'Вопросы к интервью
20 мая 2007
Z Телехранитель Все выпуски

Зачем телевидению «Евровидение» и другие музыкальные проекты


Время выхода в эфир: 20 мая 2007, 18:14

Е. АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер. В эфире «Телехранитель» — программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. И как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах и программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Начать придется с печальной новости, которую вы наверное уже слышали. Сегодня ушла из жизни Валентина Михайловна Леонтьева, тетя Валя, на которой выросло не одно поколение советских потом и ставших российскими телезрителей. Светлая память. Что еще можно сказать. Тяжелая жизнь у нее была в последние годы. Наша радиостанция рассказывала о ней, было замечательное интервью Майи Пешковой. Наши соболезнования ее сестре, которая последние годы ее приютила у себя в Ульяновской области и занималась с ней. Сегодня говорить будем о другом, ну а Валентину Михайловну помянем светлой памятью. Сегодня говорить будем о самом, наверное, нашумевшем телевизионном событии мая, несмотря на то, что май от огромного количества телевизионных (как теперь принято говорить) «ивентов», где и майские праздники, и такое большое событие – 9-го мая с парадом и с концертом на Красной площади. И в этот раз пришлись прямые трансляции в соединении церквей. Но при этом самый большой рейтинг, судя по цифрам, которые дает «Гэллап», собрала трансляция «Евровидение». Неожиданно, когда в прошлый понедельник пришли данные за субботу, когда показывал «Первый канал» финал конкурса, прошедший в Финляндии, стало известно, что это практически рекордный результат. Чуть больше (только чуть-чуть) не дотянул до новогоднего обращения президента. Сегодня мы будем говорить о «Евровидении» с Юрием Аксютой, директором дирекции музыкального вещания «Первого канала». Добрый день, Юрий.

Ю. АКСЮТА – Добрый вечер уже, по всей видимости.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но солнышко светит, трудно понять.

Ю. АКСЮТА – Добрый день, добрый вечер уважаемые радиослушатели.

Е. АФАНАСЬЕВА – Человеком, который «Евровидением» занимается много лет с нашей стороны, с российской. И в этом году занимался так же и был комментатором. А вы ждали таких результатов, что так будут смотреть зрители? Я только скажу, что доля в Москве была в этот раз 53,6 %, это значит, что из всех, кто включил телевизор в эту минуту, больше половины смотрели «Евровидение». И беспрецедентно высокий рейтинг – 16,9. Это значит, что из 100 человек вообще, у которых есть телевизор, почти 17 человек смотрели «Евровидение». В нынешней ситуации телевизионной уникальный показатель, больше только в новогоднюю ночь у президента.

Ю. АКСЮТА – Я не знаю, насколько я могу быть объективным в рассуждении о вот этих колоссальных фантастических цифрах. Сказать, что я был 100-процентно убежден, наверное, будет неправильно. Но то, что рейтинг будет высокий, то, что он от «Евровидения» к «Евровидению» растет, и эта тенденция увеличения зрительского интереса к «Евровидению» будет расти и в следующем году – в этом я убежден на 100 %. А объяснить достаточно сложно, потому что этот конкурс (а это именно конкурс, это не музыкальный фестиваль, не смотр каких-то талантов, это конкурс, это такое спортивное песенное состязание), вероятно, интересен вот этой оригинальностью своего формата, потому что ничего подобного больше в мире ничего нет. Есть музыкальные фестивали, есть джазовые фестивали, есть конкурсы Чайковского, и есть все, а вот в жанре поп-музыки или такой откровенной попсы ничего подобного нет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Юра, скажите, это скорее музыкальный конкурс, или это такое событие европейского масштаба, где можно поболеть за своих?

Ю. АКСЮТА – Это скорее всего такое яркое красочное телевизионное шоу, основанное на некоем спортивном состязании, что придает ему особый некий колорит, потому что человек из пассивного зрителя превращается в активного. То, что я могу сказать – что количество позвонивших и проголосовавших в нашей стране в этом году увеличилось на треть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Сейчас мы об этом скажем. А я только не сказала наши средства связи со слушателями. + 7 985 970-45-45 – наш SMS-номер. Во второй части программы после новостей вы сможете задать вопросы по телефону, пока SMS-ки присылайте. Насчет позвонивших. Я слышала огромное количество реплик от знакомых людей, что невозможно было дозвониться, или SMS-ки не принимали, а вы говорите, что увеличилось. В чем интрига?

Ю. АКСЮТА – Здесь нет интриги. Здесь есть просто технические возможности телефонного провайдера, по технологии, которая принята. Во-первых, этот конкурс, надо отдать должное ему, что организаторы сделали все необходимое для того, чтобы результаты голосования были объективными. То есть это сделано следующим образом. Например, во всех 42 странах-участницах договора между телефонным провайдером каждой страны заключаются напрямую с аффилированным телефонным провайдером «Евровидения». Поэтом прямая связь у людей. Это не через телекомпанию. Потому что мы не можем влиять на результаты.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть не «Первый канал» выбирал провайдера, которому голосовать звонят.

Ю. АКСЮТА – Нет-нет. В том-то и дело.

Е. АФАНАСЬЕВА – А кто?

Ю. АКСЮТА – «Digan». Есть такая компания. Может быть я рекламирую.

Е. АФАНАСЬЕВА – Кто выбирал?

Ю. АКСЮТА – Я говорю, есть такая компания «Digan», которую в свою очередь огркомитет фестиваля «Евровидение» назначил ответственным за сбор информации по голосованию во всех странах. И не только в России. В России эта компания «Союзтелеком». И соответственно в каждой из стран напрямую заключены договоры с телефонными провайдерами.

Е. АФАНАСЬЕВА – Организаторами конкурса. А не с той стороной, которая…

Ю. АКСЮТА – Все данные о голосовании в той или иной стране идут напрямую, минуя и «Первый канал».

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть, если Яна Чурикова захочет что-то там слукавить в эфире, не получится.

Ю. АКСЮТА – Совершенно. То есть она получает то, что она зачитывала в эфире (да даже смешно просто, но это так), она получила соответственно из штаб-квартиры «Digan». Не из России, а они пришли из Европы.

Е. АФАНАСЬЕВА – Не Юрий Аксюта ей продиктовал.

Ю. АКСЮТА – Потом все это публикуется, все это конечно проверяется и т.д., потому что все-таки они дорожат своей репутации, и нет смысла подтасовывать результаты.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо. Напоминаю, что это Юрий Аксюта, директор дирекции музыкального вещания «Первого канала». Говорим мы о конкурсе «Евровидение» прошедшего неделю назад о том, почему он вызвал такой интерес. Юра, это все-таки музыкальный конкурс, политический или какой? Потому что очень много раз слышно перед конкурсами, что никто не знает, кто победит.

Ю. АКСЮТА – В этом его и прелесть, потому что невозможно предсказать.

Е. АФАНАСЬЕВА – Не потому, что можно предсказать, но потому, что не понятно, будут ли популярны такие монстры, как «Lordi», выбивающиеся или такая песня, вроде бы простая, как в этом году сербская победила, что станет модным и вообще, за какие страны одни страны, за какие другие страны отдадут голоса.

Ю. АКСЮТА – Как страны голосуют, в принципе, это уже предсказуемый результат. И в общем-то оргкомитет фестиваля периодически пытается бороться с таким географическим принципом голосования.

Е. АФАНАСЬЕВА – За соседей.

Ю. АКСЮТА – Да, за соседей. Во-первых, на это нельзя повлиять. Потому что если мы говорим о телефонном голосовании, как называется «televoting» – это абсолютно неуправляемый процесс. Если человеку нравится Мария Шерифович из Сербии, которая исполнила вот эту песню-молитву и стала победителем этого конкурса, то они будут голосовать за нее. И никто не может повлиять. Никто. Другой вопрос, что существует такая тенденция: балтийские страны – друг за друга, Греция – Кипр, Западная Европа тоже помогает друг другу.

Е. АФАНАСЬЕВА – А мы за Белоруссию.

Ю. АКСЮТА – Мы за Белоруссию. И никто в общем-то не сомневался.

Е. АФАНАСЬЕВА – Кстати, вас упрекали, что вы активно призывали голосовать в эфире за братскую Белоруссию, забывая братскую Украину.

Ю. АКСЮТА – Нет, дело не в том, чтобы не любить или любить кого-то. Во всяком случае может быть еще потому, что я с одной стороны, как глава делегации российской на «Евровидении», с другой стороны, как директор музыкального вещания «Первого канала», с третьей стороны, как комментатор: как-то у меня наверное в голове и во всем организме все это перемешалось. Я могу быть немножко объективным в этой ситуации, потому что Дима Колдун – победитель последней «Фабрики звезд». Это тоже мой проект. Поэтому я несколько раз в эфире оговорился (я потом ловил себя на этом), по-моему, извинялся, говорил, «за нашего Диму Колдуна». По сути дела, он нашим и является. Что касается Верки Сердючки, то очень не хочется комментировать эту ситуацию.

Е. АФАНАСЬЕВА – А придется, потому что вопросов много, и очень разные реплики. Например, по Интернету заранее еще перед началом эфира пришли. Катя школьница пишет: «Весь мой класс резко осудил А. Данилко, хотя до этого им нравилось его творчество, я же сказала, что он в свободной стране и имеет право высказывать свое мнение. Как вы считаете, кто из нас прав?» А Юрий из Твери пишет: «Зачем так позориться, ликуя о бронзе «Серебра», и откровенно замалчивать серебро Данилко?»

Ю. АКСЮТА – Молодец, Катя, что я скажу. Я рискну огласить свою точку зрения на ситуацию с Андреем Данилко, я очень к нему хорошо отношусь, он замечательный очень талантливый артист.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, похвалите, а то его в последнее время слух в Интернете, что теперь он персона нон-грата на российских телеканалах, что травля началась.

Ю. АКСЮТА – Нет, дело не в этом. Давайте мы просто поговорим о самой ситуации. Дело в том, что я еще раз говорю, я очень хорошо отношусь а Андрею Данилко, мы хорошо с ним знакомы, не скажу, что дружны, но, тем не менее, я уважаю его, потому что он сделал этот образ Верки Сердючки. Он очень талантливый комедийный актер. Я был на его концерте одном года четыре тому назад. И там, помимо Верки Сердючки, было еще несколько персонажей, которые он делает. Он делает это все фантастически смешно. Дело в том, что мне категорически неприемлемо то, что произошло в этот раз. А что произошло в этот раз? Я высказываю исключительно свою точку зрения, не претендуя не на объективность, ни на истину в последней инстанции. Я предполагаю, что Андрей, чувствуя определенную, как это у всех артистов бывает, несколько угасающую популярность, потому что в предыдущие годы больше хитов, больше заказов, концертов, все остальное он решает (повторяю еще раз), будучи умным человеком, не только талантливым, но и умным, он придумывает такую, как теперь это принято говорить, фишку. Первое – он решает ехать на «Евровидение», причем это не первый раз его желание. Он туда собирался достаточно давно. Второе. Он придумывает скандальный ход. Это чистейшей воды пиар-ход, не более того. Он придумывает это дурацкое фонетическое сочетание «Лаша Тумбай», на которое нет аналога ни на каком языке, тем более на монгольском, это уже проверяли все. Фонетически это звучит: «Лаша» – «Russia», «Тумбай» – «Goodbye». И дальше с упорством маньяка он пытается все-таки сделать вот это, пропеть это, так или иначе, в прямом эфире, что он, собственно говоря, и сделал – на финале это слышали все, я внимательнейшим образом за этим следил. И он сделал это в третьем повторе.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну а может, воспринять это как рекламу России, а не помогать ему раздуть скандал?

Ю. АКСЮТА – Дело не в этом. Дело в том, что вот это все было направлено на раздувание этого скандала. Ведь скандал по разным направлениям развивался, он был. Во-первых, в России это вызвало такой резонанс, что абсолютно справедливо. Дальше, это вызвало резонанс в оргкомитете фестиваля, потому что все страны присылают заранее тексты своих песен, и в тексте это было естественно написано «Лаша Тумбай». Я уже не знаю, как это по-английски было транскрибировано.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть в тексте «Russia, Goodbye!» не было?

Ю. АКСЮТА – Ну конечно. Ну что вы! Поэтому его призывали к тому, что, уважаемый Андрей Данилко, пожалуйста, придерживайтесь текста, иначе будете дисквалифицированы. Но Андрей (повторяю еще раз) с упорством маньяка и с упорством, достойным лучшего применения, все-таки своего добился. А дальше, понимаете, неприятно что – что он из всех нас делает немножко дурачков, он говорит, да я не пел это, вот купите себе эти штучки, палочки в ушах, прочищайте. Прочистите. Мы говорим, давайте фонетическую экспертизу назначим, но кто будет этим заниматься. Бред какой-то.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я тут из Интернета достала очень смешную картинку премьера «Шрека-3» перекликается с «Евровидением» и вместо Шрека представлен Данилко, а клонированные три Фионы – это девочки из «Серебра». Там же есть Дима Билан, и вместо ослика, по-моему, Колдун, как я понимаю. Симпатичная. Вопросов много. Все-таки, возвращаясь к тому, как голосуют, за кого голосуют, и как из этого делают или не делают политические выводы. Голосуют если за соседей, то у нас с вами плохая ситуация. Большей своей частью туда – в Азию – страна расположена. И соседей у нас меньше, чем, например, у маленьких стран бывшей Югославии, которая…

Ю. АКСЮТА – С одной стороны. С другой стороны, у «Евровидения» сейчас есть два официальных языка: это английский и французский. И последние годы, естественно, после распада СССР и после того, как все теперь уже независимые государства начали проявлять такую реальную активность, стали членами Европейского Союза, все больше и больше бывших республик Советского Союза принимают участие в конкурсе. И третий язык уже абсолютно стал (не официально конечно) русский. Потому что огромное количество делегаций, глав делегаций, участников говорят по-русски.

Е. АФАНАСЬЕВА – Что Эстония проголосует – не ожидали? Или ожидали?

Ю. АКСЮТА – Нет, не ожидали. Никто не ожидал. Я так полагаю, что вот это как раз было своего рода такое политическое голосование. Потому что я думаю, что все, кто голосовал из Эстонии, хотели продемонстрировать, что политика политикой, а жизнь и искусство или поп-музыка…

Е. АФАНАСЬЕВА – А потом послать может и не гражданин формальный.

Ю. АКСЮТА – Да, конечно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Те, кто не получили гражданство (русские жители).

Ю. АКСЮТА – Это действительно было удивительно, правда, потому что никогда Эстония не давала нам высшего балла.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Юрий Аксюта – директор дирекции музыкального вещания «Первого канала». Говорим мы о конкурсе «Евровидение», его телевизионном воплощении в том числе (конкурс телевизионный). Юра, вот сейчас бронза «Серебра» выглядит большой победой. Сами можете признаться, что не ожидали, наверное?

Ю. АКСЮТА – Не совсем так. Хе-хе.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я к тому, как вы рискнули, когда объявили, что поедет группа, которую никто никогда не видел, это выглядело так странно, как вы решились выбрать группу, которую никто не видел, не знает?

Ю. АКСЮТА – В этом вся интрига и в этом абсолютно правильное, на мой взгляд, абсолютно точное решение. Во-первых, начнем с того, что отбирал группу не «Первый канал». «Первый канал» – организатор внутреннего конкурсного отбора. Мы всегда организуем некую отборочную комиссию, которая состоит из очень компетентных людей. Там Володя Матецкий, Лариса Долина, Игорь Матвиенко, там представители средств массовой информации: «Европа-плюс», MTV. Это достаточно компетентная комиссия. Даже не достаточно, а просто компетентная комиссия.

Е. АФАНАСЬЕВА – Иногда говорят, что выбрали Эрнст с Аксютой, это не так?

Ю. АКСЮТА – Конечно. Это является абсолютной неправдой. То есть дальше происходит что? Дальше происходит поиск – скажем так – но я не назову это «молодых талантов», потому что все-таки мы ищем людей, которые в состоянии представлять страну на международной песенном конкурсе. Во-первых, мы ищем в двух направлениях: мы объявляем открытый конкурс, то есть в эфире «Первого канала» идет реклама, и присылает любой желающий. Более того, мы очень внимательно все отслушиваем. И второе направление – это поиск среди профессионалов. Вот среди профессионалов этот поиск веду я. Я звоню продюсерам, я разговариваю, я спрашиваю, я узнаю, что вообще происходит на рынке шоу-бизнеса отечественного внутреннего и собираю заявки от всех желающих. И дальше мы смотрим, что происходит. И уже комиссия, которой мы предлагаем послушать, обсудить и принять решение, кто из вот представленных кандидатов наиболее достоин, чья песня может посоревноваться, посостязаться, какие артисты в данном случае помощнее, повесомее и похаризматичнее. И речь идет не о том, чтобы посылать в очередной раз Пугачеву либо Киркорова, наше национальное достояние, и этим бороться. На мой взгляд, конкурс «Евровидение» – вообще конкурс молодых. И ездить туда должна молодежь.

Е. АФАНАСЬЕВА – О том, как нашли эту молодежь и вообще о телевизионных тайнах «Евровидения» мы продолжим разговор с Юрием Аксютой через несколько минут после новостей. Оставайтесь с программой «Телехранитель».

НОВОСТИ

Е. АФАНАСЬЕВА – Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». Говорим мы сегодня о телевизионных итогах конкурса «Евровидение». Говорим с человеком, который «Евровидением» на телевидении занимается много лет – Юрием Аксютой, директором дирекции музыкального вещания «Первого канала». Остановились мы на технологии отбора писем. Вот тут вопрос есть: вернуться к системе «зритель выбирает» не планируется?

Ю. АКСЮТА – Вернуться к системе «зритель выбирает»? Вы знаете, честно говоря, нет. Дело в том, что во всем мире существует (не во всем, просто мы говорим о «Евровидении», поэтому это европейский мир – мир, ограниченный границами Европы) несколько форм отбора. Наиболее прогрессивная (может быть и так) или объективная – это проведение больших конкурсов, конкурс «Евровидение», только в национальном масштабе. Особенно Швеция продвинулась далеко, у них конкурс носит такой характер чуть ли не национальной идеи. Вот они там целый год отбирают, и  завершается это все грандиозным гала-концертом, выступлением. Мы попробовали провести. К сожалению, в чем я вижу большую проблему. Я вижу большую проблему в том, что желающих принять участие в конкурсе или желающих поехать на «Евровидение» и поразить весь европейский мир своим талантом и своей песней не так уж много. Получается, что когда мы проводили открытый отбор, мы с трудом, достаточно с трудом, набрали, по-моему, 30 человек, 30 артистов. Это очень много. Это с учетом абсолютно никому не известных артистов и с учетом наших звезд. Мы просто уже натягивали, кого-то приглашали и говорили, ну давайте попробуем, вынесем на суд зрителей вашу песню, и пусть зритель проголосует. И как раз тогда победила Наташа Подольская. Фаворитов было двое: профессиональная комиссия проголосовала за Билана… У нас было две формы голосования: профессиональна комиссия, в которую входили опять же продюсеры, представители рекорд-компаний, крупнейших мейджеров, представленных в России; и зрительское голосование. Так вот, по зрительскому голосованию с большим-большим отрывом победила Наташа Подольская. Она поехала, и как мы помним, заняла (я уже не помню) 16-е место, очень невысокое для нас. И для нас тогда было, наверное, самым вот то, что произошло, и в чем нас начали сразу обвинять – да в том, что мы на конкурс предлагаем или поставляем наших выпускников нашего проекта «Фабрика». На мой взгляд, ничего бредовее придумать нельзя, потому что все-таки зрители оценивают объективно, не откуда появился тот или иной молодой артист: с помощью ли телевизионного проекта «Фабрика звезд», или он появился откуда-то, с помощью какого-нибудь проекта: «Шире круг» из какого-нибудь Дома культуры он появился. Какая разница, вы смотрите на то, что он из себя представляет, этот артист. Какие у него перспективы, какая у него песня, как он выглядит, как он себя чувствует, насколько он харизматичен. И мы когда отбираем участников для проекта «Фабрика звезд», мы тоже стараемся среди той молодежи, которая приходит на конкурсный отбор, выбрать что-то самое лучшее, самое яркое, самое интересное.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот сейчас придется нам отвлечься от «Евровидения». Оля из Орла пишет: «Уважаемый, дорогой, замечательный Юра Аксюта, вопрос жизни и смерти, скажите, когда же будет «Фабрика-7».

Ю. АКСЮТА – «Фабрика-7», говорю вам, Оля из Орла, — внимательно следите за эфиром «Первого канала». Совсем скоро. Я думаю, что буквально на этой неделе, которая начнется, мы в эфир запустим рекламные ролики, рекламные объявления с указанием даты проведения конкурсного отбора новой «Фабрики-7». Произойдет это совсем скоро – в начале июня, то есть буквально через пару недель. Где мы будем и когда проводить эти кастинги, вы узнаете, либо посетив наш сайт, либо увидев рекламу. Рекламы будет достаточно много, чтобы все, кто об этом думают, мечтают, могли во всяком случае об этом узнать. А дальше все зависит только от вас, потому что…

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы приедете и скажете, что Юрий Аксюта в эфире «Эха Москвы» лично вас пригласил, и вас тут же пропустят.

Ю. АКСЮТА – Да, Оля, с удовольствием лично отсмотрю, посмотрю.

Е. АФАНАСЬЕВА – Скажите: я та самая Оля из Орла. Так что «Фабрика» летом?

Ю. АКСЮТА – «Фабрика» будет летом, это уже абсолютно точно. И я всех слушателей «Эха Москвы», зрителей «Первого канала» и поклонников этого телевизионного формата обрадую тем, что летом каждую неделю вы сможете наблюдать за развитием событий в новой фабрике.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо. Давайте слушателей тоже будем пускать в эфир. Сейчас я назову номер телефона: 363-36-59. Обратите внимание, что телефоны не привычные для вас прежде, а один новый – 363-36-59. Звоните, пожалуйста, будем чередовать вопросы, пришедшие по Интернету и SMS с вашими вопросами. Пока дозваниваются наши слушатели, я спрошу. Вот тут прочитаю вопрос водителя Игоря, который пришел на сайт: «А почему Россия должна подыгрывать англоязычным странам, и наши участники должны петь исключительно по-английски, Сербия доказала, что победить можно, исполняя на родном языке».

Ю. АКСЮТА – Нет абсолютно. Во-первых, в регламенте конкурса «Евровидение» нет обязаловки петь именно на английском языке. Проблема в другом – проблема в том, что, вы знаете, в песне помимо музыки существуют еще и слова. И поскольку все-таки мы говорим о том, что нас транслируют в 42 странах Европы, и плюс еще нас смотрит Америка, Япония и Юго-Восточная Азия. Так вот, для того чтобы человек понимал, что происходит, наверное, достаточно уважительно петь на английском языке, языке, считающемся языком интернационального общения, который понимает большая часть. Но, к сожалению, русский язык таковым языком не является. Что касается национального языка и национального колорита, то правилами «Евровидения» это предусмотрено и более того – приветствуется. Просто последнее время такова тенденция, что все стараются исполнять свои песни на английском языке.

Е. АФАНАСЬЕВА – И тогда побеждает сербка на своем.

Ю. АКСЮТА – Нет, сербка побеждает не потому, что она пела на своем языке, на сербском. Просто, видимо, ощущение или, скажем так, ожидания публики вот этой музыкальной гармонии, созвучия этих элементов песни, вот оно как-то повлияло так, что она пробилась к сердцу. Музыка не воспринимается головой, музыка не воспринимается мозгами, она воспринимается чем-то другим.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо, попробуем звонки принимать. Добрый вечер. Вы в эфире. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Ало. Здравствуйте. Меня зовут Наира. Я в данный момент живу в Москве, вообще я гражданка Армении. И очень приятно мне тоже. Меня очень интересует насчет комментария вашего в «Евровидении» – почему ни слова не было сказано насчет того, что один из высших баллов предоставила именно Армения вашей стране? Почему никогда ничего не говорили.

Ю. АКСЮТА – Вы знаете, дело в том, что я не совсем с вами соглашусь по двум причинам. Во-первых, я очень хорошо знаю вашего певца Айко, я хорошо знаю Артура Джанибекяна, который является продюсером Айко и продюсером «Камеди-клаба», безумно популярного в нашей стране. И я дружу с Артуром Джанибекяном. И у меня вообще очень много друзей армян. Я дружу с армянской делегацией на «Евровидении», передаю привет замечательным людям Грячу и Диане, которые являются представителями армянского национального телевидения. Что касается комментария, я не помню конкретно, что я говорил, уж простите меня, потому что три часа работы в прямом эфире – это определенная специфика…

Е. АФАНАСЬЕВА – С больным горлом. Я знаю. Что вызывали… охрип.

Ю. АКСЮТА – Я не то, что охрип, у меня просто голоса не было. Вообще не было. Хоть бы хриплый был. Поэтому мы естественно говорили об этом. И когда представляли Айко. И более того я скажу, что еще номер для Айко делал наш режиссер, мой друг, которого я порекомендовал Артуру Джанибекяну – это Андрей Сычев, очень известный в России, в Москве популярный режиссер, который работает на самых крупных проектах. И «Фабрику» делал, и «Минуту славы» сейчас он делает. Это очень талантливый режиссер. И мне кажется, этими интернациональными усилиями Айко занял очень даже неплохое место.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо. Давайте еще звонок примем. Добрый вечер. Напоминаю, 363-36-59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Е. АФАНАСЬЕВА – Только, пожалуйста, радио выключите, а то фонит. Как вас зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Санкт-Петербург. Владимир Константинович. Вот я сейчас слушаю вашу беседу Юрия Аксюты, очень интересно все там сейчас, Он попытался ответить на вопрос относительно того, что все поют на английском и прочее. Маленькая справка, если позволите историческая. В 79-м году (979) артист из Петербурга Валентин Ваглоенко на конкурсе в Париже завоевал гран-при, исполняя цыганскую народную песню «Дохане». А вы теперь понимаете, какое-то…

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо за справку.

Ю. АКСЮТА – А вопрос скажите, пожалуйста. Вопрос в чем ваш?

СЛУШАТЕЛЬ – А в том, что мы подражаем. Постоянно. Мы потеряли свое лицо творческое. Я 50 лет, извините, на сцене, и мы деградируем совершенно, семимильными шагами. Вы не считаете так?

Ю. АКСЮТА – Нет, я так не считаю. Вы знаете, ваш вопрос гораздо более глубже, чем тема, которую мы с вами сегодня обсуждаем, потому что немножко разные вещи. Во-первых, это и некая преемственность поколений в музыкальном искусстве в том числе. Это и то, что происходит сейчас на поп-сцене современной и то, с чем вы наверное не согласны. Наверное, я во многом тоже могу быть не согласен, и мог бы быть не согласен, если бы был тоже сторонним наблюдателем этих процессов того, что происходит. К сожалению или к счастью (для себя то к счастью конечно), я участник этого процесса, поэтому я буду защищать безусловно все то, что происходит. Все то, что происходит сейчас на нашей сцене – это прямое отражение того, как то поколение, которое сейчас является законодателем моды, оно работает для своего же поколения, к сожалению, не для нас с вами, людей уже взрослых. Что касается конкурсов как таковых, исполнения цыганских песен или каких-либо других, мое глубочайшее мнение и убеждение в том, что мы не можем постоянно существовать обособленно от всего остального внешнего мира, мы в него, так или иначе, интегрируемся. И сейчас язык общения, нормальный английский… почему нельзя разговаривать по-английски? Мы можем проводить какое-то количество конкурсов тут у себя внутри страны, и в общем-то, что мы, собственно говоря, и делаем, поддерживая отечественного исполнителя и родной язык.

Е. АФАНАСЬЕВА – Юра, очень много вопросов по SMS. Давай блиц устроим. Кто в следующем году из телеканалов будет проводить «Евровидение»: «Первый» или «Россия»?

Ю. АКСЮТА – Ну, это мы решим, я думаю, что несколько позже с нашими коллегами.

Е. АФАНАСЬЕВА – «Почему финал показывали в записи в Перми? Почему нельзя в прямом эфире?» – Михаил.

Ю. АКСЮТА – Вы знаете, мы работаем над этим. По одной простой причине. Это разница в часовых поясах. И мы, к сожалению, думали, что…

Е. АФАНАСЬЕВА – …вы спите, Михаил, а вы не спали.

Ю. АКСЮТА – …что это позднее время. Выходить в эфир – это сократит количество людей, которые смогут посмотреть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Про Пермь очень много.

Ю. АКСЮТА – На самом деле это очень важный вопрос. Я думаю, что в следующем году, если будем транслировать мы или наши коллеги – не важно – я думаю, мы будем делать следующим образом: мы будем транслировать впрямую, несмотря на время выхода в эфир, и делать повтор просто на следующий день для более широкой аудитории. Вот это, мне кажется, будет правильно.

Е. АФАНАСЬЕВА – «Почему на «Первом канале» нет солидных музыкальных программ?»

Ю. АКСЮТА – А что такое солидные?

Е. АФАНАСЬЕВА – Я же читаю с SMS. Я не могу. «Вспомните Саульского, когда он правил, было другое время».  — Это Игорь из Москвы.

Ю. АКСЮТА – Вы знаете, я, к сожалению, не помню время Саульского. Я  тогда работал на радио. Кстати, где я сейчас нахожусь. Дело в том, что мы знакомы. Я очень уважаю этого человека. И я, правда, не знаю, что было в то время. Но могу сказать так, что мы на самом деле пытаемся («Первый канал») с точки зрения музыки достаточно представлять разнообразно все музыкальные жанры. Классический жанр мы представляем. Из последнего того, что я помню – концерты виртуозов Москвы. Из жанра рок-музыки мы в эту среду отмечали все вместе с вами 50-летие замечательного русского рокера Юрия Юлиановича Шевчука. И поставили более чем полуторачасовой авторский его концерт «Пропавший без вести». По-моему, замечательный совершенно. Все кто хотели, все посмотрели. С другой стороны, естественно мы показываем такой музыкальный марафон в прошлом году (или это был уже позапрошлый год) «Life Eight», где, по-моему, только ленивые из звезд мирового уровня не принимали участие. Ну, наши музыкальная палитра достаточно широка.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но все собирает «Евровидение».

Ю. АКСЮТА – Цифры собирает «Евровидение» и поп-музыка.

Е. АФАНАСЬЕВА – Так что, уважаемые слушатели и зрители, это ваш выбор. Давайте еще звонков попробуем несколько принять. Добрый вечер. Вы в эфире. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ– Здравствуйте. Меня зовут Дмитрий, я из города Томска. Юрий, глубочайшее уважение тому, что проект «Серебро» оказался такой успешный, потому что это очень хорошо сделанный коммерческий проект. Это видно, но это по-хорошему видно, потому что замечательные девушки, замечательные голоса, замечательная хореография, подача. И такой свежий музыкальный рисунок с какими-то веяниями 60-х годов, очень много гитар, все звучит очень хорошо, звонко. И это просто прекрасно. Но у меня о другом.

Ю. АКСЮТА – Спасибо. Но ваш вопрос.

Е. АФАНАСЬЕВА – Тогда если можно быстро, Дмитрий, ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – Да. У меня идея вот какая. Почему побеждают молодые новые страны, которых еще позавчера не было на карте. Общество европейское все время движется. Это очень видно. Они хотят новых лиц, новых звуков. И это все предоставляет сейчас новые молодые страны. С другой стороны…

Е. АФАНАСЬЕВА – Дима, это у вас реплика, а вопрос есть?

СЛУШАТЕЛЬ – Хорошо. Я заканчиваю. Это все замечательно. По сути, это реванш новой Европы перед старой.

Ю. АКСЮТА – Ну пусть будет так.

Е. АФАНАСЬЕВА – В чем проблема?

СЛУШАТЕЛЬ – Не в чем проблема. Это реванш самый настоящий.

Ю. АКСЮТА – Это ваша оценка происходящего события.

Е. АФАНАСЬЕВА – Дима, хорошо, мы с вами согласны, политика. Вопрос у вас есть? Нет, я вынуждена выключить. Мы же предлагали вопросы задавать.

Ю. АКСЮТА – Я коротко просто откомментирую то, что происходит. Во-первых, очень приятно то, что вы человек, так воспринимающий то, что происходит. И я был даже сказал, болезненно, даете какие-то рекомендации. Все это очень приятно и замечательно. Я считаю, что все равно конкурс и какой бы политический вокруг него налет ни существовал – все равно это конкурс песни, конкурс исполнителя. Надо делать свое дело. Вот вы представьте себе. Вы абсолютно правильно сказали, никому не известная группа, никому не известные девочки. Более того, это их первое совместное в качестве группы выступление на более чем 120-миллионную аудиторию. И столь успешное. Это говорит о чем? Это говорит о том, что наша поп-музыка становится интересной Западу. Более того, я скажу, что, с моей точки зрения, многие, может, со мной не согласятся, а может быть, и наоборот – я считаю и говорил это в своем комментарии к «Евровидению», что наша песня на «Евровидении» была самая модная, стильная, современная. Спасибо огромное Максу Фадееву, моему очень близкому другу, человеку, которого я бесконечно уважаю.

Е. АФАНАСЬЕВА – А Ева спрашивает (перебью, Юрий): И вы искренне гордитесь третьим местом с таким текстом?» По поводу текста много вопросов.

Ю. АКСЮТА – Ева, уважаемая, вы послушайте текст многих других очень и очень уважаемых и любимых нашей публикой хитов. Дело в том, что это, как заметил предыдущий товарищ, это такой яркий сильный мощный модный коммерческий хит, который, поверьте мне, еще пробьет чарты всяческие международные.

Е. АФАНАСЬЕВА – А кто придумал девочек в стиле японских анимешек? Как это теперь модно называть, «эмо» – по-моему.

Ю. АКСЮТА – «Эмо» – это немножко другое. «Эмо-кидс» – это такие эмоциональные дети, это, скорее, «манго», это влияние такой японской анимации («анимэ» скорее). Максим Фадеев. И я ему привет передаю.

Е. АФАНАСЬЕВА – Аксюта помахал ручкой. «Почему нет живого звука на ТВ?» — спрашивает Илья.

Ю. АКСЮТА – Есть. Когда необходимо. Например, в проекте «Две звезды» только живой звук, причем даже оркестр живой. Потому что проект заключается в том, что оценивается дуэтное исполнение живое под живой оркестр. Тогда когда это не нужно, и с точки зрения просто телевизионных технологий фонограмма звучит чище, лучше, эмоциональнее и сильнее. Для подчеркивания этого эмоционального усилия или воздействия на аудиторию используется фонограмма.

Е. АФАНАСЬЕВА – 363-36-59. давайте еще звоночек примем. Добрый вечер. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Меня зовут Сергей. Санкт-Петербург. У меня вопрос к Юрию. Я понимаю, что корпоративная этика не позволяет о Данилке вам говорить в каком-либо другом ключе.

Ю. АКСЮТА – А в каком ключе? Я уже сказал, вы слышали, что я сказал. Я сказал, я глубоко уважаю Данилко, но я категорически… (поверьте мне, и не я один наверное) Дело не в корпоративности. Здесь просто дело в том, что я все-таки являюсь патриотом своей страны, как бы ни банально это звучало. Мне неприятно, когда подобными вещами Андрей Данилко, сделавший популярность, имя себе в первую очередь в России, зарабатывая колоссальныве деньги, которые вам даже просто в замечательном сне не приснятся.

СЛУШАТЕЛЬ – Вот я об этом вам и хотел сказать.

Ю. АКСЮТА – Он позволяет себе немножечко поплевывать в сторону нашей страны. Мне неприятно это. Вот я и высказываю эту точку зрения. Более того, я могу сказать, я и ему это говорил в лицо. Вот и все. Я честен! Поэтому в чем здесь корпоративность? Это не корпоративность.

СЛУШАТЕЛЬ – Я понимаю вас, Юрий. Я тоже. Я по измышлениям я демократических направлений человек. Я очень люблю Украину и т.д.

Ю. АКСЮТА – Да мы все демократы.

СЛУШАТЕЛЬ – Я просто не понимаю…

Е. АФАНАСЬЕВА – Как говорит ваш начальник, «демократию мы защищаем, но не практикуем». Было когда-то такое высказывание.

СЛУШАТЕЛЬ – Вопрос состоит в чем. Не звонили вам из Кремля…?

Ю. АКСЮТА – Не-е-ет, да вы что! Перестаньте.

СЛУШАТЕЛЬ – И как вы сами собираетесь к этому отнестись?

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы сидите, а у вас в ухе Кремль. Знаете, есть такой термин у телевизионщиков «в ухе», когда ведущий ведет, а ему режиссеры или продюсер подсказывает. Такой наушничек в ухе. Значит, у вас в ухе был Кремль.

Ю. АКСЮТА – Глупости все это. Кремлю есть, чем заниматься, поверьте, кроме конкурса «Евровидение», тем более… Данилко. Но это же все немножко. Это ерунда полная. Мы так, знаете, в защите своих каких-то демократических ценностей уже можем черт знает до чего договориться.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вопрос могу сказать только что. Как бы ни говорили что попсовая музыка, как бы ни плевались, количество вопросов сегодня, по SMS пришедших, в разы превосходит количество вопросов, когда мы обсуждаем серьезные темы, которые наши слушатели признают, что они любят – канал «Культура», передача об искусстве. В разы! Поэтому давайте честно себе скажем, что нас это интересует, и будем пытаться понять почему.

Ю. АКСЮТА – Да, я  хочу сказать, не надо этого стесняться, потому что это то, что называется английским словом «entertainment» – развлечение. Вы же не можете целыми днями… у вас на работе проблемы, в семье могут быть какие-то трудности, еще что-то. Человек должен где-то отдыхать. Но телевизор в какой-то степени, да не в какой-то – в огромной степени – не только в нашей стране. Сегодня маршировали, опять высказывали какие-то соображения не то телевидения…и прочее. Вы бы видели другое телевидение. Вы же ездите за границу, посмотрите телевидение. Наше телевидение там уже ушло далеко вперед. Это уже следующий век по количеству мегапроектов, суперкассовых блокбастеров, фильмов, которые показываются в прайм-тайм. Посмотрите, что показывают во Франции в прайм-тайм. И вы сравните эти два.

Е. АФАНАСЬЕВА – И вы будете гордиться, что вы русские телезрители.

Ю. АКСЮТА – И вы будете гордиться тем, что вы живете в России и тем, что для вас делается все это в таком объеме.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мне Максим SMS прислал: «Вопрос Юрию. Почему когда засудили «Тату», вы не подали апелляцию?»

Ю. АКСЮТА – Во-первых, мы подавали апелляцию. Во-вторых, это очень трудно доказать то, что «Тату» засудили. В-третьих, мы сами виноваты в этой ситуации с «Тату». У «Тату» были все шансы победить в том году. Более того, все были лояльны. Но возникла ситуация достаточно скандальная, потому что мы когда приехали в Ригу (а именно в Риге конкурс «Евровидение» проходил), мы приехали туда просто с двумя разными целями. Вся российская делегация приехала туда для того, чтобы участвовать в конкурсе и победить. И группа «Тату» во главе с продюсером тогдашним Ваней Шаповаловым приехали туда для того, чтобы поскандалить. Вот, к сожалению, поскандалили, наскандалили на третье место. Ну, никому легче от этого не стало.

Е. АФАНАСЬЕВА – Давайте последний звоночек. 363-36-59. Сама еще не выучила новый номер. Добрый вечер. Алло. Не слышно. Пробуем другую тогда линию. Что-то не сработало. 363-36-59. Видите, я еще не привыкла к нашей новой системе. Как она работает. Что-то у меня зависло.

Ю. АКСЮТА – Это, видимо, количество звонков когда больше, то виснет телефон уже.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо, тогда у нас есть замечательные SMS. Мы сейчас зададим еще несколько вопросов по SMS-ке. «А почему Сердючка выступала не от нас?» — Не понимает Сергей из Пензы.

Ю. АКСЮТА – Сергей из Пензы, потому что артист Данилко, он родился на Украине и живет на Украине.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но Дима Колдун тоже живет и поэтому там выступает. А Наташа Подольская, которая родилась в Белоруссии, была от нас.

Ю. АКСЮТА – Я еще раз говорю, Наташа Подольская участвовала – несмотря на свое белорусское гражданство – Наташа Подольская участвовала в национальном отборочном конкурсе в России. И за нее проголосовали, она и поехала.

Е. АФАНАСЬЕВА – Тут много еще вопросов, почему нельзя показывать концерты одних исполнителей, других. Не буду всех перечислять, потому что у нас сколько слушателей, столько и желания слушать свою любимую музыку по телевидению. Тогда два слова буквально о каких-то программных направлениях. Как «Первый канал» думает развивать музыку, и что для вас является приоритетным в том сезоне, который, как я понимаю, вы начинаете летом, раз вы ставите премьеру «Фабрики».

Ю. АКСЮТА – Вы знаете, я так скажу, может, несколько не скромно. Но наверное из всех крупных федеральных каналов метровых (опять же нескромно), я считаю, что «Первый канал» является законодателем в области музыкального вещания в таком виде, я не беру специализированные каналы. Потому что мы стараемся представить музыку во всем ее диапазоне, как я уже говорил. Единственное, что пропорции склоняются в сторону поп-музыки, по причине того, что эта музыка от слова «популярный», поэтому ее слушают как можно большее количество людей.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но сборных концертов в  эфире стало меньше, я заметила. Раньше было по всем каналам.

Ю. АКСЮТА – Это жанр, который популярен только в нашей стране в таком виде, потому что трудно представить себе где-то на Западе в одном «Rolling Stones», Джастина Тимберлейка – только какие-то крупные события или фестивали, где все эти люди собираются вместе. А у нас – пожалуйста, все наше национальное музыкальное достояние в одном концерте и, по-моему, каждую неделю. Каждую неделю проходят эти концерты, и все участвуют в этих сборных концертах. Просто зритель стал уставать от этого жанра. И это очень хорошо, потому это заставляет нас, людей, которые занимаются телевидением и музыкой, изобретать что-то новое, что-то другое, и таким образом появляются форматы такие, как «Две звезды»…

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо. Последняя минута у нас как раз на то, чтобы заинтриговать. «Две звезды» продолжать будете?

Ю. АКСЮТА – Обязательно! Только не скажу, когда.

Е. АФАНАСЬЕВА – Чтобы как с «Фабрикой» — раз и…

Ю. АКСЮТА – Все должно быть неожиданно и желанно для зрителя. Более того, мы продолжим и традицию, заложенную нами два года тому назад, и будем проводить конкурс молодых исполнителей. Я специально хочу сказать, что есть два направления. Есть «Фабрика звезд», на которую мы принимаем людей абсолютно с улицы, что называется, просто людей, которые обладают определенными вокальными…

Е. АФАНАСЬЕВА – И делаем людей, которые занимают шестое место на «Евровидении» и третье… девочка тоже из «Фабрики» ваша.

Ю. АКСЮТА – 3-е, 6-е. И есть конкурс молодых исполнителей, уже состоявшихся исполнителей, может быть даже выпускников «Фабрики» или «Народного артиста» с канала «Россия» и т.д. Мы делаем разнообразные, разножанровые программы на все вкусы.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Юрий Аксюта, который умеет делать музыкальные программы на все вкусы на «Первом канале» в программе «Телехранитель». Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Всего доброго! До свидания!

Ю. АКСЮТА – До свидания!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире