'Вопросы к интервью
Е. АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер. В эфире «Телехранитель» — программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. И как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах и программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы решили поговорить на тему, которую назвали так: «Закон и порядок современного сериала». Но понятно, что слова «закон и порядок» взялись не просто так, а поводом для разговора стала недавно прошедшая в эфире и еще, как я понимаю, подразумевающая продолжение трансформация на российскую телевизионную почву культового американского сериала «Закон и порядок». В гостях у нас сегодня Павел Корчагин – генеральный директор студии «2В». В или «Б», Павел?

П. КОРЧАГИН – 2 «В».

Е. АФАНАСЬЕВА – Который этот сериал делал. И Дмитрий Брусникин, он режиссер, актер, исполнитель одной из главных ролей в этом сериале. Добрый день, Дмитрий.

Д. БРУСНИКИН – Здравствуйте.

Е. АФАНАСЬЕВА – Несмотря на то, что собрались говорить о сериале, не могу вначале не сказать о таком самом, наверное, шумном телевизионном событии прошедших суток – о конкурсе «Евровидение». Смотрели? Нет? Или это не ваш телевизионный продукт?

П. КОРЧАГИН – Мне не удалось посмотреть. Но насколько я знаю, Дмитрий смотрел. Да?

Д. БРУСНИКИН – Я смотрел частично, не целиком, но в общем смотрел.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вам такого вида телевизионные «ивенты» — как модно теперь говорить – европейского уровня.

Д. БРУСНИКИН – Ну, вообще это интересно смотреть. Я и раньше это смотрел. Но даже не с точки зрения какого-то получения удовольствия эстетического характера, а это что-то похожее на спортивный азарт и спортивный интерес, когда голосование происходит. Поэтому я даже думаю, что большинство зрителей больше смотрит вот это голосование, нежели чем сам концерт.

Е. АФАНАСЬЕВА – Голосуют за страну, а не за исполнителя.

Д. БРУСНИКИН – Это как-то довольно лихо сделано. Потому что это любопытно и интересно, каким образом происходит это голосование, каким образом та или иная страна отдает свои голоса.

П. КОРЧАГИН – Насколько я знаю, там было несколько неожиданностей, таких как: Эстония проголосовала за нас.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот и получается, что пища для политологов не меньше, чем для каких-то телевизионных и музыкальных людей.

Д. БРУСНИКИН – Конечно. И за всей этой кампанией разросшегося российского шоу-бизнеса, потому что он так разрастается, как некий спрут…

Е. АФАНАСЬЕВА – И отдает свои почки в Белоруссию. Выставляет наших…

Д. БРУСНИКИН – По-моему, в Белоруссии этого исполнителя Диму Колдуна (правильно я называю?) меньше знают, чем в России.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну да, он даже приехал в прошлом году неизвестным мальчиком, победил на «Фабрике звезд».

Д. БРУСНИКИН – Я даже имел неосторожность участвовать в этой последней «Фабрике звезд» в качестве педагога по актерскому мастерству.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ах вот как! Вы еще и знаете хорошо Колдуна и всех.

Д. БРУСНИКИН – Я его знаю… Да, в общем, знаю.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но потенциал был у мальчика, когда вы смотрели его тогда в работе?

Д. БРУСНИКИН – Ну, они вообще все там довольно одаренные люди, в том числе и Дима Колдун. Я не очень хорошо понимал свое место в этом проекте, потому что обучить актерскому мастерству в течение их программы, это довольно какое-то такой смешное занятие. И в основном мы просто с ними беседовали, болтали на разные темы.

Е. АФАНАСЬЕВА – Думаю, что и это было полезно.

Д. БРУСНИКИН – Просто знакомились. А что касается вообще качества того, что представлено на всей территории Европы, музыкальной части, это совершенно не понятно, это просто… это я ничего не понимаю. Думаю, никто ничего не понимает.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну ладно. Смотрели, поболели за наших, раз в хоккей не удалось выиграть.

П. КОРЧАГИН – Но сейчас, по-моему, идет хоккей.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, там идет хоккей. Но за бронзу. Опять, как и в «Евровидении», нам светит бронза. Возвращаемся все-таки к сериалам. Хотя после такой затравки можно главный вопрос задать: могут ли сериалы современный любые вызвать такой интерес, как, например, хоккей и «Евровидение»? Павел? Вы человек, который много лет занимается сериалами; и один из первых ваших продуктов – «Улицы разбитых фонарей» — собирали невероятные рейтинги и моду задавали. Сейчас, когда уже почти 10 лет прошло с момента первых «Улиц», какой-либо сериал может быть настолько успешным?

П. КОРЧАГИН – Настолько успешным, я не думаю по одной простой причине – это не связано с качеством телевизионного продукта, а связано с тем обилием материала, который сейчас выходит в эфир. Когда вышли «Улицы разбитых фонарей», это практически был один из первых сериалов после долгого перерыва. В то время, как известно, студии простаивали, там гулял ветер, летали бумажки и было ощущение полного застоя, запустения и т.д., и т.п. Огромное количество актеров и режиссеров находилось в простое, у них не было никакого применения. Поэтому на первых десяти сериях «Улицы разбитых фонарей» такой был цветник режиссеров, например. Но помимо всего прочего, это был практически единственный сериал.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да. И как потом говорили, в общем, сериалы и спасли российский кинематограф, не дали всем профессионалам уйти вообще из профессии.

П. КОРЧАГИН – Ну, частично наверное. Я думаю, Дмитрий лучше на эту тему может сказать. Но я знаю, что по тем временам «Улицы разбитых фонарей» как продукт, достойный показа по телевидению, вызвал… Мы только в то время начали строить сеть ТНТ, и собрали съезд региональных станций для того, чтобы еще до первого выхода в эфир предъявить им будущую сетку эфира, чтобы они могли у себя обсудить ее и т.д. И представьте себе, что практически все единодушно представители региональных станций высказались против того, чтобы мы показывали «Улицы разбитых фонарей».

Е. АФАНАСЬЕВА – Я помню, что сеть ТНТ в тот момент была в медиаимперии «Медиа-моста», соответственно туда входило НТВ. Но сериал не стали показывать на НТВ, а сочли более выгодным продать на «Первый канал», получить какие-то деньги, и в большом эфире он тогда пошел даже не на НТВ, а на «Первом».

П. КОРЧАГИН – Он пошел на «Первом канале».

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть при всем тонком чутье тогдашние менеджеры НТВ и Гусинский не почувствовали потенциала сериала, который до сих пор при каком уж по счету показе собирает аудиторию.

П. КОРЧАГИН – Ну, здесь нужно отдать должное конечно чувству, понимаю нужности Константина Эрнста, когда он увидел в этом продукте что-то новое, чего еще не было на экране и т.д. Поэтому и произошел такой успех.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я напоминаю, что это Павел Корчагин, он гендиректор студии «2В», а для того, чтобы вы знали (обычно людей, которые в кадре, как Дмитрий, знают, а за кадром – не очень), я скажу, что это человек, который делал первые знаменитые телемосты еще, еще, по-моему, до Познера или с сразу с Познером? Да, Павел?

П. КОРЧАГИН – До Познера еще.

Е. АФАНАСЬЕВА – Еще до Познера были телемосты. Все помнят только тот знаменитый, где «секса в Советском Союзе нет». А были еще и раньше.

П. КОРЧАГИН – Знаменитых было два на самом деле. Один был Ленинград – Бостон, и Ленинград  — Сиэтл. Ленинград  — Сиэтл был наверное даже более знаменитый. Там, к сожалению, не было этой фразы по поводу секса. Кстати, недавно была передача на канале «Ностальгия», связанная с юбилеем выхода этих телемостов в эфир. И руководство этого канала сумело найти эту женщину, она звонила в прямой эфир и сказала, что на самом деле ее карьера круто изменилась к лучшему после этой фразы. Сколько лет. Это 86-й год.

Е. АФАНАСЬЕВА – 20 с небольшим. 21. Видите, 20 лет назад можно стать было знаменитым от одной фразы в телеэфире. Сейчас это уже практически невозможно.

П. КОРЧАГИН – Но Познер стал же знаменитым практически после появления в телемосте Ленинград – Сиэтл.

Е. АФАНАСЬЕВА – Карьера тоже резко изменилась.

Д. БРУСНИКИН – Как и у женщины той.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Павел Корчагин, и в студии так же Дмитрий Брусникин. Мы так заговорились, что я даже не напомнила слушателям наш SMS-номер + 7 985 970-45-45. Пожалуйста, ваши вопросы Павлу Корчагину и Дмитрию Брусникину, ваши реплики, ваши высказывания по поводу сериала «Закон и порядок», а также по поводу вообще положения дел на современном сериальном пространстве; что вам нравится, что не нравится, чего не хватает. Дмитрий, вы актер известный и режиссер МХАТовской школы, но если Павел ассоциируется с «Улицами разбитых фонарей», то у вас масса телезрителей наверное ассоциируют в первую очередь с другим сериалом, который еще раньше появился – с «Петербургскими тайнами». После действительно долгого перерыва смотрела вся страна, как подорванная. Почему вы вдруг занялись тоже сериалами? Кроме большого искусства, чисто коммерческая необходимость была?

Д. БРУСНИКИН – Нет, вы знаете, это довольно длинный на самом деле рассказ, поскольку история моего увлечения теле-кино-режиссурой довольно длинная. Это началось еще… вообще да, это началось как раз тогда, когда снимался тот сериал «Петербургские тайны». И конечно мир настолько изменился, и в общем, все изменилось. Я помню, когда мне принес этот сценарий Леонид Пчелкин, режиссер-постановщик, когда принес эти талмуды, эти огромные кипы сценариев, я прочел, и я был в ужасе. Потому что я воспитан совершенно в другой традиции.

Е. АФАНАСЬЕВА – Для человека, привыкшего играть Чехова, это было ужасно, да?

Д. БРУСНИКИН – Ну да. В общем, как-то по-другому было все. И я был в ужасе, и я на 100 процентов готов был отказаться от этого проекта. И даже убеждал, поскольку у меня уже были отношения с Пчелкиным и до этого, он несколько раз пытался меня затащить в свои проекты, как-то по разным причинам это не получалось, но симпатию ко мне испытывал – я отказывался, потому что это второсортная литература очень низкого качества. И я совершено не попадал в эту структуру. Но надо сказать, что Ирина Розанова, которая там снималась, я помню, мы с ней встретились на переходе где-то в «Останкино», и она с таким восторгом мне говорит: «Ты прочитал?» Я говорю: «Прочитал». Она говорит: «И что?» Я говор: «Ужас». Она говорит: «Как?! Да ты что?! Это так клёво, так интересно! Ты что!» И я понял, что, наверное, я со своим максимализмом куда-то не попадаю совсем. И моя супруга тоже (Маша Брусникина), она меня просто силой практически заставила идти сниматься в это кино. И надо сказать, что я снимался через пень колоду, как-то спустя рукава, как-то начинал я с большой неохотой это делать. А потом я так втянулся в этот процесс, что он мне стал чрезвычайно интересен, любопытен. И более того даже режиссеры-постановщики доверяли мне какие-то самостоятельные ходы, и с этого, собственно говоря, и началось увлечение этим. А потом был канал «ТВ-6». Иван Демидов к 100-летию Художественного театра и Разбаш Андрей, покойный, предложили мне снимать «Чехов и компания». Это был следующий проект. И потом, начиная с этого проекта, практически дальше все покатилось, и я уже дальше все время снимал. Но надо сказать, почему я так переключился на телевидение, потому что…

Е. АФАНАСЬЕВА – Я только я напомню, что также вы снимали и «Джек-пот для Золушки» – сериал. Да? И снимались вы. Снимались вы в «Даше Васильевой», да?

Д. БРУСНИКИН – Нет, в «Даше Васильевой» я тоже просто снимался.

Е. АФАНАСЬЕВА – А что сами снимали?

Д. БРУСНИКИН – Сами… что я сам снимал? Я снимал «Соломею» совместно с Пчелкиным. Был такой сериал. Потом я снимал «Сыщики в компании у Досталя». Потом я снимал «МУР есть МУР». 24 серии. Потом я снимал «Самая красивая»…

Е. АФАНАСЬЕВА – Подсели на это дело. Говорит молодняк: «подсел на что-то». И вы подсели на сериалы.

Д. БРУСНИКИН – Подсел, да.

Е. АФАНАСЬЕВА – Что же, уважаемые мои гости, есть в сериалах такое, что вы, люди серьезные с классическим МХАТовским образованием…. Павел Петрович работал в Гостелерадио, эти телемосты знаменитые делал, делал первую передачу для Америки о Советском Союзе. Да, Павел Петрович?

П. КОРЧАГИН – Да. Была такая передача «Московский меридиан».

Е. АФАНАСЬЕВА – И крупнейшими каналами руководили. И вдруг так вот подсели на сериалы. Что есть в сериале такого, что заставляет и зрителей смотреть, и телевизионщиков и не телевизионщиков, как Дмитрий, этим так увлекаться? Павел?

П. КОРЧАГИН – Наверное, это потому, что самые телевизионный из всех телевизионных жанров – телевизионный сериал. Потому что он дает зрителю возможность… вы представляете, что зрительская аудитория телевизионная и киношная – это две принципиально разные аудитории.

Е. АФАНАСЬЕВА – «Две большие разницы», как говорят в Одессе.

П. КОРЧАГИН – Телевизионная аудитория – это аудитория, которая любит обязательно на диване, прийти рано с работы, поужинать, может быть, за ужином посмотреть очередной любимый сериал, а потом, может быть, пораньше лечь спать и т.д. А киношная аудитория – это активные люди, которые ходят куда-то, стремятся, готовы заплатить деньги, доехать куда-то и т.д. Поэтому для людей, которые проводят в основном свой досуг дома, это как раз именно то, что нужно. Потом как цинично это нельзя называть, но все-таки это определенная жвачка, которая идет на протяжении большого количества времени и создает элемент привыкания.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как было в прошлом году, когда шла «Не родись красивой», на 200 какой-то серии очень много было в фокус-группах таких реплик: «Ненавижу, но бросить смотреть не могу». Да?

П. КОРЧАГИН – Помните, когда мы закупили для канала «Россия» «Санта-Барбару», что происходило, когда потом вдруг решили ее отменить.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, я же забыла сказать, что в студии человек, который купил когда-то для России «Санта-Барбару».

П. КОРЧАГИН – Было такое, да.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это главное достижение ваше, наверное, на определенном участке историческом было, потому что смотрела вся страна.

П. КОРЧАГИН – Тогда «Санта-Барбара» повлияла на то, что на российском телевидении в целом ввели понятие рейтингов и вообще телевизионных измерений. Потому что в то время «Санта-Барбару» хотели снять с эфира, и Олег Максимович Попцов, который был председателем совета директоров «Российского телеканала», вызвал меня и сказал, что это полная ерунда абсолютно, в думе ругают, в правительстве ругают, никто это не смотрит. Я говорю, Олег Максимович, не может быть, не смотрят. И тут плохие письма… Я говорю, нельзя опираться даже не мешок писем, потому что в сравнении с аудиторией общероссийской это ничто, это даже не капля в море. А чем вы докажете? Я говорю, мы попробуем доказать. Мы стали искать социологов, которые хоть как-то могли научно доказать, что эти сериалы смотрят.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ах, это были золотые времена, когда не знали слова «рейтинг» и «доля». Ну что ж, через несколько минут мы вынужденно прервемся на новости, а перед этим все-таки начнем тему, ради которой и собирались – поговорить о том, почему вдруг, снимая-снимая свои сериалы, компания «2В» пришла к необходимости, а вы, Дмитрий, стали в этом участвовать, в адаптации культового американского сериала. Почему вы решили взять продукт, настолько успешный там, попробовать сделать здесь. И не было ли сомнения, что то, что работает в Америке, не сработает здесь? Павел Петрович, у нас 30 секунд на ответ, на новости прервемся и опять.

П. КОРЧАГИН – У меня не было сомнений, поскольку я видел, насколько хороший материал, основа этого материала. То же самое, когда адаптируешь для телевидения хорошую литературу. Не обязательно это должен быть Гоголь, Чехов или Достоевский, это может быть просто книга, интересно написанная, у которой есть хорошая интересная сюжетная линия, крепко сбитый сценарий. В «Законе и порядке» крепко сбитые истории все практически. Поэтому когда начинают ругать этот сериал за то, что там нет личной жизни героев и т.д., там не нужна личная жизнь героев, потому что там достаточно истории самого детективного повествования, которое присутствует в каждой отдельно взятой серии.

Е. АФАНАСЬЕВА – А вы не боялись, что история отдельная преступления американского не совпадет с восприятием российского человека, лежащего на диване?

П. КОРЧАГИН – У нас и то, что мы называем адаптацией. У нас же не просто был перевод синхронный того, что делают американцы.

Е. АФАНАСЬЕВА – Об адаптации сериала «Закон и порядок» к российским реалиям, мы поговорим во второй части программа «Телехранитель» с Павлом Корчагиным и Дмитрием Брусникиным.

НОВОСТИ

Е. АФАНАСЬЕВА – Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. В гостях у меня сегодня глава компании «2В» Павел Корчагин, актер и режиссер Дмитрий Брусникин. Говорим мы о современных сериалах. И поводом стал «Закон и порядок» — сериал, который с американской почвы был перенесен на российскую. Именно на этой системе переноса мы и остановились перед выпуском новостей. Павел сказал, что не просто так брали, а адаптировали. У меня сейчас в руках фрагмент статьи в журнале «Семь дней». Там как раз именно статья была посвящена адаптации разных западных форматов в российские сериалы. И по поводу вашего сериала было сказано, что американцы контролировали все, вплоть до тона помады, ширины губ актрис, а также то, что российским актерам надлежало играть точь-в-точь, копируя американские прототипы. И это было самым жестким требованием иностранных наблюдателей. Так ли это Павел?

П. КОРЧАГИН – Это небольшое преувеличение, мягко говоря. Разумеется, по соглашению с американцами мы должны были с ними координировать все основные вопросы. То есть подбор главных героев, включая выбор режиссера. Мы должны были согласовывать с ними основным объекты съемки и т.д. Если у нас были какие-то принципиальные изменения сценария, то, по идее, мы это должны были тоже согласовывать. Хотя там бывали и курьезы. Например, я приехал один из разов, когда я был в Америке, показывал материал отснятый Дику Вульфу, главному продюсеру и создателю этого сериала, в частности я показывал сериал, который назывался «Добрый доктор». Это не из той категории, которые снимал Дмитрий, это Георгий Николаенко был там режиссером. И там был эпизод, где этот в кавычках «добрый доктор» должен был убить свою жену, положить ее в багажник машины, привезти на аэродром, а там ее засунуть в кабину, а потом, по американской версии, пролетая над озером, сбросить тело в озеро, тем самым залетая все следы. Показываем этот материал Дику Вульфу. Дик Вульф говорит, я, может быть, ничего не понимаю в телевидении, ничего не понимаю в самолетах, но у самолета… Как это называется? Не капот, а сама крышка, которая…

Д. БРУСНИКИН – Люк.

П. КОРЧАГИН – Ну, кабина, она подымается навстречу потоку воздуха. Значит в полете он никак не мог поднять эту штуку и выбросить тело в озеро. А каким образом вы все-таки выбросили, а? Я думаю, ну приехали, все, сейчас меня будут мочить – то, что называется. Я говорю, мы тело похоронили. Он говорит, похоронили, где. До того, как он доехал до аэропорта и сел в самолет. А зачем он сел в самолет в этом случае? Я говорю, для того, чтобы создать алиби. М-м-м! Ну, ничего, прошло.

Е. АФАНАСЬЕВА – Запутали вы продюсера американского.

П. КОРЧАГИН – Ничего. Прошло. Поэтому говорить о том, что очень жестко контролировали… Мы должны были посылать отснятый материал в Америку, где шло нормальное творческое обсуждение. Единственная была для меня проблема как для продюсера самое главная – это чтобы координировать симпатии и антипатии канала НТВ с симпатиями и антипатиями Дика Вульфа и компании «NBC Universal», потому что они не всегда совпадали.

Е. АФАНАСЬЕВА – Сильно расходились?

П. КОРЧАГИН – Не сильно расходились. Но не всегда совпадали. Поэтому каждая сторона по-своему права, потому что компания НТВ – это компания-вещатель, имеет право конечно серьезное определять, как и каким образом все это должно выглядеть в эфире. С другой стороны, компания «NBC Universal» и Дик Вульф считают это своим продуктом, условно говоря, так же как сигареты «Marlboro» должны и в Занзибаре? и в России, и в Китае быть сигаретами «Marlboro», а не другими, потому что вы выходите под этим знаком, под этим трейд-марком.

Е. АФАНАСЬЕВА – Дмитрий, а каково вам было играть роль, которую один раз уже сыграли? Потому что есть американский вариант. В американской версии ваш герой – это капитан Дональд Краген. Его играет, насколько я знаю, Дэн Флорек. Американцы его воспринимают определенным образом. Плюс американская версия «Закона и порядка» частично шла в российском эфире.

Д. БРУСНИКИН – По-моему, даже часто идет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это интереснее или это менее интереснее актерски делать то, что до тебя уже сделали, а не играть с чистого листа, как вы играли в других телеработах?

Д. БРУСНИКИН – Знаете, там какие-то такие творческие задачи, которые можно было себе поставить перед началом этой работы, поскольку я тут в двух ипостасях – я еще и режиссер, и актер – поэтому я ставил конечно какие-то себе задачи, потому что первоначально, когда познакомился с материалом, просмотрел все серии, которые должны были мы снимать, посмотрел американские, и первоначально я тоже довольно скептично относился к этому, и все вопросы, которые вы задавали, я сам себе тоже задавал: как это возможно и насколько это реально адаптировать под нашу действительность и т.д. Но надо сказать, что группа сценаристов, которая работала над сериалом во главе, по-моему, был Илья Авраменко, они достаточно убедительно это сделали. Так что у меня не вызывало это больших вопросов и больших минусов. К тому же надо сказать, что он лихо профессионально сделан американцами. Он сделан в хорошем темпе. И в общем там есть чему учиться нам. А я всегда к этому отношусь, что если есть возможность чему-то научиться, то я берусь за это. Попытаться работать в этом темпе, в этом ритме, обучить актеров играть настолько быстро, решительно, интенсивно, не так медленно, как играют наши русские артисты в обычных наших условиях, но более энергично что ли. Это такие творческие задачи, которые мы себе ставили. И насколько они удались? Частично, мне кажется, удались.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я напоминаю, что это Дмитрий Брусникин, актер, режиссер, исполнитель одной из главных ролей в сериале «Закон и порядок» в его российском варианте. Павел Корчагин. Вы можете звонить нам по телефонам 783-90-25 – для москвичей, 783-90-26 – для жителей других регионов, задавать вопросы моим гостям, высказывать свои реплики и  по поводу этого продукта, а также по поводу того, как же все-таки строятся законы и порядки современных российских сериалов. А пока вы дозваниваетесь, я просто зачитаю несколько реплик, пришедших по SMS. Вот такой разброс мнений показывает, наверное, отношение, потому что от минуса до плюса есть все. «Мне «Закон и порядок» нравится больше, чем американский», — пишет Света. Тут же идет: «Закон и порядок в русском варианте смотрится фальшиво, — сообщает Ната. «Не видела «Санта-Барбару» и «Закон и порядок», а лучший сериал – «Адъютанты любви», — сообщает другая слушательница. «Наш «Закон и порядок» лучше американского, потому что это наш сериал», — Володя из Москвы. «Очень люблю этот сериал, но только в оригинальном формате, лучше было бы просто дублировать его как следует», — считает Михаил. «Американский очень динамичен, наш – тягомотина», — пишет Сергей. Вот сколько людей, столько и мнений.

П. КОРЧАГИН – Да, сколько людей, столько и мнений. Но, тем не менее, если мы посмотрим на те же самые сухие цифры рейтингов и долей, которые все-таки показывают не отдельно взятые мнения, а суммированные мнения телезрителей, то можно убедиться в том, что этот сериал был достаточно успешен. В Москве он побил вообще все рекорды. В это время в прайм-тайм никто даже близко рядом не стоял по величине тех рейтингов, которые были у сериала. В России было не совсем так радужно, но, тем не менее, достаточно успешно он прошел. И помимо всего прочего, я относительно недавно, месяц назад, был на каннском телерынке, где приобретается большое количество разного телевизионного материала для самых разных каналов. И на рынке практически все об этом говорили как о серьезном успехе и феномене. И на это стали обращать внимание даже такие компании, как «Time Warner», решили пойти примерно по этому же пути, продавая за границу, не обязательно это России, это может быть Франция, Германия, Испания, все что угодно, не готовые свои серии, а продавая право на адаптацию этих серий в каждой отдельно взятой стране. То есть это новая тенденция, которая сейчас довлеет в мире.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25, 783-90-26. Возьмите, пожалуйста, наушники, уважаемые гости. Попробуем послушать вопросы, которые вам зададут. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Мила. Я из города Химки Московской области. С удовольствием слушаю вашу передачу. Единственное хочу – Брусникин очень нравился, особенно когда вот «Петербургские», это можно было только легко смотреть. Но «Закон и порядок» – ну, совершенно неинтересный фильм. Как вы о нем ни говорите, как он там… не интересно. Скучно. Смотрели, выключали. И вообще, честно сказать, ну что, одно и то же перенесли какие-то эти самые… эта девушка, она уже… ей лучше этих чеченок играть, вот там она нормально смотрелась. Брусникин – конечно, вот эти «Петербургские тайны» и еще вот это — это было что смотреть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мила, у вас реплика или есть вопрос?

П. КОРЧАГИН – Ну, Брусникин в «Законе и порядке» понравился вам? Или нет?

СЛУШАТЕЛЬ – Брусникин всегда всем нравится. Он всегда всем нравится. Но фильм неинтересный.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот так Мила считает. Спасибо, Мила. 783-90-26. Добрый вечер. Это у нас ругаются иногда. 783-90-25, 783-90-23 Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Я и Москвы. Тамара. Вы знаете, я начала смотреть с любопытством. Посмотрела прежде американский вариант. Мне не понятно, зачем (у меня вначале возник вопрос совершенно приземленный) платить деньги чтобы купить просто название, бренд и использовать некий сюжет. И потом, я надеюсь, что наши актеры получили достойные, приближенные к американским гонорары, чего я им всегда желаю. Но получилось, что эти серии не прижились на нашей почве. То, чтобы бригада, огромное количество квалифицированных сыскарей бросалось на одно дело – это не наша действительность. Наша действительность – это бумажная тягомотина, срывы, часто неудачи, еще что-то. У вас получилось американизированное нечто, совершенно чуждое нашему быту, нашей действительности, к сожалению. Было очень жалко актеров. Совершенно нет индивидуальности у ваших сыскарей. Например, как в «Тайнах следствия». Там каждый индивидуален, плохо ли, хорошо ли, нравится вам или нет. Вот здесь завтра этот актер уйдет из сериала, появится другой, ничего не будет потеряно, к сожалению.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо за ваше мнение. Будете отвечать, как с гонорарами, приближенными к американским?

Д. БРУСНИКИН – Конечно гонорары… даже и говорить нечего.

П. КОРЧАГИН – Дмитрий даже растерялся.

Д. БРУСНИКИН – И конечно и бюджет нашего сериала, по сравнению с американским, тоже несопоставим. И потом надо сказать, что мы не делали чистый слепок с американского сериала. Дело в том, что мы сохраняли основные сюжетные линии. И надо сказать, что темы, которые поднимаются в этих сюжетах, не надо думать, что у нас этого совсем нет. Полно. Когда смотришь параллельно по другим каналам какие-нибудь… Как эти называются программы?

Е. АФАНАСЬЕВА – Все криминальные передачи, мы не будем перечислять.

Д. БРУСНИКИН – Да, все криминальные передачи, то диву даешься. Почти там половина сюжетов просто.

П. КОРЧАГИН – Ничего за уши не было притянуто.

Д. БРУСНИКИН – И более того, мы не делали чистого слепка. Например, у нас работал оригинальный композитор, который писал нам оригинальную музыку. Такой Сева Евсеев – замечательный композитор, с которым я уже давно работаю. Поэтому задачи просто такого слепого переноса не ставилось.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-253 783-90-26. Попробуем еще несколько вопросов принять. Добрый вечер. Как вас зовут? Откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Меня зовут Лола. Вы знаете, я смотрела…

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы откуда, Лола?

СЛУШАТЕЛЬ – Я из Москвы. Я смотрела две – три серии. Но, честно говоря, я совершенно не в восторге, и продолжение я не стала смотреть. Безвкусно, неинтересно. Какие-то все тусклые, ну, никакие, в общем, артисты. И сюжеты, честно говоря, в большинстве своем, хотя ваши гости сказали, что все они видели в других передачах, но я не могу сказать, что такое происходит в жизни. Я думаю, что все это надумано.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо за ваше мнение. Что-то женщины звонят. Может, вас мужчины смотрели, да?

Д. БРУСНИКИН – Не знаю. Мне трудно сказать.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как-то третья подряд женщина, и все не слишком понравилось.

П. КОРЧАГИН – Аудитория НТВ вообще боле мужская.

Е. АФАНАСЬЕВА – Может быть как раз они. Мужчины, где вы? Звоните, рассказывайте, понравилось или нет. 783-90-25, 783-90-26. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – …

Е. АФАНАСЬЕВА – Это вот мужчины у нас. 783-90-25. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Я звоню из Москвы. Я смотрел и американский вариант и очень хотел посмотреть русский. Когда я его посмотрел, я понял, что никакого приближения к нашим реалиям нет совершенно. Когда оперативники приходят к какому-либо бизнесмену, а он вместо того, чтобы сдаться и сказать, ребята, чего вы хотите, начинает качать права и требовать адвоката. А они уходят вместо того, чтобы сказать, ну ладно, тогда придут пожарники… Ну и т.д. И там… вот собственно и все.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть не поверили вы, что такое бывает на российской земле, да?

СЛУШАТЕЛЬ – Не, не бывает. Ни комнат таких, ни запросов не бывает. И опознаний через стекла не проводят у нас. Ну смешно это.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну вот, что-то не верят именно в степень адаптации. Павел Петрович?

П. КОРЧАГИН – У нас конечно немного было приукрашено по сравнению с российской действительностью, потому что, если вы зайдете в большинство милицейских отделений, где первым попадается обезьянник, такой, достаточно запущенный, от которого идет запашок сильный. Можно и вот такую действительность все время передавать на экран. Действительно, да, у нас немножко приукрашено с той точки зрения, что у нас лучше, чем в реальной жизни одеты герои, наверное, чище кабинеты, наверное, чище и красивее машины и т.д. Но нам хотелось, может быть, показать… не знаю… завтрашний день нашей криминальной милиции.

Е. АФАНАСЬЕВА – А интересный вопрос. Вы когда делали «Улицы разбитых фонарей», они стали таким прорывом наверное именно потому, что вдруг увидели на экране не тех знатоков, которые Знаменский, Томин, Кибрид, правильных, а вот сыскарей из соседнего отдела, где как раз были грязные кабинеты, обшарпанные подъезды, ребята в таких протертых джинсах, свитерах дешевых, не прочь выпить и все прочее – узнали их. И вдруг, сделав таких ребят, вы решили сделать идеальных сыскарей, да?

П. КОРЧАГИН – Я хочу сделать уточнение. Делал этот сериал Александр Капица, покойный, продюсер из Питера, а мы на ТНТ этот сериал показывали и заказывали его Александру Капице. И вы вспомните, что он снимался какое-то время назад, и действительность какое-то время назад была несколько иная… Если вы заходили в магазин в 91-м, 92-м году, где были пустые полки, и вы приходите сейчас – принципиальная разница есть. Если вы заходите в офис того времени и заходите в офис сегодняшний – опять жесть принципиальная разница. поэтому мы можем конечно снова уйти в те времена, но я не считаю, что здесь есть какой-то смысл.

Е. АФАНАСЬЕВА – Еще попробуем пару звонков принять. Наверное успеем. 783-90-25, 783-90-26. Дозванивайтесь, пожалуйста, уважаемые слушатели. Добрый вечер. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый день. Сергей. Барнаул. У меня маленькая реплика. Я вот смотрю некоторые сериалы, правда, в записи, но вот этот сериал я не стал смотреть по одной простой причине. Рекламный слоган, который предварил показ этого фильма, он был такой навязчивый и постоянно говорили: «Оглушительная премьера». Слово «оглушительная» премьера. Дело в том, что априорно, еще не показав, уже создатели говорят, что оглушительная. Я думаю, что зрители должны определять, оглушительная это премьера или не оглушительная. То есть вот этот навязчивый бренд сразу отпугнул априорно.

П. КОРЧАГИН – Судя по цифрам, зрители определили, что достаточно оглушительная была премьера.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, может быть. Не знаю.

Д. БРУСНИКИН – Это не к нам.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну реклама не совсем удачная была.

Д. БРУСНИКИН – Это не мы делали этот слоган, это канал.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо, Сергей. Канкал промоутирует, как это модно говорить, как считает нужным. А продукт поставляет производитель. В данном случае мы разговариваем с производителями, а не с каналом. Вот вы сказали, что НТВ более мужской канал, но ведь контекст НТВ сильно поменялся в последние 1,5 сезона. И те криминальные программы, о которых сейчас вспоминал Дмитрий, заполнили прайм и более агрессивное трешевое телевидение. И в этом контексте вы даете сериал, где, как вы говорите, немножечко будущее, идеальные отношения сыщиков и все прочее. Вас не напрягал тот контекст, в котором сериал вышел, или это как раз тот канал, для которого вы и хотели такой продукт сделать, Павел?

П. КОРЧАГИН – Контекст программ любого канала я обсуждать, как производитель, вообще в принципе не могу, потому что мне тогда нужно идти и заниматься другой профессией совершенно. Но, в принципе, меня абсолютно не смущало, если говорить о тех программах, которые выходят на канале НТВ, У нас на НТВ выходит еще один сериал, который называется «Возвращение Мухтара». Он такой, более детский, более семейный, более добрый. Там тоже можно сказать, что нет точного описания суровой российской действительности, потому что там все заканчивается всегда хорошо – победой добра над злом и т.д. Но мне кажется, что именно такие сериалы, в принципе, и хотят люди видеть, потому что можно показывать все время, что зло побеждает добро, но какой будет результат в конечном счете?

Е. АФАНАСЬЕВА – Дмитрий, вы НТВ посматриваете, не только ваш сериал, но и другое?

Д. БРУСНИКИН – Нет, мне редко удается смотреть телевидение, потому что у меня слишком много забот. Мало смотрю телевидение.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот парадокс: получается, когда сюда приходят люди, которое телевидение делают, сидят напротив меня, они в большинстве случаев говорят, я телевизор не смотрю, мне некогда. Это не к вам упрек, Дмитрий. Я просто говорю, что получается, что все телевизионщики делают для кого-то другого, самим им смотреть некогда, а для каких-то других людей. Нет, Павел?

П. КОРЧАГИН – С одной стороны, да. С другой стороны, понимаете, телевизионщики не должны руководствоваться тем, что им самим нравится, что им самим не нравится, тогда бы они делали принципиально другие программы, которые не устраивали бы большинства телезрителей. Поэтому задача продюсера, режиссера и руководителя канала, руководителей департаментов различных на телевизионных каналах – понять по ощущению, по своему опыту, какой материал может быть интересен для большого огромного количества телевизионных зрителей.

Е. АФАНАСЬЕВА –Последние минуты у нас программы. Расскажите, продолжение буде? Что вы планируете дальше?

П. КОРЧАГИН – Продолжение будет. Я надеюсь, что будет продолжение.

Е. АФАНАСЬЕВА – Сколько уже было серий в эфире, и что еще?

П. КОРЧАГИН – В эфире было 24 серии. Сейчас мы планируем снять еще 48 серий. У нас сейчас как раз идет подготовительный период. Где-то в середине лета мы начнем съемки. Да, Дмитрий? Где-то в конце июня. Разумеется, мы извлечем определенные уроки из первого этапа своей работы. И надеюсь, что эта работа, второй этап работы, пройдет гораздо проще. Хотя бы потому, что мы лучше стали понимать героев, нам не нужно проводить снова кастинги всех главных персонажей и т.д. Это все есть. Они достаточно хорошо поняли свою роль в этом сериале. Режиссеры, как Дмитрий сказал, тоже кое-чему научились на основании того опыта, который был. Поэтому думаю, что вторая порция, второй сезон будет еще более успешным.

Е. АФАНАСЬЕВА – Дмитрий, сколько там из 48 ваших будет?

Д. БРУСНИКИН – Половина. А потом я хочу, вы знаете, что сказать. Я хочу сказать, что для меня тоже были некоторой неожиданностью вот эти цифры, рейтинги и все прочее этого сериала. Было неожиданностью.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть вы ожидали меньшие результаты?

Д. БРУСНИКИН – Я просто в этом ничего не понимаю, но когда сказали, что такие доли, такие рейтинги, я был несколько удивлен. Тоже, анализируя это, я понял одну вещь. Вероятно дело в том, что… дело ведь не в том, чтобы снять документальную историю о том, как работает сегодня нынешняя милиция или нынешние правоохранительные органы, а дело в том, что вероятно нужно делать такой продукт, чтобы люди наконец-таки стали верить, что существует и закон, и порядок.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть это немножко идеальная картинка, в которую вы хотите привести общество?

Д. БРУСНИКИН – Да, это несколько идеальная картинка. Она идеализированная картинка не только у нас, она и у американцев тоже идеализированная. Ну наверное это правильно.

П. КОРЧАГИН – Потом вы представьте, конечно идеализированная картина, потому что в каждой серии преступление раскрывается. Сколько преступлений раскрывается? Давайте мы приведем статистику и посмотрим, что огромное количество «висяков» так называемых возникает, когда преступление не раскрывается вообще. И художественная литература, и сериалы, и художественные фильмы, и т.д. не рассказывают почему-то именно об этом пласте преступлений, которые никуда ни к чему не приводят.

Е. АФАНАСЬЕВА – Даже «Преступление и наказание» раскрывается.

П. КОРЧАГИН – Разумеется, даже у Достоевского раскрывается. Поэтому это закон и порядок…

Е. АФАНАСЬЕВА – …современного сериала. Вот мы и закольцевали наш сегодняшний разговор с Дмитрием Брусникиным, с Павлом Корчагиным. Кирилл из Москвы по SMS прислал реплику: «А вот «Мухтар» – хороший сериал, без вранья!». Вот так вот. Ну что ж, я думаю, что без вранья и ваш сериал, вопрос в том, что по-разному все принимают действительность, она в разных кусочках нашей большой Земли бывает разная. Но говорят наши сегодняшние гости, что будут работать и дальше и может быть не только над сериалами криминальными. Есть варианты без криминального, Павел?

П. КОРЧАГИН – Есть. Разумеется. Конечно. Мы сейчас снимаем для канала «Россия» один сериал, где в основном это любовь, трагедия, которая возникает на почве любви. Такой, более женский сериал.

Е. АФАНАСЬЕВА – Дмитрий, а вам не хочется вернуться в женский сериал, чтобы опять слушательницы звонили, как про «Петербургские тайны», и говорили…

Д. БРУСНИКИН – Я уже достаточно много наснимал этих женских сериалов. Кстати говоря, по «России» начинается с понедельника… не знаю, хорошо это рекламировать или нет, еще один мой сериал, который называется «Оплачено смертью. Это такой арт-детектив. Начинается он с понедельника.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну что ж, слушательницы, которые не восприняли Дмитрия Брусникина в «Законе и порядке», смотрите его в другой роли. Это программа «Телехранитель». Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Всего доброго! До свидания!

П. КОРЧАГИН – До свидания!

Д. БРУСНИКИН – До свидания. Спасибо большое!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире