30 июня 2013
Z Телехранитель Все выпуски

Ургант вечерний и дневной


Время выхода в эфир: 30 июня 2013, 12:10

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева, и как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня в гостях долгожданный гость Иван Ургант. Здравствуйте, Иван Андреевич.

И.УРГАНТ: Здрасьте, Лен, здрасьте. Спасибо огромное. Наконец-то есть возможность посидеть здесь, в этой уютной, светлой, просторной студии «Эха Москвы».

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Иван Андреевич издевается, потому что мы… Я сразу скажу, уважаемые слушатели, у вас сегодня не будет шансов задать ему вопросы, потому что редкий случай, когда программу мы записали. Мы года полтора пытались найти воскресенье у Ивана Андреевича, чтобы он с 6-ти до 7-ми был свободен…

И.УРГАНТ: Подождите. То есть получается, мы сейчас не в прямом эфире?

Е.АФАНАСЬЕВА: Какой ужас.

И.УРГАНТ: Меня столько людей сейчас слушает. Так. Хорошо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, это примерно так же, как у вас. Когда вы выходите в эфир, а рассказать про развод Путина уже не можете, хотя он случился за час до программы.

И.УРГАНТ: Вы знаете, он, к сожалению, случился не за час до программы. А более того, до последнего никто не знает из нас, когда он случился, согласитесь. Даже сотрудники радиостанции «Эхо Москвы», которые, казалось бы, знают всё, не знают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Я, все-таки…

И.УРГАНТ: И мы… И я сразу. Нет, почему же? Вот, вы же сделали уже небольшой, как бы, выпад в мою сторону. А я вам отвечу, Елена. Отвечу и вам, и нашим зрителям. Я отвечу. Мы, действительно, узнали о том, что Эсмеральда состоялась не только в рамках Собора Парижской богоматери, но теперь и в качестве бракоразводного, как бы, определяющего места, и Кремлевский дворец еще и теперь дворец не только съездов, но и разъездов. Узнали мы об этом, уже когда мы не выходили на этой неделе в эфир, а уже была следующая неделя, чему мы, как говорится, и уже на следующей неделе посвятили несколько вялых, замаскированных, зашифрованных шуток.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я, в общем, еще раз повторяю, уважаемые слушатели. В гостях – Иван Ургант. Года полтора мы пытались найти у него воскресенье, чтобы он с 6-ти до 7-ми был в Москве и не занят. Не получилось. И пошли на то, чтобы записать на рабочей неделе эту программу, а вы ее услышите в обычное время «Телехранителя».

Я вот почему начала об этом разговор? Потому что в такой программе как ваша вот это вот ощущение того, что это происходит сегодня и сейчас, это, наверное, самый невероятный кайф. Я помню, вы рассказывали, как вы ездили в Америку смотреть такие подобные Late Night Show, и сами говорили об этом кайфе.

И.УРГАНТ: Вы знаете, Елена, и вы знаете, дорогие радиослушатели, несмотря на то, что нас с вами разделяют годы между тем, как эта программа была записана, и тем, как она попала в эфир. Я могу сказать следующее. Мне не хватает в отечественном телевидении именно прямого эфира. Мне его не хватает. И прямого эфира не в новостных программах, которые пока, к счастью, выходят в прямом эфире, а в развлекательных. В утренних программах. Я очень люблю утреннее телевидение – это один из моих самых любимых форматов, и мне бы очень хотелось каким-то образом… Я не знаю, как это сделать, у меня нету никакого решения, нету никакого предложения, как сделать так, чтобы наша гигантская страна, которая разделена часовыми поясами, мы все просыпаемся и встаем в разное время, но чтобы при этом люди… Мне кажется, очень важно: когда ты просыпаешься, включаешь, например, телевизор или он у тебя включается сам и будит тебя, чтобы люди, которые сидели внутри этого телевизора, существовали в эту же секунду как и ты, и тоже, может быть, видели, что на улице пасмурно. Ну, как-то все это происходило одновременно.

Что же касается нашей телевизионной передачи, в ней нет, ну, такой, острой необходимости прямого эфира, поскольку, все-таки, многие вещи мы иногда корректируем, иногда камера не туда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы объясните слушателям, когда вы, что называется, пишетесь, как вы пишетесь? То есть я-то это вижу, я часто захожу на ваши съемки, когда у меня бывает минута свободная.

И.УРГАНТ: Никакого секрета мы здесь не делаем. Мы обычно это делаем где-то в 4:30 дня.

Е.АФАНАСЬЕВА: Того же самого дня?

И.УРГАНТ: Того же самого дня, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Для Москвы?

И.УРГАНТ: Для Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: И какие еще регионы смотрят в тот же день?

И.УРГАНТ: В тот же день смотрит Москва и смотрит Екатеринбург, и смотрит Поволжье. То есть вот эти часовые пояса. Остальные смотрят на следующий день. Поэтому мы максимальную точку отодвинули (вот это 14:30), чтобы хоть какие-то произошли и новости днем, и прочее-прочее-прочее.

Иногда гости, которые к нам приходят, мы под них подстраиваемся и мы их записываем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ах, про гостей. Ну, рассказывайте про Брэда Питта.

И.УРГАНТ: А что про него рассказывать, про Брэда?

Е.АФАНАСЬЕВА: С ним-то вы не в студии, наверное, общались.

И.УРГАНТ: А вот скажите мне, когда мы услышим эту передачу?

Е.АФАНАСЬЕВА: А вот это большая загадка, поэтому вы просто рассказывайте. Я думаю, что уже вы покажете это в своем эфире.

И.УРГАНТ: Уже мы покажем. То есть я буду уже в отпуске в данный момент?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Вы уже отдыхаете и слушаете себя по радио.

И.УРГАНТ: То есть я уже голенький лежу на пляже, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ой, как вам хорошо.

И.УРГАНТ: Мне не очень хорошо, потому что люди смеются.

Е.АФАНАСЬЕВА: Расскажите про Питта, потому что я пока только видела в вашем Инстаграме роскошные кадры, где вы красавец пуще Питта.

И.УРГАНТ: Вы знаете, тут, как говорится, все сошлось. Действительно, Брэд Питт – это человек, который не самый активный участник дискуссии в ток-шоу и в телевизионных программах, подобных нашей. Он вообще достаточно закрыт для прессы. Связано это с тем, что он ведет активную семейную жизнь, которая является тоже неплохим поводом для прессы.

Потом это неплохой в том числе и бизнес, он замечательно продает фотографии своих новорожденных детей (я тут узнал). К чести своей и супруги тратят эти деньги они на благотворительность. И прекрасно понимая, что, наверное, к своим 50 годам (а ему 50, во что невозможно поверить даже с близкого расстояния, потому что я разговаривал с Брэдом даже не как мы с вами, а как я с микрофоном сейчас)...

Е.АФАНАСЬЕВА: Что вас заставило приблизиться настолько вплотную?

И.УРГАНТ: Притяжение его. Его невероятный природный магнетизм.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы осторожней – у нас же, все-таки, законы Дума приняла.

И.УРГАНТ: Ну, законы приняла и что такого? И что, собственно, я?.. Простите, я сейчас, может быть, выразил мнение большинства и вообще некое…

Е.АФАНАСЬЕВА: Раз это Брэд Питт, что такого?

И.УРГАНТ: Нет, вообще некое историческое отношение в нашей стране к законам: «Приняли закон – ну и что?» Вот. Это то, что касается законов.

То, что касается Брэда Питта, тут закон притяжения, знаете, зрителя и человека, на которого он привык все время смотреть. Я помню, мне было очень немного лет, когда я взахлеб смотрел фильм…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы подошли и сказали «Я вырос на ваших фильмах»?

И.УРГАНТ: Нет, вы знаете, я…

Е.АФАНАСЬЕВА: Как иные девушки сейчас, наверное, подходят и говорят «Ваня, я на ваших эфирах MTV росла», и вы падаете в обморок при виде этих тёть.

И.УРГАНТ: Вы знаете, нет, такого… Нет, ну, кто-то подходит, да. Об этом сейчас мы отдельно поговорим. Про Брэда Питта возвращаясь. В общем, Брэд Питт оказал честь нашей программе, выбрав нас из всех, в которых он будет принимать участие.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как этот выбор происходит? Вы общаетесь с пиаром, пресс-службой звезд, вы говорите, что вы самая крутая программа на отечественном телевидении? Как это происходит? Я знаю, как к вам попал Цукерберг, ибо была сама участницей этого процесса.

И.УРГАНТ: Это военная тайна.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, вот, как Брэд Питт попал?

И.УРГАНТ: Это тайна, Лена. Тайна. Не буду я раскрывать все секреты.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, я вот знаю, что, например, Джонни Депп не попал, потому что у него был или есть тот же самый агент, что у Хью Гранта, которому не очень было уютно в Прожектореперисхилтон, не так, как его тезке Хью Джекману.

И.УРГАНТ: Вы знаете, я вам что хочу сказать, Лена? Всегда по-разному. Я знаю одно, что за нашей телевизионной программой даже там, за океаном уже водятся неплохие слухи, и уже про нас говорят не только со знаком минус. Что же касается Хью Гранта, действительно, это была, ну, грустная история. Пришел Хью Грант…

Е.АФАНАСЬЕВА: Не въехал, мягко говоря.

И.УРГАНТ: Вы знаете, ну, давайте называть вещи своими именами. Перед этим Хью Грант был на шоу на одном на нашем канале, где обсуждал какие-то вещи, связанные то ли с самосожжением, то ли с членовредительством.

Е.АФАНАСЬЕВА: Господи, как его туда занесло?

И.УРГАНТ: Да. Вот, как его туда занесло, я не знаю. Более того, само по себе это шоу (я сейчас не буду его называть) – замечательная программа, и нам самим интересно посмотреть и как люди себя сжигают, и как они живут со своими ближайшими родственниками интимной жизнью и прочее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но он пришел после этого к вам.

И.УРГАНТ: Это интересно, Лена. Это интересно. Но Хью Грант причем тут? И, вот, более того, один раз мне в жизни позвонили и сказали «Не хотите ли вы Мэттью Фокса, исполнителя главной роли в сериале «Лост» пригласить на программу «Смак»?» Я сказал «Извините, не хочу, потому что я не понимаю, как можно с Мэттью Фоксом говорить про кабачки». Вот. Поэтому я настаиваю, что, все-таки, хорошо бы, когда человек приходил в нужное время и в нужную программу. И Хью Грант в тот момент был совершенно раздосадован, раз. Он не понимал, что происходит. Ему не хотелось принимать ни в чем участия. Он не видел (и это очень важно) никогда программы «Прожекторперисхилтон». А мы всегда очень просим и настаиваем, чтобы…

Е.АФАНАСЬЕВА: Почувствовали вашу энергетику.

И.УРГАНТ: Не надо… Это очень громко звучит. Просто посмотрели и поняли хотя бы какие-то правила игры. Вот и всё. Ну и плюс к этому Хью Грант не такой фонтанирующий гость, скажем, как Хью Джекман, хотя их обоих зовут Хью.

Е.АФАНАСЬЕВА: И это правда, что, действительно, из-за этого не пришел Джонни Депп, ибо ему агент не посоветовал.

И.УРГАНТ: Нет, это неправда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну хорошо, вернемся к Брэду Питту. Что ж вы про Джонни и Джонни?

И.УРГАНТ: Это неправда, это ложь. А ложь на «Эхо Москвы»...

Е.АФАНАСЬЕВА: Да нет, это ужасно.

И.УРГАНТ: Пока мы не дожили еще до такого.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но Депп-то, вроде, еще раз приедет вот-вот. А, может, уже приехал, пока мы с вами в эфир попадем с этой записью.

И.УРГАНТ: Вот, Леночка, вот, подождите.

Е.АФАНАСЬЕВА: Неужели, у вас на этой неделе столько встреч?

И.УРГАНТ: Не знаю, не знаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Заинтриговали.

И.УРГАНТ: Заинтриговал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну так расскажите про Брэда Питта, все-таки. Вы гуляли по Кремлю вместе с ним или нет?

И.УРГАНТ: Мы вместе с Брэдом Питтом прогулялись по Кремлю. Дал он нам времени не много. Чаще всего, могу вам сказать (и это я не открою никакой Америки), артист, который приезжает к нам из-за рубежа, имеет большое количество людей в свите.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да.

И.УРГАНТ: Людей, которые отвечают за их пиар, за их сохранность, за их внешний вид.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да и няней надо привезти – он же с дочками приехал.

И.УРГАНТ: Он приехал с дочками. Ну, дочек и нянь я видел, вот, знаете, чуть дальше они стояли там. Но тем не менее, чаще всего, как показывает мой опыт, основная проблема – это договориться внутри с большим количеством людей. Знаете, когда вокруг одного человека такое количество людей, чаще всего он, может быть, даже и не знает о том, что мы с кем-то о чем-то договаривались, о чем-то кого-то просили.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что с ним нельзя фотографироваться, задавать ему вот эти вопросы и так далее.

И.УРГАНТ: Ну, например, да, да, да. Да. И были там какие-то вещи, которые очень сложно согласовать. Ну и что? Ну вот так это… Я никого не удивил этим, и могу вам сказать, что… Поэтому мне кажется, что в следующий раз, когда Брэд Питт приедет, ему будет проще уже, по крайней мере…

Е.АФАНАСЬЕВА: Прийти в студию, попить чайку.

И.УРГАНТ: Ну, он не любит студию. Брэд Питт в принципе не любит студию. И я провел исследования и выяснил, что он ни разу, например, не был у Дэвида Леттермана, моего коллеги заокеанского. Он никогда у него не был. Брэд Питт не любит сидеть на диване и разговаривать. Вот этот формат его… Он очень простой человек. Как Ленин. Очень простой.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы видели Ленина?

И.УРГАНТ: Ну, что может быть проще? Лежит себе и лежит. Я могу сказать, что он очень простой человек. И о чем говорили мне мои коллеги и те люди, с которыми мы готовились. И тем не менее, он очень приятный в общении. Он очень открытый, он очень улыбчивый. И если он все это сыграл, то сделал… Значит, он еще и блистательный актер, потому что я увидел в его глазах симпатию и вопрос «Ваня, когда же, наконец, мы с тобой нормально посидим?»

Е.АФАНАСЬЕВА: Наверное, все равно когда вы собирались идти в Кремль на встречу с Брэдом Питтом, у вас…

И.УРГАНТ: Да, вот, не думал я, что в Кремль пойду на встречу с Брэдом Питтом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все равно был вопрос, какой вопрос человеку задать, которому задавали… Ну, наверное, как и вам. Приходит журналист на интервью, вы думаете «Ну что? Ну, опять одно и то же 500 раз повторять». Брэд Питт, наверное, повторяет 500 и 5500.

И.УРГАНТ: Вы знаете, если об этом думать, то вообще тяжело становится.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть как пойдет? Пожали руку и поехало?

И.УРГАНТ: Я вообще не интервьюер пока еще, вы знаете. Вот, когда там меня спрашивают «Что вам не нравится? В чем вы не уверены?» Вот, интервью – это не моя сильная сторона пока еще. И я надеюсь, что я делаю хоть какие-то движения вперед. Я иногда судорожно перебираю в голове вопросы, иногда судорожно пытаюсь о чем-то вспомнить и перестаю слышать человека, который сидит напротив меня. Вот, как я сейчас вас не слышу. Хотя, вы мне такие знаки руками показываете, что переходим к следующей теме.

Е.АФАНАСЬЕВА: (смеется) Нет, я просто вспомнила, что когда я училась на Журфаке… Мало чего я помню с этого обучения, не очень была информативная, но при этом я запомнила: задавайте всегда только те вопросы, ответы на которые вас, действительно, интересуют.

И.УРГАНТ: Ой, вы знаете, вот, тысячу раз мне все это говорили, «Найди самое интересное, что тебе нужно в собеседнике», «Не задавай вопросы, на которые могут дать ответ «Да» или «Нет».

Е.АФАНАСЬЕВА: А что самое интересное в Брэде Питте? Спросить про грудь Анжелины Джоли?

И.УРГАНТ: Вы знаете, да. Но тут возникает сложность, потому что, с одной стороны, мы, все-таки, должны задавать ему те вопросы, которые Брэда Питта не поставят в неудобное положение. А поскольку Брэд Питт – человек простой, как я уже говорил, вопрос здесь нужно было хотя бы ему показать, потому что он…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть, все-таки, пресс-служба попросила вас?..

И.УРГАНТ: Конечно, попросила. Мы кое-где там отходили. Но вы поймите, для чего это делается? Для того, чтобы человек в кадре выглядел хорошо, да? Вот, собственно, у нас не стоит задача поставить собеседника в неудобное положение.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, тогда чтобы закончить историю с Питтом (все-таки, мы не ради него здесь собрались)...

И.УРГАНТ: Совсем нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот-вот. А то потом Джонни Депп – придется вас еще раз позвать.

И.УРГАНТ: Конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. Все-таки, а говорили они, о чем не спрашивать Питта?

И.УРГАНТ: Я сейчас вспомню. Да нет. Ну, таких вот… Да у нас… Вы поймите, это не интервью, Лен.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо.

И.УРГАНТ: То, что мы делали, — это не интервью, это была прогулка по Кремлю, интервью это назвать нельзя. Более того, интервью – это то, когда… Знаете, вот мы с Владимиром Владимировичем Познером. Ну, я могу произносить это имя здесь?

Е.АФАНАСЬЕВА: Конечно.

И.УРГАНТ: Да?

Е.АФАНАСЬЕВА: А как же.

И.УРГАНТ: Так вот мы с Владимиром Владимировичем Познером часто беседуем, потому что он в этом смысле является уникальным примером, как можно разговаривать с человеком и хорошо его слушать, и пришли к выводу, что все равно бывает человек сначала не расположен, потом он больше располагается. Все равно интервью, хорошее интервью – оно должно идти, ну, минимум полчаса, за время которого может измениться и твое отношение к собеседнику, и собеседника заинтересовать чем-то. Максимальные интервью в нашей передаче, которое было, оно было минут 18. У нас такой формат. Поэтому я это даже интервью особо не называю – это такое, милое щебетание на диване.

Е.АФАНАСЬЕВА: У нас до новостей всего несколько минут. Я хочу такой блиц, вы отвечайте да или нет, и с кратким комментарием. Вопросы, которые задают люди вокруг, в частности, например, мои дети.

И.УРГАНТ: Ваши дети. Пожалуйста.

Е.АФАНАСЬЕВА: Зачем вам нужен Саша Гудков? Это мальчик для битья в программе?

И.УРГАНТ: Саша Гудков не мальчик для битья. Саша Гудков – это человек, который должен быть в программе. Я не умею существовать один, и Саша – это такой человек, который, кстати, в формате присутствует всегда, в формате такого шоу. Это человек, который выполняет определенные функции, он делает и сюжеты, музыкальные сюжеты, прекрасно располагая к себе музыкальных артистов. Помимо этого он фантастически объявляет гостей.

Е.АФАНАСЬЕВА: И вас тоже.

И.УРГАНТ: И меня в том числе. Саша является автором, очень хорошим автором в нашей программе, он работает в том числе и автором. И параллельно является еще и моим таким собеседником за кадром.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще вопрос из зала. Алла Михеева – такая дура или прикидывается?

И.УРГАНТ: «Дура или прикидывается»?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да.

И.УРГАНТ: Вы знаете, мне кажется, это вопрос краеугольный вообще, касаемый женщины любой. Понимаете? И в данной ситуации я могу сказать, Алла Михеева… До конца этого не знает никто.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, она – актриса, журналистка или кто она по образованию?

И.УРГАНТ: Алла по образованию актриса.

Е.АФАНАСЬЕВА: Где вы ее нашли?

И.УРГАНТ: Ну, знаете, Алла не кошелек, чтобы я ее нашел. С Аллой мы познакомились в Петербурге.

Е.АФАНАСЬЕВА: Опять питерские.

И.УРГАНТ: Да, в Петербурге. Но Алла не из Петербурга – она приехала в Петербург, училась, в Театре-буфф актрисой работала или работает, по-моему, продолжает. И случайно мы с ней встретились на сцене, на премии Золотой Граммофон.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы придумали вот этот формат ее рубрики?

И.УРГАНТ: Он как-то получился. В результате мы стали думать, как это делать, что. И в результате получилось. Сейчас я… У нас есть команда, которая с ней работает, это замечательные ребята. И как-то мы, вот, раз, думали-думали-думали, и вот так это все уже получается. И только смех да и только.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что? Это Иван Ургант. Я думаю, что лишний раз напоминать не надо, голос его известен всем. Мы прервемся на новости, а потом продолжим разговор в программе «Телехранитель».

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще раз добрый вечер. Мы продолжаем программу «Телехранитель». В гостях – Иван Ургант. Еще раз напоминаю, что, к сожалению, вы не сможете задать ему вопросы, потому что этот эфир мы записали чуть-чуть заранее. Очень занятый Иван Андреевич надеется, что в тот момент, когда это в эфире, он уже будет на пляже лежать.

И.УРГАНТ: А могу я объяснить радиослушателям, почему? Ну, почему?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да.

И.УРГАНТ: Так все очень просто. Вы понимаете, я никогда не существовал в формате каждодневного хождения на работу. И поэтому, конечно, мои выходные дни задолго планируются. Это возможность куда-то либо выехать, либо что-то.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Елки 3» снять.

И.УРГАНТ: В том числе и снять фильм «Елки 3», еще что-то, еще какие-то съемочные дни. И, в конце концов, простите, я на первое место поставлю семью. У меня есть семья, у меня есть дети.

Е.АФАНАСЬЕВА: Очень красивые вы стали выкладывать иногда в Инстаграме фотографии дочек. Просто тьфу-тьфу-тьфу.

И.УРГАНТ: Я стал вкладывать детей, да. Понимаете? Понимаете, мне надоело, что они спрашивают, кто этот мужчина на кухне, который ест пельмени из кастрюли.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вань, вы впервые вот этот год, по-моему, работаете не только как ведущий, но в своей программе вы и продюсер.

И.УРГАНТ: Я – продюсер, я – руководитель.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, расскажите, чем это меняет ваше существование? Например, раньше там в «Перисхилтоне», либо в «Разнице», где вы – ведущий.

И.УРГАНТ: Отсутствие ответственности, конечно, располагает к легкости. Сейчас…

Е.АФАНАСЬЕВА: Шути себе.

И.УРГАНТ: Да. А сейчас, все-таки, ответственность присутствует, и ответственность и за людей, которые работают. А я счастлив, что меня судьба свела с теми людьми, которые работают на передаче «Вечерний Ургант». И я до сих пор, если честно, не могу поверить, что я – продюсер. Я никогда не был продюсером и не думал, что я стану продюсером. Но, тем не менее, я вдруг понимаю, что вот, действительно, я же вот этих людей познакомил, которые вместе теперь делают вот такие вот вещи. Это очень интересно. Но по-прежнему все еще в новинку.

Я не требовательный продюсер, я, знаете, такой, волнообразный. Я иногда…

Е.АФАНАСЬЕВА: Значит, у вас должен быть суровый следователь, если вы – добрый.

И.УРГАНТ: Есть такие. Есть и такие.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть специально эти люди существуют.

И.УРГАНТ: У нас очень хороший коллектив. Я очень рад, что у нас сложился такой коллектив. И, в общем…

Е.АФАНАСЬЕВА: А сколько всего примерно, ну, может быть, вы не помните с точностью до последней штатной единицы. Сколько человек делает 5 раз в неделю такое шоу?

И.УРГАНТ: Вы знаете, ну вот мы сейчас собирали или собираем, вот, будем праздновать окончание вот этого пула программ, которые до лета были. И вы знаете, там получилось… Ну, там много. Там не только те, кто делает, там какие-то друзья, еще какие-то партнеры, которые нам помогали. И тем не менее, получилось 100 человек. 100 человек. Видите, даже прозвучал сигнал. Это значит, я первый раз сказал правду.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. В чем ваше продюсирование, все-таки, заключается? Вы подбираете… Вы садитесь утром, расписываете темы или заранее их планируете? Гости, шутки пишете?

И.УРГАНТ: Мое продюсирование заключается в том, что я… Я не успеваю делать все то, о чем вы говорите, но я осуществляю некий общий контроль. Я этих людей собрал из разных структур вместе. Мы вместе продюсируем эту телевизионную передачу (там несколько человек), и я осуществляю… Ну, за мной принятие последнего решения. Ну и после меня еще есть пару человек, которые…

Е.АФАНАСЬЕВА: И мы даже знаем, как их зовут.

И.УРГАНТ: И мы даже знаем, как их зовут и как они выглядят, которые уже окончательным веским «Нет» отвергают ту или иную идею.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда любимый вопрос слушателей «Эха Москвы»: вырезали ли что-то из вашей программы после того, как вы там в 5 часов вечера записались, а в эфир идет в 11:30?

И.УРГАНТ: Ни одного раза.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас не было желания пошутить так, чтобы вырезали? Или что?

И.УРГАНТ: Вы знаете, ну, ни одного раза такого просто не было. У нас отчетливо и мощно работает механизм самоцензуры.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно.

И.УРГАНТ: Мы даже иногда, когда думаем что-нибудь крамольное, мы даже себя иногда и самовыпарываем в специальной комнате пыточной.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. У вас есть и пыточная.

И.УРГАНТ: Да. У нас всё очень, знаете, поставлено на широкую левую ногу.

Е.АФАНАСЬЕВА: Расскажите, как вам в этом формате? В принципе, он был достаточно непопулярен или он не был известен в России. Когда-то пробовал Игорь Угольников очень давно что-то делать, по-моему, на канале нынешнем Россия, тогда это РТР был.

И.УРГАНТ: Да. Игорь это делал, по-моему, 2 или 3 раза в неделю у него была программа, она была не каждый день.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Но, по крайней мере, вот этой традиции западной – ее нет (позднего ночного шоу). Как вам в нем существуется? Что вы подстраиваете под российского зрителя, понимая, что не идет то, как идет на Западе?

И.УРГАНТ: Вы знаете, мы сейчас вместе со зрителем и мы подстраиваемся под зрителя, и зритель подстраивается под нас.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, вот, что у нас пошло так же, как у них хорошо, что лучше, а что вообще не идет?

И.УРГАНТ: Сложно сказать. Понятно одно, что это телевизионная передача, которая требует достаточно долгого времени нахождения в эфире для того, чтобы стать по-настоящему на ноги и успешной. Это не формат еженедельной программы, когда эту программу специально ждешь.

При этом это возможность вечером… Нам помогает очень наше родное телевидение и коллеги на других каналах. Стоит только переключить на другую программу в тот момент, когда мы в эфире, и понимаешь, насколько по-разному мы относимся к тому, что должен смотреть зритель перед тем, как лечь спать. Вот это очень важно. Мне кажется, что если люди засыпают с хорошим настроением, они и просыпаются с хорошим настроением. А если человек засыпает в тот момент, когда 7 мужчин грабят антикварный магазин, расстреливая владельцев из крупнокалиберного пулемета, то, наверное, он с таким же отношением к жизни и проснется с утра. Это мое частное мнение. Я полагаю, что должно быть вот так. Интересные люди, которые приходят к нам в гости, замечательные тоже как-то стали меняться в своем отношении к тому, какими они должны быть в программе.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я знаю, что коллеги ваши в аналогичных программах на Западе (вот, вы уже называли Леттермана и Фэллон, и другие), у них есть команды людей. Мало того, что пишут шутки, так есть еще и покупка шуток. То есть любой человек может прислать и получить за это деньги.

И.УРГАНТ: Вы знаете, я…

Е.АФАНАСЬЕВА: У вас все свое или вы тоже пробуете эти технологии?

И.УРГАНТ: Нет, мы ничего такого особенного не покупаем. Я могу только сказать, что очень сильно у нас прогрессирует вся наша авторская команда. И мы были удивлены, что, например, у Джимми Киммела прекрасного ведущего американского, у него работает порядка 9 человек всего авторская группа и, как бы, хватает. По-разному.

Слушайте, тут вопрос не в шутках. Все равно это не юмористическая программа.

Е.АФАНАСЬЕВА: А что главное? Настроение?

И.УРГАНТ: Настроение-настроение. Вот, по-другому не скажешь. Я долго… Это и не гость, потому что бывали случаи, когда гость был, ну, так себе, в общем, ничего особенного. Я имею в виду не его статус, а то, как он был в программе. Ну да, ну, неплохо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но все искрило.

И.УРГАНТ: Нет-нет. И при этом люди, при этом рейтинг программы, люди с интересом. Ну, как бы, мы смотрели на цифры и выяснялось, что люди почему-то с интересом эту программу посмотрели.

Здесь, мне кажется, все в комплексе. И за скобки мы выносим какое-то хорошее настроение. Потому что когда я смотрю подобные программы (я их периодически смотрю и поскольку их в этой стране нет, я смотрю программы коллег заокеанских), то там я не могу сказать, что я смеюсь в голос. Просто мне интересен ведущий, мне интересно то, что он скажет. Мне иногда смешно, иногда мне не очень смешно, но мне всегда это любопытно и меня всегда это развлекает, и у меня всегда хорошее настроение. Вот это я и, собственно, пытаюсь передать и в нашей передаче.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, это у вас у зрителя. А у вас, у человека, ну, 5 дней в неделю не может быть хорошее состояние физическое, энергетическое и прочее. Что вы делаете? Как вы себя?.. Вы должны себя как-то накрутить, чтобы выйти и зажечь эти, там, полчаса, 40 минут, сколько идет запись.

И.УРГАНТ: Ну, вот, знаете, тут как раз как-то все срослось. Я сам не могу понять, но, в общем-то, я не могу сказать, что я прямо погибаю на этой работе. Я не мог представить себе, что я когда-нибудь буду 5 дней в неделю делать подобные вещи. Ну, просто это невозможно. А сейчас как-то мы вошли в какой-то определенный ритм. Благодаря тому, что есть команда, я имею возможность приходить на работу не к 10 утра, а позже. Всегда по-разному это происходит. Какие-то вещи мы обсуждаем при подготовке по телефону, какие-то вещи мы делаем так, какие-то так. И все это как-то, в общем-то… Мы вошли в этот ритм, и мне уже сложно представить, что будет, если, допустим, вследствие какого-то стечения обстоятельств программа не будет выходить, а будет выходить раз в неделю или какая-то другая программа.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ломка будет.

И.УРГАНТ: Да, мне кажется, у меня будет ломка.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, что мы с Иваном Ургантом разговариваем, к сожалению, не в прямом эфире, поэтому он надеется, что он сейчас лежит в отпуске уже.

И.УРГАНТ: А, может быть, я буду той первой ласточкой, которая переведет весь эфир «Эха Москвы» в запись, и в дальнейшем вообще в аудиозаписи.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не пугайте. Я хотела спросить как раз, на сколько вы прерветесь на эти каникулы?

И.УРГАНТ: 2 месяца.

Е.АФАНАСЬЕВА: Программа не будет в эфире?

И.УРГАНТ: 2 месяца мы не будем в эфире. Но! Впервые (я в это даже с трудом верю) руководство Первого канала попросило нас и предложило нам выбрать лучшие по нашему мнению передачи из прошлого сезона и поставить их в повторы.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть мы не заметим потерю бойца, и будем видеть вас каждый вечер в назначенное время?

И.УРГАНТ: Да, мы будем каждый вечер в назначенное время кроме пятниц, с понедельника по четверг, и будут лучшие… Ну, давайте так, я не скажу «лучшие». Наверное, самые яркие по нашему мнению выпуски, где будут музыкальные номера и прочие.

Е.АФАНАСЬЕВА: В этом рейтинге вы сами, когда составляли, что поставили в первой пятерке, какие выпуски?

И.УРГАНТ: Ну, есть несколько передач, которые мне очень запомнились. Они, в основном, связаны с гостями. Вот, как-то отсюда и вся передача. Это передача с Андроном Кончаловским, с Андреем Сергеевичем Кончаловским. Передача с Уиллом Смитом. Передача с Джеки Чаном. Передача с Сашей Цекало, Пашей Деревянко и актрисой Хэлли Берри. Вот, я назвал 4. Надеюсь, что те гости, которые у нас были в других передачах, не обидятся. Все разные, все нами горячо любимые, но, вот, просто мне почему-то передача с Робертом Де Ниро.

Е.АФАНАСЬЕВА: Почему бы это?

И.УРГАНТ: Вы знаете, это не лучшая передача была наша. Роберт Де Ниро не лучший гость.

Е.АФАНАСЬЕВА: Закрытый.

И.УРГАНТ: Он вообще закрытый, и он на всех шоу ведет себя абсолютно одинаково, он сидит и молчит. На всех. Поверьте мне. Я знаю, что многие увидят в этом мою попытку оправдать собственную беспомощность. Нет: Де Ниро везде такой. Ну а потом посадите рядом с Де Ниро мальчика, который круглосуточно смотрел фильмы с его участием и первый раз его в жизни увидел. Что вы хотите? Я надеюсь только на одно, что зрители так же, как и я, смотрели на все это и пытались представить себя на моем месте. Вот.

И прошу прощения, про повторы. Какой плюс я вижу в этих повторах? Тот плюс, что люди, поскольку наша передача не та, которую специально обязательно ждут… Ну, большинство, по крайней мере. Я знаю, есть у нас постоянные зрители, которые все время смотрят. Ну, ты не будешь 5 дней в неделю все время смотреть программу. Поэтому многие выпуски люди по какой-то причине могли просто не увидеть. И, вот, как раз мы хотим представить такое вот ревю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так как еще опыта с вашими повторами «Вечернего Урганта» не было, он только первый раз будет, но канал «Пятница» купил права на повторы программ, в которых вы участвовали.

И.УРГАНТ: Да вообще.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Прожекторперисхилтон» и «Большая разница». Но если «Большая разница», все-таки, шоу, «Перисхилтон» была программа, привязанная к новостям недели и всё.

И.УРГАНТ: Как выяснилось, нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет? Видели ли вы, вот, вы лично в эфире эти повторы и какое ощущение?

И.УРГАНТ: Я не видел в эфире повторы, я не смотрю другие каналы вообще, мне это запрещает мой трудовой контракт. Дело в том, что я иногда смотрю программу «Прожекторперисхилтон» в интернете по одной простой причине – потому что я очень скучаю по той атмосфере, которая была на этой телевизионной передаче, и по моим друзьям, с которыми мы видимся, конечно, теперь не раз в неделю, а гораздо реже. И когда наступают такие моменты скуки и ностальгии, я включаю и, вы знаете, неожиданно для себя я открыл, что там, в принципе, не важно, о чем мы шутим и новостные поводы не важны, потому что мы, конечно, за эти годы (а это было 4 года) программы мы забыли уже все эти шутки, и слушаешь их как заново, и мне смешно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я как свидетель скажу, что на запись этой программы (она была раз в неделю) мы все прибегали в Останкино, и это был не этот записанный смех за кадром, это вот ржали сотрудники и случайно пробравшиеся гости туда. И я помню, что когда был скандал, Сергей Доренко опубликовал, якобы, подготовку, шутки расписанные, я могу сказать, что если у вас вот это, что называется, пошло (ваше общение между собой в той четверке), это, конечно, было совершенно незабываемое зрелище.

И.УРГАНТ: Конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: И его можно было смотреть, какой кайф вы ловили друг от друга.

И.УРГАНТ: Конечно. Конечно. И Сергей Доренко – мы и от него поймали кайф. Ну, он и пришел под кайфом, понимаете? Поэтому здесь, как бы, сложная ситуация.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вот любопытный вопрос. У вас никто не приходил в студию в неадекватном состоянии? Что вы с ними делаете?

И.УРГАНТ: В смысле пьяные просто?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, не только. Мало ли что?

И.УРГАНТ: Заходили ли к нам алкаши, что ли? Да посмотрите список гостей – каждый второй.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно.

И.УРГАНТ: Каждый второй.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы устроили совершенно трогательное… Я почему спросила сегодня, подходят ли к вам уже вполне половозрелые тети с рассказом, как они выросли на ваших эфира MTV. Вы устроили совершенно трогательные похороны любимого канала вместе с ведущими.

И.УРГАНТ: С песней «Здесь дреды не растут».

Е.АФАНАСЬЕВА: Да.

И.УРГАНТ: Вы знаете, ну да, это как-то получилось, как-то слишком трогательно неожиданно. В общем-то, мы не требовали такой… У нас было несколько трогательных моментов вообще в нашей передаче. Это был, наверное, неожиданный второй. Первый момент был на Новый год, когда Татьяна и Сергей Никитины согласились к нам прийти и спели песню. И это было вдруг так трогательно, что прямо мне… Я сам прямо сидел и перехватывало у меня дыхание, потому что я очень люблю эту песню.

А что касается MTV, то мы вообще хотели просто так прийти да посмеяться, да повеселиться. И вдруг пришли, и пришли ребята, и вдруг они стали говорить, и я в данной ситуации оказался как раз не с ними как один из ведущих, а как раз со зрителями, потому что я-то год или два до того, как я попал на MTV, или три… Я не помню, в 1998-м или в 1997-м MTV появилось? Вот, я появился в 2000 году. Я смотрел, был зрителем и для меня это было тоже, это часть моей жизни. Поэтому да, вот так вот.

Особенно и Децл согласился. Я не знаю, слово «децл» когда-нибудь произносилось на радио «Эхо Москвы»?

Е.АФАНАСЬЕВА: Произносилось.

И.УРГАНТ: Да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Я к тому, что, наверное, это поколенческие вещи. Хотя, наверное, это поколение, ну, может быть, ваши ровесники моложе меня, но для них это, вот, стадия взросления. Может, почему в соцсетях активно эту ссылку люди, что называется, перепащивали, перекидывали и, кто не видел в эфире, смотрели.

И.УРГАНТ: У нас вообще очень преданные и верные зрители передачи «Вечерний Ургант» в социальных сетях и в интернете.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы сами ведете свои аккаунты в Инстаграме?

И.УРГАНТ: Да, в Инстаграме, в Twitter’е, конечно, это я делаю сам. Я не доверяю такие вещи никому.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да мало ли, что какая утечка пойдет.

И.УРГАНТ: Нет-нет. Просто я это делаю сам. Мне кажется…

Е.АФАНАСЬЕВА: Якунина опять снимет кто-нибудь.

И.УРГАНТ: Кстати говоря. Вот, кстати говоря.

Е.АФАНАСЬЕВА: Поэтому только сам?

И.УРГАНТ: Нет, исключительно сам. Что же касается…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну так у вас же там тысячи каких-то подписчиков. Там смотришь… Вот, у меня френдлента есть, я на вас подписана.

И.УРГАНТ: Леночка, вы не в Счетной палате, чтобы миллионы тысячами называть. У меня миллион.

Е.АФАНАСЬЕВА: Извините. Я смотрю лайки, да? Там у кого-то из друзей столько-то лайков. И вдруг сразу если видишь число многозначное лайков, это значит фото Ургант выложил.

И.УРГАНТ: Ну, это очень приятно. Я вообще люблю фотографировать.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вам это зачем? Вы читаете эти комменты, которые публикуют?

И.УРГАНТ: Комментарии я читаю не всегда. Ну, вы знаете, всегда же по-разному. Комментарии бывают иногда очень благосклонными.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда приятно читать.

И.УРГАНТ: Тогда приятно читать всегда. И всегда веришь, и понимаешь, что это правду люди пишут. Иногда комментарии бывают неблагосклонными. Но я читаю, я стараюсь. Я после программы после каждой стараюсь просматривать, что люди пишут в Twitter. Ну, хоть каким-то образом это же какая-то обратная связь, какая-никакая. Ну, ты смотришь, как люди отреагировали на то, на другое. Правда, это…

Е.АФАНАСЬЕВА: Что-то полезное пришло? Может, какой-то совет, тему какую-то кто-то предложил или как-то заметил то, что вы не обратили внимание?

И.УРГАНТ: Вы знаете, условно говоря, например, у нас был недавно солист группы «Thirty Seconds To Mars» Джаред Лето.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я приводила своего сына даже в студию.

И.УРГАНТ: Вот видите?

Е.АФАНАСЬЕВА: Он сидел среди толпы орущих девушек и чувствовал себя не очень уютно, потому что, в основном, были поклонницы.

И.УРГАНТ: Вот видите? Я даже не подозревал о том, что… Мы вообще музыкантов не зовем в гости как гостей. Редко это очень происходит. Не сажаем их как гостей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но он-то еще и актер хороший.

И.УРГАНТ: Он еще и актер. Но в тот момент, когда там был разговор о том, чтобы пришли представители этой группы. мы думали «Вот, было бы здорово, чтобы они спели». А как-то я, поскольку я – человек всесторонне развитый, ну, вот, в этом направлении оказался недоразвитым. Я не представлял, насколько он вообще популярен.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я тоже не представляла.

И.УРГАНТ: И я думаю, что большинство людей, которые смотрели эту передачу…

Е.АФАНАСЬЕВА: Я когда этих девушек увидела у вас в студии, когда они просто визжали так, что…

И.УРГАНТ: Но один факт меня поразил – что у Джастина Бибера, которого я, все-таки… Я понимаю, кто это, и знаю, и у меня даже есть его плакат. Поклонников меньше, чем у Джареда Лето в нашей стране, и фан-клуб меньше. И когда мы это все поняли, мы поняли, что для этой части зрителей мы должны это делать. Я пытался объяснить широкой телевизионной аудитории, почему люди истерически орут.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но в тот день из Останкино выехать нельзя было. Они перекрыли… Вглядывались в каждую машину, надеясь, что там есть Джаред Лето.

И.УРГАНТ: Да. Мне очень много… В основном, у меня весь Twitter забит просьбами того или иного гостя, или ту или иную музыкальную группу пригласить. Я сразу хочу всем ответить. Друзья, я все это читаю. Если мы кого-то не приглашаем, особенно кого-то хорошего, известного и талантливого…

Е.АФАНАСЬЕВА: Пресс-служба не согласилась.

И.УРГАНТ: Нет, это чаще всего, да, это какие-то проблемы… Может быть…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, Хью Лори не пришел. По-моему, звали.

И.УРГАНТ: Хью Лори мы звали. Что-то там, почему-то там что-то не срослось. Я знаю, что часто бывает…

Е.АФАНАСЬЕВА: Он читал стихи на канале «Пятница» в то время, когда мог прийти к вам.

И.УРГАНТ: Ну, наверное, да. Ну, что, действительно, можно было бы поставить в одну линейку. Я считаю, что если есть возможность прийти на телевидение, то можно и на канале «Пятница» стихи прочитать, и на передачу «Вечерний Ургант» сходить. Просто мы отказались от того, что предлагает канал «Пятница» для чтения стихов, а именно привозится камера туда, куда нужно, и человек на фоне…

Е.АФАНАСЬЕВА: А в Кремль он с вами не пошел.

И.УРГАНТ: А в Кремль он отказался идти, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Расскажите про Гришу Урганта.

И.УРГАНТ: Что вы хотите узнать?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, вообще как он поживает? Как его активная творческая жизнь развивается?

И.УРГАНТ: Я мало того, что надеюсь на скорую смерть его как творческого исполнителя, так и на физическую его смерть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что ж такое случилось?

И.УРГАНТ: Никогда мне не было столько негативных эмоций по отношению вообще к человеку и, в частности, к усатому мужчине. Устал. Я просто устал доказывать, что это не я. Я просто устал это доказывать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но вы – поклонник его творчества?

И.УРГАНТ: Упаси меня бог.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, вот, мой сын ходит на его концерты.

И.УРГАНТ: Вот, я смотрю, вы своих детей все время приплетаете в наш разговор, все время то они туда, то сюда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, мы можем приплести ваших детей.

И.УРГАНТ: Мои дети, к счастью, его ненавидят.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так? А чем же пугает усатый мужчина?

И.УРГАНТ: Мои дети воспитаны правильно. Усатые люди их пугают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот.

И.УРГАНТ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Тогда поговорим о вашей кинокарьере. Расскажите, кроме «Елок 3», которые были утечкой у вас в Twitter’е со съемок, что еще?

И.УРГАНТ: Ничего.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы больше не снимаетесь сейчас?

И.УРГАНТ: Вы знаете, я… У меня нет времени, извините.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот оно, продюсирование собственной программы.

И.УРГАНТ: И тут вздохнули с удовольствием киноманы. Вы знаете, я… Так получилось, что время… Совпало так: не много времени, не много предложений, действительно, интересных. И поэтому я… Я, на самом деле, очень с легким сердцем отклоняю предложения. Одно предложение (я могу уже, наверное, сейчас сказать) мне прошлым летом. Мы только запустили программу, мне позвонил Валерий Тодоровский и предложил принять участие в съемках его фильма. Мне было все равно, что это за фильм – мне было важно, что это Валерий Тодоровский, которого я очень люблю. И это было очень мне лестно и почетно. И я сказал «Я очень хочу» и мне прислали сценарий. И сценарий был прекрасный. Но там нужно было… Там 30-40 съемочных дней, и я… Вот тут я расстроился, но, к сожалению, я сказал «Нет».

Е.АФАНАСЬЕВА: Трудно спрашивать, кто вместо вас сыграл эту роль.

И.УРГАНТ: А я не знаю, мне даже сложно. Ну, пускай это будет Ксения Раппопорт.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Расскажите, все-таки, так как вы уйдете в отпуск и, наверное, не все 2 месяца будете лежать на берегу, вы будете накапливать какие-то идеи, писать лонглисты тех, кого вы хотите видеть в эфире, как вы будете трансформировать свою программу. Есть какие-то идеи? Изменится ли она после возвращения?

И.УРГАНТ: Да, мы будем что-то придумывать и уже придумываем. И есть разные идеи и разные… У нас такая, знаете, творческая лаборатория. У нас есть возможность каждый вечер в эфире опробовать какие-то вещи, и те, которые получаются, оставлять. Будем, безусловно, развивать наших замечательных участников рубрики «Взгляд снизу».

Е.АФАНАСЬЕВА: Да они и сами, наверное, развиваются. Подрастают.

И.УРГАНТ: Они невероятно растут. Вот, у нас сейчас была запись, мы их не видели месяц. Они вышли, они вообще другие все. Вообще другие. И внешне, и, что самое главное, они по-другому. Те, кто были бойкими и наглыми, стали тихими и задумчивыми, и наоборот.

Е.АФАНАСЬЕВА: Кризис среднего возраста.

И.УРГАНТ: Да. И мы будем добавлять новых участников, мы будем искать новых участников. Но с этими мы не хотели бы расставаться.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас появится младшая группа еще?

И.УРГАНТ: Думаю, что да. Но мне было бы очень интересно максимально долго проследить за их судьбой, потому что растущие вот эти дети и есть растущие…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы так повторите опыт Сергея Мирошниченко и, по-моему, программа у вас на питерском телевидении выходила, где детей снимали постоянно с разницей в сколько-то лет.

И.УРГАНТ: А! Вы имеете в виду… Да, это то, что выросло в результате в документальное кино, когда раз в 5 лет.

Е.АФАНАСЬЕВА: У Мирошниченко раз в 5 лет про поколение, рожденное в СССР. А у вас называлось «Контрольная для взрослых», по-моему, на питерском еще. Но вы тогда были маленький.

И.УРГАНТ: Не, ну это серьезная программа. У нас дети… На самом деле, может быть, это в результате выльется и в серьезные какие-то ответы. Пока самой большой истерикой, которая со мной случалась за последнее время, это было чтение стихов Александра Сергеевича Пушкина детьми.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо, что не взрослыми – истерика была бы больше.

И.УРГАНТ: У нас, кстати, Пушкин часто фигурирует в программе.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, это наше всё.

И.УРГАНТ: У нас и Сергей Юрьевич Юрский читал, и Людмила Васильевна Максакова на днях буквально. Пришла прямо с книгой Пушкина. Хорошо, что… Я себя почувствовал как таракан, которого она этой книгой хочет прихлопнуть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да?

И.УРГАНТ: Да. На всякий случай подумал.

Е.АФАНАСЬЕВА: Усатый опять-таки.

И.УРГАНТ: Ну… Бритый.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Иван Ургант. Мы заканчиваем сегодняшний разговор. Он надеется быть в отпуске. Желаем приятного…

И.УРГАНТ: Я буду в отпуске. И я хотел бы обратиться ко всем радиослушателям, сказать спасибо огромное, друзья, прежде всего за ваше активное участие в сегодняшней программе, за интересные вопросы и за добрые слова.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что, Ваня, вам хорошего отпуска. Это Елена Афанасьева. Прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Всего доброго, до свидания.

И.УРГАНТ: Спасибо. До сентября.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире