'Вопросы к интервью
Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Мы сегодня хотели поговорить об импровизации на телевидении. Одним из поводов стала премьера программы «Большой вопрос» на канале СТС. Надеялись, что и постоянный ведущий «Эха Москвы», но спортивных программ Василий Уткин, который в очередной раз дебютировал в роли шоумена, будет в студии. Но, вот, к сожалению, у Васи высокая температура. Мы надеемся дозвониться ему по телефону. А в студии не менее замечательный шоумен и импровизатор Александр Пушной. Здравствуйте, Саша.

А.ПУШНОЙ: Здравствуйте, друзья.

Е.АФАНАСЬЕВА: И продюсер, теперь исполнительный продюсер СТС-медиа Руслан Сорокин.

Р.СОРОКИН: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сделавший в своей жизни огромное количество программ, именно, я бы сказала, человек, который подвижник телевизионной импровизации, потому что и «Южное Бутово», и сейчас я все даже и не вспомню.

Р.СОРОКИН: И шоу «Ни бе, ни Ме, ни Хилла». А до этого было «Слава богу, ты пришел», кстати, тоже на СТС.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Тоже на СТС. Так что все эти программы…

Р.СОРОКИН: Оттуда всё началось.

Е.АФАНАСЬЕВА: Оттуда всё началось, да.

А.ПУШНОЙ: Там же и продолжается теперь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, не рассказывайте всё сразу, Саша, а то вы решили сейчас всё сразу сказать. Если у вас есть вопросы, если вы хотите поучаствовать в обсуждении, если вы уже успели посмотреть программу «Большой вопрос» и у вас есть своя точка зрения по поводу этой программы, а также если вы хотите задать свои вопросы Александру Пушному и Руслану Сорокину, +7 985 970-45-45 – наш SMS-номер. Во второй части программы как обычно мы сможем и по телефону поговорить с вами.

Время ли сейчас для телевизионной импровизации? Или телевидение ушло в строгие заданные рамки хорошо снятых форматов, где уже все выверено, вычищено?

Р.СОРОКИН: Саш, я начну. Прости.

А.ПУШНОЙ: Давай-давай. Нет, просто и про проект просто расскажи подробнее.

Р.СОРОКИН: Да. Для тех, кто не видел большой вопрос, это такая давняя сумасшедшая мечта совместить два, казалось бы, несовместимых жанра – это интеллект и чувство юмора. Вот, я – большой поклонник «Что? Где? Когда?», всегда с детства, то есть я рос и смотрел, и развивался, и отчасти многое узнавал оттуда. И всегда мне было любопытно, и даже играл в «Что? Где? Когда?», которые по регионам распространялись. Вот, в Белоруссии, откуда я сам родом, ходил в местные клубы, любопытствовал. Это было очень азартно.

Этот азарт впитал я, собственно. И другой жанр – пройдя некую квновскую школу и получив там азарт от самого интересного, горячего и быстрого, и увлекательного конкурса «Разминка», где рождается юмор за считанные секунды, вот, мне показалось, что это может быть интересным. И это, действительно, такая получилась задача. Мы так, даже условно называем «Смешной «Что? Где? Когда?» нашу программу.

Это собственный формат. Родился он на стыке, скажем так, вот этих двух жанров, и где человек может не только услышать интересную версию, умную и правильную версию на заданный вопрос, а все вопросы основаны на существующих фактах, они из нашей жизни, любопытных фактах. Мы просеиваем порядка там 2 тысяч к каждому пулу, съемочному периоду вопросов, и где можно услышать не только ответ любопытный, но еще и пошутить.

Так вот программа «Большой вопрос» — это соревнование.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так что важнее: правильно ответить или пошутить?

Р.СОРОКИН: Так вот это и есть самый главный вопрос. То есть что побеждает в каждой программе, это должен посмотреть зритель. Потому что иногда побеждают те, кто правильно отвечают, иногда те, кто отвечают остроумно. И это вот соревнование.

А.ПУШНОЙ: И главная задача еще программы (давайте не забывать), что главная суперсвехзадача этой программы – это…

Е.АФАНАСЬЕВА: Александр уже побывал участником.

А.ПУШНОЙ: Да, я был.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас расскажет.

А.ПУШНОЙ: Мне даже довелось выиграть в этой игре, что мне особенно приятно.

Р.СОРОКИН: Ой, не скромничай.

А.ПУШНОЙ: Но главное, что мне не удалось сделать: даже выигравший человек никогда не может похвастаться тем, что он рассмешит Василия Уткина в хохот. То есть максимум… Если Василий улыбается на вашу шутку, значит, вы пошутили гениально. То есть если Василия рассмешить вот так прямо в хохот, знаете, закинув голову назад, если такой человек найдется на планете Земля, который сможет это сделать, ну, я не знаю. Мне рассказывал Шац, что он однажды так рассмешил Василия.

Е.АФАНАСЬЕВА: В эфире? Или, все-таки, не под запись?

А.ПУШНОЙ: Без Василия мы не сможем это дело проверить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас, когда дозвонимся Василию Уткину, спросим.

Р.СОРОКИН: Что вообще, в принципе, его рассмешить может.

А.ПУШНОЙ: А, кстати, я подхвачу. Знаете… Ну, Руслан, ты же играл в «Что? Где? Когда?». У меня просто одно время была история, мы работали с Владимиром Молчановым, известным игроком «Что? Где? Когда?». Он мне рассказал, что есть у каждого игрока в команде роли свои. Есть, например, так называемый ТПД, Том прямого доступа. Ну, это Анатолий Вассерман. Это человек, который знает всё, и Том прямого доступа – это переводится дословно. То есть человеку задают вопрос, он тут же у себя сканирует память и отвечает мгновенно. Есть интуит, человек, который из двух ответов выбирает правильный, как ему кажется. И есть такой реальный просто персонаж, задача человека, есть такой в кавычках дурак в команде.

Вот этот дурак в команде… Я говорю «А зачем он нужен?» Бывает так, что вопрос ставит всех в тупик. У Тома прямого доступа нет прямого ответа, интуит не может выбрать из двух вариантов, потому что их нет, и команда просто сидит молча. И в этой ситуации вот этот тот самый дурак должен сказать какую-то глупость явную, то есть пошутить.

Р.СОРОКИН: Которая часто служит правильным ответом.

А.ПУШНОЙ: И это становится если уж не правильным ответом, то таким мощным толчком к обсуждению и реально выводит на какую-то мысль.

И, кстати, я заметил, в программе, когда мы играли в «Большой вопрос», что иногда ребята, пытаясь… Они понимали, что они точного ответа не знают, ну, правильного. Они начинают на эту тему шутить, и через шутку вдруг неожиданно на него, на правильный ответ выходят.

Р.СОРОКИН: Это, кстати, как раз и есть главная стратегическая некая задача проекта, можно ли через чувство юмора дойти до сути какого-то вопроса, какого-то факта.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, здесь Александр Пушной в студии и Руслан Сорокин. Мы говорим об импровизационных и новых, и не новых форматах на наших телеканалах, в частности, поводом стала премьера программы «Большой вопрос» на канале СТС.

Александр, вы в своей творческой биографии работаете как в жанре импровизации. Ну, «Слава богу, ты пришел» участвовали.

А.ПУШНОЙ: 8 раз, по-моему.

Р.СОРОКИН: Да и «Хорошие шутки».

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, «Хорошие шутки», соответственно, участвовали. И есть форматы, которые вы работаете как ведущий классический. Ну, «Галилео» — самый брендовый ваш формат, где, вероятно, нет такой импровизации. Или, все-таки, роль импровизации в хорошо заранее прописанных сценариях тоже велика?

А.ПУШНОЙ: Ну, вот, Руслан не даст соврать, мы когда-то… Наверняка же любой человек, особенно автор (Руслан, естественно, относится к этим людям, которые пытались иногда вывести ту самую формулу и понять, что такое)... Вот, самое смешное – это про что. И как показывает практика, и, по-моему, даже уже Марфин с этим занимался с (НЕРАЗБОРЧИВО), сканировали весь КВН и выяснили, что самое смешное –это про сейчас. То есть самое смешное – это актуальное. То есть всегда актуальная шутка смешнее, чем не актуальная всегда. Импровизация в этом смысле – это то же самое. То есть пошутить на только что заданный вопрос как-то смешно – это всегда интересней, чем просто заготовить какой-то там интересный рассказ и начать его рассказывать.

Р.СОРОКИН: Я могу даже сказать, у нас уже прошли 2 программы в эфире. Премьера прошла, ее очень хорошо оценили зрители.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот как раз есть вопрос из Пермского края, правда, без подписи: «Спасибо большое за программу «Большой вопрос». Очень смешно. Какие рейтинги у программы?»

Р.СОРОКИН: Рейтинги хорошие. Программа в своем таймслоте занимает третью позицию, конкурирует с серьезными такими брендовыми проектами как «Голос», между прочим, и некоторым образом даже, наверное, часть зрителей чуть-чуть отнимает у таких программ.

А.ПУШНОЙ: Это еще когда Василий не поет, заметьте.

Р.СОРОКИН: Да. Еще Василий начнет свои детски песни исполнять. Всё хорошо, программа прошла 2 эфира. Дай бог ей такого же успеха. И, вот, вторая программа, во второй программе у нас участвовал Анатолий Вассерман. И он не выиграл в программе, хотя, последним всегда давал…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть программа не про знания, вот это линейное, о котором Александр сказал?

Р.СОРОКИН: Нет, я скажу даже о другом. Прекрасная артистка…

А.ПУШНОЙ: На «К».

Р.СОРОКИН: Да. Анатолий Вассерман проиграл по количеству правильных ответов. То есть вы можете себе представить? То есть он проиграл игру, именно давая правильные ответы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Уважаемые слушатели, если вы хотите посмотреть игру, в которой проигрывает Вассерман, это…

Р.СОРОКИН: Юлия Ковальчук. Как я мог забыть!

Е.АФАНАСЬЕВА: Это певица, да. Если вы хотите посмотреть, как Вассерман проигрывает Юлии Ковальчук, это в «Большой вопрос».

Р.СОРОКИН: Да, можно увидеть это в онлайн.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, а так примерно и надо говорить, что Анатолий Вассерман проиграл Юлии Ковальчук. Но это «Большой вопрос».

Е.АФАНАСЬЕВА: К сожалению, что-то мы не можем дозвониться Василию Уткину. Может быть, заснул, бедный, с высокой температурой. Мы еще попробуем в перерыве, когда будет выпуск новостей.

Вот о чем я хотела спросить Руслана Сорокина. Вы как продюсер делали много разных форматов, где импровизация крайне важна. Но импровизация, как любой человек знает, у вас большое, например, там студийное шоу типа «Южное Бутово», сидят зрители, камеры, свет, съемочные группы, это всё стоит огромных денег, а, вот, не прет у ваших участников сегодня. Какова доля качественно выполненных заготовок, полуфабрикатов и всего прочего?

Р.СОРОКИН: Я буду сейчас жаловаться, я сейчас буду жаловаться, давить на слезу. Во-первых, хочется сказать спасибо каналу СТС, который поддерживает такие эксперименты, потому что это, действительно, эксперимент, вы абсолютно правы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы сейчас про «Большой вопрос»?

Р.СОРОКИН: Я сейчас про «Большой вопрос» и, в принципе, про жанр импровизации, потому что «Большим вопросом» мы открываем вместе с Вячеславом Муруговым, такое, стратегическое решение. Это очень правильное стратегическое решение: открываем жанр, который называется айкьюмор.

Е.АФАНАСЬЕВА: От слова «айкью».

Р.СОРОКИН: Айкью, да, и юмор. То есть это мы его вот таким образом назвали, это такое наше авторское название. И в этом жанре будут появляться еще другие программы. И это, действительно, заслуживает уважения, потому как это самый неблагодарный жанр.

Объясню, почему. Я с этим сталкивался на разных этапах…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть либо умный, либо веселий.

Р.СОРОКИН: Нет-нет, всё гораздо сложнее. Суть в том, что если смешно, зритель пишет «Это не импровизация, мы не верим. Это подготовленное шоу, шутки все придуманы, шутки все прописаны». Если не смешно, зритель говорит «Это не смешно, это не интересно, я не буду смотреть эту программу, потому что не смешно».

Импровизация, действительно, подготовлена. Но это, действительно, импровизация. Суть в том, что создатели программы, авторы…

Е.АФАНАСЬЕВА: Так вот в этом и вопрос – как подготовить импровизацию, чтобы она была импровизацией, но она была уже всячески взращена?

Р.СОРОКИН: Есть рецепт.

Е.АФАНАСЬЕВА: Делитесь рецептом.

Р.СОРОКИН: Творческая группа должна сама всегда проигрывать игру, проигрывать среди себя игру, потенциально оценивая возможность рождения той или иной шутки.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть когда вы делали «Южное Бутово», вы сначала выходили вместо Сережи Светлакова?

Р.СОРОКИН: Мы не выходили, мы сидели за круглым столом.

Е.АФАНАСЬЕВА: И вместо него ходили по вот этой импровизированной квартире?

А.ПУШНОЙ: Прощупывать, есть там вообще про что шутить или нет.

Р.СОРОКИН: То есть вот смотрите, вот, что касается Южного Бутова, там закладывались такие микробомбы. Много реквизита, который можно взять в руки и что-то с ним сделать.

В «Большом вопросе» абсолютно та же ситуация. Тот факт, который мы принимаем в игру, в нем должно быть, во-первых… Ну, кроме того, что он должен быть любопытным.

Е.АФАНАСЬЕВА: Приведите пример. Не все еще за 2 выпуска успели посмотреть ваш айкьюмор.

Р.СОРОКИН: Ну, вот, Саша расскажет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Саша, расскажите. Вы играли.

А.ПУШНОЙ: Я вам расскажу сразу историю. Собственно, Руслан даже в этой ситуации был вынужден по громкой связи на меня немножечко надавить в нужном направлении. Ситуация была какая? Я пришел, естественно, волновался. Нам было предложено «Давайте мы вам, может, как-то поможем» — «Не-не-не. – Мы сказали, — не, нам ничего не надо».

Р.СОРОКИН: Обозначим темы даже. Просто темы.

А.ПУШНОЙ: Я говорю «Нет, ничего не надо». Причем, это не я сопротивлялся, а больше всего сопротивлялась, по-моему, Слава, певица. И, короче, мы вышли, сели за стол и Вася читает первый вопрос. И у меня страшное дежавю, я понимаю, что вот это я в свое время рассказывал в «Галилео» в качестве подводки или отводки. А история такая, что Джорджа Вашингтона одно время пытались отравить. «Какой ягодой?» — спрашивает Вася. Я помню, что это, вроде, были помидоры (считалось, что томаты ядовитые)...

Р.СОРОКИН: В этом и подвох: не все знают, что помидор – это ягода.

А.ПУШНОЙ: В итоге я, зная правильный ответ, пытаюсь как-то на эту тему пошутить, но видно по моим глазам, что я просто счастлив от правильного ответа и выпалил правильный ответ. И, в общем-то, расслабился. То есть когда я правильно ответил… А для меня же это удивительная история: я и правильно ответил, еще в какой-то программе на эрудицию.

Р.СОРОКИН: Тем более удивительней для зрителя: Саша и правильный ответ.

А.ПУШНОЙ: В итоге, значит, проходит какое-то время, мне Руслан по громкой говорит: «Слушай, ты сюда пришел чего вообще, свои знания показывать?»

Е.АФАНАСЬЕВА: Шутить или правильно отвечать?

А.ПУШНОЙ: Да. «Давай, как бы, играйся с темой». Я говорю «А, ну ладно». Ну, на мое счастье все остальные вопросы я не знал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пришлось шутить.

А.ПУШНОЙ: Ну, пришлось как-то выкручиваться, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот как раз Евгений задает по SMS вопрос «Что важнее, правильный или остроумный ответ?»

Р.СОРОКИН: В этом суть программы. Пусть каждый зритель для себя оценит. Для нас, на самом деле, очень хорошо, когда появляются правильные версии. Мы прям сидим… Ну, всех приглашаем людей, которые умеют импровизировать, и, естественно, это первичная реакция. Это и хорошо. В первую очередь потому что программа развлекательная. Во вторую она познавательная.

И, конечно же, когда кто-то, действительно, рождает, не зная ответ, а просто доходит до него логически… Вася иногда помогает. То это заслуживает уважения. Это круто, когда человек познает что-то внутри программы. Это прекрасно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Возвращаюсь, все-таки, к вопросу. Вот, существует у вас сложная ситуация как у продюсера – вы снимаете программу. Всё заряжено, вы должны ее снять обязательно, а что-то не идет. Какие рецепты в импровизационной программе, чтобы спасти, если вдруг не смешно, вдруг не катит?

Р.СОРОКИН: Первый рецепт – никогда нельзя снимать импровизационную программу позже 6-ти часов вечера.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что, не шутится после 6-ти?

Р.СОРОКИН: Действительно, не…

Е.АФАНАСЬЕВА:Да что вы?

Р.СОРОКИН: Ну, это так устроен мозг, наша жизнь, наш ритм жизни.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это миф, что надо снимать? Что все совы – талантливые люди, что надо снимать глубокой ночью?

Р.СОРОКИН: Ну, вот, на моем опыте я не помню ни одной успешной программы, снятой в 10 часов вечера или в час ночи, импровизационной. Это просто физически сложно. Физически сложно сохранить свежесть ума.

А.ПУШНОЙ: Я вам больше скажу. Я даже, ну, не знаю, как по поводу юмора, мне однажды рассказали, как можно определить, в какое время суток снимался сериал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да что вы?

А.ПУШНОЙ: В сериале, на самом деле, этого же не видно – там не обязательно шутить, главное говорить по тексту. Но есть один физиологический…

Р.СОРОКИН: Зевает артист.

А.ПУШНОЙ: Не-не-не. Ну, зевает – это же брак. Есть один физиологический очень интересный факт, по которому можно определить, когда человек снимал. Скорость моргания человеческих глаз напрямую зависит…

Р.СОРОКИН: Я сейчас об этом подумал как раз, да.

А.ПУШНОЙ: Вот, я вам могу сказать, что человек с утра моргает примерно за 1 кадр. Когда человек снимается в 3 часа ночи, при этом на улице радостное утро, он только что встал и пьет кофе, он моргает медленнее в 3 раза, он за 3 кадра моргает. То есть это не заметно, но…

Р.СОРОКИН: Мне нравится: теперь зрители, вернее, слушатели…

Е.АФАНАСЬЕВА: Александр, это тоже информация из программы «Галилео»?

А.ПУШНОЙ: Ну, в общем, близко.

Р.СОРОКИН: Лен, слушатели вашей программы сейчас будут смотреть сериал. Вот, надо посмотреть рейтинг.

Е.АФАНАСЬЕВА: Они внимательно смотрят, в прямом ли эфире…

Р.СОРОКИН: Как мы моргаем сейчас, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Соответствует ли это данному времени суток.

Из Кировской области Дима спрашивает «Почему так поздно начинается «Большой вопрос»? И можно ли смотреть на сайте СТС?»

Р.СОРОКИН: На сайте СТС не только можно, но и нужно смотреть. Есть портал у СТС-медиа Видеоморе, где огромное количество качественного прекрасного свежего контента. Мы задумывали такую программу, которую можно и нужно смотреть в интернете, потому что она живая, у нее небольшой хронометраж. Можно за утренним кофе или за вечерним ужином посмотреть, получить удовольствие. Она, в принципе, достаточно такая, удобная для смотрения на всех экранах.

Е.АФАНАСЬЕВА: На всех носителях.

Р.СОРОКИН: Да, на всех носителях.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дмитрий спрашивает «Обещали новый сезон «Слава богу, ты пришел!» Проект больше не выйдет?»

Р.СОРОКИН: Дмитрий, кто обещал? Ну, на самом деле, и вот это как раз то, о чем я заговорил. Линейка импровизационных программ будет состоять… Не исключено, что там появится и «Слава богу, ты пришел!»

Е.АФАНАСЬЕВА: «Но когда же выйдет шоу «Галилео» в обновленном формате?»

А.ПУШНОЙ: Ну, вроде, осенью обещают. Но, правда, это будет обновленный формат уже не ежедневный, а еженедельный. Но мы там в этом формате опять пытаемся, как бы, немножко рассказать, чтобы интересно было. Но от нас канал, в общем, требует, чтобы мы еще давали больше шоу.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть если здесь айкьюмор, то же самое? Тут шоу с юмором?

А.ПУШНОЙ: Здесь требует больше шоу, меньше информации. Ну, это, в принципе…

Е.АФАНАСЬЕВА: Энтертейнмент. Энтертейнмент чистый.

А.ПУШНОЙ: Это, как бы, требует, вроде как, зритель, но не знаю. Все прикрываются именно зрителем.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Все прикрываются именно зрителем». Это Александр Пушной в программе «Телехранитель», здесь же Руслан Сорокин. Мы говорим об импровизационных форматах на телевидении. Продолжим после выпуска новостей.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии – Елена Афанасьева. Сегодня мы говорим об импровизационном телевидении. В гостях – Руслан Сорокин, исполнительный продюсер канала СТС и создатель новой программы «Большой вопрос». А также здесь Александр Пушной, большой мастер импровизаций, и в этой программе поучаствовал уже в качестве гостя. А на связи по телефону Василий Уткин, который, к сожалению, приболел, не смог прийти в студию, но мы ему дозвонились. Василий, добрый день.

В.УТКИН: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Как вы себя чувствуете? Плохо?

Р.СОРОКИН: Надеемся.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Надеемся»? Нет, надеемся, что хорошо.

В.УТКИН: Я чувствую себя значительно хуже, чем вы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, всё равно надеемся, вы сможете ответить на несколько наших вопросов по поводу вашей премьеры. Как вам вернуться в роль шоумена?

В.УТКИН: Ну, безусловно, это радостно. Вот.

Р.СОРОКИН: Безусловно.

В.УТКИН: Но я бы сказал, что здесь… Понимаете, я отношусь к этому очень просто. Вот, если кто-то пригласил, я готов прийти, я готов туда вложиться. А дальше пусть решает тот, кто меня пригласил.

Е.АФАНАСЬЕВА: Зритель вообще обычно решает. Вася, у вас, по-моему, телевизор работает или радио (что-то). Можно выключить? Какой-то звук идет фоном.

Р.СОРОКИН: Или вы в ресторане, Василий?

В.УТКИН: Я футбол смотрю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Если можно, на несколько минут звук сделать тише футбола. Мы говорили как раз в первой части нашей программы об особенностях айкьюмора, жанра, где неизвестно, что важнее, правильный ответ или ответ веселый и удачный. Как вам показалось (вот, вы вели эти первые программы), кто побеждает, умный или сообразительный и веселый?

В.УТКИН: Ну, вы знаете, по итогам первой программы такое мнение невозможно себе сложить. На самом деле, это же некое единоборство, которое продолжается на протяжении всей программы. И если честно, я, так сказать, просто не знаю, как сложится в итоге. Вот, например, Анатолий Вассерман, человек, который очень много знает, но у которого просто ампутировано чувство юмора… Ну, просто реально ампутировано. Не хочу ничего плохого о нем сказать…

Р.СОРОКИН: Но вы уже сказали, Василий. Всё нормально. Поэтому уже можно.

Е.АФАНАСЬЕВА: По-моему, на презентации вы спрашивали его, правда ли он зарегистрировал бренд «Онотоле».

Р.СОРОКИН: Онотоле, да, это правда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я думаю, что человек без чувства юмора вряд ли бы его зарегистрировал, такой бренд на себя.

В.УТКИН: Ну да, конечно-конечно. Конечно, вы правы. Нужны явно 2 какие-то плоскости. А в остальном это уж зависит от тактики, потому что, например, вот, у нас играли, вы, скажем, еще не видели, Квартет И. И у нас была, на самом деле, идея понять, кто в Квартете И самый, типа, крутой.

Р.СОРОКИН: Что, кстати, Квартет И ненавидит, когда их сталкивают лбами.

В.УТКИН: Да-да-да, совершенно верно. И я не буду говорить, чем это кончилось. Но смысл в том, что…

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. Не будем выдавать тогда, чем это кончилось.

А.ПУШНОЙ: Самый крутой в Квартете И оказался Вассерман.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Василий, спасибо вам большое.

Р.СОРОКИН: Выздоравливайте, Василий.

Е.АФАНАСЬЕВА: Выздоравливайте.

А.ПУШНОЙ: Выздоравливай, Вась.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это был Василий Уткин, который был с нами на связи по телефону. Александр, вы когда участвовали (не вели, но были соведущим в программе «Хорошие шутки»), у вас там была определенная роль.

Р.СОРОКИН: Более того, Александр придумал исторически важный конкурс для этой программы, который назывался «АПОЖ».

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. АПОЖ – прекрасный конкурс, когда всё наоборот.

А.ПУШНОЙ: Да. Ну, мы, кстати, тоже, мы не ставили себе задачу, что это обязательно надо шутить, как бы. Импровизация, которая была в этой программе…

Е.АФАНАСЬЕВА: Может, поэтому было так бесконечно смешно?

А.ПУШНОЙ: Импровизация, которая была в этой программе, это была импровизация вокруг заданий, которые были, в принципе, сформулированы очень просто.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот я об этом и хотела спросить. Руслан только что нам рассказывал, что для того, чтобы импровизация получилась, творческая группа должна сначала почувствовать себя в роли тех людей, которые потом должны искрометно шутить и импровизировать, и пройти всю цепочку предлагаемых обстоятельств.

А.ПУШНОЙ: Посмотрите, мне кажется, что здесь в данном случае и в «Большом вопросе»как раз присутствует эта технология, очень правильная, как мне кажется. Вообще задача стоит… Ну, понимаете, мы можем ставить ее как угодно для зрителей, но зритель понимает задачу однозначно всегда. Задача – правильно ответить на вопрос.

Р.СОРОКИН: Да.

А.ПУШНОЙ: И поэтому если просто сидеть и «Давайте мы сейчас будем шутить на тему и задавать какую-то тему», это будет очень, мне кажется, ну…

Р.СОРОКИН: Это, во-первых, будет безобязательно, потому что, все-таки, должна быть цель.

А.ПУШНОЙ: Бессмысленно и тогда, как бы… Ну, то есть должен быть повод, по которому шутка должна родиться.

Р.СОРОКИН: Да, и люди собрались.

А.ПУШНОЙ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот о чем я и хочу спросить. То есть получается, что очень часто смешное высекается не из каких-то придуманных шуток или сымпровизированных, а из той ситуации, которую вы придумываете своим конкурсом, например, когда надо понять песню, спетую наоборот, или что-то в этом роде.

Где еще есть природа импровизаций не в чисто формулировке какой-то правильной шутки, а именно природа импровизации на телевидении. В чем она еще?

А.ПУШНОЙ: Природа импровизации – она в жизни, она не на телевидении. Потому что, вот, я к разговору о том, чего мы говорим. Когда вас останавливает гаишник (мой любимый пример)...

Е.АФАНАСЬЕВА: Это главная импровизация в жизни.

А.ПУШНОЙ: Да. Вот, когда вас останавливает гаишник, вы находитесь в ситуации импровизации. У вас есть повод, ну, 100%, по крайней мере у гаишника он должен быть, когда он вас останавливает. Он вас останавливает, и вы начинаете импровизировать, да? Он говорит, что «Мне кажется, что так произошло», вы говорите «Да нет, не так». Тут, конечно, не обязательно пошутить – тут важно, наверное, юмор здесь не очень важно. Но угадать правильный ответ здесь нужно сразу. Поэтому здесь то же самое.

В «Большом вопросе» задача, как мне кажется, больше, все-таки, человеку внутри команды, вот, мне кажется лично, по крайней мере, на себе такое ощущал, хочется ответить правильно. Хочется ответить…

Р.СОРОКИН: Ну, то есть блеснуть, все-таки, умом.

А.ПУШНОЙ: Хочется, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, как вы сразу выдали правильный ответ про помидоры.

А.ПУШНОЙ: Но это было неописуемое у меня счастье.

Р.СОРОКИН: Потому что поговорка осталась в силе «Встречают по одежке, провожают по уму». И, конечно же, человек умный, образованный, уходя с призом в программе, это вдвойне приятней.

А.ПУШНОЙ: Да. Анатолий Вассерман, кстати, к разговору о том, что он не обладает чувством юмора по мнению Василия, естественно, у него весь мозг абсолютно…

Р.СОРОКИН: Это по сегодняшнему мнению Василия.

А.ПУШНОЙ: Да, ну, по сегодняшнему мнению Василия. Весь мозг абсолютно у Анатолия Вассермана занят полностью информацией. И те отделы, которые отвечали за что-либо не важно за что, они полностью теперь служат только одному – хранению всей британской энциклопедии.

Р.СОРОКИН: И смешно становится, когда Анатолий достает не с той полки эту информацию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Природа смешного. А вот Яков из Свердловской области как раз горячо обсуждает тему Вассермана и юмора. Он пишет «Никогда не забуду, как Вассерман в КВН слил Сегу Мегу Драйв. А потом Маслякову пришлось проводить обратно одну из лучших команд на несколько сезонов».

Р.СОРОКИН: Анатолий – наш большой друг, мы его часто приглашаем в подобные программы. И мне кажется, это прекрасно.

Е.АФАНАСЬЕВА: И, все-таки, вопрос, конкурент ли вы «Что? Где? Когда?»? – Дмитрий Мезенцев задает. Он просто висит в воздухе.

Р.СОРОКИН: Нет. Абсолютно не конкурент. Мы – программа про другое, мы чуть другого программа, вообще в принципе другого жанра, другого настроения. Во-первых, мы не соревнуемся со зрителем. Мы, в принципе, в программе, несмотря на то, что есть победитель, это соревнование условное, это в большей степени получение полезной информации, как сказал Саша. Классно, когда ты выходишь из-за стола игрового и еще выносишь с собой пару интересных фактов, которыми потом ты можешь поделиться.

Вот, Лен, вы знали, например, что не просто так в московском метро…

Е.АФАНАСЬЕВА: Я уже напряглась.

Р.СОРОКИН: Некоторые станции объявляет женский голос, а некоторые мужской.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, не знала.

Р.СОРОКИН: А знаете, откуда? А, вот, я вам скажу. Это не просто так. Это для ориентировки слабовидящих пассажиров. Потому что в одном направлении там из центра, я не помню точно, из центра в область объявляет женский, а назад – мужской. Я могу спутать…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы давно в метро ездили.

Р.СОРОКИН: Нет, самое удивительное, Лен, что я узнал об этом от иностранца.

Е.АФАНАСЬЕВА: Потрясающе.

Р.СОРОКИН: И это стало фактом в нашей игре.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть иностранец тоже может, не понимая русскую речь, понять, в какую сторону едет.

Р.СОРОКИН: Нет, иностранец просто задался этим вопросом. Он спросил у кого-то, а почему женский, а почему мужской. Ему ответили.

А.ПУШНОЙ: Что не просто так.

Р.СОРОКИН: И на Кольцевой то же самое – в одном направлении, в другом направлении, женский, мужской голос.

А.ПУШНОЙ: Есть такой способ, как определить, что программа хорошая. Вот, мне кто-то рассказывал, что надо представить себе, что 2 парня там, ну, средних лет (не важно), твоя аудитория в метро встречается друг с другом и рассказывает. Я видел там такую программу, и там… И вот дальше если ты можешь сформулировать за 2 предложения, что там, то эта программа хорошая.

Р.СОРОКИН: А вот интересно, вот, «Большой вопрос»?

А.ПУШНОЙ: Нет, там прикольно обсуждали. И дальше он рассказывает вопрос, он рассказывает ответ на этот вопрос. И естественно, что если там возникла очень хорошая, интересная шутка, то тут же добавляют и шутку по этому поводу.

Р.СОРОКИН: Я хочу сказать, в принципе, Лен, 2 слова буквально. Это очень важно. Потому что сегодня мы говорим о телевидении, о конкуренции на телевидении, о конкуренции телевидения и интернета, и как это вообще в принципе будет жениться. И вам это как человеку, который…

Е.АФАНАСЬЕВА: Спрашивают «Только ли в России можно смотреть?» Наверное, по интернету не только в России.

Р.СОРОКИН: Я думаю, что смотреть можно везде, потому что Видеоморе, насколько я знаю..

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, насколько я понимаю, бывают ограничения, что если это чужие форматы, правообладатели не дают на другие территории. Но так как это формат ваш…

Р.СОРОКИН: Я точно задамся этим вопросом и отвечу. Сделаем так, чтобы можно было смотреть везде.

Так вот, как появился? Программу канал СТС увидел в интернете. То есть мы снимали пилот этой программы. Выложили его в интернет.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это тот редкий случай, когда интернет-программа дошла до своего телезрителя?

Р.СОРОКИН: Именно зритель решил, что этой программе быть. Ну, то есть канал заметил, увидел решение зрителя, потому что большое количество позитивных отзывов и профиль аудитории.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но интернет-аудитория – это не совсем адекватная или, вернее, совсем не равна аудитории канала.

Р.СОРОКИН: Нет, вы знаете, здесь важно, что есть динамика. Хорошая динамика. То есть ее можно как-то сравнить со знаком плюс или минус, но, тем не менее, большое количество аудитории оценило эту программу.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я вернусь к вопросу про «Что? Где? Когда?» вот в каком русле. Когда вы проводили презентацию вашей программы, моя коллега Сусанна Альперина из «Российской газеты» задавала вам вопрос, чем отличается ваш формат от «Что? Где? Когда?». И сказала, что у нее есть собственный ответ. Но не назвала. Вам она сказала собственный ответ, чем ваша программа?

А.ПУШНОЙ: Нет. У нее смешной ответ или правильный?

Е.АФАНАСЬЕВА: Я не знаю. Я думала, она вам, все-таки, рассказала. Придется позвонить Сусанне и узнать.

«А Саша Пушной будет снова записывать свои прекрасные песни и выкладывать в интернете?»

А.ПУШНОЙ: Регулярно этим занимаюсь. Ищите в интернете – оно там всё лежит.

Е.АФАНАСЬЕВА: Надо радоваться: всё еще на рингтонах расходятся.

А.ПУШНОЙ: Да, эта песня, написанная случайно, вот, как та самая импровизация, кстати говоря. Я не предполагал, что она разойдется на рингтоны. И вообще мы даже пытаемся ее сыграть на концертах – она у нас не играется так обаятельно, как было записано на одном микрофоне очень плохого качества на съемной квартире на станции метро Перово в 2002 году, по-моему.

Я вам хочу сказать по поводу импровизации, вы понимаете, какая история? Ведь, это очень такой адреналин большой в крови. И когда у тебя вот этот вот… Ну, можете себе представить, допустим, мы бы играли просто в «Что? Где? Когда?» условно, да? И не было бы у нас возможности пошутить. Вот, звенящее молчание незнающих людей за столом – оно бы так ничем и не разрешилось бы, я думаю, да? И все бы там потели бы, переживали. Может быть, наверное, с точки зрения таких вот эмоций чисто человеческих это было бы на разрыв. Но когда это вот ощущение незнания высекает из тебя какую-то попытку пошутить и иногда эта попытка бывает удачной, это, мне кажется, такой, знаете, выход адреналина в направлении.

Р.СОРОКИН: Вот, Александр-то меня и натолкнул сейчас на ответ Сусанны Альпериной, который, наверняка, был, конечно же, про прямой эфир. Большое искусство, в принципе, шутить в прямом эфире. Я думаю, что рано или поздно мы к этому придем, потому что, действительно, программа «Большой вопрос» записывается, потом монтируется и, конечно же, в монтаж попадают самые интересные моменты. Но мы стараемся, чтобы это было живое шоу. То есть съемки длятся час, а программа всего 26-минутная. Ну, так бывает на телевидении и это правильно, то есть должно что-то оставаться, должен уходить какой-то воздух. Несмешные шутки могут быть в программе, они и бывают, и неправильные версии бывают. Конечно же, главный, любимый, я думаю, принцип «Что? Где? Когда?» — это вот тот азарт, с которым зритель смотрит программу. Кстати, в прямом эфире, я сейчас задумался? Да, в прямом эфире.

Е.АФАНАСЬЕВА: На европейскую часть в прямом эфире.

А.ПУШНОЙ: Здесь и сейчас. Это рождение эмоций здесь и сейчас. Эмоции разные – любопытство, смех или просто удивление и так далее.

А.ПУШНОЙ: Кстати, была попытка в свое время. Ну, не знаю, она так и не завершилась. Но, вот, дать некое новое рождение программе «Слава богу, ты пришел!» можно было бы, если бы ее включить в прямом эфире. Потому что как ни странно (вот, мы это замечали еще), когда люди сидят в зале и выходит человек, у которого не получился так называемый сет, да? Ну, вот, его импровизация не получилась. Но ты к этому, сидя в зале вживую не относишься как к потерянному времени, потому что ты вместе с ним переживал, и тебе за него, в общем-то, было где-то обидно, где-то тяжело.

Е.АФАНАСЬЕВА: Прямоэфирность – это, вероятно, то, за счет чего телевидение может не потерять своей высокой…

А.ПУШНОЙ: Передать. Передать это, как оказалось, в записи невозможно. То есть в записи ты просто смотришь скучную неинтересную историю, да? А в зале ты это не смотришь как скучную… Ты за него переживаешь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Потому что ты не знаешь, выкрутится он или нет.

А.ПУШНОЙ: Да, как тебе передать этот нерв без прямого эфира.

Р.СОРОКИН: Это очень важно. Саша говорит об эмоции. Еще важна синхронизация с участниками.

Е.АФАНАСЬЕВА: То же самое, когда происходит голосование в прямом эфире за любимого исполнителя.

Р.СОРОКИН: Именно.

Е.АФАНАСЬЕВА: А не просто ты посмотришь, кто сейчас победил.

Р.СОРОКИН: Потому что ты сейчас на диване, а он там, у него внутри просто бурлит.

А.ПУШНОЙ: И, конечно, поведение человека на сцене, зная, что прямой эфир, это совершенно другой ритм сердца.

Е.АФАНАСЬЕВА: Алекс уточняет: «Официальный сайт не дает смотреть в Канаде. Но на YouTube есть».

Р.СОРОКИН: Приезжайте в Россию, Александр. Живите здесь, здесь прекрасно, мы здесь хорошо проводим время.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вопросы есть. «А слабо сделать вашу передачу интерактивной, чтобы зрители могли смски с ответами посылать как на «Эхо»? Рупрехт».

Р.СОРОКИН: Это хорошая идея, мы о ней думали. Спасибо за напоминание. Мы возьмем эту мысль, воспользуемся.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот нас упрекает кто-то из Тульской области: «Я не из Мск, но фишку про метро знаю давно». Ну, извините. Видите, какие мы не наблюдательные в Мск?

Из Пермского края вопрос: «Руслан, скажите, пожалуйста, будет ли второй сезон сериала «Обратная сторона Луны» и продолжение «Кабаре без границ», «Большая разница» и «Южное Бутово»?

Р.СОРОКИН: Ой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Всё сразу.

Р.СОРОКИН: Очень коротко отвечу. За этими вопросами, обращайтесь за ответом на эти вопросы к Александру Цекало, потому что он занимается этими проектами сейчас.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть Руслан больше не работает в компании «Среда», а работает на СТС.

Р.СОРОКИН: Да, да. Я больше не занимаюсь проектами компании «Среда». Но «Обратная сторона Луны 2» будет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Будет. Успокоили поклонников. «Заполните Вассерману весь банк памяти шутками, и он будет мастером экспромта», — пишет человек с ником Экспонат.

А.ПУШНОЙ: Ну, кстати, есть такое мнение, что у плохого импровизатора 10 заготовок, а у хорошего тысячи. Но всё равно заготовок. На самом деле, иногда это читается, это видно со стороны.

Е.АФАНАСЬЕВА: А еще интересный вопрос. Вы как достаточно много общающиеся люди с теми людьми, которые хорошо шутят в жизни и хорошо шутят в эфире, человек смешной и потрясающий, веселый в жизни всегда такой импровизатор может быть? Или тот, кто застолье, может рассмешить всю компанию, и душа компании, и все шутки, и все хохочут, может прийти на импровизационное шоу и вообще ничего?

Р.СОРОКИН: Как правило, жизненная органика человека, вот, каким он себя чувствует в жизни, уверен ли он в себе, занимается ли он любимым делом, это напрямую связано с тем, как он себя чувствует в этом жанре. То есть это некая свобода. На самом деле, это нельзя назвать выученным талантом, нельзя научить импровизации. Это просто… Ну, это скорее свобода и плюс образование. Потому что умение достать какие-то факты и сложить одно и другое…

Е.АФАНАСЬЕВА: Это понятно. Я чуть-чуть уточню свой вопрос. Человек, который умеет это делать в жизни. Вот, вы сидите за столом с кем-то и он вас так веселит. А потом решили, что «Я ж продюсер. Чего я просто так теряю такого замечательного человека?» Пригласили в шоу, а не работает

А.ПУШНОЙ: Ну, у меня… Нет, ну, по поводу ведешь себя, как ты себя ведешь дома? Мне же частенько задают эти вопросы, и я уже заготовил ответ.

Е.АФАНАСЬЕВА: Такой же вы дома или нет?

А.ПУШНОЙ: Он у меня родился однажды как импровизация – я просто часто его использую. Представьте себе прекрасного теннисиста Марата Сафина. Он прекрасно играет в теннис. Как вы думаете, он дома играет в теннис? Он встает утром и начинает отбивать об стенку с той же силой, с которой он…

Р.СОРОКИН: Яичницу так готовит.

А.ПУШНОЙ: Яичницу так же готовит.

Р.СОРОКИН: С помощью ракетки.

А.ПУШНОЙ: Он же с ракеткой не ходит по дому, правильно? И не бьет об стену.

С другой стороны, если вдруг он с друзьями начнет играть, грубо говоря, на пикнике, неужели, он не будет использовать свое мастерство, если ему надо будет там выиграть у кого-то? Ну, естественно, будет использовать, ну, может быть, не на полную силу. Ну и так далее.

То есть это просто… Это то же самое. Если человек умеет импровизировать, наверное, в случае, когда ему надо это сделать в жизни, он этим пользуется. И, естественно, когда его зовут и он понимает, что, собственно, это твоя задача здесь и сейчас…

Если вы не против, я расскажу одну очень позорную историю в своей жизни, и она всё равно будет скоро известна. Я был на программе «Кто хочет стать миллионером?» с Гусманом вдвоем.

Р.СОРОКИН: Позорная, потому что выиграл.

А.ПУШНОЙ: Не-не-не, позорная не потому, что выиграл. Это из разряда, что Саша хотел пошутить. Там был вопрос первый. Ну, казалось бы, первый вопрос, самый простой. Нужно просто ответить на него и идти дальше.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тупо, да?

А.ПУШНОЙ: Тупо, да. И Юлий Соломонович, надо ему отдать должное, он меня, конечно, спас. Я сейчас объясню, как. Вопрос был такой: «Пошла муха на базар и купила…» И 4 варианта ответа – самовар, боливар и так далее, да? Ну, скажи «самовар» и всё, и 500 рублей твои, звучит отбивка и идем дальше. Но Саша-то решил сымпровизировать, потому что Саша решил, что его позвали пошутить. И, вот…

Е.АФАНАСЬЕВА: Это как раз о том, что (НЕРАЗБОРЧИВО).

Р.СОРОКИН: Саша не видел в программу.

А.ПУШНОЙ: Нет, Саша программу видел. Просто Саша понял, что его-то позвали пошутить. Ну, уж всяко не надеясь на мои энциклопедические знания. И вдруг я говорю… Я не знаю, что на меня нашло, но я говорю… Я решил пошутить на этот вопрос, не отвечая на него правильно, я говорю «Вы знаете, изначально у Александра Сергеевича были все 4 варианта». Звучит музыка.

Р.СОРОКИН: Принято. То есть версия принята.

А.ПУШНОЙ: И Дибров молчит. А я продолжаю улыбаться. Дибров говорит «У какого Александра Сергеевича?» Я понимаю, что это катастрофа полная. Пытаюсь как-то говорить «Ну как? Ну, Александр Сергеевич Чуковский. Ну, вы что, вы не знаете?» И меня бросается спасать Юлий Соломонович. Спасибо ему огромное за это. Он меня бросился, знаете, как спасать? Он сказал «Дорогие друзья, вот, люди любят вот так вот, знаете, шутить-шутить на первый вопрос несерьезный. А потом, когда будет серьезный вопрос, вот там мы посмотрим, сможете серьезно ответить или нет». То есть он меня, как бы, подстраховал.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть, есть форматы, где шутить не надо.

Р.СОРОКИН: Это первая игра, где ты должен был вернуть деньги программе. Минус 200 рублей, минус 500.

А.ПУШНОЙ: А мы договорились с Юлием Соломоновичем, что будет 80 на 20 изначально.

Р.СОРОКИН: Вот. Я об этом же.

Е.АФАНАСЬЕВА: Алекс, видно, только подключился к нашей программе и спрашивает «А с кем интервью?» Это Александр Пушной в студии в программе «Телехранитель» и Руслан Сорокин, если вы только включили приемник.

«Еще вопрос Александру Пушному, — Яков Т. – Почему его стало так мало с «Галилео»? Ведь, это уникальный, отлично локализованный продукт. Я и мой племянник скучаем, и у меня такая же прическа».

Р.СОРОКИН: Короткий ответ от исполнительного продюсера СТС-медиа. Я думаю, что программа вернется и все ее поклонники, фанаты смогут насладиться и по-прежнему получать удовольствие.

Е.АФАНАСЬЕВА: А Евгения из Пензы интересует вопрос: «Знаете ли вы вопросы и ответы заранее?»

А.ПУШНОЙ: Вы имеете в виду в «Большом вопросе»?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, вероятно.

А.ПУШНОЙ: Ну, конечно, нет. Нет, понимаете, здесь вопрос такой. Если ты на эту программу пришел, то, конечно, ты имеешь право там, ну, условно, если ты в кавычках звезда, сказать «Если вы не скажете ответы, я не буду выступать». Наверное, продюсеры пойдут навстречу и что-нибудь тебе подскажут. Но кайфа человек не получит никакого вообще. Ну, что смысл садиться, зная ответ? Ну, зачем?

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы перед тем, как зайти в студию, вы начинали разговаривать и говорили много о том, что английские форматы вообще во всем мире. Есть в мире страны, в которых хорошо идут импровизационные форматы, просто это, как бы, ну, плоть от плоти, и еще начиная с дотелевизионной эры стенд-ап работал, сначала там маленькие театры, кабаре.

А.ПУШНОЙ: Стенд-ап – вообще говоря, это не импровизация. Вот, стенд-ап в том формате, в котором работает Камеди Клаб.

Р.СОРОКИН: Нет, в чистом виде… Давайте так. Вообще в принципе жанр стенд-ап – это, действительно, импровизационное.

Е.АФАНАСЬЕВА: Изначально.

Р.СОРОКИН: То есть это общение со зрителем.

А.ПУШНОЙ: Но у нас стенд-ап – это не импровизация, это заготовленный хороший скетч.

Р.СОРОКИН: Ну вот именно поэтому сейчас на канале СТС появилась еще одна программа – это ленинградский стенд-ап клаб, которая тоже идет в жанре, скажем так, нового явления юмора.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я как раз об этом хотела спросить. Как-то очень долго и очень осторожно вот этот жанр импровизационный, особенно связанный и в первую очередь с юмором импровизационным. Очень аккуратно и вкрадчиво так входят в наше сознание зрительское, в наш зрительский менталитет. Как вам кажется, уже ближе мы к возможности расширения этой палитры, этого сегмента? Люди стали воспринимать этот жанр?

А.ПУШНОЙ: Люди стали. Просто я вам еще раз хочу…

Е.АФАНАСЬЕВА: Почему? Потому что подросло молодое поколение, которое уже легко может посмотреть и их, и наше, и понимает?

А.ПУШНОЙ: Вы знаете, мне кажется, зрителю, на самом деле, искренне всё равно, шутка родилась сейчас или она была заготовлена. Вот, как мне кажется, в большинстве своем зрителю всё равно. Но драйв получает актер (и это видно, это передается зрителю), да? Драйв получает, собственно, исполнитель, драйв получают люди, которые сидят рядом.

Но основная проблема. Вы можете себе представить, вот, снимая импровизационное шоу… Я не знаю, как это Руслан справляется со своей командой. У вас сидит 6 человек. Что такое импровизационное шоу? Это значит, что в любой момент кто-то из них (кто, ты не знаешь) чего-то ляпнет и это будет смешно. И если ты это не успел снять, ты уже эту эмоцию не получишь на повторе никогда. Поэтому снимать импровизационное шоу на порядок, на 10 порядков сложнее, чем снимать, да простит меня Александр Васильевич, прекрасно снимать КВН, когда у тебя ты знаешь, в каком месте кто что скажет. Ребята делают тракт, расставляют камеры. В любой момент человек знает, кто что будет говорить.

Р.СОРОКИН: Поэтому мы посадили всех игроков за стол.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, на всякий случай.

А.ПУШНОЙ: Чтобы не бегали.

Е.АФАНАСЬЕВА: Чтобы камеры уже стояли и вы всех, если что, поймали.

В чем суть той программы, о которой вы сказали, новый импровизационный стенд-ап?

Р.СОРОКИН: Ленинградский стенд-ап клаб – это, вот, действительно…

Е.АФАНАСЬЕВА: И почему Ленинградский?

Р.СОРОКИН:Ну, потому что там много выходцев из Санкт-Петербурга.

А.ПУШНОЙ: Все. Все практически.

Р.СОРОКИН: Да, практически все. В том числе и ведущий, прекрасный Дмитрий Хрусталев. Программа как раз близка к тому, что представляет из себя жанр стенд-апа. Это общение… Имея некую заданную тему, это возможность поделиться информацией и получить фидбек от зрителя, сидящего в зале.

А.ПУШНОЙ: Фидбек, звездочка, сноска, это обратная связь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наверное, самая замечательная реплика, смска для финала программы. Артем, 10 лет, Оренбург: «Я всегда после душа делаю прическу как у моего любимого ведущего А.Пушного».

А.ПУШНОЙ: Единственная не импровизационная вещь в нашем сегодняшнем разговоре. Заготовка. (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот такую заготовку нам подарил Артем 10-ти лет из Оренбурга.

Ну что? Я желаю вам удачи в этом жанре.

Р.СОРОКИН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Потому что только живое телевидение – это настоящее телевидение. Я имею в виду живое оно может быть и снятое заранее, и сымпровизированное. Но живое как-то очень сильно отличается от вот таких консервов, которые…

А.ПУШНОЙ: Я думаю, что в будущем, когда Василий запоет, то уже не останется никаких конкурентов.

Е.АФАНАСЬЕВА: А что? Это уже вот-вот?

А.ПУШНОЙ: Ну, это не за горами.

Р.СОРОКИН: Василий просто еще об этом не знает, но я сейчас ему позвоню.

Е.АФАНАСЬЕВА: Василий, если вы нас дослушали параллельно с футболом, вам придется скоро петь. Это мы Василию Уткину сообщаем эту информацию – тут уже продюсер вам обещает.

Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья… Да, в следующее воскресенье не будет «Телехранителя». Прощаюсь на 2 недели. Спасибо Руслану Сорокину.

Р.СОРОКИН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо Александру Пушному.

А.ПУШНОЙ: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: С наступающими праздничными днями, уважаемые слушатели.

Р.СОРОКИН: Всего доброго.

А.ПУШНОЙ: До свидания.

Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

(комментарий скрыт)

babich174 28 апреля 2014 | 10:54

А чем не повод для шутки сам нацлидер?
В том числе и шутки сквозь слезы.
Или слабО г-н патриот?


28 апреля 2014 | 14:17

Ушел бы Пушной из Галилео. Зачем поганить своим присутствием и выпендрежем эту программу. Все уже придумано до вас, посмотрите КАК это делалось в СССР на допотопной технике и используя современные возможности - вперед.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире