'Вопросы к интервью
30 января 2005
Z Телехранитель Все выпуски

Выбираем представителя от России на Евровидении


Время выхода в эфир: 30 января 2005, 17:10

Е.АФАНАСЬЕВА – Добрый вечер! В эфире «Телехранитель» – программа о сути телевидения и тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. И как всегда каждое воскресенье мы говорим с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на отечественное ТВ. Сегодня мы будем говорить о достаточно новом явлении, это о гласном, таком широком, в прямом эфире отборе представителя России на Евровидении. Как вы знаете, каждый год проходит этот большой конкурс, каждый год огромное количество нареканий в адрес первого канала, который отбирает представителя России и проводит российскую часть этого мероприятия, что не тех послали, не того выбрали. Ну, вот у меня напротив сидит директор дирекции музыкального вещания первого канала Юрий Аксюта. Добрый день, Юрий!

Ю.АКСЮТА – Здравствуйте, Лена, здравствуйте, уважаемые радиослушатели!

Е.АФАНАСЬЕВА – И мы с ним будем говорить о том, почему же это изменилось, но в начале, как всегда, 2 минутки потрачу на то, чтобы сказать, что же было в телевизионном закулисье на этой неделе. Вместо каналов ТВЦ и «Московия» на третьем метровом канале может появиться русский аналог CNN, круглосуточного информационного телеканала. Такое предложение дважды за последние дни высказал советник президента по СМИ, бывший министр печати Михаил Лесин. По его мнению, канал ТВЦ не вызывает такого интереса у зрителей, который оправдывал бы необходимость присутствия городского канала на метровой частоте. Президент ТВЦ Олег Попцов прокомментировал это мнение советника таким образом: «У Лесина всегда были сложные отношения с Москвой, что касается зрительского интереса, то зрительский интерес – это понятие относительное». Генеральный директор канала «Московия» Петр Толстой заявил, что надеется на автоматическое продление лицензии. Дело в том, что у обоих каналов лицензия истекает в мае этого года, а 5 лет назад, когда они продлевали лицензию, были серьезные проблемы. Тогда телекомпания «Вид» была активным конкурентом ТВЦ. Но ТВЦ тогда удалось договориться, была знаменитая встреча в кафе «Пушкин» министра печати и мэра Москвы. Говорят, после этого все было решено. Как будет в этот раз, неизвестно. Еще один канал должен появиться в феврале этого года – это телеканал «Звезда», военно-патриотический канал. Уже некоторое время назад получалась лицензия на вещание на 57-ой телевизионной вещательной частоте, но в тот момент Министерство обороны лишилось лицензии, потому что не смогло организовать эфирное вещание. Но лицензия была получена зимой прошлого года, а в марте прошлого года президент Путин поставил перед Министерством обороны задачу, что канал должен выйти в эфир в конце февраля этого года. Вот что и обещают сделать 20 февраля. Теперь же министр обороны Иванов обращается к премьеру Фрадкову с просьбой организовать взаимодействие органов исполнительной власти, чтобы обеспечить материально-техническую базу для телеканала и создать сеть его распространения по России. Согласно лицензии должно быть не менее 51 субъекта Федерации. Вот такие проблемы у наших новых каналов. Но теперь вернемся к каналам старым, к Евровидению, к теме, которая волнует большинство зрителей, волнует в таком странном аспекте: очень любят ругаться на Евровидение. Юрий, каждый раз говорят, что не того послали, не тех отобрали, неизвестно где. Общее мнение выражается таким образом: где-то там у вас на первом канале, по каким-то келейным интересам выбираются какие-то кандидаты и кого бы вы ни выбрали, Аллу Борисовну Пугачеву или прошлогоднюю представительницу России Юлию Савичеву, всегда все не так, неправильно, не тех послали. А как это происходило раньше? Почему вы решили поменять систему отбора? Напоминаю, что в гостях Юрий Аксюта, отвечающий за все музыкальное вещание первого канала.

Ю.АКСЮТА – Ну, во-первых, я, наверное, хотел бы сделать такое не отличающееся новизной замечание, что, по-моему, у нас, в нашей стране особенно, наверное, в России, ну, может быть, и в других странах тоже, по-моему, все люди очень хорошо разбираются в таких вещах, как в политике, в спорте, ну, и естественно, в музыке.

Е.АФАНАСЬЕВА – В телевидении.

Ю.АКСЮТА – И в телевидении тем более! Потому что телевидение как бы существует ведь не само для себя, а для телезрителей, и поэтому телезритель, наверное, имеет такое право говорить, что вот вы делаете телевидение не то, которое мы бы хотели смотреть. Хотя как бы рейтинги отдельных программ и телевизионных каналов доказывают обратное. Но вернемся к выбору на Евровидение. Понятно, что мы всегда находились, и я думаю, что, к сожалению, будем находиться под неким таким обстрелом критики со стороны телезрителей относительно того, кого мы отобрали и кого мы выбрали, тех, не тех, как это будет выглядеть на сцене Евровидения. И, соответственно, результат, если он не будет только победой, будет, естественно, вызывать различную критику в наш адрес. В этой связи мы, поскольку мы очень любим экспериментировать и делаем это постоянно и регулярно, в этот раз мы решили провести всенародный опрос.

Е.АФАНАСЬЕВА – Юра, давайте, одну секунду, вернемся чуть-чуть назад и объясним, почему именно первый канал выбирает. Потому что очень много вопросов, кто дал право первому каналу? Давайте объясним вот это.

Ю.АКСЮТА – Ну, во-первых, первый канал как постоянный член Европейского вещательного союза имеет право трансляций конкурса Евровидения у нас в России, и делает это последние уже бессменно, там, 7 лет, по-моему, если мне память не изменяет. Могу ошибиться, но это не суть. Вот. И, естественно, право отбора участника Евровидения лежит целиком и полностью на канале-вещателе. Вот почему мы это и делаем. До того мы делали это следующим образом: создается экспертная комиссия из популярных, известных и авторитетных людей в области музыки и шоу-бизнеса. Объявляется…

Е.АФАНАСЬЕВА – Давайте конкретно: кто был в прошлом году в этой комиссии?

Ю.АКСЮТА – Ну, в прошлом году, если мне память не изменяет, в этой комиссии, помимо руководства первого канала, Константин Львович Эрнст является председателем этой комиссии как генеральный директор первого канала. Я, естественно, вхожу в эту комиссию как директор музыкального вещания, ответственный за это вещание. Помимо нас в эту комиссию… я сейчас уже не вспомню, входили: Владимир Матецкий, композитор и продюсер, Лариса Долина, певица Валерия. Вот, по-моему, такой вот состав был, я могу перепутать с Ларисой Долиной, может быть, она год тому назад входила, но суть не в этом. Т.е. мы стараемся привлекать к отбору людей, чье мнение и чье решение, оно абсолютно ответственное в силу их профессиональных определенных качеств. Т.е. в различные годы там был и Лев Лещенко в комиссии. Я сейчас просто так вспоминаю, разные люди в разные годы входили. В этом году мы создали экспертный совет еще шире, чем это было, например, в предыдущие годы. Он достаточно большой и в него входят как композиторы, действующие, популярные. Мы пригласили для участия в экспертном совете в этом году Игоря Матвиенко, Максима Фадеева, Максима Дунаевского, которому исполнилось недавно 60 лет, и я с удовольствием как бы присоединяюсь ко всем поздравлениям, которые в его адрес были высказаны, потому что это очень талантливый и гениальный композитор нашего времени. Входят также продюсеры Андрей Лукинов, опять же Владимир Матецкий, мы пригласили его как человека очень хорошо знающего западный поп и рок рынок. Дальше мы пригласили журналистов, Ваших коллег. Это Артура Гаспаряна из «Московского комсомольца», Владимира Полупанова из «Аргументов и фактов», Ларису … из «Комсомольской правды». И представителей западных рекорд-компаний, таких как EMI, «Universal», BMG. Я надеюсь, что вот этот вот состав, который будет в этом году отбирать не участника, я подчеркну, а участников конкурса, открытого конкурса, который мы собираемся провести в эфире первого канала.

Е.АФАНАСЬЕВА – Итак, в эту пятницу, в ближайшую, 4 числа после программы «Время».

Ю.АКСЮТА – После программы «Время» в 21:30.

Е.АФАНАСЬЕВА – … начинается эксперимент. Вы будете в открытом, в прямом эфире в течение нескольких пятниц выбирать нашего представителя на конкурс.

Ю.АКСЮТА – Совершенно верно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Сразу хочу предложить вам на пейджер высказывать свою точку зрения, как вы относитесь к самой идее такого публичного отбора представителя России на Евровидение; высказывать свои точки зрения на какие-то проблемы, задавать вопросы Юрию. Во второй части программы, если у нас заработает телефон, мы будем включать телефон, и вы сможете пообщаться в прямом эфире с Юрием. И сейчас мы попросим Юру рассказать подробно, как же это будет происходить дальше. Сейчас, как я понимаю, вот эта комиссия отбирает сейчас… У вас в эфире были анонсы, вы предлагали присылать профессиональные записи всех желающих участвовать.

Ю.АКСЮТА – Совершенно верно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Теперь эта комиссия, наверное, внимательно отсматривает, отслушивает…

Ю.АКСЮТА – Теперь эта комиссия, да, с завтрашнего дня начнет работу, потому что вот, мы постарались отобрать из огромного количества присланного материала то, что действительно является так называемыми, профессиональными записями. Я объясню, почему я на этом как бы особо акцентирую внимание радиослушателей. У нас делятся на две категории присланные работы: это песни, которые присылают уже раскрученные звезды, может быть, неправильный термин «раскрученные», но популярные артисты современной поп-сцены; и фонограммы, которые присылают люди… ну, скажем так, из народа.

Е.АФАНАСЬЕВА – Которые хотели бы раскрутиться.

Ю.АКСЮТА – Которые хотели бы или которые чувствуют, что они имеют на это какое-то право, полное или не полное профессиональное, ощущение самих себя в искусстве и в жизни. Это люди, в общем-то, достаточно самоуверенные, я бы так сказал, потому что то количество работ, оно достаточно большое, которое было прислано нам, несмотря на то, что вот этот вот меседж, адресованный телезрителям, который идет в рекламном ролике, был сакцентирован на понятии «профессиональные фонограммы». Что такое профессиональные фонограммы? Это профессиональные фонограммы, записанные в профессиональной студии. А мы получаем в большинстве своем, такое, знаете, шедевры в области такой – home music – такого домашнего музицирования, когда все это записано на каком-то простом примитивном синтезаторе и согнано, сделана такая фонограмма. Понятно, что качество подобного рода песен, оно и как бы само по себе, композиторский что ли уровень людей из народа, он недостаточно высок. Я абсолютно ответственно говорю, чтобы не вызывать опять же шквал критики, что вот, у нас где-то в городах существуют такие, неоткрытые еще Земфиры, там, Пугачевы, они просто стесняются. И вот когда они присылают, то вот эти вот люди, входящие в комиссию, они обычно отметают подобного рода песни, и в итоге как-то наша богатая талантами страна не может себя достойно проявить. Вот, не совсем это так, к сожалению. И завтра наш экспертный совет соберется, отслушает все, что мы подготовили…

Е.АФАНАСЬЕВА – А сколько пришло уже? Какой объем уже, сколько вам прислали?

Ю.АКСЮТА – Вот смотрите: мы отобрали приблизительно, опять же говорю, цифры, потому что эта цифра постоянно меняется. На суд нашего экспертного совета это будет порядка 25-30 профессиональных фонограмм от уже известных, популярных артистов нашей эстрады и приблизительно порядка 40 вот таких вот записей домашних, чтобы все-таки экспертный совет, внимательно просеивая эти песни, вдруг случайно как бы не… вот это вот бриллиантовое зерно не потерял случайно.

Е.АФАНАСЬЕВА – А сколько человек вы хотите допустить до конкурса в прямом эфире?

Ю.АКСЮТА – Вы знаете, у нас никаких лимитов нет. Это будет все зависеть завтра от решения комиссии, потому что то, что нам необходимо по формату телевизионной программы, а Вы правильно совершенно заметили, что мы планируем в течение февраля, вот 4 пятницы февраля, сразу после программы «Время» делать три программы полуфинал и отобрать в них, ну, хотя бы по 10 участников. Вот по 10 достойных песен, достойных фонограмм, чтобы зритель имел возможность, в общем-то, все это послушать, сравнить, оценить, сравнить, я имею ввиду, кстати, между собой, оценить и выбрать достойных. Значит, технологически как это будет проходить. Если мы наберем, допустим, 30 участников полуфинала, то мы разобьем их на 3 дня, по 10 человек в каждую пятницу. И в последнюю пятницу февраля проведем полуфинал, отбирая при этом каждую пятницу по 3 финалиста.

Е.АФАНАСЬЕВА – А итоговое решение будет за вашими зрителями или все-таки за профессионалами?

Ю.АКСЮТА – Вы знаете, итоговое решение будет за нашими зрителями, но вот завтра я хочу вынести на экспертный совет такое предложение, поэтому об этом еще не знает никто и даже мой генеральный директор, Константин Львович Эрнст. Я не знаю, примет он его или нет. Я бы хотел, чтобы наш экспертный совет поработал бы немножко и в качестве жюри, потому что мы будем, естественно, приглашать в наши программы, в прямые эфиры всех участников этого экспертного совета, дабы они несли ответ за то, что они сделали, тех людей, кого они допустили к полуфиналу. И я бы хотел все-таки предложить такую форму и сделать отбор профессионалов. Для чего? Для того чтобы сравнить, кого отберет народ, и кого отберут профессионалы. И получится тогда, может быть, две кандидатуры.

Е.АФАНАСЬЕВА – И что тогда будет? За кем будет решение?

Ю.АКСЮТА – Ничего не будет, потому что в этот раз мы приняли решение, что участника конкурса Евровидения будет отбирать народ, он его и будет отбирать. Но мне интересно, насколько совпадут вот, например, мнение профессионального экспертного совета с мнениями людей.

Е.АФАНАСЬЕВА – Вот Андрей пишет: «Голосование должно быть бесплатным». Как у вас, платное будет голосование зрителей или нет?

Ю.АКСЮТА – Отвечу Андрею. Значит, у нас голосование будет совершенно по минимальному тарифу.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но все-таки по тарифу.

Ю.АКСЮТА – Минимально, платное, но, к сожалению, я объясню, почему. Дело в том, что технологически, я не в состоянии это сейчас правильными терминами объяснить, почему это делается. Но для того, чтобы организовать нормальное профессиональное голосование, для того, чтобы покрыть как можно большую территорию России, во-первых, мы будем проводить это следующим образом. Это – немаловажный вопрос, потому что зрители должны это знать: мы будем делать три эфира по двум часовым зонам. Это третья орбита, это четвертая орбита и это первый канал. Т.е. к сожалению, вот Дальний Восток, он не сможет проголосовать, потому что программу он увидит…

Е.АФАНАСЬЕВА – В записи.

Ю.АКСЮТА – … через неделю в записи, да. Но вот эту вот географическую зону мы расширили максимально, чтобы как можно большее количество россиян могли свой выбор сделать. Вот. Возвращаясь к платному звонку, мы, к сожалению, не можем сделать его бесплатным, потому что технологически мы в состоянии организовать приток телефонных голосов таким образом, чтобы зритель оплатил, там, минимум, совершеннейший минимум за фактическое соединение, ну, и сколько там получается тариф минимальный. Там, по-моему, 20 рублей.

Е.АФАНАСЬЕВА – Я напоминаю, что в гостях у нас директор дирекции музыкального вещания первого канала Юрий Аксюта. Мы говорим об эксперименте канала, о том, что впервые в этом году будет наш представитель на конкурс Евровидения отбираться в прямом эфире. Мы продолжим наш разговор после коротких новостей.



НОВОСТИ



Е.АФАНАСЬЕВА – В эфире программа «Телехранитель». В студии Елена Афанасьева, в гостях у нас Юрий Аксюта, человек, отвечающий за музыкальное вещание первого канала. И он рассказывает нам о том, как же в этом году будет проходить отбор на Евровидения конкурс нашего представителя. Остановились мы на том, что голосование будет все-таки платным, но не дорогим. Хотя Елизавета Прокофьевна тут нам пишет на пейджер, что в таком случае только олигархи смогут проголосовать. Но, надеюсь, 20 рублей или 25 все-таки не только олигархи смогут найти. Какое количество обычно людей принимает участие в интерактивном голосовании на ваших программах? Это исчисляется тысячами, десятками тысяч или…

Ю.АКСЮТА – Десятками тысяч. Вот принцип, например, голосования за песни в программе «Золотой граммофон»… Зрители, которые смотрят эту программу или хотя бы раз ее видели, исчисляется десятками тысяч. Вот что произойдет с отборочным конкурсом Евровидения, мне, честно говоря, самому интересно. Я еще раз повторю радиослушателям, все-таки мы проводим эксперимент. На многие вопросы у нас сейчас нет ответов. Но самое главное, понять и увидеть тенденцию, потому что вот я немножко почитал сообщения на пейджер и, вообще, удивляюсь Вашему терпению… Так интересно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Не надо читать сообщения на пейджер, потому что я как раз хотела прочесть одну реплику. Николай пишет: «Эх, Вы, солидная журналистка, занимаетесь такой ерундой». Я единственно, хочу обратиться к нашим слушателям, что далеко не все должны считать, что ваше личное мнение – это мнение всей аудитории «Эхо Москвы». И не стоит думать, что телевидение это только политика, экономика и какие-то важные солидные вещи. Музыкальное вещание тоже есть политика, оно определяет тенденции, вкусы. Мы еще об этом поговорим. Я скажу два слова о том, что же такое Евровидение, если вдруг кто-то из наших слушателей не знает, забыл или не уловил какие-то основные факты. В этом году конкурс пройдет в 50-й раз, впервые это было в 56-м году, с тех пор состязание стало ежегодным. Проходит конкурс в том городе, в той стране, победитель которого в прошлом году принес приз своему государству. В прошлом году это была украинка Руслана, поэтому в этом году ехать придется всем в Киев. И любопытно, что участниками являются 72 вещательные телекомпании из 50 стран. В этом году организаторы хотят устроить еще один конкурс, конкурс среди тех, кто побеждал в предыдущие годы. Возможно пройдет такое большое шоу, где будет и группа «Абба», и Селин Дион, Алла Пугачева, Хулио Иглесиас. Но если это и будет, то будет это 22 октября в Копенгагене, а основной конкурс пройдет все же весной. Когда это будет, Юрий?

Ю.АКСЮТА – Это будет в середине мая, и как обычно, традиционно. Проходить, как Вы правильно заметили, он будет в этом году в Киеве. И самое главное для нас, все-таки не только участие, но и победа. Потому что мы, в общем-то, планку профессиональную всегда пытаемся поднять достаточно высоко при отборе. Я хотел бы еще заметить нашим радиослушателям несколько таких обстоятельств очень важных, мне кажется, потому что если после нашей с Вами сегодняшней беседы люди заинтересуются и посмотрят эфир, то очень бы хотелось, чтобы они правильно вообще понимали ту задачу, которую мы в данном случае телевизионщики ставим перед ними. Все-таки отбирать песню участника конкурса Евровидения надо, в общем-то, по каким-то определенным критериям. Я говорю еще раз, я просто не могу не смотреть…

Е.АФАНАСЬЕВА – А Вы лучше не смотрите.

Ю.АКСЮТА – … сообщения на пейджер, потому что тут сразу же возникает очень много таких спорных моментов, хочется сразу же дискутировать, что-то доказывать и т.д.

Е.АФАНАСЬЕВА – Матвей Ганапольский говорит Венедиктову, что ему нужно доплачивать за то, что он пейджер читает. Ну, что же, я пока не требую.

Ю.АКСЮТА – Просто я очень хотел настроить зрителей определенным образом. Почему я сказал вот по поводу того, что вот есть зрительское жюри, будет отбирать песню, и есть жюри профессиональное. Дело в том, что конкурс Евровидения определенного рода, что ли конкурс, форматный конкурс.

Е.АФАНАСЬЕВА – Давайте сформулируем эти какие-то требования, хотя мне иногда кажется, что сами профессионалы не всегда понимают, что же на Евровидении побеждает. Например, позапрошлый год, когда победила не Руслана, а представительница Турции, то многие профессионалы назвали это просто Turkish night, такой вот ресторан и все прочее.

Ю.АКСЮТА – Нет, ну, это не совсем так, потому что опять же мы не можем, к сожалению, сейчас вспомнить или освежить в голове зрителей турецкую песню-победительницу. Она сделана, вообще-то, по таким нормальным европейским стандартам с некоторыми элементами этники, очень, очень отдаленными, чуть-чуть. Что касается победившей Русланы, то вы заметите ту же самую тенденцию. Опять же, это современная такая поп-музыка с элементами дэнса и опять же с элементами этники. И, по всей видимости, вот как раз…

Е.АФАНАСЬЕВА – И вы будете в этом году искать нечто подобное?

Ю.АКСЮТА – Нет, мы не будем искать. Мы уже всю ту палитру музыки, которая приходит на конкурс, мы ее отобрали. Вот это очень интересно будет посмотреть наш эфир в пятницу, потому что вы увидите достаточно широкий диапазон…

Е.АФАНАСЬЕВА – Именно палитру.

Ю.АКСЮТА – Да, музыкальный, потому что зритель будет выбирать из песен, в общем-то, разного жанра. Единственный жанр, который мы исключили, это шансон, потому что это очевидно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Юра, но он все равно будет выбирать на вкусы нашей аудитории. Борис вот правильно формулирует вопрос: «Может быть, в предыдущие годы российские исполнители проигрывали из-за несоответствия уровня исполняемых песен требованиям европейской публики?» Т.е. голосуют на Евровидении зрители других стран.

Ю.АКСЮТА – Конечно, но в это количество зрителей других стран входят и такие страны как Белоруссия, Украина, Эстония, Латвия, Литва, т.е. бывшие страны Советского Союза, для которых российская какая-то музыкальная гармония достаточно близка. Но если вы заметите, все последние годы мы посылали на конкурс людей, которые готовили песни очень близкие к европопу. Вот это и Алсу, продакшн и музыку написали, вообще, английские композиторы, сделали; это группа «Премьер-министр» и хит «Девушка с севера» в английском варианте, написанный Кимом Брейтбургом, он популярен очень в России, и в принципе ничто не исключало, как бы, вот быть этой песне популярной и на Западе. Вы знаете, любопытно, я вот был вот этой зимой в Арабских Эмиратах, и случайно я слушал там «Радио-1» и среди прочей англоязычной музыки там звучала одна лишь русская композиция, но на английском языке, естественно, это была песня «Believe» в исполнении Юлии Савичевой, песня, прошлогодний участник Евровидения. Это было для меня… ну, просто, Вы знаете, до такой степени случайно, тем более помня всю историю, связанную с этой песней, с нашим участием на Евровидении в прошлом году, вдруг все так освежило. Ну, это чистейшей воды случайность. Никакого отношения не имеет, но песня пошла. Она действительно имеет шлягерную основу, она действительно хитовая и она популярна.

Е.АФАНАСЬЕВА – Давайте попробуем предложить нашим слушателям дозвониться нам в эфир, а то меня Галина уже упрекает, что нет никакого диалога с радиослушателями. Ну, попробуем, если сработает наш телефон. И тогда продолжим разговор. 203-19-22. Добрый вечер, Вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА — Добрый вечер! Тамара, Москва. Вот Юрий, у меня к Вам такой вопрос, вот на Евровидении проверяется ли вообще, что этот человек сам способен петь хоть как-то? Знаете, почему мой вопрос, может быть, для вас удивительный. Вот не дай Бог, наши трудящиеся проголосуют за так называемую Глюкозу. Мы все видели в эфире, когда у нее отключена была случайно или нет фонограмма, там нет не только попадания в ноты, там нет просто…

Е.АФАНАСЬЕВА – Понятно, Тамара, Ваш вопрос понятен. Юра ответит.

Ю.АКСЮТА – Здравствуйте, Тамара. Я не сказал, потому что мы не успели об этом поговорить. Технологически конкурс отбора участника Евровидения будет проходить в режиме «Минус один». Что это такое? Записанная фонограмма так, как это и положено на конкурсе Евровидения и звучание голоса в живую. Поэтому все участники, которые собираются даже принимать участие просто в конкурсе, они, в общем-то, получают эту информацию. Естественно, мы будем думать о том… о вокальных возможностях претендента. И как раз это будет происходить завтра, когда мы будем отбирать фонограммы.

Е.АФАНАСЬЕВА – Здесь были вопросы: «На самом конкурсе надо петь в живую или как?»

Ю.АКСЮТА – На самом конкурсе, конечно же, надо петь в живую, так же, как это происходит вот все эти 50 лет, которые конкурс существует и сколько мы уже празднуем, какую годовщину Евровидения. И опять же в режиме «Минус один». Что это такое «Минус один»? Поясняю радиослушателям. Это — записанная музыкальная фонограмма, звучит ли там большой оркестр или какой-то инструментальный бэнд, и живой голос. Допускаются обработки голоса, но не более того. Голос обязательно звучит в живую. Поэтому вы увидите в следующую пятницу живое исполнение всех конкурсантов, живое.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22. Добрый вечер, Вы в эфире!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Добрый день. Если будет происходить так же, как на «Золотом граммофоне», это – страшная передача. Вы совершенно не воспитываете молодежь.

Е.АФАНАСЬЕВА – Давайте говорить, что это Ваша точка зрения.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Моя, конечно, я же звоню.

Е.АФАНАСЬЕВА – И представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА – Елена Николаевна.

Ю.АКСЮТА – Здравствуйте, Елена Николаевна. Ну, я понял Ваш вопрос. По поводу ужасности я с Вами не согласен. Что касается… я опять же все время возвращаюсь мыслями и очень хочу до Вас это донести, к следующему серьезному замечанию. Мы все с Вами должны очень ответственно подходить, ну, к любому своему заявлению. Вот вы звоните на радио и говорите: это ужасно. Я не считаю, что это ужасно, первое. Второе, это музыка, популярная музыка, которую слушают широкий диапазон зрителей, которым эта музыка нравится. Третье обстоятельство: Евровидение это тоже конкурс популярной песни. Популярная песня – это жанр. Если Вам не нравится, допустим, фонограммное исполнение, на этот вопрос я ответил: фонограммы не будет. Если Вам не нравятся какие-то отдельные участники, я имею ввиду, участники вообще сегодняшнего шоу-бизнеса, сегодняшнего музыкального рынка, это тоже, по-моему, момент очень вкусовой. На Ваш Вкус, на Ваш суд будет представлена достаточно широкая палитра исполнителей сегодняшней поп-песни, из которой Вы будете выбирать участника. Вы знаете, нам на конкурс прислали фонограмму, видеозапись, совершенно для меня факт такой потрясающий, возбуждающий, никак не могу понять: люди то ли не понимают, то ли они это делают умышленно.

Е.АФАНАСЬЕВА – А кто прислал?

Ю.АКСЮТА – Прислала фонограмму девушка, которая играет на скрипке так же, как это делает Ванесса Мэй. Она присылает это на конкурс Евровидения. Для чего? Она рта не открывает. Она просто играет на скрипке. Мелодии очень близкие там…

Е.АФАНАСЬЕВА – А вдруг вы ее запомните и используете в других проектах.

Ю.АКСЮТА – Вивальди и т.д. Причем пишет, что это музыка ее. Это такие, знаете, ну, ремиксы на известные, популярные, симфонические, какие-то классические мелодии.

Е.АФАНАСЬЕВА – Очень много вопросов… Тут вам одна газета, наверное, удружила, потому что заявила, что уже понятно, что поедет Стоцкая. Достаточно много вопросов по этому поводу.

Ю.АКСЮТА – Нет. Ой, господи, вот удивительно, как нам иногда удружают…

Е.АФАНАСЬЕВА – Коллеги.

Ю.АКСЮТА – Могут удружить наши коллеги, да. Значит, Стоцкая не может поехать на Евровидение до того, как ее выберут зрители. Если зрители выберут не Стоцкую, то на Евровидение поедет не Стоцкая. Помимо Стоцкой, еще огромное количество участников, вернее, желающих подали свои заявки на участие.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но Вы понимаете, Юра, что кого бы вы ни объявили, у вас всегда будет подозрение, что результаты голосования подтасованы.

Ю.АКСЮТА – Да, конечно, понимаю.

Е.АФАНАСЬЕВА – Как вы будете объяснять, что это не так?

Ю.АКСЮТА – Нет, дело в том, что мы, я надеюсь, что… все то, что будет происходить в живом, в прямом эфире, даст, по крайней мере, зрителю возможность убедиться в том, что мы делаем все честно. Во-вторых, я уверен и рассчитываю на то, что некий элемент ток-шоу в эту программу мы введем. И обсудить, как прошло голосование…

Е.АФАНАСЬЕВА – Это будет обсуждение со зрителями или с участниками?

Ю.АКСЮТА – Это будет обсуждение и со зрителями, и с экспертным советом, который, как я уже говорил, будет обязательно приглашен на эти программы. Со зрителями, я не знаю, будем ли мы использовать телефон, скорее всего, наверное, нет, но мы будем использовать зрителей, которые будут у нас в студии, а это порядка 200 человек. Зрители приглашаются абсолютно независимо, т.е. есть редакторы, которые занимаются приглашением гостей. Вот они как раз будут этим заниматься. Поэтому, наверное, мы услышим, потому что… знаете, вот ток-шоу после Евровидения-2004 собрало колоссальное количество аудитории, т.е. зрителям интересно было даже не столько, может быть, посмотреть Евровидение, сколько об этом поговорить.

Е.АФАНАСЬЕВА – Его вел Андрей Малахов, и насколько я знаю, он будет вести вместе с Яной Чуриковой ваши эфиры.

Ю.АКСЮТА – Он же вместе с Яной Чуриковой будут вести эти прямые эфиры. Именно поэтому мы Андрея Малахова и приглашаем. Во-первых, потому что он очень хорошо справляется с задачей ведущего всяческих вот таких… не только ток-шоу, но и музыкальных программ. Вот в нем как-то так счастливо, удачно совмещаются таланты ведущего программ разных жанров.

Е.АФАНАСЬЕВА – А скажите, а как… ну, вот опять-таки к той программе, которая собрала огромный рейтинг в прошлом году, и годом раньше, когда участвовала «Тату», и это было такое шоу «Давай, Россия, давай, давай!» по сути, да?

Ю.АКСЮТА – Ну, да, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. такая национальная гордость. Т.е. у канала есть такая задача устроить из Евровидения не просто музыкальный конкурс, а такое воплощение национальной идеи?

Ю.АКСЮТА – Ну, мне кажется, это Вы слишком как бы высоко берете планку.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, это считывается в эфире.

Ю.АКСЮТА – Ну, не совсем. Понимаете, национальная идея… Ну, национальную идею, конечно, можно везде. Вот сегодня у нас Марат Сафин выиграл турнир, мы его поздравляем.

Е.АФАНАСЬЕВА – Ну, спорт всю жизнь был национальной идеей.

Ю.АКСЮТА – Вот замечательная национальная идея. Да, музыкальная – ну, почему нет? Вы понимаете, здесь вопрос такой, достаточно тонкий для меня лично, потому что музыка, которая популярна у нас в России, никак не может себе найти выход на Запад. В итоге то, о чем мы говорим с Вами сегодня: музыкальная составляющая этого конкурса. Какой должна быть песня, чтобы не только принимать участие в конкурсе Евровидения, но и постараться победить? Она, вероятно, должна быть какой-то такой универсальной, она должна ложиться на слух как можно более широкого зрителя в Европе, т.е. гармоничной, она должна быть как-то созвучной вот этой поп-музыке, стандарты которой демонстрирует конкурс Евровидения. С другой стороны, она должна быть с какими-то элементами своей этнической вот этой национальной музыки, чтобы, в общем-то, придать этому какую-то определенную своеобразность.

Е.АФАНАСЬЕВА – Юр, Вы представитель телеканала. Для Вас лично что важней: победа российского представителя на конкурсе или очень высокий рейтинг трансляции программы на канале?

Ю.АКСЮТА – Вы знаете, ну, на самом деле и то, и другое.

Е.АФАНАСЬЕВА – Нет, ну, а если выбирать?

Ю.АКСЮТА – Честно говоря, ну, для меня было бы важнее победа. Просто так случилось…

Е.АФАНАСЬЕВА – Да, вот сейчас нас услышит начальство.

Ю.АКСЮТА – Нет. Просто так случилось исторически, что я еще даже когда не работал на телевидении, я принимал участие в качестве гостя, правда, с выездом на место проведения в нескольких конкурсах Евровидения. В частности, я был в Швеции, когда участницей от России была Алсу. И я вам честно скажу, это действительно спортивный азарт в области музыки. Именно этим популярна, кстати говоря, программа, потому что песни, которые в ней звучат, они такие, может быть, не самодостаточные, с точки зрения песни, они не вызывают такого дикого интереса, а вот то, что это сделано в таком жанре соревнования, это-то как раз и привлекает огромное количество телезрителей во всех странах Европы, где этот конкурс транслируется. И как любое соревнование, как любое спортивное мероприятие, в нем важно не участие, в нем важна победа. И мы чувствуем, что мы это можем сделать, я имею ввиду Россию, что у нас достаточно внутреннего профессионального музыкального резерва, чтобы, наконец-то, выставить участника, соответствующего европейским стандартам.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но т.к. голосуют зрители множества стран, то элемент случайности достаточно высок. Это ведь даже не профессиональное жюри.

Ю.АКСЮТА – Нет, это система так называемого телевоутинга – телефонного голосования и по количеству звонков, причем мы не знаем общего количества звонков…

Е.АФАНАСЬЕВА – Но в России эта система не работает?

Ю.АКСЮТА – Работает. В прошлом году мы ее первый раз опробовали.

Е.АФАНАСЬЕВА – Уже голосуют у нас слушатели, да?

Ю.АКСЮТА – Уже в прошлом году жюри у нас выполняло функцию резервную. Т.е. по технологии проведения конкурса Евровидения обязательно в каждой стране на случай зависания там телефонных линий, компьютеров и всего остального существует жюри. Если вдруг – раз, и все результаты, там, с экрана монитора исчезли. В итоге вступает жюри, оно сдает протоколы, и по результатам вот этих протоколов говорят, какая страна на каком месте находится.

Е.АФАНАСЬЕВА – Сейчас мы еще раз попробуем включить телефон. Вот Елена почему-то все на пейджер не успокоится: «Есть ли у Вас, Юра, музыкальное образование? Почему Вы считаете себя специалистом?»

Ю.АКСЮТА – Очень хорошо. Во-первых, специалистом я себя не считаю. Может быть, немножко так по-другому зададим вопрос. Значит, отвечаю: музыкального образования как такового в мену нет, но я всю свою жизнь занимался музыкой, т.е. то время, когда… Мне 45 лет, я хочу заметить, уважаемой Елене, и я с музыкой связан всю свою жизнь, начиная с последних классов средней школы, где я играл в самодеятельном ансамбле. Дальнейшая моя судьба так сложилась, что я поступил в театральный институт на актерский факультет, что тоже было связано отчасти с музыкой. Потом я являюсь, но вот теперь уже нет, конечно…

Е.АФАНАСЬЕВА – Долго работали на Европе-плюс?

Ю.АКСЮТА – Ну, я, вообще-то, ее и начинал, вот когда приехал сюда Жорж Полински, основатель Европы-плюс, я, собственно говоря, был первым диджеем радиостанции.

Е.АФАНАСЬЕВА – Юра вошел сегодня в студию и такая ностальгия, радио ностальгия …

Ю.АКСЮТА – Ностальгия, что Вы! Невероятная ностальгия.

Е.АФАНАСЬЕВА – … в глазах просто.

Ю.АКСЮТА – Все просто: запах, атмосфера, обстановка, все…

Е.АФАНАСЬЕВА – Вот видите, никакое телевидение радио Вам не заменило, да?

Ю.АКСЮТА – Нет, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА – Как первая любовь. 203-19-22. Добрый вечер. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ – Вопрос о рейтингах. Каким образом все-таки исключить возможность повторного вызова радиостанции «Эхо Москвы» с одного и того же номера телефона во время проведения интерактивного опроса?

Е.АФАНАСЬЕВА – Нет, у нас сейчас нет интерактивного опроса, а кто у нас дозванивается в эфир, я не знаю. У меня есть две кнопочки на две телефонные линии, я их совершенно… вывожу в эфир, и когда кто-то второй раз дозванивается, я ничего с этим поделать не могу. Кстати, у вас есть какой-то вариант, чтобы с одного номера множество раз не звонили или нет?

Ю.АКСЮТА – Да, конечно, конечно, конечно, очень сложный вопрос. Дело в том, что мы предусмотрели определенный лимит на телефонные звонки. Мы имеем возможность вычленить, какое количество SMS-сообщений, не забываем и про эту форму голосования, и какое количество телефонных звонков сделано с одного номера. Поэтому мы устанавливаем определенный лимит для того, чтобы отсекать работу «Фэн-клубов». Это очень важный момент.

Е.АФАНАСЬЕВА – Это какая-то программа специальная работает компьютерная или как-то делается технически?

Ю.АКСЮТА – Да, есть способы, технологически мы это обсуждали, у нас было большое серьезное совещание техническое, как это делается. Мы установили определенный лимит…

Е.АФАНАСЬЕВА – Сколько раз можно звонить за одного исполнителя?

Ю.АКСЮТА – Ну, не более 10 звонков.

Е.АФАНАСЬЕВА – Но 10 раз я могу упорно голосовать за своего..?

Ю.АКСЮТА – Нет, вы можете упорно голосовать, просто я говорю сейчас, исключить работу «Фэн-клубов» популярных артистов, чтобы мы все-таки говорили об объективности и чтобы продюсеры не вкладывали в это деньги.

Е.АФАНАСЬЕВА – Т.е. есть подозрение, что продюсеры оплачивают эти звонки?

Ю.АКСЮТА – Такого подозрения нет, но такое мнение существует, поэтому на пресс-конференции, чтобы было нам за что отвечать, т.е. как бы за свои поступки, чтобы мы могли ответить, мы предусмотрели и эти возможности, чтобы… И продюсеры это тоже знают, наш мир очень тесен, как вы догадываетесь, мы все друг друга знаем, поэтому я всегда дам квалифицированную справку продюсеру, что делать не стоит для того, чтобы толкать своего подопечного. Вот и все.

Е.АФАНАСЬЕВА – 203-19-22. Добрый вечер. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте! Меня зовут Артем, город Казань. Я хотел бы вот о чем спросить. Могли бы Вы назвать тех людей, которые отправили Юлю Савичеву на конкурс Евровидения и кроме зрительских симпатий, могли бы Вы сказать фамилии людей, которые подпишутся под отправлением нового человека…

Е.АФАНАСЬЕВА – Артем, но ведь Юрий в начале, если Вы слышали, он называл, кто в прошлом году был в отборочном жюри и сейчас входит. Вы не слышали, наверное, начало эфира? Он это перечислял, не стоит, наверное, время эфира тратить.

Ю.АКСЮТА – Давайте так, вот подписываемся под тем, кого мы отправляем на Евровидение-2005, мы с Вами. Вот, пожалуйста, Вы тоже голосуйте, смотрите программу, голосуйте… СЛУШАТЕЛЬ – Обязательно.

Ю.АКСЮТА – …выбирайте своего участника, того, кого Вы считаете правильным и нужным отправить. Только я вот обращаюсь к Вам, Вы человек разумный, судя по тому, как Вы задаете вопросы, ставите. Я очень хотел, чтобы все-таки мы с Вами и Вы, и мы, очень четко понимали, что у конкурса Евровидение, как я уже говорил, есть свой формат, что бессмысленно посылать туда, например, вот мне пришло здесь на пейджере, группу…

Е.АФАНАСЬЕВА – Тут предлагали и Зыкину, и Кобзона послать.

Ю.АКСЮТА – …группу «Кабриолет» или группу «Штар». Это немножечко не тот жанр, который вообще в состоянии звучать в конкурсе европейской песни. Мы с вами понимаем, группа «Кабриолет» — это такой достаточно цыганский шансон. Группа «Штар» — это немножко другое, но тоже близко к этому, более эстрадного характера. Это – не та музыка, не за нее надо голосовать. Надо понимать, что вы выбираете участника, который будет наравне с такими странами музыкальными, повторяю, как Англия, Италия, Франция. И необходимо, чтобы вот гармония музыкальная, основа песни, мелодия, а также исполнение. Конечно, вы увидите, что у нас на конкурсе будут исполняться песни и на русском и на английском языке, и чтобы вы понимали: песня должна полностью доходить до сознания и ощущения человека, до души его, до сердца. Поэтому обязательно, чтобы вот эта вот конструкция песенная, она соответствовала определенным стандартам, как бы мне не хотелось называть это слово и понятие «стандарт», но это необходимо. Вот зритель, когда он будет голосовать, я очень хотел бы, чтобы он понимал, что существуют такие критерии.

Е.АФАНАСЬЕВА – Давайте последний звонок. Добрый вечер. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ – Будут петь трансвеститы?

Е.АФАНАСЬЕВА – Опять вы со своими трансвеститами. Ну, скажите Вы человеку, будут ли трансвеститы.

Ю.АКСЮТА – А Вы кого из трансвеститов имеете ввиду?

Е.АФАНАСЬЕВА – Нет, отключился, но человек даже не представляется.

Ю.АКСЮТА – Да, я не совсем понимаю. Дело в том, что пресса вот иногда делает такую медвежью услугу, особенно это касается так называемой «желтой прессы», не хочу никого обидеть. Там пишут, что вот мы уже посылаем Стоцкую. Вот я читаю здесь: «Господин Аксюта, не надо лукавить, итак там Артур Гаспарян все написал». Ничего Артур Гаспарян не написал. Артур Гаспарян написал, может быть, какие-то свои мысли, соображения, но не Артур Гаспарян будет свой выбор делать.

Е.АФАНАСЬЕВА – Впервые в этом году каждый из вас сможет.

Ю.АКСЮТА – Может быть, речь идет, в качестве трансвестита рассматривают Верку Сердючку, о которой еще в прошлом году все уши прожужжали. Если артист Андрей Данилко изъявит такое желание поучаствовать в конкурсе, мы, пожалуйста, милости просим на общих основаниях.

Е.АФАНАСЬЕВА – Он не присылал свою фонограмму?

Ю.АКСЮТА – Я не буду пока открывать некие тайны, дабы сделать такой вот интерес зрителей.

Е.АФАНАСЬЕВА – Это была программа «Телехранитель», и Елена Афанасьева разговаривала сегодня в студии с Юрием Аксютой по поводу того, как вы можете принять, каждый из вас, в отборе нашего представителя на Евровидении. Со следующей пятницы в 21:30 на первом канале выйдет 4 программы, в которых вот этот отбор и будет происходить. Надеемся, тогда у вас будет меньше шансов опровергать то или иное решение первого канала. Но в любом случае, спасибо вам за попытку найти какой-то новый и более открытый способ голосования.

Ю.АКСЮТА – Спасибо Вам и спасибо телезрителям.

Е.АФАНАСЬЕВА – Всего доброго, до свидания, прощаюсь с вами до следующего воскресенья.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире