'Вопросы к интервью
06 февраля 2005
Z Телехранитель Все выпуски

О новом телепроекте «Я готов на все»


Время выхода в эфир: 06 февраля 2005, 17:12

Е.АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер! В эфире «Телехранитель» – программа о сути телевидения и о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Каждое воскресенье мы говорим с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, влияющих на наше телевидение. В гостях у нас сегодня персона, Дмитрий Дибров. Добрый день!

Д.ДИБРОВ – Здравствуйте, дорогие друзья, здравствуйте, Лена!

Е.АФАНАСЬЕВА – Здравствуйте, Дима! Уже здоровались. Сегодня мы будем говорить о… поводом, вернее, формальным стал новый проект Дмитрия, который выходит на канале «Россия» и называется: «Я готов на все». Я как раз предлагала нашим ребятам сделать анонс: «Дмитрий Дибров готов на все». Что-то они постеснялись. На что же Вы готовы, Дима?

Д.ДИБРОВ – Лена, ну, на все, действительно. Надо вот… позвольте поправить Вас. Мы с Леночкой, вообще-то, это вот выделываемся, когда говорим друг другу «Вы», потому что мы знаем друг друга не один десяток лет, т.к. мы из одного города.

Е.АФАНАСЬЕВА – Сейчас снова начнут упрекать.

Д.ДИБРОВ – И Лена – моя любимая даже не землячка, а станичница. Я как землячке должен Вам, однако, заявить: это не мой проект. Этот проект делали гениальные люди, я скажу, что числом человек 200. Это колоссальный по сложности проект, который никому одному сделать не по силам. Начнем с того, что этот проект выбран, вынянчен, выпестован вот таким гением отечественного телевидения, каким является Сергей Шумаков. Это вот генеральный продюсер телеканала «Россия», а, может быть, зрителям он более известен как один из ярчайших продюсеров…

Е.АФАНАСЬЕВА – Дим, это апология началась.

Д.ДИБРОВ – Не, ну, послушай, что есть, то есть. «Большую стирку» любишь? Это Сережа Шумаков сделал. «Принцип домино» любишь? Это тоже Сережа Шумаков.

Е.АФАНАСЬЕВА – Не очень люблю и то, и другое. Не будем обсуждать. Давай вернемся к первоистокам. Это проект BBC.

Д.ДИБРОВ – Вот. Дальше. Вот этот проект, после того как Сергей придумал, что он может пойти на русской почве, сделал, воплотил и, самое главное, на плечах вот всю организацию вынес, Андрюша Челядинов. Это человек, возглавляющий продюсерскую компанию «Экстрим ТВ», которая сделала абсолютно все экстремальные программы, которые мы с тобой любим, знаем и почитаем. «Последний герой», «В поисках приключений».

Е.АФАНАСЬЕВА – Нет, какой «Последний герой»? Разве Челядинов делает «Последний герой»?

Д.ДИБРОВ – Да, да, да, это Челядинова.

Е.АФАНАСЬЕВА – Я знаю, что он делает Кожухова программу.

Д.ДИБРОВ – Да, вот я говорю: «В поисках приключений». А потом, с Колей Фоменко, вот где… А потом, когда собрался Ван Дамм, ну, все, все известные трюкачи на свете и Гоша Куценко вел. Кто это сделал? Да, есть только один человек, который умеет снимать экстремальные вещи. Это, конечно, Челядинов. Он со всей своей командой принялся за этот проект. Дальше. Ты не представляешь, сколько труда потребовалось от редакторского состава.

Е.АФАНАСЬЕВА – Давай к началу. Что за идея у BBC? Проект лицензионный, ибо мы с тобой уже сегодня в кулуарах сказали, других на отечественном телевидении фактически не осталось. Главное, как…

Д.ДИБРОВ – Ты мне мешаешь. И вот эти люди, взявшись за руки…

Е.АФАНАСЬЕВА – Я могу выключить телефон, Дмитрий Дибров один будет разговаривать.

Д.ДИБРОВ – Значит, послушай. Я в сложном положении, т.к. мне-то представляется, что подобного еще не было на отечественном, да, кстати, и на мировом телевидении, потому что проект совсем новый, он только в прошлом году вышел в Лондоне. А с другой стороны, получается несколько нескромно, потому что об этом судить нашим телезрителям. Но это коктейль из благородства, ужаса, смеха, слез, печали, радости – все в одном флаконе.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, так ты объясни идею. Идея в чем? Кто на что готов на все?

Д.ДИБРОВ – Послушай, ну, вот если я тебе расскажу, тогда никто не будет смотреть…

Е.АФАНАСЬЕВА – Хорошо, а ты заинтригуй, крючки развесь. Ты же профессионал!

Д.ДИБРОВ – А помнишь ли ты фильм «Игра» с Майклом Дугласом?

Е.АФАНАСЬЕВА – Нет.

Д.ДИБРОВ – Когда некоторого человека помещают в такую реальность…

Е.АФАНАСЬЕВА – А, помню.

Д.ДИБРОВ – … что он и не понимает, оказывается, что это всего лишь ловко расставленная искусственная декорация для его собственного существования. Но точно также 200 человек окружают невероятными обстоятельствами скоромного простолюдина, который решил для кого-то близкого сделать, ну, все, что от него зависит для воплощения мечты. Ты понимаешь? Значит, послушай. В газете…

Е.АФАНАСЬЕВА – Я понимаю, что это элементы реалити-шоу, розыгрыши такие, еще чего-то, еще чего-то и шоу Трумэна.

Д.ДИБРОВ – Да, совершенно правильно. Но единственная разница… И шоу Трумэна – отличная аналогия. Единственная разница в том, что все абсолютно, что ты сейчас сказала, делается ради смеха и денег, а мы это делаем ради того, чтобы простолюдин понимал: не все в жизни от денег, а что-то еще и от любви.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. у вас герой не звезда?

Д.ДИБРОВ – Нет. Более того, наш герой ради денег не ест сушеных тараканов, наш герой не проходит невероятное испытание ради 500 франков в «Форте Байяр», наш герой совершает невероятные поступки только ради того, чтобы, например, его супруга, так уж и быть, села бы напротив Александра Максовича Шилова и Шилов написал ее портрет. Ну, хорошо, а сын другой героини должен будет поехать в Мадрид и посидеть на матче Зидана, и Зидан лично пишет ему на футболке, хорошо: «Сынок, я тебя признал. Зидану от Зидана». Этого парнишку во дворе зовут Зидан, так он бредит этим футболом. Ради того, чтобы этот сын поехал туда, мама проплыла среди акул.

Е.АФАНАСЬЕВА – О, Боже!

Д.ДИБРОВ – Ленка, среди двух метровых чудищ! Не отделенных от нее никаким плексигласом. Не наклофелиненных, ибо наклофелинить акул невозможно. Мама, которая ненавидит воду. Ну, так сложилось, психологически. Вот она взяла и прыгнула, и проплыла среди акул только для того, чтобы сын поехал в Мадрид познакомиться с Зиданом. А мы, конечно, договорились с Зиданом, чтобы он пропустил его к себе в раздевалку.

Е.АФАНАСЬЕВА – Это ведь вечная идея телевидения, такое шоу воплощения мечт, да? И его пробуют в разных видах. Я помню, как-то у нас в таком остаточно советском варианте Валера Комиссаров пробовал. Он подбирал какого-то бомжа, его одевали в лучших салонах в начале 90-х, там, стригли, мыли, вели в казино. Ну, в общем, по полной программе. Вопрос не в идее, а в воплощении, в форме, в формате. Что в этом формате, в этой форме шоу, которое вы покажете, есть такого?

Д.ДИБРОВ – Я вот как раз, Леночка, и полагал бы, что совсем дело не в тех деньгах, которые ты вкладываешь в воплощение идеи.

Е.АФАНАСЬЕВА – Я же не говорю про деньги, я говорю про форму.

Д.ДИБРОВ – Форма на телевидении тождественна инвестициям, Лена.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, сколько было инвестиций в твоей «Антропологии»? Что, безумное количество денег в твоем формате?

Д.ДИБРОВ – Ленка, ты с кем говоришь? Я тебе вообще говорю о телевидении. Что, у тебя много Дибровых, что ли?

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, ты у нас один.

Д.ДИБРОВ – Вообще на телевидении это так: чем больше денег, тем качественнее воплощение. В целом это так. Леночка, в этом-то и фокус, что все зависит от прицела. Вот как в эстетике… человек, который делает стул. Можно сделать просто стул, но человек, который рядом делает такой же стул, но полагает, что это произведение искусства, делает произведение искусства. Даром, что вещи друг от друга не отличаются. Так и здесь. Ленка, ужас современного телевидения в том, что я не знаю ни одной, ни одной вообще телепередачи, которая бы делалась с каким-либо еще прицелом, кроме одного. Точнее даже не одного, а четырехствольного прицела, который нынче проповедуется современным телевидением.

Е.АФАНАСЬЕВА – Рейтинг?

Д.ДИБРОВ – Нет, нет, смотри: успех…

Е.АФАНАСЬЕВА – Деньги.

Д.ДИБРОВ – Слава, деньги, роскошь. Вот эти 4 – квадрига коней пропагандируются отечественным телевидением последние 2-3 года в качестве главной установки жизни человека в целом. Вот эта передача, единственная, кто не служит этим четырем целям.

Е.АФАНАСЬЕВА – Дим, а вот «Жди меня», где ищут людей несчастных?

Д.ДИБРОВ – Да, хорошая передача, правда. Это правда.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но ты скажешь, что она тоже ради этих целей?

Д.ДИБРОВ – Нет, нет, «Жди меня» — очень хорошая программа. Должен признаться, что здесь ты права. Более того, я слышал, что Андрюша Разбаш сейчас запускает программу, где люди каются принародно. Тоже хорошая. Ну, так то – Разбаш. Это ж «ВИД», это ж еще из тех, из прошлых.

Е.АФАНАСЬЕВА – Были люди в наше время!

Д.ДИБРОВ – Были.

Е.АФАНАСЬЕВА – Это Дмитрий Дибров. Я думаю, по голосу вы еще не отвыкли узнавать его в эфире, хотя не видите лично. У него будет новый проект «Я готов на все», который стартует когда?

Д.ДИБРОВ – Это решит программная дирекция телеканала «Россия».

Е.АФАНАСЬЕВА – Но скоро?

Д.ДИБРОВ – Да, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Это программа для прайма?

Д.ДИБРОВ – Да.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. для выходного дня, вечера?

Д.ДИБРОВ – Леночка, но это же хит! Это просто… Я так спокойно говорю, потому что я здесь всего лишь скромный телеведущий.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. «Последний герой» и «Фабрики звезд» отдыхают?

Д.ДИБРОВ – Ленка, я не знаю. Мы ведь на телевидении до конца так вот, в общем, и не знаем, что произойдет, просто потому, сколько сил положено на этот проект, сил каких профессионалов положено на этот проект, ну, наверное, должно словиться.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, случаются и несовпадения аудиоожиданий продюсерских и аудитории.

Д.ДИБРОВ – Ну да, в общем, так бывает, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА – У тебя было, в твоей практике?

Д.ДИБРОВ – Конечно, а как же. Я же живой человек.

Е.АФАНАСЬЕВА – Я забыла напомнить наш пейджер 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы». Вы можете задавать Дмитрию Диброву свои вопросы, высказывать точки зрения. Во второй части программы мы включим наш телефон, и вы сможете поговорить с Дмитрием лично. Сколько тебя не слышали в эфире? Я имею ввиду, не радио, а телевидения. Когда ты последний раз работал в кадре?

Д.ДИБРОВ – Леночка, я не помню. Ну, я как-то не считаю это.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но год прошел, наверное?

Д.ДИБРОВ – Год, год, наверное.

Е.АФАНАСЬЕВА – А ломки бывают вот у человека, который работал..? Вот тем более ты долго в прямом эфире работал, вот этот адреналин, где же ночной, а потом он вдруг пропадает.

Д.ДИБРОВ – Лена, но это первые 15 лет возможные были какие-то ломки, а теперь уж…

Е.АФАНАСЬЕВА – Марк Леопольдович с уважением спрашивает: «Почему Вы позволяете применять жаргонизмы?» А какие жаргонизмы, Марк Леопольдович?

Д.ДИБРОВ – Марк Леопольдович, не только я этим вовсе не стыжусь, а даже этим страшно горжусь, что я не только применяю жаргонизмы, а еще ими, Марк Леопольдович, и живу.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вот тут вопрос есть про радиостанцию «Куранты», с которой Вы были как-то связаны: «Несколько месяцев прошлым летом передавала хард-рок музыку 60-80-х и неожиданно прекратила все рок-передачи». Андрей Кондрашов просит прокомментировать.

Д.ДИБРОВ – Андрюша, спасибо Вам за этот вопрос, мне, в самом деле, очень близка вот эта ностальгия по хорошей музыке, как вы догадываетесь. Очень жалко, что радио «Куранты» постигла такая судьба, но вот, Андрей, в том и существо сегодняшнего мира, что человек, который делает вещи добрые, обязан думать о том, насколько они жизнеспособны. Приходится держать в уме еще и экономику. Многие, многие хорошие проекты загибаются только оттого, что экономически они несостоятельны. У Достоевского это формулируется так: «Моя хрустальная философия не выдержала столкновения с жизнью». Андрей, мне кажется, что радио «Куранты» — доброе по самому замесу журналистское начинание, увы, не выдержало столкновения с экономической реальностью.

Е.АФАНАСЬЕВА – Скажи, пожалуйста, мы с тобой как-то разговаривали уже достаточно много лет назад. Я делала интервью для «Новой газеты». Говорили о телевидении так, о сути, том, о чем я пытаюсь в этой передаче тоже говорить. И то интервью называлось так: «Технологии вышли на тропу войны за нашими головами». Ты тогда говорил о том, что начинается иная технологическая эра телевидения, телевидение будет другим, именно потому, что технологические возможности иные и т.д. Сейчас как ты оцениваешь, какое соотношение технологичности, практичности, финансово обусловленной необходимости? В каком проценте это все в отечественном ТВ содержится?

Д.ДИБРОВ – Ленка, я вот теперь понял: в общем, ничем нынешнее телевидение не отличается от того, каким оно было, там, скажем 40 лет назад. Единственно, что 40 лет назад оно служило Суслову с его доктриной, а сегодня обслуживает вот эту квадригу: успех, деньги, роскошь, слава. Но точно так же, как… вот если какое-либо неравномерное распределение чего-либо на свете, то, скорее всего, это будет распределено в пропорции 80 на 20. Вот чего угодно. Ну, например, всего 20% твоих слов ты используешь в 80% твоего времени; всего 20% твоих вещей ты носишь 80% времени. Точно так же и в любой отдельно взятой выборке людей — 80% кретинов, а 20% — умных людей. Также и на современном телевидении: 20% крайне важных для нации созидающих передач, а 80% — мерзости.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, вот созидающие назови. Что ты считаешь созиданием современного телевидения нашего?

Д.ДИБРОВ – Я считаю, что созиданием занимается программа… программа… «Вести».

Е.АФАНАСЬЕВА – Что значит, человек пошел в ВГТРК работать!

Д.ДИБРОВ – «Сегодня», естественно. Значит, естественно, созиданием занимается программа … «Время».

Е.АФАНАСЬЕВА – Все понятно. Мы начали разговор с того, что проект, который вы готовите, он лицензионный, потому что современные отечественные хиты телевидения, которые занимают прайм, не рискуют наши продюсеры, руководители каналов доверять придумывать это нашим мозгам, а может, не рискуют вкладывать столько денег, сколько вложило ВВС, чтобы придумать формат, вот «Я готов на все». Может, денег нет, может чего-то еще, хотя 1 млрд. 400 рекламных денег, крутящихся в индустрии в год, в общем-то, наверное, могли бы дать возможность поэкспериментировать. Где вот это, знаешь, раньше курица или яйцо? Не рискуют экспериментировать – берут готовое, берут готовое работать, а мы не умеем. В чем суть? Почему берем только проекты на Западе и отрабатываем? Мы так не умеем как они?

Д.ДИБРОВ – Леночка, давай я со всей партийной взыскательностью и принципиальностью скажу: мы так не умеем. Это говорит тебе человек, который понапридумывал за жизнь столько собственных проектов, сколько у собаки блох. Ленка, мы так не умеем. Так здорово, ясно, точно, взвешенно, пропорционально придумать как англичане, вот я, например, заявляю: я не умею. Может, кто-то умеет? Я нет.

Е.АФАНАСЬЕВА – Чего у нас не хватает? Мы не умеем психологию зрителя понять?

Д.ДИБРОВ – Немощны мы.

Е.АФАНАСЬЕВА – Мы не знаем законы телевизионной драматургии?

Д.ДИБРОВ – Умом не вышли. Вот так. Ленка, ужас вот в чем: быть Клэптоном и «Битлами» – страшно сложная задача. Ты должен положить конец непримиримой розни между искусством для плебса и искусством для интеллектуалов. Вот это удается немногим. И цена этому называется – талант. Англичане умеют, мы – нет! Причем у нас, вот насколько я уж за последние 20 лет своей жизни занимаюсь телевидением, вам скажу: давайте, давайте переделаем английский проект, давайте, все-таки у нас другой народ, у нас другая публика. Значит, так, заявляю: публика везде одна и та же. Прекратите подковывать английских блох! Для начала научитесь понимать, как они прыгают. Лена, есть что-то в этой стране особенное. Что – не могу понять. Я, к сожалению, родом из Ростова-на-Дону, а не из Лондона. И как они придумали проект «Who want to be millionaire» — «О, счастливчик!». Гениальные мозги этого выпивохи, 2-х-метрового профессора из Оксфорда. Он же в жизни не имел дела с телевидением, тот, кто придумал этот формат. Я же с ним сидел за одним столом, когда они признали…

Е.АФАНАСЬЕВА – Ты был, по-моему, даже лучшим ведущим «Миллионера».

Д.ДИБРОВ – Это правда. Но не так важно. Это было 4 года назад. Но я смотрел в его глаза и я хотел догадаться, как эта 2-х-метровая седая птица могла придумать такой гениальный, простой, ясный и точный проект, не имея дела с телевидением. 20 лет хожу по останкинским коридорам, я такого придумать не могу. Чтоб было и нашим – и вашим. Все-таки…

Е.АФАНАСЬЕВА – Многослойный пирог?

Д.ДИБРОВ – Да, Леночка, ведь вот когда ты сидишь в «Антропологии», ты же работаешь для интеллектуалов поздно ночью. А сработай в прайм-тайм все еще для интеллектуалов и для плебса одновременно. Это трудно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Это Дмитрий Дибров. Мы продолжим эту тему после новостей.



НОВОСТИ



Е.АФАНАСЬЕВА – Это программа «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева. Мы продолжаем разговаривать с Дмитрием Дибровым. Остановились перед новостями на очень интересной теме: о том, почему же не получается здесь, у нас придумать программы на телевидении, которые сочетали бы в себе то, что интересно для интеллектуальной аудитории и массовой аудитории. Почему мы не можем сделать тот многослойный пирог или можем, но делаем его мало, хотя в принципе, все лучшие проекты, которые существуют на телевидении, собирают большую аудиторию, они во многом все-таки многослойны. Вот я уже говорила, повторили в этом году «Старые песни о главном». Я посмотрела: они отнюдь не так просты, как казались, когда их первый раз в эфир дали. Или какие-то другие лучшие проекты, если они действительно получились и от употребления во времени не прокисли, а телевизионное действо, оно, в общем, быстро прокисаемое. Иногда повторяют то, что было очень интересно несколько лет назад, смотришь: технологии ушли, картинка другая, студия не та, говорим не о том. И вот только, если это сочетается, тогда интересно смотреть. Почему у нас не получается многослойность? Или получается?

Д.ДИБРОВ – Ну, вообще-то, статистики ради должен заявить, что, в общем, у некоторых из нас-то получалось. Что уж говорить о Владимире Яковлевиче Ворошилове, доброй памяти. Извините за подробность, но формата «Что, где, когда?» просто…

Е.АФАНАСЬЕВА – В мире нет.

Д.ДИБРОВ – …нет в мире. Извините за подробность, но еще не остыла страсть, запечатленная в программе «Веселые ребята». Это же гениальное произведение двух неповторимых телевизионных гениев Кнышева и Крюкова.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, уже многие забыли, к сожалению, об этом.

Д.ДИБРОВ – А «Бенефис» Евгения Александровича Гинзбурга? Он же, извините меня, можно хоть сейчас посмотреть, и благо есть еще магнитная пленка.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, вот объясни мне, человек, который работает очень много лет на телевидении. Списывали на отсутствие денег после кризиса. Да, телевидение было в тяжелом положении. Сейчас есть деньги, есть реклама. Рекламный рынок прогрессирует такими темпами! Т.е. вот уровень развития прироста рекламного Европе не снился, может быть, это еще в абсолютных цифрах не то, что в Европе, но деньги есть. Почему они не вкладываются в собственные идеи? Почему все-таки удобнее купить..?

Д.ДИБРОВ – Что за странное такое славянское… славянская фанаберия?

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, почему фанаберия?

Д.ДИБРОВ – Лена, что за черт? А почему они не вкладываются в часовую промышленность, отчего это отечественный «Полет» уступает пока еще «Брегету» и … не правда ли, странно? Я думаю, этому партия должна положить решительный предел. Нет, нет, нет, советские часы должны быть гораздо лучше швейцарских.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, ты же не будешь…

Д.ДИБРОВ – Лена, у нас достаточно хороших проектов собственного изготовления. Но только потому, что мы всего лишь 1/6 часть суши, вот поэтому…

Е.АФАНАСЬЕВА – Уже меньше.

Д.ДИБРОВ – Уже даже и меньше. Вот поэтому, ну, мы не можем все собственного производства иметь, только собственного производства. Что за натуральное хозяйство? Леночка, славянин тогда выиграет, когда он поймет: он не житель деревни, он житель всего земного шара. Да, у англичан пока получается лучше. Может быть, когда-то мы станем наши «Жигули» делать лучше, чем их БМВ, а наши телевизионные проекты будут плодиться с такой же быстротой и ловкостью, как это делается в Лондоне. Но пока это не так.

Е.АФАНАСЬЕВА – Дим, но значит ли это, что Дмитрий Дибров вместо того, чтобы придумывать что-то свое, он тратит время, силы, там, время, талант на то, чтобы отрабатывать готовый формат, куда он входит в роль, которую для него придумали в Англии? А не сидеть в это время и не шевелить мозгами, чтобы свое придумать?

Д.ДИБРОВ – Кстати, хорошая формулировка. А как тебе вот такая формулировка: в то время, как Дмитрий Дибров размышлял о том, что бы ему еще сделать, судьбе было угодно, чтобы ему посчастливилось принять приглашение, воплотить проект, равному которому просто, ну, нет, не было, нет и вряд ли когда-либо будет на телевидении.

Е.АФАНАСЬЕВА – Светлана спрашивает: «Какова Ваша роль в этом проекте? Вы будете ведущим?»

Д.ДИБРОВ – Телеведущий.

Е.АФАНАСЬЕВА – Что делает там ведущий? Презентует все, что происходит?

Д.ДИБРОВ – Ну, я боюсь, вы не понимаете, о чем идет речь. Хорошо. Давайте тогда я…

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, так увидим – поймем.

Д.ДИБРОВ – Тогда давайте я расскажу, что это за страшный, что это за невиданный проект. Представьте себе, Лена, что Ваш муж говорит: «Леночка, послушай, мне на работе выдали билеты к Диброву на новое шоу. Пойдем, публику изобразим там, ну, все равно ведь нам в субботу нечего с тобой делать». Ты говоришь: «Ну, идем». Как зовут твоего мужа? Сережа, ну, Петя, ну, Коля. «Пойдем, Коля, да, пойдем, ну, хорошо. Но, вообще-то, глупо». – «Ну, пойдем, Леночка, так, ради смеха». Вы идете в Останкино, вы садитесь в студии. Ленка, ты совершенно ничего не понимаешь.

Е.АФАНАСЬЕВА – Меня вытаскивают из зала и бросают к акулам.

Д.ДИБРОВ – И вдруг подходит Дибров. Как ни странно, подходит именно к тебе. Говорит: «Здравствуйте! Вы сегодня здесь с кем?» А ты же ведь на «голубом глазу», ты же ничего не понимаешь. «Как с кем? Вы ко мне?» — «Да, к Вам. Как Вас зовут?» – «Меня?» – «Ну, Вас, Вас?» – «Лена» — «Лена, с кем Вы здесь?» — «Я?» – «Да, Вы, Вы?» – «С мужем» – «Как мужа зовут?» – «Коля» – «Пойдемте мы сюда поговорим, прямо в центр студии». И ты идешь, Лена, на ватных ногах, ты ничего не понимаешь, что происходит? Ты же пришла публику изобразить. Да, вообще, вы сегодня собирались к маме на пироги. А твой муж тебя подбил с этими чертовыми билетами, что вчера ему выдали, как он говорит, на работе. Ладно. И вдруг выясняется, и ты сидишь, Ленка, ты пунцовая от страха, ужаса, смущения, стыда, потому что ты никогда на свете не выступала перед таким количеством людей по телевизору с этим Дибровым, да собственным мужем. И вдруг этот Дибров, оказывается, знает твоего мужа. Более того, да он еще и показывает видеозапись. Твой муж, как известно, ну, предположим он кто? Ну, врач. Скажем, он врач. Твой муж ведет обычный прием, и вдруг вместо больного очередного, который записан на 13:00 к нему в кабинет вваливается этот вот съемочный коллектив. Ты представляешь, что у мужа в голове? Он просто теряет дар речи. Я говорю: «Знаете, почему?» – «Почему?» – «А Вы же хотите для Вашей жены Лены Афанасьевой сделать кое-что?» – «Да, честно сказать, да» – «Пойдемте, с Вами поговорим» – «О чем?» – «А что именно Вы хотели?» – «Честно сказать, вот моя жена, вот она журналист, работает в области телевидения. Но вот у нее есть одна, но пламенная такая надежда, мечта. Она хотела бы повидаться с Ларри Кингом. Ну, конечно, ей в жизни это не удастся». – «Хорошо», — говорит Дибров.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ларри Кинг. Нет ничего невозможного! И вы засылаете меня в Америку.

Д.ДИБРОВ – «Коля, значит, мы отвезем Вашу Лену прямиком к Ларри Кингу».

Е.АФАНАСЬЕВА – Все понятно. Давай не будем продолжать рассказывать…

Д.ДИБРОВ – Ты представляешь?

Е.АФАНАСЬЕВА – …про мифическую Лену.

Д.ДИБРОВ – Да, но она говорит, но ты представляешь, что все это чистая правда?

Е.АФАНАСЬЕВА – А продолжим разговор… «Как Вы находите, — спрашивает Борис, — людей для Вашей программы?»

Д.ДИБРОВ – Вот как это делается, господа. Спасибо за вопрос. В июне в «Комсомольской правде» и в «7 днях» было помещено объявление: «Кто хотел бы реализовать мечту ближних, пожалуйста, позвоните по такому-то телефону». Ни одного слова о телевидении. Ни одного слова о новой передаче. Люди звонили. Тысяча человек… Даже две. Около двух тысяч звонков из Уфы, из Челябинска, из Нижнего Новгорода, из Ленинграда, из Москвы. Значит, людей приглашали в Институт психологии Академии Наук нашей с вами страны, господа, никакого упоминания о телевидении! Ну, совершенный проект «Игра», «Шоу Трумэна». Они ходили два месяца, они приезжали из своих Самар, из Ростовов-на-Дону, понимаешь, из Архангельсков своих. Они приезжали сюда, в Институт психологии, искренне полагая, что имеют дело с каким-то странным психологическим экспериментом. С ними работали психологи. Из 2 тысяч людей они отобрали 16. Знаете, по какой цене? По цене мотивации. Нужна была любовь, настоящая любовь. Не то, что за 300 долларов поехать, короче, в Париж, там, значит…

Е.АФАНАСЬЕВА – Дим, а чью бы ты мечту так осуществил, если бы к тебе пришли и сказали: «Дима, ну, у Вас есть, кому подарить чудо?»

Д.ДИБРОВ – Ой, какой хороший вопрос! Леночка, ну, ты что, работаешь в «ТВ-парке», что ли?

Е.АФАНАСЬЕВА – Да нет. Ну, я ж тебя не спрашиваю…

Д.ДИБРОВ – Ну, что за вопросец? Чью мечту? Твою, дорогая, твою!

Е.АФАНАСЬЕВА – Спасибо, спасибо.

Д.ДИБРОВ – А есть ли у тебя такая мечта? Вот, кстати, психологи, причем профессиональные психологи, нанятые, конечно, нами. Этот Дибров появлялся со съемочной группой только 2 месяца спустя начало работы с каждым человеком! Ленка, а вот о чем психологи размышляли: а у тебя-то есть такая мечта, ради которой ты могла бы хоть что-нибудь… У тебя какая-нибудь мечта есть? Ну, какая-нибудь?

Е.АФАНАСЬЕВА – А у тебя?

Д.ДИБРОВ – Честно сказать, уже нету.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вот кошмар!

Д.ДИБРОВ – А вот у людей есть.

Е.АФАНАСЬЕВА – Надо было стать Димой Дибровым, пройти весь этот путь от Ростова до Останкина и потерять мечту?

Д.ДИБРОВ – Леночка, если я о чем-нибудь мечтаю, то я это делаю.

Е.АФАНАСЬЕВА – Тебе не нужно шоу Трумэна.

Д.ДИБРОВ – Ну, вот сейчас уже не нужно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Давайте попробуем поговорить по телефону, потому что с Димой можно часами разговаривать, не хочу эту узурпировать власть. 203-19-22. Вы можете задавать свои вопросы. Добрый вечер. Вы в эфире. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Алло. Добрый вечер.

Д.ДИБРОВ – Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Тамара, Москва.

Е.АФАНАСЬЕВА – У нас Тамара всегда дозванивается первой. Это удивительно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Просто я люблю Вашу передачу. У меня первое, если позволите, маленькое замечание. Вот меня очень коробит и, наверное, не только меня в Вашем лексиконе такие слова по отношению к нам, очевидно, не работающим на ТВ, «простолюдины», «плебс» и т.д.

Д.ДИБРОВ – А чего Вы здесь, собственно, стесняетесь?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Нет. А я не хочу стесняться, я не считаю себя таковой.

Д.ДИБРОВ – Скажите, а Вы – не простолюдин. Может быть, Вы – Вольтер?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Нет, я не Вольтер, равно как и Вы.

Д.ДИБРОВ – Вот именно, так я и заявляю. Я-то простой ростовский парень и страшно горжусь этим. И Вы прекратите стесняться.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Замечательно, но можно мне… Я не стесняюсь этого. Я повторяю Вам, это просто оскорбительно…

Д.ДИБРОВ – Да, что же здесь оскорбительного, голубушка? Да, мы с Вами простые люди. Вот есть Маркес, а есть мы с Вами.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Плебс это тоже, да? Это комплимент слушателям, плебс?

Д.ДИБРОВ – Позвольте, позвольте, а Вы? Возможно, Вы патриций?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Нет, я не патриций.

Д.ДИБРОВ – Тогда Вы – плебс. Как и я. Так только то беда… Так наша разница в том, что…

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Но я не хочу быть вассалом…

Д.ДИБРОВ – Вассалами мы были бы с Вами, когда бы мы работали с Вами у феодалов. Послушайте…

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Я хочу задать Вам вопрос, если позволите.

Е.АФАНАСЬЕВА – Давайте вопрос, Тамара. Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Вот Вы изложили один сюжет реальный или возможно гипотетический, когда несчастная женщина плывет рядом с двумя крокодилами людоедами и т.д.…

Д.ДИБРОВ – Акулы.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Неважно, акулы, крокодилы, равно она могла быть съедена. Значит, считаете ли Вы, что это нормально или… это подобных вот передач, всяких «Факторов страха». Тут ничего нет нового, кроме омерзения, кроме того, что каково мальчику, которому мама подарит радость…

Е.АФАНАСЬЕВА – Тамара, спасибо за вопрос. Мы поняли. Надо сначала, конечно, увидеть, как это выглядит в эфире.

Д.ДИБРОВ – Хороший вопрос. Большое спасибо, Тамара. Послушайте, надо сказать, что есть рак, а есть рак. Вот есть самая вкусная вещь на свете. Она называется рак. И точно так же называется самая страшная болезнь, которая уносит больше жизней, чем… ну, чем что-либо на свете. Вот так и «Фактор страха», и программа «Я готов на все». Вроде бы речь идет о любимых, а к сожалению Гэллап, статистика нам показывает, что вы любите это, вроде бы это феноменический ряд с остальными экстремальными программами. А в том-то все и дело, хотя она по-прежнему плывет среди акул, как и в «Факторе страха», мотивация такова, что полностью меняет самое наполнение, самый прицел программы. Она не плывет среди акул ради 500 долларов. Она плывет туда… среди этих вот несчастных акул только для того, чтобы воплотилась, реализовалась мечта самого близкого для нее человека. Мечта, которую никогда на свете, ни при каких условиях иначе не воплотить. И еще одно. Знаете, почему акулы и почему вода? Да потому, что мы, ну, не мы, а психологи изучили эту женщину и мы увидели, в чем ее страх. Честно сказать, совершенно необъяснимо: она боится воды. Ну, так бывает.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. психологи придумали, как ей помочь побороть свой страх.

Д.ДИБРОВ – Побороть собственный страх. Она бы в жизни не поплыла. Потому что когда вся семья ездила на юг, в Сочи, она сидела на берегу. Она никогда на свете не вошла в воду. Фобия. Но вот ей кажется, что вода, вечно в ней какие-то чудища… В принципе, мы, конечно, говорим с ней: «Скажите мне, Вы понимаете, что эта фобия бессмысленна, что с ней следует побороться?» – «Да» – «Почему же Вы этого не сделали?» – «Не было резона» – «А теперь есть? Ваш сын – достаточный резон, чтобы побороть собственный страх?» – «Да» – «Вот и боритесь!» Честно сказать, ну, мы, конечно, знаем, что акулы не бросятся на человека, вот этой породы, в это время года. Вот честно – это правда. Но весь фокус в том, как человек выходит на борьбу с собственным страхом и ради чего он это делает. В «Последнем герое» для того, чтобы прославиться и, ну, я не хотел бы никаких других проектов упоминать, вообще-то.

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, не надо.

Д.ДИБРОВ – В других проектах они готовы съесть даже таракана, только для того, чтобы их показали по телевизору, и они получили бы 500 долларов.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, а может быть, не только для этого.

Д.ДИБРОВ – В программе «Я готов на все» он это делает…

Е.АФАНАСЬЕВА – Сейчас мы пригласим сюда тех, кто был там, на острове, и они тебе скажут, что они это делали ради … себя.

Д.ДИБРОВ – Да, я прошу извинить. Что-то меня занесло, правда, правда.

Е.АФАНАСЬЕВА – Там такие ребята были не из-за денег, а чтобы себя проверить.

Д.ДИБРОВ – Послушайте, но я хочу сказать, что в других программах это делают ради прославления, в этой программе наши герои предпочли бы даже, чтобы их не показывали. Они это делают только для того, чтобы их близкий сделал то, чего ни при каких иных условиях ему не удастся.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22. У Вас есть возможность задать вопрос Дмитрию Диброву. Добрый вечер. Вы в эфире. Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Дима, меня зовут Лариса Николаевна, я старая телевизионщица. Мне один вопрос хочется Вам задать. Уже достаточно опыта, славы, не пора ли делом заняться Вам?

Д.ДИБРОВ – Дайте мне определение дела.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Ну, хотя бы хоть немножко просвещать.

Д.ДИБРОВ – Ну, Лариса Николаевна, спасибо Вам за вопрос. Знаете, какая вещь. Честно сказать, я придумал один журналистский проект. Более того, вот начиная с января того года уже, я уже и стал его даже и делать, да не я, а целый коллектив талантливых, молодых, энергичных, динамичных телевизионщиков, но, к сожалению, должен Вам покаяться, Лариса Николаевна, ума мне не хватило. Т.е. проект был снят, сделан, построен. Это была глубокая просветительская и, мне кажется, страшно современная концепция. Но вот не удалось сделать так, чтобы и нашим, и вашим. Чтобы он был бы достаточно боеспособен, чтобы выиграть у Сатаны, на сатанинском поле. Я имею ввиду, суббота вечер, имею ввиду пятница вечер, когда идут мерзкие эти… голливудские…

Е.АФАНАСЬЕВА – Договорились не оскорблять.

Д.ДИБРОВ – Да, да, да, да, да. Вот так не получилось. Ночью можно было бы такой проектец пустить. Но сколько можно в «площадке молодняка» работать. Ну, ночью, знаете, так уж, для идиотов, по ночам.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, почему, Константин Львович Эрнст, помнится, запуская «Новый день» говорил, что после полуночи можно позволить себе дружить с нормальными людьми. Т.е. в это время уже не надо так рейтинг считать.

Д.ДИБРОВ – Ну, да.

Е.АФАНАСЬЕВА – Кстати, у Константина Львовича сегодня день рождения. Можете поздравить.

Д.ДИБРОВ – Да, я с удовольствием. Я очень люблю Вас, Константин Львович, по-прежнему. Вы мой поколенческий брат.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22. Это Дмитрий Дибров на «Эхо Москвы». Пожалуйста, задавайте свои вопросы. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ – Дмитрий, я хотел спросить, а сколько Вам лет сейчас?

Д.ДИБРОВ – Вы имеете ввиду, полных календарных лет?

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, да.

Д.ДИБРОВ – 45.

СЛУШАТЕЛЬ – Вы оптимист, и вот Вы этим просвещаете как раз всех нас. Спасибо Вам.

Д.ДИБРОВ – Большое Вам спасибо за внимание.

Е.АФАНАСЬЕВА – Я не поняла, какое отношение имеет возраст к оптимизму в данном случае. Ну, наверное. 203-19-22. Добрый вечер! Алло!

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Я хотел задать вопрос. Меня зовут Георгий.

Д.ДИБРОВ – Очень приятно.

СЛУШАТЕЛЬ – Дима, ну, пожалуйста, не называйте Лену Ленкой. Как-то тяжело…

Е.АФАНАСЬЕВА – Ой, Вы знаете, тут пейджер уже просто оборвали, Вы знаете, я совершенно спокойно к этому отношусь…

Д.ДИБРОВ – А ежели… Вот понимаете, Георгий, Вы просто не знаете, что такое ростовское братство, землячество…

Е.АФАНАСЬЕВА – Мы, кстати, в Ростове-то с Димой знакомы не были. Я так уж могу рассказать. Когда приехал Дмитрий Дибров снимать для программы «Взгляд» шоу ««Взгляд» дает шанс!» в 88-м году, а я практиканткой писала об этом для газеты «Комсомолец». Ну, страшно креативное дело было, по-моему. Из него в эфир вышло минуты 3.

Д.ДИБРОВ – Слушай, или, может быть, действительно, вот наш с тобой Георгий прав, может быть, наши с тобой ростовские касталы…

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, Дмитрий Александрович, конечно, да.

Д.ДИБРОВ – … или фокусы хороши, но может быть, зритель, вернее, слушатель не привык, что в эфире люди, хорошо знающие друг друга называют друг друга на «ты».

Е.АФАНАСЬЕВА – Ты знаешь, я честно скажу, я притворяюсь часто. Ко мне приходят люди, с которыми я в жизни на «ты». И я называю их по имени, иногда по имени отчеству: Вы. А вот с тобой чего-то не получается притворяться, поэтому приходится…

Д.ДИБРОВ – Лена, это означает, что все мои годы, которые я убил вместе с Эрнстом, который тоже лучшие свои годы убил на то, чтобы пропагандировать в этой стране новую, прорывную, динамичную эстетику и этику в программе «Матадор», например, а я в скромной программе «Монтаж» последние 15 лет своей жизни. Очевидно, я потратил их попусту. Если до сих пор люди полагают, что в официальной речи должны быть только…

Е.АФАНАСЬЕВА – На радиостанции — по имени отчеству.

Д.ДИБРОВ – … только искусственные обстоятельства ощущения между людьми, а искренняя любовь и… как бы тебе сказать, искренние эмоции не для официального эфира, к сожалению, увы, совок сильнее меня.

Е.АФАНАСЬЕВА – Скажи, пожалуйста, вот в том же интервью, которое я делала когда-то с тобой для «Новой газеты», ты говорил, что ты не веришь, что нельзя прийти на телевидение, что если появится человек с новой идеей, абсолютно убежден, что любой из продюсеров крупных каналов схватит этого человека, уловит новую идею и… Ты сейчас готов повторить это?

Д.ДИБРОВ – Ну, да. Мне до сих пор так кажется, что телевидение имеет метафизический, эзотерический аспект. Это и в самом деле страшно важная, ну, просто мистически… Ну, я не знаю, выполняющий невероятно важную для исхода Армагеддона роль… построение, поэтому ежели человек придет с новой идеей, да, мне кажется, что нет такого продюсера, который бы не схватился за нее. Да, но только пусть бы он пришел. Пусть бы эта идея в равной мере могла бы выдержать субботу, 7 вечера, одновременно она была бы непохожа на «в следующей жизни, когда я буду кошкой», чтобы одновременно она не была бы похожа ни на один из существующих проектов и одновременно напоминала бы их все. Ну, товарищи, для этого нужно быть англичанином!

Е.АФАНАСЬЕВА – Придется ждать, пока Дибров покажет британско-российский аналог проекта.

Д.ДИБРОВ – Я бы не хотел, чтобы проект «Я готов на все» ассоциировался со мной. Послушайте, вы не представляете, какое количество коллег положили полгода жизни на этот проект.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22. Давайте еще попробуем успеть звонок принять. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Валера. Дима, у меня такой вопрос. Ну, во-первых, хотел бы выразить Вам свое уважение.

Д.ДИБРОВ – Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ – Знаете, я вот сейчас в машине ехал, Вас услышал, с удовольствием послушал и поймал себя на мысли, что Вас давно не было видно. Вы знаете, Вы мне очень нравитесь, но я, как и весь народ, имеет очень короткую память. Мы начали Вас уже забывать.

Д.ДИБРОВ – Вот забывайте. А Кнышева-то Вы помните?

Е.АФАНАСЬЕВА – Кнышева вообще не знает.

Д.ДИБРОВ – А Ворошилова помните?

СЛУШАТЕЛЬ – Ворошилова, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Видишь, Кнышева уже… Ты говоришь, «Веселые ребята». Проект «Веселые ребята» не видели, наверное. Да, Валер?

Д.ДИБРОВ – А Гинзбург, Вам такая фамилия чего-нибудь говорит, нет?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, я вообще не понимаю, о чем вы говорили.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вот видите, «Веселые ребята» — это проект, с которого, в общем, как из … новое телевидение исходило…

Д.ДИБРОВ – Леночка, простите, Елена Афанасьева, я должен заявить, что я только что из Бирмы, где я провел немало времени в буддистских всяких… не так важно. И я там услышал следующее. Валерий, это для Вас. Высшая форма славы – это анонимность. И хорошо, что Вы не помните фамилий: Кнышев. И хорошо, что Вы не скажете мне, кто поставил «Кабачок 13 стульев» – самый гениальный телевизионный проект нашей с вами страны.

Е.АФАНАСЬЕВА – И не вспомнит, кто делал «Антропологию».

Д.ДИБРОВ – И не вспомните, кто делал «Антропологию». И никогда Вы не поймете, кто развалил совок, что это сделала программа «Взгляд». Знаете, чем? Тем, что она учила людей вот какой простой мысли: отнюдь не каждая дискуссия должна обязательно привести к полной перемене мировоззрения оппонента. Оказывается, можно и другие мнения иметь.

Е.АФАНАСЬЕВА – Знаешь, власть, которая выпускала в эфир песню «Скованные одной цепью»? Это уже сильно, сейчас такое невозможно, увы.

Д.ДИБРОВ – Надо сказать, что нам вполне довольно того, что у нас есть.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, что, время истекло, к сожалению. Тут и звонков, и пейждер много. Приходи еще! Вот и все, что можно сказать. Даже если не очень корректное обращение к ведущей будет казаться аудитории. Это – Дима Дибров, Дмитрий Александрович Дибров…

Д.ДИБРОВ – Лена, я тебя искренне люблю, поэтому прошу извинить…

Е.АФАНАСЬЕВА – …был у нас в гостях…

Д.ДИБРОВ – …за такое амикошонство, но это любовь.

Е.АФАНАСЬЕВА – …в программе «Телехранитель». Давайте посмотрим, что у него получится в проекте «Я готов на все».

Д.ДИБРОВ – Спасибо за внимание, всего доброго!

Е.АФАНАСЬЕВА – До свидания, всего доброго! До следующего воскресенья.





Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире