'Вопросы к интервью
27 февраля 2005
Z Телехранитель Все выпуски

Выход на телеэкраны документального фильма «Гамбит»: На месте событий"


Время выхода в эфир: 27 февраля 2005, 17:05

Е.АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер! В эфире «Телехранитель» – программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева и сегодня у меня в гостях два человека, которых я очень рада здесь видеть в студии. Это — Борис Акунин, писатель.

Б.АКУНИН – Здрасьте.

Е.АФАНАСЬЕВА – Которого я привыкла все-таки обращаться как к Григорию Шалвовичу Чхартишвили. И Леонид Парфенов, телеведущий и главный редактор журнала «Ньюсуик», «Русский Ньюсуик». Добрый вечер!

Л.ПАРФЕНОВ — Добрый вечер!

Е.АФАНАСЬЕВА – Судя по тем вопросам, которые уже пришли к нам по Интернету, большинство наших слушателей так, в общем, не совсем поняли, о чем сегодня речь и почему Парфенов и Акунин вместе в студии, какой же «Гамбит» на месте событий». И задают больше вопросы, связанные с другими проектами Леонида или с фильмом «Турецкий гамбит», поэтому давайте с самого начала объясним, что это документальный проект, который называется… Леонид, пожалуйста, расскажите, о чем речь.

Л.ПАРФЕНОВ – Ну, его можно называть «Гамбит» на месте событий». Собственно, так его и называют. Называют это еще телепредисловием, которое мы делали вместе с Григорием Шалвовичем, отправившись на места собственно событий и той войны русско-турецкой 1877-78 годов и, собственно, детектива «Турецкий гамбит». Мы прошли по следам Фандорина.

Е.АФАНАСЬЕВА – Мы приглашали вас на этот день, потому что первоначально предполагалось, что фильм выйдет вместе со стартом «Турецкого гамбита» в кинотеатрах, выйдет в эфир первого канала на текущей неделе, которая заканчивается. Но вот сейчас он стоит в сетке, по-моему, в пятницу, да? Следующую.

Л.ПАРФЕНОВ – В пятницу в 22:30, да.

Е.АФАНАСЬЕВА – В 22:30 в следующую пятницу на первом канале.

Л.ПАРФЕНОВ – Но в ближайшую пятницу, т.е. 4 числа, да?

Е.АФАНАСЬЕВА – В ближайшую пятницу. Григорий Шалвович, Вы первый раз были в телевизионном таком проекте документальном, участвовали. Каково Вам было участвовать в телевизионной работе?

Б.АКУНИН – Ну, это не так больно, как я думал. Вот. Это, конечно, какой-то для меня эпизод такой, ну, единичный, да. Не то, чтобы я собирался этим заниматься и дальше. Причины было две. Во-первых, мне было интересно посмотреть, как работает Леонид Парфенов, потому что его фильмы документальные, исторические я очень люблю, они мне нравятся. А во-вторых, тут еще вот что. Когда я писал роман «Турецкий гамбит», для меня эта война была чем-то таким совершенно книжным. Я специально выбрал войну, про которую мало кто что помнит. И еще эпизод, про который наши историки вообще стараются забыть: осада Плевны, потому что если что-то в школе учат, это про героическую оборону Шипки, а Плевну как-то не очень, это довольно тяжелый эпизод. Вот мне нужна была просто война, так сказать, «э война», чтобы было не так важно, кто с кем воюет, из-за чего, кто хороший, кто плохой. Меня интересовала ситуация люди на войне, женщина на войне. Потом перед тем как писать сценарий, я поехал туда и стал смотреть на эти места…

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. у Вас не совсем все-таки было книжное представление. Вы там были?

Б.АКУНИН – Да, я там был, я был под этой Плевной, я видел это огромное поле, и оно произвело на меня вот какое-то особенное впечатление. Знаете, вот есть вот эти вот поля больших сражений, где одновременно насильственной смертью погибло очень много людей, и там… ну, там чувствуется что-то особенное. Вот я был на Бородинском поле, на поле Ватерлоо, на поле Аустерлица. И там, под Плевной то же самое, там вот какой-то такой особенный звенящий воздух.

Е.АФАНАСЬЕВА – Энергетика такая, да?

Б.АКУНИН – Да, и поэтому я сейчас еще поехал туда снова, потому что цель этого фильма в том числе, рассказать, как оно все было на самом деле. Не в выдуманном мной авантюрном романе, а в истории.

Л.ПАРФЕНОВ – Но все-таки и поддержать то, как было в выдуманном авантюрном романе, потому что самое интересное все-таки проходить по местам и говорить вот, с одной стороны, вот было так, а с другой стороны…

Е.АФАНАСЬЕВА – А вот здесь стоял Фандорин.

Л.ПАРФЕНОВ – вот здесь стоял Фандорин, и в результате все изменилось, потому что вот Фандорин, которого тогда вроде не стояло рядом с генералом Скобелевым, да? Вот он, оказывается, все мог…

Е.АФАНАСЬЕВА – С генералом Соболевым все решить.

Л.ПАРФЕНОВ – …да, с генералом Соболевым все решить. Как только генерал становится Соболевым и рядом с ним Фандорин, так все оказывается, в действительности все совсем не так, как на самом деле, как в старой пословице.

Е.АФАНАСЬЕВА – Я напоминаю, наш пейджер 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы». Пожалуйста, задавайте свои вопросы Леониду и Григорию Чхартишвили, Борису Акунину. Скажите Леонид, а откуда, давно ли взялась эта мода предварять какие-то художественные проекты проектами документальными. Я вижу, что в последнее время наше телевидение активно этим пользуется, использует как западные фильмы, например, у первого канала был фильм «Падение «черного ястреба», и документальный фильм на следующий день вызвал большой интерес «Подлинная история «Падения «черного ястреба». Никто бы не смотрел просто так, что там было в Могадишо в 93-м году, но после художественного фильма это вызвало большой интерес. Когда у нас возникла такая мода?

Л.ПАРФЕНОВ – Да, это не возникновение моды, это потребность аудитории, потому что, что там было в Могадишо или что там было под Плевной известно людям не очень. И, как известно, историю сегодня чаще узнают из каких-то беллетристических произведений или вот из фильмов или еще каким-то таким образом, а потом хочется посмотреть, а как оно было-то? На этом, собственно, успех чего угодно, включая – я не знаю, там, — «Код да Винчи», например, да? Он же…

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, самый навязший в зубах пример за последнее время.

Л.ПАРФЕНОВ – Да, да, да. Вот. Поэтому поскольку мы живем, не очень различая легенду и вымысел, а устроены мы так, что страшно любим открывать тайны, а как оно на самом деле было, вот это всего-навсего аудиовизуальное обслуживание населения, не больше, не меньше.

Е.АФАНАСЬЕВА – А Вы когда делали сейчас этот проект, Вы Григория Шалвовича поймали на каких-то неточностях в романе?

Л.ПАРФЕНОВ – Ну, какие могут быть неточности в романе? Это же художественное произведение. В этом, собственно, и заключается в этих неточностях художественность. Вот пример, который обсуждался там нами особенно яростно. Вот в истории считается, что русские взяли Никополь вместо того, чтобы взять Плевну. И потом в результате страшно долго эту Плевну осаждали. Ну, вот в истории считается, просто, мол, ошибка полководческая. Ну, Бог его знает, так получилось.

Е.АФАНАСЬЕВА – А тут любовь оказывается и предательство.

Л.ПАРФЕНОВ – Да, а тут оказывается предательство, шпионство. Бог знает, там что.

Е.АФАНАСЬЕВА – Григорий Шалвович, а Вы когда поехали второй раз уже, уже написан роман, уже прошло много времени, Вы, наверное, забыли, что там происходило, другие романы, наверное, у Вас отодвинули эту русско-турецкую войну на дальний план. И сейчас вдруг снова вспомнили. Вы смотрели другими глазами на эту войну? Открыли для себя что-то иное или это было просто повторение пройденного?

Б.АКУНИН – Я действительно успел подзабыть события своего романа к этому времени, потому что…

Е.АФАНАСЬЕВА – Хоть, кто убийца-то помнили?

Б.АКУНИН – Примерно.

Л.ПАРФЕНОВ – Маленькая подробность: они варьируют еще от романа к фильму.

Е.АФАНАСЬЕВА – Не будем, не будем об этом, Григорий Шалвович просил не говорить об этом.

Б.АКУНИН – Да, там есть сюрприз. Те, кто читал книгу и посмотрит фильм…

Е.АФАНАСЬЕВА – Кто фильм еще не видел, пускай будет сюрприз.

Б.АКУНИН – Да, тех ждет небольшое потрясение. Но я , конечно, освежил в памяти все, что касалось исторических событий, поэтому на этот раз я смотрел на происходящее не глазами детективщика, а я, ну, в общем, представлял себе примерно, что и когда происходило вот на этом месте, вот на этом месте, на этом месте.

Е.АФАНАСЬЕВА – И рассказывали об этом Леониду или как строится ваш фильм?

Л.ПАРФЕНОВ – Да. мы рассказывали друг другу, мы делились взглядом… Ну, вот меня, там, прочитавшего энное количество книжек про это про все, исторических.

Е.АФАНАСЬЕВА – Специально к фильму прочитали?

Л.ПАРФЕНОВ – Да нет, это у меня было и в «Российской Империи», и до этого я как-то проходил. Вот. И потом во всех этих местах я бывал до того тоже. Кстати сказать, у нас вот в теледокументальном этом фильмике есть переправа через Дунай, а в фильме «Турецкий гамбит» ее почти нет. И Шипка у нас достаточно подробно, в фильме ее нет вовсе. Поэтому мы что-то шире все-таки делали, поскольку мы, кроме того, что это конспект детектива в известной степени, это все-таки и конспект войны. Поэтому вот мы, я со стороны нон-фикшена, Григорий Шалвович со стороны фикшена, если так по-русски можно выразиться.

Б.АКУНИН – Причем, вот когда мы там разговариваем друг с другом, это не то, что мы заранее все эти реплики между собой распределили и повторяем их вслух. Нет, это действительно разговор, возникающий спонтанно на этом месте, потому что перед самым началом мы, так сказать, обменялись темами, которые для каждого из нас представляют интерес в этом проекте. Значит, эти интересы не полностью совпадали. Почему мне, например, интересна эта тема и сейчас, да? Я перечислил темы, на которые мне интересно было бы поговорить. Меня интересует, например, вот наша вечная национальная болезнь, связанная с желанием экспортировать справедливость и добро в другие страны притом, что в собственной стране наблюдается дефицит и того, и другого. Так было давно, это началось не сейчас. XIX век и особенно эта война – это вот то самое, да? Меня интересует тема «Русский царь на войне». Это – особенная тема.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но по фильму это не особо поймешь. Это, видно, в сериале потом будет уже, да?

Б.АКУНИН – Нет, ну… Нет, не особенно. Я говорю сейчас не про роман и не про фильм, а вообще про эту войну, про эту тему. Нас обоих интересовала тема такой вот… Как бы это сказать? Таких вот крепких удушливых объятий братской любви, да?

Е.АФАНАСЬЕВА – России к кому-то?

Б.АКУНИН – Которую Россия распространяла на маленьких соседей. Так было в XIX веке, так было в XX веке. Вот. А Леонида Геннадиевича что? Материальная культура… Да, и Леонид Геннадиевич замечательно говорит по-болгарски.

Е.АФАНАСЬЕВА – Леонид Геннадиевич, откуда, откуда?

Л.ПАРФЕНОВ – Для этого я и был взят таким, этим, Дерсу Узалой.

Е.АФАНАСЬЕВА – Откуда, откуда?

Л.ПАРФЕНОВ – Да все очень просто. Я с болгарами жил в общаге, там и выучил. Вот. И с того времени это периодически практиковал. Поэтому мне еще это понятно, я это как-то вот… осязаю просто вот еще… вот что там брынзу какую-нибудь покупать, вино красное пить, цыганскому оркестру заказывать мелодии Бреговича, в том числе, звучащие в фильме «Турецкий гамбит», вот это мне все родное.

Б.АКУНИН – Сигареты «Шипка».

Л.ПАРФЕНОВ – Сигареты «Шипка». Что там?

Е.АФАНАСЬЕВА – Что-то вот сейчас начали рассказывать Алексею Венедиктову перед началом передачи о том, кто-то танцевал, я вас еще попросила прерваться, чтобы рассказать в эфире. Что за эпизод?

Л.ПАРФЕНОВ – А да. Ну, это вот то, что… Там нет этого ни в фильме и нету этого в детективе, но если снимаешь документально на Балканах все, что угодно, тебе все время же попадаются цыгане, которые у всех этих балканских народов, без конца воевавших друг с другом, они же там периодически считали, что соседи хуже, чем они. И болгары, и сербы, и турки, и все на свете. Но вот уж хуже всех, это цыгане. И так продолжалось до тех пор, пока вот Кустурица не воспел цыган как настоящих балканских героев. Поэтому вот пляшущие цыгане, ну, это – обычное дело. Где машина остановилась, там действительно пляшут цыгане по принципу альпийского нищенства: «Деньги давай, деньги давай!» Вот, с нами так было…

Е.АФАНАСЬЕВА – И вы давали деньги?

Л.ПАРФЕНОВ – Ну, да, разумеется, что же. Вот, так с нами было и в культурном виде, в ресторанах, так было и на болгаро-турецкой границе, потому что вот и болгарам туда нельзя, туркам сюда нельзя, а цыгане туда-сюда ходят, играют и поют, выпрашивают евро, поскольку страны устремились в Европу.

Б.АКУНИН – Но левы тоже берут.

Л.ПАРФЕНОВ – И левы берут, да.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. у вас не было такого классического телевизионного «стендапа», как обычно записывающегося…

Л.ПАРФЕНОВ – Нет, нет, нет.

Е.АФАНАСЬЕВА – Это построено по принципу диалога?

Л.ПАРФЕНОВ – Нет, это путешествие. Это – путешествие, это разговоры в дороге.

Б.АКУНИН – А что такое: «классический телевизионный «стендап»»?

Е.АФАНАСЬЕВА – А вот это Леонид теперь объяснит. Даже есть Парфенов определил…

Л.ПАРФЕНОВ – «Стендап» — это вот стоишь и говоришь или идешь и говоришь, ну т.е. когда это не является документальной съемкой.

Е.АФАНАСЬЕВА – Григорий Шалвович, перед Вами человек…

Б.АКУНИН – Это когда сказал, и в конце надо сказать: «Леонид!».

Е.АФАНАСЬЕВА – Нет, нет, нет.

Б.АКУНИН – Не то?

Л.ПАРФЕНОВ – Нет, нет, нет, это – прямое включение.

Е.АФАНАСЬЕВА – Перед Вами человек, который привел моду на «стендап» в движении. «Стендап» — это когда корреспондент или ведущий говорит в кадре.

Б.АКУНИН – Но тогда это не «стенд» все-таки «ап».

Е.АФАНАСЬЕВА – Но тогда это сейчас называют уже парфеновками: «стендап» в движении.

Л.ПАРФЕНОВ – Но, в общем, вот это вот наговаривание, которое как бы является вроде документальным, но на самом деле ясно же, что человек позирует перед камерой. Нет, мы здесь никогда ничего не позировали. Это в жанре путешествие. Мы переезжали из города в город. Мы вот сколько дней…

Е.АФАНАСЬЕВА – Сколько дней?

Л.ПАРФЕНОВ – Неделя. И каждый день – новый городишко.

Е.АФАНАСЬЕВА – А вы когда снимали?

Л.ПАРФЕНОВ – Мы снимали в январе.

Б.АКУНИН – В прошлом месяце, да.

Л.ПАРФЕНОВ – Месяц назад.

Е.АФАНАСЬЕВА – А, т.е. это совсем свежий проект.

Б.АКУНИН – Да, да, да, мерзли вполне себе.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но мы говорим с вами сегодня о телевидении, программа о телевидении. Вот как Вам хотелось, Григорий Шалвович, чтобы эту работу посмотрели до фильма или после? Документальный проект. Я еще раз напомню, если кто-то из слушателей включился чуть позже, что мы говорим о документальном проекте «Гамбит» на месте событий», который Леонид Парфенов и Борис Акунин сняли, и он будет показан на первом канале в следующую пятницу.

Б.АКУНИН – Наверное, все-таки лучше до фильма, потому что за исключением там небольшого количества историков и людей, интересующихся этой историей, ну, действительно, мы не помним совсем эту войну и ее событий. И происходящее на экране, надо еще учитывать, что это кино, это киновариант, т.е. там не было возможности создателям фильма что-то уж особенно объяснять и рассказывать. Кроме того, на афише фильма не случайно самыми большими буквами написано «От продюсеров «Ночного дозора»». Это вот…

Е.АФАНАСЬЕВА – Вам не нравится это представление?

Б.АКУНИН – Нет, мне это нравится, потом это фильм действительно от продюсеров «Ночного дозора». Это такая вот не первая, а вторая, наверное, ласточка этого нового феномена, продюсерского кино, нового феномена для нашего кинематографа. Сейчас это работает. Они очень талантливые и здорово все это делают. И будущая моя экранизация «Статский советник» – это тоже продюсерское кино.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вы имеете ввиду Константина Эрнста и Анатолия Максимова?

Б.АКУНИН – Угу. «Статский советник» – тоже продюсерское кино, потому что это студия Никиты Михалкова. Он там продюсер, т.е. продюсер задает тон. Значит, на первом канале продюсеры «Ночного дозора» считают, что фильм должен быть очень динамичным, очень активным, что внятность сюжета не столь важна, а важнее общее ощущение и послевкусие, да? Т.е. фильм ориентирован именно на это и свою задачу, по-моему, он вполне выполняет.

Е.АФАНАСЬЕВА – А с чем Вы не согласны в этих определениях или согласны со всем?

Б.АКУНИН – Я не то что бы не согласен, мне просто кажется, что это ориентация на уже существующую у нас киноаудиторию. А главная проблема…

Е.АФАНАСЬЕВА – Способную прийти и заплатить за билеты.

Б.АКУНИН – Которая и так ходит в кино. А, по-моему, сейчас – самая интересная задача для нашего вот этого киномира, это вернуть в кино людей, которые ходить туда перестали.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вы знаете, мне как раз кажется, что «Ночной дозор» — да, он был ориентирован именно на эту аудиторию. Но я вот не смогла пойти на премьеру в «Пушкинском», была занята в этот вечер. Пошла в обычный сеанс утренний в «Художественном». И увидела там таких… две группы зрителей. Первая: это молодая аудитория, которая, в общем, и ходит в кино, а вторая: такие женщины, наверное, уже пенсионерки, пенсионного возраста, но еще не пожилые далеко, которых, в общем, последние годы в кино было не видно. И именно интерес, наверное, их к истории, в том числе и к Вашим романам их туда привел.

Б.АКУНИН – Ну, фильм, вообще, Джаник Файзиев очень здорово сделал. У него все замечательно играют. Там каждая мизансцена, каждый эпизод продуман, у него замечательные сцены экшена, потому что он, вообще-то, в прошлом каскадер, он очень хорошо в этом разбирается.

Е.АФАНАСЬЕВА – Фильм, который мы видим в кинотеатрах, он очень дорогой продукт. По современным меркам в него вложено немало средств. Фильм, который мы увидим на экране телевизионный, естественно, намного дешевле, как я понимаю.

Л.ПАРФЕНОВ – Ну, разумеется.

Е.АФАНАСЬЕВА – При этом люди уже видели, если они смотрели фильм, картинку роскошную, а нет ли такого опасения, что не настолько прекрасно снятая, не настолько идеально выстроенная картинка может несколько разочаровать зрителей, Леонид?

Л.ПАРФЕНОВ – Но мне кажется, что от телевизора все-таки этого не ждут. Потом мы старались это выдержать вот в духе… ну, как это? Такого проекта – сопровождения. Можно это, конечно, называть предисловием и, конечно, по жанру это, прежде всего, предисловие, но даже если человек уже видел фильм «Турецкий гамбит», он может посмотреть и какие-то вещи… ну, не то чтобы там дополнительно понять, как-то еще разобраться, а просто узнать что, а вот это вот было первоисточником. А вот такими-то были события, а вот это вот приключение имеет под собой те или иные реальные действия турецких войск или русских войск, а вот здесь вот жил царь. Ну, в фильме вот он просто в какой-то там избе, но у нас она показана, какая именно изба и как они там в пяти комнатах четверо помещались: министр двора, государь, военный министр и личный лекарь Боткин. Т.е. это все равно, мне кажется, вещь, которая что-то дополняет, что-то досказывает.

Е.АФАНАСЬЕВА – Сейчас уже мы прервемся на новости. После новостей мы зададим вам три вопроса викторины, но один я задам вам вне викторины. Если вдруг кто-то ответит, думаю, будет удивительно. Нашли ли вы где-либо присутствие Леонида Парфенова в фильме «Турецкий гамбит», если вы его успели посмотреть? Если вдруг нашли, отвечайте, пожалуйста, на пейджер. Это будет очень интересно. А это программа «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева, в гостях у меня писатель Борис Акунин — Григорий Шалвович Чхартишвили и телевизионный ведущий Леонид Парфенов. Мы говорим о проекте «Гамбит» на месте событий». Такое предисловие, послесловие к «Турецкому гамбиту», которое будет показано на первом канале в пятницу.



НОВОСТИ



Е.АФАНАСЬЕВА – Мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева, в гостях у меня Григорий Чхартишвили, известный вам больше как Борис Акунин, Леонид Парфенов, который меня поправил, сказал: «Лена, я не работаю телевизионным ведущим». Но в программе о телевидении все-таки больше вопросов к Вам как не к главному редактору журнала «Русский Ньюсуик», а как к телеведущему. Мы задали вам вопрос: увидели ли вы, вообще, где-либо нашли, обнаружили ли вы присутствие Леонида Парфенова в фильме «Турецкий гамбит». Но ни одного правильного ответа нет. Ближе всего подошла Маша, она решила, что, может быть, Парфенов озвучил одного из корреспондентов. Она, наверное, решила, что Вы говорили по-французски там, Леонид.

Л.ПАРФЕНОВ – Нет.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, тогда откройте тайну, где Вы там все-таки присутствуете. Григорий Шалвович?

Б.АКУНИН – Можно, можно, я даже думаю, можно произнести этот текст.

Л.ПАРФЕНОВ – Вот тогда, когда Фандорин там говорит голосом русского мужика, вот это я.

Е.АФАНАСЬЕВА – Что, Бероев сам не смог озвучить голосом вологодского мужика?

Л.ПАРФЕНОВ – Ну, все-таки он москвич, зачем ему голосом вологодского мужика.

Е.АФАНАСЬЕВА – Понятно. А сейчас вы можете присоединиться к нашему разговору по телефону 203-19-22, через несколько минут я включу наш телефон и вы сможете задавать свои вопросы. Я, единственно, хотела задать один вопрос сама еще. Григорий Шалвович, а Вы ведь нас всех обманули. Я сейчас детям вслух читаю «Детскую книгу», это немножко из другой оперы, и там идет речь о наследниках Фон Дорна и Тео Крестоносца, а ведь мальчик Ластиков Фандорин-то никакого отношения к Фон Дорну не имеют?

Б.АКУНИН – Вы имеете ввиду кровное родство?

Е.АФАНАСЬЕВА – Да.

Б.АКУНИН – У меня в разных книжках все время повторяется то, во что я сам искренне верю, что важнее генов родство духовное и наследственность духовная. Это у меня от профессиональных занятий японистикой, потому что в Японии существуют, как известно, династии. Там, например, актер Кабуки какой-нибудь Данджиро 18-ый. При этом вовсе это не означает, что это отец – сын, отец – сын и отец – сын, потому что приемный сын, он считается, он принимает фамилию, и он считается прямым законным наследником. Там речь идет в общем по этой. Кроме того, моим…

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. я просто объясню, что я вспомнила роман «Внеклассное чтение», где Данила Фандорин выдает за своего погибшего сына мальчика Митю Карпова, Митридата. Т.е. по сути, по крови они у Вас все Карповы.

Б.АКУНИН – Ну, у каждого у нас, если идти в прошлое, получается огромное количество предков, но у меня даже наследственная удачливость Фандориным передается через один – два поколения.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22, пожалуйста, задавайте свои вопросы. Вы в прямом эфире. Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ – Леонид, можно вам вопрос задать, меня зовут Игорь? Вопрос такой: фильм великолепный, очень понравилось, но я так понял, что Вы хотите соблюсти историческую правду в вашем документальном фильме, да?

Л.ПАРФЕНОВ – Ну, чтобы она тоже присутствовала, скажем так.

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, в конце фильма есть величайшая историческая неправда.

Л.ПАРФЕНОВ – А именно?

СЛУШАТЕЛЬ – А именно: отвечаю. Когда господин Фандорин произносит фразу, что нам воевать нельзя, потому что англичане предъявили ультиматум и в окно показывают что?

Б.АКУНИН – Эскадру английскую.

СЛУШАТЕЛЬ – Английскую эскадру в Босфоре показывают. Так вот это величайшая историческая неправда, уважаемый Леонид. В это время не было английской эскадры в Босфоре.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но Леонид к фильму «Турецкий гамбит» прямого отношения не имеет.

Л.ПАРФЕНОВ – Не важно, мы все отвечаем за историческую правду, за историческую правду отвечают все.

Б.АКУНИН – Эскадра, по-моему, стояла в Мраморном море.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет. 11 января британский кабинет министров принял решение только о мобилизации эскадры у Мальты. В это время…

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, хорошо, давайте мы прервемся, и создатели фильма учтут Ваше замечание.

Л.ПАРФЕНОВ – Вот видите, а вы говорите, важно ли, правда, вымысел и т.д. Вот, ну, на самом деле, в художественном произведении допустимо для вящей наглядности, за окошком чтоб стояла английская эскадра.

Б.АКУНИН – Ну, да, потому что сказать в фильме, что отдан приказ о мобилизации эскадры, и показать – это разные вещи.

Л.ПАРФЕНОВ – Никого это не пугает.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ой, пришел, Алексей Алексеевич Венедиктов, он как историк не может…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я не могу, да, не вынесла душа поэта. Я просто хочу рассказать маленькую историю по поводу художественной правды. Я когда поступил в пединститут на истфак, у нас первый наш экзамен принимала такая дама по Древней Греции Ильинская, очень известная в кругах, очень суровая, с первого раза никому не ставила. И она сказала следующее: «Вот недалеко в кинотеатре «Горизонт» идет фильм «300 спартанцев». Вот если вы найдете 17 исторических ошибок в этом фильме, поставлю зачет тому, кому надо». Что делает курс? Он снимает кинотеатр «Горизонт» по 10 копеек за место, 300 мест. При зажженном свете смотрит фильм «300 спартанцев» и ведет запись. Все получили зачет. Нашли ошибки. Ничего страшного в этом нет. Но все равно мы знаем историю, извините пожалуйста, XVII века Франции по «Трем мушкетерам», да? И я уверен, что мы будем знать историю русско-турецкой войны по «Турецкому гамбиту». С той секунды, как это снято, это правда.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но ты еще не видел «Гамбит», поэтому не можешь сказать, есть ли там 17 неточностей. Григорий Шалвович, а Вы какие-нибудь неточности в фильме поймали или..?

Б.АКУНИН – По отношению к исторической правде?

Е.АФАНАСЬЕВА – Да.

Б.АКУНИН – Да там их и ловить нечего. Это что называется художественное произведение, а уж кино… ну, тем более. Это не исторический фильм, это не надо смотреть на уроках истории.

Л.ПАРФЕНОВ – Самое главное, надо начать с того, что при русском штабе не существовало никакого надворного советника Фандорина. Это довольно легко…

Б.АКУНИН – Титулярного.

Л.ПАРФЕНОВ – Титулярного советника Фандорина. Это довольно легко установить.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22. Добрый вечер! Вы в эфире. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер! Меня Александр зовут. Вопрос Леониду Геннадиевичу. Вернется ли он, когда режим Путина падет, на телевидение? И Григорию Шалвовичу: он опишет все, что творится сейчас у нас в стране?

Е.АФАНАСЬЕВА – Спасибо за вопрос.

Л.ПАРФЕНОВ – Да, Вы знаете, ну, как-то это не входило в тему разговора. И я на телевидение могу вернуться при любых условиях, во-первых. Вот. Во-вторых, что-то там было еще такое же забубенное… Это я уже забыл. В общем, я готов, когда угодно вернуться.

Е.АФАНАСЬЕВА – Второй вопрос Григорию Шалвовичу: опишете ли Вы, что происходит сейчас?

Л.ПАРФЕНОВ – Это так Ахматову спросили в очереди… в тюрьму.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но Леонид, Вы сейчас снимаете… Т.к. вопросов все равно много и будут неизбежно задавать, если Вы сейчас не ответите, то просто скажите, Вы снимаете просто документальные проекты сейчас для первого канала? Какова Ваша телевизионная ипостась сейчас?

Л.ПАРФЕНОВ – Вот телевизионная ипостась, как мы с Константином Эрнстом вспоминали такое старое слово: рабкор. Я – рабкор, рабочий корреспондент.

Е.АФАНАСЬЕВА – Кстати, у нас в эфире Константин Эрнст вспоминал, что вы знакомы с пирожков, которые ели в его школе, а учились вы напротив…

Л.ПАРФЕНОВ – Совершенно верно.

Е.АФАНАСЬЕВА – …в университете ленинградском… И с тех пор знакомы.

Л.ПАРФЕНОВ – Да, журфак, на Первой линии, а напротив — Съездовская линия, где Костя был в 10-м классе, когда я был на первом курсе.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, просто Огарев здесь…

Л.ПАРФЕНОВ – Да, да, да. Только горы нету никакой в Питере, ровный город.

Е.АФАНАСЬЕВА – Нету, нету. 203-19-22, вы можете задавать свои вопросы. Я только спрошу сейчас Григория Шалвовича. Вы говорили, что писали сценарий «Турецкого гамбита» для сериала. Потом пришлось сделать сценарий фильма. Как Вам кажется… Или даже не знаю, Вы ждете сериал с большей надеждой, что он лучше получится, чем фильм или нет?

Б.АКУНИН – Ну, конечно, он будет лучше. Во всяком случае, с моей точки зрения, потому что самое слабое место в киноварианте «Турецкого гамбита» — это, безусловно, сценарий.

Е.АФАНАСЬЕВА – Самокритично.

Б.АКУНИН – Я писал сценарий четырехсерийного фильма, который был построен по всем соответствующим композиционным законам. В каждой серии…

Е.АФАНАСЬЕВА – С крючками в конце, как любит Леонид вспоминать.

Б.АКУНИН – Да, в каждой серии была завязка, кульминация, развязка. Когда из этих 200 с лишним минут сделали 130-минутный фильм, естественно, внятностью изложения до некоторой степени пришлось пожертвовать. В то же время, это, наверное, с лихвой компенсируется вот эффектом присутствия в кино. Это, конечно, фильм, который надо смотреть в кинотеатре. Он сделан таким образом, ну, и всякий, кто ходил, видел, тот понимает, что я имею ввиду.

Л.ПАРФЕНОВ – Мне вообще кажется, что все ведь книги про Фандорина, они написаны все-таки как игра в русский роман. И там очень важно, вот этот дух, атмосфера, ну, внутренне ощущение романа, который, конечно, сериал передает, а современный блок-бастер, поскольку он гонит действие, он не оставляет вот этого ощущения, поэтому, там, говорят, что, а где же дедуктивный метод? Пропал. Фандорин совершенно не думает ни о чем, он все время куда-то мчится. А законы…

Е.АФАНАСЬЕВА – Попробуй снять в блок-бастере думанье, да?

Л.ПАРФЕНОВ – Да, думанье. Вот что такое думанье на огромном экране?

Б.АКУНИН – Попробуй, да, что-то сделать, если, значит, все время речь была о том, что ни один диалог не может быть дольше 30 секунд. И все время идут перебивки планов. Это интересная задача, но это другая совсем задача.

Е.АФАНАСЬЕВА – Когда я видела уже фильм в кинотеатре, и шла нарезка из «Статского советника», анонсирующая премьеру, Вы будете делать документальный проект перед «Статским советником»?

Л.ПАРФЕНОВ – Вы знаете, этой идеи у первого канала не было. Ведь вот эта идея фильма, телевизионного документального, сопровождающего «Турецкий гамбит», это была идея первого канала. Ну, не буквально вот так вот, вот это нам снимите. Это было просто пожелание, что-то такое сделать, а потом уже придумалось, как именно это можно сделать. Так что, ну, если будет потребность…

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. о русском терроре пока не заказывали?

Л.ПАРФЕНОВ – А я думаю, что, кстати сказать, русский террор – это более близкая тема и более понятная и более, увы, родная, чем русско-турецкая война.

Б.АКУНИН – Ну, просто эта тема до такой степени больная, что…

Е.АФАНАСЬЕВА – И настолько имеет … в настоящее…

Б.АКУНИН – …что связывать это с развлечением, с энтертейтментом довольно сложно. Ну, и «Статский советник» — это фильм другой совсем, по жанру другой.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22. Давайте мы еще примем несколько вопросов. Пожалуйста, Вы в эфире. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Добрый вечер! Меня зовут Таисия Николаевна. Я хотела бы обратиться к Леониду Парфенову. Леонид, Вы невероятно талантливый человек, Вы потрясающе талантливый человек. В свое время у меня была любимая передача только «Намедни».

Л.ПАРФЕНОВ – Простите, ради Бога, а  вопрос какой? Мне неловко слушать просто комплименты в чужом эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – У меня не вопрос, у меня пожелание. Леонид, не продавайте свой великолепный талант за дешево.

Л.ПАРФЕНОВ – За дешево не буду, только за дорого. Спасибо, Таисия Николаевна.

Е.АФАНАСЬЕВА – Спасибо, 203-19-22. Добрый вечер! Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Здравствуйте. Это Полина. У меня не вопрос, а упрек: зачем Вы убили Анисия Тюльпанова?

Е.АФАНАСЬЕВА – Зачем Вы убили Анисия Тюльпанова? Давайте об этом поговорим… Но Вы можете ответить.

Б.АКУНИН – На моей совести столько всяких преступлений…

Е.АФАНАСЬЕВА – И кровавых убийств.

Б.АКУНИН – Да, но это одно из…

Е.АФАНАСЬЕВА – И разбитых сердец женских, разбито Фандориным.

Б.АКУНИН – …самое тяжкое. Да. Единственно могу сказать, что он все равно бы уже умер. Все-таки это событие XIX века, он не дожил бы до XXI.

Е.АФАНАСЬЕВА – Это оправдывает. Что же, мы заканчиваем нашу программу «Телехранитель». Я, единственно, хотела спросить. Григорий Шалвович, а вот этот проект вышел намного лучше, я имею ввиду «Турецкий гамбит», чем первый блин, который все признали комом, это – экранизация «Азазеля».

Б.АКУНИН – Ну, во-первых, не все признали…

Е.АФАНАСЬЕВА – Да?

Б.АКУНИН – Да, этот блин комом. У этого фильма есть свои, так сказать, поклонники.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но Вы строго оценивали то, что сделали Вы собственно сами как сценарист и говорили, что многому научились.

Б.АКУНИН – Ну, да, только в киноварианте то, чему я научился, правда, не очень видно, я надеюсь, что на телесериале будет видно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Леонид, скажите, Вы для себя все-таки из вот этого нового фильма что-то открыли? Вот Вы столько читали про эту войну, Вы знали, по-болгарски говорили и столько проектов телевизионных сняли. «Гамбит» на месте событий» что Вам дал?

Л.ПАРФЕНОВ – Вы знаете, это всегда интересно, то, что вот говорил Григорий Шалвович, проходить по местам, потому что вот, ну, некая эманация, некое излучение от того, что вот было. У меня не получалось, например, прежде, не греб я никогда через Дунай. Тут я Григория Шалвовича перевозил…

Б.АКУНИН – Как? Вы раньше не гребли? А что же Вы мне сказали, что Вы опытный гребец? Нас чуть в Черное море не снесло.

Л.ПАРФЕНОВ – Я — опытный гребец, но через Дунай я никогда не греб. Вот. Потому что тут мы все честь по чести начали, как и русская армия, с переправы через Дунай. Мы все форсировали просто…

Е.АФАНАСЬЕВА – Но в палатках не жили.

Л.ПАРФЕНОВ – Нет, так не было. Вот. Но на Шипке так мерзли примерно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Мы напоминаем, что в пятницу следующую… Это будет какое, четвертое? Л.ПАРФЕНОВ – В ближайшую. Почему в следующую-то?

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, в ближайшую четвертого числа в 22:30 совместный проект Леонида Парфенова и Бориса Акунина «Гамбит» на месте событий» в эфире Первого канала. Сегодня в гостях были в программе «Телехранитель» Григорий Шалвович Чхартишвили, Борис Акунин, и Леонид Парфенов. Вела программу Елена Афанасьева. Всего доброго, до свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире