'Вопросы к интервью
06 апреля 2008
Z Телехранитель Все выпуски

Феномен информационно— развлекательных программ


Время выхода в эфир: 06 апреля 2008, 18:11

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире «Телехранитель» — программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, мы говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня у нас в гостях Антон Хреков — автор программы «Главный герой». Добрый день, Антон.
А.ХРЕКОВ: Добрый день.
Е.АФАНАСЬЕВА: Прям-таки сразу, вы знаете, стереотип просит сказать «автор и ведущий», но меня много раз предупредили – и Мария Безбородова, пресс-секретарь, и Вы сказали – не называйте меня ведущим. Откуда такая идиосинкразия к этому слову?
А.ХРЕКОВ: Ну, никакой здесь идиосинкразии нет, я очень уважительно отношусь к людям, которые считают себя телеведущими, радиоведущими – здесь вот их много рядом с нами. Но просто я считаю себя тем, кем я являюсь на самом деле.
Е.АФАНАСЬЕВА: Автором?
А.ХРЕКОВ: Тележурналистом. Такая почетная должность, которая мне очень приятна. Ведущим я не являюсь.
Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Вот у нас сегодня в гостях тележурналист Антон Хреков, естественно, программа «Главный герой» на НТВ. А говорить мы собрались об этой программе, когда договаривались с Антоном, пытались как-то сформулировать тему. Я спросила – а как Вы свою программу называете, если она не информационная у Вас? Он сказал – информационно-завлекательная. Вот у нас немножко редакторы перепутали – на сайте было написано – «информационно-развлекательных». Нет, говорить мы собрались именно о феномене информационно-завлекательных программ. Почему завлекательные? Пора завлекать зрителя? Или что?
А.ХРЕКОВ: Ну Вы знаете, это скорее наша такая внутренняя редакционная шутка, потому что очень трудно определить жанр нашей программы. В ней действительно есть и элемент информационной программы, потому что она информирует. Она скорее даже не информационная – она информирующая. Безусловно, есть элементы и развлекательного жанра, потому что, скажем, у нас прямо так есть сцена и выступают исполнители. Завлекательная – ну да, это такой наш внутренний прикол, потому что мы действительно завлекаем зрителей чем можем. И поэтому, наверное, такой жанр и родился. Ну вот интересно, что произошло такое смешение жанров, такое смешивание, но не взбалтывание. Мне тут позвонила одна девушка, которая учится на факультете журналистики и сказала, что она пишет курсовую работу. И спросила у меня: вот, я упоминаю Вашу программу – я ведь правильно написала, что у Вас расследовательская программа? Я говорю – Вы знаете, ну с точки зрения людоведения, да, мы расследуем тоже как бы людей разных. Ну конечно, это не расследовательская в плане милицейско-криминальная. Да, — говорит она, — ну я могу уж, по крайней мере, написать, что она информационно-аналитическая? Ну вот. Так что, понимаете, можно назвать хоть горшком – главное в печку не сажать.
Е.АФАНАСЬЕВА: Тут путаница с жанровым определением чудовищная. Наверное, это уже скорее адресовать надо ученым, которые занимаются исследованием журналистики. Но все-таки… Я, кстати, не напомнила номер СМС — +7 985 970 45 45 – пожалуйста, уважаемые радиослушатели, ваши вопросы Антону, ваши реплики по поводу информационно-развлекательных, информационно-завлекательных, информационно-аналитических программ – как ни назови, выскажите свои точки зрения, если хотите. Все равно какие-то истоки есть у программы – у НТВ богатый опыт со старых времен. Это программы Евгения Алексеевича Киселева, который перед нами был в эфире, и программы Леонида Геннадьевиче Парфенова, которого, насколько я понимаю, Вы считаете своим учителем, в том числе.
А.ХРЕКОВ: Да, конечно.
Е.АФАНАСЬЕВА: И сейчас выходит целый блок программ, в общем, куст… я не знаю, как назвать…
А.ХРЕКОВ: Поросль.
Е.АФАНАСЬЕВА: Поросль. Потому что у Вас есть и итоговая программа – ее так называют, и Ваша программа, и много разных. Все-таки из каких программ Ваша выросла? Хотя бы морально. Какими соками питалась?
А.ХРЕКОВ: Ну Вы знаете, наверное, все-таки все эти ноги в конечном счете растут из программы «Намедни», потому что программа «Намедни» явилась в каком-то смысле основоположником и стиля, и динамики подачи, и ритма, и языка такого слегка… ну вот некоторые слушатели и зрители критикующие говорят, что это стиль «злых мальчиков». Но это на самом деле, конечно, не злых мальчиков. Ну, это вот такой несколько чуть более развязный, как Пелевин писал – «убедившиеся люди». Наверное, это все произрастает из программы «Намедни». Ну а потом уже дальше развивалось по жанрам – как вот веточки растут из ствола: на одной яблочко посочнее, на другой покислее, поострее. Вот так и у нас тоже.
Е.АФАНАСЬЕВА: Любопытный вопрос. НТВ, насколько я понимаю, вещает по орбитной системе?
А.ХРЕКОВ: Да, конечно.
Е.АФАНАСЬЕВА: А почему Вы сейчас у нас в гостях, а не в эфире?
А.ХРЕКОВ: А потому что у нас не прямой эфир.
Е.АФАНАСЬЕВА: А, то есть Вы пишетесь?
А.ХРЕКОВ: Конечно.
Е.АФАНАСЬЕВА: Полностью?
А.ХРЕКОВ: Да, эта программа записная, и мы, в общем, не пытаемся сделать вид, что она прямо совсем в прямом эфире выходит. Другое дело – что это программа, которая записывается в реальном времени. То есть…
Е.АФАНАСЬЕВА: Life to tape.
А.ХРЕКОВ: Не совсем. Ну, можно сказать и life to tape. Здесь важен принцип. Реальное время – это когда мы стараемся так студийную работу построить, чтобы не в киношном варианте: сначала вот это, потом давайте перекурим, а потом вот это. А у нас сразу – мы представляем себе, что у нас нечто вроде прямого эфира идет. Пишемся, и после этого уже режиссеры могут там что-то подработать, доработать и так далее.
Е.АФАНАСЬЕВА: Значит, завлекательного все-таки в программе больше. Потому что если бы Вы отдавали приоритет слову «информационная», Вы бы дорожили теми событиями, которые происходят в последние дни, часы – я не знаю, когда Вы пишетесь – в субботу или в пятницу.
А.ХРЕКОВ: В ночь на субботу.
Е.АФАНАСЬЕВА: Значит, еще почти полтора суток до выхода программы.
А.ХРЕКОВ: Не совсем. Чуть меньше. Потому что первый орбитный выпуск выходит утром.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну хорошо. Вы имеете в виду с субботы на воскресенье?
А.ХРЕКОВ: Нет.
Е.АФАНАСЬЕВА: С пятницы на субботу?
А.ХРЕКОВ: Ну, то есть это не двое суток. В ночь с пятницы на субботу, но в воскресенье утром уже все, уже в 9 часов утра все должно быть сдано.
Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. В любом случае те, кто занимается информацией и считает, что они информационщики до мозга костей, они дорожат каждым часом и считают, что новости, которые повторяются на орбиту – прошли в Москве, а через час идут на орбиту, — это уже не новости. Значит, все-таки завлекательная важнее?
А.ХРЕКОВ: Вы понимаете, что у меня в мозгу костей творится, мне это самому неизвестно, потому что там всякие вещи происходят. Конечно, я тоже информационщик, как Вы говорите, до мозга костей. Я даже сейчас, вот мы с Вами разговариваем…
Е.АФАНАСЬЕВА: А Вы слегка косите глазами, что там агентства…
А.ХРЕКОВ: …да, я слегка веду себя неприлично, по-хамски – я вот смотрю, что там дальше в Зимбабве происходит с выборами. Поэтому, конечно, я информационщик, я новостеголик, ньюзоголик, я тоже слушаю все время, смотрю новости по телевизору, по радио только на «Эхе Москвы» их слушаю. Поэтому это одно. То, что нужно сделать в программе — там несколько другая задача поставлена руководством канала, потому что событий за неделю собрать и как-то их слегка проанализировать – это все-таки задача итоговой программы. Поэтому странно было бы делать еще одну итоговую программу. Но в то же время рассказывать о героях, которые не имеют отношения к актуальности, к нашему времени, тоже было бы как-то странно. Ну давайте там про Сальвадора Дали сейчас сделаем сюжет, о том, какой он художник замечательный был. Это, конечно, наверное, было бы интересно, но все-таки не в нашей программе, потому что хочется…
Е.АФАНАСЬЕВА: Это к Сереже Майорову в «Истории в деталях».
А.ХРЕКОВ: Да-да, хочется увидеть людей, о которых говорят, их услышать. Вот так и формируется верстка программы.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но начинали Вы свою основную карьеру на НТВ в информационной службе, были корреспондентом, вели программу…
А.ХРЕКОВ: Я сначала был редактором международной информации. Самая любимая моя работа – это редактор международной информации. Я до сих пор вспоминаю с большой ностальгией, как мы бегали с кассетами, снося всех, по коридору, и все расступались, прижимались к стенке, потому что ветер от нас дул такой, что с них срывало какие-то элементы одежды.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ой, сейчас Вам предложу обратно в редакторы международной информации – не пойдете.
А.ХРЕКОВ: Не скажите. Вы понимаете, я был пишущий редактор так называемый, который как бы с правом выхода в эфир. То есть я делал сюжеты – сам не снимал, не выезжал сам с оператором на съемки, но делал все равно сюжеты для эфира своим голосом. Ну и, кстати, первый раз самый первый сюжет был про Афганистан – мне сказали, что это учебный сюжет, чтобы я не расстраивался, что он не выйдет в эфир. И я действительно делал какие-то сюжеты в учебном порядке. Ну а потом сижу выполняю какое-то следующее задание, которое мне дали, и слышу – у нас в комнате в редакционной телевизор работает. Я думаю – господи боже мой, берут же на телевидение с какими-то мерзкими голосами писклявыми людей. Вот откуда берутся мужики? Потом смотрю – что-то странное: вроде моя картинка. Господи, это ж я! Так что это очень хорошая работа…
Е.АФАНАСЬЕВА: Привыкли к голосу в эфире?
А.ХРЕКОВ: К своему голосу в эфире? Да нет. Когда я работал в новостях, когда мы вели новости – ты же сам себя никогда не слышишь. Ты говоришь, а посмотреть сам себя в прямом эфире не можешь. Ну, то есть можешь, если задаться целью, записать. Но мы, как правило, конечно, этого не делали, потому что дальше были следующие выпуски. И я себя редко слушал.
Е.АФАНАСЬЕВА: Для тех, кто не узнал по голосу, это Антон Хреков, автор программы «Главный герой» на НТВ в гостях у программы «Телехранитель». Еще раз напоминаю номер СМС — +7 985 970 45 45. Тут уже нас спрашивают: «Задайте вопросы из Интернета – там много острых». Сейчас зададим, не волнуйтесь». Пишет Руслан из Уфы: «Извините за жесткий вопрос, но Вам не стыдно работать на НТВ? Именно на НТВ, с которого за политику уволили Вашего учителя Леонида Парфенова? На НТВ, где давно в аналитике царит ложь, а программная политика канала – показать как можно больше трупов и желтых сенсаций».
А.ХРЕКОВ: Ну, знаете, я не показываю трупов, желтых сенсаций. Я никого не увольнял. И я не считаю, что мне должно быть стыдно. Мне кажется, что в этом вопросе уже заложен ответ. Он не требует моего ответа.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ответ: «Не стыдно».
А.ХРЕКОВ: Нет, я должен сказать либо – «Стыдно, да, давайте я сейчас положу партбилет на стол и уйду», либо я должен оправдываться. Поскольку мне не хочется ни того ни другого, я просто говорю, что я к этому всему отношения не имею.
Е.АФАНАСЬЕВА: Для контраста прочту пришедшую на сайт реплику другого. Журналист, Архангельск, пишет: «Антон, отличная программа, отличные репортеры и продюсеры». Вопрос: «Правда ли, что легкие рассказы о Ваших главных героях – это иногда возможность говорить о политике? Инфотеймент может стать своеобразным эзоповым языком в современной России. Или мне кажется?»
А.ХРЕКОВ: Да, как говорили, язык Эзопа. Да, конечно, то, о чем я уже говорил, — мы не можем делать вид, что мы вообще актуальные события не видим, не слышим и проходим мимо них. В этом смысле, конечно, да, потому что политики у нас появляются. Но все-таки это может быть программа о политиках, но не о политике. Потому что о политике есть другие программы. Есть какие-то, конечно, острые высказывания, которые делают наши герои. Вот мы сейчас делаем сюжет про Аллу Борисовну Пугачеву большой – она там тоже кое-что такое говорит, в общем-то, едкое, колкое. Вырезать мы это не будем – специально для Руслана. Так что, наверное, так и есть.
Е.АФАНАСЬЕВА: Анна, врач из Нижнего Новгорода: «Уважаемый Антон, считаю Вас высококлассным журналистом, но мне Вас жалко. Эти «герои» не для Вас. Неужели Вам самому это интересно? Ведь Ваша программа встает в один ряд с другими на Вашем канале программами – «Максимум» и «Ты не поверишь», «Русские сенсации». Причем все они выходят одна за другой в единой обойме. На сколько Вас еще хватит и неужели Вы получаете удовольствие от такой работы?»
А.ХРЕКОВ: Понимаете, в вопросе заложено противоречие. Значит, с одной стороны, эти герои легковесные, а с другой стороны, что программы выходит наряду с программой «Максимум». То есть либо эти герои серьезные, но они не должны стоять рядом с «Максимум» в линейке и с «Русскими сенсациями». Либо они легковесные, и тогда все нормально – тогда они как раз должны стоять вот в этой общей линейке. То есть либо, извините, крестик снимите, либо трусы наденьте. То есть мне кажется, что это как раз нормально – что есть программа «Максимум», «Русские сенсации», а есть программа «Главный герой», где несколько другие задачи преследуются. Мы не показываем то, о чем пишут Ваши слушатели, но вот интересно, что у нас все-таки был сюжет один, за который нам не стыдно, но он был как раз про это. Это был сюжет про скандинавских борцов за чистоту леса. И как они боролись? Они ходили в лес и занимались там тем, что вот предшествует продолжению человеческого рода. Ну, что-то из этого мы показывали, закрывали фиговыми листочками, придумали, как это сделать. Но тем не менее, в общем-то, никто нам ничего после этого не сказал, потому что сюжет был в таком юмористическом ключе, что, в общем, это не смотрелось, как желтуха, чернуха, порнуха, извините, но вполне такое журналистское хохмачество.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но Вы для себя поставили какую-то планочку – вот выше этого, ниже этого, дальше этого не перехожу, несмотря на то, что коллеги из других программ переходят?
А.ХРЕКОВ: Вы понимаете, здесь что очень важно – здесь важно не ставить планки, а важно смотреть, чем, извините за пафос, живет страна. Если у нас повестке дня одни педофилы…
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну не только ж фиговыми листочками.
А.ХРЕКОВ: Правильно. Если у нас на повестке дня сейчас одни педофилы – вот посмотрите новости: там педофил, здесь педофил, — мы можем, конечно, сказать, что про педофилов мы делать не будем никогда, потому что это не наше – это программа «Максимум». Нет! Потому что это в информационном контексте.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, про педофилов идут новости на всех крупнейших каналах.
А.ХРЕКОВ: Да, ну что делать, если у нас с Вами такие новости? У нас новости – там взорвалось, здесь зарезали, убили, посадили. Но у нас, к сожалению, не Лихтенштейн, где новости начинаются с того, что там лошадь убежала откуда-то из поместья, выскочила на дорогу и долго мешала, целых 15 минут, проезду.
Е.АФАНАСЬЕВА: Попал под лошадь Остап Бендер. Это Антон Хреков в программе «Телехранитель». Мы вернемся после короткого выпуска новостей.
НОВОСТИ
Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева, а в гостях у меня сегодня Антон Хреков – автор программы «Главный герой» на канале НТВ. И надо было видеть, как Антон сидел слушал новости – он все время показывал: «ну вот, вот – то, о чем я говорил». Да, Антон?
А.ХРЕКОВ: Совершенно верно.
Е.АФАНАСЬЕВА: Мимика Ваша что говорила?
А.ХРЕКОВ: Вы правильно прочитали эту мимику. Как раз мы с Вами обсуждали, какие у нас новости. Вот, по-моему, четыре из пяти или пять из шести – это было про то, что взорвалось, зарезали, убили топором, шизофрения и так далее. Поэтому, конечно, может, потом и хочется делать про что-то вечное, доброе, теплое и светлое, но мы не можем совсем проходить мимо того, чем, собственно, заполнены новости в нашей стране.
Е.АФАНАСЬЕВА: Еще раз напоминаю — + 7 985 970 45 45 – СМС-номер, и вы можете уже дозваниваться по телефону 363 36 59. Мы будем принимать и ваши звонки – ваши вопросы Антону Хрекову, ваши реплики и высказывания о том, как нынче выглядит наше информационно-завлекательное телевидение. Бахмут Карлович пишет: «В. Познер недавно неожиданно обнаружил, что на ТВ нет свободы слова. Как Вам работается в таких условиях?»
А.ХРЕКОВ: Ну, Вы знаете, у нас все-таки задача несколько другая, наверное, чем у Владимира Владимировича Познера. Мы не сталкиваемся с каким бы то ни было ограничениями по нашим героям, никто нам ничего не навязывает. Но, конечно, надо сказать, что многие из этих героев не относятся к зоне риска. Поэтому, наверное, нам повезло в этом смысле. И нам работается просто.
Е.АФАНАСЬЕВА: Много таких вопросов. Вот, например, М.К. из Германии пишет: «Антон, спасибо за стиль ведения программы – очень запоминающийся. Есть ли желание делать что-то еще, кроме «Главного героя»?» А Игорь, пенсионер из Тамбова, пишет: «Антон, хотелось бы увидеть Вас в серьезной политической аналитической программе. Что думаете?»
А.ХРЕКОВ: За неимением таковых, я думаю, что это вряд ли серьезная политическая – с рейтингом 1 и долей минус 10, как мы обычно шутим, я думаю, дело даже не в рейтинге. Просто как-то нет. Вот. Что касается новостей – ну, Вы знаете, я всегда тепло относился к новостям и отношусь и по-прежнему считаю себя информационщиком, как я уже сказал. Ну, вот прошло это время, сейчас наступило другое. Был еще один вопрос – нет ли желания делать что-то помимо «Главного героя» — Вы знаете, свет-то клином не сошелся на «Главном герое». Ведь это же не самоцель, это программа, проект, который был запущен полтора года назад. И он сейчас существует. Можем делать что-то другое, безусловно…
Е.АФАНАСЬЕВА: Можем, можем делать.
А.ХРЕКОВ: Помните, как анекдот – могу копать, могу не копать.
Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте звонок примем. Возьмите, пожалуйста, наушники. 363 36 59. Добрый вечер.
Слушатель: Это «Эхо Москвы»?
Е.АФАНАСЬЕВА: Да-да.
Слушатель: А информационная программа развлекательная?
Е.АФАНАСЬЕВА: Да, мы говорим с Антоном Хрековым. У Вас есть вопрос?
Слушатель: Да, Вы знаете, просто такое замечание, вопрос. Как можно на телевизоре такую программу пускать, как «50 блондинок» во главе…
Е.АФАНАСЬЕВА: Антон разводит руками…
А.ХРЕКОВ: Я брюнет.
Е.АФАНАСЬЕВА: Это программа другого канала, и, к сожалению, или к счастью, один канал за другой нынче не отвечает.
А.ХРЕКОВ: А можно, я отвечу анекдотом все-таки?..
Слушатель: Вы знаете, ну такая пустота, такое…
А.ХРЕКОВ: Безобразие. Давайте я отвечу анекдотом. Едут две блондинки в машине, и из радиоприемника раздается: «Вы слушаете радио «Эхо Москвы». Одна говорит: «Нет, ну ты посмотри, ну откуда они знают?!»
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот видите, рекламу нашему радио сделали.
А.ХРЕКОВ: С удовольствием.
Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо. Еще звонок примем. 363 36 59. Добрый вечер.
Слушатель: Здравствуйте.
Е.АФАНАСЬЕВА: Как Вас зовут? Вы откуда?
Слушатель: Меня зовут Рустам, я из Уфы.
Е.АФАНАСЬЕВА: А, это Вы нам писали первый вопрос, который мы цитировали.
Слушатель: Нет-нет.
Е.АФАНАСЬЕВА: Не Вы?
А.ХРЕКОВ: Это был Руслан.
Е.АФАНАСЬЕВА: А, извините.
Слушатель: Лена, а я с Вами разговариваю?
Е.АФАНАСЬЕВА: Да, извините, то был Руслан, но мы слушаем.
Слушатель: У меня вопрос следующий к Антону. Вот он сказал…
Е.АФАНАСЬЕВА: А, Вы, наверное, прислали, а я не успела прочесть. Было подписано «тележурналист» — только собиралась прочитать, а Вы дозвонились. Тогда давайте сами.
Слушатель: Ну хорошо. У меня вопрос к Антону. Антон, здравствуйте.
А.ХРЕКОВ: Здравствуйте.
Слушатель: Антон, Вы сами назвали господина Парфенова своим учителем. У меня следующий вопрос в связи с этим – оказывает ли он до сих пор влияние на Вашу программу, на редакционную политику и консультирует ли вас по поводу сюжетов, героев, всему прочему? Спасибо большое.
А.ХРЕКОВ: Спасибо за вопрос. К сожалению, не консультирует. Может быть, и хотелось бы. У него масса своих дел, своих каких-то творческих идей, проектов. И я бы, может, был бы рад, чтобы Леонид Геннадьевич открыл такую журналистско-консалтинговую компанию. Знаете, был один забавный эпизод – ну, может, это легенда, — когда советский разведчик пришел к Генри Киссинджеру, когда он уже не работал госсекретарем, а возглавлял консалтинговую фирму. Он записался к нему на встречу, и секретарша Киссинджера говорит – «А Вы знаете, что минута господина Киссинджера стоит сто долларов США?» Ну, он, в соответствии, с этой легендой встал и убежал, потому что он не был готов потратить такие государственные деньги. Здесь, конечно…
Е.АФАНАСЬЕВА: Сколько стоит минута Леонида Геннадьевича…
А.ХРЕКОВ: Нет, я думаю, что Вы знаете, потому что Вы же любите…
Е.АФАНАСЬЕВА: Это сразу напоминает старую историю. Ее про разных юмористов рассказывают, но мне рассказывали когда-то очень давно КВНщики еще из первой одесской команды после возрождения КВНа. Когда их спрашивали, пишет ли им Жванецкий, они говорили – не пишет, не заходит, не звонит. Так вот и у Вас с Парфеновым. Давайте еще звонок. 363 36 59. Добрый вечер.
Слушатель: Добрый вечер.
Е.АФАНАСЬЕВА: Вы откуда и как Вас зовут?
Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Дмитрий, я коллега Вашего гостя из Нижнего Новгорода.
Е.АФАНАСЬЕВА: Очень приятно.
Слушатель: У меня вопрос. Дело в том, что последнее время я замечаю такую тенденцию – представители власти, приезжая, например, со своими коллегами телевизионщиками на съемки, и милиция либо какие-то органы, да что там говорить – другие какие-то структуры наиболее жестко сейчас отшивает журналистов, чего не было года полтора-два назад. Это какая-то тенденция нехорошая пошла. Попрошу прокомментировать. Как?
А.ХРЕКОВ: Да, тенденция очень нехорошая. Она действительно есть, Вы совершенно правы. Раньше такого не было, потому что раньше чиновники, особенно представители нижнего уровня власти, «последняя миля» что называется, которые непосредственно с гражданами соприкасаются, они, знаете, да, чего-то боялись – они боялись резонанса, они боялись, что их накажут, они боялись, что вот вдруг пресса возьмет да и покажет, напишет, позвонит в конце концов куда-то. А теперь они этого не боятся, потому что они, наверное, достаточно обогатились, что, в общем-то, дает им некую уверенность в себе. Они получают от своего вышестоящего начальства некий карт-бланш, причем достаточно циничный – да, гоните их в шею. Друг друга прикрывают. Да, это есть, совершенно верно. И что с этим делать, я пока не очень представляю. Описываю Вам сцену. Это в Москве все происходит. Едет машина дорогая, что-то такое вытворяет совершенно запредельное на дороге. Ее останавливает гаишник, поднимает свой жезл. Так водитель даже не выходит, он даже не останавливает машину, он даже окно не открывает – он сквозь лобовое стекло показывает корочку, дает газа и проезжает дальше. Вот Вам ответ. А еще, если можно, займу время – еще один расскажу случай. Жалко, что у меня фотоаппарата тогда не было – это просто картинка сегодняшнего дня. Зима, Москва. Зима такая московская, теплая, все грязное, забрызгано этой вот нефтяной какой-то жижей, состоящей из этих реагентов, в центре Москвы, где-то неподалеку от Кремля. Забрызганы все машины, которые там стоят. И вот стоит какая-то очень дорогая машина, лимузин, и вот она вся забрызгана, и номер у нее тоже забрызган. И вот там оттерт, отчищен – внимание – только большой российский флаг. Но правда, сейчас уже эти номера ликвидированы. Но все равно. То есть представляете себе логику того человека, который это сделал: что вот вам, козлам, должно быть этого достаточно – я вам показал, кто я, а какой у меня номер, вас не должно волновать. Вот.
Е.АФАНАСЬЕВА: А это Вы все показываете в программе?
А.ХРЕКОВ: Я бы рад был бы показать. Я тогда работал в новостях. Но, к сожалению, мы должны показывать. Если б у меня была камера с собой, я бы обязательно это снял. Но у меня камеры не было…
Е.АФАНАСЬЕВА: Но если задаться целью, при наличии корреспондентов, которые у Вас работают в программе, подобные сюжеты-то снять несложно.
А.ХРЕКОВ: Мы много сделали сюжетов про мигалки, про пробки в Москве, про этот произвол. Так что, знаете, тут я, как говорится, с удовольствием оправдываюсь.
Е.АФАНАСЬЕВА: Люди очень внимательно следят за Вашей программой. Потому что вот Ольга маркетолог мне прислала на сайт сначала вопрос и уже три раза на пейджер, по СМС, она требует его задать.
А.ХРЕКОВ: Маркетолог, конечно.
Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Я ее вопрос читаю. Плюс он повторяется и у Александра, который только что прислал СМСлушатель: «Антон, в Вашей первой передаче был показан сюжет про Абрамовича и анонсирован второй в следующей передаче, но показан не был. По какой причине? Сюжет был интересный и даже симпатичный – рассказ о непростой судьбе Романа Аркадьевича».
А.ХРЕКОВ: К сожалению, значит, Вы посмотрели только первый выпуск нашей программы. Потому что сюжет был показан. Действительно, не во втором. Я не помню, в каком по счету – может, в пятом-шестом выпуске. Этот сюжет был показан – там было все, что мы планировали показать, кроме двух эпизодов, которые мы вырезали из соображений хронометража. Первый был про литовские корни. Это было потом показано мини-жанром еще через 5-6 выпусков. А вот армейская история действительно лежит до сих пор в ящике, и вот как-то не к чему ее пристегнуть.
Е.АФАНАСЬЕВА: А что в ней такого?
А.ХРЕКОВ: Ничего нет. Там просто веселая история про то, как Абрамовичу давали наряды вне очереди за то, что он там что-то сделал – ворота то ли открыл, то ли не открыл – в общем, какой-то проступок совершил. И майор их наказал с его однополчанином из Киргизии. И они красили мотороллер или мопед или мотоцикл в разные краски какие-то. Ну, там веселые такие истории. Это было просто вырезано из соображений хронометража из второй серии, но было показано и про женщин его, и про все жизненные перипетии. Все это было. И жалко, что Вы не видели. Наверное, есть возможность посмотреть это в Интернете. Я не знаю, выложен ли этот сюжет на нашем сайте, но многие наши сюжеты, большинство – выложены на сайте.
Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста, еще дозванивайтесь. 363 36 59. Не будем забывать вас, уважаемые слушатели. СМС-номер — + 7 985 970 45 45 – ваши вопросы Антону Хрекову. А я все-таки еще вернусь к вопросам с нашего сайта, потому что требуют люди, так же, как Ольга маркетолог. Спрашивает Светлана Усанова из Москвы. Идут комплименты: «Есть люди, творческий путь которых всегда будет интересен, чем бы они ни занимались. Ваша программа приносит удовлетворение…»
А.ХРЕКОВ: Это женщина пишет?
Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Улыбнулся Антон. Да, женщина. «…очень интересный способ подачи информации и репортажи на высоком профессиональном уровне. Вы – очень профессиональный журналист. Скажите, Вы не хотели бы попробовать себя в ток-шоу?»
А.ХРЕКОВ: Ток-шоу – это когда у нас свет отключают в Москве, да? ну не знаю, никто не предлагал, как-то не доходило до этого дела. Все-таки у нас есть один ток-шоумен очень профессиональный, который вот эту нишу занимаем на канале НТВ – Владимир Соловьев. Я не думаю, что мне стоит лезть туда. Знаете, я один раз был в качестве судьи, по-моему, в шоу «К барьеру», и два каких-то политика соревновались между собой. Ну, так это выглядело, знаете, борьбой нанайских мальчиков. И в конце, когда меня спросили, кто же победил, на мой взгляд, я сказал, что, по-моему, победил Соловьев в этой схватке.
Е.АФАНАСЬЕВА: Часто бывает такое ощущение. Давайте еще звонок примем. 363 36 59. Добрый вечер.
Слушатель: Добрый вечер. Меня зовут Олег. Спасибо Вам большое за эфир. Я хотел бы задать вопрос Антону Хрекову. Антон, скажите, а вот Вы рассказывали про сюжет безобразного поведение, когда показывал через лобовое стекло, — ну так сделайте! Чего рассказывать на «Эхе Москвы»? на «Эхе Москвы» нам и рассказывают. Это единственное место, где можно услышать правду про то, что творится…
А.ХРЕКОВ: Простите, а как Вас зовут? Я не расслышал.
Слушатель: Меня зовут Олег.
А.ХРЕКОВ: Олег, с удовольствием. Присылайте видео. Если вы сумеете это снять на Ваш мобильный телефон или на Вашу камеру, мы в дирекции праймового вещания НТВ обязательно найдем способ показать это видео и Вас упомянем, окажем должный пиетет. Поэтому никаких проблем нет.
Слушатель: А еще такой вопрос. Мне просто так не повезло – я живу в Западном округе Москвы…
А.ХРЕКОВ: Почему ж Вам не повезло? Прекрасный округ.
Е.АФАНАСЬЕВА: Имеются в виду пробки, которые пропускают кортежи, наверное. Я Вас правильно поняла, Олег?
Слушатель: Если только не попасть на выезд нашего президента.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот я сейчас ехала на эфир – думала, опоздаю, потому что именно Кутузовский был перекрыт.
Слушатель: Если я Вам сюжет пришлю о перекрытии с монтажом, Вы покажете его по телевидению?
А.ХРЕКОВ: Ну понимаете, какая штука. Почему бы и нет? Просто в программе «Главный герой» я Вам этого не гарантирую из-за некоей жанровой специализации – там все-таки должен быть герой. Если есть некий герой, который не попадает на работу – например, Лена не попадет на работу, и Вы ее снимете, мы с удовольствием это покажем. Но это не значит, что мы не найдем применение этому вообще. Да, вот тут выложили, кажется, на RuTube или на UTube картинку, снятую на мобильный телефон, из Чечни, где проезжает огромный кортеж, приписываемый Рамзану Кадырову. Ну, как бы доказать это невозможно, но тем не менее достаточно забавно. Кто бы это ни был в Чечне, даже если это не кортеж Кадырова, тем не менее, там, по-моему, машин 50, большинство из них стоит где-то по 100 тысяч евро. Это забавно. Это очень забавно. И, поверьте мне, такое телевизионщики просто с руками оторвут.
Е.АФАНАСЬЕВА: Много вопросов – например, смотрите ли Вы канал 2х2? Нравится ли Вам «Такси» на ТНТ? Ну, а меж ними – почему НТВ умерло при Путине?
А.ХРЕКОВ: Я не знаю. Может, надо спросить у кого-то еще. Вот по поводу похоронных этих дел, ритуальных всяких вещей, похоронных, эксгумаций – я как-то не очень по этой части. Почему умерло, я не знаю. Мы там живые. Рок-н-ролл мертв, но мы-то еще нет. Что же касается первой части вопроса…
Е.АФАНАСЬЕВА: Это разные вопросы, я просто подряд читаю. «Такси» на ТНТ и нравится ли Вам канал 2х2? Что смотрите?
А.ХРЕКОВ: Вы знаете, я смотрю те каналы, которые есть у меня в пакете на НТВ+. Все очень просто.
Е.АФАНАСЬЕВА: А там 2х2 нет?
А.ХРЕКОВ: Точно не знаю. У меня почему-то нету. Я как ни пытаюсь… я вот пытаюсь Пятый канал – Петербург – поймать…
Е.АФАНАСЬЕВА: По НТВ+ Пятый уже поймали.
А.ХРЕКОВ: Да, а вот у меня почему-то никак не ловится. Крокодил не ловится, не растет кокос. Но я смотрю, конечно… времени очень мало, и в основном в ночи, когда мне удается это делать, я смотрю «Russia Today», англоязычный канал, я смотрю «Вести-24», китайское телевидение и французское.
Е.АФАНАСЬЕВА: Тут спрашивают, кстати, — где Вы выучили китайский?
А.ХРЕКОВ: В институте.
Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59 – еще попробуем успеть принять звонок или два. Добрый вечер.
Слушатель: Здравствуйте. Елена, Москва. Вы знаете, у меня нет вопроса. Но просто, знаете, стыдно слушать. Стыдно слушать такого удивительного, хорошего журналиста, который раньше был на НТВ. А сейчас просто стыдно. И когда он говорит, что они все живые, уже кажется, что они давным-давно все уже умерли на НТВ.
А.ХРЕКОВ: А Вы из ГУП «Ритуал»?
Е.АФАНАСЬЕВА: Елена вот почему-то отключилась.
А.ХРЕКОВ: Ну правильно.
Е.АФАНАСЬЕВА: Хотя Антон хотел с Вами поговорить. Может, Вы перезвоните все-таки?
А.ХРЕКОВ: Так нет, ведь вся фишка, как сейчас говорят, была как раз в том, чтобы отключиться, задав вопрос. Знаете, это как куснул – отбеги. Тактика. Ну, по-моему, здесь ответов не требуется.
Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо, еще вопрос тогда. Или реплика, если не будет вопроса. 363 36 59. Добрый вечер.
Слушатель: Добрый вечер. Виталий из Егорьевска. Антон, добрый вечер.
А.ХРЕКОВ: Добрый вечер.
Слушатель: Антон, Вы знаете, я смотрю Вашу передачу, Вы действительно хороший ведущий. И у меня к Вам такой вопрос – Вы знаете, если Вы, допустим, захотите снять сюжет о главном герое… ну, допустим, ньюсмейкером недели станет Гарри Каспаров или Явлинский, и Вы захотите снять об этом сюжет, и у Вас будет, допустим, директива, что не надо, не пущать, начальству не нравится, как Вы в этом случае поступите? Сможете ли Вы поступиться своими принципами, совестью или все-таки будете отстаивать желание сеять этот сюжет? Спасибо.
А.ХРЕКОВ: Спасибо. Вы знаете, здесь есть два момента. Во-первых, я все-таки всегда говорю о реальных ситуациях. То есть таких ситуаций еще не было. У нас, например, был недавно случай, когда на процессе по делу яблочника Резника в Петербурге Владимира Лукина не пускали в зал суда, и у нас был этот фрагмент, и у нас был Владимир Лукин, который отвечал на вопросы, как это происходило, и так далее. Никаких окриков не было, не звонил лейтенант Иванов с Лубянки и не говорил, что это нужно снять. Есть еще второй момент, который, безусловно, тоже надо учитывать. Есть редакционная политика канала, которую определяет руководство НТВ. И, подписываясь под договором, контрактом о найме, будучи штатными сотрудниками, мы либо соблюдаем редакционную политику, которую определяет генеральный директор, либо не соблюдаем, и тогда можем поработать в других местах. Определение этой политики, ее формирование не является чем-то зазорным, подцензурным или каким-то стыдным, как говорила наша слушательница. Ну а когда бывают какие-то спорные моменты, Вы знаете, Владимир Михайлович Кулистиков абсолютно адекватный и вменяемый человек – с ним можно разговаривать, спорить, переубеждать его. И зачастую было так, что я переубеждал его. Он говорил – «Старик, ты знаешь, да, эти аргументы меня устраивают – давай, пробуем».
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот сейчас речь идет о политическом контексте канала. А если брать не политический, а… ну, слово «нравственный», может, несколько выспренне прозвучит, но все-таки, наверное, это наиболее точное определение. Этот контекст нынешнего НТВ Вас устраивает?
А.ХРЕКОВ: Ну, наверное, где-то немножко по-другому хотелось бы что-то видеть. Я всегда говорил руководству, что программы, которые отражают жесть нашей жизни, они нужны, потому что действительно у нас огромное количество населения – это не мы с Вами, у которых одни какие-то тут темы… есть огромный процент населения, который живет именно такой вот жесткой жизнью, вот жестью жизни. Поэтому такие программы нужны. Но, наверное, все-таки не в таком количестве. Но тем не менее, есть и другая логика – есть логика бизнеса. Дело в том, что когда акционер требует, чтобы рейтинги были высокими и рекламные поступления были тоже высокими, то он тоже имеет на это право как бизнесмен, главный акционер. И когда ставятся такие задачи перед руководством канала, оно должно их как-то решать. Оно должно построить свои продажи, говоря языком торговой фирмы, так, чтобы это дело окупалось и выходили в плюс. Поэтому целесообразно увеличение этих программ, потому что их смотрят. Ну вот можно показывать любое трэш-насилие и прочие радости жизни, и это будут смотреть гарантированно. Поэтому, безусловно, в какой-то момент для поднятия рейтинга, для ускорения, для турбулирования этого процесса эти программы были нужны. Дальше – ну да, мое личное мнение, и оно может не совпадать с мнением редакции, — что слишком много…
Е.АФАНАСЬЕВА: Но Вы же их не просто смотрите. Как я понимаю, Вы же их и делаете, потому что Вы работаете не в редакции информационной, а в редакции праймтаймового вещания…
А.ХРЕКОВ: Дирекция праймового вещания, да.
Е.АФАНАСЬЕВА: Извините, да. Которая большинство из этих программ, которые Вы сейчас назвали, и делает.
А.ХРЕКОВ: Нет. Ничего подобного. У нас 4 программы, которые, собственно, в эфире на данный момент. Это «Главный герой», «Максимум», «Русские сенсации» и «Ты – суперстар». Но я думаю, что к «Ты – суперстар» претензий нету. Что касается «Максимум» и «Русские сенсации» — ну да, это… во-первых, «Максимум», конечно, несколько эволюционировала, это сейчас не является прямо такой совсем…
Е.АФАНАСЬЕВА: Уже не та жесть.
А.ХРЕКОВ: Да, слегка отполированная жесть. А потом, извините, «Максимум» — это родоначальник такого жанра в России. Но они придумали этот формат, они первыми стали это делать. Потом появились клоны, клону от клонов, клоны от клонов от клонов…
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну так Вы же планировании у себя на канале…
А.ХРЕКОВ: Внимание. Здесь вот как раз именно и является суть Вашего вопроса. Это дирекция праймового вещания. За дирекцию правового вещания, за того парня, за тех парней я отвечать не могу, потому что я в ней не работаю.
Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. Но все НТВ – для зрителя. Тут уже написал Леонид…
А.ХРЕКОВ: На самом деле, простите, что перебил, — тут даже не все НТВ, а вот телевидение зачастую уже не делится на НТВ, Первый канал…
Е.АФАНАСЬЕВА: Для зрителя – абсолютно. Зритель никогда не помнит, на каком канале и в какой программе он что видел.
А.ХРЕКОВ: Совершенно верно.
Е.АФАНАСЬЕВА: Была ли это «Максимум», которая родоначальник, или это клоны или клонов клонов. И это танцы на канале «Россия» или на Первом?
А.ХРЕКОВ: Или танцы с волками, да. Вы знаете, как говорят – как у Змея Горыныча: одна голова пьет, а тошнит все три.
Е.АФАНАСЬЕВА: Поэтому тут, в общем, каждый из Вас – Вы и Ваши коллеги – отвечаете друг за друга, и если кто-то кое-где у нас порой, то плохо получается всем. Рейтинг этот суммарный, совокупный уходит же со всех каналов.
А.ХРЕКОВ: Да, но он не достается всем пропорционально. Если, допустим, где-то кое-кто у нас порой сделал вот такую программу – жуткую, кошмарную, стыдную, ужасную, но с высоким рейтингом, это не значит, что «Главному герою» или «Ты – суперстару» достанутся какие-то обрезки от этого рейтинга. Не достанутся.
Е.АФАНАСЬЕВА: Леонид пишет Вам номер телефона – «Мы найдем Вам все каналы НТВ+». Так что запишете после эфира. Не успеваем мы все остальные звонки принять. Но раз уж Вы все-таки отвечаете за дирекцию праймового вещания, что еще Вы разрабатываете в своих недрах, что потом будут клонировать, копировать и так далее? Есть ли планы? Или вот эти 4 программы, и все?
А.ХРЕКОВ: Нет, планы, конечно, есть. Планов очень много. Это и программа про кино, это и будут какие-то вариации на тему «Главного героя», но не совсем все-таки «Главный герой», но тоже думаем о программе про совсем таких народных героев из русской глубинки. Так что…
Е.АФАНАСЬЕВА: Сегодняшний эфир видели только те, кто слушает нас на Дальнем Востоке и в Сибири, а москвичи еще не видели, европейская часть, буквально 20 секунд – что сегодня в эфире?
А.ХРЕКОВ: Георгий Данэлия – очень рекомендую, такого не было давно, он интервью просто не дает. Маша Калинина, которая, если помните, была Мисс-Москва-88, мы ее нашли.
Е.АФАНАСЬЕВА: Она тогда называлась не Мисс, а «Московская красавица».
А.ХРЕКОВ: Совершенно верно. И молодой Штирлиц.
Е.АФАНАСЬЕВА: Это Антон Хреков – автор программы «Главный герой» на НТВ. Увидите его через несколько часов в эфире НТВ. Всего доброго. Елена Афанасьева. Прощаюсь с вами. До свидания.
А.ХРЕКОВ: До свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире