'Вопросы к интервью
10 апреля 2005
Z Телехранитель Все выпуски

Новости культуры и культурные новости


Время выхода в эфир: 10 апреля 2005, 17:08

Е.АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер! В эфире «Телехранитель» – программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Сегодня в гостях у нас Владислав Флярковский, ведущий новостей на канале «Культура». Добрый день, Владислав!

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Здравствуйте. Добрый вечер!

Е.АФАНАСЬЕВА – И говорить мы будем на тему, которую мы обозначили так: «Новости культуры и культура новостей». Пожалуйста, вы можете задавать свои вопросы на наш эфирный пейджер 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы». Чуть позже мы включим наш эфирный телефон. Владислав, сколько лет Вы уже ведете новости на «Культуре»?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Скоро 4 года, 3 и 3,5. 3 года.

Е.АФАНАСЬЕВА – Новости канала «Культура» отличаются от новостей, которые Вы вели раньше, например, те же «Вести» и еще, по-моему, ТСН было, да?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Я понимаю. Но это наиболее общий вопрос, на который невозможно дать короткий ответ.

Е.АФАНАСЬЕВА – Давайте начнем давать длинный вопрос.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Короткий: да, отличаются.

Е.АФАНАСЬЕВА – А развернутый: чем?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Развернутый. Ну, во-первых, содержанием. Как теперь принято говорить, контент другой. Во-вторых, они, конечно же, что для меня, наверное, особенно важно, они отличаются интонацией.

Е.АФАНАСЬЕВА – Она более…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Не потому что так надо было, а вот как-то так завели сразу на канале «Культура», и оказалось, что это правильно. Интонация совершенно другая.

Е.АФАНАСЬЕВА – И как Вы ее определите? Какая она?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Доброжелательная. Доброжелательная. Человеческим языком люди говорят с людьми.

Е.АФАНАСЬЕВА – Другие каналы не отличаются такой интонацией, по Вашему ощущению?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Нет. Там другая школа, и она тоже, наверное, правильная.

Е.АФАНАСЬЕВА – Более агрессивная?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, представьте себе, что если бы новости культуры делались, произносились бы, читались бы, подносились бы так же, как новости на большом федеральном канале политические, общеполитические. Вот так же. Что-то невероятное.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. Вы даже таким тоном сказали: «Вот так же».

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, да. Ну, невероятно, это невозможно, это категорически просто невозможно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, Вы можете… как это, наверное, одна и та же информация выглядела бы на одном канале… Ведь есть же новости культуры на больших каналах.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Есть.

Е.АФАНАСЬЕВА – Они все равно отличаются интонацией?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Они очень дозированные. Они выбираются, в лучшем случае, в день какое-то одно крупное событие, являющееся крупным, с точки зрения той редакции, которая его выбирает.

Е.АФАНАСЬЕВА – Я хотела задать Вам вопрос, связанный с событием уже, по-моему, полуторалетней давности, когда Вы получили приз ТЭФИ как лучший ведущий информационной программы…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Нет, как ведущий я не получил.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ой, извините, Ваша передача получила как…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Моя программа, мой выпуск передачи.

Е.АФАНАСЬЕВА – А Вы, в общем, было такое ощущение, потому что это был первый раз, когда телеакадемики голосовали в живую. На экране мигали циферки, и они видели, т.е. результат голосования. До этого все академики голосовали задолго до самой церемонии, и никто не знал, кто победил в предыдущей номинации, какие другие варианты, сколько один канал, сколько другой. Тут Ваша программа получила только что ТЭФИ, и, в общем, наверное, если бы этого не было, Вы могли бы, наверное, получить и как ведущий, такое было ощущение в зале. Как Вам показалось, в тот момент это было все-таки протестное голосование против того, какими стали новости больших каналов. По-моему, у Вас были конкуренты «Вести» и «Время», да, тогда? Или это все-таки…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – «Вести», к сожалению, почему-то даже не номинировались, мы этим были потрясены, например.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но может быть, «Сегодня»?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – «Сегодня». Новости НТВ и Первого канала.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да. Т.е. это были двое из трех новостей… из трех каналов…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Да, мы тогда страшно удивились, что «Вести» не провели…

Е.АФАНАСЬЕВА – Как Вам показалось, это было все-таки признание Ваших коллег или протестное голосование против других… то, во что вылились новости там?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Есть основание считать, что это было признание коллег, потому что если Вы вспомните еще раз тот вечер, Вы вспомните, что телеканал «Культура» тогда получил 7 статуэток в один вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, и до этого, по-моему, вообще ни одной не было.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – А это совпадением не может быть, понимаете? Это не может быть совпадением.

Е.АФАНАСЬЕВА – Как Вам кажется, вообще, протестность против тех новостей, которые присутствуют на больших каналах, кроме интонации у Вас, она в чем-то выражается в обществе?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Общая интонация? Протестность…

Е.АФАНАСЬЕВА – Протестность против того, как трансформируются новости, как они выглядят на больших федеральных каналах.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, Вы знаете, они выглядят так, как того заслуживает этот канал и этот зритель этого канала, вот так они, в общем, и выглядят. Ну, что еще можно сказать? Ну, это другие новости, это другие люди, это другие телевизионные персонажи, если хотите. Другие люди в кадре, другие слова, речь другая.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вы могли бы сейчас работать в других новостях? Имеется ввиду, в больших таких, не на «Культуре», а на федеральном канале? Или это Вам сейчас бы не хотелось?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Но если учесть то, что, как многие говорят, мастерство не пропьешь, то, наверное, смог бы. Но уже мне этого… мне не хочется. Нет.

Е.АФАНАСЬЕВА – У меня ощущение… у Вас, наверное, все-таки Вы смотрите на весь этот процесс изнутри, из новостей культуры и, может быть, это выглядит немножечко, другой такой ракурс, угол зрения. Я смотрю как человек, наблюдающий за телевизионным процессом с другой стороны. Что «Культура» вдруг стала такой формой оппозиции. У нас очень многие наши слушатели, когда здесь приходят ко мне в программу Ваши коллеги с других каналов, в особенности с первого и со второго, они очень часто, протестуя против того, что происходит на этих каналах, наши слушатели звонят или пишут на пейджер, говорят: Мы ничего не смотрим, смотрим только «Культуру». И мне кажется, что в этом не только уважение к тому, что делаете Вы, Ваши коллеги, не только любовь собственно к теме культуры на телевидении, но и какая-то форма протеста.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Я не думаю, что это форма протеста. Я думаю, что это форма компенсации за тот недостаток, который возник за последние годы на отечественном телевидении.

Е.АФАНАСЬЕВА – Недостаток чего?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Недостаток вот той самой интонации, о которой я Вам сначала сказал. Недостаток качественных телевизионных персонажей. Может быть, немножко старомодных, а ведь были когда-то, вспомните. Их не стало практически.

Е.АФАНАСЬЕВА – Кого Вы имеете ввиду?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, я не знаю. Ну… Вернемся к каналу «Культура». Вот очень много на других телеканалах, я бы так сказал, жеребцов таких. И когда я, посмотрев другие каналы, включаю телеканал «Культура»…

Е.АФАНАСЬЕВА – Вы имеете ввиду образ ведущего там?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, да. Манеры, скорость чтения, повадка в кадре, манеры определенные. А потом я включаю телеканал «Культура» и вижу на простом очень, темненьком фоне сидящего Льва Анненского, в которого не вложены миллионы, да, который не холеный, который не думает совершенно о своей внешности, потому что он думает о другом.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ему есть, о чем думать, кроме внешности.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ему есть, о чем думать. И он об этом говорит хорошо, искренне, чисто, мило. Сидит, я повторяю, на простеньком фоне, никаких выкрутасов телевизионных. Я понимаю, что вот чего не хватает на телевидении! Мне лично и я уверен, что огромному проценту аудитории не хватает сейчас вот таких телевизионных персонажей. Кто-то назовет их устаревшими. Но определенная пропорция на отечественном телевидении таких людей должна быть. И я Вам скажу, если Вы мне поверите, то смотрите внимательно канал «Культура». На канале «Культура» таких персонажей больше, чем на всех других каналах, вместе взятых. Понимаете? Нет штампа, нет… Вот о персонах, которые выступают на телеканале «Культура», невозможно сказать то, что вот можно сказать о телеперсонажах других каналов: как будто они все родились от одной мамочки, вот их всех одна мама родила. Вот про персоны телеканала «Культура» нельзя этого сказать.

Е.АФАНАСЬЕВА – Нет, один папа. Его называют рейтинг.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Рейтинг! Хорошо. Папа.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но у вас ведь все-таки уникальная…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Понимаете? Вот чего людям не хватает, вот почему они… Это не протест, а это вот они компенсируют этот недостаток, глядя канал «Культура». Слушая этих людей, глядя на них.

Е.АФАНАСЬЕВА – У вас уникальная ситуация на канале, созданная, в общем-то, искусственно. Спасибо за то, что она была создана ВГТРК искусственно, потому что в какой-то момент Всероссийская телерадиокомпания, холдинг крупнейший государственный решил, что деньги, которые направлялись каналу «Россия», государственные дотации, их можно немножко переориентировать, направить в регионы и на канал «Культура», а канал «Россия» способен жить на те рекламные поступления, которые зарабатывают «Аншлаги», «Юрмалины», сериалы о «бригаде» и т.д. И получается, что «Культура» живет за счет дотаций, за счет, в общем-то, «Аншлагов» и «Бригад», которые запудривают сознание на второй кнопке. Ну, не второй, я имею ввиду. Просто так условно принято определять: первый, второй канал. Имеется ввиду, на одном из крупнейших федеральных каналов. Нет ли в этом какого-то парадокса? Идет тотальный охват населения и вот Петросяны, Степаненки, Регины Дубовицкие, «Бригады». И вот на эти деньги, по сути, отдельно живет «Культура», позволяя себе вот эту маленькую духовную оппозицию, эту интеллигентность, эту интонацию.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, я Вам скажу, что вообще в представлении зрителя российского, особенно старшего поколения, культура вообще является вещью столь же необходимой, сколь само собой разумеющейся. Культура, которая принадлежит всем, а значит никому, а значит она бесплатная. А с точки зрения так называемых хозяйствующих субъектов, вот они как раз иначе думают. Они думают, что культура это такое дорогое удовольствие, к тому же довольно сомнительное удовольствие, но с точки зрения здравого смысла, культура – это субстанция бесценная, т.е. она не имеет цены. Это субстанция, которая нуждается в особо бережном отношении, но с точки зрения всего ранее сказанного, можно быть уверенным, что никто никогда не вложит в культуру достаточно средств для того, чтобы она развивалась, росла, и поэтому нет выбора. Мы живем, канал «Культура», в том числе, на те деньги, которые нам могут поступить, поступают, мы на них живем.

Е.АФАНАСЬЕВА – Нет ли опасности, что в тот момент… у больших каналов своя опасность, у них есть этот Бог – рейтинг, на основе которого делятся рекламные поступления. И, в общем-то, наверное, не так много других критериев оценки качества. Мы в прошлой программе как раз, у нас был представитель компании ТНС «Гэллап-медиа», мы говорили о том, что рейтинги – это количественные измерения, не качественные. Но оно превалирует на больших каналах, потому что на основе делятся рекламные поступления и т.д.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Очень важное замечание.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да. Но у вас нет даже этого критерия, да? Нет ли опасности, признать все, что вот я делаю, это замечательно. Мне не надо утром кидаться к вот этим огромным, такие простыни буквально бумаги бывают или на компьютере приходят эти сетки вещания, расписанные буквально поминутно, там, таймслоты, и все внимательно смотрят, где меня конкуренты обыграли, где нет, вчера я лучше, сегодня хуже. У вас такого вот страха этого перед рейтингом нет, но нет, наверное, какого-то… Что становится критерием оценки? Нет ли опасности впасть в такое излишнее благодушное настроение, что раз культура не задействована с этим, то у нас все в порядке?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Вы имеете ввиду отсутствие куража некоторого профессионального, да?

Е.АФАНАСЬЕВА – С одной стороны, куража, с другой стороны, какого-либо все-таки критерия оценки.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Конкурентной среды. Конкурентной среды и куража, который является результатом существования в этой конкурентной среде. Отчасти это верно, а с другой стороны, это обеспечивает нам условие автономного существования, автономной работы. Мы… Нет давления.

Е.АФАНАСЬЕВА – А кто может сказать…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Вот отсутствие того, о чем Вы говорите, гарантирует нам отсутствие давления.

Е.АФАНАСЬЕВА – А кто вам может сказать: «Ребят, вы все-таки не туда плывете, в общем-то»?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Да вот Вы, вот, пожалуйста, Вы знаете. Критики, газеты, журналы, я не знаю, на радио, конечно. И бывают выступления, и пишут что-то. Слушаем, читаем, вникаем, оцениваем.

Е.АФАНАСЬЕВА – А вот Вы говорили об интонации…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – У нас не завышенная самооценка.

Е.АФАНАСЬЕВА – Искренне верю. Вы говорили об интонации, о всем, что определяет новости канала «Культура» и вообще, облик канала. Кто задавал, кто определял именно такой облик, именно такой подход к новостям? Это были какие-то отдельные персоны, это ставилось задачей, когда создавался канал, ставилось задачей свыше или кто это определял?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, Вы знаете, я думаю, что когда канал создавался в 97-м году, уже ситуация на телевидении была такова, что она предвещала появление всех тех явлений, феноменов и персонажей, которых мы сейчас видим, уже предвещала. Люди, которые создавали телеканал «Культура», я думаю, это совершенно отчетливо чувствовали и они понимали, что канал может быть знаменит не тем, что на нем есть, а тем, чего на нем нет. Вот этим он может быть знаменит и он стал знаменит в принципе этим. Имеется ввиду не только отсутствие рекламы. Имеется ввиду наличие вот определенного темпа. Я, кстати, когда пришел…

Е.АФАНАСЬЕВА – Но у вас ведь есть некоторая реклама?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Кто, простите, я должен сказать, кто, Вы знаете, что у истоков существования, рождения этого канала был академик Лихачев. К этому причастны, Вы знаете…

Е.АФАНАСЬЕВА – Михаил Швыдкой, Татьяна Паухова.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Михаил Иванович Швыдкой, Татьяна Паухова, которая возглавляет сейчас канал. И, кстати, благодаря именно этим людям, вот от Татьяны Пауховой до, я не знаю, там, последнего администратора, который там служит верой и правдой 7 лет сейчас на нашем канале, вот благодаря этим людям сохранилась вот эта интонация. Мягкая, человечная, направленная вот непосредственно в душу, без беготни, прыготни. Понимаете? Я когда пришел 3 года назад, меня это немножко раздражало, кстати, я должен признаться. Отсутствие нужного темпа, мне казалось. Я пришел с политических новостей. Темпераментный такой, попрыгунчик такой. Меня это раздражало: отсутствие определенного темпа. Со временем я понял, что в этом особая ценность. Если только канал «Культура» станет делаться, лепиться так, как лепятся другие телеканалы, он растворится в большом великом отечественном телеэфире. Он потеряет цену.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но ведь зрителя надо чем-то держать, ведь все другие телеканалы…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Словом его можно удержать, можно одним словом только удержать зрителя. Я в этом глубоко убежден теперь, проработав на канале «Культура». Поговорить с человеком. Вы понимаете, сейчас прогрессом гордиться уже поздно. «Все прогрессивное человечество», — извините, уже не скажешь, потому что ни социальным, ни техническим, ни гуманитарным прогрессом… Я Вас задерживаю, да?

Е.АФАНАСЬЕВА – Нет, нет, нет. Борис задает вопрос: «Недавно одним из руководителей новостей стал Григорий Кричевский. Что нового он собирается привнести в работу?» Как раз Григорий пришел из тех политических новостей.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Да, профессионал. Еще один профессионал.

Е.АФАНАСЬЕВА – У вас были уже какие-то разговоры, как он собирается, что бы он хотел нового увидеть и добавить в работу?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, я убежден, что надо просто пригласить его через некоторое время к Вам в передачу, и он Вам все расскажет.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. Вы не хотите выдавать тайны?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Он недавно начал… Я думаю, что… А нечего выдавать пока.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. у вас не было каких-то концептуальных еще обсуждений того, как должны меняться новости?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Нет Ну, с ним, по крайней мере, нет, разговоров не было.

Е.АФАНАСЬЕВА – Я, например, знаю, что в прошлом году, не буду уж выдавать все тайны, когда были некоторые подведения итогов сезона, я знаю, что далеко не все руководство ВГТРК было довольно тем, как работают новости культуры. Они говорили о том, что там слишком много… ну, образное выражение, там, «Школы акварели Андрияки», еще что-то, еще что-то, о том, что культура не становится… все-таки это какие-то… более похоже на какие-то рекламные, анонсовые, вернее, а не рекламные объявления, что нет культуры глобальной и вот какое-то недовольство, оно в воздухе витало. На Вашей работе не сказывалось такое отношение начальства?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Нет, слава Богу, на работе не сказывается, но сказывается на наших настроениях, на моих, по крайней мере. И я ведь прекрасно понимаю, чего нам не хватает и чего нам остро не хватает.

Е.АФАНАСЬЕВА – Чего?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ой, мне не хватает… Я совершенно не могу ездить по стране, потому что я делаю 10 эфиров в неделю. У нас в рамках программы не хватает страны. Очень, очень мало репортажей с мест. Мы получаем гранты…

Е.АФАНАСЬЕВА – У вас нет собкоров, да?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Собкоры. У нас общие собкоры нашего холдинга. Они с головой заняты…

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. вы можете заказывать собкорам ВГТРК…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – В принципе, теоретически мы можем, да. Но им это довольно сложно с нами работать. Мы больше рассчитываем на гранты. Мы получаем гранты, и наши корреспонденты из Москвы выезжают и делают потрясающе интересные репортажи из Майкопа, из Краснодара.

Е.АФАНАСЬЕВА – А ведь странно. Смотрите, они… ВГТРК выстроила достаточно интересную систему, то, чем она сейчас резко выделилась среди других каналов. По сути, оно превратило все ГТРК, т.е. государственные компании на местах, входящие в холдинг, в такие большие корпункты. Они буквально сократили финансирование на все другие местные программы, оставив только новости. И все местные новости стали большими корпунктами. И вдруг получается, что каналу «Культура» трудно заказывать, хотя огромные силы на местах. Странно как-то.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Нет, но то, о чем Вы говорите, произошло относительно недавно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но это трансформация, которая уже второй сезон идет.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Первая, по-моему, с осени это происходит. Это первый сезон, насколько мне известно. И потом это еще не значит, что им расковали руки. Им, может быть, стало тяжелее как раз работать еще на кого-нибудь, кроме как на федеральные новости.

Е.АФАНАСЬЕВА – Давайте сейчас прервемся на новости, а после новостей продолжим.



НОВОСТИ



Е.АФАНАСЬЕВА – В эфире программа «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. Мы продолжаем наш разговор с Владиславом Флярковским, ведущим новостей на канале «Культура». Говорим мы на тему: «Новости культуры и культура новостей». Владислав, Вы стартовали, дебютировали на телевидении предперестроечном и перестроечном. Т.е. вот уже в программе «Мир молодежи» были какие-то веяния. «12-й этаж» — это была уже достаточно революционная по тем временам программа, где впервые зазвучал голос с улицы вот на этих ступенях, да? Неформальные какие-то молодежные течения появлялись. Потом был «Взгляд», где Вы были ведущим тоже.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Несколько раз.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Репортером и ведущим, да.

Е.АФАНАСЬЕВА – В общем-то, вопрос, наверное, наивный: то телевидение и это телевидение – это два разных телевидения или просто каждое телевидение …

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Две разные страны — два разных телевидения, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вот, вот, вот.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Конечно. Но Вы знаете, сейчас я заметил, что возрастает интерес к стилистике того телевидения. Кстати, к разговору об особенности телеканала «Культура».

Е.АФАНАСЬЕВА – Что именно Вы имеете ввиду под словом «стилистика» вот в этом смысле?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – А как Вам сказать? Вот есть такой «винтажный стиль». Винтажность в одежде, в манерах, да? Вот такое винтажное телевидение. Сейчас, кстати, вот что-то похожее попытались создать на «Домашнем канале». Вот такой старый, да, как бы, пледик такой.

Е.АФАНАСЬЕВА – Там такой гламурчик немножко.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, а все, а он уже настолько въелся в плоть и кровь телевидения, что теперь его изжить будет долго невозможно.

Е.АФАНАСЬЕВА – У Даниила Дондурея – известного социолога и главного редактора «Искусство кино», журнала, есть замечательное определение: он его называет «гнойный гламур».

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Примерно так.

Е.АФАНАСЬЕВА – А если вот такой наивный… Знаете, как гоголевская невеста, там, нос от одного жениха, а это от другого. Вот если б Ваше идеальное телевидение, из каких программ Вы бы что взяли в Ваше идеальное телевидение?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Из программ с разных каналов и создать какой-то свой канал?

Е.АФАНАСЬЕВА – Нет, если б из всех программ, в которых Вы работали, с тех времен, из тех каналов, условно говоря, там, драйв «Взгляда», еще что-то. Что бы Вы взяли из всего в идеальное телевидение для себя?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – В идеальное телевидение я бы взял, во-первых, глубину телеканала «Культура» и осведомленность, смелость и дерзость, там, «12-го этажа» 86-87-го года, строгость и безупречность программы «Время» вот 90-го года, перед самой-самой революцией, когда она взрывалась изнутри. Но строгость, все равно это был такой предмет поклонения. Чтобы программа или канал, который я хотел бы делать, вот он должен быть предметом поклонения, он должен быть авторитетом. Вот. И, наверное, насущность программы «Вести», потому что я тоже в ней работал, в программе «Вести», вот она абсолютно насущная, ну, как хлебушек, как водичка.

Е.АФАНАСЬЕВА – Тех времен или…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Тех, тех, нет.

Е.АФАНАСЬЕВА – Начала 90-х?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Да. Тех времен. Она сейчас это все сохранила, конечно, она тоже… она насущная, она… Я смею предположить, что программа «Вести» сейчас среди информационных программ наиболее влиятельная. Потому что программа «Время» еще немножко катится на бренде, понимаете? А «Вести», они поначалу, может быть, были брендом. А сейчас это уже хлебушек насущный.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вы говорили о том, что канал должен быть предметом поклонения. Если не брать сейчас «Культуру», на которой Вы работаете, есть ли черты вот этого поклонения где-то на российских каналах или это им сейчас не дано?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Наверное, не дано. Нет, ну, смешно об этом говорить. Все хорошо в известных пропорциях. Истории известны хорошие примеры, что кроме чувства, — как там? – юмора и гордости полезно чувство меры. Нужна определенная пропорция, и вот те люди новые, или вернее, старые люди, о которых я говорил, они… их не надо везде сажать, но в определенной пропорции они нужны. Вот он канал «Культура».

Е.АФАНАСЬЕВА – Я хочу пригласить наших слушателей к разговору. 203-19-22, теперь вы уже можете сами задавать вопросы Владиславу Флярковскому, участвовать в нашем обсуждении. Пока вы дозваниваетесь, тут пара вопросов, которые пришли по Интернету на наш сайт. «Мы телезрители РТР — «Планета», пользуясь случаем, хотим выразить восторг, как из обычной программы новостей Вы создаете маленькое художественное произведение. Послушав Ваши новости, понимаем, что в России культура процветает». Это сообщение от семьи Гальцевых из США. Они говорят, что «хотелось бы услышать Вас в авторской программе». Из Москвы Лариса Галич тоже спрашивает: «Нет ли у Вас замыслов, делать тематические авторские программы?»

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Маленькая мечта точится червячком в глубине, наверное, любого телевизионного деятеля, большого или маленького, делать что-то свое, что-то особенное. Но Вы знаете, я же ведь все прошел. У меня были и авторские программы. Я работал в новостях дольше всего. Я ездил, я долго работал в горячей точке. И порох понюхал, и дымящееся человеческое мясо видел. И в красивых заграницах тоже посидел, чуть-чуть. И в обойме поработал, и на конвейере трудился, и на галере греб, все было. В моей телевизионной жизни было абсолютно все. Я, знаете, я давно живу. Я начал работать на телевидении, когда компьютеры были большими, а программы к ним маленькими.

Е.АФАНАСЬЕВА – То, что Вы сейчас в новостях культуры – это так время сложилось или это из всех телевизионных ипостасей Вы выбрали осознанно именно такой жанр?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – В какой-то момент я совершенно сознательно туда пошел. Вот по тем самым причинам, о которых мы с Вами в принципе уже поговорили за прошедшие полчаса.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22. Добрый вечер! Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ – Зовут меня Наталья. Я хочу сказать, что я слушаю, смотрю канал «Культура». И, прежде всего, вот мне хотелось задать вопрос, который по-моему не раз я слышала. Вот самые такие интересные, с моей точки зрения, передачи бывают очень и очень поздно. Это странно для канала «Культура». Кажется, почему это такое? Вот, допустим, были юбилеи наших великих и известных актеров.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. у Вас вопрос, почему так поздно, да?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Почему так поздно?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАЛЬЯ – Почему так поздно? Это один вопрос. И второе, что я хотела сказать, вот отдыхаю на канале «Культура», потому что остальные все каналы, вот если так можно сказать, все попсовые. Точно так же, как на радио, что, кстати говоря, свойственно и «Эхо Москвы». Вас я не имею ввиду, ведущая. Вот если бы все такие ведущие были.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, хорошо, Наталья, что у Вас есть возможность отдыхать на канале «Культура». Спасибо большое. Давайте дадим возможность Владиславу ответить. Почему так поздно?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – У меня есть подозрение, что причина этого кроется не в канале «Культура», а в самом телезрителе, знаете, который живет немыслимо тяжелой, бурной, яркой жизнью в течение дня. Он устает, он бегает, носится, за продуктами, дети, болезни. Вот он, наконец, расслабился, сел, включил канале «Культура» в самом конце дня, смотрит, какая чудесная передача, но почему так поздно? Так вы обратите внимание, что вы весь день просуетились. Вы включайте телеканал «Культура» в 5 часов, вы увидите прекрасные программы. В 7, в 7:30 выпуск новостей идет.

Е.АФАНАСЬЕВА – Просто я так понимаю, наверное, слушательница… Когда другие каналы ставят вот такие программы, очень качественные, хорошие поздно, они понимают, что она соберет очень небольшую аудиторию интеллектуалов, людей культурных, образованных, а не вот массовое население страны. Эти люди могут и поздно посмотреть, и зрителей будет мало, и создано… Такие программы очень хорошие ставят заполночь. Один из телевизионных руководителей даже определял, что после полуночи можно позволить себе дружить с нормальными людьми. Но у канала «Культура» вроде бы нет задачи так собирать рейтинг, а все равно программы поздно. Вы знаете, очень смешной такой, конечно, не могу сказать смешной, давайте я его зачитаю с пейджера, а Вы прокомментируете. Наталья пишет: «Даже подобострастие должно иметь чувство меры. «Вести» воспринимаются как нечто пародийно-комическое против всего отсутствия информативности и всего отсутствия пустозвонства. Гламур новостей культуры производит трупное впечатление». Вот такое… я прочла это специально высказывание, может быть, не слишком корректное, потому что все остальные высказывания прямо противоположные. Вас благодарят за работу. Тут замечательно, огромное количество добрых слов в Ваш адрес. Но вот пришло такое мнение. Как Вам кажется, это просто некоторое личное мнение, в данном случае, нашей слушательницы или есть над чем подумать?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Во-первых, подумать всегда есть над чем, было бы чем думать. Лишь бы у человека был интеллект, душа, вообще, желание подумать о чем бы то ни было. Что касается конкретно вопроса по «Вестям» и новостям культуры, про «Вести» я никогда ничего плохого не скажу. Я патриот «Вестей». Это – моя Родина, ну, почти Родина, почти. Там я прожил дольше всего. «Вестям» я отдал… «Вести» мне отдали наибольшее количество лет моей профессиональной жизни. Они развивались, они менялись, они немножечко шарахались, там, туда или сюда, но они сохраняют, что называется, генеральную линию. Комментируйте это как хотите, но эта программа – одна из тех программ, которая… Вы вспомните, как менялась программа «Время» туда — сюда. Что происходит на канале НТВ. «Вести» более ли менее… Я считаю, есть некая генеральная линия.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но у меня есть своя точка зрения, как у человека, анализирующего объективно, т.е. я имею ввиду, не завися от какой-то компании, т.е. у меня есть своя точка зрения на этот счет. Я не буду с Вами спорить.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Мы в другое время, в другой передаче…

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, Вы придете, мы с Вами поговорим потом…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – В другой передаче.

Е.АФАНАСЬЕВА – Не будем сейчас отвлекать время наших слушателей.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – А про канал «Культура» я уже достаточно много сейчас сказал. По поводу интонации, которая на нем заведена, на нем на всем, в новостях в частности. Я считаю, что это правильно. Если кто-то вдруг учуял … чего там? Трупный запах.

Е.АФАНАСЬЕВА – Я уже потеряла сейчас это сообщение.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, пусть проверит свое обоняние.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22. Пожалуйста, Ваш вопрос или Ваши комментарии. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ АНТОН – Алло, здравствуйте! Это Антон из Москвы. А вот нельзя ли пожелание. Нельзя ли больше новостей о сети, потому что, кроме как в этой передаче, нигде больше этих новостей нет. Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА – Спасибо, Антон. Нельзя ли больше?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – На канале? Ну, вопрос не ко мне. А в моей программе я уделяю 2 минуты. Это одна десятая часть времени эфира.

Е.АФАНАСЬЕВА – Это немало.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Это наша знаменитая рубрика «Загрузка», которая как пошла, так мы ее остановить не можем. Она четвертый год идет, и всем нравится.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но Вы знаете, например, если просто говорить: культура, культура, культура. Это знаете, сколько ни говори: халва, а слаще не станет. Но ведь культура бывает разная. Я напомню, я делала интервью года 3 назад с гендиректором канала Александром Пономаревым, и он тогда говорил, что культура-то разная, физическая тоже культура, да? Бывает и еще что-то.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Да, да.

Е.АФАНАСЬЕВА – И еще вот культура Интернета.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Но это немножко демагогическая такая тема, да. А это тоже культура, и здесь культура. И как мы сидим – культура, и как мы едим – культура.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, т.е. что мы определяем словом «культура»? Только искусство и художественное проявление…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Преимущественно, давайте так формулировать: преимущественно искусство, преимущественно продукты духовной деятельности человечества, нашей страны, наших людей. Вот: преимущественно. Но Вы заметили, у нас… мы иногда и науки касаемся, и довольно часто, космоса, экологии. Ну…

Е.АФАНАСЬЕВА – Тогда получается, что преимущественно у новостей творческих есть канал, а преимущественно у науки – нет.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Нет.

Е.АФАНАСЬЕВА – У спортивных теперь есть отдельно свой, в системе того же ВГТРК. Это, спасибо угробленному ТВС и ТВ-6, у «Звезды» и у военных свой, а вот тогда вопрос, а почему же нет, например, канала у науки?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, Вы знаете, давайте будем преодолевать комплекс изобретателя велосипеда, посмотрим, что делается на западном телевидении. На западном телевидении, вообще, во всем мире появляются специфические телеканалы, не универсальные, а специальные последние 15-20, наверное, лет. Если учесть CNN, как первый информационный канал, чисто информационный канал, это 81-й год, если не ошибаюсь, 82-й. Потом стали появляться специфические телеканалы, в том числе: а) музыкальные, б) спортивные, в)…

Е.АФАНАСЬЕВА – Познавательные.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – …киноканалы, познавательные и чисто культурные. Кстати сказать, мне вот надо как-то поймать или через тарелку или что, стали делать канал… Французы, по-моему, стали еще делать какой-то музыкальный канал.

Е.АФАНАСЬЕВА – Сейчас очень много…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Музыкальный, типа «Культуры», там только классика.

Е.АФАНАСЬЕВА – Сейчас все можно поймать.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Там только классика. «Арте» – франко-немецкий канал, который существует уже много лет. Вообще, да вот, да, почему-то науки нет, энергетики нет, сельскому хозяйству нет.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но при «Дискавери» есть «Сайенс».

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Тяжелой металлургии тоже нет.

Е.АФАНАСЬЕВА – «Дискавери» просто, «Дискавери — Сайенс». «Дискавери — Трэвел». Т.е. путешествия отдельно, наука отдельно, история отдельно.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Это канал телевидения, к которому простой человек иногда не может подключиться. Канал «Культура» делался как федеральный канал, общедоступный…

Е.АФАНАСЬЕВА – Кстати, это абсолютно уникальная вещь в мире, уникальная, в мире нет таких каналов.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Да, общедоступный эфирный канал.

Е.АФАНАСЬЕВА – Давайте еще примем звонки от наших слушателей.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Это как репертуарный театр.

Е.АФАНАСЬЕВА – Тоже уникальное явление, практически уникальное явление.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – А что, в Америке уже его нет. В Америке его нет, например.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22, пожалуйста. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА ИВАНОВНА – Добрый день! Здравствуйте! Большие, как говорится, похвалы товарищу Флярковскому за то, что у них нет рекламы во время фильмов и мультфильмов. И пожелание: побольше показывать мультфильмов. И хорошо, что в вечернее время все показываете. И пускай пенсионеры спят, я тоже пенсионерка, но мои молодые и старые…

Е.АФАНАСЬЕВА – Представьтесь, пожалуйста, Вы не сказали, как Вас зовут.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА ИВАНОВНА – …смотрят вечерние программы. Извините, Галина Ивановна. И пожелание: как говорится, побольше фильмов и пьес, если можно Островского и т.д.

Е.АФАНАСЬЕВА – Спасибо, Галина Ивановна, просто, единственное, я скажу сразу, что Вы больше это адресуйте к руководству канала. Как я понимаю, Владислав отвечает за свою программу.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Да, конечно. Эти благодарности надо адресовать, во-первых, руководству холдинга ВГТРК целому и руководству канала «Культура» — Александру Пономареву, Татьяне Пауховой, всем людям, которые работают.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22, пожалуйста, Вы в эфире. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Добрый вечер! У меня такой вопрос. Зовут меня Ирина. Отношение Вашего гостя к такой проблеме как свобода и вседозволенность. Когда-то России очень не хватало свободы, а сейчас мы очень часто видим нарушение авторских прав, т.е. вот несоблюдение международной конвенции по авторским правам. Можно изображать политических деятелей, можно что угодно говорить, но тем не менее каждый из нас должен быть уверен, что его свобода будет защищена. Почему никакие документы вообще не используются, которые были раньше, и не используется, в частности, международная конвенция по авторским правам. Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вот такой вопрос. Но это не совсем по адресу.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Это не ко мне вопрос.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, но приходится отвечать.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Я могу ответить только то, что, во-первых, все не так страшно, как мне кажется, то, как описала наша радиослушательница…

Е.АФАНАСЬЕВА – Мне кажется, мы все-таки хоть какие-то шаги туда делаем, да?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Существует судебная система. Если вы попал в затруднительную ситуацию, у вас кто-нибудь чего-нибудь украл, вашу интеллектуальную собственность, вы обращаетесь в суд. Законодательство действует. Оно иногда нарушается, значит, надо подавать в суд, и оно будет исправляться. Наличие свободы. Ничего дурного в этом не вижу. Не пугайтесь ее совершенно, потому что абсолютной свободы все равно не бывает. Полное ее отсутствие тоже недопустимо.

Е.АФАНАСЬЕВА – Свобода, собственно, – осознанная необходимость. Классическое, да.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Это абсолютно необъятная тема, как Вы понимаете. Это как свобода действий, да? Абсолютная невозможна. Полное ее отсутствие — недопустимо. Точка.

Е.АФАНАСЬЕВА – Есть вопрос на пейджер от Дмитрия: «Почему не работает на канале «Культура» Елена Курляндцева?» Ну, к сожалению, Елена очень тяжело больна. Об этом говорили. У нее очень тяжелая болезнь. Мы всячески все желаем ей мужества…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Выкарабкаться, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, потому что это вопрос трагический. 203-19-22, пожалуйста, Вы в эфире. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Добрый вечер! Я хочу передать Славе Флярковскому, извините, что я Вас так называю, привет от сотрудников школы-интерната номер 66, Кастанаевская, 59.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – А!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Вы к нам приходили снимать всегда на выборы, все репортажи. И мы Вас очень любили и добрым словом до сих пор вспоминаем. Успехов Вам!

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Спасибо, я очень тронут.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22, пожалуйста, у нас есть еще несколько минут, мы еще успеем принять звонки. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЯНА – Меня зовут Яна. Я вот что хочу сказать. Ну, во-первых, «Вести» – это, по-моему, это ужасный… канал, ужасный.

Е.АФАНАСЬЕВА – Видите, как раззадорили наших слушателей. Это не канал, это программа.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЯНА – Послушайте меня внимательно.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Да, да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЯНА – Я Владислава Флярковского очень люблю. Для меня это поздно, потому что я абсолютный жаворонок. Вот нельзя ли Вашу передачу повторять вот как «Культурную революцию» утром, на следующий день? Спасибо Вам.

Е.АФАНАСЬЕВА – Яна, новости, по-моему, я вмешаюсь, не знаю, что ответит Владислав, но, по-моему, новости не повторяют. Они иногда успевают прокисать до утра. Это напоминает программу «Время» советских времен. Если Вы помните, я помню из своего детства, когда утром повторяли программу «Время», записанную вечером.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Накануне.

Е.АФАНАСЬЕВА – И это представить в каком-то другом государстве, что утренний выпуск будет идти точно такой, как вечерний.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, так, страна большая, техника была развита еще не настолько. И то, что повторялось утром, то смотрели, впрямую же смотрели на Дальнем Востоке. Там был вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22, пожалуйста. Только представьтесь, будьте добры.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИДИЯ – Два слова. Лидия. При огромном уважении к Владиславу Флярковскому, к его эрудиции и знаниям огромная к нему просьба. Я смотрю все новости, которые он немножко, при очень интересном содержании, очень сухая форма передачи. Без эмоций, отстраненно. И хочется, понимаете, в 12 ночи, хочется все то же самое чуть-чуть голос более раскован и чуть-чуть где-то хотя бы внутренних эмоций. Потому что в 12 ночи…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Видите, чего не хватает людям.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИДИЯ – И учитывая дальнейшие передачи «Культуры», очень трудно воспринимаются очень интересные новости, но очень сухо…

(Говорят одновременно со слушательницей):

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Вот этого места не хватает (показывает).

Е.АФАНАСЬЕВА – Сердца.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Где-то здесь.

Е.АФАНАСЬЕВА – Спасибо Вам за мнение, Лидия, спасибо. Мы сейчас как раз обсудим. Слава показал вам. Радио – не телевидение, но показал, что не хватает вот здесь – и рукой на сердце, да, душа где.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Этого не видно. Вот этого места чуть-чуть. Да.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. может быть, Вы немножко, т.е. стараясь не быть этим… как Вы сказали, петухом или как Вы назвали тех, кто превалирует…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Жеребцом, наверное.

Е.АФАНАСЬЕВА – Жеребцом, да. Извините, перепутала. А может быть, немножко…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Жеребцом, ну, я надеюсь, что это никого не обидит. Я имею ввиду, действительно, манеру, повадку как бы, манеру. Жеребцы, между прочим, бывают классные, и очень много.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, никто же не говорит, что это…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Да. Но как говорят, вот о душе подумать, конечно, не мешало бы. И как-то на днях, доедая свой поздний ужин во втором часу ночи, поскольку я заканчиваю поздно, я поймал какой-то фрагмент американского, какого-то голливудского фильма, не очень по-моему известного, но я не узнал пока, там что и кто это. Персонаж одному говорит: «Как ты здесь оказался, в этих краях?» Он говорит: «Я приехал сюда, чтобы продать душу дьяволу». – «Да, ну? И что, продал?» — «Да, продал». – «А что он тебе сделал за это, дьявол?» Говорит: «Он научил меня играть на гитаре очень хорошо». – «И за такую ерунду ты продал дьяволу свою бессмертную душу?» Он что-то говорит: «А я ей не пользовался».

Е.АФАНАСЬЕВА – А телевизионщики…

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Знаете, вот пользуйтесь почаще душой, чтобы не было соблазна сбыть ее по дешевке.

Е.АФАНАСЬЕВА – А телевизионщики продают свою душу? Разменивают ее на эту великую магию прямого эфира, узнаваемости, славы, влиятельности?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Ну, по крайней мере, кромсают ее, точно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Это Владислав Флярковский. Мы заканчиваем нашу программу «Телехранитель». Владислав, а что входит в Ваше ежедневное, еженедельное смотрение, что бы Вы рекомендовали не пропускать в эфире?

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Что смотреть? Документального кино стало много, публицистических программ стало много. Они делаются по-разному, делаются довольно низкого качества иногда на некоторых каналах попадаются, но в целом все-таки это последнее новое веяние отечественного телевидения. Это документальные сериалы. В процентном отношении, кстати, на канале «Культура» их больше, чем на других каналах. Ну, знаете, вот я специально не… не подтасовывая, но это правда.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, хорошо. В общем, совершенно не зазорно быть патриотом своего канала и даже приятно, когда хочется рекламировать то, что делают коллеги.

В.ФЛЯРКОВСКИЙ – Чего не хватишься хорошего, все есть на канале «Культура». Понимаете? А чего не хватишься плохого, есть где угодно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, что же. Это Владислав Флярковский, ведущий новостей на канале «Культура». Это была программа «Телехранитель», я – Елена Афанасьева. До следующего воскресенья, всего доброго, до свидания!



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире