'Вопросы к интервью
Человек в кадре: диктор или журналист?



Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер, в эфире «Телехранитель» — программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранить эту суть. В студии Елена Афанасьева, и как обычно по воскресеньям мы с вами говорим о персонах и программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Тему нашей сегодняшней программы мы сформулировали так – «Человек в кадре: диктор или журналист?» И очень смешная реплика пришла уже по Интернету от учителя Игоря, который упрекает нас в неправильной постановке вопроса: «Формулировка вопроса неправильная, как это часто бывает на «Эхе», правильный вопрос – это должны ли быть дикторы на ТВ?» Нет, Игорь, мы совсем не о том, должны быть дикторы или нет, мы о функции и роли человека, который появляется в кадре, и кем он должен быть и может быть, и как меняет функции этого человека время. Вот об этом мы хотим сегодня поговорить с Марианной Максимовской, ведущей программы «Неделя с Марианной Максимовской» на канале Ren-TV, добрый день, Марианна.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: С Ильей Колосовым, который ведет программу «25-й час» на «ТВ-Центре». Добрый день, Илья.

И.КОЛОСОВ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: И человеком, которого постоянные слушатели «Эха Москвы» еще не отвыкли узнавать по голосу, потому что еще полгода назад он из этой студии читал новости, а теперь ведет новости на Первом канале, Дмитрий Борисов, добрый день.

Д.БОРИСОВ: Добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну как оно, в родной студии гостем сидеть?

Д.БОРИСОВ: Очень странно сидеть на этом месте. Потому что, как я вот сейчас подумал, наверное, тут не сидел никогда. Как правило, это было либо с правой стороны от этого места, либо с левой.

Е.АФАНАСЬЕВА: На месте гостя впервые, ну хорошо, реплик тут тебе уже много по Интернету пришло, потом к ним вернемся. Почему я поставила сегодня этот вопрос на обсуждение, наверное, вам должно быть понятно. Дима человек более молодой из нас из всех, а мы прекрасно помним остаточные советские времена, когда в кадре появлялись в основном дикторы, потом случилось бурное перестроечное время, и дикторов сменили журналисты с ярко выраженной своей позицией, это были люди, которые новости готовили, которые в кадре выражали гораздо больше собственного мнения, чем это дозволено по всем нормам информационной практики в мире, но время такое было, потом это время закончилось, и что же наступило? Какое время сейчас? Время журналистов или время дикторов? Марьян, как вам кажется?

М.МАКСИМОВСКАЯ: К сожалению, дикторов. Я должна сразу перед слушателями извиниться, меня будет достаточно легко отличить по голосу от Ильи и Димы, потому что я буду хрипеть, сипеть, кашлять, я просто простужена вусмерть, так что извините.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну хорошо, Илья, а как вам кажется, такой вот блиц для начала, все-таки время журналистов или дикторов сейчас на телевидении?

И.КОЛОСОВ: Ну, нужно просто разделять информационное и публицистическое вещание, я-то к дикторам себя не отношу, поэтому допускаю, что сейчас время, позволяющее и то, и другое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дим, полгода на телевидении к какому выводу привело тебя?

Д.БОРИСОВ: Полгода на телевидении меня не изменили, как ни странно. Я не считаю себя диктором. Вот как я не был диктором на «Эхе Москвы», так я и не считаю себя диктором сейчас. Хотя, конечно, если попереключать каналы, посмотреть все новости подряд, видно, что дикторы всё-таки есть.

Е.АФАНАСЬЕВА: И, по-моему, они превалируют.

М.МАКСИМОВСКАЯ: По-моему, их намного больше.

Д.БОРИСОВ: Их много, да, но мне всё-таки кажется, что люди, которые читают текст, написанный неизвестно кем, без эмоций и выражения своего мнения, они не везде. Всё-таки есть и другие. Есть и нормальные люди.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Давайте просто немножко поясним, просто чтоб было понятно слушателям, ведь дело не в том, что раньше были дикторы, у которых не было своего мнения, а потом появились журналисты, у которых это мнение есть, и они его выражают. Ведь это гордое слово «ведущий», а не диктор, это означает прежде всего то, если говорить о новостях, он сам верстает выпуск, он сам определяет, какая картина дня будет в его информационном выпуске, какой сюжет давать, какой не давать. В те же самые советские времена, все понимают, была масса начальников, были коллегиальные обсуждения, спускали сверху верстку, текст, т.е. ведущий, особенно ведущий 90-х, эти легендарные люди, которые многие уже не в кадре, но мы все, слушатели наши и зрители помнят, ведущие определяли суть того, что будет в этой новостной программе, это мозг во всех смыслах, т.е. они продумывали, обязательно обсуждали с корреспондентами тексты сюжетов, сами писали себе подводки и сами же презентовали этот выпуск по телевизору.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я сейчас скажу наши средства связи для слушателей – 7256633, это пейджер, вы можете присылать свои вопросы Марианне Максимовской, Илье Колосову и Дмитрию Борисову, а также высказывать свою точку зрения, кого все-таки больше сегодня в кадре. Давайте определим более четко – мы сегодня говорим об информационном и частично информационно-аналитическом вещании, которого, в общем, осталось уже не так много, жанр практически вымирающий, но у нас сегодня есть его представители. Не о развлекательном телевидении, не о ток-шоу, ни о чем подобном, только об информационном блоке. Человек, который появляется в кадре в информационных и информационно-аналитических программах, как вам кажется, сейчас на всех каналах это ведущие, дикторы, в данном случае подразумевается человек, который умеет хорошо и красиво подать позицию, коллегиально выработанную каналом или какими-то своими редакторами, или это журналист, и тогда его позиция первична, а все остальное вторично, и должно ли так быть? Я хочу вернуться немножко назад. Марьян, мы с тобой неоднократно на каких-то конкурсах телевизионных встречались, и очень часто там члены жюри спорили, потому что когда идет большой поток работ региональных, заметны такие ошибки, которые незаметны в эфире, когда работают уже известные маститые журналисты, и там часто спорили. Естественно, время яркого публицистического телевидения, когда Света Сорокина могла в кадре заплакать, когда Таня Миткова могла выражать свою позицию тем, читать или не читать ту или иную новость, оно прошло. Должна ли быть у журналиста-информационщика своя собственная позиция или это неинформационный жанр? Илья Колосов, вам как кажется?

И.КОЛОСОВ: Мне кажется, это неинформационный жанр, хотя я свою программу отношу к информационным, просто я позволяю себе такую штуку, как микрокомментарий. Я это могу себе позволить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ваш авторский комментарий.

И.КОЛОСОВ: Да. Мой авторский комментарий. Другое дело, Марианна совершенно не сказала о том, что при верстке программы в ней принимает участие еще и шеф-редактор, т.е. ведущий и шеф-редактор – это два мозга как минимум, которые отсматривают материалы корреспондентов, которые пишут подводки тоже, потому что если у меня нет мысли какой-то на подводку на какой-то сюжет, то мне далеко не все сюжеты интересны бываю, которые приходят, и я прошу шеф-редактора, комментатора, Сережу Леонова, и он мне дает мысль в двух строках, а мы уже оформляем ее дальше.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Нет, ну это уже техника, это уже детали нашей работы.

И.КОЛОСОВ: Что касается информационного вещания, то сейчас, наверное, больше дикторов, но я не считаю, что это плохо. Пусть будут люди, которые владеют правильным русским языком, это плохо разве?

М.МАКСИМОВСКАЯ: Нет, владение русским языком это прекрасно, но дело же не во владении русским языком.

И.КОЛОСОВ: Если я включил новости, это не значит, что на Первом канале я хочу услышать комментарии к ним.

Д.БОРИСОВ: Позиция журналиста проявляется не обязательно в непосредственном комментарии этой новости! Можно же просто подать её по-разному, с разного начать, разное умолчать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте только, уважаемые гости, которые у себя в кадре сидят каждый поодиночке, не говорить все хором. У меня такой вопрос к Диме Борисову – когда Дима переходил с «Эха Москвы» на Первый канал, я видела реплики у него на сайте, в ЖЖ он сообщил эту новость, и я видела, как реагировали люди, знакомые и незнакомые, которые его блог читают, на это. Ровно пополам аудитория разделилась, так, Дим?

Д.БОРИСОВ: Да, но совсем по-другому было в жизни в реальной.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, секундочку, дайте я расскажу, как я прочла, а потом вы расскажете. Половина писала, как же так, ты продался с такой вольной радиостанции на государственный канал, а половина поздравляла с тем, что это все-таки крупный эфир. Как у тебя произошел переход на государственное телевидение? Не боялся ли ты, что после новостей «Эха» тебе будет там тяжело работать, именно потому что тебе придется сесть в кадр и читать новости?

Д.БОРИСОВ: Честно — боялся. Поэтому, по моим представлениям, я думал довольно долго, соглашаться или нет, — не знал, как на самом деле, не знал, что внутри.

Е.АФАНАСЬЕВА: Потому что обычно про государственное телевидение, про Первый и Второй каналы рассказывают, что там очень строго, пугают, что шаг влево, шаг вправо – расстрел, и так далее.

Д.БОРИСОВ: У меня создается впечатление, что те люди, которые пугаются и пугают других, у них просто не хватает смелости сказать «Давайте по-другому скажем».

М.МАКСИМОВСКАЯ: Кому сказать, гендиректору?

Е.АФАНАСЬЕВА: В три утра, когда приходит в эфир Дмитрий Борисов, гендиректор наверное еще не верстает новости.

Д.БОРИСОВ: Я бы рад ему позвонить, но, боюсь, среди ночи… Я сейчас не кривлю душой: я ни разу не сталкивался с ситуацией, когда мне говорили «Нет, это не пойдет в эфир». У меня такого не было.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну понятно, утренние эфиры, слава богу, очень повезло.

Е.АФАНАСЬЕВА: Уважаемые гости, не нападайте на Дмитрия Борисова, по старой корпоративности «Эха Москвы» буду пока его защищать, дайте ему договорить, потом возражения будут.

Д.БОРИСОВ: Я здесь провел 5 лет, в этой студии, поэтому я хорошо представляю себе, что такое свобода слова.

М.МАКСИМОВСКАЯ: А я вот не очень хорошо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Марьян, ну дай человеку договорить. Здесь, на «Эхе» мы знаем, как новости делаются.

Д.БОРИСОВ: Здесь новости создаются этим же человеком на 100%.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что на Первом канале, куда ты попал? Какая твоя функция? Человек, который сядет потом в кадр и будет лицом канала.

Д.БОРИСОВ: Моя функция фактически такая же, другое дело, что у меня эфир каждые полчаса, и у меня эфир не радийный, а телевизионный, я 100% текста не имею возможности себе писать, но большую часть я всё равно сам себе пишу. Стараюсь редактировать весь выпуск целиком под себя своими руками, потому что здесь, с эховским режимом новостей раз в 15 минут, привые быстро всё писать, скорость мне это позволяет делать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот какая школа у «Эха Москвы». Господин Клейменов должен спасибо «Эху Москвы» сказать.

Д.БОРИСОВ: Да, скорость мне позволяет за 5 минут до девятичасового эфира (вот у меня в 9 часов утра главный эфир на Первом), вот за 5 минут я могу всё переверстать. Мне что-то захотелось, что-то пришло, я могу сидя за компьютером всё это успеть.

И.КОЛОСОВ: Вот режиссеры тебе благодарны, наверное.

Д.БОРИСОВ: Очень, мы с режиссёрами друг друга любим нежно. Нет, ну переверстать ведь можно и так, что режиссеру не так много работы будет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо, понятно. Значит, на тебе не сказалось давление монстра государственного телевидения.

Д.БОРИСОВ: На мне оно сказалось только в том, что я теперь не сплю ночами, работая.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но не от стыда за то, что ты делаешь?

Д.БОРИСОВ: Но не от стыда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Марьян, скажи пожалуйста, ты человек, который прошел информационную службу по всем этапам, т.е. ты работала, что называется, репортером в поле, на старом НТВ, ТВС ты сидела в кадре новостей, на Ren-TV ты стала вести информационно-аналитическую программу. Как тебе кажется, в какой момент ты обрела право высказывать свою собственную точку зрения в кадре? В какой из этих этапов?

М.МАКСИМОВСКАЯ: Я еще и интервью вела на НТВ, я делала на телевидении все, кроме ток-шоу. Только став ведущей информационно-аналитической программы, я стала учиться произносить местоимение «я», и то я его очень не люблю и, где можно, заменяю на «мы». Мне, наверное, год понадобился, чтобы понять, что я в информационно-аналитической программе, и вот как раз то пресловутое мое мнение здесь играет роль, потому что я автор и ведущий этой программы. В новостях, это то, о чем Илья говорил, ведущий – это функция, мы не имеем права говорить «я», навязывать свое мнение, я должна сообщить определенные факты, но не надо лукавить – от того, как поставлены эти факты в выпуске, в какой последовательности и очередности, с какой интонацией ведущий подает, какие факты умолчали,..

Д.БОРИСОВ: Даже выражение лица.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Выражение глаз, даже работа лицевых мышц – это все трактовка, понимаете?

Е.АФАНАСЬЕВА: Т.е. нам надо учиться понимать по каким-то знакам, зрителям?

М.МАКСИМОВСКАЯ: Лен, вот ты сказала, мы всю страну проездили с этими журналистскими конкурсами, я всегда отличаю, я не знаю этого молодого человека…

Е.АФАНАСЬЕВА: Я почему и говорю, мы всегда сидим в жюри, говорим, что всегда видно, что…

М.МАКСИМОВСКАЯ: Что он это написал сам, то, что он читает, да. И зрители тоже это чувствуют, они, естественно, не в курсе, кто там ему написал, редактор или шеф-редактор или он сам, но это ощущается, через экран это проходит – понимает ли человек то, о чем он говорит. Тут есть, кстати говоря, очень интересный момент – на старом НТВ было просто неприлично не верстать свою программу, просто считалось, что ты должен сделать все от и до. Но я знаю несколько уникальных примеров, когда ведущие мало писали сами, практически не писали, но они умные, масштаб личности большой, и они подавали в эфире этот выпуск так, что они обманут кого угодно, и я если бы не знала, что этот человек не пишет сам, что ему написали, но он читает так, что огого.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это знаешь, Марьян, у Раневской было, «актер глуп, а на сцене воплощение ума».

М.МАКСИМОВСКАЯ: Да, но таких людей единицы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Знаете, со стороны где больше всего заметно зрителю, может, у меня немного более профессиональный, чем у зрителя, взгляд, но все равно со стороны, очень заметно на прямых включениях, понимает ведущий, о чем идет речь или ему написали заранее вопросы и он их шарашит, просто так улыбаясь и проговаривая какие-то темы и даже слова, которые он не понимает. Вот на этом, по-моему, сразу отсекается большое количество дикторов.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Кстати говоря, и на госканалах, которые сейчас многие ругают, что там засилье дикторов, ну действительно, там какие-то блондинки сейчас, одинаковы с лица, я их не очень различаю как-то, это все понятно, но люди, которые прошли многолетнюю репортерскую журналистскую школу и которые сейчас в кадре в новостях на госканалах, я не знаю, как это удается, потому что я понимаю, что есть вещи, о которых им нельзя говорить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас мы у Бориса будем спрашивать, о чем ему нельзя говорить.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Но утренние новости это немножко все-таки нехарактерно, тут больше немного свободы. Но действительно, что журналист с опытом, который личность, с человеческими представлениями о порядочности и о профессионализме, очеловечивает даже самый кондовый госвыпуск.

Е.АФАНАСЬЕВА: Будем учиться очеловечивать. Илья Колосов, вот вы тоже на госканале работаете, он государственный такой, муниципальный.

И.КОЛОСОВ: Он наполовину государственный, наполовину частный.

Е.АФАНАСЬЕВА: Частный? Как интересно, сейчас начнем узнавать тонкости про ТВ-Центр, но в основном это канал московской мэрии и финансируется он из бюджета.

И.КОЛОСОВ: Да. Но там есть и частные акционеры.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но в основном ваш хозяин это все-таки московская мэрия.

И.КОЛОСОВ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы на Диму нападаем, потому что он на государственном канале работает, вы тоже частично.

И.КОЛОСОВ: Я же в ночи сижу, чирикаю, сколько хочу.

Е.АФАНАСЬЕВА: Т.е. Дима утром, ему можно – еще не проснулись, вы ночью – еще не заснули.

И.КОЛОСОВ: Все спят.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да не все спят.

И.КОЛОСОВ: Да уже все спят, и мне все можно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вам все можно.

И.КОЛОСОВ: Вообще-то Марианну надо спрашивать, чего нельзя, — он в прайме сидит. А мне можно, как-то так случилось, что до сих пор можно. Я не знаю, какую тему я бы не смог показать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот уже пришла Ксения Туркова читать новости, Дима Борисов ей место уступает, я уж хотела подначить, давай, Дим, ты сам новости прочти. Это программа «Телехранитель», мы вернемся после новостей и продолжим говорить о том, кто у нас в кадре – журналисты или дикторы.

/новости/

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии Елена Афанасьева, мы говорим сегодня о том, кто же сегодня человек в кадре – это больше журналист или больше диктор и вообще каким этот человек должен быть, чтобы соответствовать сегодняшнему времени и сегодняшнему телевидению. Говорим с Марианной Максимовской, ведущей программы «Неделя с Марианной Максимовской» на канале Ren-TV, с Ильей Колосовым, который ведет программу «25-й час» на «ТВ-Центре», и с Дмитрием Борисовым, ведущим новостей на Первом канале. Я хочу уже пригласить вас задавать вопросы, у нас сегодня только одна телефонная линия, внимательно пожалуйста, — 7839026, труднее вам будет в два раза дозваниваться, а также пейджер – 7256633. Пока вы дозваниваетесь, я задам вопрос – а каким должен быть человек в кадре? Очень сильный контраст российских ведущих виден, когда посмотришь западные каналы. В кадре BBC, CNN, других крупных телекомпаний люди в более возрасте сидят, далеко не красавцы часто, люди разных национальностей. Если посмотреть наши каналы, в массе своей, причем что центральные, что региональные, это очень молодые люди, просто юные мужчины и женщины, это обязательно красивые люди, модельной внешности, титульной национальности, очень-очень редко где появляются не от хорошей жизни, я это на конкурсах заметила, если появляется такая пухленькая тетенька в очечках, то это потому, что у маленькой телекомпании нет денег или нет возможности найти красавицу-ведущую, а то б они нашли и посадили в кадр. Что происходит, почему у нас только молодые, красивые, стереотипные? У нас нет других? Мы их не ищем? И должны ли мы их искать или это нормально для России? Илья.

И.КОЛОСОВ: Я сначала не соглашусь с тем, что на западных каналах нет красивых лиц.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, я ж не говорю, что нет красивых, я сказала, что не всегда идеально красивые.

И.КОЛОСОВ: У нас тоже не всегда идеально красивые.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас поспорим о красоте.

И.КОЛОСОВ: Это нюансы. С чем я должен согласиться, это с тем, что там действительно люди постарше.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это хорошо или плохо?

И.КОЛОСОВ: Это хорошо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас в Диму Борисова будем камни кидать.

И.КОЛОСОВ: На мой взгляд, это хорошо, вот у нас сейчас на канале ребрендинг, и ведущим изменяли внешность, пытались придать какой-то новый вид, так вот я признаюсь, что мне первый раз в жизни красили волосы. Я спросил, зачем вы это делаете?

Е.АФАНАСЬЕВА: Седины добавляли?

И.КОЛОСОВ: Наоборот. Я говорю, куда вы дели мою седину? Они говорят «Ты должен быть помоложе».

М.МАКСИМОВСКАЯ: Господи, не надо было даваться.

И.КОЛОСОВ: Они меня покрасили, в итоге получилось не очень хорошо. Даже начальство сказало «Ребят, вот Колосова не надо больше красить, пусть он будет седой, пусть ему больше доверяют».

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот, будем создавать искусственную седину. Ну посмотрите, наша страна многонациональная, в кадре был только один эксперимент до того, как ушла Буратаева в депутаты, Леонид Парфенов осознанно искал в кадр чеченку-ведущую, когда делал проект «Страна и мир», а сейчас, после ухода Асет Вацуевой они нашли хорошую ведущую в Татарстане, не знаю, как она приживется на НТВ. Почему только люди титульной национальности сидят в эфире федеральных каналов? Дим, у вас, по-моему, тоже все в основном русские в кадре на Первом?

Д.БОРИСОВ: Наверное да, я просто не могу здесь говорить про титульные нации, национальности.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сам титульной национальности, понятно.

Д.БОРИСОВ: Но я этим совершенно не горжусь, никак это не выпячиваю, просто так получилось.

И.КОЛОСОВ: А почему ты этим не гордишься, скажи пожалуйста?

Е.АФАНАСЬЕВА: Не кичишься, скажем так.

Д.БОРИСОВ: Как-то так вышло, не вижу в этом смысла. Конечно, люди есть, на самом деле, есть и не очень русской внешности и на телевидении вообще, и на центральных каналах тоже. По моим представлениям, так. И кстати, на Западе есть молодые ведущие.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да не ругаем мы твою молодость, Дим.

Д.БОРИСОВ: Вы назвали BBC и CNN, есть же замечательный канал SkyNews, британский, который очень технологичен, профессионален, и какое там количество молодых лиц.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Уже от 30-ти.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наоборот, мы рады твоему молодому виду.

Д.БОРИСОВ: Самых молодых переманили на один из российских каналов просто, наверное, всем скопом взяли и перевезли в Москву.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не будем называть, на какой?

Д.БОРИСОВ: Ну, на англоязычный русский канал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как раз по Интернету пришло много реплик по поводу Димы, потому что наши слушатели его больше знают, Анна Коновалова пишет, что она «стала смотреть новости на Первом по утрам, так как ведущий живой и отличается от остальных, и странно видеть такого молодого человека ведущим новостей, но это приятно». А Олег, наоборот, пишет, что «несмотря на то, что Дмитрий довольно хорошо ведет новости, но на мой взгляд, ему еще рано быть ведущим новостей на главном телеканале страны – он очень молодой, не вызывает у меня доверия».

Д.БОРИСОВ: В общем, под грузом ответственности я должен уже под землю уйти, и всё.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я к тому, что молодость – это все-таки недостаток, быстро проходящий, в каждом случае все индивидуально, доверяют этому человеку или не доверяют. Тебе сколько было, Марьян, когда ты в кадр села?

М.МАКСИМОВСКАЯ: 26 лет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дима побил рекорды.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Понимаете, здесь в чем дело, это была середина 90-х, там как на фронте, каждый год шел за три, поэтому к тому моменту мы столько всего наелись, столько всего видели и выглядели уже постарше. Мне, кстати, предлагали первый раз предлагали сесть в кадр в 23 года на Первом канале, когда я выбирала, остаться на Первом канале или принять предложение…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот Ксюша Туркова, которая только что новости читала, она у вас же на ТВС читала новости, много лет назад это уже было, и она прекрасно смотрелась в кадре.

М.МАКСИМОВСКАЯ: А я тогда в 93-м году все-таки ушла корреспондентом на НТВ, чему безумно счастлива, мне было рано садиться в кадр, я бы не сделала никакой карьеры как ведущая, просто увяла бы там.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте все-таки попринимаем сейчас звонки, потому что обещали слушателям, 7839026, а тогда потом продолжим разговор между собой. Добрый вечер, вы в эфире.

Слушатель: Добрый вечер, это Константин из Щелкова. Я хотел бы сказать о программе «Вести» на РТР, в которой обсуждался вопрос о введении в трех областях Центральной России…

Е.АФАНАСЬЕВА: Константин, мы сейчас не про вопросы, мы про ведущих.

Слушатель: Так про ведущих я и говорю.

Е.АФАНАСЬЕВА: И что?

Слушатель: То, что ведущая рассказала о том, что нашли одного мусульманина из 95% русских в Белгородской области, который возразил против введения предмета «Основы православной культуры», и говорят, что засилье русских, да там засилье русофобов на всех каналах…

Е.АФАНАСЬЕВА: Константин, спасибо за реплику, у нас одна телефонная линия, не будем ее долго занимать, 7839026, добрый вечер.

Слушатель: Это программа «Телевидение»?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да-да, пожалуйста, как вас зовут и откуда вы?

Слушатель: Меня зовут Михаил, я из Вашингтона.

Е.АФАНАСЬЕВА: Из Вашингтона?

Слушатель: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы в интернете слушаете?

Слушатель: Да. Я хотел высказать реплику насчет американского телевидения, что не все ведущие красивые. Мне кажется, вы неправы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да нет, ну красота бывает разная, не все стандартной стереотипной модельной внешности, вот об этом сейчас речь идет.

Слушатель: А по-моему как раз именно так. Нет, есть ведущие, которые ведут свои программы, они, конечно, не молоды и не модельно красивы, а ведущие, которые чисто дикторы, они обычно молоды и красивы.

Д.БОРИСОВ: Но есть же вечерние новости, где люди десятилетиями сидят в кадре и уходят, только если…

Е.АФАНАСЬЕВА: Скажите, а вы у себя российские каналы имеете возможность смотреть?

Слушатель: Имею, но не смотрю. И если возможно, у меня вторая реплика.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста.

Слушатель: Вы говорите, большинство русских. Я знаю, вы не согласитесь. Но тем не менее, Россия по международным стандартам, это моноэтническое государство.

Е.АФАНАСЬЕВА: Скажите, а в Америке сидят люди разных национальностей в кадре в массе своей, раз вы считаете, что мы неправильно видим западные каналы здесь?

Слушатель: В массе своей белые ведущие, но конечно, представлены разные национальности, но их немного. И тем не менее Америка намного более многонациональное государство, чем Россия.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что ж, спасибо вам за вашу точку зрения.

И.КОЛОСОВ: Здесь можно спорить с каждым словом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Думаю, что не будем сейчас спорить, продолжим разговор с радиослушателями, а потом уже поспорим с ними и между собой. 7839026, добрый вечер.

Слушатель: Алло, здравствуйте, это Роман. Вот мне непонятно, а что же вы хотите, чтобы в России жиды только на телевидении работали?

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо большое за реплику и корректность большую вашу. Мы хотим, чтобы понятие красоты, по крайней мере я, не могу сейчас говорить за всех, я когда включаю телевизор, мне хочется, чтобы не только сидели люди молодые, модельно красивые и не всегда понимающие, что они говорят. К Диме Борисову это не относится, говорю сразу. Просто очень часто люди эффектной внешности производят впечатление говорящих кукол, бывает такое.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Вы знаете, я боюсь, что для таких слушателей, который сейчас позвонил и свое хамство в эфире произнес, телевидение сейчас по большей части работает именно для такой аудитории, к сожалению.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну кто, Марьян? Давай все-таки делить – информационное телевидение, развлекательное, какие каналы? Нельзя так вот огульно, телевидение = это огромный аппарат.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Давайте так. Значит, во-первых, информационного телевидения у нас сейчас больше не становится, даже становится меньше, потому что многие программы закрываются.

И.КОЛОСОВ: Да целые каналы открываются, Марианна, информационные.

Е.АФАНАСЬЕВА: Какие? Вести-24?

И.КОЛОСОВ: Вести-24. Туда, кстати, ушел представитель некой иной национальности, Самир Шахбаз с ТВЦ, который у нас вел. Он родился в городе Багдаде, у него совершенно персиянская внешность.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Правильно, потому что они работают по более западным стандартам.

И.КОЛОСОВ: Нет, я к тому, что информации становится больше, мы можем сожалеть о том, что комментариев становится меньше. Т.е. такой объем информации, требующей комментария и не получающей его, у нас вызывает сожаление.

Е.АФАНАСЬЕВА: А может быть, я буду задавать провокационные вопросы, может быть, нас, людей, хорошо поживших во времена перестройки и начале 90-х, в пору, в общем-то, довольно нетипичную для любой другой страны, революционную, которой соответствовало революционное телевидение, телевидение практически на баррикадах, которое меняло жизнь в стране, и как себя ощущали журналисты в том момент, показывать, комментировать, разъяснять. А может, это и не есть, собственно, функция телевидения – разъяснять и комментировать, а только показывать, Илья? Еще раз повторяю, я задаю свой вопрос как вопрос, а не как свою точку зрения.

И.КОЛОСОВ: Вопрос как способ поспорить. Я полагаю, что и то и то должно быть – и новости, и комментарии к ним.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как они должны быть разделены и, в том числе, как должны быть разделены люди в кадре? Информационный выпуск дневной, который без комментариев, а ночной, как у вас, например?

И.КОЛОСОВ: Который позиционирует себя все-таки как аналитический выпуск. Когда говорят, «итоговый выпуск новостей на ТВ-Центре»…

М.МАКСИМОВСКАЯ: «Итоги дня».

И.КОЛОСОВ: Да. Я могу себе это позволить. Вы не услышите комментариев от ведущего в тот же прайм-тайм на ТВ-Центре в 20.45, нельзя, такое правило, они должны сообщать новости, я даю потом комментарий, я анализирую потом все, что происходит, мы это все это перевариваем в службе информации, и у меня в программе это все вываливается на зрителя.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть Колосову разрешено комментировать, а тем, кто ведет новости чуть раньше, нельзя.

И.КОЛОСОВ: Такие правила, Тане Ципляевой нельзя, не ее жанр.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Диме Борисову вопрос – ты пришел на Первый канал, как тебе сформулировали правило?

Д.БОРИСОВ: Я не пришел комментировать, я пришел вести новости, понятное дело, что не диктором.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но тебе сказали, что можно, а что нет? Тем более человек пришел с «Эха Москвы». Наверное, они были несколько напуганы вольностью взглядов «Эха», как тебе сформулировали, что можно, что нельзя?

Д.БОРИСОВ: Если бы они были очень напуганы вольностью моих взглядов и «Эха Москвы», я не думаю, что поступило бы предложение. Я же не стоял у Останкино с плакатом «Хочу работать».

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, тебя же взяли с удовольствием, даже сделали комплимент, Кирилл Клейменов сказал. Что впервые видит человека, который сев в кадр, сразу же замечательно, идеально…

Д.БОРИСОВ: Сделаем вид, что я этого не слышу.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это мне говорили.

Д.БОРИСОВ: Опять же, ведущий не может комментировать, но опять-таки, подача — очень важная штука. Ведущий не может безлико читать текст, без всякой интонации, открывать сообщение любого информ-агентства и читать там, что «Экипажу 14-й экспедиции нам МКС предстоит большая научная программа», вот я вижу перед собой. Всё равно ведь есть какое-то отношение этого человека…

Е.АФАНАСЬЕВА: Нельзя пускать человека в знакомую студию, он знает, на какие кнопочки нажимать, и читает параллельно, всем гостям я выключаю, ты сейчас гость.

Д.БОРИСОВ: Нет, здесь всё, что нужно все выключено.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Просто я объясню – здесь у нас стоит компьютер, Дима нажимает на кнопку, а я все время тоже кошу глазом и смотрю, что там написано на этом компьютере.

Д.БОРИСОВ: Ужас какой, всё рассказали… Ведущий просто должен быть человеком, вот и всё, а не сидящей марионеткой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Какая интересная вещь – как считывает экран вот эту личность или не-личность. Марианна сказала, что на старом НТВ были люди, которые не все сами писали, но подавали это все так, что были личностью. Бывают люди красивые, талантливые, но в кадре личностью не смотрятся. Я первый раз Диму увидела в эфире на орбите, была в командировке, включила, и даже несмотря на разницу во времени, я как человек, прилетевший из Москвы, еле вставала по утрам засунув в глаза спички, но вот увидела Диму, у меня сразу улыбка расплылась, он выглядит очень позитивно в кадре. Кстати, на экране он выглядит даже старше, чем в жизни.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Да, экран старит.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да ладно вам.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Да, полнит и старит.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это женские комплексы.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Это не комплексы, это научный факт. Просто все очень просто, не надо выдумывать велосипед – должны быть разные программы, должны быть утренние новости, где должны быть жизнерадостные человеки, от которых действительно хочется получить заряд бодрости и веселья и еще услышать информацию. Дневные программы – все с колес, понятно, что главное здесь – успеть последнюю новость быстренько донести до зрителей. Вечер – это уже элемент анализа, это уже комментарий, не ведущих, а тех экспертов, которые записываются и приглашаются в программу. Ночные выпуски, итоги дня, которые у нас в России традиционно выходят ближе к полуночи, — это уже и ведущий, который комментирует. Должны быть, естественно, и разговоры,…

Е.АФАНАСЬЕВА: Марьян, извини, скажу, может быть, неприятную для воспоминания твоего и твоего канала вещь – Оля Романова у вас в кадре комментировала ночью, и чем это все закончилось на вашем канале чуть меньше года назад?

М.МАКСИМОВСКАЯ: Давай так, это была другая история, не имеющая отношения к теме. Оля комментировала хорошо, на мой взгляд.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но закончилось-то это плохо? И сейчас у вас комментариев ночью не видно, а если кто-то и пытается это делать, то непонятно, что это комментарий, потому что личностей не стало.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Потому что знаете почему, еще на моей памяти пытались найти Оле Романовой второго ведущего в пару, не могли найти, потому что страшный дефицит ведущих. Мы все знаем, какой должен быть человек в итоговой программе или в прайм-тайме, можно найти сейчас милых, молодых, как правило, ребят на утренние и дневные новости, уже на вечер очень тяжело найти, на программу, которую ведет Илья, например, просто практически невозможно найти.

Е.АФАНАСЬЕВА: Илья, не подсиживают, в спину не дышат?

М.МАКСИМОВСКАЯ: Я не вижу, честно говоря, никакой конкуренции.

И.КОЛОСОВ: Я как скала стою 6 лет, меня никто не может сдвинуть с места, мне постоянно подыскивают в пару человека, они все время меняются, эти люди.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Так нет, понимаете, я не знаю, почему, то ли профессия наша перестала быть престижной, и поэтому те самые большие люди…

И.КОЛОСОВ: Ой, нет, Марианна.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну как нет? А где же эти все люди, которых так ждут все каналы?

Е.АФАНАСЬЕВА: Уважаемые люди, если вы чувствуете в себе огромный потенциал таланта ведущего, пожалуйста, можете прямо сейчас на пейджер присылать свои координаты, и на три канала вы имеете шанс попасть и подсидеть наших гостей.

И.КОЛОСОВ: Мы все нетипичные, вот я боюсь, что до конца программы мы не скажем главное.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так я вас поэтому, наверное, и позвала?

И.КОЛОСОВ: Понимаете, мы все здесь вчетвером понимаем, что проблема есть какая-то.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так поэтому тему и поставили.

И.КОЛОСОВ: Поэтому спрашивайте Диму, меня, Марианну. И получается, что мы все журналисты, можем себе позволить какие-то высказывания. А мы смотрим телевизор, включаем Первый канал в дневное время и в прайм и видим, что это кошмар, что это смотреть невозможно, – вот в чем проблема.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, давайте примеры. Все-таки мы в данном случае оскорбляем ваших коллег такими репликами.

И.КОЛОСОВ: Пусть они не оскорбляются, эти коллеги мне сами говорят…

Е.АФАНАСЬЕВА: Потому что можно то же самое сказать и про ТВЦ, и про Ren-ТВ.

И.КОЛОСОВ: У нас по крайней мере, меньше официоза, обязательного для центральных каналов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но у вас ведь московский официоз – у вас меньше Путина, но больше Лужкова – баш на баш.

И.КОЛОСОВ: Не согласен.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо, давайте несколько звонков хотя бы еще примем, потому что время программы идет, а слушатели, может быть, тоже хотят что-то сказать. Напоминаю – 7839026, у нас сегодня одна линия. Добрый вечер.

Слушатель: Алло, здравствуйте. Боже, как я рада, что все-таки дозвонилась. Я вам даю честное слово, что кроме ваших новостей в пять минут первого я больше новостей не смотрю. Я даже не знаю, кто этот паренек с Первого канала, я просто его не включаю. А вопрос у меня к Максимовской – значит, вот вы сказали в начале передачи, что ведущий выражает свое мнения, это, правда, вас не касается, вопрос по Сорокиной – человек, не имеющий ни семьи, ни мужа, ни ребенка…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что значит, ни семьи, ни ребенка?

Слушатель: И она будет учить всю страну.

Е.АФАНАСЬЕВА: Подождите, давайте говорить корректно, Света удочерила девочку, воспитывает дочку.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Прекрасная девочка.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, давайте не оскорблять. Уж по крайней мере, корректно говорить. 7839026.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Кстати говоря, это проблема ведущего. Особенно тяжело молодым – ты сидишь на виду у всех, а тебя обсуждают – пиджак не тот, и как правило, обсуждают не то, о чем мы сейчас говорим – ту ли подводку написали, тот ли сюжет первый.

И.КОЛОСОВ: Вот-вот.

М.МАКСИМОВСКАЯ: А седой ли Колосов или нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Какой цвет волос у Максимовской, наверное, интересует больше, а у других ведущих – подтяжки делали или не делали, как выглядит, во что одет.

Д.БОРИСОВ: У меня был такой случай – страшные были новости, жуткий на работе ритм. Пишешь гениальные тексты, а после эфира звонит куча народу, и все с одним – что мне тот галстук не подходит.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Слушайте, интеллигентнейшая подруга моей мамы после самого удачного выпуска, где у нас были и политические сюжеты, и я гордилась тем, что все здорово, мы все супер, сюжет каждого корреспондента был идеален, все шикарно, маме звонили интеллигентнейшие подруги, жены профессоров, сами профессора, и говорили «Слушай, какой у Марианны пиджак шикарный. Где она его взяла?» Это вот такой парадокс восприятия, а мы с вами о верстке, о подводках.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так вот не кажется ли вам, что это лишний раз подтверждает, что может быть журналисты-то и не нужны аудитории и ведущие, а нужны именно дикторы – в красивом пиджаке, с правильной внешностью.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Да нет, нужны, конечно. Знаете что, программы должные быть разнообразные, как мне не хватает – где ток-шоу, где интервью ежедневное..

Е.АФАНАСЬЕВА: Как где интервью?

И.КОЛОСОВ: Нет, интервью у меня каждый день, но…

Е.АФАНАСЬЕВА: Так вот премия «Тэфи», номинация интервью убрана, потому что, как объяснял вчера Любимов на пресс-конференции, типа за неимением жанра, не стало жанра – убрали номинацию. 7839026, добрый вечер.

Слушатель: Добрый день, Валерий из Петербурга. Говоря о том, что на центарльном телевидении надо побольше нерусских, а есть ли у вас информация по поводу того, сколько в процентном соотношении, скажем, в Татарии, в Башкирии, в Калмыкии дикторов русских?

Е.АФАНАСЬЕВА: Скажите, а вы противник того, чтобы в кадре были не только русские дикторы?

Слушатель: Нет, ну почему…

Е.АФАНАСЬЕВА: Сорвался звонок. Видите, вот слушатели либо не поняли, либо недовольны.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Недовольны.

Е.АФАНАСЬЕВА: Даже из Вашингтона защищают русских. У нас моноэтническое, по общему мнению, государство, поэтому…

М.МАКСИМОВСКАЯ: У нас многонациональное государство, по конституции, уважаемые граждане.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мне кажется, что если журналист работает интересно, то в какой-то момент перестает быть важным, какой он национальности, а если его подбирают только чтобы посадить в кадр человека другой нации, это напоминает сталинскую «дружбу народов». Вопрос в том, что нельзя не видеть этих людей, если они талантливы, только потому что у них нестереотипная внешность, но это уже вопросы к руководителям службы новостей.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Вспомните, например, ведущего погоды, Александра Беляева, у которого как бы абсолютно нетелегиеничная внешность, но когда он появился, как его все полюбили.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это потому что на фоне красоток, рассказывающих о погоде.

Д.БОРИСОВ: Зато теперь его ругают за плохую погоду всё время, сегодня вот как раз опять слышал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что? У нас последние две минуты эфира, давайте по реплике буквально, по две. Илья Колосов, вот ваш прогноз, как будет ситуация развиваться, она будет примерно в той же стадии, когда молодые, красивые, а изредка ночью разрешать сказать свое мнение тем, у кого незакрашенная седина, или ситуация на российских каналах будет несколько иначе развиваться?

И.КОЛОСОВ: Нет, она будет развиваться именно в этом русле, тенденция будет сохраняться, и я не вижу ничего плохого в том, что будут читать красивые новости, другой вопрос – что шеф-редакторы им будут давать читать, и что шеф-редакторам будут позволять давать делать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не убедил опыт Димы Борисова, что не то он читает, что шеф-редакторы дают ему.

И.КОЛОСОВ: Послушайте, мы здесь все нетипичные собрались, я говорю о среднем, я пытаюсь суммировать.

Е.АФАНАСЬЕВА: О среднем. Дима?

Д.БОРИСОВ: Здесь не нужно впадать в крайности. Мне кажется, что если посадить в кадр человека, на которого людям будет неприятно смотреть, то что бы он ни говорил, умные вещи или неумные, они просто не будут его смотреть. Точно так же, как если человек приятной внешности, молод он или не очень молод, но говорит свои вещи и знает, что сказать, то…

Е.АФАНАСЬЕВА: Марианна.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Как мне не хватает Михаила Осокина.

Е.АФАНАСЬЕВА: RTVI смотрите.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну, давайте все-таки говорить о тех каналах, которые все смотрят. Как мне не хватает такого рода личностных ведущих. Я боюсь, что мы еще долго таких людей не увидим. Я, конечно, могу кричать «Беляева в студию новостей!» или «Верните Осокина!», понятно, что это все бесполезно, страна больна ксенофобией, и я об этом думаю с огромной тревогой уже очень давно, наш эфир сегодняшний это просто еще раз показал. Я боюсь, что мы в скором времени увидим только дикторов и только титульной нации.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что ж, мы заканчиваем программу «Телехранитель».

Д.БОРИСОВ: Давайте улыбнемся хотя бы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ой, правильно, Дим, давайте улыбнемся, завтра утром включайте Первый канал, Дима Борисов вам улыбнется, Марианна улыбнется в субботу, Илья завтра ночью, да?

И.КОЛОСОВ: Нет, завтра ночь не моя, я буду отдыхать, я буду улыбаться, отдыхая.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Илья Колосов, Марианна Максимовская, Дмитрий Борисов – нетипичные ведущие, я за то, чтоб таких ведущих было все больше, и каждый из них был нетипичным ведущим на канале. Елена Афанасьева, до следующего воскресенья, всего доброго.



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире