'Вопросы к интервью
17 февраля 2008
Z Телехранитель Все выпуски

Развлекательное не значит пустое


Время выхода в эфир: 17 февраля 2008, 18:08


Е.АФАНАСЬЕВА: В эфире «Телехранитель» — программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Мы говорим с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы хотели поговорить о развлекательном телевидении, а в контексте радио «Эхо Москвы» очень часто определение «развлекательное» в отношении к телевидению звучит как ругательство. Вот, может, с этой оглашаемой официально или не оглашаемой истины мы хотели сегодня начать – может, поспорить с ней, может, согласиться, — смотря как вы, уважаемые радиослушатели, будете высказывать свои точки зрения. Мы будем говорить с человеком, который этим самым развлекательным телевидением, в общем-то, и занимается, — с Александром Цекало, который сейчас работает заместителем генерального директора Первого канала. Добрый день, Александр.
А.ЦЕКАЛО: Добрый вечер.
Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста, наши средства связи: смс-номер — +7 985 970 45 45 – вы можете задавать Александру Цекало свои вопросы, а также высказывать свои точки зрения: согласны ли вы с тем, что развлекательное – это всегда плохо? И вообще – что такое развлекательное телевидение сегодня? И что для вас, уважаемые наши слушатели «Эха Москвы» и зрители телевидения, сейчас бы в качестве развлекательного телевидения было бы хорошим развлечением, хорошим времяпрепровождением? Еще раз — + 7 985 970 45 45 – это смс-номер. А во второй части программы вы сможете поговорить с нами и по телефону. Александр, ваш наиболее заметный проект, который вы представили в качестве уже сотрудника Первого канала, это «Большая разница» — в общем-то, редкий случай в современной жизни, когда отношение жителей, выражаемое рейтингами – у нас нету другого инструмента, которым можно померить отношение больших масс зрителей, — вот отношение зрителей и отношение критиков, выраженное в их статьях, в комментариях на радио, совпало – понравилось. Редчайший случай. Это как, как вам кажется, хорошо или плохо, когда критики и зрители согласились в том, что развлекательная программа хорошая?
А.ЦЕКАЛО: Ну, вы знаете, гарантий же никаких нет, когда делаешь проект, особенно новый, особенно тот, у которого, по сути, нет аналога или форматных составляющих, проверенных в другой стране или где-то в других ситуациях, и всегда рискуешь. Конечно, мы делаем телевидение не для себя лично, это же не home-video, – мы делаем для зрителей, и пускай не обижаются журналисты и телекритики, мне кажется, что их мнение не на первом месте, потому что это люди, сильно обремененные фундаментальными знаниями и абсолютно профильным умом, образованием. Мы делаем для всех телевидение. Но каждый продюсер делает, наверное, телевидение, во-первых, так, чтобы ему самому понравилось, чтобы ему не было стыдно перед близкими, друзьями, профессионалами, телевизионным сообществом, и когда это совпадает, когда нравится товарищам по оружию, зрителям и неприступным телевизионным критикам, наверное, это большая редкость, удача, надеюсь, не случайная, потому что мы собираемся делать еще эту программу.
Е.АФАНАСЬЕВА: И вот уже много вопросов – «Когда порадуете новой «Большой разницей»?» — спрашивает Макс.
А.ЦЕКАЛО: Пишем. Сейчас пишем. Очень много объектов для пародий появляется каждый день, очень хочется всех охватить одним разом всех, в студии снять.
Е.АФАНАСЬЕВА: Обсмеять?
А.ЦЕКАЛО: Ну, обсмеять – слово для нас слишком грубое. У нас пародии были, не унижающие достоинства, и что важно – найти ту грань…
Е.АФАНАСЬЕВА: Но когда ваши герои пародируемые сидят в зале и смеются не меньше, чем все вокруг, это уже показатель того, что…
А.ЦЕКАЛО: Зрителям понравилось, тем, кто разбирается в телевидении, критикам и тем, кого пародируем, понравилось. Это вообще… Осталось только не зазнаться.
Е.АФАНАСЬЕВА: Открою тайну – я была свидетелем того, как смотрели ваши коллеги. В общем-то, люди-телевизионщики циничны и всегда видят недостатки. Когда сам телевидение руками делаешь, видно швы, неточности. Я видела, как вы показывали 10-минутный кусок еще до эфира – как раз там был пародия на Малахова Геннадия Петровича. И потом на корпоративной вечеринке так хохотали люди – сначала смотрели профессионально, что не так, потом начинали улыбаться, потом начинали смеяться в голос. В общем-то, наверное, получилось. Дальше что – страшно, а вдруг следующий выпуск не будет таким удачным?
А.ЦЕКАЛО: Нет, нестрашно. Просто эта программа очень небыстро печется. Это, в общем, непростой пирожок. И успех этой программы зависит от большого количества людей. И здесь просто все срослось. Авторская группа, которая собиралась в течение наверное полугода, авторы, креативные продюсеры, которые возглавили работу над сценарием – Зверьков, Туханин, Сорокин, Рожков – это золотые люди, актеры, которые с трудом, не все еще соглашались сниматься, потому что не все профессиональные актеры, я знаю, что они все могут и умеют, но они хотя уже серьезных ролей, им надоело веселиться в своих театрах или в кино, а я опять пришел к ним, к своим друзьям…
Е.АФАНАСЬЕВА: Вот мы опять приходим к тому, что значит, они относятся к этому как к какому-то низкому жанру развлекательному, раз вы говорите – они мечтают о большом. А вот это вот уже не хочется играть. Это только потому что не дают больших ролей? Нет?
А.ЦЕКАЛО: Дело в том, что у каждой составляющей любого телевизионного проекта, в данном случае «Большой разницы», есть свои сложности. Авторы хотят за свой талант больше денег.
Е.АФАНАСЬЕВА: Да конечно, все хотят больше денег. И авторы особенно?
А.ЦЕКАЛО: У меня лучшие авторы.
Е.АФАНАСЬЕВА: У вас особенно желающие денег.
А.ЦЕКАЛО: Ну программа, скажите, особенная получилась? Получилась. Авторы имеют право считать себя особенными? Уже имеют. Значит, имеют право требовать.
Е.АФАНАСЬЕВА: Что ж, вам теперь программы хуже делать, чтобы меньше платить своим авторам?
А.ЦЕКАЛО: Нет, продолжать делать эту программу. Актеры, которые там снимались, там 60% — это мои знакомые и друзья – Федя Добронравов, Эдик Радзюкевич, Валя Рубцова, Нона Гришаева, — я их всех давно знаю, мы играем с ними в одних спектаклях, мы где-то проводим вместе время. Но они все уже насмеялись и нарадовались. Они хотят большего. Это уже проблема актерская – актеры хотят переодеваться. Но я попробовал их уговорить, что та история, которую мы задумали, это особенная история, и надеюсь, они почувствовали это на себе и по отзывам. Тяжело. Работа продюсера – это же работа психотерапевта. Я работаю психотерапевтом – я общаюсь каждый день с огромным количеством людей, проблемы каждого надо выслушать, попробовать решить. А если я этого не сделаю, значит я плохой продюсер. Ну а что? Я вместе с ребятами, если надо, пишу тексты. С актерами, если надо, репетирую.
Е.АФАНАСЬЕВА: А как не находите ведущего, становитесь в кадр сами.
А.ЦЕКАЛО: А вы знаете, кстати, история с ведением – сапожник без сапог. Вот было написано все…
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну так у вас же и с программой «Стенка на стенку» то же самое, наверное, произошло, когда вы с Ургантом вынужденно заменили ведущего.
А.ЦЕКАЛО: Там проще – там есть то действие, которое по живому можно с участниками процесса комментировать. В «Большой разнице» мы оказались сапожниками без сапог с Ваней, потому что все, что мы говорили, это была импровизация, и я считаю, что она не всегда была удачная. Мы будем стараться это сделать лучше и веселее. Нет, мы умеем импровизировать и будем, но все-таки должны быть какие-то прописанные вещи. А у нас получилось, что мы все это хотели так как-то вырезать, сделать правильно, а на себя времени не хватило, и нашим замечательным авторам не хватило времени на нас с Ваней. Поэтому как-то так проскочило, потому что мы с Ваней такие молодцы, весельчаки, такие Тарапунька и Штепсель, Пат и Паташон, как угодно можно говорить, Пэн и Теллер, кто знает, кто это такие… ну, в общем, прошло, но я считаю, что ведение – это одно из слабых мест для меня. Я себе жирную «тройку» ставлю. Это слабое место в этой программе. Оно должно быть такое же яркое.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну так оно, наверное, и было бы яркое, если б оно было единственным, а вы вынуждены, и вы в паре с Ваней ведете много проектов – и эфирных, и внеэфирных, разных шоу, презентаций. Это отчего – от желания не потерять форму, чтобы тебя не забыли как шоумена или заработать денег? Все-таки отчего? Все-таки есть просто ведущие, а вы теперь продюсер, один из руководителей крупного канала.
А.ЦЕКАЛО: Дело в том, что я, во-первых, не настаиваю ни на каком ведении никаких программ, как никогда не настаивал. Просто я умею это делать, и я думаю, что я умею это делать очень хорошо, и если б можно было клонировать таких людей, как Ваня – будем говорить про Ваню, потому что в третьем лице или про товарища по оружию легче говорить, чем про себя, чтоб не вышло, что я тут такой сижу и весь в масле, в шоколаде – программа всем понравилась, а я еще и про ведение, про себя любимого говорю… давайте про меня забудем. Если б можно было клонировать Ваню, изменить пол этим клонам, разный возраст дать, то в принципе, Ваня Ургант является одним из лучших ведущих, и это проблема – найти хорошего ведущего.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ваня хороший, раз уж мы говорим не о вас, а о Ване… Ваня – хороший, живой, и чувства юмора хватает, спасает там, где нет сценария, но у меня каждый раз, когда я его вижу в новом проекте… вот есть такие актеры актерычи, которые могут вроде бы сыграть все – и трагедию, и комедию, — а в какой-то момент это умение сыграть все становится каким-то их бичом, потому что нет той единственной главной роли. И я боюсь, что Ваню не переиспользует ли наше телевидение, не станет ли он таким «Ургантом на все случаи жизни»?
А.ЦЕКАЛО: Это вопрос к телевидению и к Ване, потому что это обоюдный процесс. И Ваня может контролировать ситуацию, и канал может контролировать ситуацию.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но когда нет ведущего у вас, все равно говорят – лучше Вани и Саши Цекало никто не сделает, ну некого сюда ставить. И приходится выбирать – либо еще раз тиражировать Ваню и Цекало, либо понимать, что вот тут вот мы просядем, но будем воспитывать какого-то нового Ваню – пускай он экспериментирует.
А.ЦЕКАЛО: Понимаете, ведущими не рождаются, ими становятся. Я не знаю, собирался ли Ваня быть ведущим, но я точно не собирался. Я никак не собирался этим заниматься, но оно так вышло. И ведущих надо готовить – их надо выращивать точно так же, как авторов, как актеров, и это серьезная работа. Думаю, любой канал находится в поиске ведущих. Когда не находит, начинает дублировать, клонировать. Отсюда идут повторения, зрителю отсюда скучно, зрителю кажется, что его немножко обманывают – «ну вот, опять эти, да, хорошие, но опять эти же». Ну а кому можно было отдать? «Большая разница» в принципе задумывалась как главный проект для Вани и Саши. Потому что он планировался как значительный. Я не думаю, что много людей верили в него.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но при этом вы участвовали в главном новогоднем проекте, который после 12-ти выходит, естественно. Причем зрители не всегда различают, где Цекало, который играет продюсера Цекало, а где он…
А.ЦЕКАЛО: А это хорошо. Вводить зрителя в состояние смятения – это основная задача любого вида искусства.
Е.АФАНАСЬЕВА: Вы были в «Стенка на стенку» — невольно заменили, вы вели несколько концертов последнее время, Ваня ведет «Смак», сейчас вот вышел его проект с Познером. Я вот о чем говорю. Вы правильно говорите – кажется, что это уже видели. Потому что даже блистательное видение, оно…
А.ЦЕКАЛО: Ваня, если ты сейчас слышишь нас с Еленой – Ваня, хватит, Ваня, остановись. «Смак», «Дисней-Клуб», «Цирк», «Стенка на стенку», «Большая разница»… Ваня, закончишь на ДТВ, Ваня, соберись.
Е.АФАНАСЬЕВА: Это Александр Цекало. Несмотря на то, что мы сегодня говорим о том, что развлекательное – это не значит пустое, мы все равно сбиваемся на какое-то развлечение в нашей программе. Саша, вы как продюсер все-таки – вот вы говорите, что актеры хотят больших ролей, уже не очень хотят вот это юморное играть, — вы как продюсер развлекательно телевидение выбрали осознанно или это потому что все-таки вы привыкли, наработали, и это катит, и будем катить дальше, а какие-то другие проекты вам неинтересны?
А.ЦЕКАЛО: Вопрос сложный, и мне он немножко путаным показался, но точно…
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, могу переговорить. А то я уже чувствую в роли журналистки, которой Путин сказал на пресс-конференции – «Я не совсем понял, что вы сказали».
А.ЦЕКАЛО: Нет, я услышал слово «катит», и вот это точно не относится к тому, что делаю я на телевидении, потому что проекты, которые я делал на предыдущем канале, на котором работал…
Е.АФАНАСЬЕВА: Кстати, многие не знают, по-моему, что вы ушли, — вам очень много вопросов про СТС приходит.
А.ЦЕКАЛО: Ну, что тут поделаешь. Слава богу, что программы «Слава богу, ты пришел» и «Хорошие шутки», которая одна была куплена австралийская лицензия, а другая придумана на канале моей командой и мной, это другие виды развлечения, которые мы предложили зрителю. «Стенка на стенку» — это японский формат. Это другой вид развлечения. «Большая разница» — это совсем другой вид телевизионного развлечения, очень дорогой по производству, сложный, многослойный, не так легко делаемый, поэтому ничего не катит, никаких проторенных дорожек мы не использовали, мы не лепили каких-то концертов веселеньких, мы не делали…
Е.АФАНАСЬЕВА: Так вот, Александр Евгеньевич, что бы сказали людям, которые слушают нас и уверены в том, что развлекательные программы – это пустое, это плохо. Вот у нас до новостей есть минута с небольшим. Что бы вы им сказали? Объяснили бы им в нескольких словах, что развлечения бывают разные, или нет?
А.ЦЕКАЛО: Я не верю, что есть люди, которые категорически против развлечений – таких, как концерты, поход в кинотеатр или просмотр развлекательной программы. Но мне жаль этих людей, если они не нуждаются в этом. Развлечения – это как смена настроения, как перемена блюд. Нельзя все время читать умные книжки или есть одну и ту же правильную еду. Иногда ведь хочется, несмотря на то, что ты сидишь на диете, взять и поехать в какой-нибудь фастфуд и нарезаться, натрескаться этих бутербродов, вредных для здоровья.
Е.АФАНАСЬЕВА: Признавайтесь – иногда заходите в фастфуд?
А.ЦЕКАЛО: Давно не ходил, но раз в году обязательно. Но я не сравниваю здесь, чтоб вы не подумали, что развлекательная программа и фастфуд – это… У нас умные пародии. Вы вспомните ту же «Большую разницу» — попробуйте сделать пародию на программу «К барьеру» или «Макисмум». Они не лобовые. Писали это люди…
Е.АФАНАСЬЕВА: Да чтобы еще люди с другого канала не обиделись. Конкуренты, коллеги не обиделись, когда не свои программы пародировали, а других каналов?
А.ЦЕКАЛО: А я приглашал Глеба Пьяных на передачу – он отказался. Не хочу ничего плохого про него сказать. Он просто отказался. А Володю Соловьева тоже пригласил, но в конечном итоге он не пришел.
Е.АФАНАСЬЕВА: Новости вы тоже пародировали у себя – программу «Время», но мы прервемся сейчас без пародии на новости на «Эхо Москвы» и вернемся в программу «Телехранитель».
НОВОСТИ
Е.АФАНАСЬЕВА: Мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. Говорим мы сегодня с Александром Цекало – заместителем генерального директора Первого канала, директоров дирекции спецпроектов Первого канала и известным актером, ведущим. Саш, вы знаете, когда человек публичный, у него есть публичный образ, и очень часто отношения человека и его публичного образа бывают сложные. Я когда наблюдала телевидение только со стороны, очень часто, приходя к кому-то на интервью и знакомясь, удивлялась, насколько человек бывает похож или не похож на то, что он представляет собой как имидж, как теперь модно говорить. По моему ощущению как наблюдавшей какое-то время назад – не очень внимательно, признаюсь, но как любой зритель, видевший вас в публичных проявлениях, — были какие-то разные периоды жизни. Сначала вы были таким вот Сашей – Саша и Лолита, даже ваши фамилии публика еще не знала. Потом это был Цекало. Сейчас уже постепенно говорят Александр Евгеньевич, все чаще. Вы на свой публичный образ походи или нет?
А.ЦЕКАЛО: Да нет, наверное. Я сталкивался… с кем-то недавно я говорил на эту тему, не в интервью… У меня есть группа разных людей, но все они имеют отношение либо к бизнес-консалтингу, либо к политтехнологиям. Это такие замечательные, очень талантливые, специфические люди, но в принципе, наверное, их можно отнести к своего рода элите, потому что они знают много языков в совершенстве, они очень образованные, такие суперские люди. И в свое время, когда знакомство с ними происходило, по разным причинам и поводам, но как-то так получилось, что я познакомился с ними в течение года и даже потом работал с ними на некоторых проектах, — вот когда меня им представляли, они вообще не понимали, о чем мы будем говорить, о чем можно говорить с этим эстрадником. Я привык до сих пор, на самом деле, к такому отношению…
Е.АФАНАСЬЕВА: А в чем вы больше всего не похожи на публичный образ?
А.ЦЕКАЛО: Во-первых, сейчас нет никакой такой специфической публичной роли или какого-то образа, потому что так можно говорить об имидже или об образе, когда ты его продаешь. То есть я не выступаю как такой-то такой-то с концертами или еще с чем-то. Да, случается, что я веду разные программы, но я это делаю не в каком-то образе, не Саша, который немножечко боится этой женщины справа, но может и ответить, если надо, и язык у него подвешен так же, как у нее. Нет такого какого-то образа. Есть Саша и Ваня. Или есть просто Саша. Я играю с Женей Гришковцом спектакль по По или с «Квартетом И» спектакль «День выборов». Но это не основной вид моего заработка и не то, что я продаю. Я сейчас продаю другой вид своего умения – это продюсировать, аккумулировать средства, креативные какие-то собирать команды, мозги, правильно собирать.
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну то есть нет той ситуации, когда вы какой-то свой образ публичный переросли, он вам стал тесен и мешает. Вы просто можете так легко зайти и одеть этот пиджачок публичного образа, отработать ведение какого-то концерта, снять и уйти.
А.ЦЕКАЛО: Я могу зайти и выйти, я талантливый.
Е.АФАНАСЬЕВА: Да никто не сомневается.
А.ЦЕКАЛО: Такое предназначение, видимо, было сначала – заходить и выходить. Ели надо будет сыграть какую-то роль, если это будет интересно, я думаю, что я с этим справлюсь, но есть что-то другое, основное. Основное – продюсирование. Поэтому говорить о моем образе и какой я сейчас в образе ведущего… что, я в программе «Большая разница» какой-то не такой? просто, может, меня просто причесали по-другому, чтобы я отличался от себя же в программе «Стенка на стенку». Раньше – ну да, наверное, я был такой Саша-весельчак, а в жизни был все равно такой немножко угрюмоватый.
Е.АФАНАСЬЕВА: Саша, когда вы много лет назад сидели с Лолитой и вели, по-моему, «Добрая утро, страна!» — такое вот ведение на двоих, вы что-то говорите… может, сейчас обижу, но мне казалось, какие-то глуповато-пошловатые подводки. Тогда тоже были вы или тогда был образ?
А.ЦЕКАЛО: Нет, это был, конечно, очень грамотно и правильно эксплуатируемый образ, на тот момент отсутствующий на этом рынке развлекательном – образ вот таких вот вечно склочничающих мужа и жены. Подводки там были… ну, может, какие-то из них были более или менее удачные, но там были неплохие шутки, я не соглашусь…
Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Я, во-первых, напомню наш номер телефона, чтобы слушатели могли тоже дозвониться, — 363 36 59. Пожалуйста, ваши вопросы Александру Цекало, ваши мнения и по поводу его программ, и по поводу вообще развлекательного телевидения, и всегда ли это синоним слову «плохое»? и номер смс — + 7 985 970 45 45. Из того, что сыпется сейчас по смс и пришло заранее на сайт, как раз про отношение к вашим продюсерским способностям очень много вопросов. Вернее, даже так – часть людей пишет, как это плохо, развлекательное, а вторая половина спрашивает: а не нужны ли кадры? Вот мне кажется, это достаточно любопытный показатель, что, в общем, ругаем-ругаем, а сами просимся работать. Спрашивает Олеся: «Существует ли потребность в кадрах на развлекательном телевидении? Какие кадры нужны боле всего?» Пишет Александр: «Я очень хороший ведущий. Возьмите на работу – задыхаюсь в Самаре. Саша». Виктор Кузьмин из Москвы жалуется: «На вашем сайте написано, что свободных вакансий Первый канал не имеет. Вам почему ж люди не нужны?»
А.ЦЕКАЛО: Наверное, вы на другом канале смотрели и рассматривали сайт другого канала, потому что на сайте Первого канала есть раздел «Работа», там все по вакансии написано, и люди нужны. Если говорить конкретно, той дирекции, за которую отвечаю я, нужны авторы. Если есть талантливые авторы, которые нас слышат и где-то загибаются, присылайте вашу талантливую продукцию – Королева, 12, кабинет 1103, все обязательно прочитаем.
Е.АФАНАСЬЕВА: «Вы знали, что участник шоу «Минута славы», ставший победителем, на самом деле никакой не автослесарь, а профессиональный участник канадского цирка «Дю Солей»? Илья, Тула».
А.ЦЕКАЛО: Я не знаю, откуда у Ильи из Тулы есть информация о том, что он работает в цирке «Дю Солей». Вы мне скажите, Лена, это раскрылось вдруг недавно или что?
Е.АФАНАСЬЕВА: Вы знаете, я не следила за этим, я читаю то, что написали по смс.
А.ЦЕКАЛО: Наверное, как это водится, зритель, приславший это смс, просто все перепутал. Это я говорил о том, что Дмитрий Булкин со своим номером достоин работать в цирке «Дю Солей».
Е.АФАНАСЬЕВА: Вот вы, оказывается, слух и пустили.
А.ЦЕКАЛО: И что я могу его познакомить с людьми, которые там работают, если ему это будет нужно.
Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. 363 36 59. Алло.
А.ЦЕКАЛО: Я просто хотел сказать, что не только развлекательные программы на телевидении развлекают зрителя. Все остальные программы тоже его развлекают.
Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас мы послушаем звонок и вернемся к этой увлекательной теме. Добрый вечер.
Слушатель: Добрый вечер. Елена. Скажите, пожалуйста, я хотел задать Александру такой вопрос – что ему было легче: выступать на эстраде или заниматься видом деятельности, которым он сейчас занимается?
Е.АФАНАСЬЕВА: Вы имеете в виду продюсирование?
Слушатель: Да, что лично для него комфортнее? Что приносит ему удовлетворение? хочется ли ему идти на работу каждый день?
Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно, спасибо, Елена. Хочется ли вам вставать утром и идти на работу?
А.ЦЕКАЛО: Вы знаете, я с огромным удовольствием работал артистом. Не жалею об этом времени. Никогда не буду говорить – ах, это было так, это было не то, это было ненастоящее, а вот теперь я занимаюсь настоящим. Это неправда. Делал я это с удовольствием. Плохо или хорошо, нравилось это кому-то или нет, но то, что я делаю сейчас, все равно оно выросло в том числе и из этого. Поэтому я благодарен этому времени, была такая любовь. Теперь другая любовь. На работу я хожу с удовольствием, выходных не имею с удовольствием.
Е.АФАНАСЬЕВА: Счастье – когда утром идешь с удовольствием на работу, а вечером с удовольствием домой.
А.ЦЕКАЛО: А это действительно счастье – заниматься тем, что ты действительно умеешь и любишь заниматься, когда ты нужен и когда тебе за это платят деньги. Поэтому — да, с удовольствием.
Е.АФАНАСЬЕВА: 363 36 59. Добрый вечер. Как вас зовут, откуда вы?
Слушатель: Здравствуйте, меня зовут Елена. Я из Подмосковья. Я хочу пожелать Александру Евгеньевичу здоровья, потому что я чувствую по голосу, что он не очень хорошо себя чувствует.
А.ЦЕКАЛО: Я чуть-чуть покашливаю, но я справлюсь с этим, спасибо.
Слушатель: И, знаете, я просто хочу пожелать вам творческих успехов. Вы творческий человек. И я за вами всегда с интересом наблюдаю, потому что мы с вами родились в один день – 22 марта…
А.ЦЕКАЛО: Ой, как здорово. В этот день еще Валерий Сюткин родился. А еще Эндрю Ллойд Вебер…
Слушатель: Вы знаете, мы можем продолжить этот список дальше и дальше…
Е.АФАНАСЬЕВА: Елена, вам надо пробовать себя в развлекательном жанре. Видите, какие люди в такой день родились.
Слушатель: Я хотела сказать, что я тоже выхожу на сцену на провинциальную, и когда я ведущая, у меня есть текст, но я почему-то его откладываю и начинаю почему-то шутить, это происходит против моей воли.
Е.АФАНАСЬЕВА: Присылайте записи – Александр их посмотрит. Может, его заинтересует.
А.ЦЕКАЛО: Присылайте, правда.
Слушатель: Да я сомневаюсь.
А.ЦЕКАЛО: А вдруг?
Слушатель: Нет-нет, я немножко старовата, глуповата…
Е.АФАНАСЬЕВА: Ну зачем же себя так, Елена. Присылайте, не стесняйтесь. У вас вопрос есть или только реплика?
Слушатель: У меня только реплика – я хочу пожелать здоровья и здоровья творческого. У вас это получается. Спасибо.
А.ЦЕКАЛО: Спасибо.
Е.АФАНАСЬЕВА: Творческое здоровье – хорошее определение, мне понравилось. «Александр Цекало – браво! «Большая разница» — это удача, ничего подобного на телевидении не было. Александра». «В чем состоят ваши функциональные обязанности как медиа-менеджера?» — спрашивает Леся.
А.ЦЕКАЛО: Ух! Медиа-менеджер должен креативить, придумывать, создавать телевизионные программы. Как директор дирекции спецпроектов создавать проекты необычные, оригинальные, отличающие Первый канал от других каналов, и, в общем, как заместитель генерального директора я обязан и стараюсь это делать – участвовать в разработке стратегии и тактики канала, в принятии каких-то решений, связанных не только с теми программами, к которым я непосредственно имею отношение, а в целом в политике канала.
Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363 36 59. Алло.
Слушатель: Алло, здравствуйте. Аркадий, Владимирская область. У меня вопрос к Александру. Очень поклоняюсь его творчеству. Но у меня вопрос к нему как к продюсеру. А не пробовали вы поднять планку как продюсер того развлекательного телевидения, которое вы представляете на Первом канале? Может, не стоит подстраиваться под среднюю массу, а задавать что-то свое, чтобы к этому стремился зритель и пытался это понять?
Е.АФАНАСЬЕВА: А что в вашем понимании «поднять планку»? можно чуть-чуть точнее определить?
Слушатель: Ну, вы знаете, последние эти все шоу – «На льду», еще что-то…
Е.АФАНАСЬЕВА: Мы в данном случае говорим с Александром Цекало…
А.ЦЕКАЛО: А вы смотрели программу «Большая разница»?
Слушатель: Вы знаете, в последнее время я предпочитаю не смотреть телевизор.
А.ЦЕКАЛО: Вы знаете, если ваши предпочтения изменятся и вдруг вам удастся посмотреть программу «Большая разница», возможно, вы…
Слушатель: Александр, вы знаете, мне очень нравилась ваша работа с Шацем. Честно говоря, мне кажется, вы там были очень искренни и естественны. А все остальное…
Е.АФАНАСЬЕВА: А может, посмотреть, что человек делает сейчас, а потом говорить о планке? Нет, Аркадий? Вы ж не видели последних работ.
Слушатель: Я после первых этих программ почему-то как-то я вообще…
Е.АФАНАСЬЕВА: Ой, что-то получается – «Пастернака я не читал, но осуждаю». Как-то вот странно. Будете отвечать, Александр?
А.ЦЕКАЛО: А я не знаю, про что ответить. Про то, как я поработал с Шацем… Над Шацем я неплохо поработал. Сейчас работаю над собой, буду стараться поднимать планку свою и Ванину.
Е.АФАНАСЬЕВА: «Пишу диплом «Развлечения на ТВ» — где брать материал? Олег».
А.ЦЕКАЛО: Попробуйте всеми правдами и неправдами устроиться вольнонаемным, волонтером, в общем, в какую-нибудь съемочную группу, тогда вы узнаете про развлекательное ТВ все.
Е.АФАНАСЬЕВА: Вам волонтеры нужны, Александр Евгеньевич? Сразу для Олега информация.
А.ЦЕКАЛО: Ну, если они правильно говорят по-русски, пользуются дезодорантом и молчат, тогда мы можем пускать к себе каких-то людей.
Е.АФАНАСЬЕВА: Олег, вы можете проситься – вас пустят. «Отчего же о развлечениях вы говорите так грустно?» — спрашивает Надежда.
А.ЦЕКАЛО: Это грустная история – сделать развлекательную программу. Потому что это кровавая потная работа, неприглядная. Это переговоры, это торговля, это ругань. Творческая, но ругань – с авторами, с актерами, с продюсерами, которые создают эту программу, с теми, кто делает декорации. Это очень сложная неблагодарная работа. Этот проект делался 5 месяцев. 5 месяцев готовилась «Большая разница». Потом она вышла в эфир на полтора часа, и все, и до свидания.
Е.АФАНАСЬЕВА: И готовьте снова 5 месяцев.
А.ЦЕКАЛО: Да, готовьте следующую. Но уже мы знаем, как готовить быстрее, но работа достаточно неблагодарная. Поэтому так вот, если вам представляется, что веселые люди – они и в эфире, и сейчас я выйду в коридор и покаламбурю с пожарником, и я навеселе с охранником, и на короткой ноге с водителем, и такой я весельчак, — это неправда, я не знаю таких людей.
Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363 36 59. Добрый вечер.
Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Алла, я из Ярославля. У меня ребенку 14 лет практически – готовый ведущий. Александр, могли бы вы рассказать, как готовиться, что делать. Если действительно ведущие сейчас в дефиците.
А.ЦЕКАЛО: Ребята учиться должны в таком возрасте – надо идти учиться. Есть эстрадные факультеты, есть актерские. Ну вот, например, тот же Иван, раз уж мы его сегодня поминали незлым, добрым словом, закончил Ленинградский театральный институт. А я, например, закончил эстрадный факультете Киевского эстрадно-циркового училища. Что откуда берется, непонятно. Но в любом случае образование нужно получать, профессиональные навыки.
Е.АФАНАСЬЕВА: «Есть ли социальная функция у развлекательных программ на Первом канале? Если да, то в чем она состоит? Никита Лосев».
А.ЦЕКАЛО: Социальная функция есть у любого телевидения. У развлекательного телевидения в особенности, потому что оно развлекает, отвлекает, завлекает, снимает напряжение. Телевидение вообще выполняет функцию доктора. Оно прописывает…
Е.АФАНАСЬЕВА: А больной скорее жив, чем мертв, или наоборот?
А.ЦЕКАЛО: Больной? Наш зритель не больной.
Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, ну вы ж сказали – доктора. И я ассоциирую.
А.ЦЕКАЛО: Нет, вы знаете, человек, который называется доктором, он же и сам тоже человек. Значит, он тоже больной. Ну, он болеет чем-то – он простужается, но при этом он пытается помочь другим. Конечно, у телевидения есть какие-то болезни, от которых оно пытается в силу своих возможностей излечиться, но у зрителя тоже фобии и страхи какие-то, и телевидение его… Ну, есть каналы, которые пугают зрителя, а есть каналы, которые отвлекают, а есть каналы, которые досаждают зрителю.
Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363 36 59. Добрый вечер.
Слушатель: Здравствуйте. Хочу задать вопрос Александру. Я Игорь из Москвы. Я очень рад, что такие люди, как Александр, пришли на Первый канал. Я хотел задать вопрос про программу «Большая разница». Не кажется ли вам, Александр, что все-таки, может, использовать каких-то новых людей, а не перетаскивать всю группу с канала СТС?
А.ЦЕКАЛО: Ну, если вам доведется посмотреть еще раз программу «Большая разница», то вы увидите, что из актерской труппы, которая насчитывает 13 человек, из программы «Слава богу, ты пришел» — 4 человека, при этом именно я этих людей и приводил в проект «Слава богу, ты пришел». Кроме того, эти люди ничьи – они сами по себе. И Федор Добронравов, и Саша Олешка, и Федя Кардюкевич. Они сами по себе, они снимаются в кино, играют в театре, ставят иногда… Эдик, например, ставит сериалы как режиссер. Поэтому никакой принадлежности ни к Первому каналу, ни к каким-то другим у них нет. Поэтому вашу иронию возвращаю вам обратно, в Москву, Игорь.
Е.АФАНАСЬЕВА: «Александр, вам не обидно, что приходится идти за массовым зрителем, заниматься удовлетворением его потребностей? Нет желания поставить планку повыше? Дмитрий».
А.ЦЕКАЛО: Ой. Сколько я таких вопросов в жизни наслушался. Дмитрий, ставьте планки себе сами. Я знаю, куда ставить планку, в какое место и для какого зрителя. Я с некоторых пор, к сожалению, может быть, или это нехорошо, но перестал реагировать на вопросы про планки, про все остальное. Я самый большой судья себе сам, прежде всего. Я знаю, что не так. Так что, Дмитрий, извините, ваш вопрос про планку – это на олимпиаду, там, где прыжки.
Е.АФАНАСЬЕВА: Вы вот несколько минут назад, когда мы уже слушателей вывели в эфир, сказали то, о чем я, в общем, и хотели поговорить – о том, что, в общем, развлечения это вещь разная. Для кого-то концерты Баха – это развлечение, чтение Монтескье или еще кого-то. Для кого-то кино. Для кого-то погулять с подругой. Вы для себя это слово сейчас – «развлечение» — как истолковываете?
А.ЦЕКАЛО: Разное влечение. Вот мы занимаемся тем, что по-разному влечем к себе зрителя. А делать это нужно спокойно, уверенно в себе. В частности, есть такое в йоге упражнение – я с некоторых пор занимаюсь йогой – есть такая поза, называется «поза планки».
Е.АФАНАСЬЕВА: Не той, о которой Дмитрий говорил сейчас…
А.ЦЕКАЛО: А я не знаю, просто мне сейчас в голову пришло. Это очень непростая поза, в ней непросто находиться, а еще в ней нужно делать разные дыхательные упражнения. Так вот, я занимаюсь этим и пытаюсь сделать так, чтобы эта планка не падала. Ну а как это удается, наверное, судить зрителям. Зрители и слушатели, наверное, имеют право судить. Впрочем, как и люди, делающие телевидение, должны спокойно относиться к мнению зрителя. Всем не угодишь. Мы ж не червонцы.
Е.АФАНАСЬЕВА: «Хорошие там были шутки. Цекало – вообще один из немногих в телевизоре, кто может хорошо шутить, причем даже на ходу», — пишет Илья из Тулы.
А.ЦЕКАЛО: Это вы чтобы закончить на позитивной ноте, прочитали?
Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, я цитирую. Сейчас не позитивное будет вам. Как сыпется, так и будет. «В Интернете написано, что вы самый дорого корпоративный ведущий. Почему? Олег».
А.ЦЕКАЛО: Я лучший просто, поэтому я самый дорого. А как же иначе?
Е.АФАНАСЬЕВА: «Дорогой Александр, очень рада, что ты женился. Помогает ли жена в работе? Желаю здоровья и счастья. Зинаида Прокофьевна». Вы хотели все подряд – читаю все подряд.
А.ЦЕКАЛО: Зинаида Прокофьевна, жена мне очень помогает. И я ее очень люблю. И если б не она, не знаю, как бы… Вот она и йога – Вика и йога – вот все, что меня…
Е.АФАНАСЬЕВА: Вика тире йога или Вика и йога?
А.ЦЕКАЛО: Нет, Вика без тире.
Е.АФАНАСЬЕВА: Саш, вы просто какой-то экстрасенс. Я только думала – сейчас спрошу-ка, ради чего вы в этой жизни живете, а вы уже и ответили – Вика и йога.
А.ЦЕКАЛО: Нет. Есть, конечно, работа. Она главная и важная. Но просто всему нужно свое находить место правильное и распределять.
Е.АФАНАСЬЕВА: Но сейчас вы для себя как строите систему приоритетов? Иногда у мужчины главное работа, иногда семья, иногда деньги, иногда любовь, не буду все мужские ценности перечислять…
А.ЦЕКАЛО: Главным смыслом моей жизни является семья, а главным делом моей жизни является телевидение.
Е.АФАНАСЬЕВА: «Участвует ли Константин Львович Эрнст в формировании развлекательной стратегии канала? Много ли он помогает вам?»
А.ЦЕКАЛО: Константин Львович участвует не только в развлекательной стратегии телевидения Первого канала. Я не всегда понимаю, откуда у него хватает времени на то, чтобы поучаствовать вообще во всем, что происходит на канале, и делает он это метко, очень четко, и это не является надзором и контролем. Это является абсолютно правильным и точным креативом. Когда удается поговорить с Константином Львовичем, а это не всегда удается, но когда мы добираемся, разные руководители дирекции, до Константина Львовича и у нас есть возможность с ним пообщаться, то это общение всегда имеет результат. И это очень правильно.
Е.АФАНАСЬЕВА: «Будет ли «Минута славы» и кто будет ее следующим ведущим? Мария».
А.ЦЕКАЛО: Я не знаю. «Минута славы» — не по моей дирекции проходит. Это Константин Львович и Лариса Васильевна меня попросили поработать… кстати, она является сопродюсером проекта «Большая разница», да и Константин Львович там правил сценарий и давал свои указания, свои идеи подбрасывал. Это к вопросу о том, хватает ли времени и влияет ли Константин Львович. Не знаю, думаю, что будет, мне кажется. Хотя такого решения канал еще не принимал.
Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда последний вопрос, который все равно много раз задают – когда следующая «Большая разница»? потому что у нас осталось 15 секунд – только на ответ.
А.ЦЕКАЛО: Не могу сказать, не знаю.
Е.АФАНАСЬЕВА: Не доделали.
А.ЦЕКАЛО: Пишем, да.
Е.АФАНАСЬЕВА: Это Александр Цекало – директор дирекции спецпроектов Первого канала, заместитель главного директора, в программе «Телехранитель». Прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Елена Афанасьева. Всего доброго.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире