'Вопросы к интервью
27 ноября 2005
Z Телехранитель Все выпуски

Из всех искусств для кино важнейшим является ТВ?


Время выхода в эфир: 27 ноября 2005, 17:08

Е. АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер, в эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева, и, как всегда, каждое воскресенье говорим мы с вами о персонах, программах и событиях, анти-событиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. И человек, который сегодня напротив меня, он один из немногих, кто реально определяет вектор развития нашего телевидения если не в целом, но, по крайней мере, в его кино— и сериальной составляющей. Он отвечает за все кино и за все сериалы на Первом канале, продюсер самых громких теле— и кинопроектов последнего времени, от «Ночного дозора» и «Турецкого гамбита» до «Гибели империи» и «Есенина», одна из двух голов, пожалуй, в самом успешном продюсерском тандеме последнего времени, Максимов – Эрнст, заместитель генерального директора Первого канала Анатолий Максимов. Добрый день, Толя.

А. МАКСИМОВ – Добрый день, здравствуйте, я с маленьким уточнением.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, пожалуйста.

А. МАКСИМОВ – Действительно, сегодня все сказанное глубоко верно и точно, являюсь заместителем генерального директора Первого канала по кинопоказу и кинопроизводству, но с завтрашнего дня начиная я уже не заместитель генерального директора.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это интересно. А кто же вы с завтрашнего дня?

А. МАКСИМОВ – Советник генерального директора, плюс есть еще проект, над которым, я надеюсь, мы начнем работать. Наверное, он будет связан тоже с кинопроизводством, потому что это наиболее важная составляющая. С кинопоказом я прощаюсь, сегодня последний день.

Е. АФАНАСЬЕВА – Значит, сегодня у нас реквием по кинопоказу и будем говорить о кинопроизводстве.

А. МАКСИМОВ – Про то, что вам интересно, скажем так.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, я думаю, что слушатели наши все равно не узнали бы вас в лицо, хотя голос этот явно знают все, более того, большинство до сих пор уверено, что Первый канал до сих пор говорит вашим голосом, эти все «скоро на Первом». Хотя я знаю, что вы давно уже нашли актера, который в реальной жизни говорит совсем по-другому, я его как-то слышала на радиостанции, но иногда говорит поставленным голосом Первого канала под Максимова. Это так?

А. МАКСИМОВ – Под канал, потому что нет такого человека с таким голосом, «смотрите на Первом канале», эти все завывания, завихрения появились случайно в какой-то момент, когда мы искали актера, начиная работу над идеей промоутирования кино, продвижения телевизионного кино к зрителю. Как мы это делали, мы искали людей, которые смогут говорить со зрителем от лица фильма или от лица тех, кто фильм показывает, актерская установка было очень сложно сформулировать. Поэтому в какой-то момент, показывая, как это делать, мы сделали это сами.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы – это лично вы?

А. МАКСИМОВ – С Константином Львовичем вместе.

Е. АФАНАСЬЕВА – А, т.е. Константин Львович Эрнст тоже начинал это «скоро на Первом»?

А. МАКСИМОВ – Да, искали вместе, скажем.

Е. АФАНАСЬЕВА – А у вас что, голоса похожи?

А. МАКСИМОВ – Установки похожи, голоса физически, наверное, разные. И после того, как в какой-то момент с придыханием замечательный актер, который пришел и сказал – в фильме Андрея Тарковского. И фактически там закончилось.

Е. АФАНАСЬЕВА – С сексуальными придыханиями, эротичными.

А. МАКСИМОВ – Понял, что здесь энергия является, безусловно, безвекторным, безбашенным направлением, когда актер работает, если каждый день не сидеть и не говорить, поэтому искать интонацию начали сами. Мы ее нашли, сейчас она продолжается, очень нравится мне этот человек, который это делает.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это, по-моему, Алексей Неклюдов, да?

А. МАКСИМОВ – Да, и интересно, и я просто, я делаю это сейчас только собственные телевизионные проекты нашего канала иногда, озвучание, подхожу, прихожу, но этот ручей, который течет рядом, по-моему, похож, звучит также.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но в «Дозоре»-то вы говорите это про свет и тьму?

А. МАКСИМОВ – Пролог я говорю, но это тоже методом заболевшей звезды. Вначале был актер, который это делал, это был актер великий, Николай Олялин, но когда приехали в Лос-Анджелес на тренировку звука, выяснилось, что надо это сделать немножечко пожестче. А актер и чувствует себя не очень хорошо, и живет в Киеве, картину надо было выпускать, первую, поэтому попробовали меня, я состоялся.

Е. АФАНАСЬЕВА – Попробовали, скромно сказал он, вы же продюсер, кто же пробовался?

А. МАКСИМОВ – Вместе, нет, это мы решали вместе с продюсером, я половину продюсер все-таки, да.

Е. АФАНАСЬЕВА – А, половина, сейчас об этой половине мы и поговорим. Я только скажу слушателям все наши координаты, чтобы они могли тоже общаться. Пейджер 725-66-33, телефон мы во второй части программы, как всегда, вы сможете нам звонить и задавать вопросы, также викторина во второй части, в качестве призов сегодня, естественно, фильмы, которые продюсирует Анатолий Максимов, это сериалы «Брежнев», «Диверсант» и «Гибель империи». Вы их сегодня сможете выиграть.

А. МАКСИМОВ – «Есенин».

Е. АФАНАСЬЕВА – А, «Есенин», извините, не «Гибель империи» – «Есенин», самый нашумевший проект последнего времени. Т.е. это все во второй части программы, пока ваши вопросы на пейджер можете присылать Анатолию и высказывать свои точки зрения, что вообще, как вам кажется, с кинопоказом, с кинопроизводством, вообще что вы об этом думаете. Перед этой программой, дабы не задавать вам вопросов лишних, которые у вас навязли, наверное, уже, я решила в Интернете поискать, на что же вы уже отвечали. С удивлением обнаружила, что практически нет никаких интервью, где-то такие вкрапления, в круглом столе участие, ответ на какую-то анкету, более того, я когда сказала Игорю Буренкову, человеку, который у вас на канале отвечает за прессу, что вы придете в эфир, он был просто поражен, сказал – ну-ну, мол, типа мечтать не вредно, вряд ли придет. Вы почему настолько не публичны?

А. МАКСИМОВ – Вы знаете, когда… в какой-то момент люди рассказывают, в какой-то момент люди работают. Два периода, по-моему, в любой творческой биографии, потому что когда что-то сделали, дальше начинают долго в мемуарном стиле объяснять, тогда ко мне пришло такое и такое решение. В настоящий момент, мне кажется, я еще в периоде, когда можно что-то делать. Поэтому рассказывать об этом, надеюсь, что время еще не пришло. Пока смотреть интереснее, чем слушать, поэтому то, что есть кино, то, что его кто-то увидит, важнее, чем я что-то «докомментирую» и расскажу. Нет, я хотел так, а жалко, не получилось.

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы сформулировали сегодняшнюю тему разговора – из всех искусств для кино важнейшим является ТВ. Так парадоксально. Почему именно телевидение стало локомотивом, которое в какой-то момент спасло кино российское?

А. МАКСИМОВ – Очень справедливое замечание, я попробую образ из истории дикого Запада, как дикий капитализм когда наступил, местных индейцев из прерий разогнали кинематографисты, которые правили во время советского государственного продюсирования кино, делали это очень неплохо, кино было, на самом деле, популярно, кормило целых две области, медицину и образования, только за счет кино. Это реально было эффективное и экономически состоятельное продюсирование. Пришли большие американцы, сначала маленькие, пришли большие, бойкот был, помните, кинопроката, маленькие, потом большие, и из кинотеатров наше кино полностью ушло. Ушли сначала сами кинотеатры, не смогло вернуться, скажем так.

Е. АФАНАСЬЕВА – Да, автосалоны появились и мебельные.

А. МАКСИМОВ – Появились мебельные, там много места, поэтому большие вещи могли продаваться. Кино было маленькой вещью в это время, и когда кино пересобралось заново, выяснилось, что индейцев туда не пускают, они никому не интересны. Собралось целое поколение зрителей, воспитанных сначала на видеокассетах, потом с помощью кино, которое стали привозить большие американцы в большие кинотеатры. И наши оказались не у дела. Телевидение – то место, куда собрались индейцы, изгнанные из своих родных прерий и стали строить свою маленькую цивилизацию. И они ее, как мне кажется, очень хорошо и очень вовремя построили, потому что есть такие страшные слова, как колонизация, еще что-то. Например, американцы реально Восточную Европу в телевизионном смысле этого слова рулят, как хотят, потому что собственное производство находится на очень невысокой стадии развития. И нам эта судьба угрожала бы, если бы не гордое индейское племя, которое не бросило работать и продолжало создавать кино. Наш лозунг в это время был – большое кино на малом экране.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это середина 90-х, вторая половина?

А. МАКСИМОВ – Это 97-98 год, это рубежи. В этот момент, собственно, решалось, заживет, не заживет, раздавят, не раздавят. До этого момента три года SONY с «Диснеем» сражалась за место в нашем эфире, если говорить про «драма-серии», т.е. телевизионные сериалы, только американские, одни лучше, другие хуже.

Е. АФАНАСЬЕВА – Может быть, вы просто примеры будете называть? Для слушателей понятнее, когда называете сериалы, а не SONY и «Дисней».

А. МАКСИМОВ – «Х-файлы», наверное, самый известный, «Фокс», который борется с сериалом «Одинокий рейнджер», это сериал CBS, например, это того периода время. Для всех это было национальное событие. И было очень странное ощущение, что люди жили чужой жизнью, а это была их жизнь, одна-единственная, и смотрели, потому что другого ничего смотреть было невозможно. И на этом, в общем, хорошо зарабатывала Америка, было это страшно грустно, потому что инвестировать мало кто мог, еще меньше, кто хотел, в собственный телевизионный процесс. Произошло главное, рейтинги тех небольших инвестиций, рискованных, оказались настолько высокими, что это оказалось экономически состоятельно. Телевидение, заодно я за весь 10-летний период своего пребывания там, я горжусь, я всегда был в зоне открытого рынка. Когда говорят, что у нас всякие протекционистские меры, искусственные барьеры, на телевидении ничего это не поможет. Если люди не смотрят, хоть чего сделай вокруг, как ни рекламируй первую серию, вторая – это уже, собственно, рейтинг самого продукта. Поэтому то, что кино…

Е. АФАНАСЬЕВА – Т.е. если в кинотеатр человек купил билет, это уже, в общем, показатель, кассовые сборы, то у вас если и заставили прийти на первую серию, то на вторую не придут, если рейтинг проваливается.

А. МАКСИМОВ – В этом смысле они гораздо более уязвимы, претензии к ним по качеству тоже огромные. Я выделяю психологические явления, такие, как долгоиграющие теленовеллы.

Е. АФАНАСЬЕВА – Об этом мы чуть позже поговорим подробно, подождите.

А. МАКСИМОВ – Это совсем другая вещь, я говорю сейчас то, что кино как мини-серия – это фильм, разрезанный на несколько частей, показан в такой форме, оно жило такие годы, пока в кинотеатры не пускали. Поэтому кинематографисты сохранились как вид благодаря телевидению. Сейчас это, по-моему, самая дефицитная профессия в стране, потому что фильмов запускают бессчетное количество.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но вы как-то говорили, что у нас золотой век телевидения именно потому, что прекрасные режиссеры, и все они, не находя работы в кино, они в этот момент работают на телевидении. Этот век заканчивается, раз у нас кино реанимируется?

А. МАКСИМОВ – Естественно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Т.е. телевидение станет менее качественнее в своей сериальной кино-составляющей?

А. МАКСИМОВ – Телевидение станет другим, менее и более качественным, вопрос, потому что придут новые поколения, которые… телевидение – это проба для любого, кто начинает работать в кино. Я имею в виду сейчас международный опыт. То, что нам удалось сделать, то, что мы сохранили себе, для меня самая главная цифра, я ее себе как маленькую награду записываю за прошедшие годы, мы вошли в категорию в топ западных стран по количеству американского продукта в прайм-тайм, это самое главное.

Е. АФАНАСЬЕВА – Теперь по-русски, пожалуйста.

А. МАКСИМОВ – В прайм-тайм, зону от 6 до 10.30, до 11, американского, неважно — я имею в виду иностранного продукта в развитых европейских странах — в 80-е гг. американского продукта было 70%. В  конце 90-х гг. было историческое поражение американского Голливуда в Европе. Это составляет, с конца 90-х гг, . 5-10% американского продукта. Все остальное – свое. В странах Восточной Европы совершенно другая картина, доминируют американцы от начала до конца. У нас сейчас то же самое, уже 4 года точно мы держимся, разные каналы по-разному, но в прайм-тайм американского кино от 5 до 10%, и ни одной драма-серии, произведенной в Голливуде, у нас нет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Т.е. есть свои? Свои про свое.

А. МАКСИМОВ – Да, все свои, у этого есть свои плюсы и минусы, блеск и нищета, производство очевидно, качество очень разное, мягко скажем, надоедает свое. Есть риск обратного хода, в какой-то момент свое из-за некачественного продукта.

Е. АФАНАСЬЕВА – Если 15 примерно бывает премьерных серий на разных каналах в день, то, наверное, может надоесть свое.

А. МАКСИМОВ – Так было.

Е. АФАНАСЬЕВА – Однотипных достаточно во многом.

А. МАКСИМОВ – Был прецедент в Германии, когда развилась бешено индустрия во второй половине 90-х гг., к началу 2000 фактически обвалилась, и американцы вернулись. Так бывает.

Е. АФАНАСЬЕВА – Т.е. нам это грозит?

А. МАКСИМОВ – Это возможно. Если по качеству продукта и разочарованию аудитории не найдут какого-то между собой баланса, грозит дискредитация собственного производства. Мы с этим столкнулись, когда пытались прокатать свое кино. Есть такое ощущение, когда вроде выглядит как иностранное, но в магазине кофточку нашу не бери, разлезется после первой стирки. Такое же ощущение к кино, адресуемое, безусловно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это говорит продюсер «Ночного дозора», который сделал ставку на то, что пойди и сыграй, там наша команда на нашем поле, поддержи наших.

А. МАКСИМОВ – Это именно, мы хотели сделать. Более того, я уверен, что «Ночной дозор» выдерживает стирки, более того, его уже простирали по всему миру, кроме США.

Е. АФАНАСЬЕВА – Скоро будут стирать и красить в американской.

А. МАКСИМОВ – «Ночной дозор» как раз выдержал, вопрос в другом, престиж продукта имеет колоссальное значение при его, когда мы его начинаем показывать. Культурный престиж продукта, перекормленная американским кино наша аудитория радостно бросилась на свое. Объевшись своим из-за колоссального объема производства, который сейчас существует, из-за «перегретости» индустрии в целом, потому что запросы выше, чем способности производить в настоящий момент, может произойти обратный эффект.

Е. АФАНАСЬЕВА – До новогодней ночи, на которую назначена премьера «Дневного дозора», еще больше месяца, но Москва уже пестрит рекламой, которая начинает появляться, думаю, постепенно это будет объем сгущаться. Вы задумали какой-то грандиозный хеппеннинг на Новый год здесь в кинотеатре «Октябрь»?

А. МАКСИМОВ – Да.

Е. АФАНАСЬЕВА – Расскажите, два слова.

А. МАКСИМОВ – Это должен быть сюрприз на Новый год, событие новогоднее. Это как – а что у вас в новогоднем мешке, дедушка Мороз, после этого он перестает быть дедушкой Морозом.

Е. АФАНАСЬЕВА – Не хочет дедушка Мороз – Максимов рассказывать.

А. МАКСИМОВ – Да.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо, предполагалось, что вторая часть будет называться «Ночной дозор 2 – Мел судьбы», а реклама пошла «Дневного дозора», в чем проблема?

А. МАКСИМОВ – «Ре-брендинг», по-иностранному, по-нашему говоря — переназвали.

Е. АФАНАСЬЕВА – Почему? Длинное название не работает?

А. МАКСИМОВ – Слово «два», проверяли фокус-группы, слово «два» автоматически означает, в первый раз было кино, а второй – это уже так, это не относится ни в коем случае к самому фильму. Мне второй, честно, нравится больше, чем первый, я абсолютно искренне говорю, сложнее, по крайней мере, с точки зрения производства и художественных задач, много чего, но цифра 2 является унизительной с точки зрения этого культурного престижа, поэтому заменили название на «Дневной дозор».

Е. АФАНАСЬЕВА – «Ночной дозор» прошел полтора года назад, «Гамбит», без малого, год, до сих пор не появились в сериальных версиях, почему?

А. МАКСИМОВ – Я не думаю, что «Дозор» в сериальной версии – осмысленное действие. Он начинался как мини-серия, это вообще был 4-серийник, сценарий, разрезанный пополам, первая, вторая серия, уже видели, третья-четвертая будет показана. «Гамбит» существует как сериал блестяще, я искренне говорю, себя неприлично хвалить, но я считаю, что как сериал «Гамбит» – такой же, главное, что это другое действие, там другой объем материала принципиально. Это получилось, хотя было безумно сложно, но мне кажется, правильно сначала отработать сериал кинокартины, потому что были большие, большое внимание привлекло, сравнение с сериалом произойдет, но, надеюсь, значительно позже. Сначала покажем фильм.

Е. АФАНАСЬЕВА – Значительно настолько?

А. МАКСИМОВ – Зависит от программной политики канала, это уже никаких таких научных доз не бывает.

Е. АФАНАСЬЕВА – А в журнале «Искусство кино» вскоре после премьеры «Дозора», первого «Дозора», вы давали какие-то данные, ваш коллега Константин Эрнст. И  там говорилось, что не будете ставить «Дозор» в свой эфир, а хотите отработать коммерческую схему по полной программе, продадим коллегам по рыночной цене, кто больше даст, за один миллион уже готовы купить. Действительно, кому-то продадите права на показ?

А. МАКСИМОВ – Это виднее Константину Львовичу, безусловно.

Е. АФАНАСЬЕВА – А вы прямо не знаете?

А. МАКСИМОВ – Я прямо не знаю, да, уже официально не знаю. Я думаю, что пока, по крайней мере, и не продали, это я знаю, если вас интересует не вектор, а настоящее состояние.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как-то еще в тот момент, когда еще Александр Левин занимался продюсированием на НТВ, он говорил, что, может быть, они покажут.

А. МАКСИМОВ – Здесь важно не показать в кино до того, как второй фильм выйдет, потому что – да ладно, не ходи, по телевизору посмотрим. Не посмотрим пока по телевизору.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ваши два фильма, «Дозор» и «Гамбит», они были первыми самыми рейтинговыми из русских фильмов, которые прорвали оборону американского кино. Вы это тщательно рекламировали. Третьим фильмом оказалась не ваша «9 рота». Для вас сейчас важно побить рекорд и вернуть первое место «Дневным дозором»?

А. МАКСИМОВ – Я думаю, что если бы я сказал нет, вы бы сочли меня лицемером. Это естественно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это зависит только оттого, что, например, по сравнению за полтора года увеличилось число залов, больше стало копий, именно поэтому можно делать большие кассовые сборы или есть еще нечто, за счет чего вы намерены рвануть вперед?

А. МАКСИМОВ – Мне кажется, это более сложное зрелище, «Дневной дозор», более сложно сделанное, но это не значит, что сложнее смотреть. Фокус-группа показала нам неожиданно, что женщины 35+, которые в мировой практике являются инициаторами похода в кино, очень хорошо относятся к «Дневному дозору». Не видевшие «Ночного», более того, если показать «Ночной дозор», их просто рвать от отвращения может начать от количества крови и прочих безобразий, которые происходят. Для молодежной аудитории работали. «Дневной дозор» мы пытались сделать для всех типов аудитории.

Е. АФАНАСЬЕВА – Т.е. молодежную не отпугнет женщина 35+?

А. МАКСИМОВ – По «фокусу» пока не отпугнула. Мы старались балансировать, т.е. мы убирали элементы жанровые триллера-ужастика, которые там были. Но там все равно это колоссальное количество аттракционов, это очень большое зрелище, я за это уверен.

Е. АФАНАСЬЕВА – То, что «9 рота» лидировала, для вас это какой-то стимул, это спарринг-партнер появился в забеге за какое-то улучшение качества, когда в спину дышат, опережают? Или это было воспринято вами ревностно?

А. МАКСИМОВ – Наверное, ревностно. Но это же тоже благородное чувство. Мне кажется, в этом контексте, это естественно, потому что есть, с кем соревноваться, потому что это не мы такие одни заговоренные, это значит – заработала система. А это дороже всего, потому что был один мир, а после того, как стали собирать разные фильмы в прокате, это стал другой мир, более интересный. В таком мире, если, может, не так пафосно жить, зато интересно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Анатолий Максимов, который сказал, что с завтрашнего дня за кинопоказ на Первом канале он уже не отвечает, но готов по-прежнему отвечать за кинопроизводство. Мы продолжим наш разговор о «Дневном» и прочих «дозорах» после новостей.

НОВОСТИ

Е. АФАНАСЬЕВА – Мы продолжаем программу «Телехранитель», в гостях Анатолий Максимов, продюсер крупнейших фильмов, от «Ночного» до «Дневного дозора», сериалов, которые выходят на Первом канале. Как сказал, уже с завтрашнего дня не отвечающий за кинопоказ на Первом канале.

ВИКТОРИНА

Е. АФАНАСЬЕВА – У меня столько своих вопросов к Анатолию, что я, по-моему, сейчас узурпирую власть и буду задавать пока свои вопросы, уж извините, если успеем, примем ваши вопросы. Вы сказали в начале, когда один из вопросов был, что вы только одна голова в этом продюсерском, из двух голов в этом продюсерском дуэте Максимов – Эрнст. У Ильфа и Петрова есть замечательное эссе, «Как мы сочиняем вместе». А как вы продюсируете вместе?

А. МАКСИМОВ – Да, это захватывающий — каждый раз вопрос, знаете. Когда как прыгать, когда начинаешь думать, как же, это одна нога, другая, третья.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как сороконожка, с какой ноги.

А. МАКСИМОВ – И все, да, сороконожка остановится. Я не хотел бы останавливаться, пока, вы знаете, в ретроспекции это будет ужасно интересно посмотреть, действительно, как это было.

Е. АФАНАСЬЕВА – Как же это у нас получилось.

А. МАКСИМОВ – Да, как же все это получалось-то. А пока это происходит, я думаю, радость в движении.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но странно, знаете. Обычно телевизионные отношения, они очень странные, я наблюдаю на этом пространстве разных людей, телевизионная дружба – это обычно такая дружба-ненависть, дружба-зависть, и только про вас почему-то, про Максимов – Эрнст, говорят – они друзья. Без дополнений, без «но», без комментариев. Вы были друзьями до того, как стали работать вместе или эта дружба в процессе появилась?

А. МАКСИМОВ – С 91 года мы вместе, да, мы что-то делали, разные проекты были, возникали, потом возник в 95 г. системный проект, который называется Первый канал.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но ведь часто, когда дружат, в общем, рискуют, когда начинают вместе работать, дружбу потерять, работу совместную провалить, как вам удалось не наступить на эти грабли?

А. МАКСИМОВ – Если наступим, тогда можно думать.

Е. АФАНАСЬЕВА – Лучше работайте, да.

А. МАКСИМОВ – Лучше работать.

Е. АФАНАСЬЕВА – А за кем последнее слово? Все-таки продюсер – это человек, за которым последнее слово. А если вам нравится, а Константину Львовичу – нет, или наоборот?

А. МАКСИМОВ – Такие случаи бывают, но пока система работает.

Е. АФАНАСЬЕВА – Все ясно, Толя не хочет сглазить и не хочет ничего отвечать на этот вопрос.

А. МАКСИМОВ – Да, потому что как только начнется.

Е. АФАНАСЬЕВА – Хорошо, зайду с другого бока.

А. МАКСИМОВ – Удивительно другое, что это совпадает, ведь согласитесь, все-таки люди настолько разные, то, что они какие-то вещи видят одинаково.

Е. АФАНАСЬЕВА – Если у вас даже голоса похожи.

А. МАКСИМОВ – Это чудо.

Е. АФАНАСЬЕВА – Процитирую Тимура Бекмамбетова, который с вами работал на этих двух проектах, на «Дозорах», Эрнст и Максимов – идеальные продюсеры в том смысле, что они пребывают в ежедневном контакте с огромной телеаудиторией, с которой у них настоящий роман. Как роман развивается?

А. МАКСИМОВ – Роман развивается каждую секунду существования, поскольку вещание 24 часа идет в сутки, то последствия этого бурного сожительства выплескиваются.

Е. АФАНАСЬЕВА – Так сожительство или роман? Все-таки разные категории.

А. МАКСИМОВ – Это такое увлечение. Сейчас мое увлечение, возможно, заканчивается телевизионной аудиторией.

Е. АФАНАСЬЕВА – Бросаете, бросаете аудиторию.

А. МАКСИМОВ – Нет, почему? Просто переквалифицируюсь в другую сферу влияния, скажем так. Здесь происходит самое важное, самое большое. Для меня память о том, что телевидение является ядерной силой, главная определяющая на протяжении огромного периода времени моей жизни, 10 лет – это очень много, а именно – изобретение масс-медиа кажется абсолютным благом. Сейчас все узнают сразу одно и то же, все будут вместе, как это здорово, как чего. К сожалению, масс-медиа является, в лучшем случае, ядерным реактором, в худшем случае, ядерным оружием, потому что разрушения в сознании человека, которые они могут вызвать, огромные. И поэтому, может быть, основной критерий, который объединяет меня с Константином — с которым мы такое количество времени живем и работаем рядом — это не навредить. Прежде всего, даже ценой успеха, ведь рейтинг в какой-то момент «автономизируется», а если там еще подать пожестче…

Е. АФАНАСЬЕВА – Примеры, не навредить.

А. МАКСИМОВ – Есть масса скандальных фильмов, например, которые… мы когда-то отказались показывать про наемных убийц по телевизору.

Е. АФАНАСЬЕВА – «Бандитский Петербург»? Нет?

А. МАКСИМОВ – Не хочется обижать собственных.

Е. АФАНАСЬЕВА – Просто это известный пример, что вы отказались.

А. МАКСИМОВ – Есть несколько сериалов вообще, которые у нас только в силу того, что рынок еще не структурирован, попадает в эфир. Они вообще в эфире не могут быть, по позициям структурированного рынка они являются сериалами для кабеля. Кабель – это человек себя контролирует, это значит, что он за него заплатил.

Е. АФАНАСЬЕВА – Т.е. вы жертвуете рейтингом?

А. МАКСИМОВ – Мы, в том числе, жертвуем рейтингом для того, чтобы меньше радиации пошло, я считаю, это главное.

Е. АФАНАСЬЕВА – Для человека, который работал на самом массово охватываемом канале, который каждый день должен был давать долю определенную, не ниже, сколько там у вас, 25, а иначе это проблема.

А. МАКСИМОВ – За это крокодильчиков очень сильно бьют, да, поэтому они летают.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы, по-моему — ваш продюсерский дуэт — первыми начали говорить о сериалах не как о какой-то … не только как возможности собирать рейтинг, деньги, вкладывать их в следующее производство. А , по крайней мере, от вашего коллеги я первый раз услышала о том, что сериалы проговаривают время так, как не проговаривает, например, программа «Времена» или что-то. Если человеку надо понять время собственное, в котором он живет, или прошлое, в котором он прожил, и не понято оно осталось, то только сериал может дать модели поведения, модели отношений к тому или иному событию.

А. МАКСИМОВ – Хуже того, оно формирует. Если бы оно просто проговаривало и констатировало, было бы не страшно. Оно предлагает модели поведения. Я не хочу называть сериалы, боюсь, многие догадаются, чего искренне желаю, встречи в темное время суток в удаленном районе создателей с героями, потому что когда эти герои становятся героями, они героями не являются. Это очень хороший художественный эксперимент, это очень интересно. Но с точки зрения социума это как вы в ванне сидите и засунули туда электрическую лампочку. Интересно, что будет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но количество бандитских все-таки, к счастью, бандитско-ментовских, они как-то на один, на один пошиб сериалов становится меньше. Я сейчас не об этом, посмотрите, если сериал проговаривает, дает модель поведения, модель отношения к времени, в котором человек живет, почему так много сериалов про вчера, даже у вас? Смотрите, «Брежнев», «Гибель империи», «Есенин», даже «Охота на изюбря» – это недавнее, но вчера, все-таки 90-е уже от нас немножечко отодвинуты. Вы пытаетесь осмыслить со стороны, почему, понятно, время прожито и не понято, вы пытаетесь его понять, но почему нет попыток понять сейчас?

А. МАКСИМОВ – Есть, я считаю, «Ночной дозор» попыткой понять.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это не сериал, давайте о телевидении.

А. МАКСИМОВ – Я понимаю, «Участок», я уверен, что это попытка понять сейчас.

Е. АФАНАСЬЕВА – Так все-таки какая-то лубочная комедия.

А. МАКСИМОВ – Не настолько лубочная, я понимаю, да, выглядит, форма тяготеет туда.

Е. АФАНАСЬЕВА – В общем, не спорю.

А. МАКСИМОВ – Там есть такие. Естественно, проще обращаться к урокам прошлого, потому что там ответ уже есть в задачнике, сделали так, а получилось это.

Е. АФАНАСЬЕВА – Со стороны 70 или хотя бы 20 лет.

А. МАКСИМОВ – 10, 5 лет, уже видно, что если поступать таким образом, здесь задача проще, естественно, гораздо, получится так. И опыт есть.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но, по крайней мере, ваши конкуренты, например, Александр Роднянский из СТС, в качестве одной из причин такого успеха «Не родись красивой», то, что они называют «драмеди», лирической комедией, которая сейчас создает и вам, и «России» такие проблемы в прайм, очень высокий рейтинг, неожиданно высокий. Производитель Акопов даже говорил, что они в два раза где-то выше, чем они ожидали, когда затеяли. Роднянский считает, что успех, в том числе, потому что, первое, говорят про сегодня, дают модели поведения, пусть сказочные, но работы в какой-то частной структуре, отношения к деньгам и т.д. Вы пробуете сделать что-то, что поможет людям разобраться в сейчас?

А. МАКСИМОВ – Это вопрос литературы, во многом, то, с чего мы начинали.

Е. АФАНАСЬЕВА – О, тут очень много, кстати, на пейджере вопросов, как у вас с литературой, со сценариями, не нужны ли вам сценарные материалы?

А. МАКСИМОВ – Нужны, безусловно, это вся жизнь – поиск сценарного материала. Дело в том, что все-таки то, что коллеги с СТС делают, это же формат.

Е. АФАНАСЬЕВА – Купленный.

А. МАКСИМОВ – Купленный формат.

Е. АФАНАСЬЕВА – И адаптированные.

А. МАКСИМОВ – Адаптированный, великолепно, да, адаптированный формат, действительно, потрясающая работа, Александр Завенович просто суперстар для меня, потому что он сделал у меня на глазах из ничего.

Е. АФАНАСЬЕВА – Нет, не из ничего, из успешного формата, который идет во многих странах.

А. МАКСИМОВ – Извините, это все-таки, знаете, там только чертеж был предложен, а собрать из наших материалов нашими руками, это все зажило и залетало, заискрилось, это прекрасно. Вопрос в литературе, вопрос в том, какое количество, в принципе, даже, не только на телевидении, а — какое количество современных сейчас успешных работ — их вообще не так много. Потому что да, естественно, зона максимального давления – это сегодня, потому что прогнозы на будущее на сегодняшний день, чтобы составить, надо это казино, это рулетка. А хочется все-таки говорить то, что понимаешь, то, о чем понимаешь. Поэтому, естественно, тяготение в прошлое у всех, когда речь не идет о такой мгновенной карандашной зарисовке. Все-таки те сериалы, о которых мы говорим, это мини-серии, это маслом батальные огромные картинам, по масштабам даже международным это солидно выглядит, то, что мы сейчас производим. Поэтому, не имея твердого представления о том, насколько это имеет отношение к истине, скажем так, высоко, очень опасно входить в такую работу. В «Ночном дозоре», если вы мне дадите в скобочках сказать, это произошло, потому что «Ночной дозор», у меня есть полное ощущение, что это кино о современной сейчас реальности, не только в фактуре, но и в литературе тоже.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вампиры за скобочкой. Вы говорили, уже начали говорить о длинных сериалах, противопоставляя их, я нашла еще одну вашу цитату, опять-таки, в «Искусстве кино», в какой-то анкете, в 2002 г. вы говорили, что отечественное мыльное направление хотя и кажется обещающим, но решительно уступает западным конкурентам. И создание суррогатного телевизионного зрелища на конвейерном режиме – дело чужое, незнакомое. На национальной специфике здесь далеко не уедешь, и качество оставляет желать лучшего. Т.е. ваш канал в тот момент отдал предпочтение этим мини-сериалам таким, от 4 до где-то 12 серий, которые делаются как хорошее телевизионное кино. Конкуренты во многом поставили на длинное мыло, т.е. эти бесконечные мыльные оперы. И в этом году мы видели, как ваш основной конкурент, канала «Россия», создал вам большие рейтинговые проблемы «Кармелитой», «Исцелением любовью», что там еще.

А. МАКСИМОВ – В зоне прайма проблема пока не решена, я не в том смысле, что да.

Е. АФАНАСЬЕВА – Прайм – это самое «смотрибельное» время.

А. МАКСИМОВ – Прайм – самое смотрибельное время, да, мы помним, с 6 до 11. А ранний прайм прикрыт, да, но не сам прайм, этого еще пока не сделано, но наверняка будет сделано. Цитата из меня – образец исторического непредвидения.

Е. АФАНАСЬЕВА – Ошибка?

А. МАКСИМОВ – Классическая ошибка, да, это правда. Вопрос в другом — что развивать и куда бежать. У  нас ограниченный ресурс, канал-конкурент обладает бесконечно большим — финансовым и человеческим.

Е. АФАНАСЬЕВА – У «России» больше денег?

А. МАКСИМОВ – Бесконечно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Больше?

А. МАКСИМОВ – Конечно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Почему?

А. МАКСИМОВ – Так устроено финансирование, мы являемся самоподдерживающейся структурой, это сколько посеяли, столько собрали, по деньгам. А канал «Россия» не только за счет рекламы существует.

Е. АФАНАСЬЕВА – А они всегда говорят, что они существуют за счет рекламы, а бюджетные деньги они отдают каналу «Культура», ГТРК, радио.

А. МАКСИМОВ – Потрясающе.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это я цитирую ваших конкурентов, чтобы они потом не обижались.

А. МАКСИМОВ – Потрясающе. Я в это верю искренне и, в общем, абсолютно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это уже, пожалуйста, вы сами с деньгами разбирайтесь, раз к деньгам пришли, сколько стоит эпизод достойного продукта сейчас?

А. МАКСИМОВ – Для того, чтобы, вы имеете в виду?

Е. АФАНАСЬЕВА – Сколько сериал хороший стоит, час сериала, у вас эпизод называется, 50 минут?

А. МАКСИМОВ – Год от года эпизоды, да, 44-50, правда, разница есть, у нас патроны разные по калибру, для того, чтобы он произвел впечатление на людей, это должно стоить около 200 тыс. долларов.

Е. АФАНАСЬЕВА – Минимум?

А. МАКСИМОВ – Нет, это не минимум, минимум у нас 150. Но чтобы так серьезно это было, высказывание о современности, сделать, снять.

Е. АФАНАСЬЕВА – А максимум сейчас сколько?

А. МАКСИМОВ – Вы знаете, это дурацкое дело, нехитрое, тратить, не экономить, сколько угодно можно, там ошибки существуют всякого рода продюсерские, ужасно может стоить, неприлично может стоить, так бывает. Но это если хотят люди признать собственные глупости, они рассказывают, сколько стоит продукт. Не хотят – не рассказывают.

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы, вернусь чуть-чуть к «мылу», вы все-таки сказали об ошибке, стали в этом сезоне пробовать длинный сериал, опять-таки, с «А-Медиа», производителем «Адъютанты любви», вы довольны или нет, или ошибок много?

А. МАКСИМОВ – Мы начинаем, вы знаете, главный принцип соблюли точно, не стыдно, мы ничем никому не навредили, ничего плохого этим не сделали. Мы просто сделали хорошее, да, потому что наступление сериалов, которые стоят на канале РТР, долгоиграющих.

Е. АФАНАСЬЕВА – «Россия».

А. МАКСИМОВ – «Россия».

Е. АФАНАСЬЕВА – Вы же не любите, когда вас ОРТ называют.

А. МАКСИМОВ – Да, остановлено на канале «Россия», извините.

Е. АФАНАСЬЕВА – Время катастрофически уходит, вопросов у меня куча, боюсь, что мы сейчас не то, что не успеем, надо принимать звонки телефонные.

ВИКТОРИНА

Е. АФАНАСЬЕВА – Я все-таки продолжу вопросы, потому что время неумолимо уходит. Тиражирование одних и тех же лиц, раскрученных, они становятся лицами канала, они идут из сериала в сериал, иногда бывают такие неожиданные роли, как Троцкий, Хабенский – Троцкий. Иногда повторяются. Иногда переключаешь с канала на канал, а актеры, актеры уже такие, хорошие актеры, но их так много. Это проблема или нет?

А. МАКСИМОВ – Да, конечно, проблема, потому что, знаете, это явка провалена, 33 утюга стояло на окне. Когда собирается огромное количество звезд, и этих звезд берут за то, что они звезды, а не за то, что такая роль, это не безопасность тех, кто работает, безусловно. Я бы сказал так, что это самое, звезды – это страховка, когда вы покупаете дорогую машину, вам обязательно нужно ее застраховать, потому что страшно будет обидно, хотя это стоит еще дороже.

Е. АФАНАСЬЕВА – Но на конференции НАТ, национальной ассоциации теле-радио-вещателей, недавно — точно не скажу, кто, но, по-моему, едва ли ни ваш коллега — говорил о том, что ни один актер сейчас еще не может поднять рейтинг сериала даже на 1%. Актера добавили, звезду — поднялось. Такого нет у нас. При этом ставки их очень резко возросли в последнее время, оплата.

А. МАКСИМОВ – Я думаю, что в этом смысле мы в рыночном процессе, и когда, это отрегулирует рынок мгновенно, это не является чей-то злой или слабой волей, «кастингование» одних и тех же актеров на постоянной основе. Если они работаю, в целом, на проект, проект успешен, слава богу. Если популярные актеры участвуют в непопулярных проектах, они быстро сами становятся непопулярными. Это закон рынка.

Е. АФАНАСЬЕВА – Режиссер «Штрафбата», прошедшего на канале-конкуренте, на «России», Николай Досталь в одном из интервью сказал, что Максимов с Эрнстом не пустили Максима Галкина сыграть в его сериале, цитирую — «лицо канала в роли какого-то еврея-штрафника, это не единственная их история, коллеги мне рассказывали про их нравы». Что же у вас за нравы-то такие, Анатолий Вадимович?

А. МАКСИМОВ – Судя по такой цитате, жуткие нравы, но я, к сожалению, про это не помню, поэтому прокомментировать не могу.

Е. АФАНАСЬЕВА – Не помните, что вы Галкина не пустили?

А. МАКСИМОВ – Было бы странно. Помню, как Шендеровича просили в «Гибель империи», не дали.

Е. АФАНАСЬЕВА – А кто не дал?

А. МАКСИМОВ – Хабенский вместо него играл в «Гибели империи». Ему там «корпоративы» не разрешили. Ведь помнятся только те обиды, которые вам нанесли, а не те, которые вы нанесли кому-то. Я с такой формулировкой не знаю, так бывает, но что мы кого-то из актеров тормозили где-то играть, убави бог, надо у Галкина, кстати, спросить, он точно знает.

Е. АФАНАСЬЕВА – На сайте Первого канала в вашей биографии краткой сказано, что после окончания университета в течение 3 лет вы преподавали литературу в школе. Как ощущения остались?

А. МАКСИМОВ – Важные, очень важные, потому что основа работы продюсера – это коммуникационный драйв, если говорить по-умному. По-простому – заводить надо людей, потому что вы мечтаете сделать то, что в одиночку и даже вдвоем с товарищем сделать невозможно. И каждого нужно рассказать, завести, убедить в этом смысле этой профессии.

Е. АФАНАСЬЕВА – А экранизировать что-то из того, что вы преподавали, хотите?

А. МАКСИМОВ – Вы знаете, из преподавания, в смысле моего развития, меня раньше всему этому учили, в университете.

Е. АФАНАСЬЕВА – Еще очень быстро расскажу про конференцию «Логика успеха», в октябре всем телевизионным начальникам задавали вопрос, что они читают. Называли разные названия, Акопов честно сказал, что впервые в жизни прочел «Войну и мир», понравилась. На что народ в зале сказал – экранизировать будет. Другая часть народа была – даже знаем, для какого канала. Признавайтесь, будете «Войну и мир» делать?

А. МАКСИМОВ – Зависит от того, как сложится судьба «Адъютантов», потому что «Адъютанты» по разбегу идут как раз в ту эпоху. Им осталось буквально сейчас лет 10 еще.

Е. АФАНАСЬЕВА – До «Войны и мира»?

А. МАКСИМОВ – И будет, да даже уже и ближе, они уже рядом.

РЕЗУЛЬТАТЫ ВИКТОРИНЫ

Е. АФАНАСЬЕВА – Очень быстро несколько вопросов зрительских. Экранизировать Акунина дальше будете?

А. МАКСИМОВ – Зависит от самого писателя, в данном случае.

Е. АФАНАСЬЕВА – Т.е. не покупали еще ничего?

А. МАКСИМОВ – У нас есть опцион сейчас, но поскольку его экранизирует вообще все живое, как он сам рассказывал, все, кто есть, все у него уже что-то взяли и что-то купили. Поэтому правильно будет посмотреть, как это работает, потом обязательно вернуться, потому что с Григорием Шалвовичем у меня замечательная история отношений, он с нами начинал, и это нельзя забыть, как любовь.

Е. АФАНАСЬЕВА – Я когда шла на программу, мои дети спросили, кто в гостях, я сказала – продюсер «Ночного дозора». Они сказали – мама, спроси, песня группы «Ума Турман» во втором «Дозоре» будет? — Спрашиваю.

А. МАКСИМОВ – Есть песня с очень смешным текстом, который мне страшно нравится, но пока решения, это из рубрики обоюдных решений, к сожалению. Песня готова, но будет она в фильме или не будет, это придется решать вместе.

Е. АФАНАСЬЕВА – С Эрнстом? Понятно. Кому нравится, кому не нравится? Промолчал.

А. МАКСИМОВ – Это будет уже про сороконожку.

Е. АФАНАСЬЕВА – Промолчал.

А. МАКСИМОВ – Нет-нет, просто конкретно.

Е. АФАНАСЬЕВА – Т.е. ваши все коллеги-киношники, они все подчеркивают то, что, может быть, один из важных компонентов вашего успеха, о котором мы сейчас уже, в общем-то, поговорили, это то, что ежедневно работая на телевидении, вы знаете аудитории так, как не знают киношники, которые снимали для себя, снимали арт-хаус, снимали для самовыражения. Вы работали всегда на аудиторию вынужденно, но ведь так можно всю жизнь снимать для аудитории и не снять что-то важное для себя. Понятно, вы делаете кино и телевидение сегодня, сейчас, в этот момент на этом канале. А какое оно, кино вашей мечты?

А. МАКСИМОВ – Я понимаю, я определяю кино для аудитории как кино для себя по принципу «сюжетосложения», арт-хаусное кино очень расслабленно относится к истории. Я все фильмы, которые я люблю, которые для меня являются определяющими, основываются на ярко выраженной истории, это рассказ через что-то, что не просто через цвет, свет, нервные трески. Это рассказ, прежде всего, связанного «сюжетоизложения». И в этом смысле я надеюсь, что то кино, которое я делаю, это то кино, которое я сам готов смотреть. У меня того, что я этот так, это для всех, а это для меня, такого разделения у меня нет. Я его сам смотрю много раз.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это только то кино и те сериалы, где стоит Эрнст – Максимов в качестве продюсеров, или все, что шло у вас на канале?

А. МАКСИМОВ – Вы знаете, это компромисс. Это все-таки всегда компромисс. Конечно, нет.

Е. АФАНАСЬЕВА – Потому что здесь на пейджере огромное количество вопросов по поводу «Есенина».

А. МАКСИМОВ – То, что мы ставим, про «Есенина» готов, отвечу.

Е. АФАНАСЬЕВА – Споры не утихают, времени уже нет, приходите еще, отдельно про «Есенина».

А. МАКСИМОВ – Спасибо. Действительно, за «Есенина» отвечу и готов нести любую хулу за это, потому что я в это верю, я это понимаю, зачем это сделано и кем. В принципе, по фильмам, которые, все кино, которое мне нравится, принадлежит к зрительскому кино, к аудиторному кино, не из-за денег, не из-за бюджетов. Да, там, возможно, больше бюджет.

Е. АФАНАСЬЕВА – А потому, что роман с аудиторией?

А. МАКСИМОВ – Потому что интересно, не то, что, не дай бог, манипулировать людьми, вы рассказываете про что-то, и вам самому интересно это рассказывать. Если вам неинтересно, никому другому это интересно тоже никогда не будет. Есть там энергия, нет энергии, зависит все от вашего ощущения, потому что продюсер – немножко «лозоход». Роют люди колодец, вырыли шикарный, хороший, бетонированный, там воды нет, представляете, как обидно? К кому все претензии?

Е. АФАНАСЬЕВА – Когда вышел «Дозор», был понятно, следующий «Гамбит» будет. Когда вышел «Гамбит», было понятно, что будет второй «Дозор». Что-то же вызревает сейчас у вас?

А. МАКСИМОВ – Самый важный принцип, который мы за годы усвоили, сейчас самое важное – все усилия должны быть сосредоточены на следующем блюде. Если люди будут думать про компот все время, они никогда не получат удовольствия от горячего.

Е. АФАНАСЬЕВА – Это Анатолий Максимов. Я приношу извинения слушателям, которых я так и не пустила сегодня в эфир, потому что даже половину своих вопросов не задала, так редко вы приходите. Так получилось, за то время, пока я занимаюсь, не хочется это телекритикой называть, но каким-то анализом телевидения, я со всеми персонажами телевизионными по много раз общалась. С вами сегодня разговаривала впервые. Большое спасибо, я получила огромное удовольствие.

А. МАКСИМОВ – Спасибо вам огромное.

Е. АФАНАСЬЕВА – Спасибо, это была Елена Афанасьева, «Телехранитель».

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире