'Вопросы к интервью
17 июня 2007
Z Телехранитель Все выпуски

Телевидение о кино и кино на телевидении


Время выхода в эфир: 17 июня 2007, 18:11

Е. АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер. В эфире «Телехранитель» — программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах и программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы сформулировали нашу тему так: «Телевидение о кино и кино на телевидении». В гостях у нас Кирилл Серебренников. Добрый день, Кирилл.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Добрый день.

Е. АФАНАСЬЕВА – Человек, которого можно представлять как кинорежиссер, театральный режиссер, телевизионный режиссер, потому что это одна из твои первых ипостасей была. И в Москве ты стал сначала известен как обладатель премии ТЭФИ как лучший режиссер страны.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Правда, был такой момент. Когда я работал на «Авторском телевидении».

Е. АФАНАСЬЕВА – А потом уже пошел в театр и в кино. В последние дни тебя увидели как ведущего программы… она называлась «История в деталях» или…?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – «Кинотавр в деталях».

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть ты заменил Федора Бондарчук?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Да, он на съемках и не мог быть на своем рабочем месте. И я воспользовался предложением канала СТС заменить его в эфире. Ну, я думаю, что это все-таки такая разовая была акция.

Е. АФАНАСЬЕВА – Только на Кинотавр? Или еще будешь продолжать?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Мне кажется да, потому что Федор вернется и будет вести эту передачу, эту замечательную программу, сделанную для него и под него.

Е. АФАНАСЬЕВА – Кроме этого на небольшом канале «ТВ-3» у тебя есть программа, которая называется «Другое кино» — уж совсем про другое кино.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Вот это какая-то очень важная для меня история, потому что это кино, которое с трудом пробивается на отечественный телеэкран, потому что его называет неформатное. Оно называется «другое кино». Хотя я не понимаю, почему все эти замечательные фильмы авторские, тонкие, умные и талантливые – другое кино. Как раз, мне кажется, это одно главное кино и должно быть, другое – все остальное. Но, тем не менее, передача называется «Другое кино», она рассказывает о людях, которые живут в фильмах. То есть предметом рассмотрения являются не создатели, не режиссеры, а герои. И вот они исследуются с точки зрения психоанализа или каких-то других психологических ракурсов. Вот такая история.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я хочу нашим слушателям сказать средства связи с нами. Пожалуйста, сначала SMS-сообщения ваши, ваши вопросы Кириллу Серебренникову, ваши реплики по номеру + 7 985 970-45-45. А во второй части программы после новостей как обычно вы сможете задать Кириллу вопросы и по телефону. Пока SMS 985 970-45-45. Я не случайно, по-моему, это один из немногих гостей, к которому я сразу на «ты» обратилась, просто сидеть и притворяться: «Здравствуйте, Кирилл Семенович».

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Да-да-да. Мы знаем друг друга очень много лет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, с университета знаем. Поэтому я наверное одна из немногих, кто видела твою программу «Другое кино» на ростовском дециметровом каком-то канале. И могу сказать, что, в принципе, она была наверное такая же, она была про то же.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Она была про какой-то авторский кинематограф, про его, правда, создателей. Тогда была необходимость пропагандировать и рассказывать людям, просто как культпросвет такой делать про то кино, которое появилось. Это было совершенно пиратский продукт.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть фильмы вы показывали нелицензионные?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Просто так нелицензионно показывали хорошие фильмы. Но мы при этом делали передачу с моим соавтором, и мы рассказывали про режиссеров, как-то очень серьезно. И какие-то киноведческие изыски делали.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но тогда тебе было легче. Вас «Гэллап» там не мерил.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Во-первых, никто не мерил. Во-вторых, это было все вообще в первый раз. Понимаешь, мы же застали с тобой время, на самом деле прекрасное, когда все делалось в первый раз. Первый прямой эфир, первая какая-то программа о кино, первый раз разрешенное такое-то слово в эфире, первый раз показанная женская грудь обнаженная в эфире. Вот это все было в первый раз. Круто, революция, сплошная революция. Сейчас все это обыденно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но для себя ты тогда чем определил разницу между другим кино 10-летней давности или 15-ти и нынешним?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ты знаешь, ничем. Просто для меня очень важно наличие авторства в искусстве. Авторский подход, который сейчас постепенно заменяется кураторским. Ведь мы сегодня говорим о продюсерском кино, сегодня мы говорим о кураторах, а не о художниках. Странная подмена, когда художника, творца, автора заменяют какой-то другой институцией, заменяют какой-то другой структурой. Вот мне интересны эти люди, люди, которые делают фильмы, люди, которые в этих фильмах живут; люди, которые смотрят эти фильмы, тоже иногда интересны.

Е. АФАНАСЬЕВА – Очень смешная SMS-ка пришла от Ольги из Москвы: «Я не могу понять, почему у Михаила Касьянова все заимствовали название бренда: появились «Другие новости», «Другое кино», и еще много чего другого. Почему так происходит?» Всю другую жизнь придумал Михаил Касьянов наверное.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Да, ну видишь, какие бывают интересные проекции. Теперь все, что ни возьми, другое, все будет как-то корреспондироваться с этими политическими играми.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы не случайно разделили нашу тему сегодня на две части – это кино на телевидении и телевидение о кино. Потому что, в принципе, кино очень трудно существует на телевидении. А мы с тобой как раз перед тем, как зайти в студию, разговаривали о том, что когда массовое телевидение создавалось в 50-е годы, то сначала казалось многим, бери и показывай фильмы, а оказалось, что восприятие даже кино на телевидении другая. И поэтому на телевидении кино вообще воспринимается иначе, чем в зале. Там другие правила игры.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Точно абсолютною. При этом, как ты знаешь, большое количество рекламы, которое просто иногда убивает фильм.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, в прошлой раз у меня в этой программе был Николай Досталь, который просто жаловался, что его сериал «Завещание Ленина» просто убили рекламой.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – И вот там уже не понимаешь, где кино, где реклама, где что, все это распадается на части. Это в какой-то степени преступно и по отношению к произведению искусства. Ну ты представляешь, в каком-нибудь классическом фильме Висконти рекламу прокладок или чего там сейчас рекламируют. Ты знаешь, я же не смотрю сейчас телевидение вообще. Я странный для тебя собеседник сегодня.

Е. АФАНАСЬЕВА – Люди, которые приходят в эту студию и делают телевидение по-прежнему, ты-то от этого отошел немножко, они тоже говорят, что кроме того, что делают сами, не смотрят.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Значит все равно смотрят, потому что сами делают, сами должны за это отвечать.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но ты же сейчас в кадре работаешь как ведущий.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Я работаю, да. Но я отвечаю за все… более того, я всяческими силами старался сделать так, чтобы… как редакторы подходят, говорят, слушайте, не употребляйте непонятных слов, не надо вот эти слова непонятные употреблять, пожалуйста.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я смотрела этот кусок, где вы вальсирующе разбирали, почему не было оргазма у (НЕ РАЗБОРЧИВО), конечно трудно без дополнительных слов, потому что…

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Там очень серьезные слова. И очень мне нравится, что в программе «Другое кино» наоборот в культ другой лексики.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это для тех, кто въезжает, это такие отличительные фишки.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Для тех, кто глубокой ночью.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это для тех, кто может читать.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Да-да.

Е. АФАНАСЬЕВА – А ты один из немногих, кто делал и телевидение как режиссер, и кино. И многосерийное, то есть сериалы, и обычное. Вот глупый вопрос, но главное – в чем разница?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Хм… Вообще делать сериалы очень трудно, потому что ты начинаешь с какого-то киноподхода, а потом понимаешь, что объем такой огромный, это такой хронометраж, и тебе надо делать так, чтобы не провисло. И, как правило, чтобы не провисло, надо добиваться какими-то достаточно топорными средствами. То есть там не до тонкости.

Е. АФАНАСЬЕВА – Там надо вешать крючки, на которых держать зрителя. Огромные.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Такие крюки, я  бы сказал: бить по голове, за что-то цеплять. И в результате все это становится грубоватым. А тонкие вещи на телевидении проваливаются. Это совершенно точно. И даже Достоевский, уж он тонок, но на телевидении он превращается в такую плосковатую историю. Как минимум, похож всегда становится на «Петербургские тайны», на какого-то другого автора – не на себя.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но у тебя было несколько сериалов. Один из которых НТВ прервали на середине показа…

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – И сказали, мы не можем это показывать и вообще мне можем это смотреть. Немедленно выключите эту гадость! Был такой момент. Там удивительные люди, уже где они, кто они.

Е. АФАНАСЬЕВА – Уже поменялись 10 тысяч раз.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – 10 тысяч раз поменялись, но не важно. Вот был такой момент. Понимаешь, был момент, когда я строил иллюзии, что в телевидении возможно авторство. Более того, когда я пришел на телевидение, вот в эти самые неконтролируемые конец 80 – 90-е – это была такая свобода, это было такое чудо, это был такой свежий воздух, когда мы могли себе позволить эксперименты; и более того, такие совершенно, как бы сегодня сказали, «арт-хаусные» эксперименты. Но это быстренько улетучилось, и с тем, как это улетучилось, мне это телевидение, в общем-то, стало не очень интересно. Потому что обслуживать коммерческие какие-то сферы или интересы или быть приставкой к рекламе скучно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но ты же вышел в качестве ведущего сейчас этих «Дневников Кинотавра» на достаточно коммерческом канале СТС. Публика совершенно не изысканная.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Но мы серьезно говорили о кино. Мы не сделали ничего, что бы развлечь во что бы то ни стало. Мы были серьезными.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я как раз заметила, что моя коллега Ксения Ларина, по-моему, в прошлую субботу с Ириной Петровской обсуждая телевизионную неделю, заметила, что подсела она на выпуски «Дневника Кинотавра», который вел Кирилл Серебренников, потому что (что ее удивило) он посмотрел все фильмы своих коллег и очень уважительно с ними разговаривал.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – А вот знаешь, самое страшное, что есть на сегодняшнем телевидении, почему я его перестал смотреть и вообще воспринимать это вот такой хамско-наплевательский и уничижительный тон всех по отношению ко всем. Во всех передачах, даже самых игровых, задача одних людей поддеть других, выставить их как-то глуповато, чем-то там уколоть. Вот это, по-моему, ужасно и очень неприятно.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть людей удивляет, что один режиссер уважительно и заинтересованно, доброжелательно разговаривает.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – А не поддевает его, вот это было, видишь, какое ноу-хау.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я кинотусовку, в отличие от телевизионной, не знаю. Это действительно редкость, когда режиссер с другим режиссером говорит уважительно к его фильму.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ты знаешь, я до этого месяц был в Тибете. У меня были другие немножко установки. И я понимал, что в гневе, ненависти и в желчи никакого смысла нет и никакого толка нет. Это абсолютное нездоровье, это абсолютный невроз. Просто я старался делать не невротизированную передачу, а передачу с интересом. Мне кажется, даже в самом неудавшемся фильме – а неудачный фильм всегда трагедия, никто же не хочет снять неудачное кино – и в самом неудавшемся фильме можно как-то, уважая этих людей, задать им какие-то такие вопросы, что это не будет топтание ногами. Раздевание.

Е. АФАНАСЬЕВА – У нас очень много по SMS сыпется вопросов. Давай перед новостями такой блиц устроим, я буду быстро читать и отвечать. Наталья из Москвы «Серебренников, у вас талант рассказчика. Как завороженная смотрю рубрику «Другое кино», и вы прекрасно вели репортажи с Кинотавра».

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Спасибо большое.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спрашивает Макс: «В этой программе «Другое кино» представлены только отечественные фильмы?»

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Нет-нет, как раз в основном западные.

Е. АФАНАСЬЕВА – Маша: «Кирилл, вы очень талантливый человек, но позволю себе остановиться на показавшихся мне у вас недостатках».

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Давайте.

Е. АФАНАСЬЕВА – «Мне кажется, у вас проблемы с цветом и с изобразительным восприятием. Когда вы снимаете фильмы, мне кажется, что вам нужно найти партнера, талантливого оператора, и полагаться на него».

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Может быть. Вообще у нас у всех проблемы с цветом.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы росли в бесцветной стране.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Мы бесцветная страна и бесцветная среда и среда не очень красивая. Поэтому когда я был в том же Тибете, первое, что меня потрясло, это цветоощущение. Как у этих людей другое цветоощущение. Какие там роскошные бьющие мощные цвета, как они выражают это цветоощущение в своей одежде, как они потрясающе одеваются. А мы все через серое.

Е. АФАНАСЬЕВА – Там тоже у монахов такого потрясающего цвета оранжевого или рыжеватого?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Да. Или шафрановый.

Е. АФАНАСЬЕВА – «Кирилл, я в восторге от того, что выделаете. Как вы обозначите свое творческое кредо?»

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – О, я так не могу. Вы знаете, я всегда слово «творчество» очень осторожно. Всегда говорю, что творчество у Димы Билана, у нас — работа.

Е. АФАНАСЬЕВА – Артем спрашивает, есть ли у тебя мнение про фильм «Кремень».

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Вы знаете, это один из моих фаворитов на Кинотавре. Я считаю, что это очень удачное крепкая мощная и честная работа Алексея Мизгерева и команды и прекрасные актерские работы. Обратите на них внимание. Поэтому всячески рекомендую их к просмотру. Понятно, что он может вызвать какое-то отторжение, потому что это кино не из тех, которые должны нравиться, но это, безусловно, повод для размышления о времени и о себе.

Е. АФАНАСЬЕВА – Миша Павлов из Ростова: «Кирилл, привет. Расскажи про Сережу Тимофеева». Если это про того Сережу, с которым я еще в газете «Комсомолец» работала… Светлая ему память.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Это отдельный рассказ. Светлая ему память. Светлейший человек, замечательный. Это все, что пока можно сказать, потому что это действительно тема отдельной и какой-то программы про те самые чудесные 80-е – 90-е, когда какие-то люди ярко быстро расцветали и, к сожалению, очень ярко и быстро угасали.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Кирилл Серебренников в программе «Телехранитель». Мы вернемся после новостей через несколько минут.

НОВОСТИ

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы продолжаем программу «Телехранитель», говорим мы с вами сегодня с Кириллом Серебренниковым, режиссером – даже не буду разделять кино – телевидение или театра, потому что ты занимаешься постепенно всем. + 7 985 970-45-45 – SMS-номер. Пожалуйста, ваши вопросы, мы будем отвечать на них. И телефоны, наши московская линия: 783-90-25 – для москвичей, 783-90-26 – для жителей других городов. Пожалуйста, дозванивайтесь. Тоже будем чередовать мои вопросы с вашими. Все-таки ты сказал, что в телевидении стартовал ты в такое свободное время, когда можно было не считаться с рейтингами, соответственно с требованием определенное количество людей собрать у экранов, чтобы это окупалось рекламой, но вот такое сейчас коммерческое телевидение, такая его модель. Есть ли что-то, что может тебя привлечь в телевидении, чего в нем хотелось бы все-таки подделать?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ты знаешь, какая вещь, я не поклонник, даже яростный не поклонник современного телевидения, при этом я не хочу брюзжать. Мне единственное, что там нравится – это документальные фильмы, которые бывают не лживые, которые так тонко и хорошо сделаны. Я смотрю на это. Больше в общем… понимаешь, телевидение же нельзя разделить и как-то деструктурировать. Это вот такое целый какой-то поток зла, лжи.

Е. АФАНАСЬЕВА – Смотри, происходит что. Происходит тотальная нишевизация каналов, спутниковое вещание дает возможность создать много каналов. И сейчас огромное количество компаний говорят, что они это будут делать. То есть, есть уже возможность сегментирования, поиск своей аудитории, той, что приходят к тебе ночью смотреть «Другое кино».

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Понимаешь, дело все в том, что у нас вообще глобальная главная проблема – проблема с выбором и с пониманием того, что этот выбор надо сделать. У нас вообще в голове это не укладывается, у людей, что надо применить силу, волю и что-то выбрать. Им гораздо проще, когда им говорят, вот это. Первый – это первый, второй – это второй. Ну ты понимаешь, да?

Е. АФАНАСЬЕВА – Но ты смотри, это же происходит действительно так. Социологи заметили, что если у человека пять каналов, он их смотрит пять или девять. А когда-то в советские времена было два. Сейчас, даже если у человека появляется спутниковая тарелка или много каналов, все равно люди смотрят, может быть, поменяется один на другой, но будут смотреть пять, максимум девять каналов – не больше.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – И вообще девять – кто смотрит сейчас девять. У моих родителей, когда я приезжаю к ним в Ростов, я смотрю, как они. Да, никто не бегает по этим, не ищет. Вот они смотрят свои несколько каналов, к которым привыкли, да и все. Я думаю, так все. Поэтому вот это все как бы иллюзия выбора. Тем более все эти каналы мало друг от друга чем отличаются. Это же правда.

Е. АФАНАСЬЕВА – Давай звонки будем отвечать. Еще раз напоминаю наши номера 783-90-25, 783-90-26. Пожалуйста, принимаем первый звонок. Добрый вечер. Приемник только сразу, пожалуйста, выключите. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Абдул из Махачкалы. Я хотел спросить, у вас там ближайшие планы какие? Съемки, фильмы, передачи.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Да как-то тяжело сейчас рассказывать о творческих планах…

Е. АФАНАСЬЕВА – Это вопрос для конца программы.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Я могу сказать, что они есть и связаны с фильмами, с запуском кинопроизводства, каких-то…

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть для телевидения ты делать, так как я тебя возвращаю упорно к телепередачам.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ни за что не буду, пока ничего делать, потому что я не очень понимаю, куда плыть. Грубо говоря, хочу снять четыре серии по «Господам Головлевым» Салтыкова-Щедрина. Но кто это покажет! Кому это надо.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я сейчас еще не готова говорить о качестве. Но прошел «Доктор Живаго» — замечательный «Доктор Живаго», убитый, кстати, каналом НТВ именно рекламой и показом. Есть надежда, что на втором показе какой-нибудь другой канал лучше это сделает. Опять же НТВ не очень удачно «Мертвые души» показало. Но сейчас снимается огромное количество – снимается «Преступление и наказание», снимается еще что-то.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Да, но не факт, что это будет увидено. Не факт, что это будет подано. Потому что канал, когда получает какой-то…

Е. АФАНАСЬЕВА – Тут вопрос про сериал «Печорин». Где-то я его потеряла.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Это у меня больная тема…

Е. АФАНАСЬЕВА – Я знаю, что ты собирался снять.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Это моя любимая история. И она как-то ушла, я не видел сериал, поэтому ничего о нем сказать не могу. Я хотел снимать, у меня есть идея, как это сделать надо было. Но понимаешь, я вижу и об этом честно все говорят, чем меньше авторства, чем меньше какого-то субъективного взгляда, тем лучше. Потому что вот эта пресловутая тетя Маня из Тамбова не поймет ваши выкрутасы.

Е. АФАНАСЬЕВА – Тамбов не будем обижать. Примем звонок. Пожалуйста. Добрый вечер. Вы в эфире. Приемничек, пожалуйста, выключите.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Ирина. Петербург. Не знаю, как у вас там, в Москве, но вообще в Питере кабельное телевидение покрывает примерно 70 %. А это 70 каналов. И обычно Ксения Ларина, Ира Петровская обсуждают вот эти: первый, второй канал – и говорят, это центральные каналы. Да нормальные люди на них не ходят. Сейчас очень большой выбор.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это вот Петербургу так повезло, вы знаете. Я живу в центре Москвы, где официально ловится нормально 6 каналов, причем ловится очень плохо, если хочешь что-то еще, тарелку ставь. Так что в Питере у вас какая-то уникальная ситуация.

СЛУШАТЕЛЬ – У нас не уникальная, но так есть.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Кто же тогда составляет эти огромные рейтинги, победные реляции центральных каналов?

СЛУШАТЕЛЬ – И хочу, кстати, сказать по поводу новостей, к примеру. Все бывшее хорошее НТВ, оно перешло на RTNi, который у нас ловится на раз.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну вам просто очень везет в Петербурге.

СЛУШАТЕЛЬ – Прекрасные программы.

Е. АФАНАСЬЕВА – RTNi даже ловится.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Можно сделать вам комплимент, ваш интеллектуальный уровень позволяет из этого большого потока всего вытащить что-то толковое, но не всем так получается.

Е. АФАНАСЬЕВА – Не всем так везет. А в замерах измерителей есть такая рубрика «другие каналы». Идут сначала все остальные центральные, а потом другие. Вот доля других растет. Но вот все эти 90 или сколько-то каналов, они идут в «другие». Причем туда же попадают, если ты смотришь первый, второй, пятый через спутниковые каналы. Так что все равно доля большая.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Лена, но все-таки их может быть сколько угодно других каналов, но где другая точка зрения, где другая информация, где другой взгляд на мир, на политику, на людей, на все? Нету!

Е. АФАНАСЬЕВА – Давай искать. Очень много SMS-вопросов. Еще раз попробуем блицем пройтись. «Что вам известно о зрительских откликах на вашу программу, не возникало ли у вас желание делать программу под условным названием «Другой театр»?» — спрашивает Борис из Москвы.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ой, возникало. И даже это как-то обсуждалось. Потому что хочется говорить именно о другом театре. И замечательный вопрос. Ну, мысли есть. Было бы хорошо, если бы это случилось.

Е. АФАНАСЬЕВА – «Почему все фильмы на ТВ идут 4/3, а не 16/96?» — Кирилл из Санкт-Петербурга.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Это чего такое?

Е. АФАНАСЬЕВА – Не знаю, это наверное формат.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ну, наверное это зависит от формата самого фильма. Он бывает широкоформатный, узкоформатный.

Е. АФАНАСЬЕВА – «Ваше мнение о фильме «Груз-200». Теперь хочу смотреть такое кино», — Марина, Тольятти.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Она не хочет?

Е. АФАНАСЬЕВА – Хочет.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Это счастье, что вы хотите это смотреть. На самом деле это замечательный фильм, это большая серьезная артистическая работа. Я это когда говорю, я разделяю. То есть это фильм, который не может нравиться, потому что слово «нравиться» к нему неприменимо. Но это из тех же понятий, как Сало Пазолини, как творчество художника Випкина.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как ты думаешь, его какой-нибудь канал может показать?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Его покажет канал ОРТ.

Е. АФАНАСЬЕВА – Такого канала нет. «Первый».

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – «Первый канал».

Е. АФАНАСЬЕВА – Как показывали твой фильм с обсуждением.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Его покажут в программе «Закрытый просмотр».

Е. АФАНАСЬЕВА – Покажут. Давайте еще звонки, попытаемся быстро. 783-90-25, 783-90-26. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Леонид, Москва. Я слушаю передачу. И Кирилл сказал тут про передачи на телевидении, что есть такая интонация поддеть всех, все хотят поддеть всех. Я отчасти соглашусь, отчасти не соглашусь, потому что это да. Есть 50 % таких программ, а 50 % других они как раз наоборот не то, чтобы они подобострастны, но приглашаются известные люди и задаются им такие предсказуемые вопросы. Не то чтобы совсем с подобострастием, но ясно, что они ответят на этот вопрос, что они задают с крайним уважением…

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ну то есть не очень интересные вопросы.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну конечно, предсказуемые просто вопросы. Они хотят дать им понять, что да, мы вас уважаем, вы такие великие люди.

Е. АФАНАСЬЕВА – А в чем ваш вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ – Это не вопрос. Это несогласие. Взять, например, ту же…

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо. Просто извините, очень много других вопросов к Кириллу, чтобы он успел ответить. «Спасибо за прекрасные спектакли. Очень понравился «Антоний и Клеопатра». Живу в Омске. Хочу видеть «Человека-подушку». Хотелось бы, чтобы ваши спектакли показывали на ТВ». Вот отдельная тема. Могут ли спектакли идти на ТВ?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ты знаешь, я могу тебе сказать, что раньше мне вообще казалось, что это забытый жанр. Но недавно у меня было два очень приятных впечатления. Первое впечатление, связанное с тем, как режиссерская группа канала «Культура» сняла спектакль «Господа Головлевы». Это было очень хорошее качество. И второе впечатление, как режиссерская группа канала «Столица» сняла спектакль «Мещане». Это была замечательная. С одного раза. Это высокий профессионализм.

Е. АФАНАСЬЕВА – Они просто в зале снимали?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Они снимали на живом спектакле и показали наверно в эфире.

Е. АФАНАСЬЕВА – А как это делается технически, потому что камеру не могут поставить на общем плане.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Очень сложно. У меня был опыт, когда приехала группа канала «Арте», снимать в Германии спектакль «Пластилин». Мы его играли, я был в шоке. Я говорил, вы что, ребята, вы же не видели. Они говорят, мы посмотрим прогон. О ни посмотрели прогон. И в прямом эфире (обрати внимание), в прямом эфире сделали невероятную съемку-показ спектакля по «Арте», он шел по всей Европе. Вот я увидел, что есть люди, которые занимаются этим специально, осмысленно.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть жанр не потерян?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Жанр не потерян. Я уверен, что если заняться серьезно театром на телевидении, то из этого что-то может получиться. И уж точно можно использовать возможности телевидения, чтобы донести театр до отдаленных каких-то городов, где нет возможности смотреть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ирина пишет: «Только пребывание в Тибете может убрать агрессию. А нам как жить?»

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ха… да-да-да. Я сожалею. Ей надо работать.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ира спрашивает: «Кому-нибудь нужны в Москве сценарии для фильмов и спектаклей?»

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Вы знаете, я вам скажу, что сейчас, по-моему, все ищут сценарии, нет таких людей, которые не ищут сценарии. По-моему, этим уже занимаются специальные какие-то конторы.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но она спрашивает, кому можно предложить, видно, пишет.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Предлагайте всем. Понимаете, носите на «Первый канал», на второй, на третий. Они все у вас все купят.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25, 783-90-26, пожалуйста, вы в эфире. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый день. Это Сергей. У меня вопрос такого плана к Кириллу. А вот вы человек недавний, скажем так, на телевидении. И в связи с этим…

Е. АФАНАСЬЕВА – Нет, на телевидении он как раз очень давний человек.

СЛУШАТЕЛЬ – Давно. Но я в том смысле, что довольно свежий взгляд у вас. И вот хотелось бы ваше мнение по поводу. Как вы думаете, первый канал, второй и НТВ, которые доминируют сейчас в данный момент, вот эта доминанта их так и будет сохраняться, либо внимание зрителей будет все более на другие каналы рассредоточиваться, а влияние вот этих самых каналов, скажем так, прокремлевских, оно будет снижаться. Есть такая тенденция или нет?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Знаете, я могу вам так на этот вопрос ответить. Чем больше будет лжи на этих каналах, тем меньше их будут смотреть. Потому что люди подсознательно понимают, что это все неправда, или что это подставлено, или это придумано, или это все никак не корреспондируется с действительностью. И будут искать альтернативные источники информации. Так устроен человек. Другое дело, что если это желание поиска и желание людей находиться в ситуации выбора, что всегда трудно и требует персональной ответственности, вот это желание если будет каким-то образом чем-то подпитано, тогда будет здорово. А если оно будет все больше и больше убиваться, ну тогда будет один вообще канал или два.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот Саша возражает девушке, которая звонила, говорит: «Это глупая ложь, в историческом центре Питера нет кабельного телевидения». Вот видите, оказывается, не все в Питере так хорошо. «Кирилл, а у вас настоящая фамилия или псевдоним? Очень красивое сочетание Кирилл Серебренников», — спрашивает Ольга из Москвы.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Нет, настоящая фамилия.

Е. АФАНАСЬЕВА – Так что маме с папой спасибо. 783-90-25, 783-90-26. Добрый вечер. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Вот этот вопрос такой глупый, но меня это очень волнует. Скажите, пожалуйста, что послужило идее для фильма «Изображая жертву»?

Е. АФАНАСЬЕВА – Какого? Очень плохо вас слышно.

К. СЕРЕБРЯННИКОВ – «Изображая жертву».

СЛУШАТЕЛЬ – Был закрытый там просмотр. Я, к сожалению, не слышала отзывы, но мне кажется, что сразу после просмотра трудно даже обсуждать, наверное нужно чтобы прошло время. Но вот у меня уже очень много времени прошло, и много фильмов посмотрела. А вот этот все время идет лейтмотивом. И у меня там очень много планов. Но мне очень хочется услышать, хоть я понимаю, это для художника не интересно, но чтобы он что-нибудь сказал, что подвигло его.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Спасибо вам большое за вопрос. Вы знаете, для меня главное счастье и радость, что время уже прошло, а вы живете какими-то мыслями по поводу этого фильма. Потому что задача этого фильма не сообщить какие-то тайны, тайные мысли или тайные соображения помимо всего прочего, а одна из главных задач – спровоцировать вас на размышление о своей жизни, на размышление о том, что с нами со всеми происходит, о том, как нам жить, куда нам плыть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вспомнила слушательница закрытый показ, программу, в которой обсуждали твой фильм, он был первый, который в рамках этой программы обсуждали. Еще несколько выпусков вышло. В общем, такие фильмы, которые просто так телевидение не выпускает на экраны, а тут собирают большую аудиторию, есть желание поговорить. Твой опыт показа «Изображая жертву» на телевидении: пришлось идти на какие-то изменения, потому что знаменитую матерную сцену… в том виде нельзя было.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Да, запикали. Обнаженку… что-то ее вырезали.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но сам опыт: хорошо, что это показали, или лучше бы так не делали?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ты знаешь, я думаю, хорошо, что это показали. Во-первых, я не столь трепетно отношусь к тому, что я делаю. Сделал и сделал. И если пошли круги по воде, и чем дальше они пошли, тем лучше. Хорошо, что спустя какое-то время прекрасная женщина…

Е. АФАНАСЬЕВА – Прокат-то не очень широкий был.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Не очень широкий. Ты понимаешь, у нас беда в том, что когда у фильма этого начались успехи, призы на Кинотавре, в Риме и прочее, прочее, в других фестивалях по миру, кончился прокат, уже к этому моменту все кончилось!

Е. АФАНАСЬЕВА – Копий наверное совсем мало.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Копий было мало, он очень много разошелся на дисках, и за счет продажу за границу он как-то, видимо, собрал деньги. Но главное другое, пускай показывают даже в таком кастрированном виде, как его показал ОРТ или «Первый канал», но, видимо, людей как-то зацепило, они, может быть, захотят посмотреть оригинальную режиссерскую версию.

Е. АФАНАСЬЕВА – Колыхнуло Петербург. И Дима пишет: «У нас на Васильевском только первые пять каналов». Вот видите».

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – А все хотят. Люди хотят чего-то другого. Вопрос о другом кино и вообще о другом. Люди хотят другое. И в следующий этап будет, когда люди поймут, что чтобы что-то получить другое, надо что-то самим сделать, потому что никто им другое на тарелочке не принесет. А пойти и взять другое, тогда получится.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы как раз с тобой перед началом программы разговаривали о том, что такие изменения, которые происходят и со спутниковым вещанием, цифровым телевидением, тем, как телевидение может уйти в Интернет.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Они предполагают свободное сознание.

Е. АФАНАСЬЕВА – Не просто сознание, а программирование. Не за тебя сидят гениальные программисты и сделали, что за чем ты смотришь.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Для этого и нужно свободное сознание, понимаешь.

Е. АФАНАСЬЕВА – А ты сам себе выбираешь.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ты сам выбираешь, ты должен владеть миром, ты должен формировать мир вокруг себя.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я еще раз напоминаю наш SMS-номер + 7 985 970-45-45. Пожалуйста, ваши вопросы Кириллу Серебренникову. Наши телефоны 783-90-25, 783-90-26. Добрый вечер. Вы в эфире. Сорвался звонок. Не дождался. Еще раз пробуем. Алло. Так обычно бывает, когда очень много звонков. Еще раз. Алло. Добрый вечер. Это у нас кто-то обычно любит поругаться. Вот видишь, есть мат в эфире, который смотрится в твоих фильмах, когда матом не ругаются, матом разговаривают. А есть люди, которые хотят дозвониться в эфир, чтобы только сказать одно слово.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – После фильма я увидел, какая пошла волна передач про то, а можно ли мат. Это так смешно звучит! Это такая наивность. Знаешь, как будто мат завезли откуда-то, и мы обсуждаем, стоит ли эту вещь носить. Мы все на нем разговариваем! Каждый человек рано или поздно хоть раз в жизни произносил эти тюркские слова. Все знают, что этот язык есть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Действительно как-то изменилось отношение к этому. Раньше если этим ругались, теперь бывают настолько вариативные…

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ты знаешь, я категорический противник того, чтобы на музыкальных детских каналах вот эти исчадия ада матерились. Которых показывают, фрики. Вот это безобразие.

Е. АФАНАСЬЕВА – Бывает, к сожалению. К сожалению, бывает все. 783-90-25, 783-90-26. пробуем еще звонок. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, я вот так сейчас случайно включил ваше радио, услышал, вы говорите, что на первом, втором и НТВ ложь. Но я не знаю…

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Кирилл Серебреников так считает. Я так не считаю.

СЛУШАТЕЛЬ – Я, честно говоря, тоже так не считаю. Я подумал, что слушаю регулярно все эти передачи, и практически то, что в реальной жизни происходит, отражается и там.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Я вам завидую. У вас, видимо, все это как-то очень связано.

Е. АФАНАСЬЕВА – Подожди. А ты же не смотришь телевизор. Откуда ты знаешь, что там ложь?

СЛУШАТЕЛЬ – А вот, например, на альтернативных каналах…

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Так, про альтернативные каналы расскажите.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, например, может быть, во всяком случае, мне так кажется, канал РЕН-ТВ, там идет прекрасный сериал про армию. Но особенно первые серии, первые фильмы были великолепны, а сейчас…

Е. АФАНАСЬЕВА – Это вы «Солдаты» имеете в виду?

СЛУШАТЕЛЬ – Солдаты. А сейчас они все политизировали.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Это конечно все правда, вы считаете, что это абсолютная правда?

СЛУШАТЕЛЬ – Там был просто веселый добрый жизнерадостный сериал в самом начале показа этих серий. Сейчас там идет чисто политическая…

Е. АФАНАСЬЕВА – Давайте мы позовем создателей «Солдат» и с ними поговорим, а не Кириллом Серебренниковым.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Во-первых, я тебе скажу, вопрос про ложь.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, если ты говоришь, что ты не смотришь, почему ты уверяешь, что там ложь?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – И ты знаешь, во-первых, я не уверяю, что там ложь. Я говорил, что если количество лжи будет большим, то люди перестанут смотреть. Я так сказал, не надо меня ловить на слове. Но я не смотрю телевидение, потому что я… ты знаешь не говорю о том, что сведения, которые там излагают, не соответствуют действительности, но просто то, что там показывают, никаким образом не корреспондируется с моими интересами.

Е. АФАНАСЬЕВА – Сереж, но не у всех людей в нашей стране уровень образования, насмотренность кино и прочих вещей как у Кирилла Серебренникова. И не у всех такие запросы.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ты понимаешь, беда в том, что я не могу отвечать за народ, я же не общественное телевидение. Я отвечаю за себя. Только.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот доживем, когда у каждого будет собственный телеканал спутниковый или в Интернете, я сижу его программирую. Я люблю «Солдаты», как предыдущий слушатель, вот я буду смотреть «Солдаты».

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Я не могу с канала, где вперемешку идет дикое количество рекламы, какие-то ужасно посредственные сериалы, тяп-ляп сделанные, развлекательное шоу, где люди поют, пляшут, катаются на коньках, я не могу вычленять хорошее, я отключаюсь. Но наверное там где-то прекрасное что-то, правдивое, хорошее есть, но я себя с этими людьми, которые на экране, не хочу ассоциировать. Вот какая у меня штука происходит. Еще хочу ассоциироваться с какими-то другими людьми.

Е. АФАНАСЬЕВА – А со своими героями ты себя хочешь ассоциировать?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Не всегда, не всегда. Хотя в каждом фильме есть человек, я его более-менее понимаю. И если ты спросишь какой -то герой в изображая жертву, я скажу что герои в фильме «Изображая жертву» тоже каким-то образом сделаны из моего ребра.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ты знаешь, спрашивали, когда я еще книжки писала, ваша героиня – это вот вы. Я говорю, да я не всегда героиня, иногда и антигерой. Совсем не того возраста и пола.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ты понимаешь, я же чем занимаюсь, я занимаюсь чем-то на территории слова, извините, «искусство».

Е. АФАНАСЬЕВА – А почему надо извиняться? Извините?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ну, я так как бы имею в виду: не хочу про высокий штиль говорить, а вот это. А эти вещи они сами для себя, может быть, для каких-то людей, которые любят и понимают. Я не всегда умею общаться с миллионами. Вот о чем речь.

Е. АФАНАСЬЕВА – Еще звоночек успеем принять, потому что конец программы. Добрый вечер. Вы в эфире. Алло. Только приемничек выключите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Это Олег из, Екатеринбурга. Должен сказать такую штуку. Всегда поражает уши новости из Москвы, что в Москве и в Питере всего 6 каналов, в Екатеринбурге 18 телеканалов, но вы знаете…

Е. АФАНАСЬЕВА – У вас удивительный город, мы это знаем.

СЛУШАТЕЛЬ – Из новостей смотрю только местные новости, федеральные невозможно.

Е. АФАНАСЬЕВА – И местные новости у вас уникальные.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – А почему вы не смотрите федеральные новости?

СЛУШАТЕЛЬ – Не знаю, вот я год как начал слушать «Эхо Москвы». Через полгода я просто не могу снова слушать эти новости федеральные.

Е. АФАНАСЬЕВА – У них в Екатеринбурге действительно уникальный телевизионный город, потому что конкуренция собственная очень сильная каналовая, она не дает им…

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Ты назвала ключевое слово, у нас нет конкуренции. Нет конкуренции, нет разности потенциалов. Только конкуренция, только разность потенциалов дает что-то живое видимо.

Е. АФАНАСЬЕВА – В финале вернемся к тому, с чего начинали. Мы говорим о том, как кино выглядит на телевидении. Еще года два назад я знаю, что человек, который тоже кино активно занимается, Константин Эрнст, его спрашивали, а почему вы такой весь из себя человек, увлеченный кино, а почему не сделаете передачу о кино. Он говорил, пока для массового зрителя «Первого канала» не вижу формата, в котором будет интересен. Потом возник «Закрытый пока». Значит что-то в сознании людей….

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Это на самом деле уникальная вещь, потому что я, честно говоря, не верил, что фильм «Изображая жертву» или фильм «Груз-200» покажут, если его показывают по первому общественному российском телевидению, то конечно это что-то уже меняется в лучшую сторону. Хоть это ночью. Но пускай.

Е. АФАНАСЬЕВА – Доля огромная. Доля определяет количество людей, которые из всех каналов в эту минуту выбирают атм.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Я тебе сажу, что наши разговоры про кино на Кинотавре серьезные, не пляжные, не развлекательные, они тоже собирали большой рейтинг большую долю. То есть речь идет о том, что все-таки люди хотят. И, видимо, если люди хотят и будут свое волеизъявление делать активнее, то телебоссам придется подчиниться, потому что они, видишь как, на крючке.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да они не вредные люди, которые сидят и мешают тебе или кому-то смотреть. Они показывают бизнес, они показывают то, что смотрят. Если население начинает потихоньку разворачиваться к другому кино (не название твоей передачи, а не тому, которое идет только по телевизору), значит…

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Просто, видимо, у любого народа есть режим самосохранения. Если народ чувствует, что он находится уже в состоянии ботвы, он начинает искать какие-то внутри себя силы и менять, чтобы измениться, чтобы как-то вырасти. Он понимает, что дальше уже падать некуда, надо что-то смотреть, надо что-то есть, надо что-то читать другое.

Е. АФАНАСЬЕВА – Думать.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Думать начать, может быть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Сейчас, насколько я знаю, ты сразу идешь а вручение премии.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – «Хрустальная Турандот».

Е. АФАНАСЬЕВА – Что у тебя там выдвинуто?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Я не знаю, что у меня там выдвинуто, я приглашен как вручант. Я теперь уже вручант. Теперь я перешел.

Е. АФАНАСЬЕВА – Все еще помню тебя студентом физфака который в подвале университета маленькие трагедии.

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – А теперь вручаю. В жюри какого-то международного фестиваля меня по звали вот я конечно под впечатлением.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну что ж, не забывай еще кино снимать и про другое кино рассказывать. Теперь только тоже на «ТВ-3» «Другое кино»?

К. СЕРЕБРЕННИКОВ – Да, и мне очень хотелось бы, чтобы было все больше и больше людей, которые хотят смотреть другой театр, другое кино и все другое.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну что же. Кирилл Серебренников в программе «Телехранитель» призывает вас смотреть другое кино и по телевидению, и без телевидения. Елена Афанасьвва. «Телехранитель». Услышимся через неделю.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире