'Вопросы к интервью
Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения и тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. И то, о чем мы хотели сегодня поговорить, таким оперативным поводом, говоря журналистским языком, к нашему разговору стало событие, произошедшее чуть раньше на телевизионной премии ТЭФИ, когда впервые в истории этой премии приз как Лучший ведущий информационной программы, российской информационной программы получил не гражданин России, а как я теперь выяснила, гражданин Великобритании Кевин Оуен, сотрудник телекомпании «Russia Today». Вот мы сегодня позвали сюда Кевина. Добрый день, Кевин. Здороваюсь по-русски. Хеллоу.

К.ОУЕН: Добрый вечер, добрый вечер, Елена.

Е.АФАНАСЬЕВА: Wonderful.

К.ОУЕН: Да-а? (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Wonderful. Здесь у нас Кевин Оуен, обладатель премии ТЭФИ.

К.ОУЕН: Большое спасибо. Мне было очень приятно ее получить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это да, это переводчик Михаил Конрад, который будет помогать Кевину говорить. Потому что пока еще кроме «добрый вечер» он не так много всего выучил, как я поняла. Работать тяжело, да? И здесь также Маргарита Симоньян. Пока Михаил переведет нашу реплику для Кевина, я поздороваюсь с Ритой. Добрый день, Рита.

М.СИМОНЬЯН: Добрый день, Лена.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Мы не первый раз с Ритой разговариваем. Но так как вот есть первые ощутимые результаты в виде премии ТЭФИ, то есть о чем поговорить. Но сформулировали мы тему нашего разговора так: отличается ли телевидение о России для Запада от телевидения о России для России? Правда, нам уже кто-то из слушателей написал, что мы уже эту тему обсуждали, но, наверное, каждый раз, когда Рита приходит и говорит про «Russia Today», всем кажется, что тема одна и та же. Вот какой вопрос у меня первый. Рита, вы когда выдвигали Кевина, вы надеялись, что он станет лучшим и победит всех ведущих, известных на всю страну?

М.СИМОНЬЯН: Ну что. Мы не надеялись, что Кевин станет лучшим, мы знаем, что Кевин лучший – тут, в общем, вопросов никаких нет. Мы его и в прошлом году выдвигали. И от очень многих на ТЭФИ, я просто попрошу переводчика переводить Кевину то, что я говорю, и то, что Лена говорит. Потому что я представляю, что Кевину, наверное, не очень ловко здесь сидеть и не понимать, о чем речь. В прошлом году очень многие из тех, кого я знаю, на ТЭФИ говорили, что конечно, это просто невероятный ведущий, но вот у нас так принято, что как-то будет странно дать это не россиянину, не на русском языке выходящем в эфир. Я рада, что в этом году мнение жюри изменилось, и Кевин получил заслуженную награду, потому что конечно он лучший, намного.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я думаю, что… вот не знаю, стоит ли это переводить Кевину, может и стоит, но не было ли у вас такого, у вас-то, наверное, не было ощущения, но явно за кулисами звучали такие фразы, что это протестное голосование. То есть настолько неудовлетворенными сели академики состоянием дел в информационной сфере российских телеканалов, что вот, чтобы показать, как все плохо, проголосуем мы за иностранца: нет в нашем отечестве телевизионного информационного пророка, поэтому голосуем за Кевина.

М.СИМОНЬЯН: Это вот честно, я даже не могу сказать, что мне это очень интересно, как, почему голосовали, за что голосовали? Вот вы в начале сказали, что уже появились достижения, о которых можно говорить. Это просто настолько не так, это достижения, конечно, но это настолько не самое большее, далеко наше достижение за последние год-два, что у нас нет даже возможности и особого желания копаться в том, почему дали ТЭФИ или почему не дали ТЭФИ? Если бы и не дали, мы бы все равно знали, что Кевин лучший. Просто потому, что он лучший и очень сильно отличается, качественно, от…

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Рит, вы можете сформулировать основные отличия Кевина от тех известных нашим зрителям и слушателям российских ведущих, которые, вы говорите, вот он на голову лучше. По каким основным критериям вы так считаете?

М.СИМОНЬЯН: Нет, я, конечно, ни в коем случае не хочу сказать, что наши коллеги, мои коллеги, среди которых много и моих друзей, ведущих хуже Кевина или на голову хуже Кевина – люди все разные, да? Я говорю о том, что Кевин в международной телевизионной профессии ведущего безусловно отличный ведущий. И не отметить его было бы странно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда два слова, где вы нашли Кевина? Так как историю обычно…

М.СИМОНЬЯН: В Лондоне мы познакомились, да?

К.ОУЕН: Мы познакомились в SkyNews. Я работал на канале «SkyNews» в Лондоне и на канале «BBC World Service». Я работал там около пяти лет. И как раз примерно в это время я прочитал о том, что в эфир выходит новый телеканал «Russia Today». Это была история на телеканале «SkyNews», я вспомнил ваше имя. Я подумал, что было бы интересно с вами поговорить. И так сложилось, наверное, это была судьба: я узнал, что вы ищете кадры. И вскоре после этого у нас состоялось интервью, предложили мне работу и с тех пор назад я уже не оглядываюсь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Кевин. Вот я думаю, сидят наши слушатели сейчас и думают. Живет себе человек в Лондоне и неплохо себя чувствует, работает на SkyNews, на BBC World Service, в общем, совершенно стабильная нормальная жизнь. Понятная, есть достижения профессиональные, вероятно, хорошая зарплата и прочие удовольствия. Что заставляет вполне успешного жителя Великобритании вдруг ехать куда-то в Россию на новый канал?

К.ОУЕН: До того, как приехать сюда, я был в основном ведущим для местных телеканалов.

М.СИМОНЬЯН: Нет, он сказал, что сначала был ведущим на местных телеканалах. Его карьера началась с того, что он был ведущим для местных телеканалов.

К.ОУЕН: И со временем я пришел работать на SkyNews и на BBC World Service, но через некоторое время я начал понимать, что, возможно, настало время сменить профиль и попробовать в жизни что-то новое.

М.СИМОНЬЯН: Приключений захотелось.

К.ОУЕН: Захотелось приключений. Поговорив с Маргаритой и узнав о телеканале, я понял, что мне это все очень нравится и кажется очень интересным. С тех пор, как я получил это предложение, я не раздумывал и, конечно, у меня были какие-то страхи перед тем, как приехать сюда, но теперь я настолько к этому привык, что сейчас могу по праву назвать Россию своим вторым домом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Даже больше, чем для россиян. Рита сказала, что вы теперь фанат российских автомобилей?

К.ОУЕН: (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: И что вы ездите теперь только на русских машинах. В отличие от россиян.

К.ОУЕН: Да, у меня были три русские машины. Я называю это прекрасным образцом российского автомобилестроения. Сейчас у меня УАЗ Патриот. Хорошая машина. (все смеются) Я все ремонтирую сам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Слово «ремонт» он уже выучил, да? Кевин выучил слово «ремонт». Кевин, как вам кажется, и телевидение в России отличается от российских автомобилей в лучшую или в худшую сторону?

К.ОУЕН: Мне трудно говорить про российские телеканалы. Пока то, что я вижу, кажется мне очень профессионально сделанным, сделанным на уровне, но мое прошлое – это также довольно профессиональный и требовательный коллектив канала «SkyNews». Темп работы очень высокий и непредсказуемый. Здесь темп работы чуть более медленный, и, как мне кажется, более предсказуемый. По крайней мере, я должен сказать, что по тому, что я вижу, как я могу судить, российское телевидение выглядит ничуть не менее профессиональным чем британское.

Е.АФАНАСЬЕВА: Даже если ему приходится ремонтировать свою камеру, да? Я в такой интересной беседе забыла назвать средство связи со слушателями. Уважаемые наши слушатели, кто еще не успел выучить наизусть, наш SMS-номер +7 985 970-45-45, вы можете задавать свои вопросы Кевину Оуену, ведущему информационного канала «Russia Today» и главному редактору этого канала Маргарите Симоньян. Во второй части программы мы как обычно сможем поговорить с вами и по телефону. Еще раз номер напоминаю: +7 985 970-45-45. Я все-таки немножко продолжу этот вопрос к Кевину. Когда приезжаешь заграницу, где не знаешь языка той страны, все равно пытаешься по картинке понять, насколько интересно это телевидение. Это больше, наверное, имеет отношение к развлекательным программам нежели к информационным, но какие-то компоненты профессионального мастерства все равно видны: как строится репортаж, как стоит камера, как работает ведущий. Удается ли вам посмотреть какие-то российские каналы и выделить какие-то компоненты – где, в чем российское телевидение хуже, может быть, британского или тех каналов, которые вы любите смотреть, а в чем на уровне или лучше?

К.ОУЕН: Я иногда смотрю Первый канал, канал Россия, ТВЦ, Вести-24, Российские деловые телеканалы. И по тому что я вижу, по крайней мере по той картинке, которую я вижу, визуально говоря, мне трудно сказать, что российские каналы в чем-то уступают западным. Я вижу высокий уровень профессионализма и мастерства. По крайней мере, по тому, что я могу видеть, поскольку на слух не настолько еще хорошо воспринимаю информацию.

М.СИМОНЬЯН: Ну да. Он говорит о том, что сложно судить о контенте, поскольку он, конечно, не понимает о чем говорят, но именно визуально то, что называется телевидением, он считает, что совершенно однозначно да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но нам придется поговорить и о том, что мы слышим на телевидении. В последнее время, особенно в последние недели, когда бушует мировой кризис, очень часто в интернете есть такие реплики, что ситуация в мире и в стране так, как она выглядит в печатных СМИ, и по телевидению – это ситуация в двух разных странах. Мол, во всех интернет-ресурсах, газетах пишут о кризисе, а посмотришь телеканалы, ну, больше чем новый тигренок, подаренный Владимиру Путину, трудно что-нибудь увидеть. Вы освещаете кризис на вашем канале? Как вы показываете, что происходит в России, и отличается ли это от освещения ситуации российскими каналами?

М.СИМОНЬЯН: Не слушает. Вы знаете, Лен, что я никогда не обсуждаю российские каналы, тем более что я совершенно честно, искренне скажу, к сожалению, очень мало смотрю. Потому что мне нужно успевать кроме того, что смотреть наш собственный канал, который вещает 24 часа в сутки, мне нужно успевать смотреть и CNN, и EuroNews, и BBC, и английскую Аль-Джазиру, и внутренние американские телеканалы, где большая часть именно в Америке нашей аудитории, поэтому это просто невозможно смотреть одному человеку еще и российские каналы, с которыми мы совершенно не конкурируем. То есть из профессиональных соображений не так важно смотреть именно их. Поэтому я могу сказать, что делаем мы. Мы безусловно очень много рассказываем про кризис и в нашей стране, и в других странах, и стараемся со всех сторон его рассмотреть, сделать это как-то интереснее. Мы смотрим как делают конкуренты, и пытаемся найти какие-то новые углы. Ну это то, как мы подходим к любой теме. В общем, никаких вопросов не возникает.

Е.АФАНАСЬЕВА: А ситуация с конфликтом вокруг Южной Осетии выявила очень часто такие реплики, что односторонним было освещение не только здесь, но и на Западе, то что очень перегибались палки.

М.СИМОНЬЯН: Не только здесь, но и на Западе. Лен. Здесь по крайней мере были еще и вы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот. Вот. Тогда давайте сформулируем вопрос. Мне хотелось узнать, как вы оцениваете работу разных сторон конфликта и как работали вы во время грузино-... как это правильно формулируется? Я забыла корректную формулировку… принуждение к… как правильно формулировалось? по принуждению к миру или как? я забыла. Извините, плохо подготовлена пропагандистскими… не владею пропагандистскими терминами. Как вы освещали ситуацию вокруг Южной Осетии, и отличалось ли это от каналов российских и каналов западных?

М.СИМОНЬЯН: Вы можете воспользоваться формулировкой низких терминов на других каналах англоязычных, это у них называлось «захватом Грузии». Я считаю, что наш канал был, наверное, я не буду говорить совсем единственным, но среди тех, которые я видела и смотрела англоязычных каналов, ближе всего подошедшим к попытке показать, что реально вообще происходит. Потому что то, что творилось в англоязычных СМИ и в первую очередь телевизионных, и об этом сейчас очень много в мире говорят на самом деле, очень много. Я вот на прошлой неделе только вернулась из Нью-Йорка, из Вашингтона, и люди поражены, потрясены и разочарованы своими СМИ. Если вы посмотрите в блогосферу англоязычную и посмотрите комментарии к нашим сюжетам – а это тысячи и тысячи комментариев, большая их часть сводится к тому, что «что случилось с нашими медиа? что случилось с нашими СМИ? почему мы теперь вынуждены получать правду и какую-то другую точку зрения, другую позицию с российского телевидения? как это может быть, что наши медиа совсем не дают другой стороны?» Потому что ну это ужасно было, это было просто ужасно. Я даже не понимаю, как люди, которые этим занимались, вообще когда-либо еще в жизни будут иметь моральное право говорить о журналистике, о балансе, о правде, то, о чем обычно принято говорить, когда мы встречаемся вообще вместе.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ваши корреспонденты в это время работали где, в каких точках? Откуда вы получали информацию?

М.СИМОНЬЯН: Наши корреспонденты в это время в отличие от корреспондентов других англоязычных медиа в подавляющем большинстве работали в это время везде. Они работали в Цхинвали, они работали во Владикавказе, они работали в Тбилиси, они работали в Гори, они работали вообще везде, где только можно было работать. И мы гордимся тем, что мы были в таком меньшинстве СМИ, работавших и с одной, и с другой стороны.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Понуждение к миру», — напоминает мне один из наших постоянных слушателей, который подписывается Джей Си Дентон, по смске. Еще раз напоминаю SMS-номер: +7 985 970-45-45. Сейчас мы прервемся на выпуск новостей на радио «Эхо Москвы», не на телевидении, а через несколько минут продолжим разговор о телеканале «Russia Today» и о том, отличается ли телевидение о России для Запада от телевидения для России. В студии здесь Маргарита Симоньян, главный редактор канала «Russia Today» и ведущий этого канала и лауреат премии ТЭФИ как Лучший ведущий информационной программы Кевин Оуен.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. Говорим мы сегодня о том, отличается ли телевидение о России для Запада от телевидения о России для России. И говорим с теми, кто делает канал «Russia Today» — это Маргарита Симоньян, главный редактор канала и ведущий информационных программ этого канала, обладатель премии ТЭФИ как Лучший ведущий информационных программ Кевин Оуен. Перед тем, как мы прервались на новости, мы обсуждали с Маргаритой, как отличалось освещение конфликта в Южной Осетии западными каналами, российскими и «Russia Today». Я хочу этот же вопрос адресовать Кевину. Кевин смотрел как освещали этот конфликт западные каналы и то, что делал «Russia Today». Были ли отличия? Если да, то чем отличалась ваша работа?

К.ОУЕН: Маргарита уже сказала, что очень трудно уследить за всем информационным потоком во всей его полноте, когда ты сам являешься его частью и сам занимаешься этим. Но во время освещения этих событий, событий на Кавказе, так получилось, что я тоже принимал в этом участие и я вел новостной выпуск. И из того, что я увидел, что я мог увидеть на канале «BBC», на канале «SkyNews», я должен сказать, что все люди, которые работают на этих телеканалах, они пользуются той информацией, которая у них есть на момент выхода выпуска новостей в эфир. Я так работал на SkyNews и точно так же мы работаем на Russia Today. Я бы не хотел останавливаться на конкретных различиях между сообщениями различных каналов. В целом освещение таких событий как военный конфликт, это всегда очень трудно, потому что всегда очень много информации и очень много дезинформации.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда я немножко уточню вопрос. Кевин, если бы вы сидели в этот момент в кресле ведущего SkyNews или BBC World Service, как вам кажется: вы были бы вынуждены говорить немного другие тексты, давать немножко другую информацию или это была бы та же самая информация, которую вы давали как ведущий Russia Today?

К.ОУЕН: Я должен сказать, что здесь нет абсолютно никакого элемента принуждения. Возможно, какие-то из моих британских коллег считают, что кого-то заставляют говорить какие-то вещи в эфире, те, а не другие, но я должен сказать, что это абсолютно не так.

М.СИМОНЬЯН: Он сказал: «Возможно, они думают, что меня завели во время войны в комнату и сказали мне, чего я должен говорить и чего я не должен». Я просто переведу, потому что это важно то, что он говорит. Он хочет сказать, что для него очень важно, чтобы люди знали, что это абсолютно не то, что он говорил, то, что считал нужным.

Е.АФАНАСЬЕВА: Руслан из Уфы как раз уточняет. «Вот бы узнать у Кевина, получает ли он перед эфиром инструкции о том, что можно говорить, а о чем нет? Или о том, какую он имеет позицию по той или иной теме?» Есть ли инструкции, Кевин?

М.СИМОНЬЯН: Михаил, переводите, а то слушатели забудут, зачем.

К.ОУЕН: Я уже об этом только что говорил, но еще раз повторюсь: категорически нет, такого никогда не происходит. Всегда есть какой-то определенный лимит информации, которую можно уместить в одночасовой выпуск новостей. И что бы ни говорили критики как в России, так и за ее пределами, никто никогда не заставляет нас говорить какие-то вещи, которые мы бы не хотели говорить, никто никогда не говорит нам, что именно мы должны говорить в эфире. Нет никогда никакого элемента принуждения.

М.СИМОНЬЯН: И он же сказал, что «меня ни разу не ставили в неловкую, сложную ситуацию на канале».

Е.АФАНАСЬЕВА: Как тогда позиция канала определяется, Рита? Лишний раз задаю этот вопрос, хотя, вероятно, я его уже в прошлом нашем эфире задавала, но повторю. Происходит какое-то событие. Если оно очень серьезное как конфликт в Грузии, есть еще что-то – вы собираетесь и определяете позицию канала? Или как это происходит? Или каждый ведущий говорит, что считает нужным?

М.СИМОНЬЯН: Мы, наверное, вообще, никого не хочу обидеть, но в том, что касается определения наших целей и задач нашей редакционной политики, мы, наверное, самый честный вообще канал, один из, скажем так, международных, я имею в виду. Мы в самом начале говорили и продолжаем говорить о том, что мы канал из России, чьей одной из основных задач является доносить до мира точку зрения России, объяснять ее миру, показывать, что происходит у нас в стране и почему наша страна и мы вместе с ней ведем себя так, как ведем, предпринимаем такие шаги, которые мы предпринимаем, реагируем так, объясняем это миру. Я об этом говорила во всех интервью. Мы не делаем из этого никакого секрета. И из этого этим, как и многим другим, тоже определяется наша редакционная политика. Мы собираемся на утренней летучке, решаем какие истории мы будем освещать сегодня, какие корреспонденты у нас куда едут, где они уже находятся, кого мы будем включать, чей сюжет мы будем давать в эфир. Соответственно, ведущий когда заступает в свою смену, он тоже разговаривает с шеф-редактором, они обсуждают, что будет, что не будет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но при этом приходит смска, Рит. Перебью вас. «Уважаемая Елена, не могли бы вы задавать более острые вопросы Маргарите? А то складывается впечатление, что это рекламная программа Маргариты Симоньян». Хотя большинство, как ни смешно…

М.СИМОНЬЯН: По-моему, у вас острые достаточно вопросы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, я могу найти здесь очень острые. Вот сейчас, одну секунду. Вот пишут: «Говорят о профессионализме на 100 процентов. Как мило. Пропагандисты, которые на 100 процентов финансируются российскими властями, говорят об объективности. Макс».

М.СИМОНЬЯН: Максу, наверное, стоит поинтересоваться, откуда берется финансирование, например, BBC, и как сильно оно отличается от Russia Today, я имею в виду на порядки. Это раз. Во-вторых, Максу, наверное, стоит поинтересоваться мировой практикой того, как то, что называется, (НЕРАЗБОРЧИВО), когда СМИ не принадлежит и не финансируется никаким государством. Тем не менее, как сильно… Вот-вот. Кевин мне говорит: «Посмотрите на Fox, посмотрите на Sky. Как это сильно влияет на редакционную политику».

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы с вами о редакционной политике. Тут Андрей пишет: «Кевин! Вы не родственник Майкла Оуена из Нью Касла?» (все смеются) Вот что людей интересует!

К.ОУЕН: Я бы с удовольствием сказал да, но, к сожалению, это не так.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Маргарита, так в чем все-таки плюсы Кевина перед другими ведущими?» — спрашивает Дмитрий из Петербурга. В скобках пишет «гендир ТВЦ в СПБ». Как я понимаю, вероятно, гендиректор телеканала ТВЦ в Санкт-Петербурге. Интересуют подробности. В чем именно?

М.СИМОНЬЯН: Я не хочу сравнивать и не буду, я просто хочу сказать, в чем плюсы Кевина не по сравнению с другими и не с другими самими по себе. Когда смотришь программу, новости, которые ведет Кевин, совершенно очевидно, что он разговаривает не с камерой – это самое главное – он разговаривает ни с монитором, ни с чем-то, он разговаривает с тобой. Это так важно. Вот человек рассказывает тебе какую-то историю, и мало того, что он рассказывает ее тебе, вот у него написано на лице, что ему самому это очень интересно, и он хочет рассказать эту историю, потому что ему интересно о ней говорить.

К.ОУЕН: Поэтому я этим и занимаюсь, мне нравится моя работа.

М.СИМОНЬЯН: Вот. Вопросы, которые задает Кевин. Как он их задает, как он… В зависимости от реакции респондента, да? Он может подхватить или помочь, или, наоборот, сгладить какую-то неловкость в эфире или, наоборот, придать какой-то остроты – это все то, что называется профессионализмом телеведущего.

К.ОУЕН: О чем бы мы ни рассказывали, о чем бы ни был сюжет, необходим какой-то элемент человеческого участия, и элемент присутствует.

М.СИМОНЬЯН: Собственной заинтересованности, соучастия в этой истории.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напомню наши номера еще раз. SMS-номер +7 985 970-45-45, а наш номер телефона, московский номер — код 495, номер 363-36-59. Пожалуйста, уважаемые наши слушатели, вы можете дозваниваться. Если у вас есть вопросы к Кевину Оуену и Маргарите Симоньян, вы можете участвовать в нашем замечательном разговоре. Маргарита. Он у вас один такой замечательный? Или у вас все такие талантливые, на следующий год ТЭФИ вы опять заберете?

М.СИМОНЬЯН: Конечно, у нас много замечательных ведущих. Очень много замечательных ведущих – и иностранцев, и россиян. У нас есть прекрасный ведущий Бил Дот, который тоже мог бы быть здесь, и другие ведущие. Но на ТЭФИ нужно номинировать кого-то одного, и мы выбрали Кевина.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363-36-59. Давайте попробуем звонок послушать. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Говорите, пожалуйста, как вас зовут и откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Вячеслав из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста, Вячеслав.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вот тут Маргарита говорит, что самое честное радио, пропагандирует в эфире «Эхо Москвы». Скажите, пожалуйста, вот эта история с паспортом американца, который нашли в Южной Осетии и потом говорили, что это вот как бы там американские военные участвуют в этом конфликте. Вот эту как историю, они как ее развили, описали или как сказать? Как она завершилась, эта история с паспортом? Как вот, хотелось бы узнать?

М.СИМОНЬЯН: Да, да. Я, честно говоря, не совсем поняла вопрос, потому что я не представляю ни в коем случае радио «Эхо Москвы» и не могу говорить, что мы ни честные, ни нечестные, ни пропагандистские. Это вопрос к Лене, наверное, и к Алексею Венедиктову. Что касается этой истории. Ну, опять-таки, то, как вы задаете этот вопрос, говорит о том, что вы не знаете многих деталей этой истории и спешите с выводами, что, к сожалению, часто случается с людьми, которые базируют свое мнение не на информации, которой владеют, а на том кусочке информации, которой они больше хотят верить. Было сообщение о том, что этот американский гражданин участвовал в этой войне. Потом кто-то из журналистов, которые придерживаются другой точки зрения, воспользовались сообщениями с другой стороны, на которой говорили, что нет-нет-нет, он не был и вообще он в этот момент находился в Китае и никакого отношения вообще ни к военным, ничего не имеет. С другой стороны, у нас есть информация – и она не только у нас была, информация – что этот человек награжден военными орденами, что этот человек участвовал в огромном количестве конфликтов, которые происходили за последнее время, в которых так или иначе принимало участие НАТО и Соединенные Штаты. Поэтому вы просто выбрали, во что верить, ну, как бы, это ваш выбор.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363-36-59, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Владимир меня зовут. Я хотел все-таки узнать: какого же мнение было вашим в период войны в Южной Осетии, потому что мне не пришлось это услышать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы имеете в виду мнение — позиция или что? Позиция канала по отношению к этому конфликту?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да. Что все-таки там произошло? Как они видят это?

Е.АФАНАСЬЕВА: Рита, как вы видите? Что произошло?

М.СИМОНЬЯН: Ну вы знаете, это такой генерализированный вопрос, на который я даже не знаю как отвечать. Понимаете, я не привыкла мыслить такими категориями – вот, что произошло. Очень много вещей произошло. Во-первых произошло то, что люди, которые спали мирно дома – у нас есть интервью с Министром иностранных дел Франции, который в совершеннейшем шоке нам на камеру после того как пообщался с беженцами говорит: «Все, что я сейчас понял и увидел, это то, что людей начали бомбить посреди ночи, мирно спавших людей. Они не понимают, зачем и за что, и теперь я уверен в том, что это так и было». У меня тоже не возникает особых сомнений в том, что именно так оно и было. Является ли это преступлением и прочее – это, наверное, должны решать юристы и специально для этого существующие или могущие быть созданными международные институты. Но то, что мне, как человеку, это тяжело и эта война далась тоже морально психологически тяжело, это факт. Что касается позиции Russia Today, ну вы понимаете, мы в отличие от некоторых американских газет не выступаем с поддержкой одного из кандидатов или с чем-то таким. У нас нет позиции, у нас есть информация, которой мы владеем. Вот это та информация, которой мы владели, то, что мы давали в эфир, и показывали все эти картинки. И надо сказать, что кроме нас их не показывал практически никто. Если показывали, то все ту нашумевшую историю, которую один из каналов взял, нашу картинку Цхинвала, написал на ней «Гори» и давал в эфир несколько дней подряд.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363-36-59, пожалуйста, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут? Откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Я Михаил, из Челябинска.

Е.АФАНАСЬЕВА: Говорите, пожалуйста. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот все-таки у меня вопрос к Маргарите как к главному редактору. Вот, главный редактор заявила, что отражает точку зрения и канал отражает точку зрения России. Так, а вот их герой, который получил приз, он все-таки отражает свою точку зрения или точку зрения канала, то бишь России? Спасибо.

М.СИМОНЬЯН: Вы знаете…

Е.АФАНАСЬЕВА: А давайте Кевину этот вопрос. Если канал отражает точку зрения России, вы чью точку зрения отражаете, Кевин?

К.ОУЕН: Я думаю, что ни на канале «SkyNews», ни на канале «CNN», ни BBC вы не найдете ни одного телеведущего или комментатора, который бы представлял исключительно свою точку зрения. Точно так же и «Russia Today»: у нее есть своя точка зрения, своя перспектива.

М.СИМОНЬЯН: Нет, не-не-не. Он не сказал «исключительно свою точку зрения», он сказал «свою точку зрения», потому что такова природа новостей – ведущие не дают свою точку зрения или, там, какую бы то ни было вообще точку зрения.

Е.АФАНАСЬЕВА: Просто интересно. Я этот вопрос, наверное, еще раз повторю в другой формулировке. Если бы вы сидели в этот момент в Британии или, там, в Америке вы работали, вы были в Британии – у вас был бы другой набор исходного материала, другие репортажи корреспондентов, которых ваши продюсеры, может быть, расставили в других точках. Вот эта ваша точка зрения, она бы была другой, как вам кажется сейчас, или нет? Могла бы она быть другой? Даже вот так сформулируем.

К.ОУЕН: Есть одна проблема, один элемент. Когда ты работаешь в стране, говорящей на другом языке, ты должен полагаться в основном на своих коллег, потому что ты не можешь самостоятельно оценивать ту информацию, которая приходит непосредственно от новостных агентств, которая приходит, на которой мы основываем наши сюжеты, и ты не можешь самостоятельно оценить поэтому, ты полагаешься на других людей в этом. Поэтому в этом смысле я гораздо больше полагаюсь на своих коллег, на людей, с которыми я работаю, чем если бы я работал в Великобритании или где-нибудь еще.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это люди кто – редакторы, корреспонденты, продюсеры или главный редактор канала? Кто эти люди? Вы полагаетесь на кого? На чье мнение?

К.ОУЕН: Естественно, на канале существует определенная иерархия – есть главный редактор, есть заместители. Я по своему служебному положению обязан доверять этим людям, и также я знаю ту информацию, о которой могу сам прочитать, те сообщения, которые я сам могу понять. И естественно все журналисты, репортеры, с которыми мы работаем.

М.СИМОНЬЯН: Ну вот смотрите, для примера просто. Значит, выходит в эфир Кевин и он выдает в прямой эфир и коммуницирует с нашими корреспондентами на месте. Кто у нас был на месте, например, в Тбилиси? Была девушка Пола Слиер, она южноафриканка, она вообще работает обычно в нашем бюро в Израиле – мы ее в этот момент послали в Тбилиси, чтобы она была там. Единственный раз за все это время я ей позвонила, это для того, чтобы сказать: «Пола, ты умница. Ты большой молодец. Спасибо тебе большое». Значит, во Владикавказе и в Цхинвали… Это помимо я говорю, русскоязычных ребят с российским гражданством, потому что я понимаю, что у многих сейчас возникнет соблазн думать, что «ну да, конечно, везде вот послали людей таких». При этом ни в коем случае не хочу обидеть наших ребят русскоязычных, но я понимаю, что у части аудитории может возникнуть такая мысль из-за специфики той же аудитории. Так вот, я хочу повторить, что во Владике и в Цхинвали была наша корреспондент Лия Фергюссон.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте мы последний звонок на сегодня успеем принять, потому что эфир к концу подходит. Добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Дмитрий из Екатеринбурга. Вот у меня такой вопрос к Оуену. Вот как он считает, каким образом удалось навязать всю информацию мировому СМИ? То есть я считаю, в общем-то…

Е.АФАНАСЬЕВА: По поводу Осетии, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Вот та же информация, которая вещалась американскими СМИ по поводу войны.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за вопрос. Давайте очень коротко. Просто последние минуты эфира. Кевин, если можно, кратко.

К.ОУЕН: Это хороший вопрос. И на самом деле я не знаю. Я надеюсь, что люди, которые работают на тех телеканалах, никому сознательно не лгут и не пытаются никого дезинформировать. Но в то же время ситуация была такова, что очень много дезинформации выходило в эфир, и особенно на таких коммерческих телеканалах как Fox и каналы группы Мердока. Возможно, это очень упрощенная точка зрения, но разве как обычный человек, вы не должны брать информацию из различных источников, пользоваться как можно большим числом источников информации и потом уже самостоятельно решать, вырабатывать свое собственное мнение?

Е.АФАНАСЬЕВА: Очень много вопросов. Все я прочесть не успеваю. Последние минуты у нас эфира. Но один есть такой: «Интересно было бы послушать свободное мнение Кевина в отсутствии прямого начальства в студии, которое расставляет необходимые акценты в его словах». Подписался человек «Мош» почему-то, не знаю, что это значит. Маргарит, не верят, что без тебя работает Кевин иначе.

К.ОУЕН: Конечно, мне бы хотелось пошутить и сказать, что вы правы, но на самом деле вы совершенно не правы. Я готов спорить об этом до посинения. Если мне удастся вас в этом убедить, действительно это не так и Маргарита никак не влияет на то, что я думаю или говорю. Это есть правда.

М.СИМОНЬЯН: Просто тому, кто написал этот вопрос, стоит почитать некоторые другие интервью – я не знаю сколько, я уже не помню сколько их Кевин дал после войны разным западным СМИ, которые он давал совершенно, я даже не знаю когда, во сколько. Это было без моего участия.

К.ОУЕН: И хотел бы еще добавить, что перед тем как приехать на работу в Россию, многие мои коллеги на Западе говорили мне: «Ты поедешь в Россию. Тебе будут, наверняка, говорить, что говорить и что делать. Но на самом деле это не так. Ситуация сбалансирована и вы сами всегда решаете, мы сами, что нам думать и как действовать в тех или иных ситуациях».

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть как раз пришла смска от какого-то вашего коллеги, подписано «Работник канала RT»: «Кевин действительно профессионал высочайшего уровня, работать с ним огромное удовольствие». Но не подписался человек. Ну что ж, мы говорили сегодня о канале «Russia Today»... О, видно знает? Не было смски в руках, не было телефона у Кевина. Мы говорили сегодня о канале «Russia Today», видно, несмотря на то, что не такой большой процент российский телезрителей имеет возможность вас видеть пока еще.

М.СИМОНЬЯН: Ну как сказать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Долго рассказывать не будем, мы еще встретимся. Несмотря на это…

М.СИМОНЬЯН: Если верить Гэллапу – а принято верить Гэллапу, наша ежесуточная аудитория в России – 150 тысяч человек. Для англоязычного канала это очень прилично.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Я к тому, что в общем, тема интересует, поэтому мы еще продолжим этот разговор о том, как работает «Russia Today» и отличается ли телевидение России для Запада от телевидения для России. А сегодня мы говорили с Маргаритой Симоньян, с Кевином Оуеном, помогал переводчик Михаил Конрад. Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Всего доброго.

К.ОУЕН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо.

Комментарии

11

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

moderator ДПС (Дежурный по сайту) 19 октября 2008 | 19:48

Дорогие пользователи!
Напоминаем! Если Вы хотите, чтобы ваш комментарий или вопрос миновал модерацию и НЕМЕДЛЕННО попадал прямо по адресу - достаточно всего лишь зарегистрироваться здесь - http://www.echo.msk.ru/log/
Присоединяйтесь к нам!
Ваш ДПС.


papasha_baker 20 октября 2008 | 01:06

"Я думаю, что ни на канале «SkyNews», ни на канале «CNN», ни BBC вы не найдете ни одного телеведущего или комментатора, который бы представлял исключительно свою точку зрения."
Неправда. Пример. CNN ведет абсолютно либеральную политику и совершенно расходится во взглядах с консерваторами. Но рейтинг есть ретинг. И канал пригласил в прайм-тайм(!) Гленна Бека - одного из самых консервативных ведущих Америки. Гленн 2 часа ведет свою автрскую программу, которая не имеет ни одной общей точки с каналом CNN. И таких примеров полно на западном радио и ТВ.

Правда, со следующего года Фокс предложил Гленну лучший контракт и теперь Бек, поднявший рейтинг CNN, покидает эфир.


lingosteve Стив Кауфман 20 октября 2008 | 04:23

Почему Оуен не понимает русский?
На мои взгляд, человек котори живут в Россию два года как Кевин Оуен, должен умеет говорит немношко по русски, или по краине мере понимать о чем идет речь по телевидению. Извините на моих многих ошибок но я изучаю русский последние два года, сама, и я живу в Канаде.И у меня 63 лет. У меня один велики учител, Эхо Москвы. Почти каждое диен я из саите сохраняю звук и техтов. Я слушаю и читаю и изучаю слов у фразий. Интересно да крайности. Если я жил бы в Москве два года, ошибок был бы меншее.


20 октября 2008 | 11:07

Переведу на русский :-)
"На мой взгляд, человек, который, как Кевин Оуен, живёт в России два года, должен уметь говорить немножко по-русски, или, по крайней мере, понимать, о чём идет речь по телевидению. Извините за множество ошибок, но я изучаю русский последние два года, сам, и я живу в Канаде. Мне 63 года. У меня один великий учитель - Эхо Москвы. Почти каждый день я с сайта сохраняю звуки и тексты. Я слушаю, читаю и изучаю слова и фразы. Очень интересно. Если бы я жил в Москве два года, ошибок было бы меньше."
Удачи в изучении великого и могучего!


lingosteve Стив Кауфман 20 октября 2008 | 19:22

Спасибо за помощь.
Спасибо. В течение два года я слушал и читал по–русский, немножко каждый диен. Только в последнее время я начинал говорить и писать. Сейчас у меня есть учительнитса через интернете. Лучшее был бы просить поправление впереди, но нет времени если хочу здесь комментировать немедленно.Спасибо за помощь.


20 октября 2008 | 20:46

Steve Kaufmann. Александр Винрар.
Спасибо обоим за позитив, который я получила, читая оба текста. Русский язык - трудный для изучения. Успехи уже есть, и немалые. Желаю дальнейших успехов. :-)
<<Спасибо. В течение двух лет я слушал и читал по-русски, каждый день понемногу (понемножку). Начал говорить и писать недавно (только в последнее время). Сейчас нашёл учительницу через интернет. Я написал бы лучше, если бы у меня было время для правки текста, но хочу комментировать немедленно. Спасибо за помощь.>>


20 октября 2008 | 14:34

BBC
Странно слышать замечания, про BBC. Я смотрю BBC World на английском языке регулярно, и не очень люблю их. BBC известно своей левацкой и антиамериканской направленностью. В какой степени это отвечает политике Великобритании (это государстаенный канал), не суть. Суть в том, что BBC изо всех сил пытались оправдать Россию в конфликте с Грузией. Не вышло, т.к. в отлмчие от некотороых других, они НЕ ВРУТ. Передергиргивают, но не врут.

В еще более сильной степени это относится к немецким СМИ. В первые дни они давали практически только Российскую позицию. Есть такой Александр Рау, так тот на всех каналах, с пеной у рта... Но потом, правда вылезла. После перехода границы, невмешательства Америки леваки увяли.


20 октября 2008 | 20:18

''Странно слышать замечания,про BBC''
Понимаю,что вы, Дмитрий, решили тут над родными убитых поиздеваться.Однако,из уважения к нашему общему имени, отвечу Вам.По ВВС 8.08.08 примерно до 13 часов,(далее мне стало противно на это смотреть), по московскому времени, вообще не было никаких новостей из Грузии,Южной Осетии,России(как и по CNN).Это при том,что российский телеканал "Вести" начал транслировать бомбёжку ночного Цхинвала около 3 часов ночи.Кстати,Буш сразу был поставлен правительством России в известность о происходящем - он приказал нам не вмешиваться.Если бы Россия не вмешалась в конфликт, то всех миротворцев и осетин Грузия похоронила бы тихо и незаметно,а как бы вы догадались об убийствах? А западные СМИ,на всякий случай,всё-равно выдали бы развалины Цхинвала за развалины Гори.Вот вам,Дмитрий,понравилось бы если бы банды Саакашвили уничтожили ночью ваш город и ваших родственников? А в это время вы включили бы телевизор,а там тишина- идёт часовая передача о допинге в ГДР.В тот момент какой ответ показался бы вам адекватным? (Помнится и к СМИ Германии у Путина были претензии,что они молчали 8.08.08- корреспондент ADF согласился с этим).


21 октября 2008 | 00:50

вообще не было никаких новостей из Грузии
И что с того? Речь шла о честных попытках BBC отмыть черного кобеля. Они сказали, что Грузия напала первой. Они пустили Иванова в Hard Talk 13-го. Но, они-же траслировали заседания совбеза ООН. Вот это был цирк! Ну тут уж, стоп машина, задний ход! Всем (кроме Вас, конечно) стало все ясно. Чуркину надо было премию давать, а не какому-то Оуену.

Еще раз повторяю, смешно обвинять BBC, они честно старались вам подыграть. Но ребята, тщательнее надо врать и тоньше. Берите пример с арабов. Они американцев и Израиль укатали на все сто по пиару, и BBC радостно поет им осанну. Но ВРАТЬ BBC для вас не будет. Не надейтесь.


20 октября 2008 | 22:07

19.09.08г. ТВЦ, "Народ хочет знать".

Хинштейн: "Международная политика давным-давно не строится с позиций хороший - плохой, добрый - злой. Она строится с позиций интересов. И ситуацию, кот. мы наблюдали, когда абсолютно однозначные события трактовались западными СМИ прямо противоположно реальному положению дел, потому что не Российские войска вошли на территорию суверенной Грузии, а груз. войска обстреляли позиции рос. миротворцев, кот. там находились на основании международных договоров".

Вл. Соловьёв ("Коммерсант"): "Когда начался конфликт, в ночь с 7 на 8, я всю ночь следил за новостями по ТВ до 8 утра. В Грузию я улетел 9. Я см. Рос.ТВ и ВВС. Впервые и на короткое время точки зрения совпали. Заголовок на ВВС был "Грузия атаковала Цхинвали. Он держался там какое-то время, до тех пор, пока в ЮО не вошли Рос. войска. Потом, уже будучи в Грузии, я наблюдал за тем, как журналист ВВС, находясь в прямом эфире, задавал Саакашвили неприятные вопросы. Он спрашивал его: "Зачем вы полезли в Цхинвали?" Другое дело, что уже говорил Саакашвили: "Нет, это был привинтивный удар по Рос. войскам, кот. шли через Рокский тоннель". Но ему задавали неприятные вопросы. Вначале поведение Грузии было оценено со схожих позиций. Потом у нас говорили о геноциде, а там уже говорили о Рос. агрессии".

Павел Вощанов (обозреватель "Новой газеты"): "Информационная война - это такая же война, как война идеологическая или война с помощью вооружений. Любая страна может прибегнуть к той или иной форме военных действий, поэтому не надо смотреть на информ. войну как на какую-то трагедию. Для меня что неприятно в нашем разговоре - что в нём чувствуется какая-то обида и желание поскорее в эфирное время уместить как можно больше претензий. Везде есть хозяева. И эти хозяева диктуют правила игры и правила действий для журналистов. У какого издания нет хозяев? Скажите мне? Где журналисты за счёт своих денег делают телеканалы, издают журнал? Нет такого. Везде есть хозяин. Меня волнует состояние полит. журналистики здесь, у нас в стране".

Злобин: "Что касается хозяев, ну возьмите те же самые пресловутые США. Там 6 главных медиа корпораций. Кто ими владеет, уже давно никто не понимает. Чьи там конкретно деньги? Это не американские корпорации. Это международные корпорации. Часть из них принадлежит Японии. Большая часть, значительная часть, принадлежит Японии. Что-то принадлежит европейцам. Деньги перемешаны до такой степени, но хозяин есть один, и главное правило: то, что они делают, должно продаваться, хозяин - потребитель. Дело не в информационной войне. Дело в том, что Россия выглядит непривлекательной моделью (страной). И задача России в данном случае доказать, что Россия, на самом деле, - это не та Россия, о которой пишут там, это враньё или фальсификация, или по незнанию. Если Россия может, если она привлекательная страна. Обязательно надо быть на медиа рынке и поддерживать свой имидж".

Прошутинская: "Когда случился конфликт между Великобританией и Аргентиной из-за Фолкленских островов, М,Тетчер собрала всех представителей Британских СМИ и оч. жёстко сказала: "Джентльмены, в ваших репортажах о наших войсках говорилось "британские войска". Это не "британские войска". Это наши войска, джентльмены". Свободные журналисты приняли упрёк, конфликт был быстро урегулирован в пользу Великобритании. Наверное, нечто подобное своим журналистам говорят и лидеры других стран, Россия в этом смысле - не исключение. Таковы условия работы журналистов всего мира, которые связали свою жизнь с политикой. Но всё-таки главное в таких сложных ситуациях любой власти - не перегнуть палку с требованиями к журналистам, потому что абсолютно послушные журналисты становятся бессмысленны, а следовательно, и бесполезны".


#20523 21 октября 2008 | 04:51

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот. Вот. Тогда давайте сформулируем вопрос. Мне хотелось узнать, как вы оцениваете работу разных сторон конфликта и как работали вы во время грузино-... как это правильно формулируется? Я забыла корректную формулировку... принуждение к... как правильно формулировалось? по принуждению к миру или как? я забыла. Извините, плохо подготовлена пропагандистскими... не владею пропагандистскими терминами. Как вы освещали ситуацию вокруг Южной Осетии, и отличалось ли это от каналов российских и каналов западных?

М.СИМОНЬЯН: Вы можете воспользоваться формулировкой низких терминов на других каналах англоязычных, это у них называлось «захватом Грузии».


Класс, Рита!!! Как ты выдержала паузу - дав ей, всё таки, договорить. Так она хотела, чтобы ты это подхватила... ха-ха-ха... Я просто угорал со смеха, как ты её отбрила. Так держать!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире