'Вопросы к интервью
19 апреля 2009
Z Телехранитель Все выпуски

Документалистика «нулевых»: что в остатке?


Время выхода в эфир: 19 апреля 2009, 18:08



Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы решили поговорить о документалистике, так сформулировав тему: «Документалистика «нулевых»: что в остатке?» По-разному складывались отношения телевидения и документального кино, документальных проектов в эти годы, в начале 2000-х, и о том, как же они развиваются и к каким промежуточным итогам подошли сейчас, в конце «нулевых», мы поговорим сегодня с двумя прекрасными дамами, которые занимаются теледокументалистикой. Оксана Барковская, она главный редактор документально-публицистического вещания РЕН ТВ и ведущая программы «Частные истории». Добрый день, Оксана.

О.БАРКОВСКАЯ: Добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: И Светлана Колосова, директор дирекции документального кино Первого канала. Добрый день, Светлана.

С.КОЛОСОВА: Добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: Уважаемые слушатели, вы можете задавать свои вопросы и высказывать свои мнения по смс-номеру +7 985 970 4545. Насколько я понимаю, документалистика в какой-то момент, несколько лет назад, практически в начале 2000х, стала таким козырем телевидения, потому что вдруг стали документальные фильмы собирать большие цифры, вдруг они стали вызывать интерес, люди спорили, какой должна быть документалистика. В 90е она была такая яркая, публицистическая, а в «нулевые» она стала резко меняться – ушла в темы, которые кто-то называл популярными, кто-то желтыми. Вот если сейчас попробовать в нескольких фразах подвести итоги целой десятилетки – Оксана, как вам кажется, чем была документалистика «нулевых»? Оксана Барковская.

О.БАРКОВСКАЯ: Вы знаете, я для себя сейчас новый термин определила документалистики. Понятно, что есть документальное кино – то, что зрители иногда могут посмотреть на «Культуре» или в закрытых кинотеатрах закрытые показы, и есть телевизионное документальное кино – это телевизионные документальные проекты, то, что, в общем, смотрит зритель на нашем канале, на Первом, на «России» и так далее. Но я сейчас для себя определила это документальное кино, которое именно телевизионное, как реальное кино. Потому что это, по сути, такие большие репортажи, которые приближены к какому-то событию, которое произошло здесь и сейчас, и об этом событии рассказывают очевидцы, участники. То есть это реальное кино. По крайней мере, то, что происходит у нас в линейке в понедельник — «Громкое дело», — это реальное кино, вторник – «Чрезвычайные истории из жизни каждого человека» — это реальное кино. Разве что в четверг у нас «Секретные истории», где мы рассказываем какие-то исторические материалы, показываем хронику, но все равно, так или иначе, у нас «Секретные истории» все больше и больше приближаются к каким-то событиям сегодняшнего дня.

Е.АФАНАСЬЕВА: Светлана, а как кажется вам, что в документалистике «нулевых» — превалировали какие тенденции? И есть ли тенденции, которые закончились внутри одной десятилетки? Или они развиваются плавно?

С.КОЛОСОВА:Я могу сказать, что происходит циклическое развитие, потому что если в начале «нулевых» были очень популярны исторические документальные фильмы, потом мы действительно шли больше к расследовательской журналистике, потом, могу сказать, что, может, даже излишне увлеклись желтыми темами и темами частной жизни, то сейчас, во-первых, идет явное возвращение зрительского интереса к историческим темам. Может, не темам эпохи Сталина, потому что их уже рассказали в таком количестве, что, наверное, немножко перекормили зрителя, и мне кажется, что сейчас интересны частные истории, жизнь отдельных людей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Частные истории обязательно звезд? Или вообще людей простых?

С.КОЛОСОВА: Я не могу даже сказать, что звезд. Если мы даем частные истории, мы обычно берем какую-то проблему и к одной-двум звездным историям добавляем истории обычных людей, аналогичные или противоположные, но связанные какой-то единой темой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Оксан, а вам как кажется – больше интереса все-таки к звездам на документальных проектах или к простым людям?

О.БАРКОВСКАЯ: Вы знаете, поскольку я непосредственное отношение имею к частным историям, поскольку веду программу «Частные истории», я могу сказать, что частные истории звезд в большей степени интересуют зрителей, на мой взгляд, только тогда, когда они могут их на себя примерить. То есть когда звезды тоже плачут, когда звезды женятся, разводятся. Не просто такой вот блеск, красота, гламур, и зритель, который, допустим, сидит в 150 км от Москвы, настолько далек от этого всего, а ему хочется совсем другой истории – ему хочется, наверное, увидеть плачущую звезду, смеющуюся, которая проявляет человеческие абсолютно качества. А что касается…

Е.АФАНАСЬЕВА: Но узок круг этих звезд. Я просто к тому, что количество каналов, которые показывают документальные проекты, достаточно большой, сейчас нишевых каналов становится много, где тоже есть документальные проекты, а звезд-то не так много. И иногда создается ощущение, что одна и та же история про звезду просто кочует с канала на канал.

О.БАРКОВСКАЯ: Абсолютно верно. Но вообще, вы знаете, документалистика во многом отражает тонус общества. Если обществу это надо, если обществу это интересно, то мы, являясь главными редакторами и продюсерами, конечно, зависим от цифр, которые мы получаем утром, от рейтингов. Конечно, нам очень важно, чтобы эти цифры соответствовали.

Е.АФАНАСЬЕВА: А что, что перестали смотреть, смотрели несколько лет назад?

О.БАРКОВСКАЯ: Вы знаете, практически перестали смотреть, к моему продюсерскому счастью, желтуху и чернуху.

Е.АФАНАСЬЕВА: Чего не скажешь про коллег с канала НТВ – у них, наверное, цифры хорошие.

О.БАРКОВСКАЯ: А вы знаете, нет. У коллег с канала НТВ тоже цифры упали. И программа «Максимум» сейчас приносит гораздо меньше цифр, чем она приносила год-два назад. На прошлой неделе на нашем канале мы повторили документальный сериал «Чеченский капкан». И, вы знаете, цифры были очень высокими. Цифры в 2-3 раза превышали обычные цифры канала в прайм в этой линейке документальной. Я, честно говоря, была удивлена и поражена. Значит, зритель у нас тоже меняется. Зритель уже не хочет смотреть бесконечных педофилов, бесконечных проституток, бесконечные гламурные истории, похождения Ксюши Собчак и ее подружек, а зритель, в общем, хочет, включая телевизор, о чем-то думать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, что это Оксана Барковская, она ведущая программы «Частные истории» на канале РЕН ТВ и главный редактор документально-публицистического вещания этого канала. В студии также Светлана Колосова, директор дирекции документально кино Первого канала. Свет, а вот Оксана заговорила о рейтингах. За последние годы какие проекты были самыми рейтинговыми? Что вызывает наибольший интерес у зрителя?

С.КОЛОСОВА: Может, я немного буду противоречить Оксане. Но из последних наших проектов фильм про Анастасию Заворотнюк был одним из абсолютных чемпионов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так. То есть не всем надоело про Заворотнюк, Собчак и так далее.

С.КОЛОСОВА: Да, не всем надоели Заворотнюк и Собчак, и очень хорошие были рейтинги. Стоял фильм 8 марта днем, в утреннее время – рейтинг был около 10. То есть для нас были очень хорошие рейтинги. Но абсолютным чемпионом у нас стал фильм «Плесень». Это такой вариант научно-популярного кино, но больше популярного, чем научного. И мне кажется, это становится важной тенденцией в современном телесмотрении, что люди начинают интересоваться своим здоровьем, темами психологии, что они едят, от чего зависит их здоровье. И «Плесень» в настоящее время, по-моему, у нас абсолютный рекордсмен. Там они, по-моему, конкурируют с новогодним обращением президента.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все, что с легким налетом плесени, все есть перестали. Да? Я просто знаю, что после предыдущего проекта тех же авторов – Саиды Медведевой и ее команды – «Осторожно, еда!», они здесь были у нас в студии, и мы очень бурно обсуждали эту тему – что можно есть, что нельзя, и это вызвало у наших слушателей «Эха Москвы» тоже бурный совершенно интерес. То есть такая прикладная документалистика – это делайте, это не делайте, это ешьте, здесь нельзя. Оксан, у вас какие темы были рейтинговыми чемпионами?

О.БАРКОВСКАЯ: Вы знаете, у нас, как это ни странно, была рейтинговая тема-чемпион – очень грустная история, фильм называется «Продавец крови». Он в прошлом году получил ТЭФИ. Этот фильм сделала Елена Погребижская, потрясающий человек, талантливый автор. Это фильм о блоггере, который умирал и, умирая, описывал каждый день, который он прожил. Собственно, это фильм не о смерти, а о том, как он, умирая, победил эту смерть. И второй фильм – Лена пришла и говорит: «Надо сделать фильм про доктора Лизу». Елизавета Глинка – это женщина, врач, которая возглавляет фонд «Справедливая помощь». Она помогает обреченным. И мы сделали фильм «Очень хочется жить». У этого фильма были цифры, которые тоже в 2-3 раза превышали цифры наши обычные в прайм. Я могу сказать, что это был абсолютно мой продюсерский риск, потому что я понимали, что не будет цифр. Но поскольку Лена, во-первых, очень хотела это сделать, во-вторых, тема очень нужная и очень благородная, я рискнула. И хорошо, что рискнула. Мы собрали за время эфира 32 тысячи долларов – люди слали свои смски, а за 48 минут 32 тысячи долларов это очень много, правда. И потом по следам этого фильмы мы провели живой концерт, который 22 февраля был в ДК Горбунова, где совершенно бесплатно лучшие рок-музыканты страны выступили, и все деньги ушли в фонд доктора Лизы тоже. Я считаю, что в следующем году мы должны собрать как минимум Лужники либо Олимпийский, продолжать это все, живой концерт делать.

С.КОЛОСОВА: Да, я видела этот фильм. Абсолютно замечательная героиня. И действительно, большая удача РЕН ТВ и Елены Погребижской.

О.БАРКОВСКАЯ: А Елена Погребижская у нас вообще большая удача, которая была вашей большой удачей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Скажите, пожалуйста, по вашему продюсерскому ощущению – понятно, аудитория разнится, и я когда с большим интересом всегда смотрю какие-то фильмы западных ваших коллег, особенно ВВС или таких каналов, как Discovery или History Channel, и звонят слушатели на «Эхо» и тоже всегда говорят – побольше, побольше! Но я знаю, что если вы показываете такого рода продукты, они больших цифр не собирают. Это разница аудиторий или что? Почему такие проекты в классической манере ВВС или чего-то у нас не слишком хорошо смотрит зритель? Или я ошибаюсь, Светлан?

С.КОЛОСОВА: Да, вы правы. Мне кажется, что это все-таки разница аудиторий. Я вот не могу себе представить, чтобы в праймтайм по Первому каналу шел фильм «Древний Египет», который на ВВС собирает замечательные цифры. Практически они ставят в девять вечера свои большие исторические премьеры, которые мы в лучшем случае, купив эти премьеры, показываем где-то в воскресенье днем.

Е.АФАНАСЬЕВА: А что это, такой укор нашей аудитории? У нас менее образованная аудитория, чем британцы, менее интересующаяся или что?

О.БАРКОВСКАЯ: Вы знаете, вот сейчас мы со Светой были в Каннах на кинорынке. Я лично отсмотрела большое количество документальных проектов, которые делают наши французские, итальянские коллеги, британских коллег я не отсматривала, но могу сказать, что те истории, которые я смотрела, это не Discovery, не ВВС, практически ничем не отличаются от наших, от желтухи, чернухи и так далее. Они делают абсолютно то же самое.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это не российское?

О.БАРКОВСКАЯ: Это не российская придумка. Это не наша инновация. Просто есть канал «Артэ», где зритель знает, что он будет смотреть на этом канале, это канал франко-немецкий, где показывают большое количество документального кино, и зритель знает, что он приходит на «Артэ», смотрит…

С.КОЛОСОВА: Это как зритель канала «Культура»

О.БАРКОВСКАЯ: Да, есть зритель, который смотрит ВВС, есть зритель, который смотрит Discovery и так далее. Просто у нас, допустим, в городах-миллионниках жители могут позволить себе купить тарелку и смотреть какие-то узконаправленные каналы, а, конечно, жители, которые живут в маленьких городках, вынуждены смотреть то, что мы им предлагаем, и если у нас есть возможность предложить им качественное документальное кино канала Discovery или ВВС, я думаю, что мы молодцы, что мы даем им возможность посмотреть такое кино.

С.КОЛОСОВА: Но с другой стороны, та же самая «Плесень» была показана как раз в праймтайм в воскресенье. Так что надежда есть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тут пришел вопрос от Елены из Петербурга: «Кто консультировал «Плесень», микробиологи?»

С.КОЛОСОВА: Там довольно большой был состав экспертов. И микробиологи тоже.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наталья из Москвы: «Неужели удалось запугать придурков, смотрящих ящик, «Плесенью»? надо бы забежать в какой-нибудь хороший магазин и прикупить «Рокфора» и «Бри».

С.КОЛОСОВА: А, кстати, в этом фильме не давалось рекомендации не есть «Рокфора» и «Бри».

Е.АФАНАСЬЕВА: Наталья, это, оказывается, плесень совершенно другая. Давайте несколько вопросов, которые пришли по смс, а то мы объявили номер. Странный вопрос от Александра из Питера: «Существует ли детская документалистика? Если нет, возможно ли появление такого жанра?»

О.БАРКОВСКАЯ: Это правда очень странный вопрос. Детская документалистика – о детях или для детей?

Е.АФАНАСЬЕВА: Я не могу уточнить, потому что это смс-вопрос.

О.БАРКОВСКАЯ: Есть замечательные каналы, как «Теленяня», наши российские, где показывают всякие сериалы детские про животных. Может, он это имеет в виду? Ну, детская документалистика – это о жизни в детском саду?

С.КОЛОСОВА: Или авторы которой дети?

Е.АФАНАСЬЕВА: Руслан из Уфы пишет: «Абсолютно отсутствует докуемнталистика о коррупции и масштабных хищениях в регионах России. Возьмите хотя бы нас. Это же такой материал!»

С.КОЛОСОВА: На самом деле, мне тоже кажется, что расследовательская журналистика последнее время на каналах представлена совсем не в таком объеме, в каком была представлена лет пять назад.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это несколько иной жанр.

С.КОЛОСОВА: Думаю, наш слушатель прав.

О.БАРКОВСКАЯ: Почему? По понедельникам в линейке «Громкое дело» мы делаем фильмы как раз о коррупции. Другое дело – что касается регионов, не всегда в этих же регионах те журналисты, которые нам пишут и говорят «Приезжайте, мы вам такое расскажем!», потом согласны говорить в эфире.

Е.АФАНАСЬЕВА: Руслан, если у вас конкретные данные, присылайте Оксане Барковской, она займется расследованием или ее коллеги. Давайте мы прервемся сейчас на новости, а после новостей мы продолжим нашу тему о том, что же в остатке документалистики «нулевых» на нашем телевидении. И продолжим разговор с Оксаной Барковской и Светланой Колосовой через несколько минут.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». Говорим мы сегодня о документалистике «нулевых» — что в остатке этих десяти лет начала нового тысячелетия, как развивалась документалистика на телевидении. Говорим с теми, кто этим занимается на разных наших телеканалах – Оксана Барковская, главный редактор документально-публицистического вещания РЕН ТВ и ведущая программы «Частные истории», и Светлана Колосова, директор дирекции документального кино Первого канала. Мы прервались перед новостями на ответах на смс-вопросы и реплики, которые пришли к нам. Давайте продолжим. И заодно будем принимать звонки. Пожалуйста, уважаемые наши слушатели, еще раз напоминаю смс-номер — +7 985 970 4545. А телефон прямого эфира – 363 36 59. Пожалуйста, ваши вопросы, ваши реплики по поводу документального кино на телевидении. И вот последней пришла такая длинная смска, что характерно, без подписи, у наших слушателей такое случается. Я попробую зачитать хотя бы часть ее: «Когда вы говорите, что у вас низкий рейтинг на приличную документалистику, это свидетельствует только о вашем выборе представления о зрителе, о вашем программировании. Приличные люди вообще перестали включать телевизор. Даже когда вы показываете что-то удобоваримое, это уже никто не смотрит. Молодежь давно забила на ящик. Это прибор для домохозяек или алкоголиков. Чего же вы хотите от их вкуса?» Не подписались. Будете комментировать? Почему существуют такие точки зрения в определенной среде, что это прибор для алкоголиков, для лузеров, молодежь не смотрит, интеллектуалы не смотрят, и все зависит от вашего плохого программирования? Оксан.

О.БАРКОВСКАЯ: Вы знаете, у нас очень забавный зритель. Он говорит, что он не смотрит телевизор. Но вы спросите у него, что было вчера, что позавчера в эфире, чтобы он поругал, и он обязательно поругает. Поэтому мне трудно комментировать эти слова. Наверное, его что-то там задевает и обижает, но, знаете, нас же никто не прибивает насильно к телевизору и к стулу. Поэтому если он не хочет смотреть телевизор, пусть не смотрит. Но есть огромное количество людей – я говорю не о Москве и Санкт-Петербурге, я говорю вообще об огромной нашей стране, для жителей которой телевизор это единственная возможность увидеть мир, окно в мир такое.

С.КОЛОСОВА: А я могу сказать, что очень многие наши лучшие программы, которые можно посмотреть на сайте Первого канала, та же молодежь, которая предпочитает интернет телевидению, обязательно посмотрит на сайте Первого канала.

О.БАРКОВСКАЯ: Да, я еще добавлю к сказанному Светой. Каждый раз, когда выходит у нас документальный фильм или проект в эфир, практически через 2-3 часа его уже можно скачать из интернета. Поэтому тут уж без комментариев.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть просто есть иные способы доставки этого телевизионного контента до аудитории, которая телевизор не смотрит.

О.БАРКОВСКАЯ: Та же молодежь сама и пиратит это все.

Е.АФАНАСЬЕВА: Светлана говорит как раз не о пиратских способах, а об официальных.

О.БАРКОВСКАЯ: А я говорю как раз о пиратских способах.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вот расскажите о разнице. Свет. Вы свои не выкладываете фильмы в интернет?

О.БАРКОВСКАЯ: Лучшие выкладываем. Но в интернете практически все наши фильмы. Через 2-3 часа после эфира уже можно скачать их в интернете.

Е.АФАНАСЬЕВА: Светлана, а вы как к этому вопросу подходите?

С.КОЛОСОВА: Ну, большая часть наших фильмов, во всяком случае те, которые куплены с правами на интернет-вещание, выкладываются на сайте Первого канала, но, тем не менее, много пиратских копий наших фильмов тоже существует.

Е.АФАНАСЬЕВА: Максим из Петербурга пишет: «Хотелось бы больше проектов Парфенова. Будет ли что-либо в ближайшее время на Первом?» Светлана, к вам вопрос.

С.КОЛОСОВА: Нам бы тоже хотелось больше проектов Парфенова, но Леонид Геннадьевич очень медленно работает, очень тщательно, очень качественно работает над каждым проектом, и, видимо, именно это и нравится нашим зрителям. Осенью, мы ждем, что он закончит свой новый проект с Алексеем Ивановым об Урале «Хребет России», и он будет показан по Первому каналу. Больше, чем на один-два проекта в год мы не надеемся.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как раз на этой неделе было любопытное сравнение. Это проект шестнадцатилетней давности вы повторяли, что для телевидения вообще уникальный срок давности, обычно проекты 93-го года, когда смотришь их сейчас по каналу «Ностальгия», выглядят достаточно такими… ну, можно смотреть только с доброй иронией – все не то, камеры не так работают, свет не так стоит. А вы повторили программу Парфенова, Эрнста, и там еще участвовал Артемий Троицкий, «Портрет на фоне». И очень многие заметили – я почитала в интернете отклики, в газетах, — что и свитер у Леонида Геннадьевича был такой простенький, дешевенький, и смотрелся он еще немного зажато в кадре, но уже чувствовались его будущие проекты в ростках этого телевидения. Михаил из Петербурга утверждает: «Достижение документального кино – это фильм «Миша», НТВ, «Война 08.08.08», ТВЦ, «Прибалтика. История одной оккупации». Вот так вот. То есть о той документалистике, которая, наверное, больше пропагандой занимается.

О.БАРКОВСКАЯ: Трудно назвать все перечисленные фильмы документальными фильмами.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. «Фильм на РЕН ТВ «Цхинвальский крест» смотрел с интересом, — пишет Александр из Москвы. – Вопросы, конечно, остались. Главный: почему весь акцент был сделан на судьбе грузинских сел и совсем не было сказано про то, что сотворили агрессоры с осетинскими селами?» Оксана, вам вопрос.

О.БАРКОВСКАЯ: Мы сейчас готовим большой четырехсерийный проект как раз об этой войне. Поэтому, я думаю, на все вопросы наши зрители получат ответ. Кстати, если говорить о тенденции в документальном кино, на мой взгляд, сейчас будут делать документальные сериалы, как у нас «Чеченский капкан» прошел, как мы делаем «Цхинвальский крест» большой проект, делаем проект «Кровавый развод» — о том, разваливался Советский Союз и республики отваливались от России. Но чем дольше мы его делаем, а мы его делаем уже третий год, тем больше у нас материала, и у нас уже получается не четыре, а восемь серий. У нас туда вошла грузинская история, сейчас войне молдавская, новая молдавская история.

С.КОЛОСОВА: Вот такие документальные сериалы – это общемировая тенденция. И Оксана права – это становится новой тенденцией в документальном кино.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59 – телефон прямого эфира. +7 985 970 4545 – смс-номер. Максим пишет: «Смотрю «Одноэтажную Америку» В.В.Познера – хороший фильм». «Документальные фильмы Сокурова будут показаны?» — спрашивает Елена из Петербурга. Не знаю, к кому из вас вопрос. По-моему, ТВ Центр активно показывает, получал несколько премий ТЭФИ. Девушки кивают головой. Здесь радио, не телевидение – придется сказать вслух.

О.БАРКОВСКАЯ: Да, действительно, фильмы Сокурова показывает «Культура» и ТВ Центр.

Е.АФАНАСЬЕВА: А Гера из Челябинска спрашивает: «А почему телеканалы через документальные фильмы запугивают зрителя?» Есть ли что-то пугающее в документалистике?

О.БАРКОВСКАЯ: Ну, в «Плесени» и в Заворотнюк было что-то пугающее. Мы стараемся не пугать зрителя.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте телефонные звонки попробуем принять. 363 36 59. Добрый вечер. Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Ираклий, я из Москвы. Я вот слушал – минут пять назад вы по поводу «08.08.08» говорили. Меня интересует следующее. Когда выбираются источники, на первом плане…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ираклий, вас немного плохо слышно. Вас интересуют источники документальных фильмов по поводу осетинско-грузинского конфликта?

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да. (неразб.)

Е.АФАНАСЬЕВА: Фонит, вопроса не слышно, но понятно, о чем вы спросили.

С.КОЛОСОВА: Ну, на Первом канале вышел замечательный совершенно фильм «Рана Цхинвала», и делал его наш корреспондент Антон Степаненко, который, во-первых, очень хорошо знает этот регион, а во-вторых, работал в этом регионе и до начала конфликта, и оказался там в самые первые дни конфликта. И фильм получился замечательный. И я никак не могу принять упреки Ираклия, поскольку он был и в грузинских селах, и в осетинских селах.

Е.АФАНАСЬЕВА: Насколько я знаю, он был выложен не youtube с переводом на английский язык и собрал огромное количество просмотров западной аудитории.

С.КОЛОСОВА: Более того – даже на телевизионном фестивале в Нью-Йорке он получил один из основных призов за «Специальный репортаж».

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Георгий, Москва. Я хотел бы спросить – а почему мы не покупаем фильмы на Западе документальные?

Е.АФАНАСЬЕВА: У девушек даже глаза округлились, Георгий. Потому что они именно этим и занимаются.

СЛУШАТЕЛЬ: Шикарные и оскаровские лауреаты в историческом… и наши фильмы… занял Оскара в 40-х годах за войну. Почему мы в этом плане не сотрудничаем, ни один канал об этом не…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что вы, по-моему, девушки как раз активно занимаются закупками.

О.БАРКОВСКАЯ: Георгий, наверное, имеет в виду тот фильм, который вообще получил первого советского Оскара, документальное кино о победе фашистских…

СЛУШАТЕЛЬ: Да, его хотелось бы увидеть, на 9 мая показать… Кто-нибудь этим занимается? Я не говорю об отечественном, а о мировом документальном кино.

С.КОЛОСОВА: Георгий, Первый канал покупает довольно много иностранного документального кино лучших производителей Европы и Америки.

СЛУШАТЕЛЬ: Я субъективно отношусь к Первому каналу и к телевидению, конечно, но если бы они показывали, я бы, может, смотрел бы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Видите, ну если девушки говорят, что они покупают и показывают, значит, может, вы просто не заметили?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, нету.

О.БАРКОВСКАЯ: Вы просто следите за телевизионными анонсами.

СЛУШАТЕЛЬ: Проанонсируйте, пожалуй ста. Делайте анонсы вместо рекламы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно, оскаровские фильмы интересуют Георгия.

О.БАРКОВСКАЯ: Сейчас Георгий имел в виду как раз советский оскаровский фильм, старый. А на самом деле, мало кто знает, что Конгресс США покупает российские документальные фильмы для того, чтобы в библиотеке Конгресса США были наши фильмы…

Е.АФАНАСЬЕВА: Чтобы они знали, что здесь происходит.

О.БАРКОВСКАЯ: Американцы смотрят и, собственно, через эти фильмы узнают о нашей стране.

Е.АФАНАСЬЕВА: Елена из Петербурга спрашивает: «Огромная просьба – назвать нынешних классиков доккино и кто их предшественники». Вот так вопрос. Наверное, часа на полтора лекции. Но если кратко. Светлана. Кто сейчас у нас классики? Или надо все-таки разделить – о чем говорила Оксана вначале, что существует документальное кино в классическом его понимании, а есть документальные проекты телевизионные?

С.КОЛОСОВА: Мы, наверное, будем говорить о телевизионном документальном кино, поскольку работаем именно с ним. Я думаю, из современных классиков один уже был назван – Леонид Парфенов. Мне кажется совершенно замечательным цикл, который выходит на канале «Россия» у Лизы Листовой. «Метро», последняя работа, замечательная, и очень жаль, что она была поставлена в такое неудачное время, и ее посмотрело не то количество людей, которому это было бы интересно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Александр из Чебоксар пишет: «В документальных фильмах много фактических ошибок. А некоторые воспринимают их как истину в последней инстанции».

О.БАРКОВСКАЯ: Действительно так. Более того, могу сказать, сейчас этого нет, а было в то время, когда были популярными фильмы исторические – часто было так, что режиссер приезжал в архив, покупал хронику и потом под эту хронику переписывал историю. К сожалению, он прав. Но сейчас уже это в меньшей степени происходит.

Е.АФАНАСЬЕВА: Реплика без подписи: «Неужели «Плесень» по рейтингам обошла «Птицу Гоголя»? имеется в виду последний фильм Леонида Парфенова.

С.КОЛОСОВА: «Плесень» по рейтингам существенно обошла «Птицу Гоголя». Почти в два раза.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть, видите, «Плесень» массовому зрителю интереснее, чем Гоголь. Дмитрий спрашивает: «Относится ли к сфере документального кино фильм «ФСБ взрывает Россию» по книге Литвиненко? Если да, то когда его можно увидеть на экранах в России?»

С.КОЛОСОВА: У нашего канала нет прав на этот фильм.

О.БАРКОВСКАЯ: У нас тоже нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Извините, пожалуйста, это опять Ираклий беспокоит. Я быстро скажу. Я интересовался не какими-то отдельными проектами. Вот был снят художественный фильм «Олимпиус Инферно» про бабочку, и фактически, можно сказать, что по этому фильму можно судить, что реально происходило как бы в те месяцы в Осетии. Но никто не говорит о том, как реально война начиналась…

Е.АФАНАСЬЕВА: Подождите, Светлана вам же только что сказала про фильм человека, который там работал. Это Антон Степаненко, корреспондент, который там работал.

СЛУШАТЕЛЬ: Я видел этот фильм, но это капля в море. С одной стороны. С другой стороны, не все там было сказано.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все сказать вообще невозможно.

СЛУШАТЕЛЬ: Понятно. Но хотя бы объективности чуть-чуть минимальной…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вам не хватило чего, я не понимаю?

СЛУШАТЕЛЬ: На Первом канале особенно огромное количество лжи, лжи документальной.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ираклий, вы либо приводите конкретный пример, либо не оскорбляйте наших гостей, которые занимаются документалистикой.

СЛУШАТЕЛЬ: Я не оскорбляю, я просто хочу узнать. Не оскорбляю ни в коем случае. Вот смотрите, абсолютно достоверно известно, что российские танки…

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, мы сейчас не будем обсуждать проблемы…

СЛУШАТЕЛЬ: Вы просили пример привести – вот я вам говорю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Оксана сказала, они сейчас будут заниматься.

О.БАРКОВСКАЯ: Осень смотрите четырехсерийный документальный цикл об этой войне. Может быть, вы найдете ответы на эти вопросы.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо, с удовольствием посмотрю. И если там будет объективно все, я вас поблагодарю обязательно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Спасибо, Ираклий. 363 36 59. Еще один звонок попробуем принять.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Николай Климов. Будет ли показан «Плесень» еще раз?

С.КОЛОСОВА: Поскольку фильм вызвал такой интерес, возможно, мы будем повторять его в следующем сезоне, но я могу сказать, что авторы «Плесени» готовят сейчас два новых очень интересных проекта. И вы их тоже увидите на Первом канале.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, раз сказали, немножко уже пролейте больше света или заинтригуйте, Светлана. Еда была у них, вода была, правда, на другом канале – на канале «Россия», у той же съемочной группы. А что ж теперь будет?

С.КОЛОСОВА: Я очень надеюсь, что они продолжат тему еды, но это пока еще обсуждается. И сейчас уже близки к эфирному варианту два новых больших проекта – это «Любовь» и «Смерть» — темы, которые, несомненно, интересуют всех наших зрителей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Если после их фильмов нельзя ни есть ни пить, то сейчас уже ни любить ни умирать нельзя будет. 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Пользуясь случаем, что я попал в вашу замечательную программу, хотел бы такое пожелание скромное – помогите детям, детским домам!

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот Оксана же только что рассказывала – врачам помогают.

СЛУШАТЕЛЬ: Потому что ваши звезды будут заканчивать жизнь в этих домах престарелых. Помогайте. Всегда ваш…

Е.АФАНАСЬЕВА: Оборвалось. Всегда ваш… и даже не договорил, кто.

С.КОЛОСОВА: Я хочу сказать, что каждый раз, когда на нашем канале и, думаю, на других каналах выходят документальные фильмы о проблемах детей и о проблемах конкретных детей, обрушивается вал звонков от зрителей с просьбой дать контакты и как-то организовать помощь для этих людей. И мы всегда этим занимаемся.

О.БАРКОВСКАЯ: Мы достаточно часто делаем фильмы про усыновления, и я могу сказать, что сразу же после этих фильмов просто шквал звонков, и мы всегда даем адреса этих детских домов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Елена из Петербурга спрашивает: «Появился жанр реконструкция событий. это документальное кино?» Правда, появился он уже достаточно давно, насколько я понимаю.

О.БАРКОВСКАЯ: Он уже отмирает, этот жанр.

С.КОЛОСОВА: Ну, я не могу сказать, что он отмирает. Он по-прежнему популярен, документальные драмы. Просто в условиях кризиса это достаточно дорого. Мало у кого есть деньги, чтобы создавать серьезные документальные драмы. Мы пока будем продолжать.

О.БАРКОВСКАЯ: Мы отошли от реконструкции, когда люди, похожие на Сталина, на Берию, ходят – понятно, что это не очень хорошие актеры, а статисты, которые пытаются изображать хороших актеров. Конечно, это просто смешно выглядит в эфире. Поэтому мы если оставляем реконструкцию, то это реконструкция образов.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59. Давайте еще попробуем звонок принять. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Артем, город Томск. Прежде всего, хочу поздравить вас всех с Великой Пасхой. Христос воскрес!

Е.АФАНАСЬЕВА: Воистину.

СЛУШАТЕЛЬ: И хотелось бы сказать очень большое спасибо Первому каналу за работу «Птица Гоголь», потому что очень радует, что у нас не забывают таких великих писателей, и работа Парфенова уникальна, как и его «Российская Империя». А вопрос такой. «Фаренгейт 911» будет показываться на каком-либо канале? Потому что очень интересный фильм, и хотелось бы, чтобы люди его посмотрели. Спасибо.

С.КОЛОСОВА: Мы подумаем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я знаю, что в рамках «Закрытого показа» обсуждался Джульетто Кьезза фильм.

С.КОЛОСОВА: Да, «911. Расследование с нуля».

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, и он вызвал большой отклик зрителей. Насколько я помню, и рейтинги были большие, и вот как раз о чем сегодня говорил один слушатель, что нет молодых, что они все телевизор выключили – в интернете тоже были активные обсуждения.

С.КОЛОСОВА: Я хотела бы еще добавить, что мы недавно получили письмо от французского продюсера этого фильма с жалобой на то, что они никак не могут показать этот фильм во Франции, и с просьбой разрешить им разместить на сайте то обсуждение, которое было в программе Гордона. Они перевели на французский язык и хотели бы познакомить свою аудиторию с этой дискуссией.

Е.АФАНАСЬЕВА: А ведь это достаточно интересная тенденция, когда наряду с художественными игровыми фильмами, которые становятся событиями, в такой программе, как «Закрытый показ», где есть о чем поговорить, обсуждаются документальные проекты.

О.БАРКОВСКАЯ: Мы хотим вообще в следующем году сделать свой «Закрытый показ», где будет только документальное кино, где будет тоже обсуждение после фильмов. Если Светлана называла классиков телевизионного документального кино, все-таки есть такие люди, как Виталий Манский, Сергей Мирошниченко. Это живые классики, которые делают очень хорошее кино, которое не показывают, к сожалению. Я думаю, что у нас будет возможность показать фильм Виталия Манского «Рассвет-закат» и фильм Сергея Мирошниченко, хотя его фильмы показывают на Российском канале, но есть фильмы, которые не показывают, Сергея Валентиновича.

Е.АФАНАСЬЕВА: По-моему, в настоящем «Закрытом показе», который у Гордона, будет фильм Манского «Девственность» обсуждаться. Его только записали. 363 36 59. Наверное, последний на сегодня звонок, потому что время наше подходит к концу.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Во-первых, желаю всем вам доброго здоровья. А во-вторых, я не хочу отнять у вас много времени, но у меня есть такой вопрос, на мой взгляд, животрепещущий. Это вопрос – а как же продолжение тем детям-инвалидам? Но, мне кажется, очень много у вас отнимаю времени.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы хотите спросить, будут ли документальные фильмы о детях-инвалидах?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо. Есть ли в ваших планах фильмы, посвященные детям-инвалидам? Оксана.

О.БАРКОВСКАЯ: Вы знаете, у нас было несколько фильмов, которые были посвящены детям-инвалидам. И в следующем сезоне, я думаю, в октябре, мы покажем об этой проблеме фильмы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Светлана.

С.КОЛОСОВА: Сложные ситуации, в которые попадают люди, это всегда наша тема.

Е.АФАНАСЬЕВА: Фильм Лизы Листовой «Метро» в течение недели показывали в нормальное время на круглосуточном канале «Вести», — уточняет Елена из Петербурга.

О.БАРКОВСКАЯ: К сожалению, не у всей России есть круглосуточный канал «Вести».

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, мы, наверное, на сегодня будем заканчивать отвечать на вопросы. Их очень много. Не успеваем. К теме документального кино еще вернемся. Вот все-таки – если сейчас подвести итоги, в сухом остатке после всего нашего разговора, как вам кажется, что из «нулевых» документалистика возьмет с собой в следующее десятилетие, а что все-таки болезни роста, которые останутся в прожитых нами годах?

О.БАРКОВСКАЯ: На мой взгляд, останется история. Я имею в виду, не история человека, которая, разумеется, тоже останется, а история – хроникальные фильмы, фильмы об исторических событиях. Может быть, какие-то архивы будут рассекречивать, какие-то факты исторические. И, разумеется, войдут какие-то человеческие вещи, которые незыблемы, неизменны. Как говорит Света, любовь, смерть. Все это останется. Отвалится желтуха. Мне очень хочется, чтобы так было.

Е.АФАНАСЬЕВА: Светлана. По вашему, желтуха отвалится или пойдет в следующее десятилетие?

С.КОЛОСОВА: Я хочу сказать, что как для нас Красногорский фонд документального кино является базовым для создания наших исторических фильмов, так же, я думаю, очень многие фильмы, которые созданы за это десятилетие, будут материалом для будущих документалистов.

Е.АФАНАСЬЕВА: И буквально по десять секунд – самые яркие премьеры на ваших каналах документальные, которые нам ждать? Оксан.

О.БАРКОВСКАЯ: В следующем сезоне мы готовим, я уже говорила, несколько документальных больших проектов. Это «Кровавый развод». На сегодняшний день, он уже восьмисерийный. И «Цхинвальский крест» — большой проект, четырехсериный, об этой грузинской войне.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть современная история, взгляд на нее?

О.БАРКОВСКАЯ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Светлана, у вас что?

С.КОЛОСОВА: У нас будет «Любовь», «Смерть», «Хребет России» и плюс – несколько интересных документальных драм.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Светлана Колосова, директор дирекции документального кино Первого канала, это Оксана Барковская, главный редактор документально-публицистического вещания РЕН ТВ и ведущая программы «Частные истории». Программа «Телехранитель», Елена Афанасьева. Прощаюсь с вами до следующего воскресенья. До свидания.

Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

tibi 19 апреля 2009 | 19:05

эфир от 19 апреля
Странны два момента:1)запись эфира появилась еще до конца программы? почему?;2) зачем Зверева выключили,когда он к вам дозвонился?


alexander_nt 19 апреля 2009 | 19:14

Очень расстроил сегодняшний эфир (((
От "Телехранителя" о документалистике ожидал гораздо большего.

Ни одного вопроса из интернета не было задано!!!

Уж вопросы о Есенине вполне могли бы озвучить. Они сейчас, как никогда актуальны.

Не "Телехранитель" был, а "Дифирамб" какой-то.

Я вопросы о Есенине себе скопировал и в следующем "Телехранителе" о документалистике их обязательно задам и к эфиру и, если они опять не прозвучат, буду делать все, чтобы дозвониться и озвучить их в эфире.

Очень обидно, что эти вопросы не прозвучали, хотя и были заданы не мной!


20 апреля 2009 | 01:24

"1-ый канал покупает довольно много документального кино..." - уверяла дама с этого же канала.
На память пришла только нетленка итальянца Кьезы, очень прокремлёвского журналиста, о том, что взрывы 11-го сентября есть дело рук ЦРУ.
Остальное "довольно много" не вспомнилось.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире