'Вопросы к интервью
Е. АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер. В эфире «Телехранитель» — программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах и программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. И от темы отцов, которую плавно развивал в эфире Ашот Насибов, мы переходим к теме детей. Телевидение о детях и телевидение для детей – в чем разница, и есть ли эта разница; какие дети видны нашему телевидению, каких детей наше телевидение не замечает; и вообще детские ли функции играют дети в эфире, или они все-таки являются каким-то винтиками большой машины телевидения и играют прописанные заранее взрослыми режиссерами продюсерами роли. Об этом мы сегодня будем говорить с ведущим программы «Умницы и умники» на «Первом канале», профессором МГИМО Юрием Вяземским. Добрый день, Юрий Павлович.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Здравствуйте.

Е. АФАНАСЬЕВА – С социологом Александром Шариковым. Добрый день, Александр Вячеславович.

А. ШАРИКОВ – Здравствуйте.

Е. АФАНАСЬЕВА – И с Александрой Белявской, руководителем, шеф-редактором программы «100 вопросов взрослому».

А. БЕЛЯВСКАЯ – Здравствуйте.

Е. АФАНАСЬЕВА – Авторское телевидение, выходит на канале «ТВ-Центр». Я напоминаю наши средства связи с вами, уважаемые слушатели. Предлагаю высказывать свои точки зрения, задавать вопросы гостям по номеру SMS + 7 985 970-45-45. И как обычно во второй части программы вы сможете поговорить с нами и по телефону. Какие дети видны нашему телевидению, каких детей телевидение не замечает, и в чем разница между телевидением о детях и телевидении для детей. Я с чего хотела начать. Программы, которые представляют мои сегодняшние уважаемые гости («100 вопросов взрослому» и «Умницы и умники»), кажется, показывают детей-подростков, достаточно нетипичных для России. У вас, Юрий Павлович, совершенно умные замечательные дети, которые в интеллектуальном марафоне бьются за то, чтобы поступить в МГИМО. В программе, которую делает Александра, дети задают взрослым такие умные вопросы, и такие смелые вопросы, что взрослые журналисты разводят руками и говорят, что так поговорить в эфире, так взять интервью у известных собеседников не смогли. Откуда вы берете этих детей, Александра?

А. БЕЛЯВСКАЯ – У нас такая история. Сначала, откуда мы берем героев, потому что героев выбирают дети. Проводим опрос в 36 городах России, опрос проводим в школах: кого вы считаете главным взрослым. Сначала понятно, кого дети называли, поэтому мы поделили номинации.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но этого взрослого я у вас в эфире почему-то еще не видела.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Это не к нам вопрос.

Е. АФАНАСЬЕВА – А приглашали, Саша?

А. БЕЛЯВСКАЯ – Ну, приглашали… скажем так, письмо в администрацию направили, но не по его поводу, по поводу других людей сначала.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну а что же не звали, а вдруг главный взрослый захотел бы пообщаться с детьми.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Может быть, сейчас нас услышит и захочет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Уважаемый главный взрослый, если вы готовы отвечать на вопросы детей, на 100 вопросов, Александра Белявская готова предоставить вам первый же эфир.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Любой! Поделили по номинациям: актер, актриса, писатель – кого только ни писали. И они соответственно пишут. После чего мы говорим, дети, вы выбираете взрослого, пишите вопросы. Дальше самое сложное: присылают вопросы. Там и творческие планы, и смешные случаи на съемках, там есть удивительные такие вещи. По вопросам и детей отбираем.

Е. АФАНАСЬЕВА – По вопросам и детей отбираем – это интересная формулировка, что бы чего ни того не спросили в эфире?

А. БЕЛЯВСКАЯ – Да нет, на самом деле, там человек, который написал вопрос про творческие планы, может задать совершенно другой вопрос, потому что дети – люди не всегда кристально честные, скажем так.

Е. АФАНАСЬЕВА – Или не построенные в ту шеренгу, в которую должны быть выстроены взрослые.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Ну да. Поэтому тем более, если вы обратили внимание, у нас очень большой элемент импровизации. Они очень хорошо слушают (наши дети). Там не дай бог человеку сказать, я считаю… — Почему? А почему? Человек начинает объяснять. Так вы скажите, пожалуйста, так вы сказали то-то, то-то, то-то, а вот что вы имели в виду. Кроме того, не всегда вопросы я могу сформулировать, они сами пытаются суть разговора направлять. Например, на программе с Ренатой Литвиновой мальчики почему-то вдруг стали спрашивать, а почему вы не пользуетесь красной помадой, а какими духами вы пользуетесь, а вы любите чулки или колготки. Но это мальчики. Вдруг появляется девочка и говорит, Рената… не могу сейчас точно повторить вопрос: там была «молодежь», «культура», «Россия» – такие слова, «вернуть молодежь, культуру…» Рената говорит, о боже, с чего вы это решили вообще. Она говорит, может, вам книжки надо читать. Девочка говорит, у нас очень хорошо в школе обстоят дела с литературой. Рената говорит, скажите, пожалуйста, а у вас есть, по-видимому, совет дружины, вы его возглавляете. Девочка говорит, нет, просто мне показалось, что надо разговор вывести на новый уровень. Тогда скажите, кто ваш любимый поэт. Рената начинает объяснять. Она тоже говорит, ой, я тоже очень люблю Цветаеву, давайте, я вам прочитаю ее стихотворение. И девочка начинает стихать большое стихотворение Цветаевой.

Е. АФАНАСЬЕВА – Она поняла, что это ее минута славы.

А. БЕЛЯВСКАЯ – И я в совершенном потрясении, потому что вот такие у нас дети. Они все читают. На вопрос Малахова Андрея «как вы себе представляете свое будущее» ребенок сказал, вот у Бунина есть такая фраза…

Е. АФАНАСЬЕВА – Чем потряс Малахова.

А. БЕЛЯВСКАЯ – И всех остальных. Так вот мы набираем детей. Если человек взял на себя труд написать вопрос, если он взял на себя труд подумать… Еще очень много звонят. Например, тут пришло письмо по электронной почте от учителя из Воронежа: «Я с моими детьми смотрим вашу программу, можно ли приехать и естественно за свой счет?» Мы им пишем, естественно можно, такого-то числа съемки, такие-то герои, пишите им вопросы. Приходит письмо: «Спасибо вам большое, я сказал, дети плакали от счастья». Вот 5 – 6-го они у нас будут. На прошлую запись приехали на свои деньги опять же из города Нелидова. Ехали 6 часов на автобусе дети из Тверской области. Тоже сами выбирают, находят.

Е. АФАНАСЬЕВА – Юрий Павлович, ваши дети откуда едут участвовать в вашей программе? Издалека, наверное, тоже?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Они едут, бог знает, откуда, в том числе из берегов Тихого океана и некоторых стан СНГ. Вы только вначале сказали, откуда вы берете таких нетипичных детей. Вот меня это как-то немножко резануло. Потому что мне кажется, наоборот, у меня самые типичные дети для России, то есть талантливые умные из дальних стран, из дальних краев. Это как раз и есть дети России.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть это небелые вороны среди своих ровесников?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Нет, по-моему, они просто национальные наши любимые вороны. А вот те, которые ничего не читают, которые ничем не интересуются, не занимаются – вот эти, по-моему, дети не русские, а какие-то клоны.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да хотелось бы так думать, но в массе своей все-таки больше не таких, как в вашей программе.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Потому что нужно прекратить «куршавелизацию» страны, и все будет хорошо.

Е. АФАНАСЬЕВА – Интересный термин.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Это не наша деревня Куршавель. Нерусская, неотечественная.

Е. АФАНАСЬЕВА – И все-таки ваши дети, те, кто поступают в МГИМО, хочет это, далеко не самые типичные, наверное, для России дети, все-таки интересы сейчас другие у детей, нежели читать книжки, чтобы ответить в вашей программе на вопросы о Моцарте. Вы только что говорили, что трудно складывалась программа про композиторов.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Она трудно складывалась, потому что родители всегда очень мешают. Потому что главный враг…

Е. АФАНАСЬЕВА – …современного ребенка – это родитель.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Я по своим детям, даже внукам сужу, что дед и отец – это наверное самый главный враг ребенка, потому что он очень сильно мешает и неправильно ориентирует. Они их, видимо, настраивали, что вы все равно в этой передаче не выиграете, поэтому занимайтесь с репетиторами, ничего не читайте, потому что был простой очень полуфинал, он, правда, еще не вышел, поэтому не будем забегать вперед.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Юрий Вяземский, ведущий программы «Умницы и умники». И вы сказали, что дети, которые читают. Я поэтому хочу сейчас вопрос Александр Шарикову, социологу, задать. Александр Вячеславович, вы вместе с вашими коллегами подготовили исследование, которое называется «Информационное пространство российского подростка в постсоветский период». Несмотря на научное название, там масса интересных фактов. Меня поразило больше всего одна цифра. Причем сравнивались не какие-то такие дальние советские года из нашего с Сашей детства, а 98-й год и 2005-й, как дети проводят свободное время, дети-подростки. И выяснилось, что читают книги в 2005-м году на 31 % детей меньше. Я правильно интерпретирую цифры, Александр Вячеславович, или нет?

А. ШАРИКОВ – Скажем, ведущая форма проведения досуга в 98-м году, помимо просмотров телевидения, помимо встреч с друзьями и т.д., включала в себя чтение книг. Сейчас мы этого уже сказать не можем. То есть за неполные 10 лет книга начинает уходить как одна из форм проведения досуга. Это не значит, что их не читают, а значит, что эта форма досуга перестает быть доминирующей. И это очень тревожная тенденция. Мне кажется, нужно задуматься всерьез над этим.

Е. АФАНАСЬЕВА – А телевизор, о котором мы с вами и говорим, он на каком месте в досуге подростка у детей?

А. ШАРИКОВ – Телевизор на первом месте традиционно. Но должен заметить, что процент детей, ответивших, что они смотрят телевизор в 2005-м году, был меньше, чем в 98-м году. То есть, есть тенденция ухода и от телевизора тоже. Но она не такая сильная, как от книги.

Е. АФАНАСЬЕВА – А вы спрашивали детей о том, что они смотрят, как они потребляют телевидение, или это не было предметом?

А. ШАРИКОВ – Это не было специальным предметом нашего исследования, это исследование проводилось под эгидой «Юнисеф», и там несколько иные задачи ставились. Это был такой вопрос попутный, который нас интересовал (исследовательскую группу). Поэтому к сожалению, я не могу более детальной информации представить.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я хочу спросить Юрия Павловича, Юрий Павлович, ваши дети явно не те (в вашей программе телевизионной), у которых телевизор составляет первый предмет досуга, мне так кажется, или нет?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Телевизор на первом месте, потому что они смотрят программу «Умники и умницы» каждое воскресенье в 9.20, естественно. И поэтому от этого начинается танец. Потом они начинают читать книги. О книгах. Понимаете, ведь должна быть цель у ребенка. Когда перед ним стоит цель, что надо читать книги для того, чтобы выиграть в программе и поступить в МГИМО, они начинают читать книги. Но просто часто не задумываемся… они не понимают, зачем читать.

Е. АФАНАСЬЕВА – Саша, а у вас с теми детьми, которые приезжают, вы с ними наверное общаетесь, разговариваете, прежде чем пустить их задавать вопросы?

А. БЕЛЯВСКАЯ – Скорее даже после этого разговариваем.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как выглядят эти дети? Как вам кажется, это дети, которых кто, что воспитывает: телевизор, книги, родители, друзья?

А. БЕЛЯВСКАЯ – Телевизор и Интернет, естественно. Но для того чтобы прийти им на передачу, они должны пересмотреть очень много информации про того человека, с которым они будут встречаться. И то, что было в программе с Явлинским, и девочка прочитала его книжку, которую я не читала, скажу честно. И у них развилась большая очень дискуссия по этому поводу, надо сказать, что не в пользу Григория Алексеевича. Потому что девочка: вы говорите «что», но вы не говорите «как». Он говорит, я даю ответ на вопрос, прочитайте до конца. Она говорит, я прочитала до конца. Я не нашла там того-то, того-то. Он говорит, нет, не прочитали.

Е. АФАНАСЬЕВА – Чем отличаются дети в вашей программе – они играют на добивание взрослого. Они пока не узнают все, что захотели узнать, они будут заходить с разных сторон и спрашивать.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Они так долго к этому шли, потому что они очень сильно готовятся к программе. Как сказал мальчик один, я когда готовился к программе, я перерыл весь Интернет, так вот, там не было такой-то информации про вас. Они очень сильно к этому готовятся. И я могу сказать, что если бы во времена моего детства была программа «Умники и умницы», а она была, и очень сильно меня поднимала, и хотелось соответствовать, то сейчас если бы во времена моего детства была программа «10 вопросов взрослому», то я бы наверное, стала журналистом лет на 10 раньше. Потому что прийти к человеку и понять и встретиться с ним. И когда он с тобой разговаривает на равных, и он делает все, чтобы ответить тебе правду, он переступает через все, но он дал слово вначале…

Е. АФАНАСЬЕВА – Я несколько раз видела знакомых мне VIP-персон в вашей программе, которые вашим детям пытались ответить на те вопросы, на которые они никому из взрослых отвечать не будут, касающиеся личной жизни и т.д.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Что-то происходит со взрослыми, особенно когда они говорят вот эти три вопроса: считаете ли вы, что детям ни при каких условиях говорить неправду. Он говорит – да. Готовы ли вы максимально откровенно…Он говорит – да. Как сказал Никита Сергеевич, потому что когда врешь, столько всего придумаешь, потом не вспомнишь. И потом, минут через 10 разговора происходит что-то такое со взрослыми, может, потому что дети – совершенно другой собеседник, потому что если ему не интересно, то они начинают отворачиваться, зевать, и совершенно интереса в глазах не чувствуется. Поэтому им надо держать эти 30 человек, которые сидят напротив него, и тут уж делай все, что хочешь. Ну, не хотят они врать детям.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Александра Белявская – шеф-редактор программы «100 вопросов» взрослому. Александр Вячеславович (вопрос социологу Александру Шарикову), Саша сказала только, что дети перерывают Интернет прежде чем прийти на телепрограмму. Интернет сейчас забрал большую часть молодой аудитории от телевизора. Это показывают разные социологические исследования. Я имею в виду более молодой, чем дети. Дети также подвержены уходу в глобальную сеть от телевизора или нет, как молодые?

А. ШАРИКОВ – Да, эта тенденция просматривается, только я бы не стал ее преувеличивать. По тем данным, которые были получены по этим исследованиям, рост количества детей, для которых форма досуга – это путешествие по компьютерной сети в их терминологии или обмен информации по компьютерной сети, увеличилась где-то на 7-8 %, составляет 12-13 %. Но этот процесс нарастающий, он будет развиваться и дальше. И поэтому пока еще Интернет не составляет конкуренции телевидению в этом плане.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Может, они просто не знают (дети), что такое досуг?

А. ШАРИКОВ – Нет, просто интернет есть далеко не везде. Это исследование проводилось по всей России.

Е. АФАНАСЬЕВА – Юрий Павлович, А вашим детям готовиться к программе Интернет помогает, или все-таки книги?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Иногда очень помогает.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы продолжим разговор с Юрием Вяземским, ведущим программы «Умники и умницы», с социологом Александром Шариковым и с шеф-редактором программы «100 вопросов взрослому» Александрой Белявской в программе «Телехранитель» после выпуска новостей. Не уходите от приемников!

НОВОСТИ

Е. АФАНАСЬЕВА – Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. Говорим мы сегодня о детях и телевидении для детей. Говорим с Александрой Белявской, шеф-редактором программы «100 вопросов взрослому», которая выходит на канале «ТВ-Центр» (делает ее компания ТВ), с ведущим программы «Умницы и умники», профессором МГИМО Юрием Вяземским и социологом Александром Шариковым. Я вот что хотела спросить сейчас. Для детей или о детях. Нужны ли детям передачи (подросткам в основном даже не столько детям, когда это уж совсем детское телевидение), когда оно становится относительно подростковым, нужны ли им отдельные подростковые передачи, или они воспринимают мир опережающими темпами? Маленькие дети смотрят то, что рассчитано вроде бы на подростков и молодежь, а подростки и даже предпубертатный возраст давно уже смотрит взрослые передачи. В вашем исследовании, Александр Вячеславович, я обратила внимание на то, что когда ребят спрашивали, откуда они получают важную для себя информацию, в 98-м году взрослые передачи стояли на четвертом месте, а юношеские и детские на шестом. В 2005-м году телевидение вообще снизилось в качестве источников информации, но при этом детские и юношеские передачи стоят чуть выше, чем передачи для взрослых, так или нет?

А. ШАРИКОВ – Да, вы совершено правы.

Е. АФАНАСЬЕВА – Значит ли это, что молодежное подростковое телевидение стало более актуальным для детей?

А. ШАРИКОВ – Оно было всегда актуальным, просто его присутствие на телеэкране было разным в разные годы. Один из парадоксов состоит в том, что в тот давно ушедший советский период объем вещания для детей и юношества был наверное больше, чем сейчас на всех телеканалах вместе взятых. Хотя тогда было четыре канала или пять.

Е. АФАНАСЬЕВА – Тогда не было рекламы, и можно было ставить детские передачи.

А. ШАРИКОВ – И объем всех детских юношеских программ, вместе взятых сейчас на 20-ти каналах, которые вещают в Москве, меньше 1 %, если не считать мультфильмов и кинофильмов, а вот именно детских программ. Это катастрофа, я считаю, и здесь очень большая проблема. Но я хочу ответить на ваш вопрос, кого они хотят видеть на экранах. В свое время мне приходилось работать с детской редакцией телеканала «Россия». Сейчас такой редакции уже нет, но в начале 90-х она была. И мы вычисляли вместе с Андреем Меньшиковым, который тогда руководил этой программой, кто должен быть на экране для того, чтобы смотрели, в детских программах, подростковых программах, кто должен быть на экране. Вот оказалось, что персонаж, который наиболее привлекателен именно в таком жанре программы, должен примерно на 3-4 года быть старше, чем те дети, которые смотрят. Но это относится именно к детям и подросткам школьного возраста. Для дошкольников там несколько иные закономерности. Саша (я к Александре Белявской обращаюсь), «100 вопросов взрослому» — программа для детей, или она все-таки для взрослых, которые хотят увидеть себя глазами детей?

А. БЕЛЯВСКАЯ – Вообще это программа семейного просмотра. И учитывая, что нам звонят родители, записывают своих детей, мы попали в аудиторию, потому что смотрят и дети, и родители, а главное, что они смотрят вместе и вместе находят для себя дети одно родители другое.

Е. АФАНАСЬЕВА – А вы как формулировали? У вас все-таки главный герой – это человек, который сидит в кресле в центре этого круга или это дети? Вам важно открыть своего персонажа из VIP-персон, которые приходят, с новой стороны, или вам важно показать, какие дети сейчас растут в нашей стране.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Скорее задача может быть была для начала: все, что вы хотели знать, но боялись спросить, но в результате и для этого появилась та функция, что герой задает вопросы в конце детям. И они так открываются совершенно по-другому. Вся эта масса, которая может быть такая странная, непонятная, вся в пирсинге, разноцветная какая-то в драных джинсах – они такие тонкие становятся, такие вдумчивые и вдруг какие-то неожиданные. Поэтому мы открываем и тех, и других, мы показываем: смотрите, не все так плохо. Они может быть не знают, что такое досуг, поэтому они по-разному проводят. Может быть, «вас прикалывает» — и тогда бы они ответили телевидение, еще что-то. Но то, что это программа и для тех, и для других – вот там мы попали. Это та самая семейная ниша, которой была в свое время «Акуна матата».

Е. АФАНАСЬЕВА – Юрий Павлович, а вы для себя определяли, «Умницы и умники» — это программа для детей-подростков или для взрослых. Или для кого?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Понимаете, в 92-м году, когда меня пригласили на телевидение и попросили сделать программу, я делал ее, честно говоря, для себя. То есть эта программа для меня. Я вообще читаю, все, что я делал в жизни, в основном, делал для себя, потому что я законченный эгоист и эгоист по убеждению, потому что мои 50 лет мне показывают, что когда мне это интересно, это становится интересно довольно многим людям. И вообще, честно говоря, я очень плохо понимаю, детское, подростковое и т.д. Вот «О рыбаке и рыбке» сказка – это для кого?

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, хороший вопрос.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Это для какого возраста? Это на какую аудиторию рассчитано? Или новелла Андерсена «Русалочка».

Е. АФАНАСЬЕВА – С Андерсеном вообще сложно. Его когда начинаешь читать в взрослом возрасте своим детям, вдруг понимаешь, что это совсем не тот сказочник, которого ты помнил с детства. Гораздо более жесткий, жестокий. И вообще там психоаналитика нужна очень сильная.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Он не жестокий, он правдивый очень.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо, у нас сейчас о телевидении а не о книгах, поэтому мы немножко к Андерсену вернемся.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – А то же самое и с телевидением. Я просто по своим внукам знаю. Отец я был всегда очень плохой. Это к прежней передаче, которая звучала в эфире. Я бы никогда не получил приз. А дедушка я тоже безобразный, но тем не менее, готовясь к передаче… они смотрят совершенно разные вещи. Мой внук, например, обожал рекламу, которую вы сейчас недавно только что ругали. Он жил этой рекламой. Он ее показывал…

Е. АФАНАСЬЕВА – Дети вообще очень любят, они ее знаю все наизусть. Они мыслят иногда рекламными слоганами легко и воспринимают…

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Другие дети обожают ВВС. У моего водителя дочка, она смотрит все, что показывает ВВС про динозавров, про природу. Понимаете, это не специальные детские программы…

Е. АФАНАСЬЕВА – Давайте спросим и наших слушателей в том числе, позволим им участвовать в этом разговоре. Наши номера телефонов 783-90-25, 783-90-26. Как вы, уважаемые слушатели, как родители и дедушки, бабушки, а может быть вы, подростки, нам будете звонить, как вы смотрите, как дети смотрят телевидение? Для них должно быть телевидение для взрослых, телевидение для детей? А если детей, то для их возраста или как-то иначе сделанное. И вообще, может быть, у вас есть другие вопросы моим гостям. Не буду ограничивать сферу ваших интересов. Пожалуйста, дозванивайтесь. 783-90-25, 783-90-26. Напоминаю, Юрий Вяземский, Александр Белявская и социолог Александр Шариков готовы на ваши вопросы отвевать. Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Нина Петровна. Мне 62 года. Но каждый выходной в 9.20 я смотрю передачу «Умники и умницы». Хотя у меня и внук взрослый, но они по-моему, не смотрят. Сын смотрит.

Е. АФАНАСЬЕВА – А скажите, вы смотрите почему?

СЛУШАТЕЛЬ – Мне очень интересно. Вы знаете, я многого не знаю, к сожалению, в жизни, но у меня сын смотрит, ему 42 года, внук не смотрит, но бабушка…

Е. АФАНАСЬЕВА – А внуку сколько?

СЛУШАТЕЛЬ – Один учится у меня в МИФИ на 5-м курсе, а внучке 11 лет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Тоже не смотрит?

СЛУШАТЕЛЬ – Она еще, мне кажется, маловата. А внуку просто некогда.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Можно Нине Петровне сказать? Гете был такой довольно талантливый мальчик и потом очень талантливый автор, он говорил, что если вам удалось сохранить детскость и непосредственность как можно дольше, это значит вы гениальный человек. Поэтому Нина Петровна…

СЛУШАТЕЛЬ – Спасибо большое! Я вас обожаю!

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – …вы очень талантливый человек.

СЛУШАТЕЛЬ – Спасибо. Я вас обожаю!

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Это не я сказал, это Гете сказал про вас.

СЛУШАТЕЛЬ – Желаю вам успеха.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо большое. 783-90-26. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Скинхед вперед!

Е. АФАНАСЬЕВА – А, это скинхед, все это наследство от Ашота Насибова нам остается. Давайте попробуем еще раз. Вот этот скинхед, наверное, не смотрит «Умники и умницы»…

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – А скинхед – это что такое?

Е. АФАНАСЬЕВА – Это у нас есть один слушатель, который звонит, чтобы сказать «скинхед, вперед».

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Он иностранец?

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы позвоните, может, вас Саша Белявская пригласит в программу «100 вопросов взрослому», вы сможете и там задать какой-то вопрос.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Она не пригласит. Она даже меня не пригласила ни разу, хотя сама только что свидетельница была, что выросла на моей программе. Не пригласит она никого!

А. БЕЛЯВСКАЯ – Нет, ту же как, дети выберут. Вы же понимаете.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – На детей все и свалили.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25, 783-90-26. Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Вот я с вами поделюсь секретами воспитания, если возможно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Зовут вас как?

СЛУШАТЕЛЬ – Анатолий Иванович. Москва. Вы знаете, я поступил в Суворовское училище из деревни Черлак Омской области, это был 58-й год. Заставляли нас переводит с английского на русский текст. И перевожу я слова такие, вопрос: как вам удалось воспитать такого прекрасного сына – задают вопрос матери Джона Кеннеди. Мать отвечает: я приверженка старинных методов воспитания и особенно телесных наказаний, в детстве я нещадно порола Джона. И это показалось настолько неправдоподобным.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы предлагаете пороть детей?

СЛУШАТЕЛЬ – Послушайте. Я перевел это на себя. До сих пор… мне уже 60 лет скоро, полковник, в Москве, я поступил в Суворовское училище, как я вам сказал. И думаю, почему так получилось, действительно телесные наказания вот вы, пожалуйста, если есть терпение у вас, дочь я воспитывал. Моя теща сломала шейку бедра…

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы знаете, мы, к сожалению, не можем подробно слушать про вашу тещу, если у вас есть конкретные вопросы моим гостям… нет, к сожалению, про тещу и шейку бедра слушать сегодня не будем. Я не поняла, предлагает воспитывать детей телесными наказаниями наш слушатель или все-таки лучше телевидением, которое будет более интересно детям, чем что-то другое.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Оба слова начинаются с «теле-».

Е. АФАНАСЬЕВА – Александр Вячеславович (Александру Шарикову вопрос), вам как кажется, мы обсуждаем для детей, звонят нам люди уже возраста бабушек и дедушек, это действительно такой парадокс, что программы для детей больше волнуют взрослых, а программы для взрослых больше интересуют детей?

А. ШАРИКОВ – Вы знаете, есть один интересный феномен. Очень часто бабушки и дедушки именно смотрят телевизор вместе со своими внуками и внучками. И очень часто это одна и та же аудитория. Поэтому я не удивляюсь, что именно бабушки и дедушки начинают реагировать на эти слова.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-26. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Меня зовут Александр. Если бы в школе учили так же, как делает эта прекрасная передача, было бы очень хорошо. Спасибо вам большое.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это вы какую имеете передачу в виду?

СЛУШАТЕЛЬ – «Умники и умницы».

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо. 783-90-25, 783-90-26. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – ...

Е. АФАНАСЬЕВА – Скинхед, ну а что же вы отключаетесь, мы бы поговорили с вами. Нет, не хочет. 783-90-26. Добрый вечер. Наверное, опять скинхед. Алло. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Меня зовут Татьяна. Я живу в Москве. Хочу поблагодарить Вяземского за прекрасную передачу. И маленькое замечание в отношении сегодняшней передачи, хотелось бы слышать Вяземского, а не ведущую.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но у нас, кроме Вяземского, есть еще двое гостей. Поэтому давайте… И бросили трубку. Интеллигенция.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Я хочу заступится за ведущую, потому что это замечательная совершенно ведущая.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо, Юрий Павлович. Вот что я предлагаю сделать, уважаемые мои гости. У нас две телефонные линии, обычно мы их делим: Москва и не Москва. А я хочу сейчас предложить на линию 783-90-26 позвонить только тем, кто попадает в категорию детей-подростков, если они вдруг слушают нашу программу. Если сейчас не будет мигать лампочка, значит, не слушают. Если вы еще учитесь в школе, то есть попадаете в категорию детей-подростков, ваша линия 783-90-26. По ней мы будем принимать звонки только тех, кто готов воспринимать детское подростковое телевидение, как основной потребитель. 783-90-26. Добрый вечер. Алло. Нет, молчание, наверное это все-таки кто-то из бабушек и дедушек дозвонился и не стал говорить. 783-90-26 – только для детей и тех подростков, кто учится в школе. Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Скинхед вперед.

Е. АФАНАСЬЕВА – Нет, только скинхеды у нас учатся в школе. 783-90-26. Добрый вечер. Алло. По-моему, скинхед вырубает линию намертво. Она мигает-мигает, а совершенно не хочет. Еще раз попробуем, если нет, придется разговаривать с бабушками и дедушками. Добрый вечер. Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Григорий.

Е. АФАНАСЬЕВА – Сколько вам лет, Григорий?

СЛУШАТЕЛЬ – 15.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот, наконец, мы услышали основного потребителя. Какие передачи смотрите вы, Григории?

СЛУШАТЕЛЬ – Иногда Умники и умницы все-таки смотрю. Но в основном как-то времени не хватает, и она ведь в субботу идет, да?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – В воскресенье рано утром.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну иногда тоже смотрю.

Е. АФАНАСЬЕВА – А вообще в ваше телевизионное смотрение какие программы входят?

СЛУШАТЕЛЬ – Я люблю как раз какие-то такие программы по «Культуре» научные. Ну, вот опять же ВВС.

Е. АФАНАСЬЕВА – А ваших ровесников в программе «100 вопросов к взрослому» видите, нет?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Не смотрели. Ну, тогда придется порекламировать. Посмотрите в субботу днем по каналу «ТВ-Центр».

А. БЕЛЯВСКАЯ – В 12.50

СЛУШАТЕЛЬ – Спасибо.

Е. АФАНАСЬЕВА – А что-то вы хотите спросить у наших гостей или нет?

СЛУШАТЕЛЬ – Да нет, наверное.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну, спасибо вам за звонок. Еще раз повторяю, 783-90-26 – только для детей, подростков, для молодых зрителей. Добрый вечер. Алло! Нет, наверное, скинхед перекрыл линию. Попробуем еще раз. 783-90-26. Добрый вечер. Алло. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Меня зовут Елена. Я не знаю, можно ли меня к подросткам отнести, мне25 лет.

Е. АФАНАСЬЕВА – 25, наверное, к подросткам уже вряд ли, Елена.

СЛУШАТЕЛЬ – Но, тем не менее, я хочу сказать одну вещь. Просто я очень люблю программу «Умники и умницы», я хочу сказать спасибо большое ведущему. Но почему я никогда в жизни не смотрела, хотя я была еще маленькая, когда она начала выходить, она мне очень нравилась, очень агрессивный ведущий.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Это да! Леночка!

СЛУШАТЕЛЬ – И это настолько отпугивает.

Е. АФАНАСЬЕВА – А, по-моему, совершено добрый очаровательный человек с очень позитивной энергией.

СЛУШАТЕЛЬ – Вот зачем?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Леночка, дай бог вам здоровья, потому что вы правду сказали. Все говорят, что я интеллигентный, что я такой хороший, что я такой умный, а вот, наконец, Леночка сказала правду – агрессивный он.

СЛУШАТЕЛЬ – Вот зачем? Потому что я была маленькая, мне все время хотелось попасть. Я училась в профильном институте, в принципе, и мне очень хотелось чего-то сделать, позвонить, еще что-то, в ту программу попасть.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – А это чтобы вас напугать, Лена!

Е. АФАНАСЬЕВА – А такие большие зубки, чтобы лучше вас съесть.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – А ведь вы смеетесь. Вы прекрасно совершенно смеетесь.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну потому что я уже переросла это.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – …придумали. Вам хотелось прийти, надо было прийти. Значит, не очень хотелось.

СЛУШАТЕЛЬ – Не знаю. Тем не менее, не отпугивайте хороших талантливых маленьких девочек.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Вас-то не запугаешь, Леночка. Я же вас вижу. Я на телевидении работаю. Вас не запугаешь.

СЛУШАТЕЛЬ – Но, тем не менее, большое вам спасибо.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Лукавите. Спасибо вам.

Е. АФАНАСЬЕВА – Все-таки попробуем еще раз поговорить с детьми и подростками, с теми, кто учится еще в школе. 783-90-26, пожалуйста, бабушки, мамы и переросшие подростки, не занимайте эту линию. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Дмитрий.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вам лет сколько, Дмитрий?

СЛУШАТЕЛЬ – Столько же, сколько и предыдущей звонившей.

Е. АФАНАСЬЕВА – Нет, сразу же выключаю, извините. Эту линию мы договорились оставить только для детей-подростков. 783-90-26. Добрый вечер. Алло! Нет, что-то у нас не получается поговорить с детьми-подростками. Пробуем еще раз, если нет, придется все-таки с переростками разговаривать. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Артем

Е. АФАНАСЬЕВА – Лет вам сколько, Артем?

СЛУШАТЕЛЬ – Мне 20 лет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да что же такое! Но ведь вы же уже не подросток, Артем?

СЛУШАТЕЛЬ – Я думаю, мое мнение будет важным.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но придется послушать чуть-чуть недавнего подростка. Что вы хотите сказать?

СЛУШАТЕЛЬ – Я хочу сказать, что сейчас я в основном слушаю радио «Эхо Москвы». А когда включаю телевизор, то минут 5 переключаю каналы и вижу, что смотреть нечего. Опять включаю «Эхо Москвы».

Е. АФАНАСЬЕВА – Понятно. Артем. Спасибо вам за рекламу нашей радиостанции. Все-таки хотелось бы понять, что дети смотрят, чаще они смотрят программы для детей или о детях, которые делают специально. Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вас как зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня Игорь зовут.

Е. АФАНАСЬЕВА – Лет вам сколько, Игорь?

СЛУШАТЕЛЬ – 15.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот, 15 – основной потребитель детских подростковых программ. Что вы смотрите, Игорь?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну вот я вообще телевизор очень мало смотрю. Но в основном научно-популярные. По «Кльтуре» отличные идут и у меня дополнительный пакет каналов, там «Дискавери» различного рода. Вот это.

Е. АФАНАСЬЕВА – Из тех программ, из которых сегодня у нас гости («100 вопросов взрослому», «Умники и умницы»), вы смотрите?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, «Умники и умницы», они слишком рано идут, я просыпаюсь позже. А «100 вопросов взрослому» я периодически попадал, но мне не понравилось, потому что как-то вопросы, по-моему, такие, немного простоватые.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Ну приходите, задайте вопрос важнее.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот Александра вас приглашает, приходите, задайте вопросы. Присылайте сейчас SMS-ку + 7 985 970-45-45 свои координаты, и вы приглашены в эфир.

СЛУШАТЕЛЬ – Хорошо.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот что-то как-то подростки не слишком довольны тем, что для них делают. Это типично, Александр Вячеславович (вопрос социологу, Александру Шарикову)?

А. ШАРИКОВ – Я уже объяснил, их просто мало, этих программ. Вот две замечательные программы, представители которых сегодня здесь присутствуют, они идут в неудобное время, как это только что выяснилось. Вообще если посмотреть и сделать глубокий анализ (мне приходилось такое делать в свое время), то получается, что основное время, когда все смотрят телевизор, это вечером – прайм-тайм, в том числе дети и подростки, они не исключение. Только они чуть раньше смотрят.

Е. АФАНАСЬЕВА – В школе, когда идет программа Саши Белявской, многие учатся по субботам. Они отсыпаются в единственный день – воскресенье, когда начинается программа Юрия Павловича.

А. ШАРИКОВ – А что мы найдем в прайм-тайме для детей-подростков? Мы найдем…

Е. АФАНАСЬЕВА – Только не вспоминайте канал НТВ, а то мы сейчас…

А. ШАРИКОВ – Нет, кроме «Спокойной ночи, малыши», кроме «Ерашала», мы там практически ничего большое не найдем. Вот вам и ответ на этот вопрос.

Е. АФАНАСЬЕВА – Получается какой еще парадокс. Наши телеизмерители, которые меряют рейтинги, они умеют мерить аудиторию, начиная с 4 лет, так называемые «4+», но реклама-то продается по подсчету аудитории «18+», то есть старше 18 лет.

А. ШАРИКОВ – Нет, реклама по-разному продается. Нет, не только так. Реклама может и по целевым аудиториям продаваться.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но в основном почему-то каналы, когда между собой конкурируют, они конкурируют по цифрам 18+, старше 18 лет. То есть получается, что мнение как раз детей и подростков не очень учитывается.

А. ШАРИКОВ – Совершенно верно. Детская аудитория не представляет большого интереса для рекламодателя по двум причинам. По одной причине – потому что в детских программах не размещают рекламу, даже если бы ее разрешили, то я думаю, что не всякие детские программы позволили бы себе это. «Умники и умницы» квалифицируется, кстати, не как юношеская программа, а как игровая программа. Это позволяет туда ставить какую-то рекламу. То есть здесь есть еще свои хитрости у телевизионщиков. Но суть остается сутью. И чем ниже возраст, тем проблематичнее все это происходит, поэтому им не интересно (рекламодателям).

Е. АФАНАСЬЕВА – Вопрос Саше Белявской, шеф-редактору программы «10 вопросов взрослому». Саша, вы не боитесь, что приближающийся сезон выборов поставит вас перед необходимостью отыгрывать политических героев и отыгрывать определенным образом, а дети это могут и не смочь. Или смогут.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Ну, смотря каких политических героев. Потому что основные-то политики у нас уже были.

Е. АФАНАСЬЕВА – Кто? Кроме главного взрослого, который к4ак мы поняли, вы еще не приглашали.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Миронов, был Шойгу…

Е. АФАНАСЬЕВА – Слиска была у вас, я видела.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Был Жириновский, была Хакамада.

Е. АФАНАСЬЕВА – Деньги раздавал в эфире. Крайне неприятное было зрелище.

А. БЕЛЯВСКАЯ – А потом было зрелище: растерянный Жириновский, когда дети начали возвращать ему деньги.

Е. АФАНАСЬЕВА – А что же вы это не показали?

А. БЕЛЯВСКАЯ – Показали. Там было прекрасно. Я впервые видела растерянного Жириновского. Что мальчик говорит, возьмите деньги, вы их лучше в детдом отдайте, ну чего вы, все ради пиара, это ведь стыдно. Но у нас конечно у Жириновского был самый большой рейтинг, несмотря ни на что. Что ни делай, а рейтинг у него самый высокий. Явлинский был. В общем, у всех основных политиков мы практически прошли, во всяком случае, из тех, кто приходит.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Саша это не все.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Я имею в виду тех, кто приходит.

Е. АФАНАСЬЕВА – Преемников, наверное, еще не было.?

А. БЕЛЯВСКАЯ – Ну… во всяком случае, письма были отправлены.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо. Юрий Павлович, У Саши в качестве героев действующие люди. У вас герои в основном обращены в прошлое. Из ваших программ рейтинг кто больше всего собрал? Кто из великих героев литературных произведений, которые ваши дети, так или иначе, разбирают?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Знаете, я, честно говоря, не проводил никогда такой анализ и не следил, у кого выше был: у Бисмарка, или у Александра Македонского, или у Юлия Цезаря.

Е. АФАНАСЬЕВА – Или все равно Жириновский всех перебил.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Я думаю, что самый высокий рейтинг у нас был очень давно, тогда когда в судейской коллегии был человек, с которым я вместе учился в одной школе в Ленинграде Михаил Боярский. Я думаю, что Александр Македонский, и Бисмарк, и другие великие люди по сравнению с Мишей (я его так могу называть, я его так с детства называю), они отдыхают.

Е. АФАНАСЬЕВА – В современном телевидении.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Но это было давно. Я не уверен, что сейчас такой рейтинг у Боярского.

А. БЕЛЯВСКАЯ – У нас на Боярского был высокий рейтинг. Очень высокий. Один из самых высоких.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот, оказывается, что герои прошлого все равно не могут конкурировать с современными героями.

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Нет, просто Миша еще удивительно обаятельный человек.

Е. АФАНАСЬЕВА – Саша, кто в ближайших выпусках, и о чем ближайшие? Буквально по 20 секунд.

А. БЕЛЯВСКАЯ – Говоря быстро, 24-го будет Ирина Слуцкая в честь чемпионата мира по фигурному катанию, 31-го в честь 1-го апреля будет Михаил Шац и Татьяна Лазарева, 7-го будет… я забыла ой-ой-ой… ладно, потом скажу.

Е. АФАНАСЬЕВА – Юрий Павлович, о чем у вас ближайшие программы?

Ю. ВЯЗЕМСКИЙ – Два ближайших воскресенья мы продолжаем нашу тему: «Великие испанцы», а потом начинаются четвертьфиналы для москвичей, и будет называться «Великие композиторы», в том числе Моцарт.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы говорили сегодня о телевидении для детей и телевидении о детях, говорили с Юрием Вяземским – ведущим программу «Умники и умницы» на «Первом канале», с Александрой Белявской – шеф-редактором программы «100 вопросов к взрослому», канал «ТВ-Центр», и с социологом Александром Шариковым. Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Всего доброго. До свидания!



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире