «мальчики», которые способны говорить о Боге и в 24, и в 21, и в 30, и так далее. А если говорить по возрасту, то мы, в принципе, не так уж далеко от них ушли, от возрастов персонажей Достоевского. То есть чуть-чуть мы ушли, но опять-таки, если брать разницу во времени, то примерно мы находимся…

Е.АФАНАСЬЕВА: Все равно время было немножко другое. Я все время вспоминаю, что когда женился Лев Николаевич Толстой, его теще, маме Сонечки Берс, было 37 лет. И на фотографиях, на предсвадебных снимках – это такая глубокая старуха, по ощущению, матрона в черном чепце, то есть якобы жизнь женщины закончена, дочку замуж выдали, и все хорошо.

Ю.МОРОЗ: Ну, в 30 лет становились генералами, по тем временам.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть понятие возраста все-таки сместилось.

Ю.МОРОЗ: Понятие возраста, конечно, было иным немножко. Конечно, иным.

А.БЕЛЫЙ: Вот мне сейчас 36, например, и я думаю, что как раз по мыслям ивановским это совпадение.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы в свои 24 могли бы Ивана сыграть? Вот вспомните, каким вы были.

А.БЕЛЫЙ: Нет, конечно. В 24 – нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Виктория, там не столько внимания уделяется женскому возрасту у Достоевского, и, к счастью, пресса не под лупой рассматривала женские образы в этом сериале. Вам кажется, то, как играют актрисы Достоевского – вот взять трехсерийный фильм Пырьева, взять какие-то другие работы по Достоевскому, где играли блистательные советские еще актрисы, — по-разному женщины разных эпох играю Достоевского?

В.ИСАКОВА: Ну конечно, по-разному.

Е.АФАНАСЬЕВА: А что для вас было из всего спектра женских образов и всего, что мы знаем со школьных времен, что положено знать о персонажах «Братьев Карамазовых», что вам было у Катерины Ивановны важно сегодня, в 2009 году?

В.ИСАКОВА: Ну, слушайте, я помню то, что мне говорил мой учитель, Олег Николаевич Ефремов. Он не мне конкретно говорил, а вообще говорил – о том, что Достоевского не могут играть не темпераментные актеры, как и Шекспира, впрочем. Наверное, какая-то внутренняя сила, природа, внутренний темперамент – не знаю, понятно ли слушателям, что это такое, но актерам это очень ясно всегда, что это значит. Без этого невозможно играть Достоевского вообще. Не имея какого-то внутреннего огня. Я так думаю. А если говорить об образах, которые мне надо было посмотреть, почитать, собрать из них свою Катерину Ивановну, то я столько смотрела всего за жизнь свою, что я, наверное, набрала многое и из себя, и из кинематографа мирового и из нашего. Но, конечно же, мой персонаж, моя Катерина Ивановна – именно моя, она такая, какой я ее смогла сделать вместе с режиссером. Не то что я сидела и смотрела фильм Пырьева, как там играет…

Е.АФАНАСЬЕВА: Уже подсказывают в вашем споре – «Фильм Пырьева вышел в 69-м году», ссылка на Википедию.

В.ИСАКОВА: А я сказала, 68-й, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну близко. Диггер из Петербурга прислал смску: «То, что это «Карамазовы» этого поколения, ну наверное. Хотя «Карамазовы» не были мейнстримом от рождения. Все-таки не Фандорины». Вот такая реплика.

В.ИСАКОВА: Он не знает, что там было тогда.

Ю.МОРОЗ: Ну, во-первых, да. А во-вторых – ребята, читайте Достоевского. Не смотрите телевизор. У вас же кнопочка в руках – нажали, переключили или хотя бы да, досмотрите до конца. Столько комментариев! А мне этот нравится, а мне этот не нравится…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну так а вы как думали, начиная снимать «Братьев Карамазовых»?

Ю.МОРОЗ: Нет, я ни о чем не думал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тут нельзя сказать, наверное, что у каждого свой Иван Карамазов – не все прочли, мягко говоря.

В.ИСАКОВА: И это нужно сказать. Это собственность каждого. Достоевский – это моя собственность. «Братья Карамазовы» — это моя собственность. Потому что это ничье и это мое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Потому что вы читали.

В.ИСАКОВА: Конечно. И я имею представление, как это должно быть. Я точно знаю, как это должно быть. И каждый знает, как это надо снять.

Ю.МОРОЗ: А снимает, к сожалению, один режиссер, который вынужден показать картинку.

В.ИСАКОВА: Во-первых, надо сказать так – сначала досмотрите до конца, а потом надо делать выводы. Любую вещь надо досмотреть до конца. Этому в театральных институтах тоже учат – что любой спектакль, любую картину нужно досмотреть до конца, чтобы составить какое-то мнение об этом. Поэтому пока не досмотрено до конца, вряд ли есть какое-то мнение, к которому нужно относиться серьезно

Е.АФАНАСЬЕВА: Таня смс нас попыталась пристыдить: «Ушел из жизни великий актер, а вы даже не обмолвились. Стыдно!» Таня, в 17.15 «Эхо Москвы» буквально первой радиостанцией сообщило. И в каждом выпуске новостей говорит об этом трагическом факте – о смерти Вячеслава Невинного. Так что если вы нас не слышали, то не надо нас стыдить. То же самое – если вы не досмотрели «Братьев Карамазовых», то, наверное, рано еще обсуждать. Хотя нашим слушателям, вашим зрителям хочется обсудить. Причем хочется до деталей. Вот кто-то одну сцену обсуждает, кто-то другую.

Ю.МОРОЗ: Давайте обсуждать те детали, которые мы уже увидели. Вот я готов, просто ради интереса. Кто из зрителей заметил, как крестится маленький Смердяков? Вот если мне кто-то скажет, как крестится Смердяков, то он получит большой приз в виде DVD 12-серийной версии «Братьев Карамазовых». Еще об этом тоже нужно сказать – у нас две версии, которые, к сожалению…

Е.АФАНАСЬЕВА: Андрей Кулик, журналист из Екатеринбурга, и написал: «Правда ли, что показывается сокращенный в полтора раза вариант? Если да, что вылетело при сокращении и будет ли на DVD полная версия?»

Ю.МОРОЗ: На DVD будет полная версия. Релиз DVD с 4 июня. Вылетела практически вся церковная часть. Потом – вылетела почти вся часть с мальчиками, семейство Снегиревых. Часть сцен, связанных с детством Смердякова. Отдельные сцены, связанные с семейством Хохлаковых. И еще у каждого персонажа по одной сценке вылетело. То есть да, вылетело четыре серии по 50 минут.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наши слушатели, заранее задавая на сайте свои вопросы, уже сами с собой спорят. Кто-то пишет, что вы смелый человек – замахнулись на Достоевского и «Братьев Карамазовых». Кто-то пишет, что «убедился – надо перечитывать подлинник, фильм не удался», Анатолий, инженер из Петербурга. Ему же –физик из Москвы Татьяна Дьяконова возражает: «Как можно судить, не досмотрев до конца?» И так далее. Вопрос еще в том, что Пырьев, как я понимаю, все-таки снимал для кинотеатра, не для телевидения.

Ю.МОРОЗ: Ну конечно! Ребят, вы поймите, у нас же длинная дистанция. У нас 12 серий! Пырьев все спрессовал. Ему надо было за три часа это все рассказать. Он взял все самое главное, все самое ценное. У нас совершенно другой формат. Да дождитесь. Дайте Толе Белому доиграть. Дайте Горобченко доиграть, дайте Паше Деревянко доиграть. Это выдающиеся современные артисты. Вы что, думаете, я их пригласил просто так, что ли? У Сергея Михайловича Колтакова дистанция короче. Но как он замечательно сыграл! Подождите, дождитесь – у него еще немножко есть в конце.

Е.АФАНАСЬЕВА: При этом у Пырьева еще не было конкуренции в виде пульта телевизора, когда зритель при любой необходимости подумать мог уйти на другой канал, где фильм про бандитов, стюардесс, какой-то комедийный и так далее.

Ю.МОРОЗ: Я все задаю всем вопрос – почему все время, когда мы сдаем картину, вы требуете от нас, чтобы было слышно? А потому что наши домохозяйки смотрят телевизор, а иногда при этом готовят. То есть они смотрят телевизор, стоя спиной к экрану. И вот нужно, чтобы было слышно. Я говорю – а как же полутона, шепот? Нет, это неинтересно. Это для DVD.

А.БЕЛЫЙ: Ну вот. А вы говорите – Достоевский. Домохозяйки!

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот если вы платите свои трудовые рубли и покупаете DVD, там полутона, а если это по телевидению, тут должно быть слышно.

Ю.МОРОЗ: Пусть будет громко. Для этого существует пульт.

Е.АФАНАСЬЕВА: Екатерина, филолог, журналист, Алтайский край: «Бесконечно люблю Достоевского, «Братьев Карамазовых» особенно сильно. Две серии посмотрела на одном дыхании. Это удивительное попадание! Именно такими я и представляла себе Ивана, Алешу, Катерину, отца. Пожалуй, может быть, лишь Дмитрий получился несколько интеллигентнее, чем в книге. Поздравляю всю съемочную группу».

А.БЕЛЫЙ: Спасибо.

Ю.МОРОЗ: Спасибо. Но давайте дождемся.

Е.АФАНАСЬЕВА: А Андрей, юрист из Петербурга, пишет: «Вам нельзя, господин Мороз, было браться за такое произведение. Вы сняли фильм о братьях Карамазовых, хотя «Братья Карамазовы» совсем не о них. Жаль, что вы этого не поняли. Ваш фильм полностью искажает Достоевского». Вот такая точка зрения.

Ю.МОРОЗ: Ну это прекрасно. Особенно после двух серий. Человек, наверное, где-то на рынке купил.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я хотела спросить. Последнее время, когда появились сериалы, начиная где-то с «Идиота», появились такие споры – с одной стороны, есть режиссеры и продюсеры и вообще люди, причастные к кино, сериальному производству и телевидению, которые считают, что классика русская – это что-то отдельное, нельзя ее просто буквально экранизировать. Есть те, кто считает, что как раз русская классика наиболее точно попадает в какую-то сериальность – такой долгий, неторопливый рассказ-повествование. И о том, можно ли просто переложить классику на необходимое количество серий в телевидении, грамотно это сделав, или нельзя, мы поговорим во второй части нашей программы «Телехранитель». Сейчас мы прервемся на короткий выпуск новостей. И вернемся в студию, где сегодня создатели сериала «Братья Карамазовы» — Юрий Мороз, режиссер, актер Анатолий Белый и актриса Виктория Исакова.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. Говорим мы сегодня о сериале «Братья Карамазовы», который идет по 1-му каналу. Говорим с режиссером этого сериала Юрием Морозом, с актрисой Викторией Исаковой, которая играет Катерину Ивановну, и с актером Анатолием Белым, который играет Ивана Карамазова. Очень много ответов пришло, Юрий, на ваш вопрос по поводу того, как крестится.

Ю.МОРОЗ: Так.

Е.АФАНАСЬЕВА: Один вариант от Александра из Питера: он крестится не крестом, а ромбом. А все остальные – что он крестится двумя перстами.

Ю.МОРОЗ: Правильно. Он крестится не крестом, а ромбом. Александр, вам приз. Браво, Александр! Оставьте телефончик.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здесь есть телефончик.

Ю.МОРОЗ: Спасибо. Приятно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наши референты потом свяжутся с Александром. 911 918.

Ю.МОРОЗ: Спасибо, что заметили. Там еще много таких фишечек. Следите внимательно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Видите, все остальные, оказывается, попались – думали, что он крестится, как старообрядцы. Очень много было каких-то реплик – например, таких. Все это мелочи, наверное, но я зачитаю одну. Татьяна Дьяконова из Москвы пишет: «Некоторые моменты, которые смутили: распечатывают письмо, сложенное по-современному, по-западному, у мальчиков современные прически и стрижки машинкой (тогда их, по-моему, не было), а коньяк в современной бутылке чуть ли не с акцизной маркой и с медалями». Но ей возвращает Максим из Казани: «Кстати, про коньяк. Это единственный, который сохранился с тех пор. Абсолютно реальная коньячная марка».

Ю.МОРОЗ: Браво, Максим, браво! А все-то подумали, что это product-placement! Браво, Максим, спасибо! В общем, я так понимаю, что зрителям не надо все-таки вмешиваться. Там они сами разберутся.

А.БЕЛЫЙ: Они смотрят про свое – про стрижки и про прически. И про product-placement.

Ю.МОРОЗ: Я слушал «Эхо Москвы» — одна девушка написала: да у них там такого не было, это отфотошопленное! Боже мой, ребята… Знаете, я о чем подумал? Наверное, в кино так мало осталось общих планов… это просто называется общий план, который режиссер снимает для чего-то, в данном случае все общие планы сняты для Алеши, это все его мироощущение, и хочу вас уверить – там будет еще много таких планов. Это сделано специально. Никто их не фотошопил. Это такой замечательный у нас оператор Николай Ивасив. Мы ничего не фотошопили. Ребята, если вы смотрите на прекраснейший, потрясающий план… Ну как… Девушке 32 года, жалко мне ее.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59 – наш московский номер телефона. Код – 495. Вы можете дозваниваться. Будем ваши звонки принимать. Смс-номер — +7 985 970 4545. Я перед выпуском новостей прервалась на том, что после того, как пошла какая-то волна экранизации классики русской, в том числе Достоевского, и не только Достоевского, было много споров на тему – можно ли классику экранизировать просто, что называется, последовательно, или все-таки надо искать эту магию Достоевского, магию Толстого, магию Булгакова? Можно ли просто последовательно сцену за сценой переложить и получить сериал? Юрий.

Ю.МОРОЗ: Мне кажется, что можно попробовать. Это известно, что Достоевский не самый драматургичный автор, если уж так сказать. Он, может быть, из наших классиков самый сложный для расклада по драматургии. Но писал он абсолютно сериально. Посмотрите, как он строит главу – вначале краткое содержание, дальше он ее очень медленно и подробно расписывал, зарабатывал денежки.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так романы, наверное, в то время и были сериалами для публики.

Ю.МОРОЗ: Совершенно верно. Это были сериалы для читающей публики, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Толстые романы, да.

Ю.МОРОЗ: Толстые романы – длинные сериалы. Это и были замечательные книжные сериалы. Поэтому – наверное, возможно. Другой вопрос, что когда ты экранизируешь Достоевского, то ты сталкиваешься с массой технических проблем, потому что ну как – в абсолютно реалистичном романе вдруг возникает сцена с чертом? Одно дело, когда ты ее читаешь – на уровне бумаги, на уровне букв ты ее воспринимаешь, и она у тебя как-то в голове укладывается. А тебе нужно снять реального артиста, Ивана, и рядом с ним поставить черта. Как это делать?

Е.АФАНАСЬЕВА: Чтобы не получилось, как в экранизации «Мастера и Маргариты» плюшевый кот.

Ю.МОРОЗ: Или чтобы не получилось в упомянутой экранизации 69-го года, когда артист вынужден играть самого себя, да еще… ну, нужно придумывать некие ходы. И такого очень много в Достоевском. Ну, то техническая работа. И конечно, все равно ты это вынужден делать. А кому-то это нравится или не нравится. Но, отвечая на вопрос – мне кажется, что на уровне прочтения, если ты идешь за Достоевским, то ты находишь какие-то способы визуального соответствия тому тексту и тому содержанию, которое заложено у Достоевского, или хотя бы тому эмоциональному состоянию, которое есть у Достоевского.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы попробуем несколько звонков принять. 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Ольга, город Челябинск. Я хотела бы обратиться к Юрию Морозу, режиссеру фильма «Братья Карамазовы» с благодарностью за то, что он пригласил таких актеров. Анатолия Белого. Мы, живя далеко от Москвы, редко можем его увидеть. В театре его увидеть невозможно, поскольку мы не бываем в Москве, а в сериалах он почти не играет, и правильно делает. Но этот фильм я бы даже не стала называть сериалом, я бы назвала его фильмом. И здесь такие актерские удачи! А отец Карамазов – это же просто находка для шпиона!

Ю.МОРОЗ: Вот я знаю, что Сергей Михайлович Колтаков слушает сейчас нашу передачу.

СЛУШАТЕЛЬ: Моя благодарность режиссеру за подбор актеров. Актриса, которая играет Катерину Ивановну…

Е.АФАНАСЬЕВА: Виктория Исакова, сегодня здесь же в студии.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я видела ее в «Острове». Это потрясающая работа! И сейчас снова ее встречаю. Это просто подарок. Такие актерские работы! Потрясающе!

Ю.МОРОЗ: Спасибо вам огромное.

В.ИСАКОВА: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Всего доброго.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот у меня как раз вопрос к актерам. Вы-то играете не вот этот толстый том Достоевского, вы играете все равно сценарий. Сценарий написали – он так же, в общем, технически выглядит как сценарий какого-то сериала. Примерно столько же сцен входит в серию. Ну, есть техника съемок. И все-таки – играть героя Достоевского по сценарию, написанному заранее, или играть современного героя, любого другого, это разница?

А.БЕЛЫЙ: Огромная разница.

Е.АФАНАСЬЕВА: Анатолий аж вот так глаза расширил.

А.БЕЛЫЙ: Огромная разница. Потому что у нас…

Е.АФАНАСЬЕВА: «Какую глупость вы, Лена, спрашиваете».

А.БЕЛЫЙ: Нет, я просто вам отвечу, что происходит в форматах сериала – выработка, то есть количество минут, в день снимаемых, в два раза выше, чем было у нас, если не в три. Мы снимали, как кино. Мы снимали по 4 минуты в день, по 3, если надо, и Юрий Павлович добивался в кадре того, чего хотел. Поэтому это никак не сериальный подход был. И вообще я хочу сказать, что экранизация классики должна быть. Книжка – это действительно отдельное произведение литературное, законченное, и мы его не трогаем, и то, что должно появиться в театре или на экране по этой книжке, по этому произведению, это уже отдельное произведение, которое нужно рассматривать отдельно от этой книжки. Потому что невозможно переложить то, что находится там, на киноязык. Это другой язык. Язык театра, язык кино совершенно другой. Но главное – экранизируешь ты Толстого, Булгакова, Достоевского, кого угодно, Островского, главное, мне кажется, перенести и сохранить атмосферу. Очень важная штука. У каждого она своя, атмосфера произведения. И если ты ее в своей киноработе или в театре доносишь, переносишь, то это уже 90% успеха. И это уже говорит о том, что ты сделал нечто свое, ты сделал свой взгляд. У каждого, действительно, он свой.

Ю.МОРОЗ: Ой, Толь, ты знаешь, ты сейчас сел на такую тему. Первое, что я сказал, когда мы начинали: «Первое, с чем мы будем бороться, это со стереотипами восприятия Достоевского». Потому что Достоевский – мрачный, он такой мракобес, читать его невозможно. Это стереотип. Достоевский – один из самых светлых русских авторов. И когда у него город мрачный, он мрачный в сознании героя. Но это не значит, что город Санкт-Петербург тогда был такой. Или что детство у Ивана и Алеши было таким. Поэтому я сознательно, отвечая тем, кто говорит «Ой, такие картинки, такое все, дайте нам атмосферу!», — извините, ребята, это другой роман. В этом романе ничего такого не написано у Федора Михайловича, и я ничего такого не делал. Так что не ожидайте – мракобесия не будет.

А.БЕЛЫЙ: А я же говорю – у каждого своя атмосфера, свое видение, свое прочтение.

Ю.МОРОЗ: В данном случае, Толечка, я шел за Достоевским.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок.

А.БЕЛЫЙ: Я знаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Ольга, Москва. У меня такой вопрос. Я лично знаю очень хорошо Сережу Колтакова. И в свое время у нас с ним был разговор, и мы пришли к мнению, что мы оба не любим Достоевского. Как вы все-таки уговорили нашего Сергея Михайловича сниматься в своем кинофильме? А кинофильм, конечно, очень исключительный, хорошо поставленный, Сережу я еще поздравлю лично. Как вы все-таки его уговорили сняться в вашем сериале? Объясните, пожалуйста.

Ю.МОРОЗ: Да вы знаете, Сергей Михайлович пришел ко мне на встречу, первый раз мы с ним встречались, мы даже еще не были знакомы – он знал текст роли. Поэтому ну что ж тут уговаривать? Такая роль достается артисту раз не знаю во сколько лет, в 30-40 лет. То есть за свою жизнь артист может такую роль и не сыграть. Поэтому это актерское счастье, на мой взгляд. Ну, точно так же и на взгляд Сергея Михайловича, нашего замечательного, уникального артиста. Я ему крайне признателен, я его очень люблю и считаю его работы и вообще его талант уникальным. И мне безумно жалко, что он так мало работает у нас в стране.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вик, а для вас эта работа из разряда тех, которые бывают несколько раз за жизнь, или все-таки женские роли там не настолько глобальны, как мужские?

В.ИСАКОВА: Нет, они настолько глобальны. Мне кажется, что они глобальны настолько. Если они не глобальны по объему, по количеству сцен, по количеству физического присутствия, и у Катерины Ивановны меньше, чем у Грушеньки, соответственно, но по значимости и по наполненности женские роли не уступают.

Ю.МОРОЗ: Ну вообще-то весь сыр-бор из-за Катерины Ивановны там начинается.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все в мире из-за женщин.

В.ИСАКОВА: И ею-то и закончится.

Ю.МОРОЗ: И, на самом деле, там не треугольничек, как может показаться после просмотра картины Пырьева. Там не треугольник – там все-таки Иван и Катерина Ивановна, Митя и Грушенька и Митя и Катерина Ивановна. Это классический четырехугольник.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Нина Николаевна, я из Москвы. Я хотела бы сказать, что мне сериал нравится, я с удовольствием его смотрю. Мне очень нравится актер Деревянко, и в «Мертвых душах» он совершенно замечательно сыграл. А еще мне хотелось бы сказать, что папа мой, Иконников Николай Георгиевич, дружил с Достоевским Андреем Федоровичем, сыном Федора Михайловича, я его тоже очень хорошо знала, и поэтому я всегда все, что касается Достоевского, слушаю с таким пиететом. И мне кажется, Андрей Федорович, наверное, был бы доволен. Но, к сожалению, в 68-м году он умер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо вам за ваш звонок.

Ю.МОРОЗ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вопрос от Максима – снимался ли фильм о фильме? Если да, будет он в эфире или на DVD?

Ю.МОРОЗ: Вы знаете, есть материал, который снимался во время фильма, но пока это никому не интересно. Возможно, я соберусь с силами и его сделаю. Наверное, на DVD сейчас не будет. В следующем издании, которое называется подарочное, или уж какое, будут дополнительные материалы, не вошедшие сцены, сцены без купюр и так далее. Я думаю, там порядка часа информационного. Ну, может быть, к этому я хотел бы дописать еще какие-то свои комментарии. Ну, да. И что-то еще, может быть, зацепить из того материала, который снимался во время съемок.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Меня зовут Дмитрий, это Тольятти. Секундочку, я сейчас трубку передам.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, это из Тольятти, тетя Люда, соседи Толика.

А.БЕЛЫЙ: Здравствуйте. Боже мой. Я когда услышал слово «Тольятти», я уже понял, что это сюрприз какой-то.

СЛУШАТЕЛЬ: Толик, мы в восторге от тебя. Я тебя поздравляю с твоей профессией. Я, конечно, немножко знала. Маме привет. И ты, конечно, красавец.

А.БЕЛЫЙ: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: И я знаю, что ты очень умненький. Еще когда ты в школе учился. Мы тебя целуем, обнимаем, маме привет.

А.БЕЛЫЙ: О господи, спасибо огромное. Спасибо!

Е.АФАНАСЬЕВА: Видите, какие звонки.

Ю.МОРОЗ: Толик, ты обязан доиграть Ивана хорошо. Город Тольятти на тебя надеется.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все равно жалко, что это не телевидение, а радио – на лицо Анатолия сейчас было приятно смотреть, мы все здесь получили удовольствие. К сожалению, не видели этого наши слушатели. Любовь пишет: «Высокий уровень фильма виден. Спасибо за удовольствие смотреть и думать». А Михаил из Петербурга пишет: «А маленький Смердяков никак в детстве не крестился – он был в душе атеистом».

Ю.МОРОЗ: Это глубочайшее заблуждение – раз. Во-вторых, это стереотип – два. Читайте Достоевского, и если кто-то сможет объяснить, почему повесился Смердяков, получит еще DVD.

А.БЕЛЫЙ: А то, что человек крестится ромбом, это не говорит о том, что он атеист, извините?

Ю.МОРОЗ: Можно и так ответить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Петр такую странную реплику прислал: «Читая книгу, можно сделать вывод, прочитав одну страницу из трехсот, а вы все в двух сериях. В третьей уже финал начнется». Финал еще далеко не в третьей. Сколько всего серий?

Ю.МОРОЗ: Сейчас покажут восемь.

В.ИСАКОВА: Если у человека закончился роман на первой странице, то, в общем, можно и не читать.

Ю.МОРОЗ: Я бы еще одну вещь сейчас сказал. Я представляю, какой вой поднимется в интернете по поводу «Легенды о Великом Инквизиторе». Господа, это не самый драматургичный кусок у Федора Михайловича. Это огромный философский труд внутри романа . И когда я задавал себе вопрос, а для чего он нужен Федору Михайловичу по драматургии, по драматургии эта вся история нужна ровно для того только, чтобы Алеша, выйдя с Иваном из трактира, поцеловал его точно так же, как Иисус поцеловал Великого Инквизитора. Ну, могу вам также сказать – а послушайте, чьим голосом говорит Инквизитор. Еще вам одна задачка.

Е.АФАНАСЬЕВА: Илья пишет: «После блестящих работ Вики Исаковой в «Острове» и «Докторе Живаго» обязательно найду DVD с ее новой работой, да еще и по Федору Михайловичу».

В.ИСАКОВА: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Все супер. Один минус – быстровато читается Шиллер. Наверное, требует динамика нашего времени. Евгений из Санкт-Петербурга». 363 36 59. Добрый вечер. Алло. Сорвался звонок. Вот, кстати, еще одна реплика, заранее на сайт пришедшая. Марина из Петербурга: «Уважаемый Юрий Викторович, вы очень смелый человек. Махнуть так сразу «Братьев Карамазовых» — это сильно…»

В.ИСАКОВА: Юрий Павлович.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот я читаю, как написано. Извините. «…Ни одному кинематографическому гению Федор Михайлович не поддался – ни Вайде, ни Висконти, о русских режиссерах уже не говорю. Интересный фильм получился только у Куросавы «Идиот», но он признанный мастер всяческих экранизаций. Как вы сами оцениваете свой фильм и как думаете, можно после этого делать фильмы по произведениям Достоевского?»

Ю.МОРОЗ: Вы знаете, если бы я делал фильм для кинотеатра, то я бы, конечно, брал бы одну линия, и я точно знаю, какая бы это линия была – это была бы линия, связанная со Смердяковым. Это безумно интересный персонаж. Он очень сложный. Может быть, один из самых сложных. Может быть, он даже сложнее, чем Иван. Вот у меня такое ощущение. Я бы делал это. И, наверное, тогда мы могли бы сравниваться. Поскольку я делаю экранизацию, я делаю ее для телевидения, то есть для очень широкой аудитории, я старался быть максимально аккуратным, максимально бережным по отношению к Достоевскому. И я постарался те мысли, идеи и настроения, которые есть в книжке, и не отступал.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый вечер. Юрий из Томска. У меня вот какое впечатление от первых серий. Я не знаю, как дальше будет. У меня есть академическое издание Достоевского и есть издание «Братьев Карамазовых» 1903 года. Я не знаю, читали ли авторы фильма то издание, старое, но у меня такое впечатление, что как раз вот первые серии, которые я посмотрел, ближе даже к тому первому изданию, что мне очень импонирует и понравилось. Поэтому – я не знаю, как вы на это ответите, но…

Ю.МОРОЗ: Спасибо большое. Мне Виктория подарила одно издание Достоевского, как раз более раннее. Вы знаете, многим кажется, что какие-то вещи мы сами там допридумывали, из детства, например, мальчиков. Ничего мы не допридумывали. Мы просто переносили это на экран. Мы максимально близко экранизировали то, что есть у Федора Михайловича.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть всем, кто считает, что вы придумали, надо посоветовать почитать роман, и там все найдется.

Ю.МОРОЗ: А вы знаете, какое дело – очень многие ведь знакомы с романом по школе, имеют очень отдаленное представление…

Е.АФАНАСЬЕВА: А в школе было реферативно, факультативно, что называется.

Ю.МОРОЗ: Совершенно верно.

А.БЕЛЫЙ: Хрестоматийно.

Ю.МОРОЗ: Да. И причем не самый любимый автор в школе.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. У меня вопрос к актерам. Скажите, после Достоевского трудно ли играть другие роли? Не кажутся ли они более пустыми?

В.ИСАКОВА: Кажутся.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вика односложно отвечает. Анатолий, вы.

А.БЕЛЫЙ: Вы знаете, конечно, сыграть классику, Достоевского в частности, это подарок судьбы, и такая драматургия, конечно, приходит раз в жизни. И конечно же, то, что сейчас пишется, оставляет желать лучшего. Хотя попадается хороший сценарий, но очень редко. И, конечно, их нельзя даже и сравнивать. То есть по глубине и по всему – классика на то она и есть классика. И за соприкосновение с ней просто большое спасибо всем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Юрий, а вам после Достоевского каково выбирать материал для дальнейшей работы? Что дальше после Достоевского может быть?

Ю.МОРОЗ: Вы знаете, а я уже снял экранизацию Акунина «Пелагея и белый бульдог». С большим удовольствием.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это как раз к реплике о Фандорине.

Ю.МОРОЗ: Да. С большим удовольствием я работал над этим материалом. Понял, в чем разница.

В.ИСАКОВА: «Братья Карамазовы» снимались три года назад.

Ю.МОРОЗ: Да, поэтому за это время успели еще что-то сделать. Я понял, в чем разница.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так а в чем разница? С «Пелагеей» мы вас еще позовем в студию, когда она будет в эфире, но а пока?

Ю.МОРОЗ: Разница заключается в том, что одно написано Достоевским, а второе написано Акуниным.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хороший ответ. У меня вопрос совершенно не в тему, но все равно хочу его задать. Даша Мороз, ваша дочка, участвовала в таком неожиданном проекте – «Две звезды». Сейчас уже, правда, из-за своей компаньонки… как правильно сказать? Как это в дуэте называется?

Ю.МОРОЗ: Партнерша.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, партнерша не участвует. Как вы оцениваете такую работу Даши, неожиданную ее ипостась?

Ю.МОРОЗ: Я ее отговаривал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Почему? Негоже для хорошей актрисы участвовать в таких проектах или другие были причины?

Ю.МОРОЗ: Ну, мне кажется, как-то это несерьезно все. Ну, как-то для драматической актрисы… не знаю, что-то мне в этом не нравится. Не могу сформулировать. Не нравится. Отговаривал. Не смог.

Е.АФАНАСЬЕВА: Анатолий, а вы бы не согласились поучаствовать в проекте, где актеры поют, например? Я не беру все подряд – цирк или лед или еще что-то. Вика, вот как вы? Вы так строго относитесь.

В.ИСАКОВА: Ни цирк, ни лед, ни танцы. А вот петь, пожалуй. Наверное, потому что я очень люблю петь. Я поющий человек.

Е.АФАНАСЬЕВА: Продюсеры «Двух звезд», слушайте, пожалуйста.

В.ИСАКОВА: Но скорее всего я бы не рискнула. Вот глядя со стороны, мне кажется, что это очень весело и интересно, и, возможно, они даже получают удовольствие от этого…

Ю.МОРОЗ: Вот я понял, почему. Потому что каждый должен заниматься своим делом. Если ты артист, ты должен работать артистом. Ну почему не приходит в голову взять артиста и допустить к хирургическому столу? Ну почему? Сейчас все могут петь, все могут кататься на коньках, все могут делать все.

В.ИСАКОВА: А то, что люди десятилетиями учились этому, так это уже… Раз – встал за два месяца и поехал. И ты прекрасный фигурист.

Ю.МОРОЗ: Скажите, пожалуйста, а почему вы не пускаете в эфир с улицы людей? Пусть придут и ведут передачи. Ну почему?

Е.АФАНАСЬЕВА: Почему? У нас бывают народные наши, члены клуба привилегированных слушателей, которые приходят к нам в эфир и выступают здесь. Кстати, это дает совершенно новую грань. Они замечают то, что немножко замыленный взгляд профессионального ведущего не видит…

Ю.МОРОЗ: Одно дело – когда вы им предлагает выступать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, они работают как интервьюеры, задают вопросы. Анатолий не ответил. Вы бы тоже категорически отказались от любых других проявлений, кроме собственно актерского? Попробовать себя в другом качестве?

А.БЕЛЫЙ: Мы говорили о телепроектах такого рода, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, где-то попробовать что-то новое.

А.БЕЛЫЙ: Спасибо, нет. Я бы, наверное, отказался.

Е.АФАНАСЬЕВА: Почему? Причина?

А.БЕЛЫЙ: Причина та, что мне не хочется терять на это время. Мне хочется в этом время позаниматься тем…

Е.АФАНАСЬЕВА: Поиграть Достоевского.

А.БЕЛЫЙ: …что мне нравится.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, мы говорили сегодня о сериале «Братья Карамазовы». Если у нас восьмисерийная версия, значит, еще шесть серий ждет наших зрителей в эфире 1-го канала. Кто не успел включить телевизор, пожалуйста, можете подключиться. В гостях были Юрий Мороз, режиссер этого фильма, Виктория Исакова, исполнительница роли Катерины Ивановны, и исполнитель роли Ивана Анатолий Белый. Спасибо вам большое. будем смотреть дальше.

Ю.МОРОЗ: Спасибо вам.

А.БЕЛЫЙ: Спасибо.

В.ИСАКОВА: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Елена Афанасьева. Прощаюсь с вами до следующего воскресенья.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире