'Вопросы к интервью
24 марта 2013
Z Телехранитель Все выпуски

«Что случилось с Михаилом Осокиным?»


Время выхода в эфир: 24 марта 2013, 18:07



Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. И как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. И когда мы назвали нашу передачу «Что случилось с Михаилом Осокиным?», то даже такой профессионал, искушенный в наших журналистских подковырках как Сергей Бунтман сейчас вошел ко мне и спрашивает «Что случилось с Осокиным?» Поймали мы, меня поймал какое-то время назад Василий Борисов, муж Марианны Максимовской в Facebook на ту же самую фразу, тоже кинулся спрашивать «Что же случилось с Михаилом Осокиным?» Михаил, здравствуйте.

М.ОСОКИН: Добрый вечер. Ну вот в этом и приманка как раз, в названии программы. Специально придумано.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все сразу «Что случилось? Что случилось?» То есть вы теперь ведущий программы, которая называется «Что случилось?»

М.ОСОКИН: Ну, по идее, да. Тут все зависит от пунктуации как всегда «Казнить нельзя помиловать». Что случилось, точка, с Михаилом Осокиным. Или что случилось с Михаилом Осокиным. Можно понимать по-разному.

Е.АФАНАСЬЕВА: Уважаемые наши слушатели, я думаю, что вы соскучились по Михаилу в нашем эфире и вообще. Судя по тем вопросам, которые заранее на сайт пришли, многие потеряли его. Сейчас мы как раз и подробнее расскажем, где можно его увидеть, чтобы не терять дальше. Вы можете уже задавать свои вопросы +7 985 970-45-45. А во второй части программы вы сможете задать свои вопросы и высказать свои точки зрения по телефону, а пока SMS-номер.

Почему такое название, Михаил? Именно для провокации?

М.ОСОКИН: Да, скорее всего, для провокации. Мы долго думали над названием, мы – это я и моя жена, которая является шеф-редактором.

Е.АФАНАСЬЕВА: Постоянным шеф-редактором.

М.ОСОКИН: Да, Елена Савина. Мы вместе создавали как раз концепцию этой программы, чтобы это было, ну, что-то, хоть немного отличающееся от других, потому что уже в современном телевидении что-то в новостях трудно еще придумать, что-то отличающееся.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда давайте еще раз назовем, когда зрители вас смогут видеть? Потому что даже те, кто здесь…

М.ОСОКИН: Да, на РЕН ТВ по четвергам в пол-двенадцатого ночи, в 23:30.

Е.АФАНАСЬЕВА: 23:30, четверг. Это еженедельная программа.

М.ОСОКИН: Да, еженедельная, типа, итоговая.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вам достаточно в новинку быть в еженедельном формате. Все-таки, вы привыкли работать в каждодневном режиме.

М.ОСОКИН: Да. Но вдруг в какой-то момент я посмотрел, все вообще люди, которых я знал еще с начала работы на телевидении, все стали делать итоговые программы. И я подумал, что я тоже хочу быть как… Ну, я не знаю, как Дмитрий Киселёв, например. Как это у Пушкина? Глаголом жечь сердца людей. Ну, это, конечно, не так, но, во всяком случае, захотелось делать что-то такое, еще более авторское, чем я делал до сих пор, потому что итоги, все-таки, подразумевают уже совершенно авторскую вещь. Ну, в нормальном телевидении, естественно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот тогда мы сейчас возвращаемся к очень давним спорам, насколько новости и информационный жанр вообще может быть авторским. Вы ушли из информационной журналистики в авторскую, в аналитическую? Или вы, все-таки, позволяете то, что позволяли себе и раньше, то есть интонацией, версткой программы, какими-нибудь незначительными деталями расставлять те акценты, которые вы считаете нужным расставить?

М.ОСОКИН: Ну, конечно, я по-прежнему стараюсь это делать и делаю это. И, в общем-то, я стараюсь совместить как-то новости и уже их, так сказать, итоговую составляющую и комментирование этих новостей. И, в принципе, в общем-то, так, кажется, и получается. Специально для этого задуманы были и специальные отбивки. Я, ведь, с детства любил рисовать, а тут вот жена меня подвигла на то, чтобы еще делать рисунки к каждому сюжету. И теперь я мучаюсь еще с рисунками.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы теперь и анимацией внутри программы занимаетесь?

М.ОСОКИН: Да. А то, что вы говорите по поводу споров между новостями и итогами, и можно или нет, то вот я и решил положить конец этим спорам и пойти в итоговую программу, чтобы уже никто не мучил меня вопросами, а, вот, какое ваше личное отношение и передаете вы его? Конечно, передаю, потому что это итоговая программа и я выбираю то, что мне нравится. Мне не обязательно рассказывать обо всем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда почему такое странное время, четверг? Вроде бы еще не самое… Ну вот совершенно показательная вещь вчера, событие, которое все будут сегодня итоговые программы обсуждать – это смерть Березовского. Вы ее, естественно, не могли оценить. То есть четверг, все-таки, еще впереди один рабочий день пятница, ну и потом выходные. Почему такое время подобрано для программы?

М.ОСОКИН: Ну, в принципе, в этом есть какой-то смысл, потому что мы выскакиваем раньше других и успеваем что-то рассказать.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас есть преимущество?

М.ОСОКИН: Да, у нас есть преимущество. И потом, все-таки, конец недели – это такие, серьезные, солидные итоговые программы, тяжелые, монолитные.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы не хотите себя ассоциировать с тяжелыми и монолитными?

М.ОСОКИН: Да, а у нас такая какая-то партизанщина в середине недели, ну, ближе к концу. И потом в России для многих четверг – это уже последний рабочий день, и все начинают отдыхать.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть пятница – это уже просто отдыхают?

М.ОСОКИН: Да. Так что, в принципе… Ну а если еще, так сказать, канцелярское объяснение, то у нас линейка вот этих новостей ночных кончается в четверг, потому что в пятницу уже стоит развлекательная программа.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Все каналы в пятницу верстают иначе.

М.ОСОКИН: Поэтому мы последние как раз в этой линейке. Вот мы и делаем некие итоги.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас 3 дня в неделю идут обычные выпуски новостей, такие итоги дня, что называется. А четвертый – вы тоже типа… 4 дня?

М.ОСОКИН: Ну, 4. Можно и события воскресенья, допустим, которые уже не были охвачены в серьезных программах.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дмитрий Мезенцев прислал уже SMS с вопросом: «А ваша программа не является конкурентом Марианне Максимовской?»

М.ОСОКИН: Ну, вы знаете, это если сравнивать, это тяжелая артиллерия и легкая кавалерия. Причем, тяжелая артиллерия в данном случае это Марианна Максимовская, потому что у них программа больше часа, там работает огромное количество людей, много сюжетов очень интересных, подробных. А у нас программа маленькая, она как и новости 20 минут. И за 20 минут только можно поскакать немножко, там, куснуть и убежать.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы можете привести пример? Ну вот одна и та же тема на одной и той же неделе, чем отличается ее подача у вас в программе и у Марианны?

М.ОСОКИН: Ну, мне даже трудно сказать, потому что мы никак не сопоставляем свои программы, мы не советуемся «Вот, ты это дашь, я это дам». Кто что хочет, тот и дает. И поэтому…

Е.АФАНАСЬЕВА: А по форме подачи?

М.ОСОКИН: По форме я стараюсь, в общем-то, сохранять прежнюю форму. Это что-то юмор, что-то смешное, потому что во всем можно найти что-то смешное. Все можно, так сказать, высмеять. Вот я и стараюсь этим заниматься. Поэтому у меня все это менее серьезно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, что в гостях Михаил Осокин, мы говорим сегодня с ним о его новой программе, которая выходит на канале РЕН ТВ по четвергам в 23:30, называется «Что случилось?» Вы можете задавать свои вопросы Михаилу Осокину по нашему SMS-номеру +7 985 970-45-45.

Несмотря на то, что вы говорите о том, что во всем можно найти смешное, но вот у нас 2 события этой недели, о которых, в общем, невозможно не говорить, трагических, которые прямо или косвенно с телевидением связаны. Это гибель нашего коллеги, замечательного оператора Жени Лагранжа, с которым вы работали на НТВ.

М.ОСОКИН: Конечно. Я помню его, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну и потом отдельно скажем о смерти Березовского. Может быть, вы что-то скажете о Жене? Потому что это, конечно, трагическая вещь, 36 лет, очень талантливый оператор. Обычно наши зрители операторов не знают, но профессионалы знают, кто чего стоит.

М.ОСОКИН: Да. Но он, действительно, был одним из лучших операторов и с ним всегда можно было спокойно работать, и быть уверенным за сюжет, за качество материалов. И он был просто очень хорошим товарищем, насколько я помню. Я-то особо не общался с операторами. Но вот люди, которые работают в бригаде, которые уже непосредственно с ними общались, конечно, они, прежде всего, называли Лагранжа, если говорить о настоящих людях и о настоящих профессионалах.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вторая новость трагическая этой недели, которую все обсуждают, это смерть Бориса Абрамовича Березовского. И невольно вспоминаются старые времена глобальной информационной войны конца 90-х – начала 2000-х. И тогда НТВ, на котором вы работали, и Медиамост Гусинского были на другой стороне. В общем, по сути, это был ваш такой, идеологический противник.

М.ОСОКИН: Ну, вы знаете, времена были очень разные. И война войной, а, вот, когда у меня было 50-летие и мы сидели за столом и отмечали, вдруг раздается звонок в дверь, там стоит посыльный, приносит букет цветов от Бориса Абрамовича Березовского. И это был один из немногих вообще подарков, которые я получил в тот день. Я был очень удивлен, вообще почему он меня знает и помнит. Наверное, как раз по прежней борьбе он решил мириться, может быть, тогда.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, все-таки, за все годы, наверное, в разных компаниях, наверное, вы разные новости выдавали в эфир, связанные с Березовским. Какая из них на вас произвела, может быть, какое-то большое впечатление, может быть, вы запомнили ее больше других?

М.ОСОКИН: Сейчас даже трудно вспомнить. Конечно, новостей очень много было. Но, наверное, больше всего мне запомнились новости, которые были связаны с первой чеченской войной и его миротворческая роль. Потому что, действительно, в общем, многие считают (и я с ними согласен), что, благодаря его усилиям, во многом, была закончена первая чеченская война и не было еще большей крови. И если бы тогда все остановилось, то вообще история России могла бы пойти по-другому. И у него, конечно, было много плюсов и минусов. Но опять-таки, я вот здесь повторил бы слова Лимонова, который сейчас сказал, мне кажется, очень правильную вещь, что Березовский – это фигура шекспировского масштаба, это вот что-то такое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Новости должны быть беспристрастными, об этом говорят все, информационщики должны выдавать сухую картину в эфир. Но вы сами говорите, что это фигура шекспировского масштаба.

М.ОСОКИН: Ну, злодей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Люди поменялись, политики поменялись, фигуры на этом политическом небосклоне. Так вот о том, как работается ведущему новостей, ведущему итоговой программы в разные времена? Вот, вы можете сравнить разное время, как вы выходили в эфир в 90-е, как вы выходили в эфир в 2000-е и вот сейчас, в 10-е годы? В чем плюсы, в чем минусы? Может быть, что-то нам сейчас кажется, наоборот, в дымке таких воспоминаний о профессиональной юности более розовым, а, на самом деле, было не таким замечательным? Как бы вы сравнили разные десятилетия?

М.ОСОКИН: Ну, мне кажется, что золотой век, конечно, российского телевидения – это 90-е годы, когда после крушения СССР возникли все эти новые возможности и создавались новые компании, и вообще открылись горизонты и люди стали, наконец, рассказывать о том, что происходит, без всяких ограничений. И это совпало, опять-таки, с моей работой на НТВ. В общем-то… Да, это, наверное, был один из лучших периодов моей жизни.

А, может быть, самый лучший период работы, как это ни парадоксально, это где-то 2006-2008 год, когда я работал на RTVi. Потому что это вообще никаких ограничений, никакого контроля. Я сам себе был начальником, там была, в общем, маленькая компания. Я был ведущим и одновременно начальником всего дня, как бы. И отчитывался только сам перед собой. Замечательно вот это было. Правда, вещали в никуда, никто не видел, в России по крайней мере, но зато было очень приятно. Я бы с удовольствием…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот он главный вопрос, что лучше, да? В каких-то рамках, более или менее жестких, а иногда даже в тисках, но на миллионную аудиторию, или свободно, но непонятно, в какую аудиторию, для кого? Непонятна обратная связь.

М.ОСОКИН: Для меня вопрос давно решен: свободно… На кого угодно, но свободно. Потому что, все-таки, главное – это самовыражение, а не проценты и рейтинг, сколько тебя там человек смотрит.

Е.АФАНАСЬЕВА: По поводу выхода в эфир вашей программы новой в четверг Нина то ли сомневается, то ли уточняет, что в этот же день выходит программа Соловьева, ну, вероятно, имеется в виду телеканал Россия.

М.ОСОКИН: Ну да.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть если я правильно считываю этот вопрос Нины, составляет ли вам конкуренцию эта программа?

М.ОСОКИН: Ну, в этот день выходит много самых разных программ как и в любой другой час, так что приходится всегда чем-то жертвовать и чего-то опасаться. Конечно, у нас мощная конкуренция. И я даже думаю, что скорее надо опасаться не Соловьева, а Урганта с его юмористической передачей, которая выходит в это же время. Ну, что делать? Мы должны работать в рамках, в которых мы работаем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, времена поменялись и юмористическое шоу – оно составляет конкуренцию информационным.

М.ОСОКИН: Да. Меня утешает несколько то, что сейчас с развитием интернета многие это смотрят уже в интернете, потом в записи. Так что если люди не посмотрели во время эфира, ну, потом увидят.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну так с развитием же интернета у информационщиков еще больше проблем, чем юмористов. Юмористов хоть не знаешь, как они пошутят, а у ж новости – это же не те времена золотые, как вы вспоминаете, НТВ самого старого, когда мы включались там в 7 и в 10, по-моему, чтобы послушать, что происходит. Еще не было интернета, ну вот только «Эхо Москвы» можно было включить и, в общем-то, все, практически других источников информации не было. А уж картинку явно только можно было по телевизору.

М.ОСОКИН: Ну, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас ты с мобильным телефоном идешь и тут же смотришь, как кто-то где-то, очевидец. Даже уже не нужны мы с вами. Вот, коммуникаторы, журналисты, репортеры, кто-то выложил, там не знаю, Челябинск или занесенный сейчас снегом Киев. Человек идет и у себя на телефоне в ту же секунду смотрит. Как работать в этот момент новостнику? Лучше, хуже?

М.ОСОКИН: Ну, не хуже, но труднее, я бы сказал, и интереснее, потому что возрастает конкуренция. Но мне кажется как раз, вот в этом плане у итоговых программ есть некоторое преимущество, потому что они уже могут осмыслить. Они могут чего-то добавить к этой картинке, чего вот так в интернете не найдешь. Чтобы это сделать, нужны знания, нужна информация и, главное, нужно время, потому что это происходит сию минуту, а итоговые имеют возможность через несколько дней уже все это осмыслить более интересно, я бы сказал, постараться сделать.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как должны меняться?.. Ну вот вы работаете, к вам все равно приходят новые какие-то сотрудники, молодые, наверное. Вряд ли вы работаете с одной и той же командой? Хотя, костяк, я знаю, что у вас ваша супруга Елена Савина и все.

М.ОСОКИН: Ну, в принципе, да, мы стараемся как-то.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но вот эти ребята, которые пришли, у них новые мозги, их по-новому должны учить. Как должны они работать в этой ситуации, чтобы быть в ногу с теми новостями, которые идут? Ну, я вопрос успела задать, а ответ мы выслушаем после выпуска новостей на «Эхо Москвы», потому что новости не ждут также. Мы прервемся. Мы разговариваем с Михаилом Осокиным на тему его новой программы, которая называется «Что случилось?»

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии – Елена Афанасьева, в гостях сегодня Михаил Осокин. Говорим мы о его новой программе «Что случилось?» Вот на такой маленький небольшой крючок-приманку вопрос «Что случилось с Михаилом Осокиным» мы и ловили сегодня наших слушателей. А я вот сейчас думаю, пока шли анонсы, насколько, все-таки, жизнь причудлива любых придумок. У нас в студии беззвучно работает Евроньюс, показывают как раз кадры и Москвы, и старые кадры с Березовским, и лондонские кадры. Я просто сейчас перед эфиром посмотрела этот фильм «Мёбиус», где Тим Род играет, по сути, Березовского, Ивана Ростовского. И думаю, что вообще, конечно, придумать такое совпадение было невозможно. Ну а потом если бы это в кино снять, то вообще никто бы не поверил. Я к тому, что сколько раз-то вас профессиональная жизнь удивляла и не удивляла тому, что происходит то, чего быть не может, казалось бы? Если это в художественном фильме снять, скажут «Напридумывали».

М.ОСОКИН: Ну, вы знаете, кто-то хорошо сказал, что новости – это одни и те же вещи, но которые все время происходят с разными людьми. То есть уже кажется, все увидел, все уже слышал, знал. Но вот опять новый поворот и все это по-другому выглядит. Поэтому удивляться не перестаю все время.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть я как раз хотела вас спросить. Столько лет в новостях. Наверное, уже кажется, что все уже было?

М.ОСОКИН: Нет, все равно все время возникает что-то новое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Есть уже вопросы от тех людей, которые… Я еще раз напомню, +7 985 970-45-45 – наш SMS-номер. Чуть позже мы будем и звонки ваши принимать. Есть, наверное, звонки уже от тех людей, которые вашу программу смотрят внимательно, потому что человек с подписью Енисеев пишет: «Уважаемый Михаил Глебович, мы все понимаем. Сталинский плакатик «Не болтай» за вашей спиной говорит обо всем. Немного мне не нравится ваш образ в картине «Девочка на шаре». Лучше, если бы это был бы какой-нибудь Самсон, разрывающий пасть льву. Впрочем, это вкусовщина с моей стороны. В любом случае желаю вам успехов в вашем нелегком деле донесения правды до людей». Лариса, например, пишет: «Михаил, ваш непалец восхитителен. Спасибо». И так далее. Ну, для тех, кто, вероятно, еще не совсем понимает, что такое плакатик «Не болтай» или непалец, может быть, вы немножко подробнее объясните, что это за общение с помощью визуальных образов у вас?

М.ОСОКИН: Ну, плакатик «Не болтай» — это у нас висит, да, на плазме, на экране, который у меня за спиной. Там, как бы, продолжается наша студия, внутренности эдакого коворкинга то, что сейчас называется этим модным сочетанием. И там как раз книжные полки и в том числе висит этот плакат.

Е.АФАНАСЬЕВА: Случайно.

М.ОСОКИН: Ну, так получилось, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это как, знаете, в старом советском фильме, когда разведчик точку поставил на (НЕРАЗБОРЧИВО), сейчас надо оставлять какие-то фишечки, чтобы люди считывали, что это, плакатик «Не болтай» или еще что-то.

М.ОСОКИН: Ну, в принципе, всегда можно каким-то своим языком рассказать то, что происходит. Я хочу сейчас вспомнить. А! Был такой жанр литературы, который родился еще в Древнем Египте, параклауситрон. Это потом стало очень модным в средние века, когда…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы – человек, который столько лет ведет новости, так легко может это выговорить.

М.ОСОКИН: Это человек, который не может обратиться напрямую к любимой, потому что она заперта в доме, и он говорит с дверью. И он говорит «О, дверь, за тобой такая женщина. Дверь, ты так прекрасна. Наверное, еще лучше любимой». И вот когда мы не можем говорить о предмете каком-то как о женщине, которая запретна в доме, то мы начинаем говорить о других, сопутствующих предметах, о дверях. И через это мы все равно рассказываем о том, кого нельзя называть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как нас учили в советских вузах, обходя препоны и рогатки.

М.ОСОКИН: Да, примерно так.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, цензуры. «Михаил, очень рада видеть вас снова. Очень люблю ваше чувство юмора и ценю его тонкость», — пишет Наталья, 67 лет (подписалась).

«Михаил, помогает ли вам образование историка работать ведущим новостей?» — тот же Дмитрий Мезенцев задает вопрос.

М.ОСОКИН: Да, очень помогает, потому что все время возникают какие-то ассоциации, аналогии. А чем больше сравнений с историей, тем легче понимать то, что происходит сейчас.

Е.АФАНАСЬЕВА: Куда это все выплыло.

М.ОСОКИН: Ну да. Все, ведь, повторяется, на самом деле.

Е.АФАНАСЬЕВА: Игорь Саглаев из Самары спрашивает: «Как молодому начинающему журналисту развивать себя в профессии, еще в регионе?» Ну, в общем, это как раз, по-моему, возвращает нас к тому вопросу, на котором мы остановились перед выпуском новостей. Что происходит с молодыми? Как им развивать себя в профессии? И вот сейчас вы советуете молодым людям идти в журналисты или нет?

М.ОСОКИН: Ну, в регионе однозначно советую, потому что сейчас во многих регионах журналистика сильнее развита, чем в Москве, и она находится в более боевом состоянии, часто более независимая и боевая, чем то, что мы видим здесь, в столице. Так что в регионе можно побороться, в Москве это труднее. Но, в принципе, идти в журналистику можно, потому что мы, ведь, все рассматриваем с одной стороны. А на самом деле, у людей разные взгляды, они могут идти на разные каналы, работать с разными мировоззрениями.

Лично для меня (и вот я советую всем) есть очень простая формула. Если ты проповедуешь то, во что ты веришь, это информирование, это рассказ, это просвещение. Если ты проповедуешь то, во что ты не веришь, то это пропаганда. И поэтому даже если человек державник, там я не знаю, который поддерживает государство во всей его политике, но если он верит в это, то он говорит правду, он высказывает свои мысли. А вот если он не верит и лжет, то это пропаганда. И так для каждого решать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я вспомнила, опять-таки, со студенческих времен, но другое высказывание, по-моему, братьев Гонкур, что честная журналистика – это возможность получать деньги за высказывание взглядов, которые тебе, действительно, принадлежат.

М.ОСОКИН: Да. Вот это примерно то же самое, да, да. Я люблю говорить, что я – широкий демократ, я принимаю совершенно разные взгляды и понимаю, когда люди работают на других каналах, если это искренне.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы не будете бросать камень в коллег, которые фактически с пеной у рта отстаивают взгляды, которые вам не присущи или неприемлемы, и вы видите, что, на самом деле, все не так?

М.ОСОКИН: Ну, если предварительно удастся проверить, что они говорят это искренне и считают это правдой…

Е.АФАНАСЬЕВА: А как же это проверить? Где ж такой термометр-то найти?

М.ОСОКИН: К сожалению, да. Ну вот как-то… В других странах же как-то получается. Вот, допустим, в Америке есть ястребы, есть голуби, и те, и другие – искренние, и тех, и других уважают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Раз уж вы сказали слово «Америка», смотрели ли вы сериал, который смотрят многие коллеги-информационщики «Ньюсрум»?

М.ОСОКИН: Нет, к сожалению, а, может быть, к счастью, я телевидение, в общем-то, не смотрю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот.

М.ОСОКИН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ключевая фраза очень многих людей, приходящих в программу о телевидении, «Я телевидение не смотрю». Кстати, это синдром, наверное, того, что, в общем, не так все хорошо в телевизионном королевстве.

М.ОСОКИН: И, может быть, даже не поэтому, а, скорее даже, и по деловой необходимости я ушел в интернет. Потому что в интернете больше информации, я ее быстрее там найду.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но сериалы тоже в интернете, я вам честно скажу.

М.ОСОКИН: Да, но у меня просто нет на них времени, я смотрю именно новостные сайты, чтобы что-то выудить, чем можно воспользоваться.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вопрос, правда, без подписи по SMS пришел: «Как к каналу «Дождь» Михаил относится?» Как вы относитесь к коллегам с этого канала?

М.ОСОКИН: Ну, начнем с того, что я тоже его не смотрю как и остальные программы. Ну, кое-что, конечно, я видел для того, чтобы составить впечатление. В принципе, проект очень интересный, но это не телевидение. Это, как хорошо сказала моя коллега Марианна Максимовская в одном из интервью, это напоминает скорее цветное радио. Ну, потому что, действительно, там нет сюжетов таких крупных, как-то привычных телевизионных. Это скорее интернет-проект, все-таки. Но как канал это очень интересный и, конечно, они свободно работают, вызывают чувство здоровой зависти.

Е.АФАНАСЬЕВА: Из чего сделать приходится вывод, что даже наиболее, казалось бы, свободный из нынешних больших каналов РЕН ТВ, потому что именно информационщики этого канала в последние годы собирали все призы ТЭФИ и признание коллег, даже и на вашем канале не все так хорошо со свободой высказываний.

М.ОСОКИН: Ну, в принципе, вообще во всем телевидении существуют ограничения. Мы живем в стране, в которой мы живем, мы живем в этих рамках, которые нам предложены, естественно. И поэтому… Нам позволено больше, чем другим, да, так уж получилось. Наверное, нас хотят держать как такой маленький цветничок, куда можно привести иностранную делегацию и сказать «А вот. Чего? У нас все есть, пожалуйста».

Е.АФАНАСЬЕВА: «Вот Осокин, вот Максимовская».

М.ОСОКИН: Да. «Все точки зрения существуют, все отлично». Ну и слава богу. Слава богу, что нам дают так работать. То есть нам дают работать больше, чем другим, но… Но, опять-таки, все познается в сравнении.

Е.АФАНАСЬЕВА: Человек с ником Потуп спрашивает «Уважаемый долгожданный гость, нельзя поверить, что вас нет на RTVi. Пожалуйста, ответьте, почему?»

М.ОСОКИН: Ну, это же давно уже произошло, еще в 2008 году, потому что там было переформатирование и отказались практически от выпусков новостей. Московская редакция была закрыта. Ну просто а где же работать-то? Работать было негде. А после того, как Гусинский продал RTVi, то уже вообще все родственные связи исчезли. Уже и незачем стало работать там.

Е.АФАНАСЬЕВА: Человеком с ником Нхолдер пишет «Спасибо, Михаил, что сумели сохранить человеческое достоинство на такой работе». Испадини61 (если я неправильно прочла ник, извиняюсь): «Вы остались в памяти как образ правды и честности. Вернется ли это в нашу повседневность через ТВ и радио?» — спрашивает данный пользователь, не знаю, какого пола.

М.ОСОКИН: Ну, я, в принципе, и не уходил. Почему «остался»? Может быть, я немножко отодвинулся по масштабам эфирным, но, в принципе, я так остаюсь. Как он меня назвал? Образом честности? Очень приятно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. «Будете ли вы лично участвовать в поддержке «Московского комсомольца» и Гусева?» — спрашивает Илья из Ярославля.

М.ОСОКИН: Ну, что значит «участвовать в поддержке»? Я считаю, что журналист – он не должен участвовать в политических акциях. Он не должен быть вовлечен в эту жизнь, в новости, о которых он рассказывает. Я скорее журналиста вижу как человека, который ходит по зоопарку и рассказывает «Вот, в клетках тут разные животные, есть такие, есть такие». И он рассказывает людям, которые этого не видят. А вот сам он в клетку не залезает.

Е.АФАНАСЬЕВА: Разные сравнения слышала, про зоопарк очень понравилось, Михаил.

М.ОСОКИН: Ну а что касается Гусева, то мы просто рассказываем об этой абсурдной и дикой ситуации. Вот, собственно, мне кажется уже этого достаточно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я еще раз напомню наш SMS-номер +7 985 970-45-45. Наш телефон прямого эфира 363-36-59. Код Москвы 495, вы можете дозваниваться, задавать свои вопросы, которые у вас есть, и высказывать свои реплики по поводу новой программы Михаила Осокина «Что случилось?» Еще раз напоминаю, 363-36-59 и SMS-номер +7 985 970-45-45.

Николай из Петербурга пишет: «Вы – один из немногих оставшихся высокопрофессиональных, порядочных журналистов. Спасибо вам за классную журналистику». А Владимир задает вопрос: «Почему все интересные политические программы выходят в полночь, когда работающие люди спят?»

М.ОСОКИН: Ну уж это я не знаю. Это надо к начальникам обращаться, не ко мне. Я бы рассказывал весь день подряд.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте звонок. 363-36-59. Добрый вечер.

М.ОСОКИН: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Людмила Павловна, я из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Я вот слушаю сейчас Осокина. Я его очень люблю, с удовольствием прямо слушаю. Но что мне обидно? У меня нет… Я уже пожилая совершенно женщина, у меня нет, где бы еще его послушать, посмотреть кроме телевизора? А в четверг, вот в это время, которое он, идет «Поединок». И та, и та программы интересные. А он в четверг.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот приходится выбирать, Соловьев или Осокин. Вот такая печаль.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну вот приходится выбирать. А там иногда тоже у Соловьева интересные люди бывают. Просто обидно. Компьютера у меня нет, чтобы там потом пересмотреть, посмотреть. И вот еще когда «Эхо Москвы» иногда, вот, говорят, отсылают сюда-то, туда-то. А куда нам-то вот, пожилым? Мне уже под 80 лет, а я с удовольствием слушаю…

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, знаете, единственное, что я вам скажу, что это не выбор Михаила. Это все равно начальники телевизионных каналов делают сетку вещания. А ведущий –он не зависит, он не может сказать «Поставьте меня в такое время. Я так хочу».

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, обидно.

М.ОСОКИН: Я могу одно посоветовать. Если у Соловьева есть реклама внутри программы, то на это время можно переключиться и посмотреть мою программу.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, ну так и делаем.

М.ОСОКИН: Ну вот, видите?

СЛУШАТЕЛЬ: Я начала отдам вам, конечно. Но когда посылают «Вот вы там послушайте, там посмотрите». А куда, вот, меня «Эхо Москвы» посылает? Я не знаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Спасибо. Спасибо вам за звонок, но еще раз говорю, это претензия, упрек или пожелание не к Михаилу, а к руководству РЕН ТВ. Если придет к нам в гости когда-нибудь кто-нибудь из начальников, мы переадресуем.

Рупрехт спрашивает «А почему же журналист не должен участвовать в политических акциях? У вас что, нет своего мнения? Или вы его прячете, оно страшное?»

М.ОСОКИН: (смеется) Ну, в принципе, когда делаешь передачу, ты должен засовывать свое мнение подальше, да, наверное. Конечно, главное, чтобы показать всю палитру точек зрения, чтобы были мнения и за, и против, а ты уже немножко вот здесь вот сервируешь стол. И поэтому мне кажется, что, действительно, у журналиста не должно быть ярко выраженного своего мнения.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звонок попробуем. Добрый вечер. Только приемник выключайте, пожалуйста, говорите по телефону. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Михаил Глебович.

М.ОСОКИН: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Я – Никита. Я с удовольствием всегда смотрел ваши программы, и в финале советской власти, и уже когда вы ушли с канала того, который вы начинали с Татьяной Митковой.

М.ОСОКИН: Ну да.

СЛУШАТЕЛЬ: И на RTVi. Когда я был в Штатах или в Израиле, то я с удовольствием это лицезрел. Но вот то, что вас так мало, вы какие-то там 17-18 минут на этой передаче – это какое-то слабое-слабое подобие того, что вы делали раньше. Ну, я хочу все передачи… Смотреть или записывать того Соловьева. Ну, это же ужасно так мало. Ну, такой лимит.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но мы будем надеяться, что руководители канала слышат вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, это вот надо, чтобы они услышали. Ну, нельзя же быть такими…

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Спасибо за звонок.

М.ОСОКИН: Но вы сами прикиньте: телевидение становится все мощнее, все разнообразнее, вливаются новые силы, открываются новые программы и старым приходится как-то ужиматься.

Е.АФАНАСЬЕВА: Михаил скромность проявляет. Давайте еще звонок. 363-36-59, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

М.ОСОКИН: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Иван Иванович.

Е.АФАНАСЬЕВА: Иван Иванович, вы в эфире, слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Я не о политике, можно?

Е.АФАНАСЬЕВА: Можно.

СЛУШАТЕЛЬ: Существует такая проблема кровообращения. Вы знаете…

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы знаете, мы сейчас с Михаилом Осокиным разговариваем. Вы ему хотите вопрос задать?

СЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю. А вот он в новостях может этот вопрос как-то поднять, потому что медицина обходит.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы знаете, мы, к сожалению, не медицинская программа. Если у вас что-то конкретное, Иван Иванович, вы напишите. Вот, извините, у нас есть SMS-номер, вы напишите какой-нибудь тезис такой. Мы Михаилу его отдадим, он посмотрит. Если интересно, он сделает выпуск в своей программе на эту тему. Просто последние минуты эфира, мы очень долго будем сейчас это разбирать.

«Михаил, чем бы вы занимались в XIX веке?» — интересует Сашу.

М.ОСОКИН: В XIX веке?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да?

М.ОСОКИН: Ну, даже не знаю. Ну, наверное, писал бы книжки, был бы литератором. Все равно я был бы журналистом как, например, Пушкин. Он же был первым российским журналистом. То есть журналистика уже была и тогда развита.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Добрый вечер, Михаил. Без лести, РЕН – лучшее, что есть на федеральных каналах, а Марианна – икона», — Владимир пишет. Рупрехт с вами спорит: «Такой подход годится только для информпрограмм. Если у вас публицистическая передача, то почему же не высказать свое отношение?»

М.ОСОКИН: Ну, я не считаю свою передачу публицистической. Скорее информационно-развлекательной.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ах, все-таки, развлекательной? Развлечение догнало и новости.

М.ОСОКИН: Ну, как это раньше говорили? Развлекательная по форме, информационная по содержанию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще звонок. 363-36-59, добрый вечер. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло? Будьте добры, я в прямом эфире.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Будьте добры, передайте большое уважение и одобрение деятельности Осокина.

М.ОСОКИН: Я здесь, я все слышу.

СЛУШАТЕЛЬ: И такой личный вопрос. Его жену зовут Елена Анатольевна?

М.ОСОКИН: Нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, да?

М.ОСОКИН: Всё. К сожалению, вопрос закрыт.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, можете в эфир не давать мое…

Е.АФАНАСЬЕВА: Да вы уже в эфире были. Вот, что значит нет цензуры. Хоть давай, хоть не давай, уже все это прошло. «Важна ли нравственная оценка событий или достаточно иронии – зоопарк?» — спрашивает Таня.

М.ОСОКИН: Ну, знаете, нравственная оценка событий – это слишком высокая планка. Это не каждое событие на это потянет. Если говорить о повседневных событиях, то здесь особой, наверное, нравственной оценки не нужно. Ну, если речь идет о каких-то особых вещах, особых фактах, то тогда да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте, наверное, последний звонок на сегодня. Добрый вечер. Если можно, кратко. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Петр.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ой, сорвался звонок, Петр. Извините, пожалуйста. Но уже, к сожалению, наверное, больше мы не успеем звонков принять. Федор спрашивает: «Верите ли вы в ненасильственную смерть Березовского?»

М.ОСОКИН: Ну, пока очень трудно говорить. В принципе, судя по тому, что рассказывают пока, это, действительно, ненасильственная смерть. Вот, полиция сегодня не нашла никаких следов ни радиации, ни отравляющих веществ. Хотя, с другой стороны, мы знаем, что уже существуют специальные приборы, которые на расстоянии могут, например, вызвать остановку сердца.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вот Лизу интересует «Михаил, а на роликах катаетесь?» К нынешним, конечно, метелям самый вопрос актуальный.

М.ОСОКИН: Да, сегодня особенно. Нет, на роликах как-то я уже кататься перестал, перешел к более спокойной, созерцательной жизни.

Е.АФАНАСЬЕВА: Глобальный вопрос от человека с ником Эхо24, на сайт заранее присланный: «Огромное вам спасибо. Всегда с удовольствием вас слушала. Очень бы хотелось знать ваше мнение о том, что ждет нас в ближайшем будущем? Вы как мудрый человек ответите на этот вопрос объективно и со знанием дела».

М.ОСОКИН: (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. Глобально.

М.ОСОКИН: Вопрос очень сложный, да. Но я считаю, что пока у нас есть нефть и газ, то ничего нам не страшно, на самом деле.

Е.АФАНАСЬЕВА: Человек с подписью Робин Гуд пишет: «Если уйдет и Осокин, то останутся только стопроцентные подпевалы». Вот так вот.

М.ОСОКИН: Ну, я пока еще барахтаюсь.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Как вы работаете на РЕН ТВ, где есть цензура??? Федор из Петербурга».

М.ОСОКИН: Ну…

Е.АФАНАСЬЕВА: А где сейчас нет цензуры, Федор из Петербурга? Расскажите.

М.ОСОКИН: В жизни вообще везде и во всем есть цензура. Надо просто работать в рамках, которые существуют, но стараться делать максимум, то, что ты можешь. И все время стараться найти дверь приоткрытую, которую можно открыть и в нее заглянуть.

Е.АФАНАСЬЕВА: К следующему четвергу еще 4 дня, понятно, что что-то случится. Но, все-таки, 3 дня этой недели уже прошло, которые попадут у вас в обзор. Что будет через 4 дня в вашей программе? Без чего не обойдетесь?

М.ОСОКИН: Не, ну вот пока совершенно трудно сказать. Все-таки, мы начинаем где-то смотреть с понедельника, потому что воскресные события еще попадают в итоговые программы вечером, еще надо отсеивать. То есть уже в понедельник надо смотреть.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы не берете то, что отработали коллеги в выходные?

М.ОСОКИН: Ну да. Как-то это уже… Ну что же, это уже об этом все поговорили, все обмусолили. Хотя, наверняка, тема Березовского будет продолжаться, это понятно.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Михаил, спасибо вам за работу. Удачи и успеха», — пишет Дмитрий. Тот же Федор из Петербурга тоже желает удачи и успехов.

М.ОСОКИН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть тех, кто желает вам удачи, гораздо больше, чем тех, кто задает какие-то не самые приятные вопросы. Сейчас прочту еще одну: «Огромное спасибо, уважаемый Михаил. Вы – самый-самый на всем пространстве телевидения в России ведущий, не диктор как на прочих каналах, а именно ведущий новостей. Ваша интонация и прочее говорят порой красноречивее разрешенных новостях. Смотря и слушая вас, Михаил, понимаешь, что в действительности происходит. Спасибо вам за суперпрофессионализм», — пишет человек с ником Ризингс. Вот так.

М.ОСОКИН: Спасибо всем, но это уже просто какая программа «Дифирамб» стала.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот видите, как? «Очень грамотно построенная программа». «Михаил, а лето будет?» Вот, люди решили, что вы уже знаете все.

М.ОСОКИН: (смеется) Я просто становлюсь оракулом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. «А лето будет?» Без подписи. Но, вот, вероятно, они решили, что вы уже все знаете.

М.ОСОКИН: Лето будет через 2 недели.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. Михаил Осокин вам обещает, что через 2 недели будет лето.

М.ОСОКИН: Ну, по крайней мере, весна.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, что те, кто потерял Михаила Осокина, могут его найти на канале РЕН ТВ по четвергам в 23:30, называется это все «Что случилось?» с Михаилом Осокиным. И кроме ведения программы он там себя пробует еще и в забытом для себя качестве художника.

М.ОСОКИН: Да, рисунки мои, имейте в виду, когда будете смотреть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот. Поэтому можно порекламировать его работу в этом качестве. Может быть, вы назовете кроме своей супруги Елены Савиной, шеф-редактора, кто с вами работает, вот, вашу команду?

М.ОСОКИН: Так она же и является шеф-редактором.

Е.АФАНАСЬЕВА: Кроме нее есть какие-то постоянные люди, которые с вами работают?

М.ОСОКИН: Да. Ну…

Е.АФАНАСЬЕВА: Корреспонденты у вашей программы?

М.ОСОКИН: Ольга Зеленецкая очень у нас помогает как раз в программе, в бригаде. А для нас еще работает Александр Жестков и Ольга Роева, которая постоянно делает программы, которая постоянно делает сюжеты. И, в общем-то, многие зрители ее…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас нет отдельных от РЕН ТВ?..

М.ОСОКИН: ...в интернете очень замечают и отличают именно в нашей программе.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это корреспонденты РЕН ТВ?

М.ОСОКИН: Да, да. У нас нет отдельно, но они делают для нас, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но у вас они по-своему.

М.ОСОКИН: У нас они раскрываются всеми своими гранями.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, закончим мы наш сегодняшний разговор с Михаилом Осокиным репликой нашего слушателя то ли по имени, то ли с ником Алмаз, он пишет: «Между Соловьевым и вами выбираю всегда вас».

М.ОСОКИН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Михаил Осокин в программе «Телехранитель». Елена Афанасьева, прощаюсь до следующего воскресенья. Всего доброго, до свидания.

Комментарии

20

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

stalk25 24 марта 2013 | 18:32

Всегда с удовольствием смотрел Михаила Осокина!


24 марта 2013 | 19:07

Без сомнения - один из лучших - это Осокин.
На разрешенном ТV - лучший, думать нечего!
Михаил - огромное Вам спасибо!


irdo 24 марта 2013 | 21:53

Всегда с удовольствием смотрел Михаила Осокина!
====================
И я.
Он такой последний островок человеческой порядочной стабильности.


nedemshiz_aga 25 марта 2013 | 00:02

Осокин (как и Максимовская) являются ретрансляторами Йеха Москвы. Смотрел с ним как-то новости, так он даже выражается избитыми белоленточными терминами и фразами. Что на Йехе на главной странице на компе, то у Осокина на языке - один в один.

Одного понять не могу, о какой-такой всё "цензуре СМИ" тогда визжат либеройды? Им нужна именно 1-я кнопка? А может чтобы все 50 каналов стали Йехом? Надеюсь, этого не произойдёт никогда.


25 марта 2013 | 10:35

Не толкайся тогда на Эхе,ретранслятор прокремлядской вони,мазохист что-ли.
Холуйствуй на других сайтах,благо их предостаточно.


seva4ka 24 марта 2013 | 18:47

Михаил, успехов Вам!
Единственный живой ведущий новостей, суперпрофии ! Остальные-роботы,увы...


piter_ug 24 марта 2013 | 18:51

Из всех ведущих ТВ Михаил Осокин, все-таки, самый лучший.


24 марта 2013 | 19:02

БРАВО, МИХАИЛ! ТАК ДЕРЖАТЬ!


sokira 24 марта 2013 | 19:13

Журналист не имеет собственного мнения ... \\

По моему, Михаил слегка кокетничает. Его мнение всегда известно - по интонации и по выражению глаз. Именно за это мнение мы его любим. Спасибо, Михаил!


24 марта 2013 | 19:26

Он лучший!


geranika 24 марта 2013 | 19:26

Один елей...Как обычно с данной ведущей.Интересного разговора не получилось.


amario 24 марта 2013 | 20:39

Лучший и позитивный.


24 марта 2013 | 21:45

осокин-динозавр современного тв россии.остались только говорящие головы и качающиеся бюсты...


24 марта 2013 | 22:08

осокин-динозавр современного тв россии
--------------------------------------------------\

в хорошем смысле слова - да, а то тут некоторые "политических проституток" по недомыслию? - за девушек с рублевки разумеют...
ну делают вид...недвижимость спасая...


lantanide 25 марта 2013 | 01:29

Я Вас люблю - чего же боле?
Что я могу еще сказать?!!


25 марта 2013 | 01:33

Осокин блюдо для избранных. Для мск тусовки. По среднему счету - ни о чем.


Михаил Якубов 25 марта 2013 | 06:24

Журналист без собственного мнения с видом трусливого мужчины в юбке.Манерой вести передачу напоминает гнилой апельсин. Самое точное ему определение: Ни рыба-ни мясо!


gor4ak 25 марта 2013 | 10:19

Моему любимому ведущему - Михаилу Осокину - пожелания здоровья и успехов с
новой программой!


25 марта 2013 | 15:00

сильный профессионал, незаурядная личность, честный журналист, обаятельный хороший человек


Михаил Якубов 25 марта 2013 | 06:25

Ни рыба-ни мясо!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире