'Вопросы к интервью
14 сентября 2008
Z Телехранитель Все выпуски

Телевидение для мыслящих или телевидение для спорящих: кому адресованы программы «Закрытый показ» и «Гордонкихот»


Время выхода в эфир: 14 сентября 2008, 18:08

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель» — программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах и программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы поговорим, наверное, об одних из самых нашумевших проектов прошлого сезона и этого сезона – о проектах «Закрытый показ» и «Гордон Кихот». Мы не случайно их объединили, потому что ведущий один – Александр гордон. Добрый день, Александр.

А.ГОРДОН: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: И потому что их делает одна команда во главе с Натальей Никоновой. Добрый вечер, Наташа.

Н.НИКОНОВА: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Она руководитель студии спецпроектов «Первого канала», продюсер множества проектов, в том числе и этих, начиная с раннего утра и до позднего вечера, начиная с «Малахов +» и доходя до проектов, которые мы назвали – под вопросом – «для мыслящих или для спорящих». Для кого все-таки – чтобы поспорить или чтобы подумать – проект? Александр.

А.ГОРДОН: Ну, если речь идет обо мне, то чтобы подумать, если об аудитории – наверное, чтобы поспорить. Потому что конфликт закладывается изначально. Я очень люблю ссорить аудитории между собой, потому что тогда я понимаю, что происходит.

Е.АФАНАСЬЕВА: Высекаете ту самую искру.

А.ГОРДОН: Ну конечно – люди сталкиваются, у них свои мнения, каждый самостоятельная взрослая единица. Вот они между собою и воюют. А я пожинаю.

Н.НИКОНОВА: Ну, в общем, это нормально для телевидения. Для того, чтобы предложить продукт, который будут смотреть, нужно заставить его смотреть. Правда же? нужно замотивировать его смотреть. А в общем, самый главный крючок телевизионный – я не имею в виду информацию – это обмен энергиями, энергетический обмен. А спор – это самый простой способ получить энергию. Хотя не единственный, на самом деле, как показывает практика.

А.ГОРДОН: Да, но тут все-таки – если спор происходит в студии, это такая типичная простая драматургическая обыденность.

Н.НИКОНОВА: Каноническая схема.

А.ГОРДОН: Да, а когда спор происходит между людьми, которые смотрят, да еще и внутри одного человека, вот это уже, я считаю, высший класс, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, я скажу наши средства связи…

Н.НИКОНОВА: Похвалили себя.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас вас слушатели похвалят тоже или поспорят с вами. Я скажу наши средства связи со слушателями. Пожалуйста, уважаемые слушатели, пока смс-номер — +7 985 970 4545, а во второй части программы мы, как обычно, поговорим с вами и по телефону. Также будем задавать те вопросы, которые вы заранее прислали на наш сайт. Я вот о чем хотела спросить. Слушатели всегда знают людей, которые работают в кадре. В общем, не секрет, что большинство вопросов пришло именно Александру. Реже думают о том, что работает целая команда, которая это шоу придумывает, и не всегда оно идет от ведущего. Я просто была свидетелем того, как родилась идея… вернее, идея-то программы о кино с хорошим обсуждением была давно на Первом канале – как трансформировалась и как искали ведущего. И, наверное – можно, Наташ, я чуть-чуть открою секрет, — были кастинги, и по-моему, потом у Наташи появилась эта замечательная мысль, Гордон появился в кадре, принес новое название… это же ваша была идея?

А.ГОРДОН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: И шоу состоялось. Наташ, вот где эта золотая середина между тем, что идея рождается где-то в чьих-то умах и можно найти под нее человека, или наоборот – приходит человек, яркая личность со своей идеей и под него создается шоу?

Н.НИКОНОВА: По-всякому, на самом деле бывает. Придумать программу о кино, наверное, в общем-то, просто. Придумать программу про кино такую, которая будет заставлять задуматься о жизни, которая будет вскрывать совершенно разные пласты действительности и которая даст повод говорить о совершенно разных вещах, осмыслять действительность, это, наверное, плод коллективных усилий канала. А что первично – идея, замысел программы или ведущий, то тут как раз два в одном. Потому что действительно под программу о кино мы искали долго и мучительно ведущего, а когда нашли ведущего, захотелось его иметь в эфире постоянно. Но программа «Закрытый показ» — это эвентуальная программа. Все-таки нужен продукт, который обсуждается…

Е.АФАНАСЬЕВА: А таких фильмов не так много.

А.ГОРДОН: Не так много, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Александр покивал головой. Здесь зрители не видят, поэтому приходится озвучивать.

Н.НИКОНОВА: И очень хотелось сделать программу с Александром регулярную и постоянную, потому что телевидение все-таки начинается там, где у зрителя возникает привычка к просмотру. Ну, тут и у самого Александра возникла идея сделать программу, в которой он конфликтует с теми чудовищами, которых видит, которых чувствует, которых замечает. Я говорю сейчас о программе «Гордон Кихот» — эта программа интересна тем, что здесь нарушен классический закон ток-шоу, что ведущий не является участником программы – он всего лишь модератор. И поэтому эта программа кажется мне такой интересной, и, в общем, для меня она даже интереснее сейчас как для продюсера, чем «Закрытый показ», потому что это новый способ высечения энергии – это конфликт ведущего с внешним миром, с тем, что происходит в студии, с тем, что происходит за студией и вовлекается в студийное пространство. Это нарушение канона телевидения. А телевидение устроено таким образом, что оно сначала вырабатывает некий канон, стандарт, к которому зритель привыкает, а потом его же нарушает, и только в этой постоянной, достаточно тонкой череде создания канона и его нарушения, в этом, на мой взгляд, и заключается успех современного телевидения. Поэтому это совершенно новый тип конфликта – конфликт между ведущим и всеми сторонами – правой, левой, второстепенными героями…

А.ГОРДОН: Какая умная женщина… Я ничего этого не знал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Интуитивно. Александр, в одном из первых ваших телевизионных проектов, который вы вели тоже на Первом канале с Владимиром Соловьевым, вы даже говорили, что точка зрения не всегда соответствует – вы просто играли ее как актер-ведущий, и очень часто она не была вашей как личности. То есть вы от такой игровой формы ведения ток-шоу постепенно перешли к тому, что открыто отстаиваете свою точку зрения и не просто вступаете в спор, а вы ведь и проигрываете? Случается, мягко скажем, так. Все по-разному оценивают результаты первых выпусков «Гордон Кихота», но вы и сами говорили, что вы проигрываете этой гидре, монстру масс-культа и так далее.

А.ГОРДОН: Ну, проигрыш заложен в концепцию, с моей точки зрения.

Е.АФАНАСЬЕВА: А не боитесь вот такой концепции?

А.ГОРДОН: Да нет, не боюсь, потому что, во-первых, что-то я вообще ничего не боюсь в последнее время. Меня это пугает, что перестал бояться.

Н.НИКОНОВА: Можно я перебью? Если бесстрашны должны быть герои, которые приходят к нам в студию, они приходят принять вызов, бой от ведущего, от хозяина студии, то тогда бесстрашным должен быть и ведущий, хозяин. Это программа, которая требует бесстрашия и от ведущего, и от участников процесса. Это очень конфликтная программа, очень сложная, потому что здесь совершенно непонятно, что является победой, а что поражением. И непонятно – это пиар или это уничтожение этого чудовища.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот-вот — хороший вопрос: пиар или уничтожение. Потому что очень многие люди говорили, что того же Минаева они не читали до того, как его по Первому каналу отпиарил Гордон. Вот вы хотели этого добиться?

А.ГОРДОН: Ну смотрите. Во-первых, есть технология. Как их заманишь, если они самодостаточные люди? Да никак. Хоть так да пропиариться. Это у многих в крови, и такие люди, как правило, и попадаются на удочку «Гордон Кихота». Это первое. А во-вторых, я что-то сильно сомневаюсь, что мы пропиарили Минаева, потому что кто его не читал, тот читать и не будет. Достаточно зайти в книжный магазин — это ж не возбраняется – открыть, прочесть страницу, понять, что это полное дерьмо, закрыть и уйти восвояси. Поэтому нет, я что-то не верю в то, что это пиар. А потом – дальше будут приходить такие люди, которым уж пиар-то совсем не нужен. Они известнее меня в широких кругах.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну уж тогда поинтригуйте, кто еще будет. Я знаю, что пакет программ уже записан…

А.ГОРДОН: Я не умею думать, что можно рассказать, что нет. Пусть Наташа расскажет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наташ, тогда вы расскажите, кто еще будет в программе «Гордон Кихот».

Н.НИКОНОВА: Ну, снята программа с Виктором Ерофеевым.

А.ГОРДОН: Хорошая передача.

Н.НИКОНОВА: С прекрасной Ксений Собчак очень веселая получилась, кокетливая передача. Саша очень кокетливо боролся с Ксенией.

Е.АФАНАСЬЕВА: После этого она вашу бывшую супругу на «Маяке» метелила?

А.ГОРДОН: Ровно после этого, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, оказывается, что.

Н.НИКОНОВА: Это абсолютно фрейдистская история. Сняли программу с Михаилом Задорновым, где его препарировали совершенно в другом качестве, не как сатирика.

А.ГОРДОН: Чудовище просто! Не человек, а чудовище.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так. Какая реклама программы.

А.ГОРДОН: Я жду не дождусь, когда эта программа появится в эфире, потому что я знаю, что у меня после этой программы появится врагов в разы больше, чем было. Ну, его ж любят. А с тех пор, как он начал танцевать на поле оголтелого шовинизма и национализма, то уже любят втройне. У нас народ же обделенный этим самосознанием и великой человеческой гордостью.

Н.НИКОНОВА: Ну, для меня это очень важная программа, потому что там проговариваются какие-то такие существенные комплексы, фобии, и, в общем, на мой взгляд…

Е.АФАНАСЬЕВА: Общества?

Н.НИКОНОВА: Общества, да. И на мой взгляд, там фантастический достойный манифест нашего ведущего, под которым я могу подписаться под каждым словом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Проиграли в финале или нет?

А.ГОРДОН: А как можно у него выиграть? Конечно. Нет, он блистал в финале минут 20 и просил все это не резать, что невозможно, конечно. Но порезали очень аккуратно – повторы просто вырезали. Потому что он открылся до конца. Это было абсолютно саморазоблачение. Но он победитель. Он танцевал на моих костях, и эти кости гремели, скрипели и сыпались. Нет, он, конечно, потрясающий человек.

Н.НИКОНОВА: Ну, в общем, эта программа как-то совершенно по-новому раскрывает участников и ведущего тоже. Это программа, в которой не просто обмен смыслами и даже не просто спор – это некое такое театрализованное действо получается…

А.ГОРДОН: Ну, тут я сейчас открою тайну. Может, и для тебя тоже тайну. Я ведь не с ними борюсь. В последнюю очередь я борюсь с ними. Они – это повод и предлог. Я выясняю отношения с собой. У меня есть очень сложные колоссальные противоречия внутренние, поскольку это заложено уже с детства. Я же интроверт, который занимается всю жизнь экстравертными профессиями, который стоит на табуретке и что-то там кричит вслух. И мне это даром не дается, поверьте. И вот эти выяснения отношений мне нужны в последнюю очередь. Я пытаюсь понять, где я Джекил, а где я Хайд.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но наверное это нужно и людям, потому что, насколько я знаю, после вашей программы вы заходите на сайт Первого канала, и люди приходят с вами там еще доспорить. Им не хватает того, что вы спорите с аудиторией и с вашими героями или как их называть, если они ваши оппоненты. И люди начинают еще дальше с вами спорить, поддерживать. То есть такое вот общение дальше происходит, да?

А.ГОРДОН: Да, мне этот формат очень понравился. Его предложила пресс-службы или Интернет-служба Первого канала. Я как-то сначала зашугался, потому что ну что? все сказано. Еще после драки кулаками… еще клыки не остыли, кровь еще капает… Ну вот попробовал пару раз и понял, что в общем это очень хорошее продолжение разговора.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тут очень много вопросов, которые заранее пришли на сайт «Эха Москвы». Очень много вопросов, связанных с интернетом. Я их сейчас опробую быстренько зачитать. Может, вы на них вместе ответите или отдельно. Иван Дмитриев из Москвы, адвокат, спрашивает: «Посещаете ли Вы форум Первого канала? Если да, то какой у Вас там ник?»

А.ГОРДОН: Нет, у меня ника нет, и я активно не участвую. Единственное мое участие, как уже было сказано, это сразу после передачи такая онлайн-конференция, на которой я пытаюсь ответить на какие-то вопросы поступающие.

Е.АФАНАСЬЕВА: Его же вопрос: «Как Вы относитесь к тому, что многие Ваши телепроекты как нынешние, так и прошлых лет, оцифровываются с VHS на DVD и выкладываются в интернете?»

А.ГОРДОН: Слава богу. Может, они и у меня появятся в архивах. Потому что, вы не поверите, у меня нет ни одной программы «Нью-Йорк, Нью-Йорк!», ни одной программы «Собрания заблуждений».

Е.АФАНАСЬЕВА: Уважаемые поклонники творчества Александра Гордона, если у вас есть эти программы, пожалуйста, вы запишите для него, а мы передадим. Есть еще такой вопрос. Спрашивает Владимир Шершаков из Краснодара: «Есть какая-нибудь возможность увидеть повторы передач или иметь возможность скачать в интернете?»

А.ГОРДОН: Да, вот тут даже на этот счет записано.

Н.НИКОНОВА: Да, сайт Первого канала – www.1tv.ru/itv, третий канал – «Лучшее на Первом» по понедельникам аж целых три раза выкладывается программа Александра Гордона.

Е.АФАНАСЬЕВА: И по-моему, у вас в вашем разделе, где «Гордонкихот», я знаю, что можно все смотреть.

А.ГОРДОН: Я сам сегодня впервые, кстати, обнаружил, что Первый канал сделал такой подарок – такой сайт на сайте. Замечательно. И оформлено хорошо. Наверное, да, там можно что-то скачивать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Зато есть другой вопрос, спрашивает Анатолий, геймер из Казани: «Александр, принимали ли Вы какое-либо участие в создании компьютерной игры «Алекс Гордон», вышедшей недавно от компании «НевоСофт»?»

А.ГОРДОН: К сожалению, нет. Потому что если б принимал, то был бы сейчас, наверное, очень богатым человеком.

Е.АФАНАСЬЕВА: И Олег Викторович из Челябинска, аналитик: «Как Вы представлены в интернете? Есть ли сайт, либо планируете что-нибудь в «паутине»?»

А.ГОРДОН: У меня есть полудохлый сайт gordon.ru, но он посвящен в основном моему социальному проекту, общественному движению «Образ будущего». Ну и какая-то там информация обо мне есть. Но он очень редко обновляется, у меня просто руки не доходят.

Е.АФАНАСЬЕВА: Любопытный вопрос – даже не знаю, кому больше – Александру или Наталье. Сергей Ивлев, педагог из Петербурга: «Возможно ли пригласить в «Гордон Кихот» в качестве Вашего оппонента Андрея Малахова? Или корпоративная этика канала этого не позволяет сделать?» Так как Наташа и продюсер проекта, который ведет Андрей Малахов… Будете отвечать, Наташ, нет?

Н.НИКОНОВА: Да, в общем, ответить нетрудно и пригласить нетрудно. Вопрос – нужно ли? Мне кажется, есть в этом некая… То есть я не вижу проблемы в том, чтобы искренне поговорить – страстно или беспристрастно – с любым из ведущих Первого канала, но правильно ли это? нет ли в этом некоей местечковости – вот теперь разбираемся со своими? Саш, сама не понимаю, как ответить правильно на этот вопрос.

А.ГОРДОН: Ну нет, ощущение междусобойчика есть, конечно. Нет, я бы кого позвал из ведущих Первого канала на поляну «Гордонкихота» — это Гордона, конечно. Я мечтаю сделать такую передачу, когда я буду…

Е.АФАНАСЬЕВА: Современное телевидение позволяет его раздвоить.

Н.НИКОНОВА: Это мания величия, господа.

А.ГОРДОН: Это мания преследования.

Е.АФАНАСЬЕВА: Другой вопрос. Ольга, маркетолог из России, говорит, во-первых, спасибо за то, что я вас пригласила. Звали мы долго Наташу. Она все говорила – вот сезон начнется, и вот вы наконец к нам пришли. И она же задает вопрос: «В период подготовки «Гордон Кихот» Вы говорили о возможном участии Соловьёва в передаче. Соловьёв с Шевцовой на «Серебряном Дожде» заговорили о Вас с большой любовью и восторгом. После запуска передачи Соловьёв в своих комментариях развернулся на 180 градусов. Стал обвинять Вас во всех смертных грехах, как-то: Вы украли у него идею, пообещали взять его в долю и обманули, что новая передача — плагиат «К барьеру» и т.д. Объясните, пожалуйста, что на самом деле произошло».

Н.НИКОНОВА: Слушайте, это же счастье. Как только начинают обвинять в плагиате, это значит, что программа удалась, господа.

А.ГОРДОН: Нет, я знаю, что он хотел делать передачу «Вован Кихот», а я ее, значит, каким-то боком попятил. Должен его обвинить сразу. Дело в том, что передача «К барьеру» — это прямой и полной плагиат той программы, которую мы вели вместе на Первом канале, которая называлась «Процесс». Он просто убрал оттуда Гордона и остался один на другом канале. Но дело не в этом. Я его приглашал прийти. Он отбояривался по-всякому, придумывал самые смешные объяснения, почему он не может. Одно из них было связано с тем, что он якобы никуда не ходит, потому что у него есть специальные договоренности с каналом по этому поводу. Константин Львович изъявил желание сам позвонить его начальнику, чтобы Володю отпустили на «Гордон Кихот». Дальше нашлись другие причины. Вот, видимо, вы озвучили сейчас самые главные из них. Володь, я приглашаю тебя прийти в программу «Гордон Кихот». Обещаю – не оставлю мокрого места. Обещаю просто.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот на этой оптимистической ноте мы прервемся на выпуск новостей и продолжим программу «Телехранитель». В гостях Александр Гордон, Наталя Никонова, продюсер этих телепроектов, которые ведет Александр. Не уходите с нашего радио на то радио, где ведет… а Соловьева сейчас нет в эфире – он по утрам. Через несколько минут продолжим.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы продолжаем программу «Телехранитель». В гостях сегодня Наталья Никонова, руководитель студии спецпроектов «Первого канала», продюсер проектов «Закрытый показ», «Гордон Кихот», и Александр Гордон – соответственно, ведущий этих проектов. Говорим мы об этих двух… это ток-шоу, наверное, все-таки, Наташ, как вы определяете?

Н.НИКОНОВА: Конечно, ток-шоу.

Е.АФАНАСЬЕВА: В общем, проекты, которые для спорящих, для мыслящих – так, по крайней мере, как я понимаю, их задумывали авторы. Вопросов очень много, и по смс пришли – напоминаю еще раз номер: +7 985 970 4545. И заранее приходили на сайт. И естественно, много вопросов связано с вашим последним выпуском, который был в прошлую пятницу. Причем наши слушатели умудряются сами с собой еще и поспорить на сайте. Сергей Сергеевич, подписавшийся «наука, Москва», пишет: «Гордон!
За такую передачу как 12.09.2008 в девяностых годах Вы сразу стали бы нерукопожатным и Вас сторонились бы по гигиеническим соображениям: пляски на гробах убиенных – кощунственны». Ему отвечает тут же Максим Гайланс, программист из Петербурга: «Сергей Сергеевич. Ммда, попытка разобраться, кто же виновник в этой трагедии – это, по вашему, кощунство? Гордон! Спасибо вам огромное. Продолжайте людям открывать глаза…» и т.д. и т.п. То есть сколько людей, столько и мнений. Но все почему-то считают, что это ваша точка зрения, а не авторов фильма.

А.ГОРДОН: Это раз. А потом – почему-то все думают, что я все руки буду пожимать, которые будут протянуты, или наоборот буду расстраиваться, если их протягивать не будут. Я должен не в оправдание сказать, а для информации, что ровно 11 сентября 2001 года, в ночь с 11-го на 12-е – это был всего-навсего второй эфир той самой ночной программы «Гордон», где я должен сидеть и с умными людьми разговаривать о науке, а поскольку случилось то, что случилось, было принято решение использовать этот прямой эфир, обсудив события в Америке. И это была первая аналитическая программа на отечественном телевидении, которая вообще говорила о событиях. Не информационная, а аналитическая. Напоминаю – это было в ночь того же дня. Ваш покорный слуга собрал там достаточно большое количество экспертов именно в арабистике и первый тогда высказал прямое сомнение в официальной версии. Я как тогда не верил, что это сделала горстка арабов, так и сейчас не верю в это. Я заметил, что очень многие, особенно почему-то слушатели «Эха Москвы», которых тут разбаловали либеральными тенденциями…

Е.АФАНАСЬЕВА: Это к Венедиктову, пожалуйста.

А.ГОРДОН: Они очень легко принимают ту точку зрения, которая совпадает с их точной зрения, и готовы разорвать на части человека, обвиняя его во всех смертных грехах – в продажности, в непотребствах, в отсутствии личной гигиены, если его точка зрения – повторяю, выстраданная, не меняющаяся уже на протяжении 15 лет, а именно столько лет я в эфире, и начинал я в США, если вы помните…

Н.НИКОНОВА: Да я вообще не понимаю, каким образом поиск правды, я не говорю, что утверждение ее – никто не претендовал на это ни в фильме ни в обсуждении, – каким образом поиск правды, попытка выяснить истинные причины катастрофы может оскорбить память погибших? Замалчивание истинных причин – это и есть какое-то фантастическое, трагическое оскорбление, а вовсе не поиск истины.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот тут уже Руслан из Уфы предполагает, что показ этот был связан с очередным обострением отношений с США.

А.ГОРДОН: Ну, может быть, и так. А может, и нет.

Н.НИКОНОВА: А может быть, просто поэтому, в связи с тем, что это сейчас актуально? Потому что мы сейчас пытаемся разобраться, в каких мы отношениях с Америкой. Может, поэтому этот фильм и вызвал столько откликов. Потому что по нашим канальным измерениям – доля 30.

Е.АФАНАСЬЕВА: Соответственно, из 100 человек 30 в этот момент смотрело этот проект.

Н.НИКОНОВА: Хотя это пятница. Это время, которое традиционно отдается развлечениям, и традиционно считается, что в этот момент люди хотят чего-то легкого и веселого. Но мне кажется, что заслуга Первого канала как раз заключается в том, что здесь нет в программировании и в подачи продукта нет таких заскорузлых схем, а есть попытка все время быть актуальным. Канал все время меняется в связи с этим.

Е.АФАНАСЬЕВА: У меня как раз было ощущение, когда «Закрытый показ» появился и многие мои бывшие коллеги критики обратили внимание, что вот наконец вернулся живой разговор, пусть пока про кино. Как, знаете, человек в холодную воду входит и ногой аккуратно пробует. И вот вы разговором о фильмах попытались попробовать – а можно ли уже на этом телевидении, которое долгое-долгое время смешило, развлекало и будоражило, мягко скажем так, наверное, можно ли поговорить о чем-то посерьезнее? Ага, можно. Значит, следующий шажок делаем. Фильм посильнее показываем. И вот, по-моему, в прошлом сезоне самый большой шум вызвал показ фильма «Груз 200», и тоже, наверное, вы отдувались и за создателей и за всех?

А.ГОРДОН: Да, отдувались. И будем отдуваться дальше. У нас тут большое количество новых фильмов куплено, которые будут показаны. Да, абсолютно верно – мы говорим о кино. К сожалению, недостаточно говорим о кино. Я всякий раз настаиваю на том, с тех пор, как журнал «Сеанс» принимает участие в создании программы, настаиваю на том, чтобы разбирались профессионально фильмы, чтобы было понятно, что хотел режиссер, как у него это получилось, и главное – зачем он это делал. Мне интересно, как оценивается работа оператора, работа режиссера с актерами…

Е.АФАНАСЬЕВА: По-моему, зрителю больше как раз интересно о каких-то смыслах, а не… Потому что если бы на ваше место поставили такого чистого, например, кинокритика или какого-то чисто киношного человека и разговор бы шел только о профессии сугубо киношной, не вызвало ли бы это такого резонанса в обществе?

А.ГОРДОН: Я ж не говорю, что мы должны говорить только об этом. Я просто жалею, что эта часть нашей работы… она нужна как любая кинокритика, потому что, к сожалению, наше кино сегодня проигрывает гонку за умы не только потому, что мы скверно это кино делаем, а потому что мы потеряли квалифицированного зрителя, который приходит в кинотеатр для того, чтобы сделать несколько шагов…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть мы разучились смотреть?

А.ГОРДОН: Да.

Н.НИКОНОВА: То же самое на телевидении произошло – мы потеряли ту самую бонусную аудиторию, за которой сейчас, на мой взгляд, должны, просто обязаны бороться каналы, претендующие на общефедеральный статус. Правда? Это та самая аудитория, которой ничего не предлагает сейчас нынешнее телевидение. Но Первый канал, оправдывая свое скромное название, совершает в этом смысле достаточно радикальные шаги. Они, эти шаги, достаточно рискованны для канала, который обязан собирать большие аудитории, поскольку это большой бизнес, это большая ответственность перед теми, кто привык на Первом канале получать основную информацию. Мы не должны отпугнуть их, мы не должны растерять их. Но тем не менее – выходит канал «Городские пижоны», идет сейчас совершенно радикальная новая программа – «Прожектор Пэрис Хилтон». В прайм-тайме зажигает Александр Гордон со своими разговорами про смысл. И выясняется…

Е.АФАНАСЬЕВА: Раньше вы позже выходили со своим «Закрытым показом» — прямо в ночь. А сейчас как-то прямо после программы «Время».

Н.НИКОНОВА: А сейчас все ближе к сердцевине.

Е.АФАНАСЬЕВА: Кстати, здесь вопрос от Николаича из Москвы: «А когда мы увидим в «Закрытом показе» фильм режиссера А.Гордона?»

А.ГОРДОН: И это предмет переговоров продюсеров этого фильма и продюсеров канала. Если продюсеры, которые занимаются кинопоказом, захотят купить этот фильм на Первый канал, а потом еще решат показать это в рамках программы «Закрытый показ», я буду только счастлив. Потому что у меня давняя мечта – собрать всех обиженных, а не обиженным, по-моему, из студии никто еще не ушел…

Е.АФАНАСЬЕВА: И вот тогда они отыграются на режиссере Гордоне.

А.ГОРДОН: И каждый кинет в меня камень, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте назовем еще раз наш телефон – 363 3659. Код московский – 495. Вы можете звонить и задавать свои вопросы — +7 985 970 4545. Рамиль из Уфы спрашивает, где можно посмотреть программу «Закрытый показ» о фильме «Груз 200». По-моему, там же, на сайте Первого канала.

А.ГОРДОН: Да, в сети все есть.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Поступало ли вам предложение работать на «Эхо»? Серж из Москвы» спрашивает.

А.ГОРДОН: Лет пять уже нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Алексей Алексеевич, это намек. 363 3659. Давайте послушаем звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Наталья Николаевна, я из Санкт-Петербурга. У меня вопрос к господину Гордону – не планирует ли он в своей программе «Закрытый показ» показать фильм Вайды «Катынь»?

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо, Наталья Николаевна.

А.ГОРДОН: Я вам сначала объясню механизм, потом попробую ответить на вопрос. Поскольку я не обладаю такими ресурсами, какими обладает Первый канал, я фильмы не покупаю. Их покупает специальная дирекция Первого канала.

Н.НИКОНОВА: Дирекция кинопоказа занимается закупками, и в сотрудничестве с этой дирекцией мы и выпускаем программу «Закрытый показ».

А.ГОРДОН: Да. Но мы, правда, имеем право, как я понял, этой дирекции рекомендовать, что если к вам попадет вот такой фильм, то мы бы очень хотели его увидеть в нашей программе.

Н.НИКОНОВА: Да, вот в частности фильм «Яр» — это же была горячая протекция журнала «Сеанс», насколько я помню.

А.ГОРДОН: Этого я не помню, но может быть, да. Я еще фильма не видел, поэтому не могу сказать. Поэтому если продюсеры Анджея Вайды принесут этот фильм на Первый канал и Первый канал примет решение его купить, то мы со своей стороны будем ходатайствовать, чтобы этот фильм показали не просто так, а в обрамлении нашей программы, то есть чтобы мы могли на эту тему еще и поговорить.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Вадим из Санкт-Петербурга. Скажите, пожалуйста, почему очень интересные программы и фильмы у нас идут в очень позднее время, когда все думающее население уже спать готово ложиться?

А.ГОРДОН: Это не ко мне вопрос. Сейчас Наталья Никонова на него ответит.

Н.НИКОНОВА: Ну, вопрос, на самом деле – в какой момент думающего населения больше у телевизора. Я не знаю, я вот прихожу – ну, не самый думающий, наверное, человек, но и мои коллеги приходят домой ближе к полуночи. Поэтому для меня существует то телевидение, которое за полночь. Хорошо это или плохо, не знаю. Но тем не менее – я же уже говорила о том, что канал обязан учитывать интересы всей аудитории. И если мы предложим в прайм-тайм радикальный продукт, который…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вместо «Татьяниного дня» поставит Гордона…

Н.НИКОНОВА: Да, который будет интересен какому-то очень узкому кругу аудитории, то наверное это будет каким-то плевком в сторону тех, кто в этот момент хочет смотреть другой продукт. Это обязанность канала – учитывать интересы аудитории. Но тем не менее, фильм «Груз 200» и потом программа «Закрытый показ», который уже ближе к ночи шел, и доли были фантастические. Я думаю, что это были не только те, кого принято называть думающей аудиторией. Я думаю, что на самом деле то телевидение, которое актуально, интересно всем. И мы просто сейчас только ищем эту дорогу. Мы идем этой дорогой, мы пытаемся сделать программы, которые попадают в точку общественного внимания, которые попадают в общественный резонанс, которые привлекут и тех, кто считает себя мыслящими, и тех, кто вообще не думает, мыслящие они или не мыслящие…

А.ГОРДОН: То есть правильно я понял, что сейчас, когда программы показывают поздно, меня ненавидят единицы, а если показывать в прайм-тайм, меня будет ненавидеть полстраны?

Н.НИКОНОВА: Готовьтесь, Саша.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 3659. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Владимир, я из Москвы, мне 52 года, высшее образование. У меня вопрос к Александру. Замечательная передача, блестящая. Спасибо огромное!

А.ГОРДОН: Вам спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: И особенно потрясла передача с Мавродием. Ну блестяще, высшая похвала. И – очень короткий вопрос. По-моему, вот этого журналиста, которого мы смотрели позавчера, о взрыве здания, Джульетто Кьеза, и по-моему, у него есть фильм, тоже журналистское такое расследование, как погибла наша атомная подводная лодка, если мне память не изменяет.

А.ГОРДОН: Может быть. Я не знаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Только здесь ситуация с точностью до наоборот – ничего не показали на Западе, но показали огромной аудитории Первого канала в России.

А.ГОРДОН: Вы знаете, что я вам скажу – я был свидетелем того, как после программы Константин Львович подошел к Джульетто Кьеза, поблагодарил его за участие в эфире и сказал, что мы с удовольствием продолжим сотрудничество – если вы хотите показать что-нибудь еще, то мы это сделаем. Я просто не в курсе фильмографии Кьезы, как-то мимо меня прошло. Если такой фильм, есть, то, может, он и появится. В любом случае, если они примут решение это показать, то мы это обсудим.

Е.АФАНАСЬЕВА: 363 3659, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Михаил, из Москвы. Я бы хотел спросить вас, Александр, вот о чем. Опять же, возвращаясь к той последней вашей передаче – кто подбирает людей, которые будут обсуждать этот фильм? Это ваша инициатива или продюсер занимается?

А.ГОРДОН: Подбирают редакторские мозги и обстоятельства. Потому что изначальные списки людей, которых мы хотели бы видеть в студии, насчитывают человек по 50-70 с каждой из сторон. С подробными предынтервью, с каким-то бэкграундом. Но дальше начинаются реалии. То есть мы записываем это не вообще, а в какое-то конкретное время в Останкино от и до. И люди отваливаются – кто-то не может, кто-то за границей, кто-то боится, кто-то не хочет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Много таких, кто боится?

А.ГОРДОН: Да, очень много.

Н.НИКОНОВА: Конечно. Это же скандальная программа – ты должен занять определенную сторону, ты должен высказаться против конкретной личности или против конкретного фильма, а не у каждого хватает на это мужества.

СЛУШАТЕЛЬ: Безусловно. Ну хорошо – но у вас-то ведь есть своя позиция по этому поводу? Если вы видите, что одна из сторон явно превышает по своей известности другую сторону, то это уже нехорошо. В последней передаче было именно так.

А.ГОРДОН: Нет, не могу я с вами согласиться. С одной стороны – понятно, сидят телеведущие…

СЛУШАТЕЛЬ: Сидит Леонтьев, а с другой стороны сидит Хотиненко, который говорит то же самое…

А.ГОРДОН: Хотиненко сидел с той же стороны. А вот с другой стороны – на секундочку – Рой Медведев, сидел человек, который возглавлял аналитический отдел КГБ Советского Союза…

СЛУШАТЕЛЬ: Да, и бывший корреспондент Первого канала Сухов.

А.ГОРДОН: Свидетель Сухой, да. Кроме того – историк, кроме того – специалист по прочности зданий. То есть тут как раз все было выдержано абсолютно.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, ну это же не по гамбургскому счету.

А.ГОРДОН: А кого надо было позвать по гамбургскому счету?

СЛУШАТЕЛЬ: Позвать людей не менее известных.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну а вы фамилии предложите, пожалуйста. Поработайте редактором.

СЛУШАТЕЛЬ: С удовольствием поработал бы редактором. Но я не могу этого сделать сейчас. Я говорю свои впечатления о передаче.

А.ГОРДОН: Перекосы неизбежны именно потому, что я говорю, что кроме мозгов еще обстоятельства действуют.

СЛУШАТЕЛЬ: И вот единственное, что мне в этом фильме Кьезы…

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, вы знаете, давайте мы сейчас не будем фильм обсуждать. Мы говорим не о фильме. Обсуждение фильма – была целая передача у Гордона. Мы теперь уже говорим о самом Гордоне и о его передаче. Олег пишет: «В Москве и Питере полночь, а в Сибири?» Как я понимаю, в Сибири идет в то же время, что и в Москве, потому что есть орбитное вещание. Правильно я понимаю?

А.ГОРДОН: Да. Мало того – даже на Дальнем Востоке. Я вот недавно был на Сахалине – там даже раньше выходит, по-моему.

Н.НИКОНОВА: Нет, у нас прямая сетка. Все зрители страны смотрят программы в одно и то же время. Это уважение к зрителю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Марат из Уфы ждет возвращения программы «Гордон» — диалога с учеными.

А.ГОРДОН: Ну, пусть ждет. Я тоже жду. А толку-то?

Н.НИКОНОВА: Мне кажется, Гордон сейчас ведет широкий спектр диалогов, в том числе и с учеными, потому что, допустим, программа «Гордон Кихот», посвященная Геннадию Здановичу, как раз такой, можно сказать, и научный разговор.

А.ГОРДОН: Ну да. Но вот, кстати, я хочу сразу объединить эти два вопроса в одно предложение. Давно ли меня звали работать на «Эхо Москвы»? давно. И я б с удовольствием делал на «Эхе Москвы» программу с учеными по ночам. Было бы замечательно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот заявка Алексею Алексеевичу Венедиктову. Думаю, он нас слышит. 363 36 59. Добрый вечер. Тем более, что многие ведущие Первого канала на «Эхе Москвы» работают. Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Я хотел бы сказать пару слов. Господин Гордон, я вас знаю по Америке. Естественно, после Америки вы сделали очень хороший качественный скачок на русском телевидении. Но своей вчерашней передачей вы включились в общую борьбу с американским империализмом. Не стыдно это делать? Вы ж все-таки специалист и профессионал.

А.ГОРДОН: Простите, пожалуйста, я не знаю, как вас зовут.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Александр.

А.ГОРДОН: Александр, тезка, да. Я включился в борьбу с американским империализмом 15 лет назад, находясь еще на территории США.

СЛУШАТЕЛЬ: Я этого не видел в Соединенных Штатах. Вы там зарабатывали кусок хлеба дубляжами и прочими делами.

А.ГОРДОН: Не только этим. Я еще делал программу, которая называлась «Нью-Йорк, Нью-Йорк!»

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я это тоже видел.

А.ГОРДОН: И дальше?

СЛУШАТЕЛЬ: Но вчерашняя ваша программа – ну зачем же это, зачем? Вы не привели ни одного объективного… пожалуй, там Сухой только был абсолютно независимый человек. А Хотиненко хочет получить бабки на новый…

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте все-таки поинтеллигентнее.

А.ГОРДОН: Александр, сколько людей, столько и убеждений. Я только хочу – опять-таки, не в оправдание… может, вы просто не расслышали последний монолог ведущего… сказать, что я ж не призывал вас не верить Кьезе и не верить американцам, я не призывал вас верить одной стороне и не верить другой, я призывал вас ровно к обратному – не верить никому до тех пор, пока вы внутренним камертоном своим, который напрямую связан с вашей собственной историей, мировоззрением, взглядами, не проверите ту или иную версию. Не верьте никому! Время такое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тут очень много, кстати, реплик, приходящих на смс, с предложением вам гостей для «Гордон Кихота».

А.ГОРДОН: Да, интересно.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Елена, вопрос гостям – а слабо пригласить Доренко? А то из названных персон никто не цепляет. Пошловато даже. С уважением, Василий».

А.ГОРДОН: А у меня нет претензий к Доренко. Он абсолютно цельный человек. Я не согласен с тем, что он несет, но он несет это уже очень давно и очень последовательно. Поэтому у меня к нему нет претензий.

Е.АФАНАСЬЕВА: Прилепина предлагают вам.

А.ГОРДОН: Может быть, да. Я не знаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все сразу я не найду, буду постепенно находить. 363 3659 – пока поговорим по телефону, я еще найду. Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Алексей. Я хочу Александру выразить свою благодарность. Это единственный человек, которого можно слушать и смотреть. Это единственный думающий человек, который еще остался в нашем телеэфире.

А.ГОРДОН: Я покраснел.

Е.АФАНАСЬЕВА: У вас вопрос есть? Или это реплика?

СЛУШАТЕЛЬ: Александр, не сдаваться! И продолжайте, пожалуйста, в том же духе.

А.ГОРДОН: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Мы вас любим, ждем и на вас очень надеемся и рассчитываем. Спасибо вам большое.

А.ГОРДОН: Спасибо. Хоть кто-то руку пожал.

Н.НИКОНОВА: Не, на самом деле это здорово, потому что когда программа включает зрителя в процесс размышления, это, мне кажется, дорогого стоит.

А.ГОРДОН: Да чего мы так прицепились к какому-то гипотетическому зрителю? Я все время привожу пример. Ночные программы с учеными не могла смотреть, потому что работала в ночную смену, но записывала женщина, которая работает на Ярославском шинном заводе на конвейере…

Е.АФАНАСЬЕВА: Я думаю, что если доля 30, то вряд ли только интеллектуалы в этот момент смотрели.

А.ГОРДОН: Где их столько взять-то?

Н.НИКОНОВА: Я ровно об этом и говорила – что на самом деле подумать-то всем приятно. Вот и все.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте последний на сегодня звонок. 363 3659. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Михаил из Москвы. Я хочу выразить благодарность Александру Гордону. Большое спасибо. Очень интересные передачи.

А.ГОРДОН: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы очень правильно сказали, что два здания разрушены, о третьем почему-то никто не говорит. Люди, которые вам выражают свое негативное отношение – не слушайте их. Ничего хорошего в Америке никогда нет, не было и не будет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, Америку мы сейчас, можно, не будем обсуждать? Спасибо вам за реплику.

А.ГОРДОН: Не все интеллектуалы, да, из тех, кто смотрел эту программу. Не все.

Е.АФАНАСЬЕВА: У нас тут есть постоянный слушатель, который подписывается JC Denton: «Дайте я тоже пожму Гордону руку!» Так что насчет нерукопожатного – это… Расскажите, пожалуйста, вот два формата – это как предел, во-первых? Во-вторых – все-таки не боитесь ли вы запутатьтся? Там вроде кино, но как бы тоже про жизнь, здесь вроде про жизнь – нет ли опасения какого-то пересечения?

А.ГОРДОН: Нет, у меня есть внутренние границы, такие каналы. Как в Венеции – это вот главный канал, а это… Я плыву по одному и…

Е.АФАНАСЬЕВА: «Гордон Кихот» сейчас главный канал или «Закрытый показ»?

А.ГОРДОН: Для меня, конечно, «Гордон Кихот». Но я очень люблю «Закрытый показ». Я очень не люблю кино, которое мы обсуждаем, но очень люблю проблематику, которая в результате возникает.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наташа, для вас что интереснее сейчас продюсировать?

Н.НИКОНОВА: Я уже говорила, что мне по-продюсерски интересен, конечно же, проект «Гордон Кихот» — может, потому что он новый. А «Закрытый показ» — это любимое детище…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вышедшее, кстати, в финал «Тэфи», и сам Александр как ведущий вышел, Наташа как продюсер, с чем вас поздравляю.

Н.НИКОНОВА: Спасибо. Но в любом случае это такой, несколько, может, мизантропический способ постижения реальности, который связан с личностью ведущего, с личностью Александра Гордона. Поэтому неважно – «Закрытый показ» ли это… это все равно пятница вечер – ждите Гордона.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, в эту пятницу уже будет, да?

А.ГОРДОН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ладно. Это были Александр Гордон, Наталья Никонова в программе «Телехранитель», прощаюсь с вами не на одно, а на два воскресенья. Через две недели услышимся. Елена Афанасьева. Всего доброго.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире