'Вопросы к интервью
Е. АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер. В эфире «Телехранитель» — программа о сути телевидения, и тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. И как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах и программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Тенденция последнего времени – ведущими популярных программ на российском телевидении становятся спортсмены, бизнесмены, олигархи. Почему люди, состоявшиеся, абсолютно устроенные и реализованные в других профессиях, вдруг приходят в телеэфир, об этом мы будем говорить сегодня с Марией Киселевой, олимпийской чемпионкой и известной телеведущей. Добрый день, Маша.

М. КИСЕЛЕВА – Добрый день.

Е. АФАНАСЬЕВА – С Оксаной Робски, писательницей и  бизнесвумен, как ее обычно представляют. Правильно, Оксана, или как-то иначе представить?

О. РОБСКИ – И так тоже.

Е. АФАНАСЬЕВА – Лариса Зельковой – руководителем департамента пиара (да, правильно называется, или как?) компании «Интеррос»; и на телевидении в этом году ее вы видели как ассистентку Владимира Потанина в телепроекте «Кандидат» на канале ТНТ. Добрый день, Лариса.

Л. ЗЕЛЬКОВА – Добрый день.

Е. АФАНАСЬЕВА – Почему обычно приходят на телевидение люди? Причин много. Наверное, самореализация – далеко не всегда стоит на первом месте. Очень часто приходят за славой. За деньгами, наверное, это не тот случай, когда за славой приходят олимпийские чемпионы. Маша, как вы оказались в телеэфире не в роли спортивного комментатора, как обычно некоторые спортсмены переходили не на тренерскую должность говорить о голах, очках секундах, как вы оказались в роли телеведущей?

М. КИСЕЛЕВА – Я как раз пришла на телевидение как спортивный комментатор, ведущий спортивных новостей.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы начинали на НТВ.

М. КИСЕЛЕВА – Я начинала на «НТВ+», потом на НТВ, и потом уже «Первый канал».

Е. АФАНАСЬЕВА – Что заставило вас вдруг резко оставить спортивную тему и пойти реализовываться в телевизионном шоу в таком ярком образе необычном, который восприняли достаточно сложно многие зрители, потому что такая строгая ведущая программы «Слабое звено» была нетипичным образом для ведущей того времени?

М. КИСЕЛЕВА – Да, это было нетипично, это, пожалуй, очень выделялось на фоне того, что было. Этим, наверное, было интересно. Но на самом деле я от спорта не уходила, и спорт оставался всегда параллельно. Просто для меня это было таким же неожиданным предложением. Мне просто позвонили и сказали, что вот, будет кастинг на программу, мы бы хотели вас попробовать, как вы на это смотрите. Продюсер просто увидел меня в  новостях спорта, сказал, надо ее попробовать.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть телевидение выбрало вас на эту роль, а не вы выбрали такую роль на телевидении?

М. КИСЕЛЕВА – Да, предложение поступило мне. Я от него не отказалась,

Е. АФАНАСЬЕВА – Оксана, скажите, пожалуйста, я уже сказала о том, что очень многие люди идут на телевидение за славой и за деньгами. Это, вероятно, был не ваш случай. Вы женщина состоятельная, и свою славу успели получить уже как писатель модный и популярный последнее время, а уже после пришли вести одну из программ на канале НТВ. Для чего вам было нужно телевидение?

О. РОБСКИ – Я, наверное, тот самый случай, когда речь идет о том, что есть люди, которым нужно постоянно самореализовываться. Телевидение, журналистика, книги, бизнес – мне просто интересно все новое. Это был для меня такой эксперимент. Я с удовольствием на него согласилась, когда мне предложили. Я не с огромным удовольствием его осуществляла и поддерживала какое-то время. Я поняла, что телевидение… я не телевизионный человек. Это, наверное, какая-то особая такая порода людей, другая.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ваш проект был гораздо менее удачен, мягко скажем, чем то шоу, которое вела маша.

О. РОБСКИ – Во-первых, это не мой проект.

Е. АФАНАСЬЕВА – В котором вы были одной из трех ведущих. Вы вели его вместе с Юлией Бордовских и Игорем Верником. Это был такой гламурный журнал в дневное время на НТВ, да?

О. РОБСКИ – Вы знаете, мне кажется, что на самом деле концепция этой передачи так до конца не была никем продумана, поэтому кто-то может это называть гламурным журналом, кто это может называть еще чем-то: пособием или еще чем-то, еще чем-то – но мне кажется, проблема этой программы, почему она, собственно, была закрыта, потому что никто толком для себя не определил, что же это будет за передача. Я думаю, что даже у нас, у трех ведущих, было совершенно разное видение этой передачи.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но вас телевидение пригласило, или вы искали способы реализации в телевидении.

О. РОБСКИ – Ну, нет, меня пригласил продюсер.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как модное лицо?

О. РОБСКИ – Да, как модное. Как он вообще сказал, что когда передача уже была закрыта, что, наверное, это была ошибка. Я думал, что я позвал трех таких интересных людей, и за счет того, что они такие интересные люди, делать уже ничего не надо, и на самом деле программа состоится. Но как выяснилось, делать всегда все надо.

Е. АФАНАСЬЕВА – Оказывается, на телевидении много чего делать надо. И я извиняюсь перед слушателями, я не напомнила наши средства связи. 725-66-33 – вы можете задавать вопросы нашим прекрасным гостьям: Марии Киселевой, Оксане Робски, Ларисе Зельковой. Во второй части программы, как обычно, вы сможете это сделать и по телефону. Лариса, уж явно не случай Владимира Потанина – вашего непосредственного начальника – это слава и деньги от телевидения, правда? Появление предпринимателя, бизнесмена его уровня в качестве ведущего шоу было настоящим шоком этого сезона. Уж никто не ждал, что человек уровня Потанина согласится. Это не совсем конечно шоумен (ведущий программы «Кандидат»), но все-таки это телевизионное шоу, и он его центральный персонаж. Почему Владимир Олегович, думаю, с вами это обсуждал, так как вы его непосредственный советник по пиару и всем прочим делам, связанным с прессой, почему он согласился на это?

Л. ЗЕЛЬКОВА – Честно говоря, для меня его согласие не было неожиданностью, потому что Потанин относится к категории людей, которым не все равно, как люди вокруг воспринимают то, чем он занят, воспринимают дело, которому он посвящает все свое время. И это дело для него безусловно – профессия предприниматель. И с этой точки зрения, программа «Кандидат» – шоу на нашем телевидении необычное. Поэтому что это реалити, которое пытается не заглянуть в замочную скважину, в спальню героев или в еще какую-то более такую личную часть жизни, а скорее показать ту часть жизни, которую большинство зрителей плохо себе представляет; показать, из чего устроен бизнес, как люди, которые занимаются бизнесом, это делают, какие решения они принимают, какие трудности выпадают на их долю. И если хотите, то это такая школа бизнеса. Да, конечно, она телевизионная. Конечно, она имеет свои особенности формата, безусловно. Но и я, и мои коллеги, которые работали в этом проекте, сам Потанин, мы считали, что аудитории нужно рассказать о бизнесе тем языком, который будет ей понятен и доступен. И этот язык – это язык реалити-шоу сегодня, безусловно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы с вами накануне сейчас программы в редакционной комнате уже обсуждали, что человек публичный, его образ публичный, и то, каким этот человек бывает в реальной жизни – это часто очень непохожие на себя два образа. Потанин в телевизионном воплощении. Потанин – ваш непосредственный руководитель – это похожие люди, или это все-таки очень большая разница?

Л. ЗЕЛЬКОВА – Я бы сказала, что Владимир Олегович почти совсем не отличается от себя в жизни на экране, потому что в программе ему, в общем-то, приходится делать то, что он обычно делает, а именно: анализировать с нашими участниками те проекты, которые им предстояло выполнять в качестве заданий. И именно поэтому для него эта роль довольно естественна. И как мне кажется, успешна.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мои коллеги-телекритики уже отмечали, вот Арина Бородина в последнем «Коммерсанте» в своей колонке даже написала, что короткие подведения итогов вызывают огромный интерес, потому что в коротких фразах видно, как работают мысли человека такого уровня, который умеет управлять целой финансово-производственной империей. Это очень интересно. Маша, но вы, в отличие от Потанина, предстали в «Слабом звене» не в образе Маши Киселевой, а в образе таком, совершенно, наверное, не совсем на вас похожем. В тот момент, когда вы появились, такие были даже намеки, сравнивали даже некоторые люди, описывающие телевидение, чуть ли не с гестаповской Барбарой: такая строгая жесткая.

М. КИСЕЛЕВА – У каждого было свое видение. В общем, такой строгий судья, да.

Е. АФАНАСЬЕВА – В вас этот образ существовал до этого, вас под него подгоняли или как?

М. КИСЕЛЕВА – Это лицензионная программа английская версия, поэтому конечно существовали какие-то каноны, против которых мы не могли пойти. Это естественно. В частности, это должна быть обязательно одежда только черного цвета. Обязательно. И строгость ведения программы. Но в любом случае в каждой стране, где эта программа идет, она разная. Потому что, несмотря на общие правила – разные продюсеры, разные режиссеры, разные ведущие, разные стилисты. И складывается этот образ от всех этих людей.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы появляетесь и в других программах уже как Маша Киселева. Недавно вы участвовали в «Звездах на льду», по-моему, еще в каких-то недавно, «Большие гонки» или что-то… могла упустить, где-то видела. Помню, во многих программах вас видела уже как звезду, участницу проекта. Там вы себя узнаете больше, чем в образе «Слабого звена», или нет?

М. КИСЕЛЕВА – Ну, в общем-то, я везде себя могу узнать, поскольку это я. Я же знаю, как я себя веду, и как я выгляжу. Там просто я такая, какая я обычно. Ничего не меняется. Если, по крайней мере, «Большие гонки» брать или какие-то другие проекты. В «Звездах на льду» тоже каждая программа – это каждый раз разный образ как в синхронном плавании. Естественно, от образа зависит твой облик, как ты выглядишь.

Е. АФАНАСЬЕВА – Оксана, а вы для себя какой-то образ придумывали, когда собирались вести телепрограмму, как-то его меняли или просто вышли в кадр такой, какая вы есть, Оксана Робски – и все тут?

О. РОБСКИ – Я не думаю, что такая, какая я была в этой передаче – это и есть такая, которая Оксана Робски на самом деле. Наверное, нет. Я думаю, она слишком для меня та Оксана, наверное, причесана, слишком слушает, что ей говорят…

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо или плохо причесана?

О. РОБСКИ – Просто слишком причесана. Слишком слушает в ухо, что ей нужно говорить, потому что обычная Оксана говорит то, что хочет говорить, а не то, что было прописано докторами.

Е. АФАНАСЬЕВА – А вам приходилось говорить по сценарию, который писали не вы?

О. РОБСКИ – Нет, я не имею абсолютно никакого отношения ни к концепции, я абсолютно была такой ведущей, которая озвучивает…

Е. АФАНАСЬЕВА – Диктор.

О. РОБСКИ – Диктор, да, наверное. И мне постоянно кричали в ухо, все, все заканчивай, переходим к следующему вопросу. Поэтому это была абсолютно не я. И поэтому я себя не чувствовала естественно, и я не чувствовала себя такой органичной в этой программе, не знаю, может быть, вообще и во всех программах или это должна была быть какая-то авторская передача. Я не знаю, мне сейчас трудно сказать, потому что не такой большой опыт, на самом деле. Но одно могу сказать точно, это не совсем та Оксана, как я это вижу со стороны.

Е. АФАНАСЬЕВА – Лариса, вы, в общем-то, предстали в своей обычной роли – ассистент, помощник непосредственного Потанина. Вы в этой программе себя узнаете сейчас в эфире, это вы, или это кто-то другой?

Л. ЗЕЛЬКОВА – Единственное, о чем я просила людей, которые работали с нами в этом проекте – это оставить нам возможность жить с нашими лицами. Потому что мы точно совершенно – люди нетелевизионные. И было бы неправильно и некомфортно оказаться на экране в образах, чуждых каждому из нас. Поэтому мы там, какие возможно показать, какие мы есть, и, наверное, это правильно, потому что мы не пытались играть чужие роли. Реалити на то и реалити, чтобы показать, а как это бывает почти в жизни.

Е. АФАНАСЬЕВА – Здесь пришла реплика на пейджер от Игоря из Красноярска, он пишет, что чемпионка по биатлону Ольга Пылева сейчас ведет новости ГТРК местные красноярские, замечательно ведет. Вот еще один опыт перехода звезды спорта на телеэкран.

М. КИСЕЛЕВА – Популярно становится в последнее время.

Е. АФАНАСЬЕВА – Тем более новости, а не просто спортивный комментатор. И самый яркий пример последнего времени – та же программа «Звезды на льду», в которой непрофессионалы стали фигуристами, а фигуристы-профессионалы стали непрофессиональными телеведущими. Как вы оцениваете опыт ваших коллег-фигуристов Евгения Плющенко и Ирины Слуцкой. Маша?

М. КИСЕЛЕВА – Я думаю, что они большие молодцы. И если сравнивать первый эфир, когда они только стартовали и эфиры сегодня, они очень здорово выросли.

Е. АФАНАСЬЕВА – Так же, как фигуристы выросли.

М. КИСЕЛЕВА – Естественно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Стали лучше скользить. А Ира с Женей лучше говорить и вести.

М. КИСЕЛЕВА – Конечно. Главное, что им это нравится, что они получают от этого удовольствие, и что они уже сейчас не зажимаются перед камерой, пытаются вести себя естественно.

Е. АФАНАСЬЕВА – А какие проблемы ждут непрофессионального человека, звезду в чем-то другом, когда он попадает на телевидение? Что это в первую очередь? Умение формулировать вопросы или это умение держать себя в кадре, свое лицо контролировать или это речь, дикция. С каким проблемами каждый из вас сталкивался в первую очередь. Лариса, у вас были какие-то специальные телевизионные проблемы?

Л. ЗЕЛЬКОВА – Ну конечно были. И мне кажется, что самое сложное – это, с одной стороны, пытаться себя контролировать, потому что безусловно нужно уметь быть лаконичной, нужно уметь быть не просто убедительным, но еще и интересным. Это с одной стороны. А с другой стороны очень важно оставаться при этом естественным. Нет ничего более ужасного, чем люди, которые что-то из себя изображают в кадре. И зритель это точно видит. Мы с вами всегда видим. Поэтому вот такая сложность между, с одной стороны, естественностью и способностью быть зажигательным – это то, что самое трудное было для меня.

Е. АФАНАСЬЕВА – Оксана, у вас как обстояли дела? Вы как-то специально готовились?

О. РОБСКИ – Я думаю, для меня самая большая была проблема… нет, я специально точно не готовилась. Я думаю, для меня самая большая была проблема была – это то, что надо зависеть от команды, от редакторов, от режиссера, который говорит, куда идти, от оператора, который говорит, куда смотреть, от сценариста, который говорит, что говорить. Вот это была для меня самая большая проблема, которая причем в этом случае не разрешима ни при каких обстоятельствах, потому что просто ее разрешить невозможно. И с ней приходится мириться и вот…

Е. АФАНАСЬЕВА – Может, команда не та была?

О. РОБСКИ – Вот я не смогла смириться, поэтом я ушла.

Е. АФАНАСЬЕВА – Маша, у вас как дела обстояли?

М. КИСЕЛЕВА – Мне кажется, важный момент такой – не стараться понравиться. Потому что когда ты пытаешься это сделать, это всегда настолько видно неестественно и некрасиво, это очень сильно бросается в глаза. Для меня наверное самое главное было перестать видеть камеру. И просто отключиться. Естественно, ты понимаешь, что ты работаешь на камеру, когда ты смотришь в камеру, когда ты не смотришь в камеру – это как-то подсознательно все идет. Но просто для себя отключиться. Вот и все.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это программа «Телехранитель». Говорим мы сегодня о новом типе телеведущих – о звездах, которые пришли из других видов деятельности: из  бизнеса, спорта, литературы и т.д. – Марией Киселевой, Ларисой Зельковой и Оксаной Робски. И вернемся после новостей.

НОВОСТИ

Е. АФАНАСЬЕВА – Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. И говорю сегодня со своими прекрасными гостями о том, почему же люди, реализовавшиеся и успешные в других видах деятельности – в бизнесе, в спорте, в литературе, в политике, еще в чем-то, вдруг приходят на телевидение и становятся ведущими телевизионных каких-то успешных достаточно или не всегда успешных проектов. Вы можете присоединяться к нашему разговору. 725-66-33 – это пейджер, 783-90-25, 783-90-26 – это телефоны. Можете звонить. Как обычно, первый номер 25 – для москвичей, второй –для жителей других городов. Пока вы дозваниваетесь, задам еще один вопрос. Ваше телевизионное воплощение как-то повлияло на ваш другой вид деятельности, то есть у Маши – в спорте у Оксаны – в написании книг, у вас, Ларис, и у Владимира Потанина – в бизнесе? Это помогло, помешало, это добавило каких-то голосов или что-то отняло? Кто начнет? Лариса.

Л. ЗЕЛЬКОВА – …очень много времени сам процесс, потому что технология изготовления реалити телевизионного, оно довольно трудоемкое. И честно говоря, это было самой большой неожиданностью для нас. Сколько сил пришлось потратить на то, чтобы получить продукт.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но на основном бизнесе как-то не сказалось? Потому что все-таки Потанин – человек, который вращается и общается с политиками крупными, начиная с президента, и с очень крупными предпринимателями. Это повлияло как-то на отношении к нему на этом уровне, или вообще не отреагировал никто?

Л. ЗЕЛЬКОВА – Ну конечно повлияло, потому что каждый первый спрашивал зачем.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вот хороший вопрос – зачем. И всем приходилось объяснять, что только ради дела, а не ради славы?

Л. ЗЕЛЬКОВА – Дело даже не в славе… понятно, что телевидение – всегда слава, и в этом основное искушение телевидения. И, наверное, многие, приходя на телевидение, сталкиваются с этим довольно быстро. Ответ на вопрос зачем, он для каждого свой. Потому что я уже говорила, что для нас это был способ объяснить, из чего делают бизнес. Вот мы как могли, пытались это сделать.

Е. АФАНАСЬЕВА – Оксана, уровень продаж ваших книг вырос, когда вы появились на телеэкране, или это не повлияло на продажи?

О. РОБСКИ – Вы знаете, точно не помню, но думаю, что нет. У меня довольно стабильные продажи уже два года. А что касается, пригодилось или нет, я думаю, что любой опыт, абсолютно любой, даже не такой масштабный, как телевидение, просто абсолютно все, что ты делаешь каждый день с утра до вечера: встречаешься с какими-то людьми, ты что-то куда-то смотришь, листаешь журналы, с кем-то общаешься, чему-то учишься, о чем-то задумываешься – это все равно сказывается на тебе, на твоем мироощущении и наверное находит какой-то выход в книгах, наверняка.

Е. АФАНАСЬЕВА – Маша, вы возвращались из своей яркой уже состоявшийся в этот момент телевизионной деятельности, вы ее прерывали и опять начитали серьезные тренировки и возвращались уже в образ спортсменки. Что-то в спорте вам добавило телевидение или нет?

М. КИСЕЛЕВА – Я думаю, что телевидение, в частности эта программа, они послужили таким пиаром моему любимому виду спорта – синхронному плаванию, потому что однозначно стало больше людей, которые стали обращать внимание на этот вид спорта и любить его.

Е. АФАНАСЬЕВА – Только зрители или, может, спонсоры нашлись, какие-то вложения в этот вид спорта пошли?

М. КИСЕЛЕВА – Нет, таких капитальных вложений конечно не пошло. Но я думаю, что это все еще впереди. Просто любители болельщики очень много людей действительно. Очень много людей начинают узнавать спорт.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25. Давайте первый звонок примем. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Елена.

Е. АФАНАСЬЕВА – Пожалуйста, Елена. Мы вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хочу задать вопрос Ларисе Зельковой.

Е. АФАНАСЬЕВА – Пожалуйста-пожалуйста, вы в эфире уже давно.

СЛУШАТЕЛЬ – А! Задаю вопрос. Лариса, я наблюдаю за вашей программой. У меня такой вопрос. Скажите, есть ли трудности у женщины, которая работает в подчинении у мужчины? И хочу сказать, что мне очень нравится ваша передача, и я симпатизирую вам лично.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо, Елена за вопрос.

Л. ЗЕЛЬКОВА – Спасибо, Елена большое за ваши симпатии. Они для нас очень дороги, потому что мы люди в телевидении непрофессиональные. Каждый зритель, которому мы понравились, для нас важен. А что касается, сложно или нет. Да не знаю, мне кажется, все зависит от того, какой мужчина и какая женщина.

Е. АФАНАСЬЕВА – Кстати, Александр Васильевич Маше пишет: «Думаю, что в нашем телевидении не многие так великолепно справились бы с ролью интеллектуальной мегеры. Успехов вам!» Вот все-таки этот образ не  приклеился к вам слишком? Потому что бывают люди, которые очень ярко выступили, часто актеров касается, когда приклеивается очень яркая роль. Но и у ведущих это тоже бывает телевизионных. Вам не помешал столь яркий образ?

М. КИСЕЛЕВА – Я надеюсь, что он мне не помешает в следующих проектах.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-26. Добрый вечер. Алло. Сорвался к сожалению. Звонок. Придется попробовать другой. 783-90-25. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Михаил.

Е. АФАНАСЬЕВА – Пожалуйста, Михаил, ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – Такое ощущение просто в последнее время, дело в том, что очень много различных спортсменов и тех же бизнесменов, на самом деле, попадают в телевидение. И вопрос состоит в том, что просто, может быть, не хотят люди заниматься воспитанием тех же спортсменов или идти в комментаторы именно из-за того, что будут, допустим, маленькие какие-то гонорары – из-за этого? Просто именно в таком ключе.

Е. АФАНАСЬЕВА – Маша, гонорары сегодняшних тренеров сильно рознятся с гонорарами телеведущих?

М. КИСЕЛЕВА – Смотря, какой тренер, и смотря, где он работает. Гонорары могут быть разными: от маленьких до очень больших. Здесь я  не согласна с постановкой такого вопроса, потому что спортсменов безумное количество, очень много. К сожалению, столько тренерских мест мы обеспечить не можем в нашей стране. У нас и так тренеры уезжают работать за границу, и мы пытаемся лучших из них возвращать сюда в Россию, чтобы они работали именно на нашу страну и растили здесь у нас золотые медали, чтобы приносили наши именно спортсмены с нашими талантливыми тренерами. Поэтому каждый спортсмен не может уйти в тренерскую работу, просто негде будет работать и не с кем будет работать. И, по-моему, это естественно, если люди уходят в другие профессии, которые так же связаны со спортом, потому что работа на телевидении: спортивные новости, комментарии, спортивный комментатор, обозреватель спортивный – это так же связано со спортом, и хорошо когда это делают люди, которые сами вышли из спорта.

Е. АФАНАСЬЕВА – Профессионально знающие, о чем они говорят.

М. КИСЕЛЕВА – Конечно, знают все это изнутри.

Е. АФАНАСЬЕВА – Оксана хотела что-то добавить.

О. РОБСКИ – Да. Я хотела сказать, что есть еще один аспект на самом деле. В телеведущие можно пойти, если тебя пригласили, а в тренеры Маша, насколько я знаю, сейчас введено лицензирование. То есть для того чтобы стать тренером профессиональным, нужно получить лицензию, то есть закончить, какие-то определенные курсы пройти.

М. КИСЕЛЕВА – Не курсы, просто ты должен закончить институт, университет. Но ты можешь начать работать до того, как ты закончишь образование.

Е. АФАНАСЬЕВА – Получается, Оксана, чтобы тренировать, нужно что-то уметь, а чтобы вести передачу, можно ничего не уметь.

О. РОБСКИ – Вот есть такая мысль.

Е. АФАНАСЬЕВА – Лариса, Зелькова.

Л. ЗЕЛЬКОВА – А мне кажется, что сегодняшнее телевидение испытывает недостаток в «настоящести». При всем том обилии шоу, которые есть в эфире, есть нужда у зрителей и у тех людей, которые работают на телевидении и делают его, показывать жизнь через людей, которые понимают, что жизнь, о которой идет речь, и которые для зрителя будут безусловно авторитетами в той области, которую телевидение показывает. И поэтому у нас появляется много спортсменов, чтобы говорить о спорте, показывать спорт, популяризировать спорт. Поэтому у нас появляются люди, которые достигли высот в других областях жизни для того, чтобы о них рассказывать.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мне как раз тоже кажется, что люди уровня Потанина, Маши, Плющенко, который появился в эфире, интересны телевидению не только потому, что они известные раскрученные персонажи, таких много, а потому что настоящий уровень личности, настоящую личность, ее на экране очень часто не хватает. И далеко не всегда известные персонажи в каком-то деле становятся хорошими ведущими. Телевидение очень часто естественно ищет известные имена. Когда в НТВ поменялось руководство, старая команда Киселева ушла, пришла команда Йордана, пробовали ведущей шоу писательницу Марину Юденич. У нее не получилось. У кого-то, например из писателей, получается замечательно. Это же тоже не зависит от того, известный персонаж или не известный. Это зависит от чего-то другого. Плюс какие-то умения. Альфред Кох пробовал тогда же в тот же период вести шоу «Алчность». Известный достаточно предприниматель. У него не получилось. На экране он выглядел гораздо менее харизматичным, чем в жизни в тот момент. Мне кажется, что может быть еще в уровне харизмы, которая тоже не всегда хватает. Это моя точка зрения. Вы как зрители, уже в данном случае вопрос к вам не как к телезвездам, а как к зрителям. Вы видите людей такого уровня, интересных вам, в других программах, которые непрофессиональные, может быть, ведущие появились в кадре? Кто хотел бы ответить? И все замолчали, припоминая, кто же у нас есть в кадре.

О. РОБСКИ – Мне, например, понравился очень Аркадий Новиков в этой же передаче. Я считаю совершенно потрясающе.

Е. АФАНАСЬЕВА – Тоже «Кандидат» первого сезона.

Л. ЗЕЛЬКОВА – Я солидарна.

О. РОБСКИ – Просто потрясающий. Я считаю, что человек, мнение которого вообще уже является таким экспертным мнением, он действительно всегда интереснее, нежели человек, который просто озвучивает чье-либо мнение. Его естественно интереснее слушать, ему больше веришь, о чем как раз мы и говорили. И как раз этот тот самый случай, когда харизма Новикова бросалась в глаза, и те, кто не обязательно его знали, или знали, кто он такой, удачный он бизнесмен или нет, мне кажется, что если просто сказать, а вот наш новый ведущий Аркадий Новиков, и мне кажется, совершенно у него бы все получилось и сложилось за счет вот этой харизматичности.

Л. ЗЕЛЬКОВА – А можно я еще поддержу вашу тему про Новикова? Новикову было еще безумно трудно, потому что когда он делал проект «Кандидат» год назад, тогда еще на нашем телевидении не было подобных экспериментов. Он был первым. А пионерам всегда тяжело.

Е. АФАНАСЬЕВА – И ведущие, которые приходят из театра, из кино, они тоже по-разному выглядят. Например, есть удачные опыты, неудачные, есть также звезды музыкальные, которые, кто-то просто идет и отрабатывает звезду, а кто-то вдруг раскрывается по-новому. Та же Лолита, которая в прошлом сезоне дебютировала в таком вроде бы достаточно стандартном формате дневного женского ток-шоу, в которых работало уже огромное количество людей. Вдруг и темы раскрылись по-новому. И как-то она сама раскрылась. Так что это, в общем-то, наверное, какое-то совпадение счастливое звезд, команды, которая делает телевизионными средствами, и личности ведущих.

О. РОБСКИ – Мне кажется, еще здесь очень важно, когда сама передача дает возможность быть искренней. И если человек, который интересен сам по себе как личность, если ему дают возможность быть в эфире искренним человеком, то тогда это будет интересно и зрителю. Это к случаю о Лолите. Лолита абсолютно может говорить, что она хочет, что она думает, как она считает.

Е. АФАНАСЬЕВА – Посмотрим сегодня как раз через 15 минут у нее дебют в роли Леонида Парфенова, потому что «Первый канал» его таки не дождался возвращения. Вы помните эту историю, наверное (наши слушатели) шоу «Две звезды», которое сегодня стартует на «Первом канале» должен был вести Леонид Парфенов. Он уже начал запись буквально на 6-й минуте записи, оступился, упал с очень высокой декорации, серьезные переломы, долго лечился в Германии. До сих пор выйти в кадр не может. И, к сожалению, не дождались его, вести будет Лолита со своим бывшим супругом Александром Цекало. Из этого сделали интригу. Посмотрим, как она будет выступать в этом другом заданном формате. 783-90-25. Добрый вечер. О, сорвался звонок. Мы  так долго говорили сами без участия слушателей, что они не дождались. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Алла.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, пожалуйста, Алла.

СЛУШАТЕЛЬ – Я бы хотела сказать про Ирину Слуцкую и Женю Плющенко.

Е. АФАНАСЬЕВА – Скажите.

СЛУШАТЕЛЬ – Мне кажется, что они очень выросли за время показа этих передач. Сначала ребята такие были зажатые немножко, а сейчас они такие искренние, как рыба в воде. На них приятно смотреть. Так же приятно, как и на танцующих звезд.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо за ваше мнение. Вопросы у вас есть, или это реплика?

СЛУШАТЕЛЬ – Это реплика.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо. Еще примем звонок. 783-90-26. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут, и откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Владимир.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы откуда, Владимир?

СЛУШАТЕЛЬ – Дмитров. Я хотел сказать Оксане, что она очень красивая замечательная женщина.

О. РОБСКИ – Спасибо большое.

СЛУШАТЕЛЬ – Не нужно ей оправдываться ни в коем случае. И появление ее в кадре – это абсолютно ничего не меняет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Не меняет чего? Ваши (не разборчиво) к Оксане, да? Спасибо.

О. РОБСКИ – Спасибо большое.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы что-то… да, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ – По поводу спортивных комментаторов. Абсолютно никакие комментаторы по всем видам спорта.

Е. АФАНАСЬЕВА – Нет, мы не обсуждаем сегодня спортивных комментаторов. Вы нас неправильно поняли. Мы говорим о том, что Маша Киселева – в данном случае мы ее берем как ведущую, вообще телевизионную звезду, которая поднялась над уровнем спортивного комментария, перешагнула этот какой-то заданный коридор, вышла из этого заданного коридорчика только спортивных новостей. Вот такая реплика от Ирины любопытная, Лариса, наверное вам отвечать: «Но личность Потанина мы видели и раньше на телевидении в передаче Парфенова, он так красовался в Куршавеле на горных лыжах. И память у нас не такая короткая, как думает Елена Афанасьева». Вот такая реплика как вам?

Л. ЗЕЛЬКОВА – Реплика хороша, потому что Потанин замечательно катается на горных лыжах. В сюжете, который был в программе Парфенова, он это продемонстрировал.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-26. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. «Эхо», да?

Е. АФАНАСЬЕВА – Да. Как вас зовут и откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Роман. Нижний Новгород.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, пожалуйста, Роман.

СЛУШАТЕЛЬ – У меня такой вопросик. Хотелось бы более практических заданий таких.

Е. АФАНАСЬЕВА – На шоу «Кандидат»?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, вообще. То есть искусственно все выглядит: газеты, все в костюмах. Лучше бы коровники или восстанавливали какие-нибудь предприятия – более практические занятия.

Е. АФАНАСЬЕВА – По-моему, как раз я тут готова с вами не согласиться в той программе, которую готовила Лариса с командой «Интерроса», как раз были очень практические задания. Предлагали участникам искать пути сокращения потребления воды, например, потому что этим занимается компания. Чем не практическое дело?

СЛУШАТЕЛЬ – Про воду я не смотрел.

Е. АФАНАСЬЕВА – А!

СЛУШАТЕЛЬ – Но если ее искать, это надо делать медные трубы, сокращать налоги на такие предприятия. То есть это на уровне министерства решать вопросы.

Е. АФАНАСЬЕВА – Или головой мозгами пошевелить, может, еще какие-то решения найдутся. 783-90-25. Добрый вечер. Что-то у нас сегодня звонки срываются. Как вам кажется, девушки, прикладным телевидение должно быть или это все-таки шоу в первую очередь? Маша.

М. КИСЕЛЕВА – В зависимости от программы. Я думаю, что это может быть чистое шоу, а может быть и прикладным – почему нет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Оксана.

О. РОБСКИ – Мне тоже кажется, что одно другое не заменяет или не исключает.

Е. АФАНАСЬЕВА – Лариса, у вас, наверное, более был прагматичный подход к этому шоу, когда вы его начинали (Кандидат).

Л. ЗЕЛЬКОВА – Я считаю, что телевидение всегда шоу, независимо оттого, какие цели оно преследует. Просто бывают шоу, которые просто для увеселения. И это нормально, люди должны отдыхать. А бывают шоу, которые для того, чтобы узнать или задуматься над чем-то новым для себя. Это очень важно. Мне кажется, что в нашей сегодняшней жизни людям не хватает такого рода телевидения, телевидения, которое чему-то учит, телевидения, которое показывает не только агрессию и не только насилие, и телевидение, которое заставляет хотя бы иногда задуматься над тем, как мы живем, и что каждый из нас может сделать, чтобы хотя бы свою жизнь изменить.

Е. АФАНАСЬЕВА – Насколько трудно сделать шоу именно из умения мыслить – то, чем пытается заставить ваших участников заниматься ваша программу? Умение мыслить – ведь это трудно показать… это обычно очень мучает режиссеров каких-то художественных фильмов, когда надо показать героя, который мыслящий, думающего, как показать мысль. Когда снимали фильм про Фандорина того же, как показать, как сыщик мыслит? Невозможно. Вы должны показать, как ваши герои учатся думать. Это может быть телевизионно воплощено или это очень трудно оказалось?

Л. ЗЕЛЬКОВА – Как это воплотилось телевизионно, судить, видимо, не мне, а людям, более профессиональным, которые смотрят наш проект, и оценивают его и высказывают свои мнения. Мне же показалось, что да, конечно это очень сложно, и решение этой проблемы лежит как раз в поиске заданий, которые были бы понятны зрителю, и на примере которых можно было бы показать, а во что воплощается мысль, как она переходит в действие. И где ошибки мысли рождают ошибочные действия, и к чему это приводит.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но эти задания придумывали все сами, или они были как-то в формат заложены?

Л. ЗЕЛЬКОВА – Нет, задания мы придумывали сами. Они были, безусловно, ограничены требованиями формата, потому что программа лицензионная, но, тем не менее, у нас было достаточно свободы для того, чтобы сделать задание, которые нам представлялись важными и интересными.

Е. АФАНАСЬЕВА – Маша, а вы когда вели «Слабое звено», вы воспринимали эту программу как интеллектуальную или просто как шоу? Все-таки там были вопросы, с одной стороны, которые проверяли какой-то уровень интеллектуальный мыслительных ваших участников, но в то же время такие строгие условия вашего образа препятствовали, по-моему, тому, чтобы человек мог только думать и раскрываться как мыслящий.

М. КИСЕЛЕВА – Ну конечно, это в первую очередь шоу. Наверное, его можно отнести к интеллектуальным. Но мне кажется, здесь больше психологии. Насколько человек может преодолеть себя. Потому что люди, которые идут, которые шли на эту программу, они знали формат этой программы и знали, что там слишком много сложностей, и нужно будет все это преодолеть и преодолеть еще тот момент, что не попытаться стать подлым. Не всем это удавалось, к сожалению.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-25. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте. Роман. Я считаю, тут все зависит от попадания и от профессионализма. Потому что, скажем, Розенбаум, Шац были плохими врачами, а сейчас хорошо поют, пляшут…

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы у них, Роман, не лечились, поэтому достаточно трудно сказать, были ли они плохими врачами.

СЛУШАТЕЛЬ – А вопрос к Робски. Почему все мусолите тему олигархов, рублевки, нет ли желания написать про пенсионера или про бомжа?

Е. АФАНАСЬЕВА – Оксана, как с бомжами дела обстоят?

О. РОБСКИ – Вы знаете, на самом деле, вы плохо знакомы с моим творчеством, потому что как раз в последней книге сборнике рассказов есть и про пенсионеров, и про бомжей. И на самом деле, я мусолю не тему Рублевки, как мне кажется, а такую тему любви, каких-то человеческих отношений. И могу вам сказать, буду продолжать ее мусолить.

Е. АФАНАСЬЕВА – А я хотела бы сейчас задать еще вопрос вам, слушателям. А кого из людей личностей современных нашей жизни известных, состоявшихся вам не хватает на телевидении, может быть, и в роли ведущего? Кого из таких столько же радикальных, может быть, экспериментов, как неожиданное появление Владимира Потанина, каких еще таких людей вам не хватает? Я почему спросила и еще и почему, потому что на пейджер пришло смешное сообщение: что лучше «Две звезды» вел Жириновский — пишет Наталья Григорьевна из Томска. Жириновский, по-моему, там поет, насколько я видела из анонсов. Кого кроме Жириновского, которого и так уж  во всех программах достаточно, вы бы хотели видеть в эфире как зрители? Кто готов ответить? Лариса Зелькова.

Л. ЗЕЛЬКОВА – Мне наверное не хватает тех самых настоящих людей, о которых я говорили для того чтобы сделать телевидение чуть более настоящим. Например, я бы легко представила себе программу о том, как воспитывать детей, которую вел учитель с хорошим опытом, с замечательными учениками за спиной или просто воспитатель, у которого есть такой опыт, который может поделиться чем-то с широкой аудиторией.

Е. АФАНАСЬЕВА – Маша.

М. КИСЕЛЕВА – Я согласна, что здесь может быть люди должны быть, которые действительно в своем виде, в своей профессии авторитетны, и которым есть что рассказать. Но при этом это должны быть такие харизматичные люди, которые действительно не только своими знаниями, но и своим поведением, своей энергетикой просто привлекут зрителей.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-26. Добрый вечер. Увы. Еще раз Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый вечер.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Тамара. Я из Москвы. Первое я хотела сказать, если можно, Маша, вы совершенно очаровательный обаятельный человек и мне совершенно было не понятно, почему вам навязали такую жуткую роль в той передаче. Я из-за этого, честно говоря, не смотрела. Теперь я хочу сказать мое мнение. Мне кажется, что, извините, не вам упрек присутствующим, что достаточно большие гонорары за ведение различных шоу привлекают туда людей абсолютно случайных. И многие бы отказались и пришли бы люди, более достойные, которые гонятся не только за гонорарами, что конечно любой труд должен быть достойно оплачен, но достойно (НЕ РАЗБОРЧИВО). А кого мне не хватает, если позволите, я отвечу на вопрос. Мне не хватает хорошей передачи о театре, которую бы вел отличный режиссер или актер действующий, а не тот, кого называют звездой. Две-три роли сыграл и уже звезда. Желаю вам успехов.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо за ваше мнение. Вот такая точка зрения. Мне почему-то кажется, что не только гонорары привлекают, во-первых. А во-вторых, не всегда желание какого-то человека встать в кадре является решающим. Обычно есть еще продюсеры, руководители каналов, которые очень внимательно следят за (НЕ РАЗБОРЧИВО) и пытаются понять, что же хочет аудитория, кого она хочет увидеть.

М. КИСЕЛЕВА – Мне кажется, гонорар не на первом месте стоит. И потом, случайные люди на телевидении не задерживаются. Если они случайны, значит они также случайно и пропадают.

Е. АФАНАСЬЕВА – 783-90-26. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло!

Е. АФАНАСЬЕВА – Да-да. Говорите, пожалуйста. Как вас зовут? И откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Лидия. Можно мне задать вопрос Маше Киселевой?

Е. АФАНАСЬЕВА – Пожалуйста, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло!

Е. АФАНАСЬЕВА – Говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло!

Е. АФАНАСЬЕВА – Лидия, вы нас слышите.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хотела бы задать вопрос Маше Киселевой.

Е. АФАНАСЬЕВА – Говорите! Говорите! Вы в эфире.

М. КИСЕЛЕВА – Лидия, Здравствуйте. Говорите.

СЛУШАТЕЛЬ – Я говорю, я говорю.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну так вы уже в эфире давно. Говорите, пожалуйста.

М. КИСЕЛЕВА – Вопрос задавайте, Лидия.

СЛУШАТЕЛЬ – Маше Киселевой вопрос я.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я вас слушаю, задавайте, пожалуйста, вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – Я очень вас люблю, и вы мне нравились в передаче «Слабое звено». Что она теперь будет или нет?

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо за вопрос.

М. КИСЕЛЕВА – Спасибо, Лидия. Я, к сожалению, не могу сказать, это нужно узнать у руководства канала. Официально программа не закрыта.

Е. АФАНАСЬЕВА – То есть просто отложена, пока зритель не соскучится, наверное.

М. КИСЕЛЕВА – Наверно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Давайте успеем, может быть еще один звонок принять. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Валентина Ивановна. У меня вопрос к Оксане Робски. Неприятно слушать, тем более от писательницы, такие слова мусорные слова: «как бы», «на самом деле». Как-то желательно, чтобы этих слов ей.

О. РОБСКИ – Спасибо большое. Я обязательно учту. И возможно, у меня даже получится.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ну что, у нас программа подходит к концу, к сожалению, уже больше не успеваем мы принять звонки. Мне хочется сказать опять то, о чем я говорила насколько минут назад, что телевидение как большое увеличительное стекло, оно очень видит личность. Очень редко удается притвориться. Маша права, что если человек случайно попал, он также случайно и вылетает из этой системы и не долго удерживается на вершине телевизионной славы. Телевизионная популярность настолько быстротечна, гораздо быстротечнее, чем популярность актеров писателей или спортсменов даже, наверное потому, что сегодня ты в камере, тебя видят и помнят, через полгода уже забыли. Поэтому далеко не всегда это удается сохранить, если в тебе нет какой-то изюминки. У нас осталась последняя минута давайте буквально по несколько реплик, мои уважаемые гости. Лариса, что бы вы хотели от телевизионного своего опыта получить?

Л. ЗЕЛЬКОВА – Я сегодня очень удивилась, когда вы, обращаясь к нам, в том числе и ко мне, обращались как к телезвезде. Какое интересное ощущение какое-то: не про меня. И мне было бы очень важно, чтобы по окончании этого проекта, все мы, кто участвовали, и Потанин, и я, и Андрей Бугров, не оказались в череде телевизионных звезд случайных, а чтобы продолжали заниматься нашим делом, и оно бы было нам также приятно и интересно, как раньше.

Е. АФАНАСЬЕВА – Оксана Робски.

О. РОБСКИ – Меня трудно назвать телевизионной звездой, потому что я перестала иметь отношение к телевидению, даже не успев стать звездой.

Е. АФАНАСЬЕВА – Не успев начать. Маша Киселева.

М. КИСЕЛЕВА – Я хочу сказать, что от проекта «Слабое звено» в первую очередь я научилась психологи какой-то. И я научилась следить за людьми, предсказывать их реакцию, что они могут сказать и как это влияет даже на них.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо большое. Это была программа «Телехранитель», ее вела Елена Афанасьева. Говорили мы о новом образе наших телеведущих, которыми становятся популярные состоявшиеся люди в других профессиях. Всего доброго. До следующего воскресенья. До свидания!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире