'Вопросы к интервью
Е. АФАНАСЬЕВА — Добрый вечер. В эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. Каждое воскресенье с 17 до 18 мы говорим с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, влияющих на развитие отечественного ТВ. Мы обещали вам сегодня встречу с Владимиром Владимировичем Познером, но, к сожалению, по семейным обстоятельствам он не смог сегодня придти, обещает быть у нас в следующее воскресенье. В экстренном порядке нам пришлось поменять тему. Сегодня мы будем говорить о теме очень важной, особенно в майские дни, когда праздничные эфиры бесконечных выходных и праздничных дней заполнены юмором и сатирой, мы поговорим с вами о том, как выглядит смешное на телевидении в 2004 году, над чем смеется страна и можно ли назвать юмор и сатиру на телевидении таким градусником общества. Сегодня у нас в гостях Александр Даган — шеф-редактор программы 'Розыгрыш' на «Первом канале». Добрый день, Александр.
А. ДАГАН — Здравствуйте.
Е. АФАНАСЬЕВА — Владимир Неклюдов и Ростислав Кривицкий, руководители в свое время программы 'Тушите свет', а сейчас программы 'Красная стрела' и одни из руководителей студии 'Пилот-ТВ', которая эти программы делает, а также спичрайтеры Хрюна и Степана. Я правильно понимаю?
В. НЕКЛЮДОВ — Нам тоже здравствуйте надо говорить?
Р. КРИВИЦКИЙ — Тогда здравствуйте.
В. НЕКЛЮДОВ — Здравствуйте.
Е. АФАНАСЬЕВА — Спасибо, что вы смогли так быстро придти к нам сегодня в гости и оставить свои воскресные дела.
Р. КРИВИЦКИЙ — Да нема за шо.
Е. АФАНАСЬЕВА — Первый вопрос такой. Несколько лет назад палитра нашего смешного на телевидении выглядела примерно следующим образом. Был такой юмор концертный, который транслировали, т.е. эстрадный юмор, эстрадные бесконечные концерты, которые шли в эфире в основном 1-го, 2-го каналов, много 'Аншлагов', 'Кривые зеркала', которые есть и сейчас, тогда это еще 'Смехопанорама' называлось. Был юмор несколько другого свойства, сатира, которая была представлена как программой 'Тушите свет', так и 'Куклами', программами Шендеровича, сначала 'Итого', потом 'Бесплатным сыром'. Вот такое разнообразие смешного. Потом несколько эта площадка смешного ужалась. Шендеровичу не нашлось места в телевизионном эфире со своими программами. Как он любил говорить, под псевдонимом или под другим имиджем — пожалуйста, а в таком виде никак. Хрюн и Степан вернулись на НТВ, но в другую программу. А те, кто в свое время придумал программу 'Куклы', участвовал в создании программы 'Тушите свет', это Александр Левин и его команда, стали делать программу 'Розыгрыш', совсем другой тип юмора. Я права, Александр?
А. ДАГАН — Да. Но давайте так — это просто юмор. Потому что 'Тушите свет' — это все-таки больше сатира.
Е. АФАНАСЬЕВА — Скажите, Саша, вы занимались раньше сатирой, а сейчас вы делаете 'Розыгрыш', где просто юмор. Это время такое?
А. ДАГАН — Отчасти время, отчасти просто что-то становится больше интересным. Я с Володей и Ростиславом работал 4 года, я тоже писал 'Тушите свет'. Какое-то время хочется немножко вздохнуть, чтобы было чуть полегче. Просто веселить, а не только заставлять: каждый раз смотреть на неприятности и думать, что же смешное по этому поводу можно сказать.
Е. АФАНАСЬЕВА — Это осознанный выбор — перейти на смешное без политики, без сатиры, или это все-таки необходимость заставила?
А. ДАГАН — Для меня это больше личный выбор. Что касается необходимости: Дело в том, что все эти 4 года, что было всегда очень приятно в программах 'Тушите свет' и 'Кремлевский концерт', которые мы делали, мы никогда не сужали рамки. Может быть, если мы и находились в каких-то рамках, то Ростик и Володя очень грамотно так делали, чтобы авторы этого не чувствовали. Мы считали, что мы полностью, от начала до конца, говорим то, что хотим сказать. Сейчас все изменилось, в этом отношении стало, скажем так, менее интересно.
Е. АФАНАСЬЕВА — Сейчас мы узнаем, есть все-таки границы между тем, что можно говорить и нельзя не только авторам, но и создателям программы. Я напомню, что наш пейджер 961-22-22, для абонента 'Эхо Москвы'. Вы можете участвовать в нашем разговоре. Во второй части программы мы будем принимать телефонные звонки и разговаривать с вами на тему того, что же происходит с нашим смешным на телевидении. В 27 минут у нас начнется интерактивное голосование, мы предложим вам сегодня вопрос, чувствуете ли вы цензуру в юмористических и сатирических программах на нашем телевидении или нет. Вопрос сейчас к вам, ребята. Вы делали 'Тушите свет'. И был выбор после того, как вы уходили сначала с командой бывшего НТВ на ТВ-6, потом на ТВС. И вот площадка закончилась старая, надо было принимать решение, что делать дальше. Это был осознанный выбор — возвращение в несколько сжатом виде, в несколько более подцензурном, наверное?
Р. КРИВИЦКИЙ — Решение осознанное, потому что все-таки студия — это люди, это много людей:
Е. АФАНАСЬЕВА — Студия 'Пилот-ТВ'.
Р. КРИВИЦКИЙ — Большого ума не нужно, чтобы закрыть всю студию, чтобы разогнать людей. Потом собрать их будет значительно тяжелее. Собрать их можно не только под сатирический или юмористический проект, собрать можно под детскую развлекательную программу, под какое-нибудь шоу. Эти люди специалисты большого класса, высокого уровня, искать их потом не надо. Это одна большая семья, которая должна жить.
Е. АФАНАСЬЕВА — Когда вы возвращались на НТВ, насколько я знаю, тогда 'Тушите свет' начальство НТВ почему-то не захотело, захотело другой формат, хотя и с теми же героями. Сначала, по-моему, даже Хрюна и Степана не хотели.
В. НЕКЛЮДОВ — Да, был долгий этап переговоров. Не хотели ни 'Тушите свет', ни Хрюна и Степана. Потом каким-то образом: придумайте нечто такое же, как было, но чтобы не было ни 'Тушите свет', ни Хрюна и Степана. Эта задача нерешаемая. И мы спустя 8 или 9 месяцев после начала эфира все равно вернулись, в общем-то, к системе 'Тушите свет', которая была придумана, она была хороша, она работает.
Р. КРИВИЦКИЙ — Честно говоря, было жалко хоронить Хрюна и Степана, поскольку персонажи узнаваемые, они как живые: Мы, собственно, не ассоциируем себя ни с юмористической, ни с сатирической программой, а больше как хронографы, биографы вот этих двух или более уже персонажей.
Е. АФАНАСЬЕВА — Но говорят они не просто о Хавронье, а все-таки о политике в стране.
Р. КРИВИЦКИЙ — Да, говорят о политике немножко по-другому. Но говорить, что на телевидении изменилось что-то юмористическое в одну сторону, либо потащило в другую: все равно что больному — у вас было вчера только покраснение носа, а сегодня сопельки потекли. ОРЗ.
Е. АФАНАСЬЕВА — Зинаида пишет на пейджер: 'Одной из моих любимых передач на телевидении была 'Тушите свет'. Сейчас иногда заставляю себя смотреть до конца 'Красную стрелу'. Скучно и неинтересно. Каков, интересно, рейтинг этой программы?' Как с рейтингом?
Р. КРИВИЦКИЙ — Не насилуйте себя, не заставляйте. Делайте то, что хотите. Смотрите Петросяна, смотрите Степаненко. Есть большой выбор. Грушевский есть Михаил, смотрите его.
А. ДАГАН — Можно смотреть 'Розыгрыш'.
Р. КРИВИЦКИЙ — Да.
Е. АФАНАСЬЕВА — Андрей вопрос задает: 'Показали ли 'Розыгрыш' с участием сотрудников 'Эха' и бывшего министра соцзащиты Александра Починка или вам запретили?' У вас были такие 'Розыгрыши', Александр?
А. ДАГАН — У нас, действительно, был снят 'Розыгрыш' с участием Починка, но, во-первых, это было снято еще до появления программы в эфире. Это совершенно новый формат, мы на том этапе просто учились их делать. Речь шла не о запрете, а, к сожалению, о просто неудачной попытке разыграть. У нас есть несколько таких 'Розыгрышей', которые мы показываем своим авторам и режиссерам как учебное пособие, как их не надо делать.
Е. АФАНАСЬЕВА — Т.е. он не удался?
А. ДАГАН — Он просто не удался, тут не речь о запретах, тут не речь о фигуре Починка. Все очень уважительно, нам жаль только, что мы зря потратили время человека, и в том числе ваше, потому что снимали у вас
В. НЕКЛЮДОВ — А что было? Охрана перестреляла пол-съемочной группы или что?
А. ДАГАН — Там какая охрана:
Е. АФАНАСЬЕВА — И все-таки вопрос к вам. Вы работаете уже много лет в том, что называется сатирой на телевидении. Площадка сузилась или она остается такой же и это только кажется в эфире, что как-то поскучнели герои?
Р. КРИВИЦКИЙ — Сузилась площадка.
Е. АФАНАСЬЕВА — А в чем это выражается? Вы раньше рассказывали о том, что программа делается день в день или на следующий день, на следующий чаще всего, и может в таком режиме выходить только без всякой цензуры, потому что иногда вы просто кассету еле успеваете в эфир передать.
Р. КРИВИЦКИЙ — Сейчас технологический цикл, есть такой момент, когда проверяют тексты, поэтому мы не выходим день в день.
Е. АФАНАСЬЕВА — Это требование канала, на котором вы выходите?
Р. КРИВИЦКИЙ — Я думаю, что это не требование канала, это требование всех каналов. Это надо либо принять, либо не принимать этого, закрывать.
Е. АФАНАСЬЕВА — Т.е. остается выбор очень скудный — либо уходить так, как Шендерович, на радио и в газеты, либо соглашаться с какими-то ограничениями, которые неизбежны.
Р. КРИВИЦКИЙ — Да, можно уйти на радио и в газеты, тогда не у дел останутся и художники, и аниматоры, и те, кто двигает куклы. А хочется все-таки, чтобы процесс жил, технология не умирала.
В. НЕКЛЮДОВ — Ну и вообще можно сказать спасибо нынешнему Васе, что мы еще пока выходим, даже в таком виде.
Р. КРИВИЦКИЙ — Чтобы как-то развеять грустную, минорную тему:
В. НЕКЛЮДОВ — Все нормально, мы входим, говорим о том, о чем хотим в большей степени. Идиллии не бывает.
Р. КРИВИЦКИЙ — Я пример могу привести, чтобы развеять грустную повисшую атмосферу. Была такая шутка, что чиновники настолько уж привыкли вылизывать конкретную задницу, а в их возрасте очень трудно менять привычки, так что им придется это делать и впредь. Были вырезаны два слова — конкретная задница. Шутка осталась, а слова 'конкретная задница', они подцензурны. Т.е. понятно, до каких рамок сузилось что. Т.е. нельзя говорить про конкретную задницу.
А. ДАГАН — Нельзя конкретизировать.
Р. КРИВИЦКИЙ — Про задницу можно, конкретизировать не надо.
Е. АФАНАСЬЕВА — Вот тут пишут: 'Согласитесь, что самый лучший 'Розыгрыш' с участием Починка — это пенсионная реформа', — считает Елена.
Р. КРИВИЦКИЙ — Согласны.
Е. АФАНАСЬЕВА — 'Добрый день. Все-таки лучшими программами, сочетающими юмор и сатиру, были старые 'Куклы', 'Итого' и 'Тушите свет'. С тех пор моя семья ни одну из этих программ не смотрит, — пишет Ирина. — Пробовали смотреть 'Розыгрыш'. Не пошло.
А. ДАГАН — Бросок в сторону, от 'Кукол' к 'Розыгрышу'.
В. НЕКЛЮДОВ — Из консерватории на дискотеку. Я понимаю, от 'Аншлага' к 'Розыгрышу': Давайте не хаять телевидение. Посмотрите, ребята, всё в каких условиях происходит. Если пловец, который был чемпионом, ему загипсовать две ноги и одну руку привязать потом к трусам, он много будет выгребать потом или нет:
А. ДАГАН — Я думаю, речь идет даже не о хаять телевидение. Просто если людям реально недостает сатиры: Слава богу сатира — это вещь, которая неуничтожима по определению. Добро пожаловать в Интернет. Все будут совершенно сконкретизированы, и можно будет указывать и задницы, и имена, будут конкретные совершенно анекдоты на темы:
Р. КРИВИЦКИЙ — Газеты, между прочим:
А. ДАГАН — Газеты. Дальше то же самое, то, что мы до программы говорили, в лесу это все уже появляется, то есть когда-то это все выплеснулось из каких-то студенческих кругов на КВН-овскую сцену:
Р. КРИВИЦКИЙ — В лес нельзя, маевки пойдут, Саш, нельзя.
А. ДАГАН — Это же все было.
В. НЕКЛЮДОВ — Маевки, булыжники:
А. ДАГАН — И ребят звали, и фотографии показывали, и спрашивали, кто организовал это антисоветское сборище:
Е. АФАНАСЬЕВА — Очень многие из создателей нынешних юмористических программ вышли из КВН. Как я знаю, вы тоже.
А. ДАГАН — Некоторые даже хлопнув дверью.
Е. АФАНАСЬЕВА — Программа, существующая много лет и в разных режимах, в разных условиях, политических, идеологических, телевизионных, рекламных и так далее. Как вам кажется, то, над чем смеется сейчас ваш прародитель КВН, это сильно отличается от того, над чем смеялись в вашу КВН-овскую пору, или все то же самое?
В. НЕКЛЮДОВ — И деревья были повыше, и девки посимпатичнее.
А. ДАГАН — Конечно, сильно отличается.
Е. АФАНАСЬЕВА — Это тоже какая-то подцензурность? Или это другая проблема?
В. НЕКЛЮДОВ — Это, наверное, требование жизни. Когда мы начинали играть в конце 80-х годов, перестройка гласность, смеялись над: первый раз можно было Горбачева спародировать, сказать про партию и так далее. А те старики, которые играли еще в 60-х годах, они тоже говорили: вот в наше время про колбасу шутили, что вот вы сейчас про партию, сейчас каждый может, а ты про колбасу пошути: Это требование времени. Сейчас другое время. Сейчас это шоу, это красиво, это реклама:
Е. АФАНАСЬЕВА — Это смешно или нет, на ваш взгляд?
В. НЕКЛЮДОВ — Да:
А. ДАГАН — Кому-то смешно, кому-то нет. На самом деле, КВН в этом отношении совершенно четкий индикатор. Там, действительно, никого не заставляют. Ребята не сохраняют ни студии, ни работы никому, ни сами на этом деньги не зарабатывают.
Е. АФАНАСЬЕВА — Т.е. они не ответственны за целую студию, как Владимир с Ростиславом, которые должны были сохранять 'Пилот-ТВ'.
В. НЕКЛЮДОВ — В большинстве у них своя работа, учеба, они вернуться из Москвы героями:
А. ДАГАН — Они развлекают себя и заодно зрителей. Если им есть дело до политического юмора, значит, там будет сатира. Если нет до этого дела, они просто будут веселиться и развлекать.
Р. КРИВИЦКИЙ — Когда поменяли Касьянова на Фрадкова, пожалуйста, сделали номер, какой-то мишка вылетал, было смешно.
Е. АФАНАСЬЕВА — Т.е. это степень разрешенного?..
В. НЕКЛЮДОВ — Есть новость, а есть анализ ее. Так вот цензурирование — это не новость. Не то что Фрадков ушел, а Путин пришел, или Путин ушел, Ельцин ушел и так далее. Это все неподцензурно, это есть новость, событие. А вот уже дальше думать по этому поводу, говорить свое мнение по этому поводу — тут уже нужен микроскоп, ланцет, дядьки в костюмах, которые будут все это:
Е. АФАНАСЬЕВА — Ирина называет Хрюна нашим Салтыковым-Щедриным и благодарит вас за его наличие в эфире, просит всячески сохранять.
В. НЕКЛЮДОВ — Мы за. Мы тоже хотим сохранять. Если можно, на канал отправьте, чтобы они тоже захотели это дело оставить.
Е. АФАНАСЬЕВА — На канал НТВ. Почему все-таки вам удалось доказать каналу, что невозможно Хрюна и Степана в том виде, в каком их засадили в поезд отправили, а нужно возвращение живых людей, нормальных ведущих и даже политиков, как у вас спецвагон.
В. НЕКЛЮДОВ — Это не мы доказали.
Е. АФАНАСЬЕВА — Это жизнь доказала.
Р. КРИВИЦКИЙ — Это жизнь доказала. Это было какое-то встречное движение канала к нам, нас к каналу. Потому как ежели перейти полностью в новый формат, это плохо, все-таки хочется увидеть чего-то старого, живых людей, разговор на тему. Но это было невозможно технологически, финансово сначала. Сейчас эти проблемы решены. Мы можем позволять себе баловаться одним-двумя живыми людьми в неделю. Вот мы и ими и балуемся.
Е. АФАНАСЬЕВА — И как политики, которые приходят в спецвагон, они какое-то проходят согласование с теми, кто приглашает на канал в вашу передачу?
Р. КРИВИЦКИЙ — Они проходят, но мы не слушаем. Харитонов неожиданно меня поразил. Очень доступный человек. Взял, позвонил, и мобильный телефон поднял не пресс-секретарь, не помощник пресс-секретаря, не охранник помощника пресс-секретаря, а Николай Харитонов, и мы с ним обо всем договорились сразу. И он пришел.
Е. АФАНАСЬЕВА — Он, кстати, был героем 'Тушите свет', замечательного выпуска, до сих пор помню.
В. НЕКЛЮДОВ — Хлеб пек:
Р. КРИВИЦКИЙ — Пришел совершенно без звездности.
Е. АФАНАСЬЕВА — Это еще в эфире не было выпуска.
Р. КРИВИЦКИЙ — Да. 29 будет. Это еще у нас 'Единой России' не было. Посмотрим, как они себя поведут. Может, тоже поменяется:
Е. АФАНАСЬЕВА — А соглашаются приходить?
Р. КРИВИЦКИЙ — Не знаю. Люди, приходите к нам в передачу.
Е. АФАНАСЬЕВА — Еще не приглашали.
Р. КРИВИЦКИЙ — Вот сейчас приглашаем.
В. НЕКЛЮДОВ — Приглашаем. Ведем переговоры.
Р. КРИВИЦКИЙ — Ведем через микрофон. Приходите, пожалуйста, в 'Красную стрелу', мы никого не оскорбим по мере возможности.
Е. АФАНАСЬЕВА — А розыгрыши политиков были в 'Розыгрыше', Саша?
А. ДАГАН — Да.
Е. АФАНАСЬЕВА — Кого уже разыграли?
А. ДАГАН — Жириновского.
Е. АФАНАСЬЕВА — Удачно? Попался?
Р. КРИВИЦКИЙ — Это как у слепого конфету отняли.
А. ДАГАН — Он попался. И после того, как он попался, мы искренне переживали, что мы осторожничали.
Е. АФАНАСЬЕВА — Могли и сильнее:
А. ДАГАН — Дело в том, что была хорошая ситуация, в которую он искренне поверил. Ему сказали, что новая программа, нужно со 'Скорой помощью' объезжать граждан. Приезжает 'Скорая помощь' к старушке, с этой 'Скорой помощью' приходит Жириновский. Он перебирает все таблетки на ее тумбочке, он подает ей тапочки, еще что-то: А чего мы боялись? Что у нас нет возможности по-настоящему поставить скрытые камеры, там все-таки охрана, это же профессионалы, мы же верим в нашу охрану. А эти профессионалы не разглядели ту пару-тройку несчастных видеокамер, которые мы поставили. А мы из-за этого: нам был недостаток, мы решили, пускай это будет публичная акция — старушка из стены отковыряет сокровища и передаст Владимиру Владимировичу на восстановление памятника истории.
Р. КРИВИЦКИЙ — Вольфовичу. Я знаю, о чем ты мечтаешь:
А. ДАГАН — У меня есть сюжет, да.
Е. АФАНАСЬЕВА — 'Розыгрыш' для Владимира Владимировича.
А. ДАГАН — Но пока Владимира Вольфовича. К сожалению: В следующий раз будем свободнее.
Е. АФАНАСЬЕВА — Мы предлагаем вам сейчас ответить на вопрос. Чувствуете ли вы лично цензуру в юмористических и сатирических программах на телевидении? Если да, звоните по телефону 995-81-21. Если не чувствуете, по телефону 995-81-22. Звонок для москвичей бесплатный, для остальных оплачивается тариф междугородний до Москвы. А мы пока с Сашей продолжим говорить о розыгрышах политиков. Саша, кто еще попался из политиков на удочку?
А. ДАГАН — Упоминали уже Починка. Из неудачных, к сожалению, тоже в самом начале был Шандыбин. А несколько фамилий я не могу вам назвать, потому что они сейчас заряжены и в работе.
Е. АФАНАСЬЕВА — А, т.е. вы еще только снимаете или уже сняли?
В. НЕКЛЮДОВ — А заинтриговать?
Р. КРИВИЦКИЙ — Может, я попробую. Владимир Владимирович, допустим, 4-й год думает, что он президент. Это тоже розыгрыш.
А. ДАГАН — Была мечта, она звучала примерно следующим образом. Если бы удалось первую леди стать сообщницей, т.е. рано утром разбудить и сказать: 'Володя, что ты спишь, уже Собчак три раза звонил, тебя в Смольном ждут'.
Е. АФАНАСЬЕВА — Это уже, конечно, розыгрыш такой: Вы же знаете знаменитый анекдот осени прошлого года, когда Валдис Пельш входит в камеру к Ходорковскому и говорит: 'Программа 'Розыгрыш': Так что это уже в качестве рекламы для вашей передачи.
А. ДАГАН — Нас обвиняют в жестокости. Но мы не настолько в черном юморе, чтобы так вот.
Е. АФАНАСЬЕВА — А ваши герои как-то согласуются с теми, кто закупают вашу передачу, с 1-м каналом? У вас есть какие-то табу, кого нельзя разыгрывать?
А. ДАГАН — Это, видимо, не табу, у нас есть, действительно, пожелания 1-го канала. Скажем так, тот, кто 1-му каналу менее интересен. И это понятно совершенно почему. Дело в том, что публика четко реагирует, она видит героя, ставшего жертвой нашей программы совершенно с необычной стороны. Если этот человек недостаточно известен публике, то, соответственно, и пропадает интерес к ситуации.
Е. АФАНАСЬЕВА — Современные политики как-то не столь уже многие публичные, их не всех в лицо узнаешь некоторых.
А. ДАГАН — В программе 'Розыгрыш' основной принцип — человек должен быть известен всем и каждому. Тогда он попадает в программу 'Розыгрыш'. Известен причем не только по имени. На лицо.
Р. КРИВИЦКИЙ — Принцип мордальности.
А. ДАГАН — Да, принцип мордальности, совершенно верно, внутренний термин.
Р. КРИВИЦКИЙ — Я хотел про политиков сказать, что их шибко демонизировать не надо. Они все в общении очень милые и нормальные люди. Это как раньше было, подходишь к одному члену коммунистической партии, рассказываешь ему анекдот, он довольно хохочет, подходишь ко второму, ему отдельно рассказываешь, он тоже хохочет. Но когда они собираются вдвоем, возникает партячейка, которой рассказывать анекдоты ни в коем случае нельзя. То же самое политики. Они в общении каждый — и Вольфович, и все остальные, — они очень милые и хорошие люди. Просто у меня такое ощущение, что они как в КВНе поделились: вот мы демократы: как эти, винницкие убогие, мы миллионеры из Житомира, а мы убийцы из Талды-Кургана. Вот и они тоже поделились: мы демократы, мы коммунисты, мы 'Единая Россия'. А они все нормальные люди.
Е. АФАНАСЬЕВА — Напомню, что у нас идет интерактивное голосование. У нас есть еще немного времени принять ваши звонки.

Е. АФАНАСЬЕВА — Закончилось у нас интерактивное голосование в программе 'Рикошет'. За 2 минуты мы получили 1235 звонков. 87% позвонивших нам слушателей чувствуют цензуру в юмористических и сатирических программах.
Р. КРИВИЦКИЙ — Какое откровение.
Е. АФАНАСЬЕВА — И всего 13% считают, что цензуры нет. Это, знаете, как в фильмах про разведчиков знак точка, работа под надзором врагов.
А. ДАГАН — Теперь только остается, чтобы эти 87% просто чувствовали, как-то еще реагировали.
Е. АФАНАСЬЕВА — И учились читать между строк и смотреть между кадров.
В. НЕКЛЮДОВ — А с другой стороны, может быть, эти 13% не чувствуют цензуры: там же был такой еще вопрос — в юмористических программах: хотелось бы ввести:
Е. АФАНАСЬЕВА — Вопрос, который возникал у меня несколько раз, когда я смотрела концерты юмористов, которые показывает наше телевидение очень часто. Мне вдруг показалось, что лица в зале зрителей стали совсем другими, нежели они были на юмористических и сатирических программах некоторое время назад. Сейчас по каналу 'Культура' часто повторяют старые выпуски 'Вокруг смеха'. И вопрос даже не в том, над чем смеемся (совсем над другим смеемся), а лица в зале другие. Вы не работаете на концертах так, как юмористы 'Аншлага' или кто-то, но вам как кажется, потребитель юмористических программ стал другим или нет?
В. НЕКЛЮДОВ — Есть такое выражение, например, что связано с попсой, — попса заполонила все экраны. А те отвечают: а чо, пипл хавает. Здесь с юмором то же самое. К сожалению, пипл хавает то, что показывают. Если будете показывать другое, пипл будет хавать другое. Если будете не попсу показывать или юмор 'Аншлага', а несколько другой. Есть, пожалуйста, надо искать новых людей. Например, программа 'Вокруг смеха' с Ивановым, он вытаскивал, например, 'Маски', 'Лицедеи', того же Евдокимова вытащил и показал, 'Рожа красная' там звучало. Вот, смотрите, что есть. Он искал.
Е. АФАНАСЬЕВА — А теперь губернатор.
В. НЕКЛЮДОВ — Неважно. Как актер он хороший.
Е. АФАНАСЬЕВА — Я напоминаю, что в эфире программа 'Телехранитель'. Мы говорим о юмористических и сатирических программах, являются ли они градусником нашего общества, отражают ли они состояние дел в обществе. Через несколько минут мы будем принимать телефонные звонки, телефон 203-19-22. Вы можете присоединяться к нашему разговору. Я еще хотела до того, как мы примем звонок слушателя первый, задать такой вопрос. Вы для себя определяете параметры того, что абсолютно не дозволено в сфере сатирической, не там, где юмор ниже пояса или некорректный, это понятно достаточно, а то, над чем смеяться вы себе не позволяете?
В. НЕКЛЮДОВ — Оскорблять человека просто так.
Е. АФАНАСЬЕВА — Я еще раз говорю, это понятно. А вот все-таки сейчас для того, чтобы программа существовала ваша, например, все-таки занимающаяся сатирой, мы осознанно говорим: мы не будем делать это и это, либо для себя вы это не определяете?
В. НЕКЛЮДОВ — Мы не определяем. Если мы вдруг где-то оступимся, нас старшие товарищи вежливо поправят. Так же, как было, так и сейчас. Жен не трогать политиков и так далее. А так, какие могут быть еще препоны:
Е. АФАНАСЬЕВА — Итак, звоните нам по телефону 203-19-22.
ЮРИЙ — Очень удачно вы попали в спичрайтеры. Надо отметить, что все-таки неплохие тексты у Хрюна и Степана. И хотя я их практически не смотрю по некоторым причинам, но читать, даже читать очень интересно.
Е. АФАНАСЬЕВА — А по каким причинам вы не смотрите?
ЮРИЙ — Не совпадает с моим графиком. Ну и хотелось отметочку такую. Вы сказали, что у нас замечательные политики, у нас замечательный народ. Так откуда у нас коррупция, как в Африке, милиция, как бандитское формирование, и прочие достоинства.
Е. АФАНАСЬЕВА — А как вам кажется, юмор на телевидении, Юрий, поменялся за последнее время, мы смеемся над чем-то другим?
ЮРИЙ — Я соглашусь с вашей формулировкой, что юмор начинает откатываться назад. Ситуация назад откатывается, и юмор вынужден откатываться. Вы не зря сейчас упомянули Иванова. Соответственно, тот не задумывался, никогда не задумается. Тот, кто задумывается, наверное, смотрит чуть-чуть по-другому и слушает. И чем хуже будет жить:
Е. АФАНАСЬЕВА — Тем больше пищи у юмористов.
ЮРИЙ — А об эстраде: Лично я тоже редко смотрю, но к 'Аншлагу' претензий нет больших. Петросян просто все заполонил. Но надо отметить в целом, юмор стал примитивным. Это не от народа зависит, а от того, кто юмор пишет, от спичрайтеров, как это называется.
Е. АФАНАСЬЕВА — Спасибо за мнение. Сейчас мы спросим. Как вы считаете, это зависит от чего, от состояния дел в обществе, что юмор становится примитивнее, от спичрайтеров, от народа, от кого?
Р. КРИВИЦКИЙ — Если полез в один ящик — там током, в другой полез — кирпич на руки упал. Туда не лезешь уже, естественно. А что касается политиков, что они такие милые, хорошие, а коррупция заполонила, так я же говорил, что один партийный работник милый человек, а два — это уже парт.ячейка.
А. ДАГАН — А что касается изменений общих, я с одним очень маститым человеком, эстрадным нашим продюсером беседовал, он и 7 лет назад всегда объяснял, что Жванецкий — это не касса, это он здесь, у вас, на ящике кому-то нужен, а пусти его в Сибирь — Жванецкий на фиг никому не нужен.
В. НЕКЛЮДОВ — А я считаю, с юмором, так же, как и с любой другой отрасль, например как с сельским хозяйством, как было в советские времена, спускали сверху директиву, что нужно посеять столько-то гектар ржи, овса, гречихи, пшеницы. И что мы имели? Имели пустые прилавки. Не надо никому ничего советовать, ничего регулировать не надо. Также и с юмором. Просто дайте всем дорогу, будет и Шендерович, будет и Петросян, все будет. Все должно быть.
А. ДАГАН — Живем в одной счастливой семье.
Е. АФАНАСЬЕВА — Еще раз напоминаю, наш телефон 203-19-22.
САША — У меня два момента. По поводу зрительской аудитории в 'Аншлаге' и прочих передачах. Дело в том, что, насколько я знаю, более-менее я связан с эстрадой, ведь это все монтаж.
Е. АФАНАСЬЕВА — Т.е. выступают одни, а монтируют других зрителей.
САША — Зрителей просто собирают по кадрам, по разным кадрам всяких передач, и потом монтируют. Я не буду называть юмориста, на ток-шоу когда он рассказывал один свой сюжетик, зрители не смеялись. И он кричит прямо режиссеру, говорит — не надо, вы возьмете мой монтаж с моей передачи, там будут смеяться, я вам отвечаю.
Е. АФАНАСЬЕВА — Это напоминает, если помните, еще Жванецкого советских времен, миниатюра как делают телевидение. Валентина просит повторить результаты 'Рикошета'. 87% у нас подозревают, что юмор и сатира работают подцензурно, 13% в это не верят. 203-19-22.
МИХАИЛ — Юмористические программы: мало того, что у нас 'Аншлаги' все эти, 'Кривые зеркала', они друг на друга очень похожи, только разные ведущие, разные постановки, разные сценарии, Петросян посимпатичнее, Дубовицкая вообще каюк, но уровень этот самый низкий. То, что пипл хавает, как раз говорит об этом самом пипле, что это пипл, а не народ вовсе. Поэтому, конечно, надо поднимать уровень в народе. Если этим злоупотреблять, значит, такой продукт нравится.
Р. КРИВИЦКИЙ — Было бы некорректно сейчас обсуждать Петросяна или Дубовицкую, надо дождаться, когда они будут в эфире и задать эти вопросы им.
В. НЕКЛЮДОВ — А я скажу, что вообще я не согласен с Михаилом. Как раз все наоборот. Я еще раз говорю, пипл хавает то, что дают. Не надо за всех говорить. Дайте что-то другое — значит, будет другое пипл хавать. Вот Александр ходит в лес и там получает то, что он хавает. Там немножечко другой юмор.
А. ДАГАН — Абсолютно.
Е. АФАНАСЬЕВА — Ольга и Валерий пишут нам на пейджер, что состояние юмора зависит от тех условий, в которых вынуждены его создавать: 'Каковы условия, такой и юмор, не говоря уже о сатире. Надо еще ухитриться похвалить так, чтобы было понятно, что на самом деле это вовсе не похвала'. Вам приходится хвалить так, чтобы было понятно, что это не похвала?
Р. КРИВИЦКИЙ — Было такое, эзоповым языком тоже можно вылизать.
В. НЕКЛЮДОВ — Делаем так. Как, не скажу.
Е. АФАНАСЬЕВА — Александр, а подтекст в программах 'Розыгрыш', в самих розыгрышах, в ситуациях, которые вы придумываете для ваших героев, есть, или это все-таки просто для того, чтобы было весело в субботу посмотреть и всё?
А. ДАГАН — Мы, конечно, стараемся существовать с подтекстом. Единственное, что у нас не политические ограничения, а всякие морально-этические. Вначале, когда программа только появилась, было просто весело и хорошо, давайте так пошутим, давайте так. Потом стали появляться вопросы зачем. У нас тоже мозговым штурмом, как и в 'Тушите свет', создаются сюжеты. Был бунт на корабле, когда сюжет был заведомо смешной, но авторы между собой обсудили. Смешной сюжет? Смешной. Подходит человеку? Подходит. Жестокий? Жестокий. Никто не захотел писать. Сюжета не стало.
Е. АФАНАСЬЕВА — Вот человек попадается на удочку, он не знает, что его разыгрывают, да?
А. ДАГАН — Естественно.
Е. АФАНАСЬЕВА — У вас потом есть какой-то договор, что если человек категорически против программы, не идет в эфир, он должен как-то дать согласие?
А. ДАГАН — Каждый разыгранный подписывает сюжет. Только после этого сюжет идет в эфир. В этом тоже большая сложность. Дело в том, что у нас отнюдь не законопослушные граждане. Если мы создадим ситуацию 'Розыгрыша', где человек нарушает правила дорожного движения, его останавливает милиция, что-то делает, это розыгрышем не будет. Мы не сможем показать в эфире, что большинство наших людей решают вопросы так: слышь, командир, сколько тебе бабок дать?
Е. АФАНАСЬЕВА — А много ли ваших разыгранных персонажей отказывались от выпуска сюжета в эфир?
А. ДАГАН — Несколько хотело отказаться, но не отказались.
Е. АФАНАСЬЕВА — Подумали и все-таки согласились.
А. ДАГАН — Да.
Е. АФАНАСЬЕВА — А были ли у вас сюжеты, все-таки чувствовалось, что человек знает, что его разыгрывают?
А. ДАГАН — К сожалению, у нас есть подозрение. Дело в том, что нет сюжета без сообщника. Я не могу вас разыграть, если рядом не стоит ваш друг, который вас сдает в этот момент. И очень часто выступают сообщниками директора. Им важно, чтобы их артист появился в эфире, они приходят, начинают говорить: вот давайте я вам своего сдам. А потом директор просто говорит ему на ушко: знаешь, тебе же надо хорошо выглядеть в эфире. 'Розыгрыш' человека переворачиваем наизнанку.
Е. АФАНАСЬЕВА — Вы такие программы, если чувствуется, что разыгрываемый знает, все равно даете в эфир?
А. ДАГАН — Просто для таких директоров могу сказать. Если мы знаем, что человек знал, эти сюжеты в эфир больше не пойдут.
Е. АФАНАСЬЕВА — Спрашивает у вас Андрей: 'Программа 'Розыгрыш', которую снимал Ганапольский, выходила ли в эфир?' Я не знаю, что это за передача.
А. ДАГАН — Это тоже связано с 'Эхо Москвы'.
Е. АФАНАСЬЕВА — Выходила.
А. ДАГАН — Это о Починке, что говорили.
Е. АФАНАСЬЕВА — Это те, которые были сняты как пилоты. Я напоминаю, наш телефон 203-19-22. Вы можете присоединяться и участвовать в нашем разговоре.
МИХАИЛ — По поводу 'Красной стрелы' хотел высказаться и 'Тушите свет'. Во-первых, 'Красная стрела' стала с сюжетом, актуальным где-то на 3-4 дня с запасом.
Е. АФАНАСЬЕВА — Ребята честно признаются в том, что у них технологический цикл:
В. НЕКЛЮДОВ — Так оно и есть, наблюдательность вас не обманула.
МИХАИЛ — И относительно 'Красной стрелы' хотелось бы, чтобы шло развитие сюжета. Потому что, например, в одном из сюжетов вокруг станции 'Волобое' вырубили лес, построили что-то вроде аквапарка на платформе, а уже в следующем сюжете платформа этой станции восстанавливается в первоначальном виде. Хочется, чтобы все эти тенденции менялись и не получалось, что каждая серия оторвана от предыдущей, сериал продолжить надо.
Р. КРИВИЦКИЙ — Спасибо. Если вдруг у программы 'Красная стрела' будет другая задача, чем доступными средствами рассказать или сделать анализ новости, тогда да, будем делать сериал. И тогда эта крыша аквапарка останется и дальше.
А. ДАГАН — Да ладно тебе другая задача, бюджет 'Шрэка' если у тебя будет, тогда:
Е. АФАНАСЬЕВА — Давайте еще поговорим по телефону.
ДМИТРИЙ — Как, по-вашему, откуда может придти свежая струя сатиры, поскольку на телевидении, даже кроме упомянутых программ, отчасти и КВН, они все в одном диапазоне действуют, такой попсовый юмор.
Е. АФАНАСЬЕВА — Владимир Неклюдов ответит.
В. НЕКЛЮДОВ — Я? Я считаю, что свежая струя: есть уже такие серьезные задумки, но говорить ничего не буду. Только из регионов, только оттуда могущество России: Только оттуда. Поездил, глянул, это просто свежие, наивные, чистые, светлые люди. И юмор у них такой же.
А. ДАГАН — Вова, ты когда-то лет 10 назад сам был из регионов. Так что люди приезжают и перестают быть свежими, наивными и чистыми.
В. НЕКЛЮДОВ — Молчи, арбатский мальчик.
А. ДАГАН — Их же много, пускай приезжают
Е. АФАНАСЬЕВА — Еще раз включаем телефон.
ТАМАРА — Мое мнение, что сначала несчастным зрителям, особенно я считаю в данном случае несчастными зрителей из глубинки, у которых нет выбора, иногда окно в юмор и сатиру — это только экран телевизора. Посадили на жесткую иглу, не буду называть имен, они уже звучали, сделались чрезвычайно популярными через телевизор посредством того, что совершают так называемый чес по провинции, собирают гонорары. Но это их дело, это их профессия. А потом мы говорим, что уровень нашего зрителя очень плох. Если раньше, много лет назад зрители видели Жванецкого, часто и Райкина, то теперь они чаще всего видят других товарищей. Мы воспитали целое поколение зрителей, к сожалению, не поднимая их до себя, до хорошего уровня, а опускаясь ниже даже того уровня, который изначально был у зрителя. Теперь второе, если позволите, о КВН. На мой взгляд, КВН смотреть просто нельзя, какой-то натужный юмор, отрепетированный, на тот же какой-то чес, в том числе зарубежный. Теперь что касается вашей программы. 'Тушите свет' мне, конечно, больше нравилось, чем теперь, но теперь тоже уровень хороший. Я вас призываю так держать, не опускаться ниже, не считать, что зритель глуп. Не надо до него опускаться.
Е. АФАНАСЬЕВА — Спасибо большое за ваше мнение.
Р. КРИВИЦКИЙ — Могу только пообещать, что Хрюн и Степан никогда чес устраивать не будут, это невозможно технологически.
В. НЕКЛЮДОВ — Можно придумать. А я третий раз скажу, что нельзя ругать наших людей и нашего зрителя, что он такой плохой, тупой. Нет, нас всех загнали в одну большую столовую вместо фешенебельного ресторана и там кормят сосисками, котлетами и салатом. Всё. И туда входит и 'Аншлаг', и КВН, и 'Красная стрела', и 'Розыгрыш'. Всё, больше ничего нет. Это столовая, а не ресторан. Мы не можем выбрать.
А. ДАГАН — Немножко небольшая разница. Мы все-таки на кухне этого общепита находимся, видимо, поэтому к нам претензии. Давайте так, от себя мы можем сказать, я думаю, ребята тоже, что просто каждый повар старается быть более честным со своим клиентом. По крайней мере, я очень надеюсь, что мы со своей программой тухлятину людям не подсовываем.
В. НЕКЛЮДОВ — Мы тоже.
Е. АФАНАСЬЕВА — Нина Васильевна спрашивает: 'Меня беспокоит программа 'Розыгрыш'. Не слишком ли рискованны некоторые розыгрыши?'
А. ДАГАН — Да. Но то же самое я могу сказать с реакцией. Вчера был, допустим, был очень жесткий розыгрыш, но и реакция людей, которые у нас побывали. Меладзе после 'Розыгрыша' сказал: ребята, а чего вы меня так мягко? В этом отношении не угадаешь. Я вам четко могу сказать, что очень многие вещи сваливаются в какую-то нелепую драму, хотя этого не было задумано. Но это просто есть, это уже, видимо, эстетика такая. Еще одна есть вещь, это, извините, уже французская классика, а не я: комедия — это трагедия, которая произошла не с тобой. Очень часто получается: да, если мы будем мягонькими и добренькими, это просто не будет интересно не просто зрителю, но и тому, кого разыграли. Миндальничать не будем.
Е. АФАНАСЬЕВА — 203-19-22.
ЛЮДМИЛА — 'Эхо Москвы' выливает столько желчи на народ, что сатирикам не остается больше ничего.
Е. АФАНАСЬЕВА — Т.е. радиостанция 'Эхо Москвы' отбивает:
В. НЕКЛЮДОВ — Хлеб отбиваете у нас.
А. ДАГАН — А у вас цензура есть?
Е. АФАНАСЬЕВА — Вы же говорите сейчас как, с цензурой или без цензуры, Александр?
АНАТОЛИЙ из Санкт-Петербурга — Я хочу сказать, что эта передача 'Тушите свет', наша семья смотрит ее сколько она есть, уже лет 8.
Р. КРИВИЦКИЙ — Вообще 4 года она будет.
Е. АФАНАСЬЕВА — Такое ощущение длительное.
В. НЕКЛЮДОВ — Год за два.
АНАТОЛИЙ — Ребенок у меня вырос на этой передаче. Ему сейчас 11 лет, он смотрит ее с большим удовольствием. Я вам могу сказать, что для того, чтобы оценить эту передачу: конечно, смотря ее, нельзя хохотать, ее надо смотреть с умом. И вот те зрители, которые думают, когда смотрят, мне кажется, они должны получать большое удовольствие от этого.
Е. АФАНАСЬЕВА — Спасибо за ваше мнение.
Р. КРИВИЦКИЙ — Я еще хочу это спасибо переадресовать другим спичрайтерам, которые не пришли. Это Юра Исаков, Женя Андропов, Игорь Осипов и Алексей Каранович, которые авторы программы 'Красная стрела', а были еще и 'Тушите свет'. И сейчас они бедные сидят и пишут очередной выпуск, а мы здесь сидим в эфире и льем желчь на советский народ через самое желчегонное радио в мире.
Е. АФАНАСЬЕВА — Российский народ. 203-19-22.
ЕЛЕНА — У меня два вопроса по программе 'Розыгрыш'. Были случаи, когда человек догадывался в ходе программы, что это розыгрыш? Потому что у меня было ощущение, что Михаил Ширвиндт все-таки догадался, он даже смотрел в камеру в конце.
А. ДАГАН — Нет, вот что касается Ширвиндта, как раз не догадался.
ЕЛЕНА — И второй вопрос. Были случаи, когда человек так смертельно обижался, что не хотел приходить в вашу студию?
А. ДАГАН — Был случай. Человек смертельно обиделся, не хотел приходить в студию. Но пришел. Более того, потом еще требовал денег. Но все-таки пришел.
Р. КРИВИЦКИЙ — А я не спрашиваю, я знаю. Я открою маленькую тайну, что мы тоже пописываем в свободное время в программу 'Розыгрыш'.
А. ДАГАН — Мы пересекаемся, да.
Е. АФАНАСЬЕВА — Как узка поляна.
Р. КРИВИЦКИЙ — Весь юмор из одной бочки.
Е. АФАНАСЬЕВА — Узок круг этих революционеров. Пригласишь издателей разных программ, в студии выясняется: Так, а что же вы делаете для 'Розыгрыша', признавайтесь.
Р. КРИВИЦКИЙ — Мы пишем, Саша и его бригада пишут сами розыгрыши, мы уже потом готовим финальный сценарий, что происходит в студии.
Е. АФАНАСЬЕВА — Все, что говорит не только Хрюн, но и что Пельш, пишете вы?
А. ДАГАН — Да-да. Условно говоря, мы мучаем звезд, моя бригада, а они мучают тех, кто сидит в желтых полиэтиленовых тряпочках:
Р. КРИВИЦКИЙ — В свободное время мы еще играем на скрипочках.
Е. АФАНАСЬЕВА — А почему так узок круг? Почему вы все вынуждены многостаночниками быть?
В. НЕКЛЮДОВ — Почему? Широк. А быть многостаночниками — это, наоборот, приятно. Вот еще романы бы писать.
А. ДАГАН — Времени на книжки не остается.
Р. КРИВИЦКИЙ — Лучшая работа — смена видов отдыха.
А. ДАГАН — Сейчас нам скажут: ребята, подвиньтесь, есть много талантливых людей.
Р. КРИВИЦКИЙ — Да, из регионов.
Е. АФАНАСЬЕВА — Как раз очень интересный вопрос. А есть ли талантливые, приходит ли к вам смена, подпирают ли вас?
А. ДАГАН — У нас, я могу четко сказать, по 'Розыгрышу' мне нужно было создавать бригаду, т.е. через нас прошло 20 человек. Слава богу, 6 пока осталось.
Е. АФАНАСЬЕВА — Всего 6?
А. ДАГАН — Да.
Е. АФАНАСЬЕВА — Тоже из КВН приходили или из регионов?
А. ДАГАН — И из регионов. Поскольку это были киношные дела, но на ВГИК была опора, и просто объявление давали. Кто приходил — если голова варит, то остается. Половина народу при этом — сразу же, вот люди говорят, жестко, не жестко, люди с улицы приходят — говорят: а вот на него налетит спецназ, его свалят: Ребята, не надо, давайте добрее. Хорошо, можно добрее. Вот на таможне его остановят, разденут, личный досмотр: Так что это есть в жизни.
Е. АФАНАСЬЕВА — А жизнь такая.
А. ДАГАН — Это люди даже не профессионалы, мы общались с кем угодно, т.е. давайте: светлая голова — будете работать.
Е. АФАНАСЬЕВА — Насколько я знаю, Виктор Шендерович, когда его разыгрывали, он говорил, что он не понял сначала, потому что по отдельности это все, как его разыграли, в жизни случалось, только вот вместе вы собрали, воедино. Спасибо вам огромное за то, что вы пришли, особенно спасибо, что в столь экстренных условиях, когда мы были вынуждены поменять тему программы 'Телехранитель'. Напомню, что в эфире был 'Телехранитель', его ведущая Елена Афанасьева. А в гостях у нас были Александр Даган, шеф-редактор программы 'Розыгрыш' на «Первом канале», и создатели программы 'Красная стрела':
Р. КРИВИЦКИЙ — Одни из создателей.
Е. АФАНАСЬЕВА — Одни из создателей. Владимир Неклюдов и Ростислав Кривицкий. Большое спасибо. Всего доброго.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире