'Вопросы к интервью


Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра.

И сегодня… Праздники всё равно так или иначе, у нас все эти 3 праздничные дня связаны с Днем Победы. Мы будем говорить о проекте «Великая война». Он уже несколько лет выходит в эфир на Первом канале. В этом году вышли новые серии. И, вот, с создателями этого проекта «Великая война» мы сегодня и будем говорить в студии. Это Влад Ряшин, продюсер этого проекта и генеральный продюсер компании «Стар Медиа». Здравствуйте, Влад.

В.РЯШИН: Добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: И соавтор сценария Артем Драбкин. Здравствуйте, Артем.

А.ДРАБКИН: Добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как выяснилось, он же был еще историческим консультантом в другом проекте, который был на этой неделе, который называется «Мифы о войне», да? «Война и мифы». Об этом тоже мы можем сегодня поговорить, потому что вызвало обсуждение в интернете, в социальных сетях.

Так что если у вас есть вопросы по поводу этих проектов, а также ваши мнения и комментарии о документальных проектах и, наверное, все-таки, исторических, познавательных проектах о войне, которые выходили и выходят в эфир на наших телеканалах в последнее время, вы можете уже писать по SMS-номеру +7 985 970-45-45 ваши вопросы, ваши комментарии. А во второй части программы как обычно мы примем ваши звонки и по телефону.

Ну что? С чего начать? Откуда взялась идея сделать такой достаточно глобальный проект? Не какой-то узкий, что называется, там о каком-то одном событии войны, не какой-то один аспект войны, а, вот, именно обо всей войне, такой, глобальный, масштабный проект. Влад?

В.РЯШИН: Ну, идея возникла как всегда, как часто, точнее, это происходит. Всё было постепенно. И предшествовал этому проекту другой, на самом деле, проект, «Время войны» он назывался. И перед программой «Время». Это было, по-моему, 3 или 4 года назад. Перед программой «Время» в течение месяца или полутора выходили небольшие, минутные, наверное, и 40-секундные ролики, что происходило в этот день в год победы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это, наверное, к 65-летию было, да?

В.РЯШИН: Да, видимо, к этой дате.

А.ДРАБКИН: 2010-й год.

В.РЯШИН: В 2010 году, совершенно верно, да, 4 года назад. И там мы, действительно, использовали огромное количество компьютерной графики, хроники. И работая с этим материалом, то есть с хроникой и ее, с одной стороны, реставрируя, а, с другой стороны, именно совмещая, что ли, с графикой, мы увидели очень интересные результаты. И, собственно, Первый канал в лице Константина Львовича Эрнста, других колле тоже, естественно, обратили внимание на то, что достаточно интересный получился результат, очень интересная картинка. Она была современной. Ведь, хронику, действительно, черно-белую хронику современному зрителю, сегодняшней молодежи смотреть тяжело. Да? Они уже по-другому воспринимают картинку и, соответственно, ее качество, ее фактура играет очень важную роль. И после вот этого проекта возникла идея, а что если попробовать эти новые технологии и это новое качество картинки положить в новый проект, где доступным языком, кинематографическим языком, компьютерным языком и понятным нынешней молодежи попробовать рассказать о Великой Отечественной войне. Но при этом чтобы это был не игровой какой-то сериал, а чтобы это был именно документальный.

Собственно, вот отсюда возникла идея, и первый сезон мы сделали 10 серий, по основным битвам мы прошлись. Это и Сталинград, и битва под Курском, и план «Барбаросса», естественно, и многое другое.

После чего вместе с каналом, опять же, приняли решение, что еще 8 важных, эпохальных битв Великой Отечественной войны так же точно мы доснимем. И вот в эфире уже вышло, по-моему, в районе 13 или 14 эпизодов из 18-ти. Осталось 4. Вот, на прошлой неделе, действительно, вышло 3 из них. Это Киев, 1941-й год, собственно, все события, связанные с той битвой, к сожалению, неудачной для нас.

Е.АФАНАСЬЕВА: Севастополь был и Ржев.

В.РЯШИН: Да, Севастополь был и Ржев, совершенно верно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, это из тех премьер, которые именно премьерный показ.

В.РЯШИН: Да, это вот те, которые совсем свежие, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Невольно возникла, сразу когда ваш проект появился, у тех, кто смотрел телевидение много лет назад, там, для нас в детстве, для кого-то в зрелости, сразу вспоминался проект «Великая Отечественная», который выходил в 70-е годы.

А.ДРАБКИН: «Неизвестная война».

Е.АФАНАСЬЕВА: «Неизвестная война» он шел на Западе, да. И здесь он шел как «Великая Отечественная». Были ли у вас аналогии, когда вы приступали, что это как-то на новом историческом этапе, с новым материалом? Хотели ли вы сделать новую «Великую Отечественную»? Или это совсем другой посыл был? Артем, если вы как соавтор сценария, вы когда начинали работать, у вас были сравнения с тем проектом?

А.ДРАБКИН: Нет, никаких, конечно, сравнений не было и мы, в общем… Я не замахивался на такое. И достаточно сложно подражать тому, что было сделано.

Вообще исходно я занимаюсь тем, что собираю воспоминания ветеранов войны, делаю сайт «Я помню» в интернете. И, собственно, как я попал на этот проект? Сначала я начал работу над еще одним проектом «Стар Медиа», который называется «Освободители», который выходил на «России», тоже в 2010 году это там 12-серийный проект, посвященный, соответственно, различным родам войск.

В.РЯШИН: Дмитрий Дюжев был ведущим.

А.ДРАБКИН: Да. И потом, так сказать, один из продюсеров вот этого проекта – это Валера Бабич. Он предложил мне и Алексею Исаеву сделать вот такой… Начать работать над таким проектом, как бы, посвященном… Сделать такой, как бы, учебник по битвам. Вот.

Ну и мы, как бы, начали работать, сделали 10 серий. Сериал оказался удачным, сделали еще 8. То есть никаких исходно амбиций по поводу повторить вот этот 20-серийный проект не было.

В.РЯШИН: Но я, все-таки, добавлю. Артем как все авторы скромничает. На самом деле, когда задумывались, действительно, понятно, что это и «Великая война», и можно вспомнить, кстати говоря, такой эпохальный достаточно документальный фильм Би-Би-Си «World War III», «Мир в огне» называется, где было в районе там 20 с чем-то серий. Он тоже был сделан в конце 70-х. Там огромное количество хроники. Но опять же, идея была в том, чтобы постараться не только картинкой, но и содержанием увлечь молодую аудиторию – именно такая задача ставилась и перед авторами, и перед режиссером. И для того, чтобы эту задачу реализовать, мы тогда, опять-таки, советуясь и размышляя на эту тему вместе с коллегами Первого канала, пришли к выводу, что мы попробуем сделать серии наши о битвах, где будет минимум идеологии, где идеология… Она, естественно, есть, безусловно. Как без нее? Но она, как бы, немножко за кадром.

А.ДРАБКИН: Фоном.

В.РЯШИН: Она фоном идет. То есть наши серии о том, как каждая из битв… Что ей предшествовало, как они происходили. То есть она о тех людях, которые принимали решения, тех людях, которые повлияли на ход событий. И к каким результатам, собственно, это привело.

То есть таким образом мы позволили, что ли, молодежи посмотреть на исторические события под ракурсом, ну, что ли, такой вот… Ну, плохо это говорить, на самом деле, да? Но немножко игры в войну. Мы осознанно старались показать какие-то фрагменты боя глазами танкиста или глазами летчика.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть для поколения, которое привыкло к компьютерным игралкам, стрелялкам.

В.РЯШИН: В том числе, конечно. В том числе и понимая, что они, действительно, к этому привыкшие, а, с другой стороны, чтобы их вовлечь эмоционально в те все события, чтобы заставить сопереживать и заставить досмотреть до конца каждую серию.

А.ДРАБКИН: Ну, еще одна проблема с точки зрения написания сценария (это было очень сложно), это избежать большого количества цифр, названий дивизий и так далее. То есть сделать сценарий максимально доступным для восприятия с экрана. Потому что когда ты рассказываешь о Сталинградской битве и не упомянуть там, допустим… Просто нужно было остановиться на каких-то частях, грубо говоря, на армиях, на фронтах и не лезть в глубину. Но при этом рассказать историю так, чтобы было понятно, что это было, действительно, огромное сражение. Ну, достаточно сложная задача, с которой мы постарались справиться.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот вопросы, которые уже приходят. Я еще раз напомню наш SMS-номер +7 985 970-45-45 – ваши вопросы. У нас сегодня в гостях Влад Ряшин и Артем Драбкин, говорим мы о проекте «Великая война». Вопрос из Ярославской области от Ильи: «Откуда источники? Ведь, сколько не слушаешь историков, взгляд на события совершенно разный». Или Дмитрий Мезенцев задает вопрос: «Учли ли вы, что существуют разные взгляды историков на войну?»

В.РЯШИН: Ну, опять-таки, в нашем проекте мы постарались уйти от каких-то спорных событий и, опять-таки, от идеологии какой-то такой, да? И говорили о тех битвах, о тех решениях, которые принимались генералами. Если мы ссылались на солдат или на какие-то действия и события, то мы, естественно, использовали документы.

У нас на проекте работал, собственно, с нами последние годы стабильно в наших исторических доку-драмах, работает консультантом Владимир Анатольевич Золотарев, историк, великолепнейший специалист по Великой Отечественной войне. И он, конечно, помог колоссально нам. Просто колоссально.

Ну, может быть, даже Артем добавит, поскольку он работал с ним.

А.ДРАБКИН: Соавтор у меня. Я прост добавлю про соавтора Алексея Исаева, который является кандидатом исторических наук, автором многих книг. А что касается идеологии, идеология у нас была очень простая. Наше дело было правое, и враг будет разбит. Вот, в этой идеологии мы и писали все сценарии. Что дело было правое. И как это происходило.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вот это, наверное, очень болезненный вопрос, который последнее время, может быть, как раз в проекте «Война и мифы», в котором вы были консультантом, он тоже затрагивается, который начинает появляться у людей, которые уже меньше знают войну, не так, может быть, как в былые годы и в школьников, что называется, проходят войну как раньше изучали и всё. И возникают вот эти фразы, да, стоила ли война этих жертв колоссальных, миллионов жизней советских людей или нет? Вы в своем проекте об этом говорите? Или это априори наше дело правое?

А.ДРАБКИН: Это априори. Без этого нельзя написать хороший сценарий.

Е.АФАНАСЬЕВА: А в том проекте, который вы консультировали, эта тема затрагивалась, что было бы, если бы война была проиграна? Как, вот, знаете, к сожалению бытующая фраза о том, что если бы проиграли, то пиво бы пили в Баварии, да?

А.ДРАБКИН: Да, естественно, это одна из тем серий.

В.РЯШИН: Такие фразы слышать, конечно, просто…

Е.АФАНАСЬЕВА: Страшно.

В.РЯШИН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но они бывают.

В.РЯШИН: Просто страшно.

А.ДРАБКИН: Да. Одна из серий посвящена этому.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, как объяснить молодому поколению, которое войну не знает, в общем, на которое ваш проект и рассчитан, да? О том, что дело было правое. Когда молодые ребята столько уже слышали о зверствах сталинской эпохи, о сложностях жизни в Советском Союзе. Как вот им объяснить?

В.РЯШИН: Ну, только вот так, мне кажется, вот такими проектами, игровыми проектами, фильмами, сериалами, документальными фильмами. Только таким образом.

А.ДРАБКИН: Созданием потока.

Е.АФАНАСЬЕВА: Информационного?

А.ДРАБКИН: Созданием информационного потока, направленного на то, что, действительно…

В.РЯШИН: Конечно, конечно.

А.ДРАБКИН: Только так.

В.РЯШИН: То есть надо достучаться. И достучаться не просто достучаться, так сказать, а заставить захотеть посмотреть.

Кстати говоря, «Великую войну» мы, естественно, предложили на международном рынке. И History Channel, UK, то есть Великобритания, английский канал – они очень сильно заинтересовались, и попросили нас… Во-первых, помогли нам сделать хороший англоязычный дубляж. И спросили нашего, так сказать, дозволения в их эфире назвать таким образом: «The Great War», то есть «Великая война», «Soviet Storm», то есть «Советский шторм, буря», да?

И мы дали согласие. И поскольку по условиям нашей сделки с ними через несколько лет эта англоязычная версия, которую сделал History Channel английский, мы имели право дальше продавать по миру. Я вам должен сказать, что уже в районе 30 различных стран приобрели нашу «Великую войну» на английском языке.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть наш фильм – он интересует также и людей там, где эта война не называется великой, а называется «Second World War»?

В.РЯШИН: Да, совершенно верно. И что удивительно, поскольку мы не рассчитывали на подобный такой широкий интерес к этому проекту, ну, что удивительно… Я когда задал вопрос нашим коллегам с History Channel из Англии «Почему вам это интересно? Ведь, все события, по сути, развиваются, большая часть событий развивается внутри Советского Союза?»

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы не говорите о…

В.РЯШИН: Нет, мы говорим и о Японии, мы говорим и о взятии Берлина, мы говорим об освобождении Европы. Эти серии тоже есть. Но основное, все-таки, действие происходит на фронтах на территории Советского Союза. На что я услышал очень интересный ответ, что в течение 40 лет всё, что делали англичане и американцы, они делали, исходя из своего некоего собственного взгляда на все события. И, вот, наш этот взгляд, наша детализация – она как раз для европейского зрителя неизвестна и поэтому, может быть, интересна, — сказали англичане и приобрели у нас «Великую войну».

Е.АФАНАСЬЕВА: Серега из Свердловской области задает вопрос по SMS: «Почему только ВОВ, Великая Отечественная война, а не в целом Вторая мировая?» Артем?

А.ДРАБКИН: Потому что для Советского Союза это была Великая Отечественная война. Поэтому мы и снимали то, что интересует прежде всего нашего российского потребителя. То, что нам удалось избежать идеологии и сделать фильм интересным для западного зрителя, это очень большая удача, потому что я очень много сталкивался по роду деятельности с продвижением наших мемуаров для западного читателя. Я скажу, что очень сложно выйти на западный рынок вообще с любым интеллектуальным продуктом отсюда, потому что всё всегда воспринимается как пропаганда, как русские вообще ничего не могут, это всё пропаганда и это всё отметается. Поэтому то, что наш фильм удался и с точки зрения международных продаж, это очень большое достижение.

Е.АФАНАСЬЕВА: Лена в SMS спрашивает: «То есть вы пытались создать впечатление, что не было идеологии?»

В.РЯШИН: Ну, как я и сказал уже, действительно, мы в нашем фильме… Вы не услышите прямых лозунгов, призывов, идеологических каких-то штампов и так далее. Это всё… Повторюсь, при том, что, как Артем правильно сказал, что априори наше дело правое и в этом весь смысл всей идеологии, об этом лишний раз не говорится, поскольку зритель эмоционально должен это сам почувствовать и осознать. И это, в общем-то, лучший способ до него, собственно, донести эту мысль.

А.ДРАБКИН: Я бы хотел, чтобы Лена посмотрела хотя бы одну серию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы прервемся сейчас на выпуск новостей на «Эхо Москвы» и продолжим разговор в программе «Телехранитель». Говорим мы сегодня о проекте «Великая война» с его создателями – это продюсер проекта Влад Ряшин и соавтор сценария Артем Драбкин.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии – Елена Афанасьева, и говорим мы сегодня о проекте «Великая война», который выходит в эфир уже несколько лет на Первом канале. И в этом году появились новые 3 серии. Говорим мы с создателями этого проекта – это Влад Ряшин, продюсер и генеральный продюсер компании «Стар Медиа» и соавтор сценария Артем Драбкин. Еще раз напоминаю наш SMS-номер +7 985 970-45-45. Пожалуйста, ваши вопросы и комментарии. Мы говорили о том в первой части программы, что вы ставили себе задачу сделать наиболее доступный язык для молодого поколения. Но, в общем, достаточно понятно, что именно визуальная подача материала для более молодых и более пожилых зрителей, ну, или таких, среднего возраста – она сейчас сильно разнится. И стоит дать какую-то более модную подачу, необычный монтаж или уж тем более компьютерные какие-то кадры, как более пожилая аудитория может это не воспринять. Какова реакция была на ваш проект как молодой, так и более возрастной аудитории? Влад?

В.РЯШИН: Ну, во-первых, мы понимали эту опасность и, в общем, мы активно использовали не только компьютерную графику, но и хронику. Более того, мы использовали такой прием, когда, скажем, начинается некий сюжет с хроники и вдруг эта хроника становится цветной, и вдруг она оживает и превращается, как бы, в современную картинку. Точно так же, как и наоборот: когда зритель смотрит на экран, например, и у него ощущение, что что-то нарисовано, и вдруг эта картинка на глазах превращается в хронику и он понимает, что просто с этой хроникой что-то сделали.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть не было упреков, что вы превратили войну в компьютерную стрелялку?

В.РЯШИН: Нет.

А.ДРАБКИН: Еще был момент, мы использовали реконструкций очень много. То есть были привлечены клубы реконструкторов в Киеве, которые, во многом, воссоздавали ту реальность. И проблема была даже, ну, вот, насколько я знаю от продюсеров, что сначала пытались взять актеров. Но поскольку актеры не могли, так сказать, нормально справиться с винтовкой и не понимали команд, то пришлось привлекать именно реконструкторов.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это большое движение, где люди занимаются…

А.ДРАБКИН: Огромное движение.

В.РЯШИН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это просто по зову души, да?

А.ДРАБКИН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это их хобби?

А.ДРАБКИН: Они, естественно, реконструируют сражения, кто-то, соответственно, играет за немцев. Они все в аутентичной форме, то есть следят за ней.

Е.АФАНАСЬЕВА: Форму они сами себе делают? Или как?

А.ДРАБКИН: Да, сами.

Е.АФАНАСЬЕВА: Или вы готовили уже для съемок?

В.РЯШИН: Нет, ну и мы готовили, конечно, и что-то использовали, естественно, склады различных компаний, в том числе и клубов реконструкторов. И продолжая ответ на ваш вопрос, скажу, что в одном кадре иногда мы использовали все три вида, в общем-то, контента, да? То есть там частично была хроника, частично было что-то с компьютерной графики, а частично что-то было снято. То есть например…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас огромный, что называется, постпродакшен, да? Вот эта работа уже после, на выпуске?

В.РЯШИН: Конечно, конечно. Например, в серии про Сталинград мы использовали хронику. Затем мы выходили из хроники на реконструированную нами часть боя, но в абсолютно построенной декорации. Но поскольку невозможно построить декорацию города, соответственно, целиком и полностью, то добавляли туда, естественно, и графику. Таким образом в одной сцене в течение боя в Сталинграде были все 3 типа контента. С одной стороны, мы показывали, что это, действительно, реальная картинка историческая. А с другой стороны, мы ее оживляли, делали современной, и делали более эмоциональной.

Е.АФАНАСЬЕВА: Илья задает вопрос: «Так какова ваша стратегия? Посыл какой? Чтобы люди гордились великой победой? Или знали историю страны и войны, которая далеко не однозначна?»

В.РЯШИН: И то, и другое.

А.ДРАБКИН: История войны достаточно однозначна – она кончилась в Берлине нашей победой. И донести вот эту мысль, собственно, мы и хотели.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Обходили ли вы острые моменты в Великой Отечественной, например, связанные с Катынью? Дмитрий из Екатеринбурга».

В.РЯШИН: Серии про Катынь у нас, действительно, не было. Но с другой стороны, мы не обходили острые моменты, а старались объективно, насколько об этом говорят документы, и Артем сейчас, я думаю, добавит по этому поводу, объективно говорить и о тех битвах, которые, к сожалению, по ряду причин были нами полностью проиграны.

А.ДРАБКИН: Да. Достаточно мы говорили о штрафбатах, мы говорили о тяжелом поражении в Крыму. Естественно, мы не обходили и потери наши. То есть там всё это дело указывается. Старались дать картину максимально, то есть и такую, и такую точки зрения. Да, мы говорили, потери, но мы говорим, почему так произошло. Штрафбаты? Да. Почему? Что такое заградотряды? Чем они занимались? Это не расстрел невинных, задержание дезертиров. И мы давали сравнение, инфографику о том, какие реально по отчетам были потери, ну, какой процент был расстрелян, какой процент был возвращен просто в свои части, причины, по которым эти отряды создавались, и их эффективность. Ну, вот это всё мы постарались, конечно, изложить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Лев пишет: «Артему Драбкину. Дайте ваш контакт. Мой отец летал на Ил-2. У меня есть интересная история летчика-штурмовика». Куда Льву можно писать?

А.ДРАБКИН: Моя фамилия drabkin-собака-yandex.ru.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, Лев, пожалуйста, присылайте свои…

В.РЯШИН: Можно также отправить, если в виде некоей заявки, можно отправить также на наш адрес в компанию info@starmediafilm.ru.

Е.АФАНАСЬЕВА: Александра 14-ти лет пишет: «Здравствуйте. Ищу информацию по 145-й стрелковой дивизии. Не могли бы вы подсказать, где можно раздобыть хоть какую-то информацию? Заранее спасибо за ответ». Артем, можете Александре 14-ти лет что-то посоветовать?

А.ДРАБКИН: Центральный архив Министерства обороны.

Е.АФАНАСЬЕВА: Виктор из Пермского края интересуется, где можно посмотреть сериал в интернете? Влад?

В.РЯШИН: В интернете можно посмотреть на нашем канале в YouTube. Да, плюс, естественно, на сайте Первого канала, я думаю, он тоже есть. На нашем канале в YouTube. То есть в YouTube просто набираете в поиске «Стар Медиа», заходите на канал и бесплатно в HD-качестве можете посмотреть те серии, которые уже вышли в эфир.

Е.АФАНАСЬЕВА: А есть уже готовые, которые еще не вышли? Есть уже?

В.РЯШИН: Есть несколько серий, которые не вышли в эфир. Их, естественно, в интернете сейчас нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пока нет. Вот у меня какой вопрос. Вот сейчас в достаточно сложное время вышли серии как раз и о битве за Киев, и о битве за Севастополь, и компания «Стар Медиа» работает одновременно и на рынке российском, и на украинском. Шел ли этот сериал на украинских каналах?

В.РЯШИН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: И какая реакция там?

В.РЯШИН: Он шел в эфире на телеканале Интер несколько лет назад. И пока всё еще права на территории Украины принадлежат именно этому каналу. Это, в общем-то, канал-лидер украинского вещания. И какая может быть реакция? Только положительная.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть нет ли каких-то сейчас спорных моментов, именно когда идет речь о битвах за Киев?...

В.РЯШИН: А какие там могут быть спорные моменты? Как бездарно позволили в 1941 году, как бы, потерять полстраны? Ну, об этом в наших сериях говорится, и причины, и детали операции. Это всё подробно, очень подробно. Как возвращали, тоже об этом очень подробно. Поэтому какие там еще могут быть спорные моменты?

Е.АФАНАСЬЕВА: Какие еще серии вышли уже в эфир? Вот, мы назвали 3, которые вышли в этом году, это Киев, Севастополь, Ржев. Вы сказали про Сталинград. Какие еще серии уже были показаны?

В.РЯШИН: Были в эфире Барбаросса, Битва за Москву, Блокада Ленинграда, Сталинград, Курская дуга, Операция Багратион, Освобождение Европы, Битва за Берлин. Вот, не было еще Битвы за Японию, насколько я помню, в эфире.

А.ДРАБКИН: Еще были там тематические у нас – Битва за море, Битва за воздух, Партизанская война.

В.РЯШИН: Вот, по-моему, они как раз и не вышли еще.

Е.АФАНАСЬЕВА: Они еще выйдут, да? Планируете ли вы продолжать производство или, вот, будут показаны те серии, которые еще не вышли, и тогда будет? Есть ли материал, который еще вы можете превратить в новые серии проекта?

В.РЯШИН: Вы знаете, мы как раз об этом недавно говорили на Первом канале. И эта же тема поднималась на встрече с Владимиром Мединским, министром культуры, который является одним из почитателей и людей, поддерживающих наши вот такие исторические начинания. И кроме того, на сегодняшний день Российское военно-историческое общество и Министерство культуры поддерживают несколько наших проектов исторических, которые мы сейчас производим. Это Первая мировая война, 8-серийная доку-драма. Это 12 заграничный поход русской армии, то есть после Бородино, освобождение, по сути, Европы от Наполеона. И несколько других исторических проектов.

Так вот отвечая на ваш вопрос, действительно, есть желание, ну, наверное, не продолжать «Великую войну», а сделать что-то новое. И на сегодняшний день совместно с Артемом, опять же, и с Владимиром Анатольевичем Золотаревым, и с нашей командой, которая делала «Великую войну», мы разрабатываем проект под рабочим названием… Ну, наверное, он так и будет называться «Солдаты». Артем, расскажи чуть подробней.

А.ДРАБКИН: Ну, это, в общем, наверное, скорее всего, будет 6 серий. Так скажем, мы спустимся с уровня фронтов до уровня батальонов. И покажем войну такую, какой она была, вот на этом уровне, то есть какие-то операции. Скорее всего, будет там Мамаев Курган, Десант Ольшанского, Малая Земля и еще какие-то операции, которые были локальны, но на которых проявились лучшие качества советских воинов и, в общем и целом, успешные, достаточно успешные операции.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дмитрий задает вопрос: «Использовали ли вы при написании сценария воспоминания своих родных о войне? Артем?»

А.ДРАБКИН: Ну, у меня отец прошел войну с первого до последнего дня. Но я не использовал, потому что в моей, так скажем, на моем сайте почти 2 тысячи интервью с ветеранами, и у меня было достаточно материала, чтобы его использовать при создании этих фильмов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Влад интересуется: «Ваше мнение, почему не открывают полностью архивы, связанные с Великой Отечественной войной?» Артем?

А.ДРАБКИН: Это хороший вопрос скорее к Алексею Исаеву, который больше работает именно в архивах. Но я могу сказать, что по моим с ним разговорам архивы, большая часть архивов открыта. Нету людей, которые туда ездят и работают. Очень многие вещи, которые он поднимает в архиве, он был первый, который открывает их. Нет людей, которые ездят в архивы, работают. Мы все работаем со вторичными источниками.

Е.АФАНАСЬЕВА: А почему, как вам кажется?

В.РЯШИН: Проще.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы не привыкли работать с первоисточником?

А.ДРАБКИН: А работать у нас мало кто любит.

Е.АФАНАСЬЕВА: Илья еще раз вопрос задает, Илья из Ярославской области: «Узнали ли вы для себя, что открыли нового для себя в связи с этим проектом? Повлиял ли, изменил ли этот проект ваши личные взгляды и убеждения?» Влад Ряшин?

В.РЯШИН: Вы знаете, ну, я в каждом нашем проекте и документальном, особенно в документальных, да и в игровых, где тоже, в общем-то, мы стараемся не уходить далеко в придуманные истории, но от того исторического фактожа, который был, той эпохи, которая была, да? Так вот каждый проект – он дает что-то новое. Конечно. И открывает какие-то те детали, которые, скажем, которые я там по каким-то причинам не знал. Опять же, их не было раньше в других документальных фильмах или их тем более не было (этих деталей) в каких-то учебниках истории и даже в книгах, которые я читал о Великой Отечественной войне. Поэтому каждый проект – он открывает.

Сейчас мы активно занимаемся, как я уже сказал, проектом «Первая мировая война». И я для себя там открыл тоже огромное количество даже, так сказать, не просто фактов, а пластов. Пластов информационных, которые меня…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, та война еще меньше известна современному поколению.

В.РЯШИН: ...которые меня удивили и поразили.

Е.АФАНАСЬЕВА: Он, наверное, в этом году будет, к столетию?

В.РЯШИН: Да, он будет готов к осени. Я думаю, что к осени. Во всяком случае, к осени он будет готов. И насколько я знаю, Первый канал планирует показ где-то осенью.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте попробуем принимать звонки. Уважаемые слушатели, вы можете попробовать дозвониться нам в прямой эфир. Телефон 363-36-59, код Москвы 495. Если у вас не получается дозвониться, вы можете присылать SMS +7 985 970-45-45. Ваши вопросы Владу Ряшину, Артему Драбкину о проекте «Великая война». Добрый вечер?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут? Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: (НЕРАЗБОРЧИВО).

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. Ну это у нас, к сожалению, те, кому нечего делать. Добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Вадим, из Санкт-Петербурга я.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня к Артему и Владу такой вопрос. В своих фильмах они упоминали о совершенно секретном совещании 24 мая 1941 года, когда присутствовали все командующие будущие плюс руководство военно-морских сил и военно-воздушных сил? Я вот просто знаю, до сих пор стенограмма этого совещания 6-часового грифована грифом «Совершенно секретно особой важности». А там шла как раз речь на этом совещании о подготовке к войне. У вас эта тема используется в ваших фильмах?

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за вопрос. Артем?

А.ДРАБКИН: Нет, мы не упоминали. Но если тем более это секретное совещание под грифом «Секретно», у нас нет информации. Мы использовали те документы, до которых мы можем дотянуться. Это архив и ЦАМО, и архив (НЕРАЗБОРЧИВО), и Бундес-архив. Если что-то, действительно, засекречено и за семью печатями, мы не можем это использовать – это слухи.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть 70 лет спустя еще остаются документы, которые засекречены?

А.ДРАБКИН: 70 лет спустя и еще будут оставаться документы, например, чрезвычайных происшествий. Никогда вам не дадут документы в архиве чрезвычайных происшествий. Это правильно. Это сохранение, так скажем, данных личных.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звонок попробуем принять. 363-36-59. Добрый вечер?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый вечер. Иван, Москва.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, Иван.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня такой вопрос. А на каких документах, на каких материалах были основаны ваши утверждения по заградотрядам в ваших фильмах?

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за вопрос. Артем?

А.ДРАБКИН: На документах «Приказ 227», а также отчетах НКВД.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вопрос: «Как вы фильтруете достоверную информацию от вымысла?» — спрашивает Сергей из Пензы.

А.ДРАБКИН: Документы, скажем так… То есть, скажем, если мы используем документы, это мы считаем достаточно объективной информацией. Если мы используем воспоминания, то это, естественно, субъективная информация. Но естественно, субъективные моменты мы используем в своем…

В.РЯШИН: Ну, у нас, кстати говоря, в нашем фильме, опять-таки, тот, кто видел серии, тот вспомнит и поймет, о чем идет речь. Мы абсолютно по-разному подавали информацию. Там, где мы подавали исторические справки, мы это и подавали в виде документов. То есть мы старались обратить внимание зрителя на то, что это документы. Там, где были воспоминания, то мы, опять же, подавали это как воспоминания, то есть что подразумевает некий субъективизм возможный.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звонок примем. 363-36-59. Добрый вечер?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: С Москвы Петр Степанович.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, Петр Степанович.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел бы задать такой вопрос. Какая роль в этих фильмах была отдана генералиссимусу Сталину?

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за вопрос. Влад?

В.РЯШИН: Роль ровно та, которую он принимал как Верховный главнокомандующий страны, руководитель Ставки Верховного главнокомандования. И, соответственно, та роль, которая привела, с одной стороны, к тем поражениям, которые были в 1941-м и 1942-м годах и победам в это же время, да? Их было меньше. Так и о роли, которая у него была в 1943-м и дальше, что, собственно, помогло случиться тому, что случилось. То есть мы, опять же, никакой идеологии… То есть наш фильм, боже упаси, не был направлен на исследование роли личности Сталина, его подвиги или преступления. Не об этом, совсем не об этом проект.

А.ДРАБКИН: Речь в этом проекте больше идет о противостоянии русских и немцев, и том, какие решения принимались и какие действия происходили. И намного меньше о политике.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звонок. 363-36-59. Добрый вечер?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Анатолий, Москва. А у меня вопрос к Артему Драбкину можно?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да-да, вы в эфире, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: А я хочу спросить, вот, из серии книги «Я дрался на Т-34», «Я дрался на Ил-2» еще какие-нибудь книжки есть у них?

А.ДРАБКИН: Да, есть, конечно. Сейчас эта серия составляет практически полтора десятка книг, и там и пехота есть, и истребители. В общем, я думаю, что если вы зайдете на любой интернет-магазин, Озон.ру, например, то вы найдете там практически всё, что было издано.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звонок. Возможно, последний на сегодня. Добрый вечер. Добрый вечер, алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей, Москва.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Хотелось бы узнать, насколько дорог данный проект в производстве? И насколько он окупаем?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, это явно к Владу вопрос.

В.РЯШИН: Ну, он, действительно, дороже всех документальных проектов, выходивших до. Ну, не буду так прямо, наверное, всех под одну гребенку, поскольку был очень качественный, в том числе дорогой, естественно, проект «Намедни» Леонида Парфенова. Данный же проект… То есть я не знаю, сколько стоило «Намедни», например, но я знаю, что, естественно, Первый канал, понимая те технологические сложности и уровень задачи, понимая это, в общем-то, выделил бюджет больше, чем обычно, скажем так. Конечно, никаких цифр я называть не буду, это не вопрос, так сказать, даже конкретно лично мой, да? Это вопрос еще и, как бы, неких коммерческих отношений с каналом. Поэтому скажу так, что это коэффициент, наверное, два к одному.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вопрос без подписи из Петербурга: «Не сталкивались ли вы с тем, открыт ли архив адмирала Требуца?» Артем?

А.ДРАБКИН: Нет, я не сталкивался. Военно-морская тема – не мой конек.

Е.АФАНАСЬЕВА: Илья спрашивает: «Скажите честно, подвергались ли ваши фильмы цензуре?»

В.РЯШИН: Вы знаете, вот, недавно мы сделали еще одну доку-драму, она вышла в эфире в конце прошлого года на Первом канале «Романовы». Так вот, да, кроме того, в свое время мы… Быть может, опять-таки, кто-то из наших слушателей помнит, в эфире канала ТВ Центр был такой наш проект анимационный, короткие мультфильмы по 3-5 минут «История государства российского» по Карамзину. Так вот хотите верьте, хотите нет, но никаких совершенно пожеланий или конкретных каких-то действий, связанных с цензурой, не было. Но, конечно, было обсуждение вначале. То есть каким образом, вот, какие акценты, скажем так, мы хотим расставить, чтобы привлечь молодую аудиторию? Вот это обсуждалось, да? Цензуры как таковой не было. Ни в одном из вышеперечисленных проектов. Кстати говоря, по поводу «Истории государства российского» был интересный момент, когда нам несколько человек задало вопрос. Ну, потому что, все-таки, тема-то ничего себе, да? И задан вопрос был «А как вы собираетесь обходить те самые острые какие-то моменты и что-то еще, и что-то еще?» На что ответ наш был очень простой, что, ребят, все претензии не к нам, а к Карамзину.

А.ДРАБКИН: Я бы хотел сказать, что есть такое понятие как внутренняя цензура. И она всегда, конечно, присутствует при создании любого произведения.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще раз просят повторить сайт. Влад сказал, что это компания Стар Медиа на YouTube. Набираете «Стар Медиа» и там смотрите. И Первый канал – там в разделе документального кино можно увидеть и эти проекты.

Вот, что бы вы ответили Нате из Пензенской области, из Пензы, которая пишет «Давайте уже о будущем, а не о прошлом?»

В.РЯШИН: Давайте. Ну, во-первых, как я уже проанонсировал, что совместно с Первым каналом, Министерством культуры и Российским военно-историческим обществом мы сейчас в процессе производства 8-серийной доку-драмы «Первая мировая война».

Е.АФАНАСЬЕВА: Что гораздо более интересно. Вернее, не более интересно, а более неизвестно, вот так скажем.

В.РЯШИН: Недавно мы закончили съемки, и я думаю, что к осени будет готов к эфиру этот 2-серийный фильм тоже документальный, который называется «Кронштадт 1921», посвященный, собственно, мятежу в 1921 году.

В этом году 200-летие со дня… Вот единственное, 200-лений юбилей, но рождения ли? Надо проверить – боюсь сейчас ошибиться. Но фильм будет посвящен Лермонтову.

1814-й год рождения.

В.РЯШИН: Рождения. Соответственно, значит, 200-летие со дня рождения.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что? Мы заканчиваем эфир. В гостях сегодня был Влад Ряшин, генеральный продюсер компании «Стар Медиа» и продюсер проекта «Великая война» и соавтор сценария Артем Драбкин. А я с вами прощаюсь, как ни странно, совсем ненадолго – я сегодня после 23-х буду еще в гостях у Плющева и Борисова в «Эходроме». Елена Афанасьева. Так что ненадолго расстаемся. Всего доброго.

В.РЯШИН: Всего доброго, до свидания.

А.ДРАБКИН: До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире