'Вопросы к интервью
Е.АФАНАСЬЕВА — В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, и о тех, кто хранит эту суть на нашем сложном телевизионном пространстве. В студии Елена Афанасьева. Каждое воскресенье мы говорим с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, определяющих развитие нашего телевидения. В гостях у нас Марианна Максимовская. Добрый день, Марьяна. Говорить будем об аналитике, осталась ли она на телевидении?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Осталась.
Е. АФАНАСЬЕВА — Кроме твоей передачи ты видишь конкурентов?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Во-первых, насколько я знаю, НТВ сейчас хочет сделать новую итоговую программу вместо «Намедни» Леонида Парфенова, ну и по факту есть же программа на Втором канале, на Первом, на Третьем. Так что пока еще есть.
Е. АФАНАСЬЕВА — Сообщение на пейджер от Владимира: «Сейчас освободилась ниша, которую занимал Парфенов». А Елена пишет, «что программа «Неделя» чем-то напоминает «Намедни», так что так держать и дерзать далее». То есть высшая оценка, что напоминает «Намедни».
А. МАКСИМОВСКАЯ — Мы все из одной шинели выросли. Школа одна старая НТВ — программа «Итоги», если быть абсолютно точным.
Е. АФАНАСЬЕВА — В этой студии неделю назад был ведущий программы на втором канале Сергей Брилев, он как раз очень открещивался от термина «аналитическая программа», он сказал, что этот феномен итоговых аналитических воскресных программ себя изжил. Что было время, когда это было востребовано, время «Итогов» и других передач. А сейчас время другое, аналитика может быть и не нужна. От аналитического статуса своей программы открещивается и В.В.Познер, он говорит, что это авторская передача. Действительно время аналитики прошло?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Нет, я считаю, что категорически это не так. Конечно, очень сильно изменилось время с момента расцвета «Итогов», в эфире программа была 11 лет, за это время очень много что произошло в стране, атмосфера другая, настроение другое, люди устали от реформ, но реформы остаются, тем не менее. И через какое-то время все мы слушатели «Эхо Москвы» немножечко знаем историю, мы понимаем, что будет возврат обратно, может быть, в другие времена, но и сейчас политика есть и не надо делать вид, что все у нас хорошо, тихо, благостно. И только программа «Аншлаг» существует на телевидении или «Фабрика звезд» и только это надо смотреть и этим надо свою голову занимать. Конечно, нет. Мы даже в «мертвый» с журналистской точки зрения летний сезон видим реформу, например монетизации льгот. Тем не менее, мы видим продолжение, вот эту монетизацию льгот, название жуткое, с трудом произношу, очень неуклюжая реформа, которая нужна, тем не менее, так говорят экономисты. Мы видим, как ее проводят:
Е. АФАНАСЬЕВА — Мы видим, как телевидение анализирует:
А. МАКСИМОВСКАЯ — Ее почти не анализируют, это ужасно, потому что на одних каналах просто видим пропаганду, если нам говорят, что это очень нужно, а что нужно? Есть каналы, которые пытаются ее анализировать:
Е. АФАНАСЬЕВА — Первый и Второй канал показывают в основном стариков из деревни, которым возможна прибавка и не показывают какие-то другие варианты оценки. Ты говоришь, если реформа нужна, то почему нет серьезного анализа, где аргументировано без пиара, массового показа стариков деревенских объяснили бы, почему она нужна. Почему никто не может взять и объяснить?
А. МАКСИМОВСКАЯ — На самом деле пытаются это делать и в форме ежедневных новостных программ. Это другой формат, не надо требовать от ежедневных новостей анализа, это другой жанр. И на РЕН-ТВ и на НТВ это делают в новостях. Аналитические итоговые программы, которые сейчас по-разному позиционируют и называют, вот Брилев любит термин «тележурнал», у В.В.Познера интервью, у него другой формат.
Е. АФАНАСЬЕВА — Он говорит, это авторская программа.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Это правда, он автор с большой буквы. Сейчас все в отпуске, но, тем не менее, договорю мысль, мы видим, что и летний традиционно «мертвый» сезон оказался очень живеньким. И есть о чем говорить. А что уж говорить про осень. Будут выборы в Чечне. Должно закончиться дело ЮКОСа, масса всего происходит в стране, не надо делать вид, что этого нет.
Е. АФАНАСЬЕВА — Пришло веселое сообщение: «Марьяночка, я знала, что вам мои передачи нравятся, у вас тоже веселенькая передача», — Регина Дубовицкая. Не знаю, действительно Регина прислала, или кто-то из наших слушателей так шутит. Во второй части программы мы включим телефон, вы сможете пообщаться с нашей гостьей, высказать свою точку зрения, а в 27 минут будет интерактивное голосование и вопрос, который предложил главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов. Кому вы больше доверяете в телевизионном эфире: мужчинам или женщинам. То есть ведущим программ, кто из них больше вызывает доверия. Такой вопрос по гендерному принципу. Марьяна, смотри, что произошло, закрылось «Намедни», программа Герасимова, абсолютно работающий в такой же плоскости Герасимов даже выходил в одно и то же время. То есть абсолютно был конкурент. То есть получается, площадку тебе хорошо подчистили, у тебя должно быть лучше с рейтингами в этом сезоне
А. МАКСИМОВСКАЯ — Я не знаю, и вообще мне не очень нравится с этической точки зрения вот эти все слова — площадку подчистили, убрали конкурентов. Потому что хотя мы оказались на разных каналах, это все-таки мои коллеги, с которыми я достаточно долгое время проработала. Да, конечно, конкуренты в последний год, да конечно с Сашей Герасимовым мы выходили просто лоб в лоб, это было плохо для обоих, но из программных соображений у нас такое было принято решение и наша программа «Неделя» стала выходить в  19 часов по субботам. Но то, что закрыты были эти две программы на НТВ, я считаю, для зрителей это большая потеря.
Е. АФАНАСЬЕВА — Обычно обывательская точка зрения, если закрыли конкурентов, то оставшемуся должно быть легче работать. Тебе будет легче работать?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Наверное, если отбросить лукавство и да, и нет. Потому что с одной стороны нет на данный момент в эфире очень сильных конкурентов, с которыми мы действительно выросли в одной школе. Мы вышли из одной и той же телевизионной «альма-матер». С одной стороны, а с другой стороны я так понимаю, что и внимание будет больше к программе и ответственности больше.
Е. АФАНАСЬЕВА — А не страшно, что всех закрывают вокруг, ты это уже прошла много раз, и когда опять очень сильно сужается сфера дозволенного, и твоя программа осталась едва ли ни одной из самых последних, где что-то можно:
А. МАКСИМОВСКАЯ — Вот не надо, пожалуйста, я не суеверный человек. Но не надо. Разговоры на эту тему не люблю. Потому что, во-первых, действительно должна быть итоговая программа на НТВ:
Е. АФАНАСЬЕВА — А кто должен делать, может быть есть у тебя информация?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Вот это я не знаю, это к руководству НТВ. Но еще есть конкуренты и должны быть и без конкурентов очень плохо, потому что заплываешь жирком, ленишься и кажется, что ты в таком безвоздушном пространстве, и начинаешь хуже работать. Я без конкурентов очень не люблю работать. Я помню, у нас был период много лет назад, на НТВ в дневных новостях, мы почувствовали себя, что мы уже научились, мы на коне и стали хуже работать, потом я себя долго приводила в форму. Поэтому без конкурентов становится хуже всем: и тебе, твоей команде, продукт хуже. Так что конкуренция обязательно нужна.
Е. АФАНАСЬЕВА — Спрашивает Сергей из Екатеринбурга: «Ваше мнение о реплике К. Эрнста о том, что в новостных блоках НТВ должно быть меньше политики». Я не слышала, где это сказал гендиректор Первого канал, но если было сказано, то как ты к этому относишься?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Такого не может быть, потому что если что-то произошло в нашей жизни, то об этом естественно необходимо рассказать, иначе это обман зрителей.
Е. АФАНАСЬЕВА — Борис: «Почему вообще было решено обсудить такую тему. Может быть, у уважаемой Елены Афанасьевой есть сомнения в аналитических способностях женщин?» Нет, Борис никаких сомнений в аналитических способностях женщин у меня нет. Я достаточно долго, как и Марьяна работаю на этом рынке, и мои коллеги-аналитики, что в пишущей прессе, печатной, что на телевидении вызывают у меня только глубокое уважение. Несколько ироничный лукавый вопрос — женское ли дело аналитика. Вообще наша страна женская страна достаточно, несмотря на то, что среди коллег у тебя было много мужчин. Ты первая занялась итоговой программой. Почему так получилось? Почему никто из женщин до этого не делал, ни Светлана Сорокина, вели ток-шоу, почему никто до тебя не пробовал?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Потому что существует стереотипное восприятие, что женщина не может вести, вернее, существовало раньше, серьезную итоговую аналитическую политическую программу. Потому что именно ей не будут доверять. Потому что уже привыкли в новостях поровну — мальчик, девочка, «м» и «ж», немножко стали забывать, что ежедневные новости, особенно вечерние выпуски новостей, они уже на большую часть аналитичны. К концу дня естественно, мы должны не просто рассказать в режиме он-лайн, что происходит в данный момент, мы должны дать первый, может быть, еще шероховатый, на коленке написанный, но анализ. Но по формату привыкли, что в новостях женщины это нормально. А вот в итоговых программах должен быть обязательно большой, заполняющий собой весь экран с усами:
Е. АФАНАСЬЕВА — Откуда стереотип восприятия не только на телевидении, что женщина и анализ событий это две вещи несовместные?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Традиционно вот так было. Не было действительно у нас в стране, не было женщин, которые вели итоговые программы: Да, собственно в современной истории маловато. Пока еще можно перечислить по пальцам.
Е. АФАНАСЬЕВА — А ты сама решила это делать или тебе предложили с РЕН-ТВ сделать эту программу, когда закрылся ТВС?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Так как-то в моей телевизионной жизни все счастливо складывалось, что мне ни разу за все 13, уже скоро 14 лет работы на телевидении не приходилось самой себя предлагать в том или ином качестве. Так получалось, что я оказывалась в нужное время в нужном месте, в нужной форме. Мне и новости предложили вести, когда я работала корреспондентом, мне предложили вести программу «Герой дня», это уже жанр интервью, вершина журналистики. Я очень волновалась перед тем, как согласилась, и сезон проработала в «Герое дня» после Светы Сорокиной. И после закрытия канала ТВС Ирена Стефановна Лесневская руководитель, основатель, президент телекомпании РЕН-ТВ меня пригласила. И предложила мне сделать итоговую программу, в которой нуждался канал. Причем сначала после закрытия ТВС я считала, что я буду делать в качестве руководителя программы. У меня достаточно было тяжелое психологическое состояние, мы очень тяжело переживали закрытие канала, на улице единовременно оказалось полторы тысячи человек. Была такая летняя распродажа сотрудников.
Е. АФАНАСЬЕВА — По демпинговым ценам:
А. МАКСИМОВСКАЯ — Кого-то взяли, кого-то нет. Ломались на моих глазах судьбы. Моих коллег, с которыми уже 10 лет, больше к тому времени проработала. И, честно говоря, такое было состояние, что мне в кадр совсем не хотелось. И я Ирене Стефановне и Дмитрию Лесневскому сказала: нет, знаете: Это вызов, я его принимаю, я с большим удовольствием попробую делать это новое для меня дело, но за кадром как руководитель программы. И мы искали ведущего мужчину, я искала, я обзванивала людей, вела переговоры, приводила на смотрины к Ирене Стефановне кандидатов. И так вышло по разным причинам, что мы не нашли кандидатуру-мужчину. Я сама искала, я разрабатывала пока идею программы, концепцию, создалась команда, это были люди мои коллеги по НТВ, ТВС, ТВ-6 и так вышло, когда мы уже все создали, придумали, оказалось, что мне проще самой эту программу вести, потому что это уже была и моя программа. В каком-то смысле случайно это получилось.
Е. АФАНАСЬЕВА — Алла Константиновна спрашивает: «Если пригласят работать на НТВ, вы будете обдумывать это предложение? Желаем успехов»
А. МАКСИМОВСКАЯ — Спасибо большое за пожелания теплые, мне очень легко, свободно и хорошо дышится и живется на РЕН-ТВ. Это мое место, это стала моя компания.
Е. АФАНАСЬЕВА — Марина говорит, что «высказывание Эрнста точно было», Наташа говорит, что «читала в газете, что приглашен Алексей Пушков для ведения программы на НТВ». Возможно. Уже были эти слухи. «Марьяна, у вас была такая классная команда на ТВС, что с вашими коллегами?», — Дмитрий. Имеется в виду те, кто работают в кадре.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Ну да, кто где. Тяжелая журналистская судьба занесла:
Е. АФАНАСЬЕВА — Олег Борцов интересуется, куда делись бывшие коллеги. Если вас интересует кто-то конкретно, уточните на пейджер, потому что про всех сказать невозможно, а Валя пишет, что «живет на Юго-Западе, и антенна не принимает РЕН-ТВ, что является более серьезным вашим конкурентом, чем наличие других конкурентов».
А. МАКСИМОВСКАЯ — Это правда, у нас в Москве прием хуже, чем в регионах.
Е. АФАНАСЬЕВА — Я живу в центре, не принимается, я смотрю РЕН-ТВ только через специально купленную тарелку.
А. МАКСИМОВСКАЯ — У меня две бабушки, у одной принимается РЕН-ТВ, у другой нет, она ходит к соседке и себя очень неловко чувствует каждый раз, заставляет соседку тоже смотреть нашу программу.
Е. АФАНАСЬЕВА — А это, наверное, вопрос к Ирэне Лесневской. Я думаю, мы пригласим и спросим о том, как развивается сеть РЕН-ТВ, но, к сожалению, в Москве есть такие провальные зоны, где ловится шесть основных кнопок и ничего больше. А есть те, где ловится 13 на обычную антенну. Это программа «Телехранитель», говорим мы о телеаналитике, потому что сообщения на пейджер, наше лукавство в вопросе женское ли дело телевизионная аналитика воспринимают всерьез, и отвечают и упрекают нас в каком-то феминизме наоборот. Марьян, ты, когда поменяла канал, который легко принимался на всю страну на сетевой канал, ты почувствовала разницу. Может быть в реакции людей. То, что РЕН-ТВ дециметровый сетевой, твои коллеги не любят определение «маленькие каналы», но большие обычно кичатся тем, что у них большая сеть распространения, у вас в каждом регионе отдельные партнеры. Ты заметила или сужение аудитории, или может быть изменение качества тех, кто тебя смотрит?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Нет, я вообще считаю, что надо так себя любить в искусстве, чтобы видеть себя исключительно на одном из главных больших федеральных каналов, которые традиционно принимаются в  90 с лишним процентах квартир. Я себя так в искусстве не люблю, но я люблю то искусство, то ремесло, которым я занимаюсь. И для меня огромное счастье и профессиональное и человеческое, что мне дали такую возможность заниматься моей любимой профессией. И на канале, на котором легко дышится со всех точек зрения — с человеческой, с профессиональной, с идейной.
Е. АФАНАСЬЕВА — Ходят активные разговоры о том, что вопрос о продаже контрольного пакета акций, принадлежащего сейчас РАО «ЕЭС», что, возможно, он будет продан, и называются банки «Еврофинанс» и другие возможные владельцы. И то, что в этом сезоне может поменяться основной владелец и соответственно может поменяться концепция канала.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Все возможно, но я предлагаю переживать неприятности по мере их поступления. Все возможно, сейчас я действительно делаю свою любимое дело и делаю его совершенно спокойно, у меня нет нехватки телевизионных технологий, которые бы мне мешали работать так, как я считаю нужным, как я знаю, как надо работать. У нас своя тарелка спутниковой связи, развитая служба новостей, которой не так много лет, кстати, по сравнению с другими каналами. Но которая очень динамично развивается и есть прекрасные корреспонденты не только в моей программе, но и в новостях. И все вместе мы делаем большое настоящее нормальное с профессиональной точки зрения дело. И я не чувствую, что я на сетевом канале, а не на федеральном.
Е. АФАНАСЬЕВА — Сейчас у нас будет интерактивное голосование. Итак, кому лично вы доверяете больше в телевизионном эфире: мужчинам или женщинам. То есть мы говорим о ведущих новостей, аналитических программ. Если вы больше доверяете мужчинам — 995-81-21, если женщинам — 995-81-22. А ты, когда работаешь с коллегами, ты можешь сказать, с кем тебе легче работается?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Лен, я вот что скажу, опережая, может быть наше голосование. Мне с профессионалами легко работается. И абсолютно неважно, мужчина это или женщина. И видно практически сразу, приходит человек еще совсем молодой зеленый, предположим, выпускник журфака. И чувствуется по нему, что из него что-то выйдет или нет. Практически сразу. Психотип, может он быть журналистом или нет, он любознателен или нет, он задает все время вопросы, или нет. Он ленивый или нет. Он авантюрный или нет, видно сразу. И сейчас, например, к нам пришла замечательная молодая девочка, у которой я надеюсь, будет большое журналистское будущее.
Е. АФАНАСЬЕВА — Большинство твоих коллег ведущих программ, которые невольно себе подбирают команду, и руководители больших каналов, с которыми ты работала, они все жалуются на то, что качество журналистских кадров сильно изменилось. Что ребята после университета приходят совсем не те, как вы пришли. Как вас набрали на НТВ.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Мы говорили о том, что время изменилось. Когда я пришла в августе 1991 года на телевидение, имея уже опыт несколько лет работы в газетах, и я уже считала себя очень опытным журналистом, но газетным. На телевидение все другое — другой язык, другое письмо, другой подход к материалу. Но я пришла в очень честное время, очень романтическое, сейчас конечно все другое. Мы работали в другой атмосфере, горели глаза, был вызов, я пришла, было то же самое стереотипное восприятие молодой девочки выпускницы журфака, которая пришла и хочет что-то сделать. Что ты хочешь делать — иди, сними про театральную премьеру. А я не хотела про театральную премьеру, я хотела про политику. И я на войну поехала всеми правдами и неправдами, была жуткая авантюра в жизни. Привезла оттуда сюжет для программы «Итоги». И меня, женщину стали воспринимать почти как мужчину. Тогда.
Е. АФАНАСЬЕВА — За две минуты позвонило 858 человек. Из них 35% больше доверяют мужчинам и 65% больше женщинам. Честно я думала, будет другое соотношение. А ты как считала, Марьян?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Я не знаю, смотрите, в рекламе сейчас больше женских персонажей. В рекламу выбирают героев по маркетинговым исследованиям аудитории. И именно по этому главному вопросу — кому вы доверяете. Может быть действительно женщинам сейчас, может быть, так разочаровались в политиках, которые у нас были мужчины большей частью, что хотя видеть, слышать женские лица, голоса. Я считаю, что женщина если хороший работник, то она может быть лучшим работником, чем мужчина. Это правда. Она более тщательна, она обращает внимание на детали и при этом, если у женщины есть еще мужские черты характера, это идеальный работник. Знаете как идеальный солдат.
Е. АФАНАСЬЕВА — За время этого года, когда ты вела аналитическую программу, у тебя был случай, когда ты заметила, что у тебя был женский подход, твои коллеги мужчины какую-то ситуацию проанализировали иначе. Может быть, конкуренты по-другому подали, не заметили, а ты заметила именно потому что это женский взгляд.
А. МАКСИМОВСКАЯ — У меня не совсем женский взгляд, потому что я много лет в новостях, это жесткая профессия, требующая армейской дисциплины. И армейской самодисциплины. И я такая мутировавшая личность, я сова, например, которая мутировала в результате в жаворонка. Потому что надо было рано вставать и надо до сих пор. И я человек от природы достаточно разгильдяйский, а в результате мутировала в такого прапорщика, который в своей жизни пытается выстроить все максимально четко. А иначе бы не получилось работать. Я в новостях еще точно знала, что мне надо принимать быстро четкое решение. Вот эта необходимость каждый день принимать решения, от которых очень много зависит, вот приму неправильное решение — эфир сорвется. Сейчас ситуация та же самая, но ответственности больше, потому что формат программы таков, что все должно быть выверено до миллиметра. Должна быть вылизанная абсолютно без шероховатостей, которые позволены в ежедневном эфире, абсолютно идеальная, как маленький документальный фильм. То есть каждый репортаж должен быть в идеале маленьким документальным кино. Этого надо добиваться, в том числе и мне.
Е. АФАНАСЬЕВА — Уточнение по поводу твоих коллег потерявшихся, бывших коллег спрашивает Татьяна Сергеевна: «Где работает Николай Николаев:»
А. МАКСИМОВСКАЯ — Коля работал едва ли ни главным продюсером на 7-ТВ, спортивного дециметрового канала. Сейчас я не знаю.
Е. АФАНАСЬЕВА — Марина нам сообщает, что в Выхино антенна принимает 17 каналов. Выхино значит повезло. Ольга говорит, что «читала в газете, что Герасимов хочет вернуться на РЕН-ТВ, если об этом что-то знаете, то какую программу он будет вести?»
А. МАКСИМОВСКАЯ — Я ничего об этом не знаю.
Е. АФАНАСЬЕВА — Николай: «В какое время идет программа на канале РЕН-ТВ?»
А. МАКСИМОВСКАЯ — Сейчас мы в отпуске, мы, кстати, выходим раньше всех наших конкурентов. 28 августа у нас первый эфир нового сезона. В субботу в 19.00.
Е. АФАНАСЬЕВА — Андрей: «Как вы относитесь к тому, что Григорий Кричевский откроет аналитический информационный канал на базе ВГТРК и он будет вещать круглые сутки». Нельзя говорить, что это Григорий Кричевский, он занимался там организационной работой, но информационный канал ВГТРК это детище ВГТРК.
А. МАКСИМОВСКАЯ — И еще окончательно с этим каналом вопрос не решен.
Е. АФАНАСЬЕВА — Это достаточно долгая еще эпопея, которая может случиться только с нового года, и как говорил председатель ВГТРК Олег Добродеев, это вряд ли будем метровая кнопка. Наверное, начнут они на меньших частотах. Здесь нам пишут, что мы не поставили третий вариант ответа — что надо доверять профессионалам. К сожалению, в условиях «Рикошета» всего два варианта ответа. Упрекает Марина, что мы задали некорректный вопрос, важен профессионализм — согласна. И Марьяна тоже об этом говорит все время. «Марьяна, возникала ли у вас идея создать на РЕН-ТВ программу для детей в абсолютно новом формате?», — Сергей.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Я могу только сказать, что у меня возникает сейчас желание сделать еще вторую программу, не политическую, я хочу попробовать. Знаю как это тяжело, как тяжело ломается амплуа, имидж, но хочется попробовать что-то еще, мне кажется, что может быть во втором сезоне, когда мы уже будем твердо стоять на ногах, может быть время позволит. Посмотрим.
Е. АФАНАСЬЕВА — Ты говорила, о том, что мы пришли, ты начинала, я примерно в то же время начинала писать, многие коллеги в то время в начале 90-х мы невольно пришли заниматься политикой, потому что политика была самая главная тогда. Кто-то в студенческие годы начинал про спорт, театр, культуру, про моду, все побросали, побежали на съезды, на войну, там, где что-то творилось. Может быть, это не совсем правильно. Сейчас, когда жизнь становится более спокойной, и многие коллеги ищут не политические темы:
А. МАКСИМОВСКАЯ — Ниши. Ищут некие ниши.
Е. АФАНАСЬЕВА — Начинают вопрос друг другу задавать, это правильно или нет, что ищут не политические ниши, может быть жизнь гораздо шире, чем политика, которой мы невольно занимались, потому что она была главным, и настало время смотреть на нее шире, либо нас в эту не политическую жизнь насильно выталкивают. Ты как считаешь?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Нас выталкивают в неполитическую жизнь. Это точно абсолютно. С другой стороны это и сверху и снизу желание обоюдное, потому что люди устали и не надо напрягаться, проще посмотреть не буду называть, чтобы не обидеть, чтобы не приходили сообщения на пейджер от Регины Дубовицкой. Не хочу обидеть ее лично, не дай бог. Вообще не люблю обижать людей, коллег своих, это нехорошо. Но, тем не менее, люди действительно хотят развлекаться. Я их понимаю. Я очень часто прихожу домой, вечером щелкаю каналы и если я нахожу кино, например хорошую комедию, я сяду, посмотрю, ничего в этом страшного нет. Ровно также как в чтении детективов, правда, часто бывает желание почитать что-то легкое, незатейливое, но что тебя увлечет на вечер, на два. Почему нет. Просто одно не отменяет другого. То же самое на телевидении, жизнь она очень разноплановая, в ней было, есть и будет место политике. Эта сфера жизни, которая влияет в результате на все остальные сферы. Это правда. Поэтому должны быть и политические программы и не политические. У нас был перекос, безусловно, потому что было очень бурное время, все ломалось, менялось, строилось заново. Был перекос в сторону политических программ, потому что такое было время. Сейчас застой, стабильность, стагнация — называйте, как хотите, конечно, сейчас будет больше спокойных, кулинарных, музыкальных, спортивных. У нас стреляют хорошо в стране, мы убедились.
Е. АФАНАСЬЕВА — Вчера проиграли китайцам дважды на последних выстрелах.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Серебряное место все-таки у Галкина вчера серебро, сегодня золото. Вот у нас есть стрелки хорошие в стране, этим можно гордиться, давайте гордиться. Я призываю гордиться всех нашими стрелками. Они у нас замечательные, но у нас есть и масса всего другого, поэтому нужны рассказы о другом.
Е. АФАНАСЬЕВА — Меня упрекают на пейджере, что мало звонков в эфир. Мы просто пока не приглашали вас звонить, потому что много вопросов было. Пока вопрос от Наташи: «Что вы знаете о судьбе Курляндцевой?»
А. МАКСИМОВСКАЯ — Лена Курляндцева больна.
Е. АФАНАСЬЕВА — Тяжело больна. Тут можно только желать выздоровления.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Желаем ей здоровья, мужества, она очень мужественный человек и переносит удивительно свою болезнь.
Е. АФАНАСЬЕВА — «Скажите, где программа Кириченко «Забытый полк», а также Руслан Гусаров?» Гусаров на НТВ работает.
А. МАКСИМОВСКАЯ — А Женя Кириченко делал разовый проект тоже для НТВ на свою военную тематику.
Е. АФАНАСЬЕВА — Как раз 22 июня было два его фильма накануне очень интересных. Звоните, 203-19-22. Алло, добрый вечер.
АЛЛА ВАСИЛЬЕВНА — Марьяна, как вас приятно слышать. Вы наша любимая команда.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Спасибо большое.
АЛЛА ВАСИЛЬЕВНА — Мы так скучаем и не забываем никогда. И еще хочется, чтобы вернулись всей командой. Спасибо за все. Очень приятно вас слушать и смотреть и женщинам я тоже доверяю больше, хотя Осокина не исключаю, Владимира Познера. Но Марьяночка, а может быть, ваше руководство подумает «Гавань» к вам взять, может быть, ищут резервы. И «Однокашники», конечно, вот это хорошие передачи, а остальные какие-то пустые. Здоровья вам и Киселеву привет огромный и мы очень-очень любим и никогда не забудем.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Спасибо, Алла Васильевна.
Е. АФАНАСЬЕВА — Это очень трагически — никогда не забудем.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Вы нас не хороните, пожалуйста, потому что мы, слава богу, живы и мы работаем. Поэтому не надо таких, мне самой как-то грустно становится. Жизнь она идет и все хорошо, работа есть. Что касается программ, замечательные были программы и «Однокашники» и «В нашу гавань заходили корабли», в радийном варианте, кстати, выходит сейчас программа Успенского. Не я решаю опять-таки.
Е. АФАНАСЬЕВА — Мы пригласим Ирену Стефановну обязательно к нам на передачу, и вы сможете задать вопросы. Ольга меня упрекает, как мало человек нам позвонили и даже ссылается на то, что это «интерес к Марьяне потерян, чего и следовало ожидать». Потому что позвонили мало. Да нет, Ольга, у нас телефон разрывается, мы просто его пока не включали. Если есть желание, вы тоже можете звонить. Алло. Добрый вечер.
АЛЕКСАНДР — Приятно слышать Марьяну в эфире. Жалко, что команда НТВ распалась и НТВ тоже. В принципе это одна команда была.
Е. АФАНАСЬЕВА — Вот такое у меня предложение, давайте все-таки какие-то реквиемы мы закроем, и перейдем к взгляду в будущее. У вас есть вопрос?
АЛЕКСАНДР — Да, буквально месяца 4 назад журналисты РЕН-ТВ сделали хорошую программу по Туркменистану, истинное положение там, но после этого РЕН-ТВ там закрыли. А по «Маяку» стали говорить, и  «Маяк» закрыли. Как журналисты могут донести до русских граждан Туркменистана истинное положение?
Е. АФАНАСЬЕВА — А вы из Туркменистана, Александр?
АЛЕКСАНДР — Нет, у меня родственники там живут. Я часто раньше там бывал, прекрасная страна, но сейчас боюсь туда ехать.
Е. АФАНАСЬЕВА — Спасибо за вопрос.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Ну, а что здесь скажешь? Закрыли, действительно, было несколько не самых приятных инцидентов, кстати, и на территории России в некоторых городах случались у нас такие казусы, когда идет передача на этот регион, и вдруг помехи на экранах телевизоров. Местная власть какие-то там кнопки крутит. Всяко бывает. То, что в Туркменистане происходит, мы все знаем. Хорошо, что мы это знаем сейчас в нашей стране, что мы можем на территории России что-то говорить об этом.
Е. АФАНАСЬЕВА — Михаил из Нижнего Новгорода надеется, что программа и все РЕН-ТВ будет в Нижегородском эфире в новом сезоне. Неужели нет сетевого партнера. Наверное, есть. Надо спросить. Алло. Добрый вечер.
ЮРИЙ — У меня вопрос к ведущей. Вы кого приглашаете, кого не приглашаете, у вас очень хорошие люди как Лимонов, Проханов, нет, правда, хорошие.
Е. АФАНАСЬЕВА — Юрий, вот эта передача, куда вы позвонили, называется «Телехранитель», мы говорим только о телевидении, причем о телевидении достаточно концептуально, о каких-то вещах, определяющих его. А Лимонов и Проханов в нашу программу не попадают.
ЮРИЙ  — Мне кажется, что Явлинского надо пригласить.
Е. АФАНАСЬЕВА — Опять-таки я еще раз говорю, мы говорим о телевидении, а пригласить Явлинского в программу к Марьяне, я думаю, если есть оперативный повод.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Мы приглашали, и будем приглашать.
Е. АФАНАСЬЕВА — А кстати, интересно за этот год было то, что тебе не удалось сделать какой-то сюжет, очень много говорится, самый знаменитый случай, когда Парфенова просто выгнали с канала за сюжет с вдовой Яндарбиева. У тебя были варианты, когда тебе что-то не удалось сделать, поставить в программу?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Нет, не было. Но у нас естественно не анархия, и я обсуждаю всех гостей, и все сюжеты с руководством канала. Но не было ни одного случая, когда наши позиции не совпадали и мне запрещали по цензурным соображениям ставить тот или иной сюжет в эфир. Но я сообщаю обо всех темах, это естественно, нормально.
Е. АФАНАСЬЕВА — А самоцензура стала все-таки срабатывать? Три раза вас изгоняли из эфира за политические темы. И невольно многие коллеги твои признаются в том, что и не из вашей команды, другие, на вашем опыте наученные, что самоцензура работает. Ты чувствуешь, в тебе стало это ограничение. Ты отвечаешь за команду, не только за себя, ребят, которые с тобой работают.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Это понятно. Лен, на самом деле в самоцензуре нет ничего плохого:
Е. АФАНАСЬЕВА — Абсолютно.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Потому что самоцензура обязана быть, потому что слишком велика ответственность за слово, сказанное в эфире на многомиллионную аудиторию. И у меня, например, всегда была самоцензура и остается, и я надеюсь, что будет. Это нормально, это для меня слово с плюсовым значением.
Е. АФАНАСЬЕВА — Не ругательное. А где эта грань, в чем выражается самоцензура, что ты себе запрещаешь?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Я себе запрещаю, например, хамство в эфире, выдавать непроверенную информацию. Я запрещаю себе, если есть конфликт, дать одну точку зрения и не дать другую, поскольку я считаю это нарушением основного базового журналистского закона в описании любого конфликта — политического или не политического.
Е. АФАНАСЬЕВА — Я слышала, у вас тоже что-то было связанное с вдовой Дудаева, когда было какое-то напряжение вокруг твоей программы.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Напряжение бывает, естественно, куда же без этого.
Е. АФАНАСЬЕВА — А что это за история была?
А. МАКСИМОВСКАЯ — Да в ней ничего криминального не было. Мы показали сюжет с Аллой Дудаевой. Безусловно, об этом узнали, но, тем не менее, у нас сюжет из эфира не сняли. Не было никаких призывов, ничего криминального, нарушения закона в этом сюжете не было. Но если кому-то из чиновников не нравится сам факт появления вдовы ичкерийского президента на российском телевидении, ну был информационный повод показать о ней сюжет. Но, тем не менее, я очень тщательно слежу за каждым словом, произнесенным мной и моими коллегами по программе в эфире и правильно.
Е. АФАНАСЬЕВА — Юрий пишет: «Не надо напрягаться — цитата из гостя, зачем напрягаться, когда нефть по 40, станет по 8, тогда снова политикой заинтересуется народ».
А. МАКСИМОВСКАЯ — Это правда, потому что в 1998-м году перед кризисом баррель ровно так и стоил 8 долларов.
Е. АФАНАСЬЕВА — Борис спрашивает: «Планируете ли вы в новом телесезоне совместные проекты с печатными изданиями?»
А. МАКСИМОВСКАЯ — Да, планирую. Пока не буду говорить, какие точно. Поскольку все еще в процессе. И вообще мы планируем обновить нашу программу и новые рубрики ввести и новые мини-сериалы. Все это как раз сейчас в производстве.
Е. АФАНАСЬЕВА — Алло. Добрый вечер.
ОЛЬГА СЕРАФИМОВНА — Я была очень рада, что вы сказали мою мысль, что важен не пол, а профессионализм. Что касается профессионализма, то странная вещь, допустим, я слышу такого профессионала как Доренко, я не могу ему доверять, я не могу понять, в чем дело, мне кажется, что он говорит не для меня, а либо для себя, либо еще для кого-то, кто его слушает. Но нет доверия. Вас благодарю за то, что оно есть.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Это важный вопрос, потому что сейчас меняется, я не буду говорить о Доренко, хочу сказать как меняется сейчас, к сожалению для меня, подбор, мотивация руководства, когда они подбирают новых телевизионных ведущих для информационных программ разных. Федеральных каналов, местных новостей, которые на этих каналах показывают. Ведь раньше личности были в эфире и дикторы, те самые советские дикторы были личностями, и самых личностных до сих пор помнят, любят, знают по имени, отчеству, фамилии. И в 90-е годы и несколько лет назад действительно становились известными знаменитыми телеведущими личности. Мне интересно было слушать новости в исполнении этих людей. Сейчас какая-то унификация, усреднение такое происходит. То есть ведущий становится функцией:
Е. АФАНАСЬЕВА — Диктором советских времен.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Нет, хуже на самом деле. Потому что не профессионал, потому что среди дикторов советских было много артистов.
Е. АФАНАСЬЕВА — Зрители не всегда это ловят, я знаю, что ведущие новостей, которые сами пишут себе тексты, это очень профессиональная вещь и те, кому это делает кто-то другой. Профессионал это сразу видит в эфире, а зритель.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Профессионалы это сразу видят, а зритель это сразу ощущает, потому что человек, который сидит и читает текст, который ему написал редактор, по нему это видно.
Е. АФАНАСЬЕВА — По твоему ощущению, сейчас, сколько людей, которые сами себе пишут :
А. МАКСИМОВСКАЯ — Очень мало.
Е. АФАНАСЬЕВА — На одной руке можно посчитать.
А. МАКСИМОВСКАЯ — К сожалению. И это видно. Не дай бог, если эта усредненность, она будет дальше продолжаться, будет очень усредненный эфир.
Е. АФАНАСЬЕВА — Меня с одной стороны ругают на пейджер, что мало звонков, я не успеваю давать в эфир, а с другой стороны на тот же пейджер столько вопросов, что тоже не успеваем на все ответить. «Марьяна, не хотели бы вы перенести на воскресенье на 21.00 свою программу?», — Лиза.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Ой, это проклятое место какое-то и время.
Е. АФАНАСЬЕВА — Алло. Добрый вечер.
ИРИНА — Марианна, дорогая, ваша программа идет, конечно, в записи:
А. МАКСИМОВСКАЯ — Нет, что вы, такого быть не может. Моя программа идет в прямом эфире, причем два раза в день.
ИРИНА — Я имею в виду 7-часовую, каким образом тогда любимая нами умница Латынина и у вас и на «Эхе» или она записывает программу.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Объясню.
Е. АФАНАСЬЕВА — На «Эхо Москвы» в это время ее нет. В это время Альбац.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Она практически в это время идет на «Эхо Москвы».
Е. АФАНАСЬЕВА — Она на «Эхо Москвы» в записи ведет репортаж.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Нет, у нас сетевой канал и в первый раз я выхожу:
Е. АФАНАСЬЕВА — Извини, Нижний Новгород подсказывает, идет РЕН-ТВ на канале 5-Эн-Эн.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Ну вот видите, все хорошо. С этим вас и нас тоже поздравляем. Значит у нас сетевой канал, и, учитывая, что страна огромная, большая, первый раз я выхожу в прямой эфир в 12 часов на Дальний Восток и второй раз выхожу в прямой эфире в свое время, то есть когда на Дальнем Востоке 19 часов, второй раз, когда по Москве 19 часов. Юлю Латынину мы записываем это наша рубрика, и записываем ее поздно вечером в пятницу, то есть мы стараемся максимально оперативно это делать, чтобы события не успели измениться за это время. Она идет в записи просто как рубрика. Все остальное естественно живьем.
Е. АФАНАСЬЕВА — Алло. Добрый вечер.
ДМИТРИЙ — Марианна, есть ли у вас среди своих людей сообщество, я имею в виду телевизионное, а вопрос такой, не пора ли помогать старым людям, которые очень долго служили на телевидении. Я имею в виду, хотя бы возьмите Валентину Леонтьеву.
Е. АФАНАСЬЕВА — Не первый раз этот вопрос многим моим гостям задают.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Я думаю, что для этого по большому счету и должны создаваться, существовать и поддерживаться журналистские союзы. И, наверное, фонд помощи ветеранов телевидения должен быть так же, как и существуют фонды помощи ветеранам крупных компаний, например, заводов. Это должно быть, наверное, надо об этом задуматься. Я только двумя руками «за».
Е. АФАНАСЬЕВА — Алло. Добрый вечер.
АНАТОЛИЙ ФЕДОРОВИЧ — Марианночка, я вас очень люблю, но у меня претензии к Елене Афанасьевой. Она не отметила блестящий проект РЕН-ТВ, где они показывали, как работают муниципальные службы у них и у нас. Эта «Неделя» была блестящей. Я смотрел:
А. МАКСИМОВСКАЯ — Это сериал в новостях.
Е. АФАНАСЬЕВА — Хорошо, будем учитывать и отметим.
АНАТОЛИЙ ФЕДОРОВИЧ — Марианночка, прокомментируйте.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Я вообще всех прошу даже не прошу, а просто я вам говорю, смотрите новости РЕН-ТВ, это стали очень профессиональные, живые, свободные, качественные, замечательные с выдумкой и так далее новости, не потому что я работаю сейчас на канале РЕН-ТВ и хвалю свое гнездо. А объективно мне очень нравятся наши новости.
Е. АФАНАСЬЕВА — В гостях была Марианна Максимовская, это программа «Телехранитель», мы встретимся с вами через неделю. Всего доброго.
А. МАКСИМОВСКАЯ — Спасибо, до свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире