'Вопросы к интервью
Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы поговорим о телевидении, об армии, телевидении для армии, телевидении в погонах, что это такое, телевидение, связанное так или иначе с военной или армейской темой. Честно признаемся, что тему эту мы, конечно, приурочивали к празднику, дню защитника отечества. Но ситуация с премией ТЭФИ, которая случилась неделей ранее, пришлось нам тему перенести. Но думаю, что, в общем, это даже хорошо, потому что армия-то не только в праздники живет. И вообще все, что с этой темой связано, к сожалению, телевидение чаще вспоминает по каким-то памятным датам и забывает в будни. Вот, о том, как живет телевидение, связанное с армейской темой, в будни, мы будем говорить сегодня с моими гостями. Это Игорь Прокопенко, он – автор и ведущий цикла «Военная тайна» канала РЕН ТВ и заместитель генерального директора канала, да?

И.ПРОКОПЕНКО: По документально-публицистическому вещанию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так. Канал РЕН ТВ. И Александр Ильин – он продюсер, автор и ведущий программы «Армейский магазин» и организатор известных акций «Первый в армии» Первого канала. Здравствуйте.

А.ИЛЬИН: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. Вы, в общем, этой темой занимаетесь, ну, практически без преувеличения можно сказать всю свою профессиональную жизнь так или иначе. А какова сейчас ситуация? Ну, я в разные моменты времени разговаривала с Игорем в студии, с Александром в студии первый раз, но общались на разные темы. Бывали и более оптимистические взгляды на ситуацию с военной журналистикой и с армейской, и были менее. Как вам кажется, какова ситуация сейчас, Игорь?

И.ПРОКОПЕНКО: Сейчас?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, вот сейчас, в начале 2013-го.

И.ПРОКОПЕНКО: Из военных программ, насколько я понимаю, существует только программа «Военная тайна» на канале РЕН ТВ и программа «Армейский магазин» на Первом канале.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, собственно, представленные сейчас в эфире здесь у нас.

И.ПРОКОПЕНКО: Да. И должен сказать, что мы с Сашей давно вместе сначала служили, потом вместе работали и вот сейчас, наверное, мы – единственные на общих каналах, на обычных каналах, где существует военная тематика. Есть, конечно, канал «Звезда». Но я думаю, что это, наверное, будет более широкий вопрос.

В разное время на телевидении… Ну вот мы с Сашей занимаемся этим (Саша чуть раньше) с начала 90-х годов. Было огромное количество попыток запустить в эфир новую военную программу, там с десяток названий было, не упомнишь. Но как выясняется… Вот просто Саша мне не даст соврать, как выясняется, еще в 90-е годы когда ты рассказал в одной программе о дедовщине, в другой о генеральских дачах, то выясняется, что в третьей программе рассказывать-то не о чем. Поэтому я считаю, что мне, в частности, повезло то, что программа, вначале она называлась «Присяга», выходила 2 года на Российском канале, вот уже 15 лет в этом году программа «Военная тайна» выходит на канале РЕН ТВ. И когда у меня спрашивают «Как вам удается так долго говорить об одном и том же?», я всегда говорю о том, что программа, которая родилась в 1995 году, допустим, и та, которая сегодня, — это 2 совершенно разные программы, потому что изменилась наша страна, изменилась наша армия, изменились мы. Поэтому это, конечно, разные программы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Игорь Прокопенко, автор и ведущий программы «Военная тайна». Александр Ильин, автор и ведущий программы «Армейский магазин», какое у вас ощущение, Александр?

А.ИЛЬИН: Ну, я застал то счастливое время. Я пришел на телевидение, когда была еще программа «Служу Советскому Союзу».

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, вот я и хотела начать наши воспоминания с того, что помнил каждый советский ребенок даже.

А.ИЛЬИН: Да. И, собственно говоря, это было то самое счастливое время в кавычках, когда у нас была всего одна программа на военную тему, которая шла в прайм по воскресеньям и солдаты все стройными рядами высаживались перед телевизором.

И.ПРОКОПЕНКО: Вся 5-миллионная армия в 11 часов утра рассаживалась на просмотр программы «Служу Советскому Союзу», после которой сразу была «Утренняя почта».

А.ИЛЬИН: Да, и поэтому, конечно, есть, с чем сравнить. И вы знаете, собственно говоря, как я застал вот этот момент, так он и рухнул в 1991 году, когда, вы знаете, с преобразованиями на телевидении вся военная тематика была просто закрыта. И тогда, как нам сказал начальник отдела военных редакторов-консультантов Гостелерадио (была такая структура, которая выполняла отчасти и цензорские функции, а потом уже и производящие), вызвал Егор Яковлев, который был в то время назначен сразу после путча: «Ну, знаете, вот мы посмотрели. Оказывается, ваш отдел военных редакторов-консультантов Гостелерадио – он был создан решением ЦК КПСС и Бюро Главпура. Так вот сейчас нет ни той структуры, ни этой. И вообще я считаю, — он сказал, — зачем нам передача об армии? Потому что, собственно говоря, нет же у нас передачи про сталеваров или хлеборобов. Вот, я считаю, что такая программа не нужна». И нас закрыли. И мы тогда в срочном порядке создали отдел военного телевидения при Генштабе и Центральную телерадиостудию Министерства обороны – я тогда был одним из тех, кто писал положение об этой студии.

И, собственно говоря, я к чему все это рассказываю? Был такой период, когда ни на одном канале кроме Первого, кстати, который никогда не отказывался от военной тематики. А на других каналах, даже включая и наш любимый канал Россия, где не было передачи об армии.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вот Костя вам возражает по SMS, что есть программа «Полигон» на канале «Россия 2».

А.ИЛЬИН: Нет, есть, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это, наверное, реплика о том, что только 2 программы, как сказал Игорь.

А.ИЛЬИН: А, это Игорь сказал, да. Ну, конечно, он просто не признает других.

Е.АФАНАСЬЕВА: (смеется)

А.ИЛЬИН: Да, а сейчас-то время как раз такое… Вот к чему мы подошли? Что сейчас на каждом канале есть передача об армии.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, что говорим мы о телевидении, об армии и телевидении на военные темы сегодня с Игорем Прокопенко и Александром Ильиным. Если у вас есть вопросы и комментарии, реплики вы можете присылать по SMS-номеру +7 985 970-45-45. У меня вот какой вопрос. Действительно, очевидные этапы жизни. Вот была официальная программа «Служу Советскому Союзу», цензурированная, стройными рядами все военнослужащие должны смотреть, половина страны так или иначе, включаясь на «Утреннюю почту», чуть раньше смотрела. Потом ситуация меняется, появляются совершенно другие программы, другой вид телевидения и, разумеется, какие-то скандалы, связанные с армией… Вот даже Игорь сейчас сказал: если ты рассказываешь про дедовщину и генеральские дачи, а сейчас можно добавить и дело Оборонсервиса, и скандалы с экс-министром обороны и все прочее, то трудно, наверное, требовать от армейских программ, чтобы они вызывали тот же трепет и уважение к армии, которые призваны были вызывать старые программы типа «Служу Советскому Союзу». Как 2 вещи, того, что надо говорить, в общем-то, правду абсолютную и рассказывать о том, что происходит реально, сочетаются с тем, что надо воспитывать патриотизм, какое-то уважение к армии и желание мамам не спрятать своих сыновей подальше от такой армии, а желание, в общем-то, и ребят молодых пойти послужить? Александр, вы так внимательно смотрите. Александр Ильин.

А.ИЛЬИН: Да. Я смотрю на Игоря, у которого программа называется «Военная тайна». И есть такая замечательная армейская мудрость: «Военная тайна заключается не в том, что мы вам рассказываем, а в том, что это мы рассказываем именно вам».

Е.АФАНАСЬЕВА: А так как у вас называется «Армейский магазин», в чем секрет тогда ваш?

И.ПРОКОПЕНКО: Не важно, что вы продаете в этом магазине, важно, что продаете именно вы.

А.ИЛЬИН: Да. Дело в том, что у меня-то задача проще по сравнению с Игорем. Я могу сказать, что программа изначально задумывалась на волне такого отрицательного сугубо отношения вообще к армии, к вооруженным силам. На человека в погонах, вы знаете, в начале 90-х просто шел такой накат негатива, на вооруженные силы. И мне именно в этот момент пришла идея сделать такую передачу, которая была бы, ну, в какой-то степени даже рекламно-пропагандистской, не побоюсь этого слова. То есть мне хотелось показать, что армия связана, прежде всего, с позитивом.

Е.АФАНАСЬЕВА: А это была, собственно, ваша инициатива, как-то вашего продакшена? Или оно, все-таки, шло со стороны Минобороны и как-то у вас есть такой госзаказ?

А.ИЛЬИН: Нет, абсолютно. Это была моя идея, причем она мне пришла в голову, еще когда я служил офицером в Германии. Мне вдруг попался в руки такой маленький журнальчик немецкий, который выпускался для национальной народной армии ГДР, он назывался «Military Magazine», такой, карманного формата, где были очень яркие красивые фотографии, какие-то небольшие статейки и об армии, и не только. И, в общем, фотографии красивых девушек, и так далее, и так далее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, тогда вы и решили поискать красивых девушек на память.

А.ИЛЬИН: Да. Солдаты его читали (этот журнальчик) с удовольствием немецким. Если он попадал в руки даже к нашим солдатам, они выбрасывали… И Игорь, наверное, помнит, у нас был такой журнал «Агитатор армии и флота», который выполнял… На желтой такой, практически, наверное, туалетной бумаге, где какие-то заумные печатались статьи, которые солдаты, в общем-то, этот журнал практически, скажем честно, не читали. И, собственно говоря, родилась…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы честно признаете и даже декларируете, что это достаточно программа с пропагандистскими целями рассказать все лучшее, что есть в армии?

А.ИЛЬИН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Игорь, как, с каким посылом ваша программа живет столько лет?

И.ПРОКОПЕНКО: Программа «Военная тайна» на канале РЕН ТВ, подчеркиваю, существует уже 15 лет, в этом году 6 сентября будет юбилей такой, полуюбилей.

А.ИЛЬИН: А «Армейскому магазину» — 20. (все смеются)

И.ПРОКОПЕНКО: Ты развлекаешь на 5 лет больше. И вот уже 15 лет существует некое такое заблуждение и у телезрителей, и у людей, может быть, которые следят за этим, о том, что программа «Военная тайна» — это программа об армии. Нет. Программа «Военная тайна» — это публицистический телевизионный журнал, в котором есть место всем – и политике, и критике, и оружию, и истории, и человеческим судьбам. Вот такой долгоиграющий микс получился.

А.ИЛЬИН: А у нас была рубрика, помнишь, «Военная тайна» в программе «Армейский магазин»?

И.ПРОКОПЕНКО: Конечно-конечно. Вы знаете, я хочу вернуться к началу вопроса по поводу того, что можно ли одновременно воспитывать в людях патриотизм и одновременно критиковать и, в общем, делать какие-то критические замечания, не противоречит ли это одно другому? Я считаю, что нет, потому что главный способ воспитания патриотизма – это как раз в том числе и здоровая, нормальная критика, это говорить правду.

Е.АФАНАСЬЕВА: Неслучайно один человек тут без подписи (подписываться не хочет) одну и ту же смску уже, по-моему, раз 5 прислал. А, нет, «Федор» подписался он. «Передачи Прокопенко и Ильина – откровенное тоталитарное мракобесие в худших традициях советского агитпропа». Что Федору ответите?

И.ПРОКОПЕНКО: Ну, мне кажется, Федор ни разу не смотрел программу «Военная тайна». Я желаю ему посмотреть. Программа выходит по понедельникам в 20:00 и в субботу в 13:00.

А.ИЛЬИН: Это на правах рекламы было, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, можете сообщить время выхода своей передачи.

А.ИЛЬИН: Да, я приглашаю Федора тоже обязательно проснуться пораньше в воскресенье, в 7, я не побоюсь этого слова, 45 минут на Первом по воскресеньям.

Е.АФАНАСЬЕВА: Анна вспоминает: «Была прекрасная программа «Забытый полк» Евгения Кириченко. Жаль, что ее ликвидировали».

А.ИЛЬИН: Тоже, кстати, наш коллега Женя, мы вместе работали.

И.ПРОКОПЕНКО: Да, я должен сказать. Вот, Саша уже говорил. Дело в том, что когда развалилась программа «Служу Советскому Союзу» и все это в нашей стране, как бы, было пущено на самотек, вот то, о чем сейчас рассказывал Саша, именно тогда родилась знаменитая аббревиатура ВоенТВ. И, вот, ВоенТВ – то самое военное телевидение, где работал Саша, где работал я. Если сейчас вспоминать замечательных журналистов, которые вышли из ВоенТВ, это Женя Кириченко, который делал программу «Забытый полк», это Саша Минаков, наш замечательный многолетний обозреватель впоследствии программы «Вести».

А.ИЛЬИН: Это Игорь Прокопенко.

И.ПРОКОПЕНКО: И Александр Ильин.

Е.АФАНАСЬЕВА: Костя еще вспоминает: «Вечная память Разбашуеву. Крылья России – одна из лучших программ».

И.ПРОКОПЕНКО: Это правда.

А.ИЛЬИН: Сомнений нет никаких.

Е.АФАНАСЬЕВА: Зрители помнят.

И.ПРОКОПЕНКО: Да, это был великий цикл, конечно. По-журналистски сделан был блестяще, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. И если бы так рано не ушел Андрей из жизни, я думаю, он бы своей любовью к небу и к этой теме подарил бы еще немало замечательных программ.

И.ПРОКОПЕНКО: Конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Зато Рупрехта все равно волнует: «А Дана Борисова еще будет или нет? И есть ли она еще в этой программе?» Видно, Рупрехт также не включает в 7:45 утра телевизор, не знает, там ли она.

И.ПРОКОПЕНКО: Саша, где Дана Борисова, расскажи?

А.ИЛЬИН: Ну, сегодня можно открыть уже тайну, что она не работает в программе «Армейский магазин».

Е.АФАНАСЬЕВА: Очень давно.

А.ИЛЬИН: Да. Но является, конечно, символом этой программы, что там говорить. На самом деле, это…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вам удалось найти вот это та налог девушек красивых в немецком журнале и вы нашли Дану Борисову?

А.ИЛЬИН: Нет, ты знаешь, ее же сравнивала американская, причем, пресса с русской Мэрилин Монро, которая поднимает боевой дух российской армии. И на самом деле, я-то был не только свидетель, но и отчасти организатор того, что Дана была, наверное, одной из немногих телеведущих на отечественном телевидении, у которой взяли интервью все, просто все СМИ, аккредитованные в России. То есть все ведущие телеканалы, все газеты. Это просто был такой период.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но тогда почему сейчас нет Даны в программе? Или хотя бы, ну, скажем так, аналога Даны?

А.ИЛЬИН: Ну как же? Аналог есть. Дана была блондинкой, теперь у нас брюнетка, очаровательная Таня Герасимова.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но блондинку, Мэрилин Монро вторую не стали искать.

А.ИЛЬИН: Не стал. Думаю, что Таня справляется с этой ролью.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Почему «Военная тайна» в последнее время резко пожелтела?» — интересует Костю. И практически такой же вопрос заранее пришел на сайт: «Являюсь поклонником программы, — пишет человек с ником Шикотус, — но к сожалению, за последние полгода-год программа резко пожелтела, появились сюжеты о тайнах Вселенной, метеоритах и прочая бульварщина».

А.ИЛЬИН: Дело к осени, наверное.

И.ПРОКОПЕНКО: Вы знаете, я расскажу. Буквально вчера у меня раздался звонок, мне позвонил замечательный наш актер Борис Васильевич Ливанов – это наш знаменитый Шерлок Холмс. Он говорит «Я сейчас посмотрел вашу программу, и я хочу вам сказать, что в 1972 году мы с Сережей Капицей, с Сергеем Петровичем Капицей сняли документальный фильм под названием «Фаэтон. Тайна Вселенной». А для тех, кто не знает, я кажу: Фаэтон – это та планета, которая когда-то существовала в нашей Солнечной системе, но сейчас ее нет. И когда некоторые зрители говорят о том, что программа «Военная тайна» пожелтела, нет. Потому что именно «Военная тайна» в течение последних 6 лет была самым последовательным критиком прежней администрации Министерства обороны. Это, поверьте, очень непросто делать даже на канале РЕН ТВ. Именно программа «Военная тайна». В каждой программе я всегда говорю «Мы пишем ненаписанную историю чеченской войны». В каждой программе мы собираем, коллекционируем и даем зрителю узнать, что происходило во время чеченской войны.

Что касается так называемого пожелтения, да, мы занимаемся космосом, да, мы занимаемся Вселенной. Но дорогие друзья, называть это мракобесием, это и есть настоящее мракобесие, потому что мы существуем все (большинство) в пределах знаний, которые изложены в учебнике по природоведению за 1981-й год, без иллюзий.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы сейчас прервемся на выпуск новостей на «Эхо Москвы», а потом продолжим разговор о всех тайнах армейского военного телевидения с Игорем Прокопенко и Александром Ильиным.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы продолжаем программу «Телехранитель», в студии – Елена Афанасьева. И говорим мы сегодня о телевидении об армии, телевидении для армии, телевидении на военную тему, говорим с людьми, которые такого рода телевидением занимаются уже не первое десятилетие. Игорь Прокопенко, заместитель гендиректора канала РЕН ТВ по документальному вещанию и автор и ведущий цикла «Военная тайна», Александр Ильин, автор и ведущий, продюсер цикла «Армейский магазин». Для кого современное телевидение, в частности, ваши программы? Они, все-таки, для того, чтобы рассказать о темах военных и армейских простому зрителю, они, все-таки, для людей военных, людей в погонах? Для кого? Александр?

А.ИЛЬИН: Ну, я надеюсь, что, несмотря на то, что каждая программа имеет свою целевую аудиторию, но я, все-таки, считаю, что телевидение должно быть интересно для всех. Но мы рассчитываем, все-таки, что нашу программу смотрит молодежь и рассчитываем на то, чтобы они через нашу программу узнавали какие-то особенности службы и жизни современной армии. В том числе, конечно, я не исключаю, что нас смотрят и сами военные, нас смотрят и ветераны, нас смотрят родители, судя по той почте, которую мы получаем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Игорь?

И.ПРОКОПЕНКО: Ну, конечно, программа «Военная тайна» рассчитана на всех.

А.ИЛЬИН: На шпионов, прежде всего.

И.ПРОКОПЕНКО: и на шпионов в том числе. Я должен сказать, что было время, когда ко мне, на самом деле, приходили время от времени, напрашивались журналисты ведущих иностранных изданий, приходили, спрашивали. Когда мы привозили, допустим, очередной материал с какой-нибудь ракетной базы, он садился, например, говорит «Можно я посмотрю?» Мы включаем ему материал, он говорит «Скажи, а вот эта длина ракеты – сколько, как ты думаешь?» Я говорю «Ну, не знаю. Смотри сам». Пишет себе 10 метров. Я понимаю, что он набирает себе материал на телеграммы, себе в центр. Правда, было такое.

А.ИЛЬИН: Игорь, по-моему, у Жванецкого был такой анекдот в советское время еще, когда телефонный звонок «Алло, это база?» — «Да, база» — «Кто у телефона?» — «Иванов» — «Это что, военная база?»

И.ПРОКОПЕНКО: Да. Так вот я продолжу. Конечно, эта программа рассчитана на самую широкую аудиторию. Если смотреть цифры, то в первую очередь это, конечно, мужская аудитория. Глупо делать на общеформатном канале специализированную программу – для этого могут и должны существовать какие-то специальные каналы. Вот мы сейчас движемся неуклонно к тому моменту, когда у нас будет каналов вообще очень много и там, конечно, будет много различных.

Вот сейчас у нас, допустим, появился канал «Оружие». Прекрасный канал для специалистов, для тех, кто только этим интересуется. Программа «Военная тайна» — это публицистический тележурнал, в котором о важном, интересном и так далее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю наш SMS-номер для ваших вопросов, реплик и комментариев +7 985 970-45-45.

Вот что интересно. Не случайно Игорь говорит сейчас, что интересовались засланные казачки длиной ракетой. Существует ли цензура в ваших программах? Потому что я просто сразу вспоминаю историю, как я студенткой еще писала для газеты про подвиг воина-интернационалиста. Естественно, меня послали завизировать военному цензору. Цензор долго читал мою статью, хотя там практически ничего не было про (НЕРАЗБОРЧИВО), было про человека. Долго говорил потом, что если здесь описано, в общем, то, что он был ранен и все прочее, то должно быть место и подвигу, надо показать подвиг. Где у вас подвиг? Ну, в общем, это оставило незабываемое впечатление (общение с цензором). Сейчас существует какое-то цензурирование ваших военных программ?

И.ПРОКОПЕНКО: Ну, в том виде, в каком ты сейчас рассказываешь, конечно, такой цензуры нет, никто не ставит печать «Разрешаю к выпуску». Такого нет, конечно. Но должен сказать, что закон об охране государственной тайны – моя настольная книга.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть это самоцензура?

И.ПРОКОПЕНКО: Это самоцензура. Очень просто. Дело в том, что если вдруг что… А на моей творческой биографии 3-4 уголовных дела-то возбуждалось по факту разглашения гостайны. Другое дело, что мы эти истории выигрывали.

И одна из историй была очень смешная – я позволю себе рассказать коротко. Вызывают меня и говорят, что «вы разгласили гостайну, назвав определенную фамилию, он – сотрудник одной из спецслужб. Откуда вы узнали?» Я достаю из портфеля книгу именно этого человека, где на обороте написано «Полковник такого-то такого-то подразделения» и так далее. Я говорю «Это не является основанием?» Он говорит «Мы литературу не отслеживаем – только телевидение». Так что разные смешные такие случаи были. Но, конечно, закон об охране гостайны – это то, что является основополагающим документом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Александр, а у вас как с цензурированием и разрешительно-запретительными какими-то темами, съемками для вашей программы?

А.ИЛЬИН: Исключительно самоцензурой. А вообще если вспомнить, действительно, когда еще мы выпускали такой документально-публицистический тоже цикл «Ударная сила»... Вы знаете, там где-то…

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, здесь вот, кстати, вспоминали его: «А почему закрыли «Ударную силу»? – интересует Костю. – Это была реклама Рособоронэкспорта?»

А.ИЛЬИН: Нет, ни в коем случае. Это была авторская программа. Сама идея этой программы пришла в тот момент, когда я общался со знаменитым конструктором оружия Стечкиным. Он испытывал новый пистолет на Тульском заводе и мы с ним договорились о том, что я запишу у него интервью. А мы приезжали по другим делам, снимали там сюжет на другую тему и, в общем, случайно в тире я застал этого гениального конструктора. Мы с ним разговорились, я договорился о том, что мы запишем интервью. Проходит 2 недели и он уходит из жизни. И вдруг меня как осенило о том, что уникальные люди подобные Стечкину, Грязеву, Гаю Северину, — это такой огромный пласт нашей страны, люди, которые подарили нам, можно сказать, безопасную жизнь на долгие годы, которых никто никогда не знал. Ведь, в нашей стране все было под грифом «Секретно». Вы знаете, что если сегодня мы на улице начнем спрашивать людей, может быть, кто-то назовет фамилию Калашникова, Туполева, Ильюшина, Королёва. Но кто знает человека, который стоит, например, за самым большим стратегическим бомбардировщиком Ту-160? Кто знает Валентина Близнюка, например, да? Или кто знает Гая Северина, уникального конструктора, в котором настолько гениально сочетаются разнообразные способности, что позволило ему создать, например, скафандр для выхода в открытый космос, создать универсальное катапультное кресло и создать систему дозаправки самолетов в воздухе? Вот, как в одном гении, в одном человеке могло уживаться столько талантов?

И поэтому когда мы в течение 6 лет производили эту программу, в общем-то, сделали почти 200 документальных фильмов, нам тоже приходилось там сталкиваться с разного рода приключениями на секретную тему. У нас даже, как бы, был один из приемов, когда мы выкладывали совершенно секретные документы из архивов, поднимали и выкладывали их в виде секретных сообщений.

Е.АФАНАСЬЕВА: Имеется в виду, что рассекреченные.

А.ИЛЬИН: Рассекреченные, конечно. И первое-то время на это тоже обратили внимание специальные органы, которые не преминули задать вопросы, откуда же у вас такие секретные документы и на них гриф «Совершенно секретно». Я говорю «Ну так уже рассекречено все за сроком давности».

Е.АФАНАСЬЕВА: Николай пишет: «Служил в армии в 1975-77 году. Смотрю все программы об армии. Это интересно». Ну, в общем, не все точки зрения такие. Например, Аня пишет «Оба моих деда служили и воевали, отец – суворовец, потом стал врачом, муж и брат служили. Но когда сыну поставили кардиодиагноз, я была рада, что он не попадет в армию, в которой в мирное время погиб сын моей сотрудницы». Ну вот таких мнений сейчас тоже немало. Я думаю, вам постоянно приходится с этим сталкиваться.

И.ПРОКОПЕНКО: Нам постоянно приходится с этим сталкиваться. И более того, почти в каждой программе «Военная тайна» мы обязательно делаем материалы о тех людях, о солдатах, которые так или иначе пострадали в армии, о тех людях, которые испытывали трудности разные. И почему мы это делаем? Не для того, чтобы напугать мам и родителей. Мы делаем это в программе «Военная тайна» для того, чтобы помочь этим людям. И всегда люди откликаются, обязательно вот этих пострадавших солдат и офицеров, которые не находят должной помощи и поддержки у государства, обязательно их устраивают в какие-то медицинские центры, присылают деньги. И я считаю, что сотрудники программы «Военная тайна»... Без ложной скромности могу сказать, что, конечно, мы делаем большое дело в этом отношении, потому что порой обратиться матери или отцу из глубинки из России больше не к кому.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, Федор вам продолжает не верить. Опять человек 10 смсок, наверное, уже прислал одного содержания: «Не верю вам. Вы пиарите призыв в рабство, поиск врагов, шпиономанию восхваляете».

И.ПРОКОПЕНКО: Ну, дорогой мой Федор, ну, посмотрите хоть одну программу. Ну, что же это такое? Зачем вы пишете то, чего не знаете? Посмотрите завтра программу в 8 часов вечера. Хотя, в общем, судя по вашему настрою, я думаю, что вам смотреть не надо ее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дмитрия Мезенцева интересует: «А можете ли вы критиковать президента и министра обороны?»

И.ПРОКОПЕНКО: Слушайте, в течение 6 лет в программе «Военная тайна» почти в каждой программе был материал, посвященный тому, что происходило в Министерстве обороны. После того, когда предыдущий министр обороны оказался за пределами своего кабинета, огромное количество журналистов, аналитиков и так далее готовы просто растерзать его. Но когда мы делали это одни в течение 6 лет, где были все эти эксперты, аналитики, ветераны, которые могли бы сказать хоть слово? Мы были, наверное, одними из немногих, кто пытались рассказать правду и рассказать, как было и что происходит с армией.

Е.АФАНАСЬЕВА: Александр, как у вас с возможностью критиковать действующее Министерство обороны?

А.ИЛЬИН: Ну, я думаю, что таких критиков и без нас хватает, во-первых. А во-вторых, ну, критика, все-таки, должна носить какой-то конструктив. Если есть за что, мы, естественно, тоже от этого не уходим и у нас была даже такая рубрика «На заметку министру обороны», мы рассказывали о том, что происходило в армии.

Е.АФАНАСЬЕВА: «В «Военной тайне» как-то показали найденное у боевиков натовское оружие, поэтому сделали вывод, что НАТО их финансирует. А если у меня компьютер IBM, значит, меня тоже финансирует Америка?» Без подписи.

И.ПРОКОПЕНКО: Натовского оружия, в том числе и у боевиков достаточно, точно так же, как и автоматов Калашникова.

Е.АФАНАСЬЕВА: Человек с ником ВВС вас поправляет, что Холмса играл Василий Борисович, а не наоборот.

И.ПРОКОПЕНКО: А я как сказал?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, я, кстати, тоже не заметила, но, наверное, оговорился Игорь. Вот есть еще вопрос. «Игорь, вы говорите, что рассказываете всю правду о войне в Чечне. Как же тогда вы объясните историю с героем России Зариповым и штурмом села Комсомольское?» — спрашивает Владислав из Екатеринбурга.

И.ПРОКОПЕНКО: Мы почти в каждой программе «Военная тайна», а если точнее, в каждой программе «Военная тайна» обязательно помещаем очерк о известных и неизвестных страницах чеченской войны, в том числе не один репортаж был посвящен, конечно, и штурму Комсомольского. Но я должен сказать, что если кому-то кажется, что мы где-то не очень точно пересказали эту историю, это не значит, что мы хотим кого-то ввести в заблуждение. Я всегда говорю, мы пишем не написанную историю. Поэтому мы опираемся на тех очевидцев и участников событий, с которыми разговариваем, в том числе и на тему штурма Комсомольского. У нас было несколько спецрепортажей с разными точками зрения, потому что прочитать об этом негде.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда, может быть, это и есть, я не знаю, именно Зарипов? Продолжает он эту тему: «Вопрос к Игорю Прокопенко. Почему он не пришел на суд по иску слепого героя России Альберта Зарипова?» Подпись тоже Зарипов.

И.ПРОКОПЕНКО: А, я расскажу эту историю. Это любопытная история. Дело в том, что 3 года назад… Мне не очень удобно рассказывать, не очень приятно рассказывать эту историю, потому что она касается двух героев России, насколько я понимаю. Я так понимаю, что он. У нас суд был единственный, видимо, это об этом.

Как бы, поссорились 2 героя России. Мы делали репортаж со слов одного из героев России и, в общем, рассказывали его точку зрения на происходящее. Это было 3 года назад. Я специально не хочу называть фамилии, но история, конечно, не очень приятная и сейчас вы поймете, почему. После этого приходит к нам письмо, в котором говорится «А почему вы обо мне не рассказали? Я тоже герой России, я тоже был в это время там». Ну а поскольку мы же нашли одного человека, источник был один, мы ему сказали «Давайте мы вас снимем и вы расскажете о том, как с вашей точки зрения это было», потому что поссорились-то 2 героя России. Я еще раз повторяю, в чем неудобность ситуации.

Он отказался и вчинил на большую сумму иск, на самом деле. И на все наши попытки взять у него интервью, рассказать, как было с его точки зрения, он отказывался, он требовал только денег, к сожалению. Сейчас вот суд этот состоялся на прошлой неделе. Естественно, он этот суд проиграл. Я считаю, это очень неприятная история. Причем, 2 заслуженных человека, 2 героя России, ну вот, можно сказать, не поделили лавры.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот как раз интересная тема. Раньше было понятно, что армейская правда одна. Вот, определило начальство вышестоящее и это и есть правда. Сейчас существует возможность разных точек зрения на ту или иную тему, если она связана с армией? Александр?

А.ИЛЬИН: Да, раньше существовало такое мнение в армейской среде и говорили, что такое обмен мнениями начальника и подчиненного. Когда подчиненный заходит в кабинет командира со своим мнением, а выходит оттуда с мнением командира, да? У нас сейчас, слава богу, никто не навязывает каких-то точек зрения на те или иные события, никаких инструкций, инструктажей от министра обороны или каких-то других официальных лиц мы не получаем, поэтому…

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть у вас не бывает каких-то летучек в Минобороны?

А.ИЛЬИН: Нет, ну нас приглашают, мы время от времени общаемся, но это бывает крайне редко. Ну, скажем, раз в год в рабочем порядке мы сверяем точки зрения, обмениваемся какими-то планами с пресс-службой, только и всего. Естественно, стараемся работать в контакте постоянном.

Е.АФАНАСЬЕВА: Человек опять без подписи пишет: «Расходы на армию погубили СССР, они же погубят Россию». Что вы ответите?

И.ПРОКОПЕНКО: Очень хороший вопрос, очень хотелось бы на него ответить.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста.

И.ПРОКОПЕНКО: Я считаю, что та численность… Может быть, не очень правильные вещи я говорю с точки зрения официальной информации, я считаю, что та численность вооруженных сил, которую имеет сегодня наша страна, недостаточна для защиты и обороны нашей большой страны. Потому что вот иногда приводят в пример, допустим, армию Германии или Франции, или еще говорят там, допустим, США. Но подсчитайте, какое количество тысяч километров наша граница. Наша страна абсолютно уникальна. Для защиты такой территории и такой протяженности границ, конечно, та армия, которая сегодня существует (это мое личное мнение как эксперта), ее недостаточно. Потому что вот та территория, которая у нас есть, и те запасы и ценности, которыми располагает наша страна, она требует (я абсолютно убежден в этом), она требует гораздо больших вложений, гораздо большей численности армии.

Очень просто. Вот, я просто не буду сейчас называть цифры, посчитайте, какое количество, сколько самолетов в армии Южной Кореи, я уж не беру Китай, сколько самолетов у той же Японии и сколько у нас. Вот, я считаю, что на сегодняшний день то, что происходит с Министерством обороны нашим, с нашей обороной, это явно недостаточно. То есть я должен сказать, что мы доразоружались.

Е.АФАНАСЬЕВА: Александр задает вопрос Александру: «В вашей программе тоже не было Квачкова. Что вы думаете о судилище?»

А.ИЛЬИН: Ну, мне очень, честно говоря, обидно за такого заслуженного офицера и за те решения, которые были приняты в отношении него. Мне трудно сейчас судить, насколько ситуация была и сложилась именно так, как она сложилась. Но чисто по-человечески мне очень жаль этого офицера, потому что офицер, на самом деле, заслуженный и прошел горячие точки. Но вот то, что с ним произошло… Не знаю, всё ли там правда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сергей из Петербурга спрашивает: «А зачем в «Военной тайне» показывают приемы, как убивать?»

И.ПРОКОПЕНКО: В «Военной тайне» существует уже много лет рубрика, которая называется «Школа выживания». Она не учит убивать, она учит обороняться.

А.ИЛЬИН: Там скорее приемы самообороны.

И.ПРОКОПЕНКО: Причем с самого начала я всегда говорю перед этим сюжетом, дело в том, что мы, ведь, даже не показываем то, что очень интересно специалистам – мы показываем то, что интересно любому человеку. Любому человеку, который может иногда оказаться в темном подъезде, у метро и так далее, как избежать этой ситуации, как выйти из положения. Поэтому я не могу сказать, что эта рубрика, этот сюжет – он о том, как убивать. Он о том, как защититься.

А.ИЛЬИН: О том, как убежать.

И.ПРОКОПЕНКО: В том числе. Самые известные и самые крутые бойцы говорят «Лучший способ защиты – это, все-таки, убежать, избежать конфликта, сбежать, в конце концов», — это говорит большой красивый Вадюк, если вы знаете такого специалиста. Он говорит «Я бы лучше убежал».

Е.АФАНАСЬЕВА: Федор из Москвы интересуется: «А где теперь готовят военных журналистов?»

И.ПРОКОПЕНКО: Это Федор не тот?

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, думаю, что не тот.

А.ИЛЬИН: Чего-то сегодня сплошные Федоры.

И.ПРОКОПЕНКО: Да. Военных журналистов сегодня готовят в Военном университете на Факультете журналистики.

А.ИЛЬИН: Там он остался еще? Его же там закрывали, вроде.

И.ПРОКОПЕНКО: Ну, закрывали-открывали. Остался, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Идея реалити-шоу про жизнь рядового солдата хороша. Но шоу «Специальное задание» слишком уж отвлеченное от реальности, имхо», — пишет Саша из Петербурга. Ну, в общем, специального задания не было про жизнь рядового солдата абсолютно – там звезды, селебрити так называемые пытались пройти спецподготовку. Это несколько другое шоу. Александр, что вы думаете на эту тему, так как это было…

А.ИЛЬИН: Нет, конечно, это такой развлекательный реалити-проект, на мой взгляд, очень красивый, который показал какие-то привлекательные стороны армейской жизни, который был очень талантливо сделан и снят, и он, собственно говоря, преследовал-то немножко другие задачи. Это не такое, правдивое, скажем, знакомство с армией, а это, все-таки, в большей степени красивое шоу, с помощью которого можно было познакомиться в том числе и нашим звездам с некоторыми аспектами службы в армии.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я хотела задать вам вопрос еще о вашей организаторской функции, потому что кроме того, что вы ведете программу, вы много лет проводите акцию «Первый в армии» и другие какие-то акции, связанные с тем, что телевидение приезжает в армию, в армейские части. Зачем?

А.ИЛЬИН: В этом смысле я должен тоже сказать, что мне посчастливилось, что я работаю на Первом канале именно потому, что, пожалуй, это на сегодняшний день не только главный канал страны, самый большой, но это, все-таки, уникальная команда, прежде всего, которая еще является уникальной, потому что эта команда может собраться вдруг в один день и взять, и приехать, например, в армию. Или приехать к детям в детские дома, в больницы. Не знаю другого такого СМИ, где бы журналисты вот так дружно могли бы собраться и выполнить какую-то социальную задачу.

Но началось все абсолютно случайно. То есть это уже больше, наверное, 17 лет назад, когда мы с друзьями, с моими друзьями просто решили поехать и вспомнить свое боевое прошлое и пострелять из оружия. Вот несколько человек поехало со мной журналистов, ребят с нашего канала, в том числе и Алексей Пиманов, Олег Вольнов. И, в общем-то, постреляли, не скрою. Нам очень понравилось, как нас принимали военные. На следующий день слух разнесся об этом мероприятии и все начали спрашивать «А почему нас не взяли? Почему нас не пригласили?»

На следующий год мы уже поехали более большой командой. И, в общем-то, вот так потихонечку все это переросло в большую акцию, которая, в общем-то, является такой формой благодарности людям в погонах, потому что когда мы приезжаем, конечно, это взаимный такой эмоциональный заряд. С одной стороны, военным очень интересно посмотреть вблизи на тех звезд, которые приезжают с нами. Причем, мы приезжаем не просто так походить-посмотреть, мы приезжаем вполне с конкретными обязанностями, которые мы берем на себя. Как правило, это и хорошие подарки, которые привозит Первый канал, это большой концерт, который мы делаем там. И, в общем-то, акция уже давно превратилась в такое, многокомпонентное мероприятие. Вот, я посчитал, мы в прошлом году проводили акцию на базе Кантемировской бригады. У нас одномоментно работало где-то 25 площадок. Там были и премьеры фильма, и футбольный матч, и день города, и концерт, и площадка работала, которую мы организовывали совместно с ДОСААФ. И, в общем, все это было безумно интересно, и самое главное, что это позволяет нам узнать глубже, что происходит в армии, пообщаться с офицерами, с военнослужащими и в то же время офицерам, конечно, пообщаться с нашими звездами тоже бывает интересно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наш эфир подходит к концу. Мы сегодня говорили об армейском военном телевидении. И осталась буквально последняя минута вам для того, чтобы заинтриговать своих зрителей. О чем вы будете говорить в ближайших выпусках, что нельзя пропустить никак вот тому Федору, который никак не включал телевизор во время вашей программы? Игорь Прокопенко?

А.ИЛЬИН: Ну, у Игоря, наверное, военная тайна. Он не расскажет, что будет в программе.

И.ПРОКОПЕНКО: Ну, говори про «Магазин» тогда. Что у вас в «Магазине»?

А.ИЛЬИН: Ну что? У нас в «Магазине» как всегда разнообразные товары. Вообще у нас будет очень интересная программа ближайшая. Не буду открывать всех секретов, но скажу, что программа будет посвящена женщинам в погонах.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, 8 марта уже приближается.

А.ИЛЬИН: Да, весна, все-таки, на дворе и, в общем-то, даже самка леопарда набросилась, говорят, на военнослужащих в Индии. Не слышал, была недавно такая ситуация? И вот у нас не только про это будет. Будет интервью с единственной женщиной-генералом, мы покажем репортаж о девочках, которые служат в ВДВ. Ну и еще многое-многое другое.

Е.АФАНАСЬЕВА: Игорь?

И.ПРОКОПЕНКО: В понедельник, в 20:00 в программе «Военная тайна» первый репортаж будет посвящен реформам в армии. И, вот, с делом Оборонсервиса. Будет обязательно очередной репортаж о чеченской войне. Будет 2 репортажа о новейших видах вооружения. Мы обязательно делаем всегда российское производство и, допустим, американское.

Е.АФАНАСЬЕВА: А все остальное – в эфире.

И.ПРОКОПЕНКО: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Игорь Прокопенко, ведущий и автор цикла «Военная тайна». В студии также был Александр Ильин, автор и ведущий программы «Армейский магазин». Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Всего доброго, до свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире