'Вопросы к интервью
Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. И как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые определяют, каким наше телевидение будет сегодня и завтра.

И сегодня хоть и постпраздничный день, но всё равно такой, весенний, добрый и у меня такие весенние улыбки в студии, потому что 2 прекрасные дамы пришли сегодня в «Телехранитель», обе с телевидением связаны. И не просто связаны с телевидением, но и друг с другом связаны. Это не просто 2 профессионала, но мама и дочка. Диктор, которого знает старшее поколение очень хорошо как диктора Центрального телевидения, Елена Коваленко. Здравствуйте, Елена.

Е.КОВАЛЕНКО: Здравствуйте, Лена.

Е.АФАНАСЬЕВА: А ее дочку Анну Павлову вы можете регулярно видеть в эфире Первого канала. Новости называются «Вечерние новости с Анной Павловой». Ну, вот, в олимпийские 3 недели там уже не только вечерние, а и утренние, и дневные, и программа «Время», и всё, что угодно, из студии было. Здравствуйте, Аня.

А.ПАВЛОВА: Добрый вечер, Елена, добрый вечер, уважаемые радиослушатели. Всех с праздником еще раз.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. И, вот, мы сегодня вместе с Анной и с Еленой будем говорить о том, что же такое телевидение в жизни семьи, как мамы пускают дочек или не пускают на эту стезю, чем отличается телевидение советское, работа на нем человека в кадре, от постсоветского. Так как Аня уже тоже очень много лет работает, несмотря на столь прекрасный юный вид.

А.ПАВЛОВА: Это правда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Уважаемые наши слушатели, наш SMS-номер +7 985 970-45-45, вы можете задавать свои вопросы нашим гостям, комментировать. И если у нас останется время, мы примем ваши телефонные звонки. Еще раз напоминаю, Елена Коваленко и Анна Павлова.

Елена, вопрос к вам. Когда Аня решила пойти в телевизор, в ящик, что вы ей сказали, работая в телевизоре много-много лет?

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, вы знаете, когда она решила пойти непосредственно в ящик, она уже перед этим поработала в редакции информации референтом.

А.ПАВЛОВА: И ассистентом режиссера. И редактором.

Е.КОВАЛЕНКО: И ассистентом режиссера, и редактором поработала, да. Поэтому она уже хорошо изнутри всё это себе представляла. Но вообще я, конечно, ее отговаривала, потому что, ну, не очень я хотела, чтобы она какие-то потрясения переживала. Но это скорее было не профессиональное желание, а желание мамы как-то оберечь своего ребенка от каких-то неприятных возможных ощущений в этой жизни.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ань, ну, соответственно, вопрос. То, что мама работала в кадре, это как-то подтолкнуло желание выбрать эту профессию?

А.ПАВЛОВА: Да безусловно. Это не подтолкнуло. Мне кажется, это где-то на генетическом уровне уже передалось. И случилось всё гораздо раньше. Когда я первый раз перешагнула порог Останкино…

Е.АФАНАСЬЕВА: Мама привела на работу.

А.ПАВЛОВА: Да-да. И началось всё со знакомства с Игорем Леонидовичем Кирилловым. Мы встретились случайно в коридоре в маленьком здании в олимпийском комплексе Останкино. Он возвращался с эфира с Анной Николаевной Шатиловой, и он потряс меня настолько… Я остановилась как вкопанная. И он сказал несколько слов, поприветствовать маму, «Какая девочка». И когда он ушел, я сказала «Мама, это был министр телевидения?»

Е.КОВАЛЕНКО: Ань, совсем всё не так было.

А.ПАВЛОВА: Да?

Е.КОВАЛЕНКО: Да.

А.ПАВЛОВА: У меня такая версия.

Е.АФАНАСЬЕВА: (смеется) Мама помнит лучше.

Е.КОВАЛЕНКО: Нет. Вы знаете, было немножко даже смешнее, потому что она перепутала. Не министр телевидения. А просто когда они шли впереди, я ей говорю «Аня, вот это вот идет мой начальник. Это главный диктор всего телевидения». А она не расслышала…

Е.АФАНАСЬЕВА: И решила, что главный вообще на телевидении.

Е.КОВАЛЕНКО: Нет-нет. Она не расслышала. Диктор – ей показалось «директор». Она: «Директор?» И когда он обернулся, она его спросила: «А вы директор всего телевидения?»

А.ПАВЛОВА: Но потрясение осталось на всю жизнь, впечатление…

Е.КОВАЛЕНКО: Да. Игорь Леонидович, между прочим, до сих пор вспоминает.

Е.АФАНАСЬЕВА: А расскажите, Елена, как вы тогда попадали? Вот сейчас, в принципе, ну, уже более-менее часто ко мне приходят люди, которые работают журналистами, ведущими новостей. У каждого свой путь. Вот, Анин коллега Дима Борисов – его просто буквально в этой студии соседней поймала и привела на Первый канал я. А у Ани свой путь. А как тогда попадали люди? Ну, тогда телевидение было еще более чем-то совершенно недостижимым, его было намного меньше, его смотрели все тотально. Как тогда попадали на телевидение?

Е.КОВАЛЕНКО: Вы знаете, вот, несмотря на всю тотальность, о которой вы сейчас сказали, путь в ящик, как вы это называете, был гораздо более демократичным, потому что любой человек с улицы вот такой как я, не имеющий вообще никакой связи с телевидением, мог прийти на конкурс и пройти этот конкурс. И стать диктором.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть были конкурсы для дикторов, да?

Е.КОВАЛЕНКО: Конечно, да. Были конкурсы, на которые приходило очень много народу.

Е.АФАНАСЬЕВА: А там были ограничения? То есть приглашали, например, профессиональных актеров или чтецов, или кого-то? Были какие-то нормы?

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, вы знаете, даже норм не было. Было одно предпочтение – чтобы у человека было высшее образование. Потому что у нас в дикторском отделе полным-полно было народу, которые не имели актерского образования. Вот, я, например, не имела, Таня Судец не имела, Алла Данько. То есть уже люди были с законченным высшим образованием с совершенно другой профессией, не связанной никак с телевидением.

Е.АФАНАСЬЕВА: И вас там?.. Вот, вы прошли конкурс, отбор, как теперь модно говорить, кастинг. И дальше вас как-то учили? Вас готовили к тому, как надо работать на Центральном телевидении?

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, конечно, нас готовили. Естественно. Ну, как готовили? Сразу бросали в прямой эфир, тут же. То есть мы первый год все работали, как бы, по договору, только на год. И это был такой стажерский год, когда проверяли – человек в принципе может? Потому что много нужно иметь качеств для того, чтобы работать в этой профессии. И даже конкурс, который человек прошел, иногда был не показателем, потому что кроме всего прочего нужно было быть очень дисциплинированным, потому что это постоянно прямой эфир, вот так же, как у вас сегодня. То есть опоздать нельзя ни на секунду, нужно приходить за полтора-два часа, чтобы иметь возможность там принять смену, привести себя полностью в порядок, грим, прическа, переодевание. Всё это занимало время. И требовало определенной дисциплины. Поэтому, конечно, через год человек вновь должен был пройти этот конкурс, причем вместе с теми же людьми, которые шли в первый раз с улицы. То есть опять всё сначала. И далеко не все проходили.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, это Елена Коваленко, диктор Центрального телевидения, Анна Павлова, ведущая вечерних новостей с Анной Павловой и, соответственно, дочка Елены. Аня, из того, что мама рассказывает, вот, путь на современное телевидение – он сильно отличается?

А.ПАВЛОВА: Ну, наверное, сейчас уже, к сожалению, нет конкурсов. Но и человек с улицы, мне кажется, уже так просто, такого пути, прямого выхода не имеет как раньше.

Е.АФАНАСЬЕВА: А что же делать человеку, который хочет в телевизор, а, вот, нету у него?..

А.ПАВЛОВА: Ну, мы сейчас ближе, все-таки, к международной такой системе, и на федеральные каналы, как правило, уже мы берем людей с опытом работы. То есть это там региональные специалисты, ребята, которые приезжают из регионов, и у которых уже какой-то есть, все-таки, бекграунд, безусловно, потому что нет времени и…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, к счастью, стало больше каналов, где человек может поучиться, включая самые маленькие. Раньше в советское время таких не было.

А.ПАВЛОВА: Но я хотела бы добавить, кстати, поскольку я тоже успела поработать в дикторском отделе, к счастью, прошла дикторскую школу, что одно из самых главных условий это была техника речи. И готовили людей очень серьезно, ежедневные упражнения. Я помню, как я была потрясена. Когда я пришла работать референтом программы «Время» совсем еще юной девицей и когда приходила Анна Николаевна Шатилова и перед программой «Время», перед каждой программой уже тогда человек, который…

Е.АФАНАСЬЕВА: Это еще в советское телевидение?

Е.КОВАЛЕНКО: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Или уже постсоветское?

А.ПАВЛОВА: Ну, я немножечко застала Центрального телевидения, но это как раз те финальные, в общем-то, годы работы еще дикторов на программе «Время». И каждый раз даже перед орбитными выпусками программы «Время» она делала зарядку, гимнастику артикуляционную и звучала безупречно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот тогда самый напрашивающийся вопрос. Елена, насколько нормы речи современных людей, работающих в кадре, изменились по сравнению с нормами, которые были на советском, в Гостелерадио?

Е.КОВАЛЕНКО: Они очень, конечно, изменились. Меня иногда в шок приводят такие там высказывания и такие вещи, как, например, были одни у нас словари, нас по этим словарям учили – Ожегова… Ну, все знают набор этих словарей для работников радио и телевидения. И по этим словарям нас учили.

Сейчас вдруг все эти нормы поменялись. То есть можно таки так, а можно таки эдак. Мне кажется, это какие-то двойные стандарты. Они убивают язык. Я с этим не согласна в корне. Мне кажется, если какие-то есть традиции, есть уже какие-то устоявшиеся вещи, ну, это всё равно, что если люди говорят постоянно неправильно «звóнит, звóнит», от чего многих интеллигентных людей просто трясти начинает, давайте начнем все тогда говорить «звóнит» вместо принятой нормы «звонИт», правильно? Ну, мне кажется, так нельзя.

Е.АФАНАСЬЕВА: Анна, вот, вы кроме того, что вы ведущая новостей, вы долгое время работали, что называется, продюсером, организатором… Как правильно сказать? Руководителем новостей. И очень часто, наверное, человеку, руководящему новостями, приходится выбирать: то ли выпустить в кадр человека суперпрофессионального, но у него может быть какой-то небольшой дефект в произношении, еще что-то, то ли идеально говорящего, но менее профессионального. Приходится сталкиваться телевизионным руководителям с этой дилеммой или нет?

А.ПАВЛОВА: Ну, к счастью, я сейчас уже не работаю давно руководителем, есть другие люди, которые замечательно решают эту проблему. Здесь вопрос не в каких-то дефектах. Безусловно, есть ведущие, очень известные ведущие, у которых не идеальная дикция. Но за счет обаяния и за счет своих профессиональных навыков это всё абсолютно компенсируется.

Вопрос в другом. У нас в дирекции информационных программ, пользуясь случаем хотела бы рассказать, существует уникальный проект. Мы, пытаясь сохранить вот эти традиции культуры речи, отношения к слову, несколько лет назад создали совместный проект с порталом Грамота.ру. Для нас специально разработан комплекс тестов. И все люди, которые работают со словом в Дирекции информационных программ Первого канала, проходят обязательно этот тест. Причем, не только при поступлении к нам в редакцию, но и повторно через несколько лет. У нас это было уже дважды.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это тесты на произношение? Или на что?

Е.КОВАЛЕНКО: Это тесты на всё. Это тесты для редакторов, для людей пишущих – это орфография, пунктуация. Для людей, которые звучат, еще плюс ко всему это орфоэпия, безусловно.

Е.АФАНАСЬЕВА: О, да.

А.ПАВЛОВА: Это очень сложный тест.

Е.АФАНАСЬЕВА: На всех каналах огромное количество бывает замечаний зрителей внимательных, которые замечают ошибки в титрах, особенно когда бегущей строкой что-то идет, и тут же немедленно начинают их сообщать. Я вчера зато была очень удивлена, что, оказывается, не только у нас это случается, а везде появилось сообщение, что на британском Channel Four… Видно, человек, который расшифровывал, понятия не имел, кто такой российский министр иностранных дел Сергей Лавров, и в титре прошло «Sergey Lavr of». В общем, это было… То есть не только в России случаются такие вот казусы, мягко говоря, ляпы.

А.ПАВЛОВА: Ну, здесь надо понимать: мы все живые люди, и нет людей, которые не ошибаются. Все это прекрасно понимают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Прямой эфир, тем более, конечно.

А.ПАВЛОВА: Тем более прямой эфир и тем более нервы, и бывает всякое разное, и случается со всеми абсолютно. Идеальных людей нет. И задача нашего проекта была напомнить людям о том, что надо пользоваться словарями и надо обращать внимание на это. То есть как-то повысить вот эту культуру речи, отношение к слову.

Е.КОВАЛЕНКО: Что какие-то, все-таки, нормы языка есть.

А.ПАВЛОВА: Безусловно. И это сработало. Хотя, было очень много разговоров вокруг этого. Это, конечно, очень бурно наша редакция переживала. Но я считаю, что плюсы какие-то…

Е.АФАНАСЬЕВА: А были, извините, какие-то административные меры, что кто-то не прошел эти тесты и был вынужден уйти, может, с работы или из кадра?

А.ПАВЛОВА: Да, безусловно. Но не ушли люди, нет – там были административные взыскания, и люди пересдавали этот тест. Их было немного, к счастью.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть просто сели и стали учить русский язык.

А.ПАВЛОВА: Ну, стали относиться внимательней, к слову по крайней мере.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Это Анна Павлова. Елена Коваленко, пожалуйста.

Е.КОВАЛЕНКО: Вы знаете, я просто вспомнила про нашу Доску позора, которая у нас была.

Е.АФАНАСЬЕВА: В отделе дикторов Гостелерадио.

Е.КОВАЛЕНКО: Да-да-да. У нас была такая Флора Леонидовна Агеенко – она заслуженный очень человек, она следила за нашей речью, она автор очень многих словарей для работников радио и телевидения, очень образованный человек. Но она была конкретно… Ей была конкретно поставлена задача следить в эфире именно, следить в эфире, кто какие делает ошибки, и потом всё это… У нас была такая доска, и, значит, на этой доске Коваленко в таком-то выпуске сказала то-то и то-то, поставила такое-то ударение, а надо вот так-то. Все боялись этой доски.

А.ПАВЛОВА: Ну, сейчас в роли Агеенко миллионы наших телезрителей, которые тут же пишут на сайт.

Е.АФАНАСЬЕВА: На сайт, в социальные сети, куда угодно – теперь стало легче добраться. А то, что вы… У вас внуки замечательные, хоть тот, кто видит Елену сейчас в кадре, удивится. Взрослые очень. Но когда они росли, то, что бабушка столько лет говорила на идеальном русском в эфире, это им помогало или мешало? Или они, наоборот, говорили «Бабушка, ну, брось ты, можно и попроще говорить».

Е.КОВАЛЕНКО: Ой. Лен, ну, я вообще далеко не идеал в жизни. Я тоже живой человек и могу себе позволить ошибаться иногда, и всякие словечки использовать, особенно когда дети наши росли. У них свой сленг был какой-то подростковый. Я, естественно, всё это впитывала как губка и разговаривала на их языке.

А.ПАВЛОВА: Но, безусловно, особое внимание всегда было. Это да.

Е.КОВАЛЕНКО: Нет, ну, конечно. Когда они там делали явно неправильное ударение в словах или, там, какие-то вопросы задавали…

Е.АФАНАСЬЕВА: Бабушка и мама, работающие в кадре, не прощали.

Е.КОВАЛЕНКО: Да, мы всегда рядом. Нет, мы всегда поправляли, говорили, как надо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дмитрий Мезенцев интересуется: «Анна, помогало или мешало в карьере, что вы – дочь Елены Коваленко?»

А.ПАВЛОВА: Ну, мне кажется, это такой вопрос, с которым живут все дети успешных родителей. Безусловно, вначале тяжело было существовать под таким ником «Дочь Елены Коваленко». И как любой нормальный ребенок, я пыталась как-то преодолеть это «Дочь Елены Коваленко» и стать самостоятельной единицей.

И было забавно. Одно время мы работали, я была еще не замужем, Анна Коваленко на канале ВГТРК, Елена Коваленко на Первом канале. Одновременно выходили в эфир. И мне коллеги… Я была совсем юной, мне коллеги на телеканале «Россия» говорят «Слушай, ну, как-то не очень хорошо. Ну, надо как-то от мамы уже абстрагироваться. Давай мы выберем тебе псевдоним? Ну, допустим, Анна Снегина. Такой вот романтичный образ, так красиво». Я говорю «Да, да, хорошо, я подумаю». Пошла в отпуск, вышла замуж. Стеснялась как-то, никому ничего не сказала. Появляюсь утром, читаю программу передач в 8 утра и предупредила выпускающего режиссера, говорю «Ты знаешь, у меня фамилия поменялась, я замуж вышла. Ну, в 8 утра люди не вникали в такие детали, ну, вышла и вышла» — «Как тебя теперь зовут? Павлова? Ну и Павлова».

И помню, как только я выхожу из эфира, по громкой связи шеф-редактор громогласным голосом: «Что вы за балет там развели в эфире? Какая она вам Павлова?» (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что? Я еще раз напомню слушателям, что в гостях Анна Павлова, ведущая вечерних новостей на Первом канале и ее мама, замечательный диктор Гостелерадио СССР Елена Коваленко. Если у вас есть вопросы, +7 985 970-45-45.

А когда вы дочку в эфире видите, бывает ли, что профессиональное берет верх над материнским и вы замечаете какие-то недочеты?

Е.КОВАЛЕНКО: Естественно, конечно. Каждый выпуск смотрю, всё время критикую. Тут же звоню и говорю.

А.ПАВЛОВА: И пишет.

Е.АФАНАСЬЕВА: И пишет тут же, да?

Е.КОВАЛЕНКО: Если не отвечает, я тут же пишу.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть, вот, сегодня ты это сказала… Ну, меня тоже мама слушает, говорит «Всё было очень хорошо, но, вот, ударение здесь было неправильным».

Е.КОВАЛЕНКО: Да. И я так же говорю, да.

А.ПАВЛОВА: Перед приходом сюда: «Так, звук «с» у тебя что-то стал западать. Ну, надо работать. Ну что? Ну, как ты звучишь?» (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: Так что мамы всегда одинаковы. Понятно. Расскажите, пожалуйста. Вы когда приходили на Гостелерадио, вот, человек приходил в дикторский отдел, а дальше на какую передачу поставят или как? Как это строилось? Вы могли вести всё, куда назначат? Или, все-таки, была какая-то сегментация или специализация?

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, вы знаете, нет, конечно, специализация – она была, но она уже потом как-то складывалась. Вначале приходил человек, к нему присматривались, на него смотрели другие редакции и у нас система была такая, что было много-много разных редакций – музыкальная редакция, редакция народного творчества, редакция информации, детская редакция – и каждая из редакций, вот, она видела в эфире дикторов, которые новые появлялись после каждого конкурса… У нас, ведь, каждый год было пополнение в отделе. Поэтому новые лица – они всегда были видны в эфире, там первое время, конечно, в основном, на Орбиты выпускали, потом уже на центральные каналы. Но все дикторы работали на всех каналах, и работали на тех передачах, куда их приглашали. То есть редакции делали заявку в дикторский отдел на конкретного диктора – там, вот, «Хотим, чтобы Татьяна Судец вела там, например, программу «Спокойной ночи, малыши».

Е.АФАНАСЬЕВА: А у вас какая любимая была программа, где вам больше всего нравилось работать?

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, вы знаете, у меня была своя программа. Мне крупно повезло, потому что буквально, как только я пришла работать диктором, буквально через несколько месяцев меня пригласила московская редакция, пригласила меня вести телевизионный женский клуб «Москвичка».

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы сейчас прервемся на выпуск новостей на «Эхо Москвы» и продолжим разговор с замечательной Еленой Коваленко, Анной Павловой, мамой и дочкой, которые и работали, и работают на телевидении.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии – Елена Афанасьева, и сегодня у нас такой праздничный женский разговор. В гостях знаменитая диктор Гостелерадио СССР Елена Коваленко. Здравствуйте еще раз, Елена.

Е.КОВАЛЕНКО: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: А дочка ее Анна Павлова, которая работает в вечерних новостях на Первом канале. Здравствуйте еще раз, Анна.

А.ПАВЛОВА: Добрый день еще раз.

Е.АФАНАСЬЕВА: И на животрепещущей теме, видно, чистоты языка и того, как говорят ведущие в кадре и за кадром, она вызвала достаточно много вопросов. Еще раз напоминаю SMS-номер +7 985 970-45-45.

«Так, милые женщины, с праздником вас», — пишет Тимур из Уфы.

А.ПАВЛОВА: Спасибо.

Е.КОВАЛЕНКО: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Товарищи ведущие, вы и дома говорите заученными интонациями и выразительными смысловыми паузами?» — спрашивает Денисыч из Ярославской области.

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, я уже, по-моему, ответила.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дома говорим как люди.

Е.КОВАЛЕНКО: Дома говорим как нормальные люди, на молодежном сленге иногда разговариваем.

Е.АФАНАСЬЕВА: А Надя интересуется: «Боритесь ли вы с московским говором? Или это эталон для России? Надя из Томской области».

Е.КОВАЛЕНКО: Это эталон для России московский говор. Мы боремся с другими говорами. Вот. Поэтому эталон русского языка, к сожалению, извините, если я кого-то обидела этим, но это так. Русский говор.

Е.АФАНАСЬЕВА: Раньше считалось, что…

Е.КОВАЛЕНКО: Петербургский считалось, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Говор, которым говорят актеры Малого театра, это эталонный.

Е.КОВАЛЕНКО: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас есть такие стандарты? Как-то определяется?

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, сейчас, по-моему, уже всё это забыто. Но вообще, в принципе, московский говор считается эталоном.

А.ПАВЛОВА: Мне не нравится словосочетание «московский говор». Я вот сижу и внутренне протестую.

Е.КОВАЛЕНКО: Да-да-да. Да, это, конечно, как-то коряво звучит, я согласна с тобой абсолютно. Скорее это диалект.

Е.АФАНАСЬЕВА: Аня, а вот вы говорили, что пополняется очень активно из регионов информационная служба. А когда приезжают ребята, которые, все-таки, работали у себя в кадре и ведущими, и корреспондентами, у них чувствуется какое-то отличие в речи? Или если человек работает на местных каналах, это, все-таки, больше?..

А.ПАВЛОВА: Ну, безусловно, чувствуется. Все живые люди. Но для этого у нас есть профессионалы, профессиональные педагоги, которые занимаются техникой речи. И было бы желание, как говорится. Буквально несколько месяцев и уже всё в порядке.

Е.АФАНАСЬЕВА: Всё хорошо. Еще раз напоминаю, +7 985 970-45-45 – это SMS-номер наш, вы можете задавать свои вопросы Елене Коваленко, Анне Павловой. Я уже упомянула, что Аня 3 недели отработала в Сочи. Там, в общем, параллельно практически новости выходили из Москвы и из Сочи. Расскажите, Ань, все-таки, очень интересно, как вам там работалось?

А.ПАВЛОВА: То есть теперь про работу поговорим уже. (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Новости снялись из Москвы и все переехали на 3 недели в Сочи, потому что оттуда выходил практически каждый выпуск.

А.ПАВЛОВА: Ой, Лен, это нереальный, уникальный проект. Я счастлива, что мне посчастливилось в нем принять участие со всех точек зрения – с профессиональной, с технической, с эмоциональной, с какой угодно. Потому что до этого, ну, у меня нет даже аналогов, чтобы, действительно, была построена полноценная студия и на протяжении 2,5 недель шли круглые сутки практически эфиры. Это было…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы и на орбиты оттуда выходили по обычной схеме как работаете в Москве?

А.ПАВЛОВА: Да-да-да. Мы работали абсолютно полноценные включения, которые как все эфиры, которые есть в Москве. Там где-то были прямые трансляции соревнований, понятно, какие-то эфиры отменялись. Но всё шло в штатном режиме абсолютно огромными блоками олимпийскими.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Зная, какой огромный комплекс, новостной комплекс там, какие замечательные студии, сколько техники работает в Москве, как это?.. Это всё переехало в Сочи? Или это какой-то был мини-вариант? Как шли трансляции? Как организовано было?

А.ПАВЛОВА: Переехало какое-то огромное количество людей и техники, и наши ребята, технические специалисты-инженеры работали там уже с января, разворачивали всю эту технику, всё это готовили. У нас было бесконечное количество трактов и в Москве, и уже потом, когда наша команда приехала в Сочи (мы приехали за неделю до Олимпиады). И было очень сложно, потому что у нас по звуку пятисекундная задержка.

Е.АФАНАСЬЕВА: Разница между Сочи и Москвой?

А.ПАВЛОВА: Разница между Москвой и Сочи. И это прямой эфир. Работали мы фактически с листа, потому что суфлер нам девочки крутили тоже из Москвы. Ну, в общем, практически эта работа была без суфлера. И самая большая проблема это, конечно, была психологически преодолеть себя, потому что ты слышишь еще голос корреспондента, который в этот момент в эфире, и параллельно поступает команда режиссера из Москвы «Аня, читай». То есть я уже должна в тот момент, когда еще, как бы, я слышу финал сюжета.

Е.АФАНАСЬЕВА: Чтобы эту задержку преодолеть пятисекундную?

А.ПАВЛОВА: Да. Ну, я считаю, что у нас прекрасная команда, я очень довольна, я считаю, что мы прекрасно отработали.

Е.КОВАЛЕНКО: Вы знаете, можно я скажу как сторонний наблюдатель?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Да, Елена.

Е.КОВАЛЕНКО: Потому что я всё время, естественно, смотрела на дочь, я просмотрела всю работу Первого канала во время Олимпиады, и хочу своим коллегам выразить свой восторг, как прекрасно они отработали. Ну, я тоже, как бы, работала на Первом канале после того, как перестала быть диктором, я еще 15 лет отработала на большом выпуске в Главной дирекции программ. Поэтому я представляю, как это было сложно, и хочу сказать, что, в общем-то, все такие молодцы, так здорово отработали, без брака, просто супер. И картинка была очень хорошая из Сочи. Просто Константину Львовичу тоже большое спасибо за всё, что он сделал.

А.ПАВЛОВА: У нас, действительно, была команда великолепная. И я хочу сказать огромное спасибо, пользуясь случаем, всем ребятам, которые остались за кадром, которых зритель не увидит. Но настоящие профессионалы своего дела, потому что работали все в одну смену, не было возможности на замены. И это было просто…

Е.АФАНАСЬЕВА: Но вы и болеть… Я смотрела по социальным сетям, Аня и болеть успевала всё время на трибунах.

А.ПАВЛОВА: Ой, мы такие болельщики…

Е.АФАНАСЬЕВА: В перерывах между выпусками новостей.

А.ПАВЛОВА: А это было нереально от этого абстрагироваться. Эта эйфория, вот этот позитив – там накрывало всех, это правда.

Е.АФАНАСЬЕВА: А сейчас во время Паралимпиады продолжается как-то работа? Кто-то работает?

А.ПАВЛОВА: Безусловно. Наша команда уже немножко просто в сокращенном виде поехала в Сочи, и всю неделю мы будем болеть за наших точно так же, а, может, даже еще и больше. И наша команда там, и включения прямые идут, так что всё… Смотрите Первый канал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наши слушатели из разных регионов теперь активно включились в дискуссию, какой же говор является эталонным. Хоть, Анна и против слова «говор». Вот тут вот пишут: «Масковский говор – это ах!» — пишет Алла из Екатеринбурга. «Эталон русского – это как говорят в Сибири. Это мнение одного из лингвистов МГУ», — пишет Дмитрий из Томска. Здесь есть мнение: «Эталон русского – это нижегородский говор». То есть, вот, всё смешалось и народ как-то, каждый считает, что в своем регионе правильно говорят, а, вот, все остальные – это совсем не то.

А.ПАВЛОВА: Ну, у каждого региона, у наших зрителей у всех есть выбор, каждый может включить тот канал, который кажется эталонным ему, и слушать, смотреть то, что по вкусу.

Е.АФАНАСЬЕВА: Иван Зайцев, Псковская область спрашивает: «Анна, до вас вела Юлия Панкратова вечерние новости. Куда она пропала?»

А.ПАВЛОВА: Ну, насколько я знаю, Юлия ушла по собственному желанию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас на РЕН ТВ делает новую передачу.

А.ПАВЛОВА: Мне кажется, этот вопрос лучше адресовать Юле.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, я насколько знаю, у Юли сейчас новая программа выходит на РЕН ТВ. Она полгода не работала или больше, и, вот, решила, все-таки, вернуться в профессию.

«Елена, с крушением СССР профессия диктора оказалась невостребованной. Как вам удалось приспособиться к новым условиям?» — спрашивает Дмитрий.

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, вы знаете, к тому моменту, когда расформировали дикторский отдел, я уже, в общем-то, 20 лет отработала в эфире и… Как сказать? Ну, мне хотелось уже чего-то большего. Мне либо надо было куда-то в свою программу уходить. Мне хотелось дальше развиваться. И поэтому вот те жесткие условия, в которые мы попали после того, как остались все без работы, они, в общем-то, меня, например, очень стимулировали, потому что я освоила несколько разных профессий, ну, как бы, параллельных.

Е.АФАНАСЬЕВА: Например?

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, например, у нас был маленький рекламный бизнес, я научилась сама монтировать.

А.ПАВЛОВА: 90-е годы, Лен.

Е.КОВАЛЕНКО: 90-е годы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что только русские женщины в 90-е годы не освоили. Всё освоили.

Е.КОВАЛЕНКО: Да, да. Всё было прекрасно до дефолта. А потом…

А.ПАВЛОВА: На самом деле, это был огромный стресс. Это была страшная…

Е.КОВАЛЕНКО: Но вы знаете, это было так… Так интересно.

А.ПАВЛОВА: Депрессия, когда закрыли дикторский отдел.

Е.КОВАЛЕНКО: Ань?

А.ПАВЛОВА: Да ладно, мам! Я помню, как ты переживала. Переживали все, на самом деле, потому что профессионалы…

Е.КОВАЛЕНКО: Нет, ну, конечно, переживала.

Е.АФАНАСЬЕВА: Оказались без работы.

А.ПАВЛОВА: Оказались. И как они красиво интеллигентно ушли. Какое-нибудь плохое слово от них кто-нибудь слышал за всё это время? Никогда.

Я хочу сказать, у меня давно есть мечта не потому, что моя мама пенсионерка, хотя, мне кажется, никто не скажет, что это телевизионная пенсионерка.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, не скажет по маме никто, что она пенсионерка.

А.ПАВЛОВА: Я бы очень хотела создать фонд поддержки ветеранов телевидения. Есть у нас фонд поддержки кинематографистов, который помогает заслуженным деятелям кино. Но наши коллеги-телевизионщики… Я не говорю про известных людей, которые были в кадре, были звезды. И есть и те, кто среди них сейчас очень нуждается в помощи. Но и те, кто за кадром и никогда об этой помощи не попросит. Мы таких людей знаем очень много. Поэтому я надеюсь, что, все-таки, получится…

Е.АФАНАСЬЕВА: Это очень хорошая идея.

А.ПАВЛОВА: Да. Я надеюсь, что у нас получится.

Е.АФАНАСЬЕВА: Если Аня со своей энергией возьмется за это, то…

А.ПАВЛОВА: Я буду стараться.

Е.КОВАЛЕНКО: А еще лучшая идея была, если бы хоть что-то придумать для нас такое, чтобы мы не просто так там получали какую-то помощь, а за какую-то работу. Вот, мы бы с удовольствием в какую-нибудь работу включились.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но сейчас какой-то ренессанс как раз, по-моему.

А.ПАВЛОВА: Абсолютно. «Наше время» на Первом канале.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Смотрите, Ангелина Вовк работает в кадре, Татьяна Веденеева активно работает в кадре. Игорь Кириллов появляется (не часто, но появляется). Анна Шатилова тоже появляется.

А.ПАВЛОВА: И Юрий Николаев.

Е.АФАНАСЬЕВА: Юрий Николаев тоже на Первый канал вернулся в кадр. Я к тому, что, все-таки, этот уровень профессионализма и народной любви, которая была ко всем вам, вашим коллегам и к вам, она востребована и сейчас, люди любят, возвращаются и доверяют. Потому что та степень доверия, по-моему, тем людям, которые что-то говорили с советского телевидения, она была гораздо выше, чем сейчас к Ане и к ее коллегам.

А.ПАВЛОВА: И сейчас люди, которые смотрят эти программы, нет вот этой разницы, диктор не диктор. Все с удовольствием смотрят «Наше время». Я, допустим, очень часто и мне очень нравится. Я всегда говорила: «Диктор – это не клеймо, это знак качества».

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Потому что уровень, конечно… Мы говорим сегодня, все-таки, о какой-то наследственной профессии. Ну вот и у Ани сын, и у вашей второй дочки Ольги сын…

Е.КОВАЛЕНКО: Нет. Нет, это мой сын.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, это ваш сын?

Е.КОВАЛЕНКО: Это мой сын.

Е.АФАНАСЬЕВА: Бог мой, я всё перепутала! (все смеются) Да, я в ваших детях запуталась. А ваши мальчики, сын, внук – они как-то идут по вашим стопам? Им интересно телевидение? Или они совсем в другом?

А.ПАВЛОВА: Они совсем в другом, но попытка была у моего сына. В прошлом году он устроился на летнюю практику на телеканал Russia Today, где работает моя средняя сестра Оля. Попробовал себя в роли режиссера монтажа, но потом… Сначала увлекся, но потом сказал: «Интересно, но денег у вас не заработаешь».

Е.АФАНАСЬЕВА: Ах, вот так?

А.ПАВЛОВА: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Он, наверное, выбрал профессию ближе…

А.ПАВЛОВА: Да. Он – студент МГИМО.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, понятно. А ваш сын?

Е.КОВАЛЕНКО: А мой сын тоже первый курс заканчивает сейчас, вот, МГИМО, там же учится.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть мамина и бабушкина профессия не прельстила?

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, вы знаете, я особенно не обольщаюсь на этот счет, потому что моя вторая дочь Ольга – она тоже пошла учиться совершенно не на телевизионную специальность.

А.ПАВЛОВА: Высшая школа экономики была.

Е.КОВАЛЕНКО: Она закончила Высшую школу экономики, юридический факультет. Но когда она закончила его, она сказала… Даже не когда закончила – когда на третьем курсе училась только, она уже стала говорить, что «я хочу работать на телевидении». Она стала ко мне приставать: «Устрой меня работать на телевидение».

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, телевидение вообще такая сфера, где можно работать с разным образованием.

Е.КОВАЛЕНКО: Да, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: И, в принципе, как раз таки когда есть базовое образование другое, то только помогает в том числе, а не мешает при этом.

Е.КОВАЛЕНКО: Да. На что я сказала: «Ну, ты знаешь, я ничего не могу для тебя сделать. Единственное что, ну, могу тебя привести. Вот, если ты сможешь как-то сама, могу тебя привести в редакцию, познакомить с кем-то. Ну, если ты сможешь как-то зацепиться сама». Ну, в общем, на Первом канале моя дочь работала почти 3 года стажером, бесплатно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, я как раз хочу сказать как человек, в том числе хедхантингом занимающийся на канале, что вот уровень… Ну, конечно, это хорошо, когда кто-то может привести и сказать «Посмотрите девочку или мальчика». Но если ты дальше из себя ничего не представляешь…

Е.КОВАЛЕНКО: Конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, там никакое знакомство, родство, дружба помочь не может. Потому что когда мне кто-то что-то говорит… Вот, еще раз вернусь к Диме Борисову, Аниному коллеге, который вошел когда-то (я уже много раз здесь это рассказывала) в перерыве «Телехранителя» прочитать выпуск новостей. А Первый канал тогда искал человека заменять (Крискевич уходил). Я сказала «Хотите? (я еще с Димой на «вы» была, хотя Диме 20 лет было) Хотите попробоваться?» Ну, дальше человек сел в кадр и как будто там и был, потому что у него была вся школа «Эховская», и до сих пор он прекрасно работает. Если ты что-то умеешь, то хорошо прийти попробоваться, если кто-то чуть-чуть поможет. А если ты не умеешь, то, в общем, хоть сын, хоть внук. Я таких примеров не знаю на телевидении, чтобы человека держали только за то, что он чей-то сын или внук. Если вы знаете, можете рассказать.

Е.КОВАЛЕНКО: Да. Лен, вы знаете, я, честно говоря, надеялась, что она не выдержит просто. Ну, какой человек будет бесплатно работать? Никто ей вообще не помогал, ни Аня. Хотя, она пыталась там как-то к нам обратиться, мы сказали «Нет, мы не хотим, чтобы ты работала на телевидении».

А.ПАВЛОВА: Ну, я работала на другом канале в тот момент.

Е.КОВАЛЕНКО: Она вообще работала на другом канале и, как бы, помочь ей не могла.

А.ПАВЛОВА: И сказали «Выплывай сама, детка».

Е.КОВАЛЕНКО: Да. Ну, в результате ребенок так закалился и увлекся, что, вот, она себе сделала роскошную карьеру. Она сейчас, как бы, главный редактор, руководитель службы информации на Russia Today, испанский канал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дмитрий из Екатеринбурга пишет: «Елена, спасибо вам за вашу работу диктора ЦТ. Все дикторы были небожителями. Была мечта с детства стать диктором». Вот, я сейчас не знаю, по-моему, сейчас уже нет у детей мечты стать ведущим новостей. Может быть, шоу-программа.

А.ПАВЛОВА: Я тоже, кстати, никогда не мечтала стать ведущей новостей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нагиевым, может быть, кто-то хочет стать. Ну, я не знаю, может быть, Малаховым. Но чтобы кто-то хотел стать диктором…

Е.КОВАЛЕНКО: Да я то же самое. Даже когда стала диктором, я никогда не думала, что я буду читать новости и программу «Время». Я всегда мечтала попасть в программу «Спокойной ночи малыши».

Е.АФАНАСЬЕВА: А ни разу не работали, не вели?

Е.КОВАЛЕНКО: Ни разу, никогда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не позвали?

Е.КОВАЛЕНКО: Вот, не позвали. Вот, не знаю. Может быть, я какая-то была другая в эфире, не знаю. Может быть, недостаточно какая-то теплая, открытая для детей.

А.ПАВЛОВА: Мне кажется, что люди, которые тогда вели новости, не вели развлекательные программы, все-таки, как-то…

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, потому что имидж разводить.

А.ПАВЛОВА: Это и сейчас, наверное, невозможно. Все-таки, как-то это разные вещи.

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, вот, как-то в один день, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Максим Шарафутдинов же ходил прыгать с вышки и победил даже.

А.ПАВЛОВА: Это другое. Он не вел шоу «Вышка», он был участником, он был спортсменом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, он был участником, причем победил в нем. Сразу когда идет речь о старой программе «Время», той, советской, сразу вспоминается, конечно, фильм Меньшова с вот этой сценой знаменитой, когда Вера Алентова ползет, несет вот этот листик. Вы как человек профессиональный, работавший, эта, действительно, сцена настолько отражала тогдашнюю жизнь?

Е.КОВАЛЕНКО: Такая сцена была почти в каждой программе «Время». (все смеются) То есть это абсолютно реальная сцена, потому что, ну… Ну, может быть, только не ползком, а сбоку там подходили, пока твой партнер в кадре, мне на стол клали тасовки. Ну, в то время тасовка из Кремля, например, она могла выглядеть как просто длинное-длинное такое, снятое с телетайпа полотнище, на котором наклеены такие как в телеграмме, знаете, раньше в старой было? «тчк», «зпт». Вот, всё без знаков препинания, вот так вот всё одинаково.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы с листа должны были правильно читать, да?

Е.КОВАЛЕНКО: Одинаковыми буквами всё это напечатано. И бежишь глазами, и, вот, ищешь, а где же здесь «тчк», а где «зпт», как логически построить, понимаете, пытаешься хотя бы хоть что-то пробежать глазами вперед, чтобы хотя бы правильно логически прочитать. Ну, представляете, если ты читаешь там «В Политбюро ЦК КПСС». И если ты там не так поставила что-то логически…

А.ПАВЛОВА: Вот проблема. У них была проблема, как прочитать, а у нас – как написать и прочитать.

Е.КОВАЛЕНКО: Да-да-да, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да.

А.ПАВЛОВА: Ну и технологии, правда, другие уже, гораздо проще стали.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, конечно. Все-таки, современные технологии, когда вы себе сами пишете, ну, это тут же попадает во все редакционные системы. это видят все, кто задействован в процессе, а не то, что это надо бежать с бумажкой по этажам в Останкино с одного этажа на другой.

Е.КОВАЛЕНКО: Да. И всё сразу попадает в суфлер, то, что утверждается, да?

А.ПАВЛОВА: Да, да.

Е.КОВАЛЕНКО: Подводки там, да? Я бы мечтала хоть раз поработать так при сегодняшних технологиях.

Е.АФАНАСЬЕВА: Аня, пригласите маму в кадр.

Е.КОВАЛЕНКО: Да. Это очень здорово, наверное. Ну, конечно, у них такая студия, просто космос.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Из этой студии выходил и марафон. 10 часов тогда телемарафон, когда собирали деньги пострадавшим от наводнения. То есть запас прочности был такой, что и новости выходили, и другие программы, и одновременно call-центр был в эфире.

Расскажите, пожалуйста, еще немножко. Вот, вы говорили о том, что в советское время у вас были конкурсы и приходили всё время новые. Но для того, чтобы пришли новые, должны были куда-то деться те, кто был.

Е.КОВАЛЕНКО: Совершенно верно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Была ли какая-то конкуренция?

Е.КОВАЛЕНКО: А вы знаете, последние лет, наверное, 10 нас всех, всех дикторов, которые уже были зачислены в отдел, каждый год выставляли на конкурс.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы каждый год должны были?

Е.КОВАЛЕНКО: И мы каждый год должны были подтвердить свое профессиональное мастерство тем, что мы на общих основаниях прошли конкурс. Потому что если ты не прошел, всё, до свидания.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, вот, очень интересно. Знаете, про балет всегда говорят, что там такая страшная конкуренция, что аж битое стекло в пуанты могут засунуть. Какая-то конкуренция дикторов… Ну, все-таки, быть диктором – это же тогда было в советское время вообще бесконечно почетно, престижно. А конкуренция была какая-то? Нечестные, может быть, методы конкуренции со стороны коллег каких-то, подставы, что называется?

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, вы знаете, возможно, что-то и было. Я сейчас, честно говоря, так не могу припомнить. Я помню, кому-то там что-то с платьем сделали. У нас были шкафчики. Ну, с концертным платьем. Не помню уже даже, кому там. Девочкам там молодым, кому-то чего-то там попортили. А так, вот, что-то… Ну, были, конечно, какие-то конфликты, потому что, ну, женский коллектив – он, как бы, у нас…

Е.АФАНАСЬЕВА: И Кириллов, да?

Е.КОВАЛЕНКО: Нет, у нас и женский, и мужской был коллектив. Просто, как бы, у нас были 2 разных комнаты отдыха там для женщин и для мужчин своя. Ну и одновременно, естественно, в этой комнате находились только те, кто в данный момент работали в эфире. То есть не очень много народу. А так вот, чтобы мы все вместе собирались, это, в основном, было только по праздникам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ань, тогда вопрос напрашивается, а что сейчас с конкуренцией на телевидении? Все-таки, тоже не менее… Ну, может быть, менее престижная, чем раньше работа (раньше это вообще небожители были), но люди известные, в кадре работают.

А.ПАВЛОВА: Нет, в любой творческой профессии должна быть конкуренция, иначе люди начнут деградировать, безусловно. Безусловно, постоянно ты должен быть в тонусе. Никто никому стекло битое в туфли не подкладывает.

Е.АФАНАСЬЕВА: А суфлер не портят?

А.ПАВЛОВА: Нет-нет. Мы все, к счастью, друзья, и, по крайней мере, у нас очень хорошая команда. Мы близкие друзья с Димой Борисовым, моим партнером, и со многими другими ребятами. У нас, к счастью, такой конкуренции, о которой вы говорите, нет. Она есть между каналами, безусловно. Она есть по умолчанию. Ты должен быть постоянно лучшим, ты должен быть первым. Но у нас просто немножко другие истории. Мы сейчас так, больше о прошлом говорим, больше о таком, дикторском ведении эфира. У нас-то совершенно другое время, вы же понимаете, Лен, мы совершенно… Мы больше с текстами работаем, с новостями. Это вообще другая Вселенная. Мы сейчас говорим об идеальном таком мире прошлого, красивом.

Е.КОВАЛЕНКО: Ну, он, наверное, был тоже совсем не идеальный, он был разный. И всякое у нас тоже было в отделе, разные были там всякие случаи – кого-то выгоняли, кого-то брали. Но вы знаете, вот так, чтобы что-то такое прям было совсем мерзкое, так, как вы рассказываете, там такого не было.

А.ПАВЛОВА: Не, ну, все до сих пор общаются, все поддерживают отношения, хотя уже столько лет не работают.

А.ПАВЛОВА: Да и тогда, когда мы работали, мы тоже вместе отмечали все праздники. Вот, мы очень любили там в ЦДРИ собраться или в ВТО. И всегда такие смешные капустники делали, там Игорю Леонидовичу на юбилей делали капустники, все объединялись, писали какие-то стихи, песни, всё это было так весело. И сам этот процесс подготовки капустника – он нам нравился даже гораздо больше, чем выступление на нем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ань, а что вы посоветуете людям, которые, все-таки, хотят работать сейчас на телевидении, какой путь самый прямой для того, чтобы человек мог реализоваться и попасть потом на крупный канал работать?

А.ПАВЛОВА: Присылайте резюме.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но для того, чтобы резюме… Вы уже сказали, что просто так с улицы не прийти. Что в этом резюме должно быть волшебным, чтобы оно заинтересовало?

А.ПАВЛОВА: Не-не-не, безусловно, должно быть высшее образование, желательно филологическое или журналистское. Хотя, сейчас, мне кажется, тоже у нас очень разные люди работают, и специальности разные. Это уже нет какого-то обязательного.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть не обязательно с журналистским образованием приходят люди?

Е.КОВАЛЕНКО: Нет, я знаю много блестящих коллег, у которых не журналистское, а какое-то специальное образование, даже техническое. И тем не менее.

Я так думаю, что в нашем деле важен характер и желание. Если человек хочет работать и хочет попасть, он попадет. И я очень знаю много таких ребят у нас в редакции, у которых это получилось без всякого блата, без всего. Нужно базово высшее образование, безусловно, и желание.

Е.КОВАЛЕНКО: Но я бы добавила еще к этому. Мне кажется, это на все времена актуально. Человек, работающий в кадре, должен быть очень разносторонним. То есть он должен обладать знаниями хотя бы, ну, на уровне интеллигентного человека в разных областях жизни. То есть надо быть в курсе всего. Если тем более ты хочешь работать на новостях, нужно постоянно следить за событиями в своей стране, за событиями в мире, постоянно читать там интернет, газеты, быть образованным человеком.

Е.АФАНАСЬЕВА: Иначе если что-то меняется в кадре, среагировать в прямом эфире будет невозможно.

Е.КОВАЛЕНКО: Конечно! Надо знания иметь, надо знать литературу, искусство.

А.ПАВЛОВА: Любопытство. Есть такое качество любопытство, и человеку должно быть интересно то, что он делает, прежде всего.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, у нас такой получился разговор женский, потому что праздник.

А.ПАВЛОВА: Легкий и весенний. (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: Да.

А.ПАВЛОВА: Немножко далекий от реальности, но, тем не менее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, в весенние праздники можно себе позволить. И тогда уже хочется всё равно попросить вас поздравить своих коллег и друзей (все-таки, праздник еще не закончился) с 8 марта и, может быть, с весной. Что скажете?

А.ПАВЛОВА: Я с удовольствием. Девочки, дорогие мои, всех вас с праздником, всем любви, сил, терпения. В нашей профессии как-то нет такого деления. У нас девочки некоторые посильней мальчиков во всех смыслах слова. Но тем не менее, нежные, ранимые и замечательные. Я вас всех люблю. С праздником. И спасибо нашим мужчинам, которые, все-таки, напоминают нам периодически о том, что мы женщины.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не только 8 марта.

А.ПАВЛОВА: Не только 8 марта.

Е.КОВАЛЕНКО: А я хочу добавить. Поздравить просто всех. Не только своих коллег, кто когда-то работал диктором, естественно. Я их всех поздравляю, люблю, помню, всем желаю здоровья. Но мне хочется поздравить всех работников телевидения на всех каналах, всех женщин, чтобы они были здоровы и счастливы, и чтобы в семьях у них всё было хорошо по-женски.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, мы сегодня говорили с Анной Павловой, ведущей вечерних новостей Первого канала и Еленой Коваленко, диктором Центрального телевидения, мамой Анны. Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Всего доброго.

А.ПАВЛОВА: До свидания.

Е.КОВАЛЕНКО: До свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире