'Вопросы к интервью
10 декабря 2006
Z Телехранитель Все выпуски

Авторское телевидение и коммерческое время


Время выхода в эфир: 10 декабря 2006, 18:14

Е. АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер. В эфире «Телехранитель» — программа о сути телевидении и тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева, и как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах и программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. И поговорим мы с человеком, который наше телевидение много-много лет делает своими руками на всех его самых ключевых постах, точках, точках сборки – наверное, так лучше сказать. Анатолий Малки – президент телекомпании «Авторское телевидение», вице-президент Академии российского телевидения. Еще и вице-президент, или уже нет, Анатолий Григорьевич?

А. МАЛКИН – Пока да.

Е. АФАНАСЬЕВА – Потому что разговор наш мы собрались начать достаточно скандального заявления о выходе АТВ из состава учредителей Академии телевидения. Так?

А. МАЛКИН – Да, мы месяц назад подали заявление, сообщили о том, что мы больше не будем учредителями академии, и вышли из состава учредителей.

Е. АФАНАСЬЕВА – А в чем причина?

А. МАЛКИН – На наш взгляд, академия перестала соответствовать, в общем, никогда особенно не соответствовала самому слову «академия», но в первые годы это все-таки был такой клуб высоких профессионалов, которые в спорах, в бурных очень спорах все-таки могли договариваться о каком-то понимании телевизионного процесса. Сейчас это огромный большой коллектив, на 60 или больше процентов состоящий в основном из теленачальников, который управляется совершенно по законам клуба, которые, несмотря ни на какие попытки реформирования, голосуют только корпоративно, в котором невозможен совершенно разговор о творчестве по сути, то есть это всегда воспринимается просто… И на самом деле самое главное, это перестало работать даже как жюри, собственно как жюри, то есть мы не можем внести правки в номинации. Я лично вынужден соглашаться с тем, что программа «Времечко» 11 номинаций присутствует в информационно-развлекательном жанре и никогда не получает. Но вопрос даже не в этом, это само по себе награда, я считаю, но рядом в эту номинацию можно, оказывается, вставлять любые другие, которые к этому не имеют никакого отношения. И мы не можем даже на таком маленьком уровне управлять процессом. Это не удается. И, на мой взгляд, ошибка в том, что академия увеличилась, и была принята линия на увеличение академии. На мой взгляд, это огромная ошибка. Академия – это и есть академия. В ней должно быть немного людей. А профсоюз – есть профсоюз.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Анатолий Малкин – вице-президент Российской академии телевидения, о которой сейчас мне рассказывает в программе «Телехранитель», как плохо работает академия, им же и возглавляемая в том числе. Я напоминаю наши средства связи. 725-66-33 – это наш пейджер. Вы, пожалуйста, можете задавать свои вопросы Анатолию Малкину. Еще раз напоминаю, что кроме того, что он вице-президент Академии телевидения, это человек, который делает «Авторское телевидение», телекомпанию. Все программы: «Времечко» уже упомянутые и много других – это продукт его производства. А во второй части программы как обычно сможете задавать свои вопросы и высказывать точки зрения по телефону. Анатолий Григорьевич, ну так вы же сами себя тем самым критикуете. Вы вице-президент. Их не так много в академии. Познер – президент и еще несколько лиц.

А. МАЛКИН – Это абсолютно формальная история. Это больше говорит о тщеславии, чем о пользе делу.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я думаю, что сейчас найдется достаточно много ваших коллег по академии, которые скажут, ну вот, 11 лет не давали «Времечку» ТЭФИ…

А. МАЛКИН – Это самый простой способ.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну так найдутся же такие коллеги. Обиделся Малкин, что еще раз не дали.

А. МАЛКИН – Нет, мы в этом году получили. Мы каждый год получали эту бронзовую статуэтку. У нас их, по-моему, 10 или 11. Мы совершенно не обделены вниманием. У нас, несмотря ни на какие наши трудности, в разные годы мы практически каждый год получали по одной статуэтке. И считаем, что мы как профессионалы признаны сообществом. Я о другом. Академия совершенно не влияет на телевизионный процесс, на качество телевизионных программ, на разнообразие жанров, академия никаким образом не занимается развитием телевидения. Ведь то, что мы сейчас видим на телевизионной поляне, это абсолютно далеко ушло от того понимания телевидения, каким оно должно быть, кроме информации, которую мы имеем в приблизительном, но все-таки имеем, каком-то состоянии, мы же не имеем никакой коммуникации со зрителем, мы не имеем никакого интерактива. Практически нет прямого телевидения, практически исчезли все телевизионные жанры. Мы занимаемся абсолютно лицензионным продуктом и еще даем за  это премии ТЭФИ, за воплощение чужой сценарной идеи, и еще хвалимся тем, как мы здорово это воплотили, убивая собственное производство.

Е. АФАНАСЬЕВА – Давайте сейчас разделим этот разговор на две части: о несовершенстве телевидения (чуть-чуть в сторону) – сейчас о несовершенстве с вашей точки зрения, академии; о том, что лицензионный продукт и все прочее – чуть-чуть позже. То есть вы сейчас, если я вас правильно понимаю, спорите с другой сейчас преобладающей в академии точкой зрении, о которая обычно Владимир Владимирович Познер очень много говорит, что да, академия – это только место, где вручают премию ТЭФИ, а не ведут никаких разговоров, потому что иначе мы все переругаемся, и у телевизионного сообщества не будет даже последнего такого прибежища, где представители разных каналов, жестко между собой конкурирующих, могли бы все-таки собраться и как-то хотя бы вручить награды.

А. МАЛКИН – Вы знаете, вопрос-то: не разговариваем друг с другом, и нам не удается это сделать в серьезной, честной, и у нас нет такого клуба. У нас такой клуб был первые годы в этой академии. Ведь сейчас академия – это место борьбы каналов за количество статуэток. А в зависимости от количества статуэток канал с точки зрения рекламодателя и всего остального выглядит гораздо лучше.

Е. АФАНАСЬЕВА – Можно, я с вами не соглашусь, что статуэтки рекламодателю, в общем-то, по барабану, рекламодатель основывается на рейтингах и заставил наше телевидение жить на своих условиях: не на условиях производителя, то есть телевизионщиков, не на условиях потребителя, то есть зрителя, а на условиях рекламодателя, потому что вся система рейтингов заточена только под одно – узнать, сколько человек смотрит, соответственно, впарить им свою рекламу. Я не права?

А. МАЛКИН – Вы знаете, я ведь к этим рейтингам, ко всему, что нам навязывают, общепринятые измерители, отношусь очень скептически, потому что меряется очень странная часть аудитории, именно та часть аудитории, которая нужна тем, кто меряет. Мы совершенно не знаем, что думает мыслящая часть аудитории и вообще большая часть аудитории. Количество датчиков очень маленькое, даже для Москвы маленькое, оно нерепрезентативное (количество датчиков). Это очень условная история, которая на самом деле большим выгодна, маленьким совершенно невыгодна. Производителю невыгодна совершенно точно. Поэтому говорить даже о том, что здесь, выстроена какая-то система, которая… это выстроена система, которая удобна той структуре, которая управляет рекламными потоками. Вот и все. Она с точки зрения процесса, и с точки зрения зрителя, и с точки зрения качества телевизионного продукта никакого отношения не имеет к телевидению.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Анатолий Малкин – президент телекомпании «Авторское телевидение», который, как выясняется теперь, не верит не только Академии российского телевидения, но и не верит еще и рейтингам. Еще раз напомню, 725-66-33 – для ваших вопросов пейджер. Я сейчас возьму на себя несвойственную мне роль, я буду задавать те вопросы, которые, якобы, могут задать ваши оппоненты, которые сейчас еще не дозвонились в эфир или, слушая нас, произносят, они явно витают в воздухе. Что могут вам возразить. Вот есть прекрасная телекомпания «Авторское телевидение»., в свое время вызревшая из недр молодежной редакции, как еще несколько лидирующих у нас на рынке телекомпаний. Так или нет?

А. МАЛКИН – Да.

Е. АФАНАСЬЕВА – И бурный расцвет вашей телекомпании пришелся на конец 80-х – начало 90-х, на пресс-клуб, от которого мы все не могли оторваться, смотрели, и появиться там с сюжетом было просто мечта любого профессионала. Сама делала два сюжета для вас и помню, насколько это было для меня тогда трепетно и важно.

А. МАЛКИН – Ну, ну, ну.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да-да-да. И другие программы все были как-то в сгустке какого-то внимания общества. Все это было до тех пор, пока появились рейтинговые измерения регулярные у нас. Когда они появились, очень многие представления о телевидении в обществе резко поменялись, потому что кроме той оценки, которую профессионалы между собой говорили, да, старик, у тебя вчера была классная программа, слушатели обсуждали в газетах, когда телевидение обсуждалось, и писали, хорошо или плохо – появились вот эти пункты, доли и рейтинги, которые стали решать все. Я думаю, что найдутся ваши коллеги-конкуренты, которые скажут, ну конечно, Малкин, пока не мерили рейтинги, у него телевидение было хорошее, стали мерить, стало плохим, и оно ему не подходит.

А. МАЛКИН – У меня хорошие рейтинги и хорошие цифры и на канале ТВЦ, если будем говорить о нем, поскольку если соотнести наши рейтинги просто с уровнем канала, который является пятым или шестым, ну просто умножить на два или на три по аудитории, по всему остальному, мы находимся на уровне первых цифр и первого, и второго канала. И по тем программам, которые у нас…

Е. АФАНАСЬЕВА – Но так же не умножает никто.

А. МАЛКИН – Умножает.

Е. АФАНАСЬЕВА – А кто?

А. МАЛКИН – Фактически умножает.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот если канал, который виден в Москве точно так же, как первый, второй, НТВ, СТС, не смотрят, то кто же будет умножать, расскажите мне, что-то я вас не поняла.

А. МАЛКИН – Ну как, они смотрятся. Канал существует. ТВЦ существует. У меня на ТВЦ программы все находятся в топе. Но если взять одинаковый продукт, вот этот одинаковый продукт, и просто соотнести с таким же продуктом на канале, у которого больше аудитория, больше аудитория просто по зону охвата, по всему остальному, то этот продукт абсолютно находит одинаковую аудиторию.

Е. АФАНАСЬЕВА – Анатолий Григорьевич, еще раз. Вот если программа выходит в Москве, там нет зоны охвата, Москва вся охвачена что «Первым каналом», что «Россией», что ТВЦ, как же можно тогда умножать?

А. МАЛКИН – Но вы же понимаете, что у ТВЦ, второго канала, у первого разная аудитории.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да. Но это они сами себе зарабатывают аудиторию, выбирают.

А. МАЛКИН – И в то время, когда, предположим, идет на первом, втором канале концерт Задорнова, а параллельно с этим идет «Народ хочет знать», как вы думаете, какая доля должна быть у «Народа хочет знать»?

Е. АФАНАСЬЕВА – А это вы у этого народа и спросите.

А. МАЛКИН – Несмотря на то, что там 38, 35, здесь есть 10-11. Я считаю, что это абсолютно выигрышная история. Если говорить о том, что у меня нет рейтингов, поэтому я на них бросаюсь, это совершенно не так. Мы это изучаем, смотрим, мы пытаемся найти какие-то другие системы опросов. Это на нас все равно влияет, мы все равно вынуждены под это подстраиваться, хотя мне это ужасно не нравится. Но если взять программы, которые идут на втором канале, на всех: на «Культуре» и т.д. – они все находятся в очень хорошей зрительской зоне. Нет проблем с обидой на рейтинги, есть проблема с тем, что рейтинги и то, как это все сейчас устроено на телевидении, убивает телевизионный процесс, они вызывают на себя все, что…. вот это вся история коммерческого телевидения, она идет мимо понимания телевидения, моего понимания телевидения и желания зрителей тоже.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо, Анатолий Григорьевич, но время вот такое сложилось эта система рейтинговых измерений. Как очень многие говорят, да, мы не очень верим данным «Гэллапа», но это единственная валюта, которая есть на рынке, и мы вынуждены по ней рассчитываться. Что делать, если она вам так не нравится, и как телевидение перестроить на то гуманное, доброе, вечное, которое вам бы хотелось бы сделать, а вот не посчитаешь его иначе, как «Гэллапом».

А. МАЛКИН – Нет, приходится приспосабливаться под то, что сейчас есть на телевидении, хотя я так думаю, что на телевидении все является товаром, так или иначе. Как только зритель начинает уставать от юмора, входят документальные проекты, как только устают от документальных проектов, начинается возврат к прямоэфирному ток-шоу. И он развернется туда. Все равно и там будут рейтинги, и там будут зарабатывать деньги. Все равно все это будет зарабатываться. Я просто не понимаю, почему надо такое количество времени идти нашим вещателям, работать мимо телевидения, мимо того, что в принципе и так является нашим завоеванием. Почему нам надо таскать все это с Запада…

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы производитель, вы не понимаете. Сидит вещатель и говорит, ну хорошо, у меня тот формат который я взял на Западе, дает долю 20, а тот формат, который мне принес Малкин, дает долю 10, я естественно беру западное. Я условные цифры привожу и условного вещателя. Поэтому мы и воспитываем себе ту аудиторию, которая будет вот это воспринимать, а потом говорим, что наше оно не воспринимает, потому что оно любит это. Анатолий Григорьевич, будь вы вещатель… у вас есть канал…

А. МАЛКИН – Да я поэтому не вещатель.

Е. АФАНАСЬЕВА – У вас есть конкретный непосредственный и вы ставите такой замечательный собственный продукт, который соберет 10, а конкурент ошарашит тем же юмористическим концертом, у которого доля 35. Вы теряете деньги, вы теряете аудиторию, что вы будете делать?

А. МАЛКИН – Вы знаете, что является задачей телевидения в данном случае? Большие заработки или информированность и связь с аудиторией.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо, а за счет чего вы будете жить?

А. МАЛКИН – Я считаю, что в принципе, имея 15-20, 30 миллионов, а не 150 миллионов почитателей вот того, что я считаю телевидением, можно зарабатывать, можно жить, и можно создавать то телевидение, которое будет полезно, которое будет нужно, и которое все-таки будет неубыточным. А оно не будет богатым, на нем не разбогатеешь, на нем яхты не купишь и не построишь домов и всего остального. Я сейчас абсолютно ни про кого не разговариваю…

Е. АФАНАСЬЕВА – Пытаюсь вспомнить, у кого есть из теленачальников есть яхты.

А. МАЛКИН – Нет, я в данном случае говорю о том, что телевидение сейчас – это большой бизнес. Во всех смыслах большой бизнес. И везде есть: время такое и все остальное. Но везде, в любой стране, где есть телевидение как большой бизнес, существует канал или один или два, которые не являются бизнесом, а являются тем, что нужно обществу. Это первое. Второе. В каждом большом телевидении, особенно том, которым руководят телевизионщики бывшие, должны быть зоны такие, которые дают возможность развиваться телевизионным проектам и телевизионным проектам из России а  не из ФРГ и не откуда-то из другого места. Вот и все.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Анатолий Малкин, который явно зол на современное развитие телевидения. Он президент телекомпании АТВ, а о продуктах АТВ и современном телевидении поговорим после новостей.

НОВОСТИ

Е. АФАНАСЬЕВА – Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. В гостях у меня сегодня Анатолий Малкин – президент телекомпании «Авторское телевидение», пока еще вице-президент Академии российского телевидения. Из вице-президентов уходить не будете, Анатолий Григорьевич?

А. МАЛКИН – Шаги надо делать последовательно. Первый сделал, значит, следующий будет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как на пейджере есть вопросы, какие ваши программы можно видеть в эфире, потому что у нас людей работающих в кадре знают, а просто название президент телекомпании «Авторское телевидение» не всегда понятно. Мы уже называли «Времечко», «Народ хочет знать», что еще сейчас идет в эфире из вашего продукта?

А. МАЛКИН – На мой взгляд, «Народ хочет знать», по-моему, одна из лучших сейчас ток-шоу программ. На мой взгляд, с одной из лучших ведущих ток-шоу. «100 вопросов к взрослому»…

Е. АФАНАСЬЕВА – Любимой женой Анатолия Григорьевича?

А. МАЛКИН – Да.

Е. АФАНАСЬЕВА – Прошутинской.

А. МАЛКИН – Здесь абсолютно объективно, можете не подкалывать.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я не подкалываю, упаси бог.

А. МАЛКИН – Я считаю, что Кира Прошутинская…

Е. АФАНАСЬЕВА – Упаси бог, такой творческий союз, как у вас – позавидовать можно режиссер и ведущая.

А. МАЛКИН – Я считаю, что Кира Прошутинская – одна из немногих настоящих профессионалов на сегодняшнем телевидении именно в своем жанре. «100 вопросов взрослому», которому вы лично дали премию.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы лично с моими коллегами-телекритиками.

А. МАЛКИН – На мой взгляд, потрясающее продолжение «Акуна Мататы». У нас сейчас идут несколько новых проектов, связанных… мы достаточно много фильмов. Мы только что получили за документальный фильм «Русская жена самурая» Лавра. Буквально в пятницу.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это премия документального кино – Лавр.

А. МАЛКИН – Только что у нас прошла «Аномалия», о которой все разговаривают, замечательное документальное кино было «Бесамо мучо», «Нашала». Мы сделали за прошлый сезон, по-моему, 6 или 8 очень приличных документальных фильмов, выпустили очередной сериал «Таксистка», сейчас заканчиваем двухсерийник, у нас потрясающий режиссер есть. С Вертинской. Называется «Союз без секса». Мы сделали целый сериал «Другое золотое кольцо», мы взяли, отошли на 10 километров в сторону от туристической тропы и сняли те церкви, куда не приходят ни деньги, ни туристы и все остальное. Потрясающей красоты церкви с удивительными батюшками. Вот сейчас заканчиваем монтаж. Это будет 10 серий. Возможно, на «Культуре», может быть где-то еще. На самом деле, если вы вспомните, то никто особенно не заметил, но у нас прошла, на мой взгляд, из того, что мимо нас идет, лицензионная программа реалити-шоу. Мы сделали замечательный проект «Шанс», который вышел летом на ТНТ, в котором 20 человек молодых людей соревновались за 500 тысяч долларов, огромную сумму…

Е. АФАНАСЬЕВА – А почему летом? Летом ведь такое время, отстойник, телевидение, когда дают то, что нерейтинговое.

А. МАЛКИН – Я не буду сейчас говорить, потому что к Петренко я хорошо отношусь, но канал так поставил. На самом деле это были суббота, воскресенье, у них выбрано было время. Но тот, кто смотрел, я лично смотрел, это было сделано совершенно по-другому, именно как это умеет делать «Авторское телевидение». Это было замечательное документально-художественное произведение. Жалко, что его невозможно повторить. Но это, на мой взгляд, значительное произведение в жанре реалити-шоу.

Е. АФАНАСЬЕВА – А чем вы объясните тогда, что у лицензионных программ получаются большие рейтинги, и ТНТ тот же ставит эти программы в прайм, в сезон, а у придуманной программы…

А. МАЛКИН – Почему? «Дом-2» — это же русская придумка, которая основана на чем-то еще. На самом деле как раз реалити-шоу западные за редким исключением идут очень слабо. Идут другие развлекательные программы.

Е. АФАНАСЬЕВА – А стоит ли так агрессивно быть настроенным против лицензионных вещей, если они удачно адаптируются? Вот, например, «Звезды на льду», которые идут куплены…

А. МАЛКИН – Мне кажется, это очень хорошая вещь, поскольку Авербух, на мой взгляд, проявился как супергерой.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, где еще такого Авербуха возьмут?

А. МАЛКИН – Я когда вижу постановочные вот эти идеи, которые он воплотил с  этими людьми, которые не умели танцевать. Как программа – ну… хорошо. Нормальная программа развлекательная. Я не против этих всех программ, потому что они могут быть, а я против того, что, во-первых, они не являются продуктом, они не являются произведением – это воспроизведение чужой лицензии.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я могу поспорить, там нет лицензии в «Звездах на льду», там есть только идея.

А. МАЛКИН – Но это сценарные идеи все равно, которые рождены.

Е. АФАНАСЬЕВА – Идея только в том, что стоят пары профессионалов и непрофессионалов.

А. МАЛКИН – Вы сначала придумайте эту идею, а потом скажите, что у вас есть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Тут, по-моему, вы уже сами сказали, Авербух – основная идея этого шоу. И олимпийские чемпионы.

А. МАЛКИН – Я же сейчас не со «Звездами» борюсь, я борюсь вообще с тенденциями того, чтобы считать, что воспроизведение телевизионных лицензий и есть телевизионный продукт, который производит наше телевидение. Наше телевидение может гораздо больше самостоятельно, не изобретая велосипедов. И лицензионный продукт мешает развитию нашего телевидения.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но почему тогда наши теленачальники, которые телеменеджеры, в общем-то умеют и деньги считать, и настроение аудитории ловить…

А. МАЛКИН – Вы правильную фразу сказали, они умеют считать деньги. Они замечательные ребята.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо, а канал «Культура», которому не надо так считать деньги, почему он не экспериментирует?

А. МАЛКИН – А канал «Культура» занят тем, что сохраняет все то, что называется культурой и искусством – это такой охранительный канал, в котором все телевизионные старые и прошлый жанр, и все, что связано с культурой, должно быть сохранено.

Е. АФАНАСЬЕВА – 725-66-33 – это пейджер. И наши телефоны 783-90-25 – для москвичей и 783-90-26 – для жителей других регионов. Вы можете звонить, задавать свои вопросы Анатолию Григорьевичу Малкину, президенту компании АТВ, вице-президенту Академии телевидения. Вот вопрос от Ольги есть из Москвы: «Скажите, ваши внуки смотрят телевидение? Какой канал?»

А. МАЛКИН – Кто? Мои?

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, вам вопрос. У меня внуков нет пока.

А. МАЛКИН – Да они смотрят пока только мультфильмы те, кто в несознательном возрасте находится. А в сознательном – ну… я, честно говоря, не спрашивал, что они смотрят.

Е. АФАНАСЬЕВА – А что же так?

А. МАЛКИН – Иногда смотрят то, что мы делаем, иногда смотрят, что-то другое. Здесь заставить невозможно. Здесь можно только увлечь, сделать такое… но знаю, что «100 вопросов взрослому» смотрят. Вот это я  знаю, что смотрят. И я понимаю, что мы попали в аудиторию. А все остальное… думаю, по-разному.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25. Звонок примем. Добрый вечер. Сорвался звоночек. Попробуем 26. Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Дмитрий меня зовут. Петербург. Вот сейчас шел разговор о ребятах, которые у вас на телевидении любят деньги. То есть по-другому их можно назвать снабженцы телевидения.

Е. АФАНАСЬЕВА – Подождите, что-то я про снабженцев разговора у нас сейчас не помню.

А. МАЛКИН – Да, у нас такого не было.

СЛУШАТЕЛЬ – Но вот вы сейчас говорили про тех, кто формирует программу, состав телевидения.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы говорили о менеджерах…

А. МАЛКИН – Да-да.

Е. АФАНАСЬЕВА – Так, а без денег попробуйте сделать телепрограмму.

СЛУШАТЕЛЬ – Когда я хочу, чтобы мой продукт какая-то фирма приобрела, я подхожу лично к такому менеджеру и говорю, у меня к тебе личное предложение, чтобы лично тебя заинтересовать. Возможно, там личный интерес просто?

А. МАЛКИН – Вопрос вот в этом, да?

Е. АФАНАСЬЕВА – Так вы что, хотите спросить, заинтересовывает ли производитель Малкин теленачальников?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, негласно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот, Анатолий Григорьевич, а ну-ка рассказывайте, как вы с теленачальниками работаете? Как вы их заинтересовываете?

А. МАЛКИН – К счастью, нам удается делать такой продукт, который сам по себе интересен. И наши программы покупают и платят за них деньги. И мы на эти деньги живем. Поэтому я думаю, что вот этот способ, о котором вы разговариваете, это не совсем… телевидение – это не базар, не рынок, здесь речь когда идет о том, что коммерческое телевидение которое является фабрикой по производству коммерческого продукта и зарабатывает достаточное количество денег, это дело не в том, что можно что-то принести, кому-то что-то сказать, вот давай поставить. Потому что явно, в этом месте будет провал. Это совершенно невозможно ничего такого, что не может привлечь зрителя поставить в эфирную сетку. Это очень сложный процесс. И здесь никакие простые решение невозможны.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25. Добрый вечер. Алло. Московская линия у нас что-то сегодня срывается. Будем с регионами говорить. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Это Александр. Киев. Я хотел бы принять участие в программе. А, уже…

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы в эфире, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ – Два вопроса. Как вы срабатываетесь, не мешают ли вам генеральный менеджер сейчас телеканала ТВЦ Влад Ряшин, который пришел с канала «Интер». И второе. Может, вам пристроить свои программы где-нибудь на украинских каналах? С Киева вещать на Российскую Федерацию. Многие каналы вещают в спутнике. «НТВ+».

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо за вопрос.

А. МАЛКИН – Влад Ряшин не мешает. Он работает на ТВЦ одним из сопродюсеров, занимается кино. Так что у нас нормальный контакт. А то, что касается Киева, мы часть программ продаем сейчас. Вы их увидите. Вещать с Украины на Москву – это вроде как «Би-би-си» или «Радио Свободы» из Вены. Нет, я до этого не додумался.

Е. АФАНАСЬЕВА – Из Праги.

А. МАЛКИН – Да, из Праги теперь. Я до этого не додумался. И на самом деле, не вижу никакого основания. Это и так все программы. Вы назвали, что я злюсь, я совершенно не злюсь.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я сказала, не злюсь, а зол.

А. МАЛКИН – У меня в этом году и в прошлом году нет проблем, у меня рук не хватает, чтобы сделать все то, что каналы хотели бы у меня приобрести. Я разговариваю совершенно о другом – о том, что наше телевидение все дальше и дальше уходит, в нем нет совершенно поля для экспериментов, в нем совершенно не развиваются собственные продукты, мы очень много повторяем из прошлого и никаким образом это не развиваем. Мы очень много идем мимо того, что является собственно телевидением. И во многом этому мешает лицензионный продукт. Но не во всем. Я думаю, что если бы был какой-то канал, поляна общественного телевидения или какое-то не общественное, не знаю, какое – где все могли бы, в котором мы могли бы принимать участие и экспериментировать на телевизионном поле, это было бы полезно. Но этому мешает телевидение как… это же не театр, это большая фабрика, которая должна производить продукт, должна на этом зарабатывать. Это очень большой процесс, поэтому здесь есть некое противоречие, которое преодолеть пока… я пока не знаю, как это можно преодолеть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Анатолий Григорьевич, а вы себе не противоречите? С одной стороны, вы говорите, что у вас не хватает рук сделать все, что хотят купить у вас каналы, с другой стороны, вы сетуете на то, что телевидение не развивается. А почему ваша команда не делает продукт, который развивает телевидение?

А. МАЛКИН – Потому что я вынужден делать часто не то и не совсем то, и не совсем так, что хотелось бы делать. Потому что есть вещи, которые…

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть вы делаете не творчество а ремесло по заказу каналов?

А. МАЛКИН – Иногда ты делаешь то, что нужно каналу. Иногда и в этом Во всем мы, как авторское телевидение, пытаемся это делать максимально приближенно к тому, как мы понимаем, что надо делать телевидение. Но это не всегда ведь то, чего хочется. У меня был проект замечательный «Уроки русского». Потрясающий просветительский проект, который просто я не могу воспроизводить дальше, потому что его никто не ставит. У меня есть несколько просветительских или близких к этому проектов, которые необходимы сейчас. Я хочу делать серьезное телевидение. Я считаю, что нам сейчас чрезвычайно нужна серьезная аналитическая программа ежедневного эфира, в которой мы бы разбирали главные события дня.

Е. АФАНАСЬЕВА – И не нашлось ни одного канала?

А. МАЛКИН – Ни одного канала. А вы знаете такой канал, который это может заинтересовать в наше время? Вы же понимаете, что здесь еще есть некоторые составляющие. Я считаю, что у нас неправильно выстроено ночное вещание. Первая ласточка того, что я понимаю правильно, это у нас на «Первом канале» Берман и Жандарев – вот это…

Е. АФАНАСЬЕВА – Закончилась программа.

А. МАЛКИН – К сожалению. Но это вот то, что нужно делать.

Е. АФАНАСЬЕВА – До лета отложена.

А. МАЛКИН – Понимаете, мы все время бежим от серьеза в несерьез, мы все время купаемся в каком-то развлечении, мы постоянно пытаемся…

Е. АФАНАСЬЕВА – Так это же, наверное, опять разговор о том, что раньше курица…

А. МАЛКИН – Мы пытаемся все время говорить о том, что зрители этого не смотрят, но это неправильно. Зритель как раз это хочет смотреть.

Е. АФАНАСЬЕВА – А почему же рейтинги маленькие?

А. МАЛКИН – Какие маленькие? А что такое маленький рейтинг? И какой он должен быть, чтобы всех удовлетворить? 22 – мало, должно быть 25. 25 – должно быть 40. Что от этого зависит?

Е. АФАНАСЬЕВА – Стоит, наверное, рейтинг 7 или 8, а у конкурентов в этот момент 25, и тогда конечно…

А. МАЛКИН – И что? Но ты же выигрываешь здесь гораздо больше с точки зрения профессии. Ну, пускай зона, которой ты проигрываешь деньги, но выигрываешь…

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо. Опять-таки я работаю в данном случае вашим оппонентом, не свою точку зрения высказываю, а ту, которая может быть в ответ на ваши вопросы.

А. МАЛКИН – Она такая и есть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот я сейчас поставлю здесь программу, совершенно замечательную, развивающую зрителя, все чудесно, у меня будет доля 5, у моего конкурента будет 8, не 8, а 28, это будет длиться, длиться, длиться, и у меня не останется денег покупать у вас программу.

А. МАЛКИН – Это не так.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как не так? А за счет чего я жить буду как вещатель?

А. МАЛКИН – В этом плане программы не такие дорогие, и никто не собирается наживаться на этом самом. Просто еще раз говорю, у меня был один такой мой ученик, он давно уже не ученик, который говорил, вот я сейчас вот это сделаю, вот это сделаю, и вот такое то, что мне не нравится, заработаю денег, и потом на этом я сниму что-то такое, что потрясет всех, это будет настоящее искусство. Как вы понимаете, он этим не занимается, потому что, если ты чем-то занимаешься, то ты все дальше и дальше уходишь от того, что собственно является телевидением. Мы должны на каждом из каналов, мы должны просто все вместе понять и на каждом из каналов сделать зоны, в которых будут экспериментировать художники.

Е. АФАНАСЬЕВА – А вот это уже обсуждайте в Академии российского телевидения, вице-президентом которой вы являетесь.

А. МАЛКИН – К сожалению, чем мы не занимаемся.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25. Добрый вечер. Алло. Московская линия сегодня никак не хочет включаться. Еще раз попробуем немосковскую. Добрый вечер. Алло. Тоже не хочет. Еще раз пробуем Москву. 783-90-25. Добрый вечер. Алло. Что-то сегодня неполадки. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Александр из Италии.

А. МАЛКИН – Откуда?!

Е. АФАНАСЬЕВА – Алло. Что-то у нас сегодня. Алло! Что-то как-то телефоны не хотят работать, как следует. Попробуем последний раз, если нет, то будем разговаривать сами. 783-90-25. Добрый вечер. Нет. Какая-то незадача. Попробуем в самом конце. Тут есть несколько вопросов на пейджер. Говорят: «Спасибо за «Народ хочет знать», за отважную Прошутинскую, только в ее программе можно увидеть на телеэкране Латынину, Радзиховского, Машу Гайдар и других прекрасных людей», — пишет Людмила Георгиевна. Ольга спрашивает: « Скажите, пожалуйста, возможно рейтинги маленькие, потому что думающих людей гораздо меньше, чем людей, стремящихся только к развлечениям?»

А. МАЛКИН – Естественно. Я так думаю, что аудитория думающих людей составляет 3-5 ,% и в нашей стране она больше, кстати, чем на Западе. Как ни странно, канал «Арте» имеет 2,5 рейтинг, а у нас канал «Культура» имеет 4.

Е. АФАНАСЬЕВА – Так может быть, для этих людей и существует такая резервация, как канал «Культура», несколько кабельных каналов.

А. МАЛКИН – Канал «Культура» для них не резервация, понимаете.

Е. АФАНАСЬЕВА – Или спутниковых.

А. МАЛКИН – Для них это одна из резерваций, где они получают какое-то отдохновение или какую-то возможность встретиться с чем-то из мира искусства. Но кроме этого эти люди же ведь нормальной полноценной жизни хотят.

Е. АФАНАСЬЕВА – Тогда объясните, почему телевидение должно удовлетворять потребностям 5 %, а не 95?

А. МАЛКИН – Потому что если телевидение будет находиться на уровне 95, оно никогда не поднимет хоть какую-то часть до уровня этих 5. Тогда оно и будет там прозябать, и оно и будет именно таким телевидением.

Е. АФАНАСЬЕВА – Опять играю роль вашего оппонента. Если телевидение будет все время удовлетворять потребностям 5, а 95 забудет. Довожу до абсурда этот вопрос.

А. МАЛКИН – Доводите.

Е. АФАНАСЬЕВА – То за счет чего оно будет жить? 5 % не смогут оплачивать всю эту сложную систему.

А. МАЛКИН – Да, поэтому это конфликт между коммерческим и некоммерческим – это очень серьезно. Деньги гораздо больше убивают профессию, как ни странно, чем коммунисты во время Советского Союза. У нас было замечательное телевидение во многом.

Е. АФАНАСЬЕВА – Канал «Ностальгия» иной раз включишь и посмотришь.

А. МАЛКИН – Нет, причем здесь канал «Ностальгия».

Е. АФАНАСЬЕВА – Показывают старые программы. Есть очень хорошие.

А. МАЛКИН – Вы посмотрите наш канал «Ретро», который по «Космосу» идет. Потрясающие есть программы, замечательное телевидение, которое было. Мы должны найти какую-то между Сциллой и Харибдой, мы должны пройти и найти какую-то сейчас возможность вернуть на телевидение мыслящего зрителя, который ушел и сидит в Интернете, который ничего не смотрит, потому что без этого зрителя телевидение загнется.

Е. АФАНАСЬЕВА – Анатолий Григорьевич, как?

А. МАЛКИН – Я не знаю, надо выдать…

Е. АФАНАСЬЕВА – Это такая замечательная мечта – вернуть зрителя, который по сравнению с советскими временами, когда хочешь не хочешь, а первый канал, второй и учебный был (четвертый) смотришь, потому что других развлечений нет, других источников информации нет, в газетах будет то же самое, только утром. И некуда пойти. Сейчас новости из Интернета доступны моментально…

А. МАЛКИН – Дайте правду и зритель будет сразу здесь сидеть. Дайте истину, и зритель будет сидеть. Интернет и телевидение это несколько две разных вещи.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть вы хотите сказать, что телевидение дает неправду?

А. МАЛКИН – Я хочу сказать, что телевидение сейчас существует только для развлечения зрителя.

Е. АФАНАСЬЕВА – Так это телевидение виновато, или время виновато?

А. МАЛКИН – Нет, и время тоже.

Е. АФАНАСЬЕВА – Все-таки согласитесь, что жизнь сегодняшняя не похожа на жизнь конца 80-х – начала 90-х, когда общество было политизировано и хотело говорить о смыслах.

А. МАЛКИН – Возьмите нашу программу «Народ хочет знать», можно же ее делать совершенно по-другому. И не нарываться на это все. И мы будем в это время жить. Мы же понимаем, какое оно время. Я не себя хвалю, здесь можно совершать поступки, а можно говорить, что время такое, мы их не будем совершать, давайте развлекаться. Поэтому вопрос развлечения. И что такое вопрос развлечения? Что мы развлекаем сердце, мозг или некоторые другие органы. Понимаете. И сколько надо этих органов развлекать? У нас есть аудитория, которая хочет развлекать только другие органы, и для них должно быть телевидение, но должное быть телевидение для тех, кто строит эту жизнь, которые делает вот это все, что находится… а эта аудитория ушла..

Е. АФАНАСЬЕВА – Но сейчас вы же говорите, У вас есть «Ретро» канал на спутнике, можно же делать и их.

А. МАЛКИН – Я же не говорю о пенсионной аудитории.

Е. АФАНАСЬЕВА – Две реплики с пейджера. Они упали на пейджер одна за одной, и показывают полярность оценок нашего с вами разговора. Нина пишет: «Малкин абсолютно прав, надо чтобы телевидение хоть немножко поднимало зрителя, а не шло следом за его низкими вкусами». А Ольга пишет: «Леночка, ваш гость случайно не с Луны, где он жил последние шесть лет?» Где вы жили последние шесть лет?

А. МАЛКИН – Я жил в этой стране и работал на этом телевидении. И очень того, что…

Е. АФАНАСЬЕВА – И за многое отвечает.

А. МАЛКИН – И за многое отвечаю, и очень много делал того, чтобы это телевидение все-таки оставалось телевидением, а не рекламной будкой. И я считаю, что мы очень много сделали, мы разбросаны по всем эфирам. На каждом своем участке мы отвечаем за то, что мы делаем. И мы не делаем плохих вещей. Но мне кажется, что нам, как и многим тем,. кто рядом с нами хочет именно так работать и работать, надо помогать. Нас должно быть больше.

Е. АФАНАСЬЕВА – А помогать как? Должно быть, как раньше, партия – направляющая и определяющая роль?

А. МАЛКИН – Надо всем телевизионщикам… не зря мы начали с академии и будем заканчивать академией. Надо всем телевизионщикам корпоративно понять, что если мы не поймем, что мы должны вернуть телевидение на телевидение, мы его погубим, от него отвернется аудитория.

Е. АФАНАСЬЕВА – Так это же вам надо сесть, договориться вам, руководителям академии сначала, потом 120 академикам.

А. МАЛКИН – Я не думаю. Всем тем, кто, собственно, принимает решения, надо понять, что пора делать. Пора собираться и пора этим заниматься и пора это делать.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот эфир, пожалуйста, обращайтесь к коллегам и говорите, дорогие (перечисляем по именам), давайте сядем, поговорим.

А. МАЛКИН – Ну зачем же? Я с ними и так встречаюсь и это говорю.

Е. АФАНАСЬЕВА – Так а почему вы договориться не можете?

А. МАЛКИН – Не можем.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ведь вас не так много, кому надо договориться.

А. МАЛКИН – Существуют расходящиеся интересы.

Е. АФАНАСЬЕВА – У кого?

А. МАЛКИН – Производителя и вещателя, денег и развлечения, денег и серьезных проблем и т.д., и т.д. Масса существует вещей, которые расходятся, и которые не дают возможности соединиться. Возможно, все-таки необходим кроме «Культуры», еще некоторый канал, на котором все-таки будет аккумулироваться желание социума, и который будет отвечать тому, что хочет социум, в котором будут развлечения на уровне того, что называется словом и изображением. Вот то, что будет серьезно. Может быть, этого будет достаточно. Я не знаю, но такого канала пока нет. И может быть, мы все тоскуем по такому каналу.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но цифровизация грядущая, о которой так много говорят, начиная с правительства, она вам поможет?

А. МАЛКИН – Наверное, она поможет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Тогда не надо идти в очередь за лицензией, которую вам несколько раз не давали, ведь вы участвовали в конкурсах. А бери, делай канал. Кто хочет, купит подписку, будет смотреть.

А. МАЛКИН – Оно так наверное и будет. Просто жалко, что мы так и не смогли за это время сделать такой канал сами без всякой цифры. А эти возможности есть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Почему? Не дали лицензию, не дали возможность? Почему?

А. МАЛКИН – Нет, я сейчас не о себе говорю. То, что нам не дали, как и ВИДу не дали, и то, что Ирэна сейчас без канала, это ведь тенденция, никому это не нужно. Это не необходимо ни власти, ни обществу. Если общество обходится без этого, значит, слава богу, мы живем в таком обществе.

Е. АФАНАСЬЕВА – Анатолий Григорьевич, мы приходим к парадоксальному в конце передачи выводу: если это не нужно обществу такое телевидение, то зачем же оно должно существовать? Вы сказали, что оно не нужно власти, не нужно обществу. Зачем нужно телевидение, которое не нужно обществу?

А. МАЛКИН – Ответа нет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Давайте попробуем. Все-таки, может, прорвется последний звонок. Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Это из Москвы Наталья Михайловна. Я очень благодарна Малкину за его программы. Замечательные просто. С удовольствием смотрим. Но вот немножечко сейчас хочу сказать про пенсионеров.

Е. АФАНАСЬЕВА – Только у нас полминуты, Если можно очень кратко.

СЛУШАТЕЛЬ – Я работающий пенсионер. Вопрос уже не к программам, которые создает авторское… замечательная программа «Наш сад». Теперь программа «На даче».

Е. АФАНАСЬЕВА – Разве вы делаете «На даче»? Нет.

СЛУШАТЕЛЬ – Что это? ТВЦ.

Е. АФАНАСЬЕВА – Давайте задавать вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – Но он же хотел…

Е. АФАНАСЬЕВА – Нет, Анатолий Григорьевич не отвечает за вещателя канала ТВЦ.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хочу сказать, насколько хорошая была передача, нужная пенсионерам…

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо, позовем Пономарева (извините), зададим вопрос.

А. МАЛКИН – Я не отвечаю за сетку вещания. Если бы у меня была возможность за нее ответить, я бы за нее ответил. Я считаю, что очень хорошая программа, и надо ее делать, эту программу «Наш сад».

Е. АФАНАСЬЕВА – Ростислав из Уфы пишет: «Малкин молодец! Передайте, пожалуйста, другой связи нет». Передаю. Малкин, молодец.

А. МАЛКИН – Спасибо.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Анатолий Григорьевич Малкин – один из последних борцов за авторское телевидение в это коммерческое время. В программе «Телехранитель». Я, Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Всего дорого!

А. МАЛКИН – До свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире