'Вопросы к интервью
09 апреля 2006
Z Телехранитель Все выпуски

Может ли развлекательное телевидение быть интеллектуальным?


Время выхода в эфир: 09 апреля 2006, 17:08

Е.АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер! В эфире «Телехранитель» – программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. И как всегда, каждое воскресенье мы говорим с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня наше телевидение все больше стремится стать развлекательным, а может ли развлекательное телевидение быть интеллектуальным? Об этом мы поговорим с Андреем Козловым, главным продюсером телекомпании «Игра», которая производит программы «Что, где, когда?», «Культурная революция» и «Жизнь прекрасна». Добрый день, Андрей.

А.КОЗЛОВ – Добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА – Андрей, Вы делаете программы для аудитории трех разных каналов. «Что, где, когда?» — это первый канал с его огромным охватом аудитории, там, до 98% жителей нашей страны. Ну, соответственно, история программы 30-летняя. Совершенно другая аудитория канала «Культура», на которую выходит «Культурная революция»: интеллектуальная небольшая, там не требуются высокие рейтинги, не для этого канал создавался. И канал СТС принципиально единственный, называющий себя развлекательным, ставящий развлечения как принцип в основу.

А.КОЗЛОВ – Первый развлекательный.

Е.АФАНАСЬЕВА – Первый развлекательный. Да, по Фрейду просто. Ну, хорошо, название пускай команда Роднянского комментирует. Аудитория более молодая, более динамичная, более интересная рекламодателям, потому что более состоятельная, совершенно другая чем у Первого или у «Культуры». Хотя тот же ведущий, что и на канале «Культура», Михаил Швыдкой, с которым Вы работаете. Как удается работать на разную аудиторию? Так легко или все-таки Вам приходится влазить в шкуру вот этой аудитории и представить себе, что ей нужно?

А.КОЗЛОВ – Вы знаете, Лен, мне до сих пор все равно представляется, что в значительной степени разговоры о том, что аудитория разная, они все-таки от лукавого. Вот как человек, много лет работающий на телевидении, я понимаю всю очевидность того, что мы работаем на разные телевизионные аудитории. А как человек творческий, как режиссер, все равно я не вижу отдельно аудиторию. Т.е. я ее вижу когда? Когда начинается новая программа. Вот мы начинали делать «Культурную революцию», и у меня просто до истерик доходило: не хочу делать программу для канала «Культура», я не понимаю, какую программу делать для канала «Культура». Совершенно анекдотично, потому что через 3 года после этого мы начинаем делать программу «Жизнь прекрасна» для канала СТС, со мной происходит ровно та же история. Я даже приезжал к Александру Роднянскому и к Саше Цекало с просьбой отдать назад слово, что мы будем делать… вернуть мне мое слово, что мы будем делать для них программу, с просьбой: отпустите меня, пожалуйста. Я не понимаю, как делать программу для канала СТС, что я схожу с ума, это будет провал, мы не будем попадать в аудиторию. А сегодня если вот мне предложат или я сам задумаюсь делать программу для какого-либо еще одного канала, я думаю, что со мною уже…

Е.АФАНАСЬЕВА – Канал «Спас».

А.КОЗЛОВ – Ну, например, например. Я думаю, что со мною уже не будет вот такого бурного процесса происходить, потому что в конечном итоге, все равно, как ни крути, в главном, в основном аудитория все равно совпадает. Это русскоговорящие, русскодумающие люди, россияне, как говорил Борис Николаевич. Мы делаем программу для россиян. И в этом смысле они хоть живут в России, хоть живут в Америке, в Италии, в Германии, где тоже показывают наши передачи. Они остались родом отсюда, и я думаю, что это самое главное, в этом аудитория совпадает на 100%. Это оспорить невозможно, наверное.

Е.АФАНАСЬЕВА – Пользуясь Вашим рецептом. Каждый… как бы у Вас гости приходят на «Культурную революцию», за несколько минут Вы их инструктируете и тот же самый тезис Вы недавно. Мы вместе были в Оренбурге на конкурсе ТЭФИ-регион, Вы давали там мастер-класс, и этот пример приводили региональным коллегам, которые участвовали в конкурсе. Вы советуете всем ваши участникам программы, настоятельно рекомендуете начинать все свои выступления с фразы: «А я не согласен». Или: «Я не согласен с предыдущим оратором».

А.КОЗЛОВ – Или: «Не могу согласиться», или: «Категорически возражаю».

Е.АФАНАСЬЕВА – Да. Т.е. как я понимаю, сегодня мне придется делать то же самое и каждый раз Вам говорить: «Категорически не согласна», даже если я в принципе согласна, как ваши гости иногда послушаешь, а, в общем-то, все за одно и то же, да? Аудитория разная, но тот же Михаил Швыдкой начинал… вот я, кстати, запамятовала: на канале «Россия» начинал похожую программу, это была Ваша программа?

А.КОЗЛОВ – Да.

Е.АФАНАСЬЕВА – Где тоже пели?

А.КОЗЛОВ – Конечно, «Песни ХХ века» мы начинали делать.

Е.АФАНАСЬЕВА – «Песни ХХ века».

А.КОЗЛОВ – Да.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вот канал «Россия», где программа не прижилась. И когда он перешел на СТС, и назвали «Жизнь прекрасна», Михаил Ефимович очень смешно ответил на вопрос, почему программа ушла с канала «Россия». Он сказал: «А вы можете представить на канале «Россия» программу с названием «Жизнь прекрасна»?»

А.КОЗЛОВ – Ну, это он пошутил, я думаю. Хотя в каждой шутке есть доля шутки.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но все-таки на аудиторию одного канала программа не пошла, а на другом идет замечательно. Все смотрят, радуются и поют. В чем секрет?

А.КОЗЛОВ – Секрет состоит в том, что когда передача не покупная, т.е. это не западный формат, купленный и перенесенный, чего большинство сегодня мы видим на нашем телевидении, то в этом случае ему так или иначе надо какое-то время пожить, обжиться…

Е.АФАНАСЬЕВА – Устояться.

А.КОЗЛОВ – Устояться и появиться. И в этом смысле канал СТС покупал уже программу, которая в значительной степени благодаря Олегу Добродееву…

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. на «России» был пилот по сути, да?

А.КОЗЛОВ – Вот, вот, понимаете, и там, мне кажется. Я не буду говорить, к сожалению или к счастью, да? Просто констатирую факт, что после этого пилота у программы появился шанс обрести то самое дыхание, которое и сделало ее известной популярной программой. Здесь другой разговор, что если посмотреть выпуски, которые были 1,5 года назад. Мы начали выходить в эфир 7 ноября 2004 года. Так вот, если посмотреть те выпуски и посмотреть сегодняшние программы, вы увидите тоже, что это совершенно разная программа. Новый проект, новый продукт, это удивительно, что он вообще может появиться в сегодняшней жизни, постановочная передача на современном телевидении. Но если у продюсеров хватает терпения дать возможность программе пожить, как это и произошло с «Жизнь прекрасна». Я вам скажу, первый выпуск программы «Жизнь прекрасна», который поставили на 18 часов на канале СТС, собрал долю по России всего 3,5%, т.е. это был грандиозный оглушительный провал. И опять-таки я не знаю, наверное, большой канал не может себе еще такого позволить. Здесь оперативно, несмотря на опубликованную программу, уже следующий эфир был перенесен на 12 часов дня на воскресенье, где эта программа и прижилась, т.е. было принято решение против всех правил, против публикаций, против всего. Перенести на 12 часов, почувствовать, что это утренняя программа, а не вечерняя. Один из факторов. Ну, и дальше просто дать создателям поработать над программой, ощутить себя в ней. Это как спектакль. Все равно ведь, если театр хороший и пьеса, и спектакль изначально хорошие, то премьерный спектакль никогда не будет лучше, чем 50-й или сотый.

Е.АФАНАСЬЕВА – Андрей из Москвы, Андрей Иванченко спрашивает, вопрос, присланный по Интернету. Игорь Иванченко, извините. «Андрей, трудно работать с чиновником такого ранга как Швыдкой?» Я помню, на одном мастер-классе Вашем Вы рассказывали, что когда пошли договариваться с Михаилом Ефимовичем, Вы сразу резко сказали: «Но решать-то будет режиссер», имея в виду себя. Удается ли командовать министром культуры?

А.КОЗЛОВ – Ну, я где-то на пятой минуте разговора сказал, а не то, что сразу зашел в кабинет и сказал. Все-таки я немножко понаблюдал, и там-то Михаил Ефимович, как человек театральный, сказал, что естественно. Для него, который…

Е.АФАНАСЬЕВА – Мизансцену отыграл вместе с Вами.

А.КОЗЛОВ – Ну, а как же? Ну, он же театральный человек, для него в этом смысле нет вопроса. Но здесь я хочу сказать вот нашему слушателю, что я ведь не работаю с министром или с руководителем Федерального агентства по культуре. Я работаю с соавтором и с телевизионным ведущим Михаилом Швыдким. И, конечно, никогда не принимаю в расчет, кроме графика съемок… Да.

Е.АФАНАСЬЕВА – Андрей, давайте скажем честно, что в составляющей ведущего… Т.е. есть Михаил Швыдкой – человек, есть бренд телевизионного ведущего Михаила Швыдкого.

А.КОЗЛОВ – Да, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА – И в этом бренде то, что он – министр культуры, это немаловажная составляющая, потому что очень часто люди, особенно когда вы начинали «Культурную революцию», люди приходили посмотреть на действующего министра в кадре. Потом уже вам удавалось зацепить этих зрителей или не зацепить, оставить их у экрана или нет, но вот то важное, над чем бьются продюсеры, как заманить, заставить зрителя включиться и посмотреть передачу, во многом то, что Швыдкой – министр, вам помогало. Или нет?

А.КОЗЛОВ – Вы знаете, я думаю, что в равной степени, помогало, быть может, первые 10 минут. Ведь это как в сказке о Золушке. А дальше вас спрашивают: а что вы, собственно, можете предъявить? «И никакие связи не помогут сделать ножку маленькой, а сердце большим». Помните эту вот старую, старую «Золушку»?

Е.АФАНАСЬЕВА – Фильм, да, знаменитый.

А.КОЗЛОВ – Да, фильм. И здесь: а что вы, собственно, можете предъявить? Ну, хорошо, Вы — министр культуры, или вот сейчас – руководитель Федерального агентства, но для телезрителя этого достаточно, я говорю, ровно, там, на 3, на 4 минуты. После этого я либо выключаю телевизор, либо начинаю смотреть уже не как министр пляшет, а как человек, все-таки, ну, за ним, какой-то… слово сейчас говорят: бэкграунд, т.е. за ним прошлое, да? Все равно это чувствуется, что… и для меня это гораздо важнее, он профессор, он доктор искусствоведения, у него кафедра, у него студенты. Да, он при этом государственный чиновник, и при этом он абсолютно позволяет себе быть естественным, нормальным, без распальцовки и без… т.е. с чувством юмора по отношению к самому себе. И я начинаю чувствовать, что мне интересно наблюдать за этим: а что еще может себе позволить… ну, Вы же понимаете, что все-таки уже там Михаилу Ефимовичу, сколько? 56 лет, да? Уже это не мальчик, это не Малахов, я не знаю, не Валдис Пельш, при всем уважении. И в таком возрасте…

Е.АФАНАСЬЕВА – Но при этом работать должен тоже на той же площадке: ведущего развлекательной программы.

А.КОЗЛОВ – Конечно, конечно. И не повторяя, скажем, Александра Васильевича Маслякова, да? Который постарше, но примерно, вот можно сказать, из этой когорты для меня как телезрителя. И мне вот за этим очень интересно наблюдать: а какие отношения у них…

Е.АФАНАСЬЕВА – А он удивляет Вас, Швыдкой? Вас, как режиссера?

А.КОЗЛОВ – Да, периодически, конечно. Но вот, по-моему, прошлое воскресенье была передача, где вдруг заговорили о шпильках, «Жизнь прекрасна». Песня была про сапожника, потом он заговорил о шпильках, и снимает туфли, и остается в носках. А потом – Вы поймите, какой свободой человек должен обладать, чтобы… они с Леной присели на ступенечку, С Леной Перовой, соведущей, и он говорит: «Представляешь, какое счастье, что у меня не порваны носки». Ну, вот таким, да?

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, честный человек.

А.КОЗЛОВ – Какой раскрепощенностью нужно обладать, чтобы вот это сказать, не побояться, не постесняться. Это ведь не актер на сцене все-таки, это все рано …

Е.АФАНАСЬЕВА – Но вряд ли у министра были порваны носки. Может быть, это такой доходчивый… как это сказали бы: пиар-ход. Вот он такой простой, как весь народ, у которого могут быть носки порваны.

А.КОЗЛОВ – Ну, наверное. Я Вам скажу, Лена, что, наверное, и у первых леди может…

Е.АФАНАСЬЕВА – Чулок поехать.

А.КОЗЛОВ – Чулок поехать, да? Это ведь не зависит как раз от должности 100%.

Е.АФАНАСЬЕВА – Андрей, у Вас три очень успешных проекта с разной историей. Т.е. один просто вне конкуренции, потому что такая судьба как у  «Что, где, когда?», есть на нашем телевидении только у КВНа еще, да? Такая длинная история. Наверное, теоретики телевидения будут многократно пытаться понять успех, в чем собака зарыта этого успеха, и как удается продолжать и т.д. И два проекта новых достаточно, в разной степени уже 5 лет…

А.КОЗЛОВ – Вот-вот, представляете, новые, да?

Е.АФАНАСЬЕВА – Уже 5 лет.

А.КОЗЛОВ – «Культурная революция» вот уже пятый сезон закончила.

Е.АФАНАСЬЕВА – Уже так… По современному телевидению 5 лет – это уже очень много.

А.КОЗЛОВ – Это целая жизнь. Уже 5 лет «Культурной революции».

Е.АФАНАСЬЕВА – Да. И вот если сейчас попросить определить три, ну, по одной, по две, по три составляющей успеха этих проектов для Вас, как у человека, который в «Что, где, когда?» начинал как участник и иногда участвует, в том числе, да? и работает как продюсер над проектом и как режиссер и продюсер над двумя другими, что для Вас принципиально?

А.КОЗЛОВ – Вы знаете, я думаю, что здесь нет чего-то отдельно взятого для каждой из передач. В целом все равно каждая из этих трех программ отвечает одному важному условию: она наблюдает за людьми, поставленными в достаточно острые предполагаемые обстоятельства. Задачей телевидения, как она мне представляется…

Е.АФАНАСЬЕВА – «Что, где, когда?», понятно. У вас вчера появились 6 молоденьких девочек.

А.КОЗЛОВ – Да.

Е.АФАНАСЬЕВА – Очаровательных, там, внешне похожих на моделей.

А.КОЗЛОВ – Да, да. И еще оказавшихся умненькими.

Е.АФАНАСЬЕВА – Можно было начинать шутить по поводу блондинок, а они еще вот, там, сначала растерялись. Сказали: ну да, пришли дурочки красивенькие, и уйдут сейчас. Проигрывали 4:0, а потом вдруг выиграли. У них предполагаемые обстоятельства понятны. Этого стресса, на тебя вся страна смотрит, они кто из Горловки, кто из Одессы, кто из Москвы.

А.КОЗЛОВ – Да, стресс там не только в этом, а тебе за минуту нужно найти ответ на вопрос.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, да, да. А в чем стресс, когда человек приходит отстаивать свою позицию на «Культурной революции» или спеть песню в «Жизнь прекрасна»?

А.КОЗЛОВ – В «Жизнь прекрасна» вообще все очевидно, хотя мне тоже самому даже стало не сразу понятно, но я потом понял, об чем здесь. Человек, который не… даже если он певец. У нас 45 исполнителей поют основные номера вживую. А все дополнительные номера вообще всегда поются вживую. Не случайно у нас стоит придуманные мною титры…

Е.АФАНАСЬЕВА – Стресс певцу спеть не под фанеру.

А.КОЗЛОВ – «Зона, свободная от фонограмм», да? Так вот не под фонограмму, да еще с оркестром, да еще в реальном времени. Это все равно стресс.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вдруг лажануть?

А.КОЗЛОВ – Вдруг лажануть, вдруг что-то произойдет. Это не только у нас здесь, это и на концерте, если артист поет под живое исполнение, уверяю Вас, он поет совсем не так, как если бы  он на концерте поет под фонограмму. А для гостей, которые приходят, которые вообще не певцы, для них… Они знают, они готовы, их будут обязательно вынуждать еще и попеть, кроме того, что послушать их рассказ. Это уже сложное предполагаемое обстоятельство: человеку показать, как он поет, хорошо или плохо. Может быть, он поет настолько плохо, что вообще не может себе позволить…

Е.АФАНАСЬЕВА – Еще и рассказать что-то интересное…

А.КОЗЛОВ – Конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА – …про эту песню, да?

А.КОЗЛОВ – Рассказать, а потом еще держать в голове, что сейчас тебя заставят спеть, а может, заставят чечетку станцевать. В принципе, достаточно сложное предполагаемое обстоятельство. Другой разговор, что это делается легко и без напряжения, но они находятся точно так же в сложных обстоятельствах, за которыми мы и наблюдаем. И мы смотрим, а как они выкрутятся из этого. Если войти в «Культурная революция», там еще, наверное, более острая история. Но у людей, которые сидят… два основных оппонента, которые сидят в креслах, там про них отдельный разговор. Но люди, которые сидят в зале, которые точно знают, что вряд ли они получат больше 3 минут времени на свое выступление…

Е.АФАНАСЬЕВА – А еще вы их и подрежете, 3 минуты для эфира – это много.

А.КОЗЛОВ – Ну, подрежете, это уже потом, если… но … а человеку нужно уложить мысль свою, да? Ее нужно сконцентрированно высказать, ведь, ну, как? Уважаемый человек пришел. Это занимает 2 часа.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, у вас, я, кстати, заметила еще с самого первого сезона, что у вас, наверное, самая уважаемая… как сказать? Самая значимая… даже не подберу слова… аудитория, потому что у вас зал состоит исключительно из звезд в своих…

А.КОЗЛОВ – В том-то и дело.

Е.АФАНАСЬЕВА – В своем жанре.

А.КОЗЛОВ – И в других ток-шоу, если посмотреть, то им дается пространство в течение всей передачи. Здесь человек приходит, заранее зная, что он приходит реально…

Е.АФАНАСЬЕВА – А почему они соглашаются, звезды, идти на то, чтоб у вас высказать всего реплику, там, в 2 минуты?

А.КОЗЛОВ – Вы знаете, я думаю, что…

Е.АФАНАСЬЕВА – И канал «Культура», не самый, который может их раскрутить, распиарить. Там очень много людей, которые постоянно мелькают на более охватных каналах.

А.КОЗЛОВ – Я думаю, что суть именно в том, что они приходят не для того, чтобы пиарить себя. Вот это очень показательное обстоятельство, да? Что именно благодаря тому, что аудитория канала «Культура» своеобразная и достаточно консервативная и относительно небольшая, то, конечно, они приходят вот именно не пиарить, а потому что а) им интересно то, о чем будет идти разговор, и все-таки им есть, что сказать. И третье: это люди, как правило, азартные, которым очень важно и высказать свою точку зрения, и как я прошу поспорить, так они не потому что режиссер их просит поспорить, а они сами по себе азартны. Мы, когда начинали делать «Брейн-ринг», вот… «Брейн-ринг», вспомнил. (Смеется).

Е.АФАНАСЬЕВА – В общем, все, что Вы делаете, это «Брейн-ринг», по большому счету.

А.КОЗЛОВ – Так вот, Лен, когда мы начинали делать «Культурную революцию»…

Е.АФАНАСЬЕВА – Потому что азарт, как я понимаю, играет ключевую роль в Ваших проектах.

А.КОЗЛОВ – когда мы начинали делать «Культурную революцию», где-то через 4 выпуска Михаилу Ефимовичу кто-то из уважаемых людей сказал: «Козлов заставил тебя играть в «Брейн-ринг». Понимаете, какая история? Для меня тогда это была похвала.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, в общем, наверное, и сейчас похвала. Потому что заставить интеллектуальную программу существовать в рамках такого… жестко заданной игры, пусть интеллектуальной, но все-таки игры, это дорого стоит.

А.КОЗЛОВ – Ну, наверное. И вот мы сходимся в том, с чего и начинали, что нет отдельного закона для каждой из трех успешных передач.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, азартный Вы, Андрей, все-таки человек, уже на телевидении состоявшийся. Ну, кто еще пойдет доказывать, что он не просто так проиграл вопрос, а выиграл, какую-то змею доставать, там, через неделю, ее готовить, как Вы в прошлом году. Меня это удивило. Все-таки Вы уже начальник в этой компании. Вы сели в кадр и пошли эту змею доставать.

А.КОЗЛОВ – Лен, я Вам скажу, что я тоже удивился, наверное, не меньше, чем Вы.

Е.АФАНАСЬЕВА – А мы сейчас прервемся вынужденно, а про то, почему Вы все-таки эту змею готовили, расскажете после новостей. Это программа «Телехранитель», и Андрей Козлов в гостях у нас.



НОВОСТИ



Е.АФАНАСЬЕВА – Мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. И говорим мы сегодня с Андреем Козловым, главным продюсером телекомпании «Игра», которая производит программы «Что, где, когда?», «Культурная революция» и «Жизнь прекрасна», о том, может ли развлекательное телевидение быть интеллектуальным? Я чуть… на животрепещущей теме того, как Вы готовили змею в прошлой серии игр «Что, где, когда?», мы прервались. Но я сейчас на секунду отвлекусь. Я просто услышала в нашей заставке «самопромы», как это называется, о том, что будет Касьянов, и вдруг подумала: у Вас программы совершенно не политические, культурные. А у Вас есть ограничения по гостям? Вот того же Касьянова, Каспарова, тех людей, которые на каналах не появляются в качестве ньюсмейкеров по определенным причинам, Вы может звать? Или все-таки есть какие-то негласные соглашения с каналами, что лучше, в общем, не дразнить гусей?

А.КОЗЛОВ – Лена, даже не знаю, что Вам сказать. Я как-то не пробовал просто приглашать Касьянова, почему-то он мне не казался нашим персонажем ни в «Культурной революции», ни в программе «Жизнь прекрасна», а Гарри Каспаров, ну, будет какая-нибудь тема, которая на «Культурной революции», которая окажется близкой, почему? Я не думаю, что у нас будут проблемы.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, т.е. каких-то оговоренных персон, что лучше кого-то не звать, у Вас нет? Или есть какие-то негласные соглашения, я уж обещаю не допытываться сейчас, кого Вам не рекомендовано приглашать.

А.КОЗЛОВ – Ну вот, мы 5 лет выпускаем в эфир «Культурную революцию», и у нас Маша Распутина в кресле сидела на программе «Культурная революция». Это я Вам скажу для канала «Культура» — похлеще, чем Касьянов или Каспаров.

Е.АФАНАСЬЕВА – Чем Касьянов для Первого или второго канала.

А.КОЗЛОВ – Конечно, конечно. Без сомнения. Понимаете, т.е. вопрос ведь уместности, вопрос необходимости, а не вопрос того, что вот я Вам сейчас фигу покажу и вот вам Касьянов. Ну и что? Собственно, а для чего?

Е.АФАНАСЬЕВА – 783-90-25 – это для жителей Москвы телефон, 783-90-26 – для немосквичей. Будем перемежать мои вопросы и ваши. Пока вы дозваниваетесь, все-таки к змее. Что есть такого в телевидении или в этой программе «Что, где, когда?», что заставляет Вас, человека, уже состоявшегося, уже не приходящего в кадр гостем, а руководящего процессом за кадром т.е., все равно так искренне воспринимать эфир, и так искренне биться за каждое проигранное очко, когда Вы садитесь в кресло Знатока в программе «Что, где, когда?»?

А.КОЗЛОВ – Лен, я начал смотреть программу «Что, где, когда?» в 1978 году.

Е.АФАНАСЬЕВА – Часть слушателей еще не родилась.

А.КОЗЛОВ – Вот в том-то и дело. Я очень хорошо помню, как я впервые увидел программу «Что, где, когда?» в общежитии студенческом в Донецке, в холле, черно-белый телевизор. Я думаю: так, надо запомнить, как эта передача называется, чтобы потом, когда она будет еще в программе, чтобы ее не пропустить. И дальше это была моя жизнь, я болел за программу «Что, где, когда?». Вот в «Литературной газете», той еще, давней публиковали рейтинги, которые выстраивались по письмам телезрителей. И я всегда радовался, как будто это моя передача, когда «Что, где, когда?» из месяца в месяц оказывалась на первом месте. Потом я попал в «Что, где, когда?», потом Владимир Яковлевич и Наталья Стеценко пригласили меня работать в компанию. И было условие с моей стороны: то, что я приду работать в компанию, никак не должно отражаться на том, могу я играть в «Что, где, когда?» или не могу.

Е.АФАНАСЬЕВА – Пожертвовать возможностью играть Вы не хотели даже…

А.КОЗЛОВ – Не хотел.

Е.АФАНАСЬЕВА – …ради работы?

А.КОЗЛОВ – Если я подхожу как Знаток, то я буду играть в «Что, где, когда?», если я не подхожу как Знаток, то не буду, но не потому что я…

Е.АФАНАСЬЕВА – Ох, заподозрят Вас сейчас слушатели: Вы там работаете, к письмам доступ имеете.

А.КОЗЛОВ – Ну, на каждый роток не накинешь платок, — было сказано, а вот уж, глядя на меня, точно вряд ли у кого-то сильно возникнут мысли, я так думаю … Ну, знаете…

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, поиграть важней, чем знать ответ, да?

А.КОЗЛОВ – Иначе, а зачем? Ну, покажу я, что я очень умный. Кто меня считает дураком, все равно не поверит. Кто меня считает умным, тот ничего этого тоже не добавит. Ну, тогда ведь не родится ситуация, когда действительно будешь доставать змею, фаршировать ее на глазах у людей…

Е.АФАНАСЬЕВА – Где же Вы змею достали?

А.КОЗЛОВ – В Тверской области. Там есть питомник. И вообще, выяснилось, что это не такой простой процесс, приготовление змей…

Е.АФАНАСЬЕВА – Зато теперь специалист.

А.КОЗЛОВ – Зато теперь специалист. Если кому надо приготовить змею…

Е.АФАНАСЬЕВА – Обращайтесь к Андрею Козлову.

А.КОЗЛОВ – Да, да, да.

Е.АФАНАСЬЕВА – Помимо производства программ на телевидении, он еще прекрасно готовит теперь и змей.

А.КОЗЛОВ – Да.

Е.АФАНАСЬЕВА – А что есть в «Что, где, когда?» такого, что в общем, невозможно… Наверное, вот «Что, где, когда?» я не могу смотреть в записи. Иногда поздно ночью показывает Первый канал повторы, для меня это совершенно другое зрелище. И когда… опять-таки вернусь к Вашему мастер-классу в Оренбурге, я об этом Вам сказала, мы вели такой диалог, обиженные жители неевропейской части России, участники «ТЭФИ-регион» сказали: а мы все время смотрим на неделю позже, потому что программа идет живьем на Москву и на Европейскую часть.

А.КОЗЛОВ – Да.

Е.АФАНАСЬЕВА – Энергетика, которая передается вот совершенно необъяснимым образом, вот этот вот… эмоции в вашей крохотной комнате, потому что представить степень того, насколько это крохотная комната, по телевизору все равно невозможно.

А.КОЗЛОВ – 50 квадратных метров.

Е.АФАНАСЬЕВА – Туда можно прийти только и понять, насколько это маленькое помещение. Вот оно передается в эфир, и я, пожалуй, не знаю другой программы, которая… ну, не считая спортивных соревнований, когда все болеют вот за тот гол, который был забит сейчас во время новостей, когда уже просто подсказывала звукорежиссер Саше Климову, что уже 2:0.

А.КОЗЛОВ – Да.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вот такой по степени энергетика передается у вас. В чем секрет? Ведь есть другие прямые эфиры, где этого нет.

А.КОЗЛОВ – Ну, Вы знаете, Владимир Яковлевич называл телевидение в записи консервами. Вроде бы все то же самое, ну, давайте попросим в самом лучшем ресторане приготовить самое вкусное блюдо, а потом закрутим его в банку, и через пару недель съедим. Вроде бы и сохранилось, вроде бы и все то же, а чего-то все-таки не хватает. А «Что, где, когда?», тут ведь еще в чем, конечно, дело? Там мистики очень много. Вот я – человек, в общем-то, не мистический, да? Вся астрология, все рассуждения о таких вот мистических вещах не для меня, но, наверное, что-то происходит, когда … ну, я не знаю, решил ты в носу поковыряться во время «Что, где, когда?». И ты не просто ковыряешься в носу, а ты ковыряешься в носу сразу на глазах, там, у 5 млн. человек, вот в эту же самую секунду, да? У тебя капелька пота и ты ее вытираешь, это не потому, что игрок об этом думает, игрок как раз не может об этом думать, иначе он вообще играть не сможет. Это сейчас я пытаюсь анализировать. Но вот то, что соучастие с тем, что происходит в игре «Что, где, когда?», одновременно соучаствуют миллионы людей, конечно, не может не сказываться. Вы никогда не обращали внимания, что если Вы смотрите фильм по DVD, это одно смотрение, если Вы смотрите художественный фильм по телевизору, — сейчас отбросим, что там реклама мешает смотреть, — то это другое смотрение. Потому что вместе с вами, очевидно, что-то все-таки происходит. Миллионы людей тоже сопереживают или не сопереживают.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, я часто это замечала, что хороший фильм, ты его включаешь в эфире и смотришь, хотя у тебя есть кассета или DVD, ты никогда просто так ее не поставишь.

А.КОЗЛОВ – Вот, вот, вот. Почему-то имея DVD, и без рекламы, и можно посмотреть два часа комфортно и остановить в нужном месте, смотришь все равно в эфире. Что-то, видимо, происходит, когда одновременно огромное количество людей смотрят на некое действо. А когда это прямой эфир и участники находятся в этом же реальном времени, они не могут, видимо, этого не ощущать. Ну, и дальше то, о чем я говорил вначале, в первой части нашего разговора. Это единство времени, это невыносимые предполагаемые обстоятельства. Чем они сложнее, тем интереснее, да? И полет такой, ну вот, я могу про себя сказать, и думаю, это касается многих, но классных игроков «Что, где, когда?», когда люди растворяются в игре, и ля них ничего кроме нее вот в течение этих 1,5 часов не существует. Когда даже идет реклама, или там, я не знаю, Друзь выходит покурить, а в глазах у него ничего нет, потому что он весь в домике. Возвращается, садится и опять но там. Это магнетизм какой-то, фантастика.

Е.АФАНАСЬЕВА – 783-90-25. Это мы пообещали звонки принимать.

А.КОЗЛОВ – Да.

Е.АФАНАСЬЕВА – И телефон разрывается. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ ПЕТРОВИЧ — Добрый вечер, Андрей.

Е.АФАНАСЬЕВА – Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ ПЕТРОВИЧ – Это Юрий Петрович беспокоит. Я бы хотел сказать, во-первых, благодарность Андрею за точное попадание в его передачах, которые он создал и в которых он принимает участие.

А.КОЗЛОВ – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ ПЕТРОВИЧ – Считаю, что он уже даже достиг такого уровня, когда может участвовать в передаче «Дифирамб».

Е.АФАНАСЬЕВА – Это Ксении Лариной передадим, чтобы она приглашала.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ ПЕТРОВИЧ – Поэтому я ему очень благодарен, но с ним в одном не соглашусь, что эти передачи, все три, для разной аудитории. Я, например…

Е.АФАНАСЬЕВА – Так это я предполагала, что для разной. Андрей как раз доказывал, что люди-то одинаковые.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ ПЕТРОВИЧ – Да. А я по телевидению хочу сказать, что я все-таки смотрю только эти три передачи, пожалуй, смотрю еще «Миллион» и все. Больше я телевизор не включаю ни для чего.

Е.АФАНАСЬЕВА – Спасибо за реплику. Есть вопрос? Или это просто высказывание?

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ ПЕТРОВИЧ – Нет. Я просто единственное хотел спросить у него, а были вообще неудачи когда-то у него на телевидении?

Е.АФАНАСЬЕВА – А Вы знаете людей без неудачи в жизни?

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ ПЕТРОВИЧ – Нет. Но он человек все-таки выходец из «Что, где, когда?», там как правило умные люди все-таки бывают.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да. А еще Андрей родился в самолете. И, наверное, помогает парить над неудачами.

А.КОЗЛОВ – Это как я люблю говорить: как сейчас помню, как мама летела из Берлина в Москву и родила меня.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, правда, в самолете?

А.КОЗЛОВ – Да, правда. Ну, Лен, Вы же понимаете, что я знаю это по рассказам.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, понятно. Все равно, реально родились в самолете, кто-то роды принимал у мамы.

А.КОЗЛОВ – Да, да, да. Взлетели… Стюардесса принимала роды, а здесь уже во Внуково встречала «Скорая помощь». Вот сюда вот…

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. у Вас место рождения в паспорте…

А.КОЗЛОВ – Нет, нет, у меня место рождения в паспорте, кстати, Луганск написано, где меня уже регистрировали, где мама жила, а вот здесь в роддоме, который был, по-моему, его уже нет на Калининском…

Е.АФАНАСЬЕВА – Грауэрмана.

А.КОЗЛОВ – Да, который вот здесь.

Е.АФАНАСЬЕВА – Уже там, уже Вас туда привезли.

А.КОЗЛОВ – Да. Но это все рассказывали, естественно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вернемся к неудачам.

А.КОЗЛОВ – А если говорить о неудачах… Понимаете, что оценивать как неудачу? Потому что когда я оглядываюсь, так прожил-то уже достаточно много, как ни странно, то оказывается, что каждая неудача, в конечном итоге…

Е.АФАНАСЬЕВА – И поражение от победы ты сам не должен отличить.

А.КОЗЛОВ – Да, да, да. Вы знаете, вот мы встречались тут с выпуском в школе, и была учительница русского языка и литературы, года три назад, которая поставила мне по выпускному сочинению четверку, из-за этого я не получил золотую медаль. И Зоя Григорьевна, искренне глядя на меня, говорила мне: «Андрюш, ты меня, ради бога извини». Представляете, там прошло уже сколько лет: «Ты меня, ради бога извини, что я вот так…». А я говорю: «Зоя Григорьевна, если бы Вы мне тогда не поставили четверку, то очень многое в моей жизни сложилось бы иначе, потому что я не получил эту медаль, и тогда уже, наверное, понял, что не все будет так, как я хочу». А если говорить о творческих неудачах уже работы на телевидении, то вот, к сожалению, не состоялась программа, она очень быстро прошла, мы сделали всего 4 пилотных выпуска, «Исполнение желаний или как потратить миллион?». Потом эту идею так творчески развили на другом канале, но она тоже не зря. Не было бы этой передачи, не было бы «Культурной революции». Многое из приемов, которые мы там опробовали, в результате через год, после того, что не получилось, реализовалось в «Культурной революции».

Е.АФАНАСЬЕВА – 783-90-26 – это немосковский звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ АБДУЛЛ — Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА – Только приемник выключите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ АБДУЛЛ – Выключил.

Е.АФАНАСЬЕВА – Пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ АБДУЛЛ – Это Абдулл Гамид из Махачкалы. А вот Вы не хотите, у Вас же есть передача «Брейн-ринг», и свой собственный телеканал создать в дециметровом хотя бы диапазоне?

Е.АФАНАСЬЕВА – Все сразу. Спасибо, Абдулл Гамид.

А.КОЗЛОВ – Спасибо, Абдулл. Я скажу так: я искренне удивляюсь, что уже в эфире нет 6 лет программы «Брейн-ринг». При этом последние…

Е.АФАНАСЬЕВА – Энергетика не исчезает, где-то она в воздухе.

А.КОЗЛОВ – Лен, последние 4 года она выходила на канале ТВЦ. Мы понимаем с Вами, что это не самый популярный канал, т.е. для меня каждый раз, когда меня спрашивают…

Е.АФАНАСЬЕВА – Время было дневное и часто неудобное у нее.

А.КОЗЛОВ – В том-то и дело. Вот ее поставили, мы когда вспоминали вот Сережу Лисовского на канале, мы с Вами не в студии, они как раз пришли, ее реформу произвели и перевели на 6 часов вечера на субботу, и там она…

Е.АФАНАСЬЕВА – Я «Брейн-ринг» помню, когда родила дочку первую, сидела дома, вот я ее днем смотрела как отдушину.

А.КОЗЛОВ – А это повторы, наверное, были по Первому каналу. Было время 14:15, там повторы шли. Но я Вам скажу: это поразительная вещь, люди вспоминают. Я … и на улице говорят: Вы «Брейн-ринг» ведете. 7 лет я его не веду, да? Т.е. 6 лет не веду и там последний неудачный год на ТВЦ, но если… Я не знаю, можно ли дважды войти в одну и ту же реку. Мы периодически заводим разговоры с разными руководителями каналов: а может быть, вернуть «Брейн-ринг»? Но может быть, они чувствуют, что и у нас особого огонька нет. Хотя если кто-то слышит меня сейчас и скажет: давайте будем делать, то мы, конечно, не откажемся.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но это ведь достаточно уникально. Мы уже говорили о том, что Ваша программа – это свой формат, а не адаптированные западные, на чем работают большинство каналов, но мало того, что интеллектуальное развлечение, мало того, что мысль и ход мысли становится самим предметом развлечения для зрителей, так еще и думать на скорость. Это вообще, там же секунды какие-то отводятся.

А.КОЗЛОВ – Ну, там вообще спорт был. Да, там же и был огромный стадион. Там много было уникального.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, Вы там были такой злой ведущий, Вы все время переигрывали…

А.КОЗЛОВ – Я думаю, что сейчас я другим бы уже был немножко, и время прошло, естественно, да? Но дело не только в этом. Может быть, когда-нибудь, может быть, со мной, может быть, с другим ведущим, может быть, опять-таки это гениальная придумка Ворошилова и Стеценко под названием «Брейн-ринг», потому что это не я придумал, а придумали Владимир Яковлевич и Наталия Ивановна как раз. А я потом уже реализовывал. Может быть, она и состоится еще. Я был бы рад.

Е.АФАНАСЬЕВА – 783-90-25, московский звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ РОМАН – Алло! Здравствуйте, Роман. Вот у меня вопрос: все-таки не кажется Вам, что введение денежных призов опошлило игру?

Е.АФАНАСЬЕВА – Так уже давно убрали, Роман!

А.КОЗЛОВ – Вот поразительная вещь тоже, да?

Е.АФАНАСЬЕВА – Уже сколько лет нет?

А.КОЗЛОВ – 6, 5 лет… Вот смотрите: сейчас 5 лет как нет Владимира Яковлевича Ворошилова. Соответственно, только первую весеннюю серию Борис Крюк, режиссер и ведущий программы «Что, где, когда?» после Ворошилова делал с деньгами, а уже с осени со следующей уже денег не было. Но наверное, это было такое гениальное воплощение Ворошиловым в свое время, вот олицетворение времени, что до сих пор, когда уже никаких денег…

Е.АФАНАСЬЕВА – Когда деньги пришли в «Что, где, когда?» вместо книжек, это был шок.

А.КОЗЛОВ – Это был шок, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Так же как шоком стало вообще изменение жизни для большинства зрителей.

А.КОЗЛОВ – И до сих пор я слышу и про деньги в «Что, где, когда?», 5 лет их нет, да? И… нет, ну, поразительно, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА – 783-90-26 – немосковский… Ой, сорвался звоночек. Еще раз попробуем. Давайте сначала московский, раз сорвался. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ АНАТОЛЬЕВИЧ – Добрый.

Е.АФАНАСЬЕВА – Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ АНАТОЛЬЕВИЧ – Вячеслав Анатольевич.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ АНАТОЛЬЕВИЧ – Скажите, как правильно оценивать вообще пользу или вред подобного и другого рода, особенно передач «Культурная революция».

Е.АФАНАСЬЕВА – А в чем вред, на Ваш взгляд и польза, раз Вы задаете такой вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ АНАТОЛЬЕВИЧ – Дело в том, что если говорить серьезно, очень серьезно: у любой идеи есть позитивное и негативное. Поэтому я как человек, который выше поднялся того, о чем говорят и как говорят люди, я понял, что там больше вреда, а не пользы. Размываются мозги у людей, которые смотрят это. Это развлекуха, иногда очень дешевая. Иногда просто страшно становится, насколько она вредна.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вы что, считаете, что темы культурные нельзя превращать в шоу, так?

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ АНАТОЛЬЕВИЧ – Нет, не тема культуры, а…

Е.АФАНАСЬЕВА – А в чем вред? Вы можете просто какой-то конкретный пример, чтобы Андрей с Вами поспорил.

А.КОЗЛОВ – Я думаю, что я понимаю…

Е.АФАНАСЬЕВА – А, понимаете, да?

А.КОЗЛОВ – Я думаю, что я понимаю.

Е.АФАНАСЬЕВА – Тогда пока не отключайтесь, может быть, Вы захотите возразить.

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ АНАТОЛЬЕВИЧ – Хорошо.

А.КОЗЛОВ – Я думаю, что я понимаю, ведь действительно «Культурная революция» устроена так, что темы, которые в ней сформулированы, звучат достаточно провокационно и иной раз может показаться, что даже оскорбительно для русского уха, да? «Александр Сергеевич Пушкин безнадежно устарел», — говорит «Культурная революция». И мне кажется, что здесь нужно определенно понимать, что все равно это в какой-то степени провокация созна… ну, это сознательна провокация, с одной стороны, но это нужно, все равно, включая «Культурную революцию», мы допуск такой даем: человек понимает, что это провокация, потому что цель наша…

Е.АФАНАСЬЕВА – Андрей, а насколько реально приходят люди отстаивать разные точки зрения? Или они знают, что это провокация и приходят просто для того, чтобы посидеть в кадре в кресле. На самом деле он не думает, что Пушкин устарел, например, условно говоря, но придет защищать, чтобы работать в кадре.

А.КОЗЛОВ – Лена, я думаю, что где-то 45 наших гостей приходят с железобетонной позицией, а 1/5 приходит играть в интеллектуальный спорт, что для меня тоже не со знаком минус.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. сейчас я вам докажу эту позицию, потом пересяду в соседнее кресло…

А.КОЗЛОВ – А если бы я пересел бы, я бы доказал другое. Это превращается в такой интеллектуальный спорт, но это все равно работает на главную задачу «Культурной революции», чтобы человек вспомнил, если говорить о Пушкине, что есть великий поэт Александр Сергеевич Пушкин, и может быть, хотя бы, как я люблю говорить сейчас нашим гостям на «Культурной революции», пусть 100 человек на следующий день возьмет томик Пушкина в руки, 100 всего, и прочитает его и задумается о том, а устарел или не устарел. Но все равно возьмет в руки. Была вот очень успешная программа «Наш язык отстал от жизни», и разговор шел о русском языке. И мы говорили о том, а какой он сейчас, должен ли он меняться. Да, кому-то это может показаться оскорбительным, как можно говорить о нашем великом и могучем, что он отстал от жизни. Но если опять-таки 100 человек хотя бы на следующий день задумались об этом. Звучит пафосно, я понимаю, но это так на самом деле и есть, о нашем языке и о том, как люди говорят, следовательно, а как они думают, то я считаю свою задачу как режиссера и драматурга, конечно, выполненной.

Е.АФАНАСЬЕВА – Убедил Вас Андрей или Вы хотите все-таки насчет вреда возразить?

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ АНАТОЛЬЕВИЧ – Конечно. К сожалению, нет, мне нравится, что Андрей говорит, не экает, не мыкает, он говорит…

Е.АФАНАСЬЕВА – Нет, вред-то в чем, если Андрей Вас не убедил и Вы остались на  своей позиции?

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ АНАТОЛЬЕВИЧ – Я работник культуры и образования с 65 года. У меня более 20 лет педагогический опыт. Я работал как в Красном уголке…

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. Вы призываете более бережно относиться к темам культуры?

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ АНАТОЛЬЕВИЧ – Да, вообще, если наше общество бережно не относится к людям, к старикам, к детям, то отношение к культуре…

Е.АФАНАСЬЕВА – Но тут остается развести руками, что лучше, если о культуре вообще не будут помнить или если после провокации «Культурной революции» вспомнят об этих темах?

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ АНАТОЛЬЕВИЧ – Нет. Значит, если провокация делается человеком высокого уровня культуры, то она приносит пользу и вред, но польза на первом месте. Здесь в данном случае, я знаю Михаила Швыдкого по министерству культуры, и что это за человек, его в бизнесе знают прекрасно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. Вас не устраивает сам Швыдкой, да?

А.КОЗЛОВ – Наконец-то, вот о чем! Существует ровно 10% деятелей культуры в России, которые ненавидят Швыдкого, что бы он ни делал, они своей точки зрения не изменят. Здесь ничего не сделаешь. И существует 90%, которые знают, что конкретно сделал Михаил Ефимович Швыдкой на посту министра культуры и после этого на посту руководителя Федерального агентства по культуре…

СЛУШАТЕЛЬ ВЯЧЕСЛАВ АНАТОЛЬЕВИЧ – Андрей…

А.КОЗЛОВ – И я, извините, пожалуйста, человек, который не работает в области культуры, его агентство не занимается средствами массовой информации, мы не по его ведомству, слава богу. Я более или менее беспристрастно могу смотреть и судить по тому, что делает этот человек на этом посту. Хотя я уважаю Ваше мнение и Ваше восприятие, но при этом останусь при своем. Думаю, что эта фигура будет вызывать споры и через 10, и быть может, через 20 лет. Вон Фурцева – великий министр культуры, со знаком плюс, со знаком минус, не важно. До сих пор о ней спорят и говорят. Швыдкой находится с ней в одном ряду, я абсолютно уверен.

Е.АФАНАСЬЕВА – Давайте, к сожалению, этот спор придется прервать, потому что уже к концу передача подходит, а мы о Швыдком сегодня говорили достаточно много. Примем еще звонок. 783-90-26, немосковский звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА — Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Ирина.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, Ирина. Вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА – А что же Вы звоните на немосковский звонок?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Ой, я подключилась…

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, тогда быстро задавайте вопрос, потому что иначе меня будут ругать, что я не выключила.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Да, спасибо. Я поняла. Спасибо. Мне очень нравится передача «Что, где, когда?», я много, много лет смотрю и с большой любовью. И единственное, что мне кажется, что вопросы стали… нет в них полета. Т.е. нет изящества, они стали простыми и просто незамысловатыми, не для таких игроков.

Е.АФАНАСЬЕВА – Спасибо за Ваше мнение.

А.КОЗЛОВ – Спасибо. Я думаю, что за 30-летнюю историю «Что, где, когда?» в историю игры вошло 10, быть может, 20 вопросов. Шедевры действительно рождаются не часто, но общий уровень, уверяю Вас, он на уровне – повторяю, получается тавтология – поэтому…

Е.АФАНАСЬЕВА – Скажите, Андрей…

А.КОЗЛОВ – Да.

Е.АФАНАСЬЕВА – А таким игрокам вот как Друзь, как Вы, как Баташов, которые по много лет, мне иногда кажется, вот они стоят, они практически уже все знают, потому что даже вчера, когда девочкам задали вопрос, когда Сталин в разные стороны на медалях смотрел, они просто знают это, они уже Знатоки по жизни.

А.КОЗЛОВ – Вы же понимаете, в этом и проблема и Бориса Крюка, который готовит вопросы к эфиру, и редакторов, которые с ним работают, чтобы вопрос, с одной стороны, был вне известности у опытных Знатоков, а с другой стороны, чтобы телезрители вообще понимали, и о чем спрашивают, и какой ответ.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. если зритель перестанет играть вместе со Знатоками, в поиск ответов.

А.КОЗЛОВ – Ну все, игра перестанет быть, конечно, игра перестанет быть. Поэтому и приходится искать то, что находится вне поля знаний вот точки зрения опытных и известных Знатоков. И только вот на молодых командах, слава богу, можно все-таки предложить вопросы, которые… Мне вчера сестра моя звонит и говорит: «Слушай, а я на все вопросы ответила». И я понимаю, что многие люди вот на вчерашней игре смогли себя почувствовать …

Е.АФАНАСЬЕВА – Это же спорт, быть или нет Знатоками.

А.КОЗЛОВ – Конечно, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Последний звонок, немосковский, т.к. перебили нам московская линия. 783-90-25. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ ЕВГЕНИЙ — Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА – Представьтесь, пожалуйста, кто Вы и откуда?

СЛУШАТЕЛЬ ЕВГЕНИЙ – Евгений из Вологды.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, пожалуйста. Если можно, быстренько. Говорите, говорите, Евгений.

СЛУШАТЕЛЬ ЕВГЕНИЙ — Добрый вечер, Андрей.

А.КОЗЛОВ – Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ЕВГЕНИЙ – Я вернусь, конечно, опять к господину Швыдкому…

Е.АФАНАСЬЕВА – Только очень быстро, у нас последняя минута эфира.

СЛУШАТЕЛЬ ЕВГЕНИЙ – Мне просто кажется, что он не телегеничный.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но вот видите, сколько зрителей смотрят две разные программы на двух разных каналах, и ничего.

А.КОЗЛОВ – Ну да, а потом он же не так, чтоб всем нравиться, да? Вообще, он девушкам больше, чем юношам нравится, и это положительная черта, мне кажется, для современного телевизионного ведущего. Это же кому что нравится. Он просто необычный, неожиданный, а все необычное и неожиданное… хотя уже попривыкли люди, хочется понеобычнее бы его сделать, но такой есть.

Е.АФАНАСЬЕВА – Тут есть вопрос, сейчас уже не найду в Интернете. Почему Вы так торжественно представляете в программе «Культурная революция» с таким раскатом, вот где-то…

А.КОЗЛОВ – Можно было бы не представлять. Это я реализую свое собственное эго. Я перестал быть телевизионным ведущим…

Е.АФАНАСЬЕВА – Почему такой экстаз, спрашивают?

А.КОЗЛОВ – Ну, экстаз, потому что я просто в предчувствии, а вообще почему я объявляю Швыдкого, хоть за кадром, хоть 10 секунд, но в эфире.

Е.АФАНАСЬЕВА – А пойти самому и спеть в «Жизнь прекрасна»?

А.КОЗЛОВ – Ну, это уже злоупотреблять служебным положением. Но и там я их тоже представляю, по-другому представляю. Понимаете? И тоже реализую за 20 секунд свою потребность в телевизионном эфире.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну что же. К сожалению, приходится заканчивать этот разговор. Так мы тему сформулировали очень серьезно, говорили обо всем сразу, но, в общем, по-моему, и доказательств не требуется, что телекомпания «Игра» делает свою продукцию, телевизионную продукцию такой, где развлечение может быть интеллектуальным и  будет интеллектуальным, потому что «Что, где, когда?» живет 30 лет, с чем Вас и поздравляем и Ваших коллег.

А.КОЗЛОВ – И «Культурная революция» 5 лет.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да. Дай Бог дожить и Вашим другим проектам до этого…

А.КОЗЛОВ – Спасибо большое.

Е.АФАНАСЬЕВА – …возраста, а «Что, где, когда?» продолжать. Это «Телехранитель», Елена Афанасьева. В гостях у нас Андрей Козлов.

А.КОЗЛОВ – До свидания.

Е.АФАНАСЬЕВА – До следующего воскресенья, до свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире