'Вопросы к интервью
28 июля 2013
Z Телехранитель Все выпуски

Секреты супержурналистики


Время выхода в эфир: 28 июля 2013, 18:07

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. И как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня у нас в гостях Роман Супер, корреспондент программы «Неделя» с Марианной Максимовской, которая выходит, как вы знаете, на канале РЕН ТВ. Добрый день, Роман.

Р.СУПЕР: Здрасьте, Лена, здрасьте, страна.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наш SMS-номер +7 985 970-45-45. Вы можете задавать свои вопросы и высказывать свои комментарии по теме, которую мы обозначили как «Секреты супержурналистики». В общем, тема напрашивалась.

Р.СУПЕР: Слушайте, формулировка такая, что…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну так извините, Роман. Как с вашей фамилией или… Вот, сразу первый вопрос, который пришел еще до объявления нашего SMS-номера. «Роман, а Супер – это, на самом деле, ваша фамилия или творческий псевдоним?»

Р.СУПЕР: Я каждый день раз по 5, по 6 отвечаю на этот вопрос.

Е.АФАНАСЬЕВА: Придется повторить для тех слушателей, которые еще не знают ваш ответ.

Р.СУПЕР: Слушайте, я не настолько безумный и безвкусный человек, чтобы брать такой странный псевдоним.

Е.АФАНАСЬЕВА: Откуда такая фамилия?

Р.СУПЕР: Фамилия эта настоящая, она от папы. Папа – Супер, дедушка был Супер, прадедушка был Супер. Дальше я не знаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну тогда что же вы смущаетесь, когда?..

Р.СУПЕР: Ее этимологию я не знаю. Может быть, кто-то мне подскажет, откуда она.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, уважаемые генеалоги, если вы знаете…

Р.СУПЕР: Да, или родственники, которых я не знаю. Напишите что-нибудь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Или родственники Романа. Если есть еще Суперы, пишите, пожалуйста. Может быть, так Роман найдет истоки своей фамилии. Раз уж вам по жизни она была дана, то вот вы обречены все делать просто супер.

Р.СУПЕР: Ну, это очень большая ответственность, и с этой фамилией, действительно, жить непросто. И нелегко.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как часто подкалывают, издеваются, не верят? Ну, не верят, как я понимаю, часто.

Р.СУПЕР: Не верят все, конечно. Подкалывали в детском саду. Но тогда выработался иммунитет, и я уже как-то не обращаю внимания.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Кто выжил в детском саду, то уже наших российских зрителей переживет.

Р.СУПЕР: Да ладно, нормальная фамилия. Простая русская фамилия, в конце концов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Действительно. Ну, так как, все-таки, вы ей следуете, в прошлом году даже критики, Клуб телепрессы назвали вас, по сути, персоной сезона, как это правильно называется, и сформулировали, формулировка этого приза, который вам вручили, была «Репортер на лезвии иронии».

Р.СУПЕР: Да. Не я это придумал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, я знаю.

Р.СУПЕР: Слушайте, это было очень приятно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так как я раньше в этом клубе состояла до того, как сама ушла работать на телевидение, я знаю, что это целый ритуал. Мало того, что проголосовать, так еще и придумать формулировку. Поэтому обычно формулировки моих коллег очень точны. Что же это за лезвие, расскажите?

Р.СУПЕР: Слушайте, во-первых, мне было очень приятно оказаться лучшим по мнению телекритиков. И, наверное, только потому, что меня поставили в один ряд с такими гуру, замечательными людьми как Павел Альбертович Лобков и Катя Гордеева, которые для меня с самого детства были, ну, просто лучшими в профессии.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, этот приз до вас получали Владимир Владимирович Познер, Леонид Геннадьевич Парфенов. Ну, в общем, люди, мягко говоря, не последние в профессии.

Р.СУПЕР: Да нет, ну, слушайте, не мне, мне кажется, судить, насколько я ироничен или не ироничен в своих сюжетах и в своем телевизионном творчестве. Ну, как есть, так есть.

Е.АФАНАСЬЕВА: А это время такое, когда человек, который получает приз как персона телевизионная, ну, то есть ярчайшая личность или среди телевизионных профессионалов вручают приз в том числе за иронию. Иначе не быть в профессии сейчас первым?

Р.СУПЕР: Ну, мне кажется, и время такое. Да и ирония – очень классная штука. Мне кажется, что чем больше человек улыбается даже в самых сложных моментах и в самых сложных темах, не обязательно эта улыбка должна быть «ха-ха». Эта улыбка может быть гораздо грустнее, чем слезы, мне кажется.

Е.АФАНАСЬЕВА: Для тех наших слушателей «Эха Москвы», которые не видели, может быть, все ваши репортажи или вообще не видели, в каких репортажах без иронии никуда? Вот, из тем последнего сезона где можно было выжить только…

Р.СУПЕР: Ну, каждый поход в Государственную Думу – это, конечно, испытание иронии.

Е.АФАНАСЬЕВА: Для собственной иронии?

Р.СУПЕР: Да. Вот. Ну и как-то делать сюжеты про этих наших любимых депутатов по-другому, мне кажется, уже просто невозможно. Потому что ты заходишь в Государственную Думу и там ирония из всех стен. Из этих ковров красных на каждом этаже, из этих дубовых дверей и из этих дубовых спикеров.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, это Роман Супер, корреспондент программы «Неделя» с Марианной Максимовской, которого в прошлом году телекритики признали персоной телевизионного сезона. Наш SMS-номер +7 985 970-45-45. Роман, вы – человек, в общем, нового поколения журналистики, то есть та плеяда блистательных репортеров, которая когда-то в 90-е родилась на старом НТВ, потом появлялись отдельные очень сильные репортеры на разных каналах, работали. Она как-то, в общем, рассредоточилась по российскому не только медийному рынку. Кто-то ушел из профессии, кто-то занимается другим делом, кого-то просто не видно, хоть в профессии остался. И новое время 2000-х – оно, в общем, репортеров рождало мало, а, вот, наши десятые, хотя уже третий год идет, практически новых фамилий нам и не подарили. Вот, вы – одно из редких исключений. Что происходит с профессией? Репортер перестал быть заметной профессией или что?

Р.СУПЕР: Слушайте, ну, это какая-то очень грустная история. Не хочется лить слезы, но немножко польем. Ну вот смотрите. Выходила до последнего времени программа «Парфенов» на телеканале «Дождь», да? Ну, замечательная же программа, которую делали лучшие люди в этой профессии в этой стране. Собственно, Леонид Парфенов, Саша Уржанов, на мой вкус лучший телевизионный редактор современности. Ее делали лучшие корреспонденты, которые стали известны стране по первому сезону «Центрального телевидения».

Ну и что? Часто цитировали эту программу? Часто на эту программу обращали внимание? Снимала эта программа с должностей проворовавшихся чиновников и депутатов, о которых они делали классные репортажи, по-настоящему классные репортажи? Платили зрители деньги за эту программу, да? А программа просила денег, потому что понимала, что это единственный способ…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, сбор средств у населения в нашей стране это вообще отдельный случай.

Р.СУПЕР: Да. Слушайте, ну вот тогда у меня вопрос. Тогда, может быть, просто все это как-то перестало вызывать какой-то отклик массовый?

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Но программа, в которой работаете вы, «Неделя» с Марианной Максимовской, она, в общем, одна из самых, тьфу-тьфу-тьфу, успешных, стабильных. Хотя, есть здесь вопросы, которые прислали нам заранее и на сайт «Эха Москвы», и мне в соцсетях. Спрашивает Данил Тармазинов: «Правильно ли мы понимаем намеки на Facebook Романа, что прошлый сезон был последним из свободных для «Недели»?» Вот, какова ситуация с вашей передачей и что за намеки?

Р.СУПЕР: Я надеюсь, что этот сезон был не последним. Я надеюсь, что и следующий будет сезон, и еще через сезон, и еще много-много сезонов. Но просто мы все живем не в безвоздушном пространстве, и не нужно думать, что мы какая-то особая резервация, которая поставлена в какие-то очень другие условия. Иногда бывает сложно довести тот или иной сюжет до эфира.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, вопросов на эту тему тоже много.

Р.СУПЕР: Но нужно отдать должное просто Марианне Александровне. Я всегда говорил, что русская женщина может все, особенно если она еврейка. Вот, Марианна Александровна, не знаю как, доводит до эфира всё. 99,9% всего того, что мы обсуждаем на летучках.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы, по сути, отвечаете на вопросы, которые заранее прислал человек с ником Артем Р: «Роман, а канал РЕНТ ТВ – последний независимый или уже нет? Бывали ли случаи, когда ваш сюжет блокировали или не пускали в эфир, например, по звонку сверху?»

Р.СУПЕР: Слушайте, я вот не могу за весь канал ответить, потому что выше 4-го этажа, где находится моя редакция, я не поднимался особо никогда. Так, пару раз в архив ходил. Но я могу сказать про себя. Ни один из моих сюжетов с эфира не был снят, это абсолютно честно, точно и, вот, клянусь просто.

Были вопросы по некоторым формулировкам в текстах, да? Но ход моих мыслей никто никогда не ломал и не менял.

Е.АФАНАСЬЕВА: Значит ли это, что по-прежнему программа Марианны Максимовской остается такой небольшой резервацией, ну, вот, где что-то можно, вот, небольшой такой островок свободы слова на отечественном телевидении?

Р.СУПЕР: Ну, это, безусловно, резервация, но мы все над этим работаем. То есть это не какая-то, знаете, богом данная….

Е.АФАНАСЬЕВА: А как вы работаете? Вот это самое интересное. Как можно работать, чтобы сохранить это уникальное пространство?

Р.СУПЕР: Ну как? Приходишь на работу и делаешь работу. Ну, правда. Пишешь так, как ты считаешь нужным, без всяких оглядок.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну так вам люди, которые делали…

Р.СУПЕР: У ребят, которые работают со мной, в принципе, вот, какой-то внутренней цензуры я не замечал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Те ваши коллеги, которых вы только что назвали, говоря о программе «Парфенов», могут сказать то же самое – «Приходишь и делаешь то, что считаешь нужным». Но вот…

Р.СУПЕР: Да, была такая программа на «Дожде».

Е.АФАНАСЬЕВА: ...у программы теперь печальная судьба. Слава богу, программа Марианны – дай бог ей долгого здоровья (и Марианне, и программе) – выходит. В чем разница?

Р.СУПЕР: Разница между двумя этими нашими программами?

Е.АФАНАСЬЕВА: Почему, все-таки, ваша программа – она тоже выходит не в безвоздушном пространстве, в той же стране – она выходит много сезонов, а программа «Парфенов», например, закрывается? Как вам кажется, в чем разница?

Р.СУПЕР: Ну, мне кажется, что… Вы знаете, вот, в случае с Парфеновым это вопрос, наверное, к руководству «Дождя». Вот, если б я был руководством «Дождя», мне кажется, я постарался бы флагманскую программу, все-таки, оставить в эфире, профинансировать ее и найти возможность, все-таки, как-то этих ребят пускать в эфир. Ну, вот, Александр Сергеевич Орджоникидзе, наш генеральный директор считает, что флагманская программа на телеканале РЕН выходит, выходит успешно и должна выходить. И я его за это очень сильно уважаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда давайте расскажем тем слушателям, которые могут не найти ее сейчас в эфире. Я напоминаю, Роман Супер, корреспондент программы «Неделя» с Марианной Максимовской сегодня в программе «Телехранитель». Программа в отпуске как и все такие программы ее формата, имеются в виду такие, итоговые, аналитические (их по-разному сейчас называют). До какого времени обычно отдыхаете и когда собираетесь вернуться в эфир?

Р.СУПЕР: Ну, эфир в сентябре, 8-го там или 7-го получается. За день до выборов мэрских, что, конечно, очень жалко, потому что мы не сможем сделать ничего про московские выборы.

Е.АФАНАСЬЕВА: День тишины будет.

Р.СУПЕР: Да, день тишины. А выйдем мы немножко пораньше, ну, в смысле на работу мы, корреспонденты и те, кто делают программу, для того, чтобы чего-то там успеть подготовить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Расскажите тогда нашим слушателям. Очень часто пишут и задают такие вопросы: «Ах, эти телевизионщики. Они так долго отдыхают, по 2-3 месяца». Что делает корреспондент, когда программа в эфир не выходит? Вот, чем вы занимаетесь в это время?

Р.СУПЕР: Слушайте, ну, я в этом году вынужден остаться в Москве по довольно стремным обстоятельствам. А обычно я с ребенком сижу, воспитываю его, наслаждаюсь им, потому что весь год из-за сумасшедшего количества командировок мне приходится очень редко видеть мою любимую семью. Но сейчас я ее вижу и очень этим доволен.

Е.АФАНАСЬЕВА: Олег спрашивает. SMS-номер еще раз напоминаю +7 985 970-45-45. «Здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, об эфирной команде вашей телепередачи». Кто делает вашу программу, кто с вами работает?

Р.СУПЕР: У меня вообще такое ощущение, что нашу программу делают лучшие люди, в этом городе точно. Потому что это тот редкий случай, когда с ребятами приятно делать одну программу, с ребятами приятно сидеть в одной комнате и не ссориться даже из-за кондиционеров, ходить есть борщ и вообще проживать огромную часть жизни вместе. Ну что, слушайте, ребята, которые всю жизнь работают на телевидение. Многие работали на НТВ, на ТВ-6, на ТВС. Вот.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну так назовите коллег тогда ваших.

Р.СУПЕР: Женя Матонин, Слава Николаев, Сережа Митрофанов, Вадик Кондаков, замечательные режиссеры, Виталик Дугин. Вот.

Е.АФАНАСЬЕВА: Илья пишет: «Роман, как к вам относятся правоохранительные органы? Жестче или с пониманием, зная, что вы их критикуете и стебете в своих репортажах?»

Р.СУПЕР: Я с правоохранительными органами встречался последний раз лет, наверное, 10 назад, когда у меня не было денег, чтобы покупать билет на электричку и мне приходилось прыгать через турникеты.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть ваши репортажи не усложняют вам частную жизнь?

Р.СУПЕР: Нет, нет. Слава богу, я не сталкивался.

Е.АФАНАСЬЕВА: Екатерина интересуется: «Роман, расскажите, пожалуйста, как сейчас дела у Нади Кузнецовой, девочки с синдромом бабочки?»

Р.СУПЕР: Да, у Нади Кузнецовой дела лучше, чем полгода назад. Скажу так.

Е.АФАНАСЬЕВА: Может быть, два слова расскажите для тех, кто не в курсе, что это за человек и что за история.

Р.СУПЕР: Да, слушайте, это вот страшная такая болезнь есть, к сожалению, на нашей планете, называется «буллезный эпидермолиз». Это такая болезнь, когда у человека кожа настолько хрупка и тонка, что напоминает крылья бабочки, поэтому называют ее «синдромом бабочки». То есть от элементарного прикосновения или сильного объятия просто слезает кожа у человека. Жить с этой болезнью очень сложно, практически невозможно. Ну и, в общем, мы снимали сюжет про эту страшную болезнь и как люди с ней живут в России.

Я поехал в Великий Новгород снимать девочку Надю как одну из героинь этого сюжета. И, в общем, зашел к ней в квартиру и понял, что такого сильного и жизнелюбивого человека я не встречал никогда, несмотря на то, что человек испытывает страдания от того, что надевает ботинки или застегивает куртку, чтобы выйти на улицу. Ну а выход на улицу – вообще это большое путешествие.

Вот. И снял я эту девочку, и написал у себя в Facebook, что есть у этой девочки мечта – у нее из-за неправильного ухода срослись пальчики на обеих руках, что, в общем, типично для этой болезни. И давайте поможем ей собрать деньги на операцию, которую можно сделать, но она стоит дорого, делают ее в Германии. И буквально там что-то за 2-3 недели собрали мы 3 миллиона рублей, что, конечно, невероятно. Спасибо всем.

Ну и все. И девочка поехала в Германию. Мы это уже снимали, летали с ней. Сделали ей там пальцы, и, вот, она теперь с пальцами вернулась в Великий Новгород. И каждый час занимается гимнастикой, чтобы эти пальцы разработать и жить дальше с пальцами.

Осенью обязательно к ней съезжу еще раз, чтобы посмотреть, как она живет теперь с пальцами, показать вам всем, что все было не зря.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, вот, в данном случае, слава богу, вы попали, вы смогли помочь в соцсетях, видно, объявить, собрать. Или вы и в эфире (я, вот, не увидела этот репортаж) объявляли?

Р.СУПЕР: Ну, в эфире, конечно, Марианна в отводке говорила о том, что хорошо бы собрать денег.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, мы продолжим этот разговор после выпуска новостей на «Эхо Москвы». Роман Супер уступает эфир сейчас, и мы продолжим с ним разговор в программе «Телехранитель» после выпуска новостей.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии – Елена Афанасьева. В гостях сегодня Роман Супер, корреспондент программы «Неделя» с Марианной Максимовской, которого в прошлом году телевизионные критики, Клуб телепрессы признали персоной телевизионного сезона.

+7 985 970-45-45 – наш SMS-номер для ваших вопросов и комментариев. Вы можете, если у вас есть желание, попробовать дозвониться в прямой эфир 363-36-59 (тоже будем звонки принимать).

Из тех SMS, которые приходят: «В одном из эфиров, — спрашивает Андрей Штольц, — в одном из эфиров Ганапольский передал вам просьбу, послание, снять сюжет о какой-то проблеме. До вас доходят такие вещи?»

Р.СУПЕР: Вообще обычно доходят, и, тем более, у Матвея Юрьевича есть мой телефон. Но что-то в эфире я не слышал, к сожалению, этого. Но я ему позвоню, спрошу обязательно. Спасибо вам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так. Видите? Спасибо за наводку, что называется. «Знаю, телевизионщики не смотрят телевизор. А вы, Роман? Какой ваш любимый канал кроме РЕН ТВ? И самая любимая программа на РЕН».

Р.СУПЕР: Мне нравится «кроме РЕН ТВ». Это человек уверен, что я сижу, сутками смотрю РЕН ТВ. Вассермана особенно я люблю очень сильно.

Да нет, слушайте, телевизор я смотрю крайне редко, но не потому, что, как сейчас стало модным говорить, брезгую. Да нет, не брезгую. Телевидение – это очень крутая штука было и всегда будет. Просто времени нету. Ну, иногда информационные программы такие итоговые смотрю, чтобы увидеть, как отработали ту или иную тему конкуренты.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, тут есть другой вопрос, тоже без подписи, но продолжает предыдущий. А, нет, Илья опять спрашивает. «Вот, когда вы говорите, что вы с РЕН ТВ, «с» — имеется в виду, наверное, что вы работаете на РЕН ТВ. Какие ассоциации вызывает это у обывателей? Чапман-Прокопенко? Или «Неделя» с Марианной Максимовской, Новости 24?»

Р.СУПЕР: У обывателей?

Е.АФАНАСЬЕВА: Я прочитала вопрос Ильи, поэтому за него ответить не могу. Вот, он спрашивает, вероятно, что чаще ассоциируется с…

Р.СУПЕР: Ну, мне кажется, что меня Илья ассоциирует с программой «Неделя» с Марианной Максимовской, не с Чапман. Чапман я, кстати, ни разу не встречал в коридорах РЕН ТВ. Мне кажется, она записывается где-то в каком-то продакшене, в каком-то специальном бронированном помещении как бывший шпион.

Е.АФАНАСЬЕВА: Михаил из Оренбурга пишет: «Роман, отдельное спасибо за страну третьего Кима». Это, вероятно…

Р.СУПЕР: О, да, это было круто.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Расскажите о вашем репортаже. Вы снимали в самой, наверное, закрытой стране, в Северной Корее.

Р.СУПЕР: Да. Но это был такой, долгоиграющий проект. Мне очень хотелось попасть в Северную Корею и чего-нибудь там снять. Понимая, что попасть туда как журналист это довольно глупая затея, потому что снимешь ты, ну, что обычно снимают журналисты, парад, памятник и переполненные продуктами магазины, да? Поэтому мне пришлось (ну, сейчас уже можно, конечно, говорить) завербоваться в чучхеисты. Полгода примерно это продолжалось.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы серьезно, на полном серьезе ходили, изучали идеи Чучхе?

Р.СУПЕР: Да, ходил в посольство КНДР в Москве.

Е.АФАНАСЬЕВА: И что же, они вас не расшифровали?

Р.СУПЕР: Ручкался с корейцами, обедал с ними там.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что же у них с разведкой-то, что они не поняли, что вы корреспондент?

Р.СУПЕР: Ну, такая вот разведка. Ну а почему? Нет, они знали, что я корреспондент, но просто почему корреспондент не может быть чучхеистом, правда, ведь? Вот, мне пришлось отвечать на вопросы, доказывать свою лояльность режиму. И, в конце концов, мне поставили визу не журналистскую, а такую, нормальную, позволяющую ходить по улице, разговаривать с людьми.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как далеко можно ходить по улице с простой визой?

Р.СУПЕР: Ну, мы каждый вечер, когда от нас отставал гид, конечно, убегали из гостиницы Корё, пытались там высматривать, выслушивать и снимать то, что можно снимать. Но все равно нас всегда настигали проверяющие органы. Но все равно вот эта чучхейская линия развязала руки очень сильно, поэтому удалось снять то, что там не снимали другие.

Е.АФАНАСЬЕВА: Расскажите тогда. Потому что раньше вообще в представлении любого зрителя съемочная группа – это обязательно оператор с камерой, свет, журналист с микрофоном. Как вы снимали?

Р.СУПЕР: Да нет, послушайте, всё, прошли те времена.

Е.АФАНАСЬЕВА: Расскажите-расскажите.

Р.СУПЕР: Сегодня журналист – это человек с iPhone’ом, который снимает не хуже, простите меня, старая школа, там Бетакамов всяких, а иногда и лучше. Ну, как бы, ты снимаешь все, что можно снимать.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть этот репортаж вы работали без оператора?

Р.СУПЕР: У меня был там человек, помощник, который помогал мне влиться вот в эту чучхейскую тусовку всю. Этот человек помимо всего прочего кинооператор. Поэтому у него была с собой маленькая камера, на которую он снимал кино про достижения Чучхе. А на самом деле, мы снимали просто большой репортаж, там, по-моему, часовой фильм даже мы сделали про это.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но из всего, что вы делали из сюжетов за последнее время, у вас такой лондонский замечательный был сюжет о таком, не типичном Лондоне.

Р.СУПЕР: Да. Но это было, по-моему, 2 года назад еще.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Ну, я имею в виду за последнее время.

Р.СУПЕР: Были погромы когда в Лондоне, это была очень интересная командировка. Я поехал абсолютно наобум, без единого знакомства в Лондон, ну, поснимать. Мне хотелось понять природу этих погромов, и совершенно случайно удалось познакомиться с русскими иммигрантами, которые участвовали в этих погромах. И, в общем, отнеслись ко мне не как к журналисту, а как к другу. Рассказали, показали, кто чего как где разносил, грабил и почему все это случилось. Но это такая, журналистская удача – они случаются не часто. Ну, как и Северная Корея.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, собственно, ну, одно дело оценивают зрители, другое дело – вы. Вот, к журналистским удачам и к тем сюжетам, которые остаются, как бы, в какой-то такой собственной копилочке, вы какие из того, что делали для «Недели»? Что для вас?

Р.СУПЕР: Что помню?

Е.АФАНАСЬЕВА: Что помните, что ценно?

Р.СУПЕР: Ну, послушайте, вот Япония была очень интересной. Такой, страшной, адреналиновой. Ну, в общем, много адреналина. Всю жизнь я буду ее помнить, конечно. Имеется в виду, когда грохнула Фукусима. После этого фильма мне запретили…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть все оттуда, а журналист – туда.

Р.СУПЕР: ...запретили въезд в Японию. Говорят, что пожизненно, но, не знаю, надеюсь, что нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я, к сожалению, не видела этот ваш сюжет. А что такое страшное вы сказали, что японцы не простили?

Р.СУПЕР: Я просто приехал в Японию уже в тот момент, когда совсем было опасно находиться на Фукусиме, ну, рядом с Фукусимой, в городе Сендае – это ближайший город, который особенно сильно пострадал (там весь город смыло). И находиться там людям нельзя было кроме спасателей и МЧС, которое приехало в Японию. И, в общем, мы, пользуясь некоторыми своими японскими связями, представились личными операторами МЧС, что было, конечно, неправдой. Но уже потом, когда мы вернулись, нас раскусили и сказали, что мы злостно нарушили законы. Ну а мы нарушили законы, конечно. Но зато сняли. По-моему, неплохо получилось, очень такая, жизненная история.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть из этих ваших рассказов получается, что по официальной схеме, когда журналист должен аккредитоваться, получить разрешение той страны, куда он едет снимать и, там, все прочие сопровождения, сейчас ничего хорошего не снять.

Р.СУПЕР: Да мне кажется, что никогда ничего хорошего так не снять. Мне кажется, что, все-таки, журналист – это немножечко авантюрист.

Е.АФАНАСЬЕВА: Подпольщик.

Р.СУПЕР: Ну да. Так как-то приходится. Приходится. Да, это делать.

Е.АФАНАСЬЕВА: А в какие-то такие, опасные передряги попадаете, когда снимаете подобные сюжеты? Ну, вот, все-таки, вы…

Р.СУПЕР: Ну вот Япония была самым опасным, потому что мы… Потому что страх висел в воздухе. То есть, вроде как, пули не летают, да? Вроде бы, ну, никто тебе не угрожает. Но при этом радиация.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, как вы рискнули ехать туда, где, в общем, все-таки, наверное…

Р.СУПЕР: Ну как? Получаешь редакционное задание «Вот, Рома, надо бы в Японию съездить». Да, конечно, надо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Человек вы образованный, понимаете, что такое радиация и какие могут быть последствия.

Р.СУПЕР: Ну, не думаешь в такие моменты о том, какие могут быть последствия. Просто берешь оператора, покупаешь билет на самолет и летишь в Токио. Там быстренько находишь каких-то знакомых, друзей, созваниваешься, договариваешься, выходишь на посольских работников, представляешься сотрудниками МЧС, залезаешь к ним в ПАЗик, трясешься 14 часов, едешь в Сендай, снимаешь. Как-то случайно возвращаешься в Москву и делаешь сюжет. Вот и все.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все так легко.

Р.СУПЕР: А потом идешь в больницу измерять уровень твоего облучения.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я очень надеюсь, что…

Р.СУПЕР: Ну, живой.

Е.АФАНАСЬЕВА: ...уровень облучения.

Р.СУПЕР: Ну, он какой-то был, но не критичный. То есть с годами это просто уйдет и все.

Е.АФАНАСЬЕВА: Слава богу.

Р.СУПЕР: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, еще раз напоминаю, Роман Супер, корреспондент программы «Неделя» с Марианной Максимовской в программе «Телехранитель». +7 985 970-45-45 – SMS-номер. 363-36-59 – номер телефона прямого эфира. Анна пишет «Роман, спасибо огромное за ваши посты в Facebook. Потрясающе тонкие, умные, ироничные тексты. Всегда слежу с большим интересом».

Р.СУПЕР: Спасибо вам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Человек с дивным ником Путин-Мутин пишет «Как же такая зашоренная провластная особа как Афанасьева осилит беседу со свободным и талантливым человеком Романом?» Вот пытаюсь, товарищ Путин-Мутин, осилить.

363-36-59 – давайте попробуем звонки принять. Роман, берите наушники. Добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: (НЕРАЗБОРЧИВО).

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно.

Р.СУПЕР: Классно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что обычно таким людям надо сказать, Роман?

Р.СУПЕР: Не обращать внимания.

Е.АФАНАСЬЕВА: А мне их жалко. Знаете, когда человеку делать нечего воскресным вечером, чтобы дозвониться, ну, только пожалеть остается. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Тимофей, город Нижнекамск.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, Тимофей, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел бы спросить вашего гостя вот о чем. Смотрел ли он фильм «Способный ученик»? Может быть, это не по теме будет. Просто я его пару недель назад смотрел и до сих пор он у меня…

Е.АФАНАСЬЕВА: А что за фильм?

Р.СУПЕР: Какой фильм, простите?

Е.АФАНАСЬЕВА: «Способный ученик».

СЛУШАТЕЛЬ: «Способный ученик».

Е.АФАНАСЬЕВА: А о чем фильм?

СЛУШАТЕЛЬ: Фильм рассказывает о Второй мировой войне, о том, как молодой американский школьник… Но это надо смотреть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Простите, Тимофей, а почему вы именно Роману задаете этот вопрос? Или вас просто фильм так потряс, что вы?..

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, он как журналист, как человек, который более приближен вообще к этому роду деятельности. Поэтому.

Р.СУПЕР: Не смотрел я этот фильм, Тимофей, но обязательно посмотрю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо вам. Мы постараемся с Романом, наверное, найти фильм, раз вы его рекомендуете.

Р.СУПЕР: Спасибо вам. А я вам рекомендую посмотреть фильм «Третья звезда» (я его сегодня посмотрел). Замечательный. Про онкологического больного. Посмотрите.

Е.АФАНАСЬЕВА: Кстати, я тоже в Facebook читала ваши посты про… Вы снимаете сюжет там, да?

Р.СУПЕР: Нет, это все к тем стремным обстоятельствам, по которым я в Москве.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Это, к сожалению, да?

Р.СУПЕР: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Смотрю РЕН всегда. Новости гораздо лучше, чем на желтом НТВ, где цель – показать как можно больше грязи», — пишет Вадим. «Как вы относитесь к Сноудену? Правозащитник он или провокатор? И о чем бы вы спрашивали, если б брали у него интервью?» — это все тот же Илья. Видно, он ваш большой почитатель.

Р.СУПЕР: Сноудена мне по-человечески очень жаль. Мне кажется, что жить в аэропорту не очень приятно.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы верите, что он реально сидит где-то в транзитной зоне?

Р.СУПЕР: Мне кажется, что какое-то довольно продолжительное время он провел.

Е.АФАНАСЬЕВА: Полтора месяца? Реально в капсульном отеле?

Р.СУПЕР: Ну, какое-то время он там провел точно. Вот, мне почему-то так кажется, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо, оставим это разведкам этот вопрос, где он и как он.

Р.СУПЕР: Ну, я думаю, что ответить на это… Это хороший вопрос, потому что дядька, судя по всему, интересный. Но ответить на него, наверное, получится, когда мы, все-таки, с ним встретимся и поговорим. Вот тогда какие-то ощущения…

Е.АФАНАСЬЕВА: Все-таки, есть такое желание.

Р.СУПЕР: Конечно, есть.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Не жалеете ли вы, что отпуск приходится на ключевые события, арест и освобождение Навального, выборы мэра, митинги за, против? Не хватает «Недели» с ее…» Обрывается дальше сообщение.

Р.СУПЕР: Очень сильно жалею. Очень сильно жалею. И так всегда происходит, потому что в России там конец июля, август всегда очень трагические и интересные месяцы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Энтони написал мне в Twitter’е вопрос для вас: «Были ли предложения Роману о сотрудничестве от других каналов, например, «Дождь»?»

Р.СУПЕР: Да постоянно, да. Но мне очень интересно и приятно работать там, где я работаю сейчас.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звонок попробуем. 363-36-59. Добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Татьяна.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Я из Подмосковья. Елена, вот, я сейчас слушаю ваш разговор. Вы знаете, вы так многословны. Так хочется послушать корреспондента, а вы перебиваете.

Е.АФАНАСЬЕВА: Роман, давайте вы будете говорить. Хорошо, спасибо. Роман, видите, не дают мне поговорить с вами, будем слушать Романа.

Р.СУПЕР: Я не согласен с Татьяной. Говорите, Лена.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, ну я же провластная. Как же я с вами справлюсь? 363-36-59, +7 985 970-45-45, это Роман Супер, корреспондент программы «Неделя» с Марианной Максимовской. Вы до «Недели», если кто не знает вашего творческого… Во-первых, сколько вам лет, Роман?

Р.СУПЕР: 28 лет мне.

Е.АФАНАСЬЕВА: Молодой совсем человек, который уже учился…

Р.СУПЕР: Да какой молодой? Уж 30 скоро.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ой, боже мой. У меня дочка уже говорит «Вот, он совсем старый, ему уже лет 30».

Р.СУПЕР: Да. Но мне 28 лет, я работаю в телевизоре 9 лет. Началось все с маленького уютного телеканала RTVi, который никто никогда не смотрел.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, зачем вы говорите так? У нас вот программы совместные на «Эхе» выходят с RTVi часто.

Р.СУПЕР: Ну, раньше не выходили, вот и не смотрели. Ну, когда я там работал, ничего совместного еще, по-моему, не было. Вот. Я пришел после университета, после второго курса Журфака я пришел проходить практику на телеканал RTVi. И встретил там своего первого учителя, Андрея Норкина. Классный дядька, замечательный профессионал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот видите, вы говорите, что вы старый. Когда вы называете Норкина «дядькой», это уже показатель того, что вы еще совсем молодой.

Р.СУПЕР: Ну, я смотрел на Норкина с открытым ртом, с широкими глазами, учился. Учился всему. Как вести себя в эфире, как к этому эфиру готовиться, как писать тексты. Да всему, в общем. А потом как-то так случилось, что следующим моим учителем крутым был Вадик Такменев, то есть прямо сразу после Норкина.

Е.АФАНАСЬЕВА: Всё равно всё старое НТВ. И Марианна в том числе.

Р.СУПЕР: Да. Вот, Вадик Такменев, Коля Картозия. Вот, я ошивался на полвторого, дирекция праймового…

Е.АФАНАСЬЕВА: «Полвторого» — это надо объяснить слушателям. Это дирекция праймового вещания, которую возглавлял когда-то Николай Картозия, она находится в Останкино в таком… Лесенка идет, она не второй этаж и не первый, ее называют «полвторого».

Р.СУПЕР: Но всего год продлились мои отношения с Вадиком и с Колей, и работа эта была не информационная, а скорее такая, шоубизовая. Я был шеф-редактором программы «Суперстар» — помните, такая выходила про поющих всяких людей?

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вам в программе с шоу-бизнесом?

Р.СУПЕР: Слушайте, это был колоссальный опыт, которому я просто преклоняюсь. Правда. Несмотря на то, что это был шоу-бизнес, это все равно было очень интересно. Да все надо попробовать, мне кажется.

А потом был страшный период в моей жизни работы на ВГТРК. Тоже год.

Е.АФАНАСЬЕВА: Чем же он страшный?

Р.СУПЕР: Это были очень темные дни, сумрачные.

Е.АФАНАСЬЕВА: В вашей профессиональной деятельности?

Р.СУПЕР: Мне неприятно о них вспоминать, да. Я занимался межпрограммкой, слава богу. Ничем серьезным. И вытащила меня оттуда Марианна Александровна. Мы с ней созвонились. Тогда из программы уходил Артур Валеев, освобождалось место корреспондента, ну и вот мы встретились с Марианной и решили поработать вместе. Ну вот я задержался.

Е.АФАНАСЬЕВА: Слушатель вас спрашивал о фильме, который мы с вами не видели, а я вас хочу спросить о сериале, который коллеги широко обсуждают, американский сериал «Ньюсрум» — смотрели ли вы его?

Р.СУПЕР: «Ньюсрум» чуть-чуть смотрел.

Е.АФАНАСЬЕВА: И что вы можете сказать как человек, работающий в поле, что называется? Есть ли что-то похожее на программу новостей, какие-то ассоциации у работающих в нашей стране с тем, что показывает сериал о жизни американского телеканала?

Р.СУПЕР: Ну, мне кажется, что нам всем надо смотреть этот сериал и многому учиться. Мне кажется, что так.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. «На РЕН ТВ кто-то смотрит сейчас только «Званый ужин», — без подписи. Ну что ж делать? Каждому свое.

Р.СУПЕР: Не знаю, я не видел.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. «Роман, спасибо вам огромное за профессионализм и неравнодушие. Сейчас очень не хватает такой классной журналистики, особенно на ТВ», — пишет Антон из Рыбинска.

Так. Еще раз напоминаю, +7 985 970-45-45, 363-36-59. Роман, есть ли что-то, что вы еще не сделали? Вот, вы думаете «Я хочу сделать что-то из темы, сюжет», а или время не приходит, или то, что в журналистике называется «Нет оперативного повода»? Ну, не сложились так пока обстоятельства.

Р.СУПЕР: Я хочу снимать большие формы. Я хочу снимать большие репортажи.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, у вас и так большие. Это не маленькие 3-минутные. Вы делаете, по сути, спецрепы.

Р.СУПЕР: Ну, смотрите, я делаю каждую неделю 7-8-минутные сюжеты в программе «Неделя». Иногда получается, когда нахожу время, делать так называемые репортерские истории. Еще одна программа, где репортажи уже растут до 23 минут. Вот. Но мне и этого мало – мне хочется заняться документалистикой.

Е.АФАНАСЬЕВА: А в чем разница? Вот, формат кажется для человека несведущего, ну, какая разница там? Вот это 7 минут, короче, там 23 – длиннее. Снимете фильм на час, ну, будет еще. В чем разница?

Р.СУПЕР: Ну, потому что когда ты сталкиваешься с какой-то темой, которая тебе по-настоящему интересна, ну, ты же, как бы, не просто так приходишь, снимаешь трехминутное интервью и уходишь, да? Ты же погружаешься в тему, тебе интересно, ты находишь людей, ты уламываешь их сниматься, ты придумываешь какие-то повороты, какие-то ходы. В общем, ты проживаешь там неделю, вторую, третью вот с этой темой, с этими героями, а у тебя всего 7 минут. Представляете, как жалко?

Е.АФАНАСЬЕВА: А то, что остается из этого…

Р.СУПЕР: Слишком много чувств, слов, мыслей, которые хочется транслировать. Для этого нужна большая форма.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что из того, что остается, можно сделать? Использовать потом, когда будете делать документалку? Сделать книгу?

Р.СУПЕР: Ну вот смотрите, у меня в редакции на столе лежит огромная коробка. В этой коробке, наверное, кассет 40, посвященных Pussy Riot, про которых я делал сюжетов, наверное, штук 10. Мне кажется, вот, отпустят девочек и можно кино прям делать уже из этих исходников. Конечно, все остается, все лежит, все пылится.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ничего не пропадает.

Р.СУПЕР: Не, я не выбрасываю исходники, я ими обрастаю. Этому научил Осокин, еще один учитель, с которым я работал на RTVi. И он тоже, он в этом смысле сумасшедший человек, потому что он заставляет все свои комнаты кассетами. Это вот часть его жизни.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мало ли когда пригодится.

Р.СУПЕР: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Уникальный журналистский материал. Виталий из Петербурга пишет «Мало свежих и свободных. Таких, какие были на старом НТВ, или на нынешнем РЕН ТВ».

Р.СУПЕР: Ну как «мало»? Все эти люди остались, все эти люди живут, все эти люди по-прежнему свободны, интересны и красивы. Ну, немножечко уже постарше просто стали. Просто нету, наверное, достаточного количества там площадок, на которых они могли бы развернутся. Но будут-будут, обязательно будут.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пока в отпуске сидите, вы себе следующие темы, что называется, разминаете, разрабатываете?

Р.СУПЕР: Да, я в заметках в iPhone’е постоянно что-то записываю, что хотелось бы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но уже знаете, о чем хотите снимать, как только начнется сезон?

Р.СУПЕР: Да я думаю, мы все про щуку будем, к сожалению.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так уже щука, наверное, будет чем-нибудь следующим.

Р.СУПЕР: Какая-нибудь новая рыба появится, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Если б сегодня вы делали на эфир, там, вчера успели бы щуку, ну, в крайнем случае на следующую субботу. А за август еще сколько щук появится.

Р.СУПЕР: Слушайте, я без дела сидеть не буду, вот, поверьте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Даже не сомневаюсь.

Р.СУПЕР: Не буду.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Спасибо Роману. На мой взгляд, один из журналистов… (почему-то с многоточием) Чтоб не сглазить. Лучшего поискать будет сложно. И спасибо всем, кто работает в команде «Недели». Есть ли еще проекты, где Роман хотел бы реализоваться? Михаил, Екатеринбург».

Р.СУПЕР: Есть ли проекты, где я хочу реализоваться? Ну вот кино хочу снимать. Может, поможете? (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, Михаил, есть ли у вас связи? Вот видите, с чего начали, тем почти и заканчиваем эфир. А Лев спрашивает опять: «Супер – это фамилия или псевдоним?» Прослушал начало.

Р.СУПЕР: И так будет всегда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Представляете, вот, вы работаете-работаете, работаете-работаете, а первый и последний вопрос все равно про фамилию.

Р.СУПЕР: Закольцевали.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Роман, расскажите, вот, хоть вы сказали, что вы телевизор так сейчас, не очень внимательно смотрите, но есть ли кто-то из коллег, кого вы стараетесь не пропускать? Корреспондентов?

Р.СУПЕР: Олю Скобееву, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так?

Р.СУПЕР: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Для меня неожиданный ответ.

Р.СУПЕР: Конечно, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это как в советские времена читали газету «Правда»?

Р.СУПЕР: Я очень слежу за тем, как она растет. Я думаю, что скоро она дорастет до небывалых звезд. Небывалых планет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. А еще кого? Или после этой фамилии не стоит никого называть?

Р.СУПЕР: Слушайте, ну вот как-то так получилось, что огромное количество друзей, приятелей и коллег, которых я считаю, ну, изумрудами этой профессии, почему-то, вот, сидят или без работы, или почти без работы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Катя Гордеева.

Р.СУПЕР: Катя Гордеева, Саша Уржанов. Лошак по большому счету тоже. Паша Селин. Да много кто.

Е.АФАНАСЬЕВА: Алекс спрашивает «По аналогии с «Команданте» Стоуна с кем бы хотелось двухчасовое интервью?»

Р.СУПЕР: Двухчасовое интервью?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да?

Р.СУПЕР: С Путиным хотелось бы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да кто ж даст это называется, да? Или нет?

Р.СУПЕР: С Путиным хотелось бы поговорить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, вот, Вадику Такменеву-то удалось. Пробовали когда-нибудь в пресс-службу запросы отправлять?

Р.СУПЕР: Попробую 1 сентября.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так. «Как вы относитесь к ОТР?» — спрашивает Антон из Рыбинска.

Р.СУПЕР: Как к покойнику – либо хорошо, либо никак. Но вообще-то затея была изначально странноватой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Обреченной, скажем так.

Р.СУПЕР: Да, обреченной.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дина пишет «Потрясающий молодой человек. Дарит надежду».

Р.СУПЕР: Спасибо вам.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы говорим, вернее, уже почти закончили разговор с Романом Супер. А, кстати, фамилия склоняется?

Р.СУПЕР: Да, в мужском роде, конечно, склоняется, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так. С Романом Супером, корреспондентом программы «Неделя» с Марианной Максимовской. Программа пока в отпуске как и все аналитические итоговые программы недели, но с сентября мы надеемся снова видеть его в эфире. А если вы его репортажи не видели, очень советую: в YouTube всё сейчас можно посмотреть, это не старые времена.

В общем, на этом наш выпуск сегодня программы «Телехранитель» подходит к концу. Я обычно людей прошу заинтриговать, что будет вскоре. А так как вы в отпуске, то, наверное, и интриговать нечем. Либо, все-таки, что-то скажете?

Р.СУПЕР: Что будет в эфире?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да?

Р.СУПЕР: Да кто же знает, что будет в эфире.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что за этот август произойдет.

Р.СУПЕР: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вадим мне как раз спасибо говорит за интересную передачу.

Р.СУПЕР: Да, спасибо. Интересная передача.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, это не мне, это собеседнику. Спасибо. На этом мы заканчиваем «Телехранитель». Прощаюсь с вами на 2 недели, через воскресенье буду в эфире. Всего доброго. Спасибо Роману.

Р.СУПЕР: Будьте все здоровы, пожалуйста.

Е.АФАНАСЬЕВА: Правильно.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире