'Вопросы к интервью
23 сентября 2007
Z Собрание Третьяковки Все выпуски

Художник Юрий Пименов и его картина «Новая Москва»


Время выхода в эфир: 23 сентября 2007, 14:13

<br
К.ЛАРИНА: 14 часов 11 минут. Добрый день, здравствуйте! Здесь, в студии «Эха Москвы» Ксения Ларина и Ксения Басилашвили. Ксюша, здравствуй!

К.БАСИЛАШВИЛИ: Здравствуй!

К.ЛАРИНА: Мы начинаем программу «Собрание Третьяковки». У нас сегодня чисто московская программа, поскольку картина, о которой мы сегодня будем говорить, знакома всем с детства. Ну, мы частенько начинаем так наши передачи, когда речь идет об очень популярных полотнах. Картина Юрия Пименова «Новая Москва» всем знакома: девушка на машине спиной к нам, зрителям, сидит за рулем. Там дождливый красивый, свежий город, широкий проспект. Это я так вам просто напоминаю. На самом деле, эту картину знают все. И сейчас вы ее быстренько вспомните. Мы сегодня о ней будем говорить. Поможет нам Татьяна Городкова.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Заведующая отделом Искусства второй половины ХХ века, на Крымском валу.

К.ЛАРИНА: Да, да. Здравствуйте, уважаемая Татьяна!

К.БАСИЛАШВИЛИ: Здравствуйте, Татьяна!

Т.ГОРОДКОВА: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Ну, Юрий Пименов сегодня наш главный герой. Конечно же, призы.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Конечно, призы, Ксюша! Конечно. Я в поте лица, просто целый склад из запасников «Эха Москвы» доставала. У нас здесь прямо музейный фонд уже начинает образовываться.

Сегодня мы вам дарим и книгу, совместно созданную издательством «Дрофа» с поэтом Андреем Усачевым «Прогулки по Третьяковской галерее». Но я думаю, что это все-таки для наших слушателей школьного возраста, и дошкольного возраста. Это к каждой картинке известной стихотворение. Очень милая книга.

Кроме того, у нас есть еще «Альбом искусства ХХ века» Третьяковской галереи на Крымском валу; у нас есть журнал «Третьяковская галерея» — это самый новый номер; Каталог новой выставки художника Андрея Гросицкого. Это художник, которого можно отнести к художникам — нонконформистам, к неассоциальному искусству. И билеты… Где же они? Билеты были здесь. Вот! Билеты: это выставка из цикла «Золотая карта России». Она откроется 28 сентября в Инженерном корпусе в Лаврушинском переулке.28, в 16 часов – 101 икона из Ярославля.

Вот я знаю, что вас очень интересуют, в том числе русские провинциальные музеи. Вот добро пожаловать – Ярославский музей приезжает в Москву. Можно посмотреть в Лаврушинском переулке, в самом центре столицы.

У нас сегодня два вопроса — мы решили так развести немножечко.

К.ЛАРИНА: У нас столько призов, конечно же.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да, развести. И один вопрос задать по телефону прямого эфира, и ответить на него после половины часа, а  другой – на sms. Вот сейчас внимание smsники!

Слушайте! В 32 году впервые с конвейера этого советского завода сошел автомобиль, на котором по Москве ездит героиня картины Пименова «Новая Москва». Назовите, пожалуйста, этот завод. Вот так, как он тогда назывался. Не сейчас, потому что он жив, а так, как тогда.

Напоминаю sms: +7 (985) 970-45-45.

И, наверное, сразу же назову вопрос, который…

К.ЛАРИНА: Давай не будем, телефонный — попозже, потому что сейчас начнут присылать ответы на все вопросы.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Хорошо!

К.ЛАРИНА: Давай мы подождем, и во второй части зададим вопрос.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Согласна.

К.ЛАРИНА: Ну, а начнем мы давайте с традиционной нашей рубрики «Случай в музее».

К.БАСИЛАШВИЛИ: И эту рубрику вновь представит директор Третьяковской галереи Валентин Родионов.

СЛУЧАЙ В МУЗЕЕ

В.РОДИОНОВ: До открытия галереи после капитальной реконструкции, реставрации оставался, примерно, месяц.

Я стоял у входа, у железной ажурной решетки вместе с милиционером, в простой куртке – было довольно прохладно, был апрель месяц. Подошел человек и спрашивает: «Можно пройти в галерею»? Я отвечаю: «Нет, пока еще закрыто, скоро откроется».

 — Как жаль, — сказал он. «А Вы охраняете? – спросил он меня.

Я говорю: «Да, мы охраняем». А он не уходит. Я говорю: «Откуда Вы»?

 — Я из Петропавловска-Камчатского.

 — Ой! Как далеко! А как оказались здесь?

 — А я работал за рубежом по договору, и вот сейчас лечу к себе, в Петропавловск. И у меня четыре часа, я решил посетить Третьяковскую галерею.

Я его зауважал, и потом спросил: «А кем Вы работали»?

 — А я рабочий котельни, — сказал он.

Тут я ему говорю: «Пошли в галерею»!

Он говорит: «Туда же нельзя»!

Я говорю: «Со мной можно».

И я провел первую экскурсию с этим рабочим человеком. И он шел и все время спрашивал: «А кто Вы такой?  — Видит – со мной здороваются. Я говорю: Ну, это неважно, потом». А уже монтировали картины, ставили скульптуры, работа кипела.

И, когда мы вышли, я ему дал свою визиточку. Он немножко оторопел. А я, чудак – не спросил, как его звать. И хочу спросить в Петропавловске-Камчатском: кто был у нас тогда? Отзовитесь, пожалуйста!

БЫВАЕТ ЖЕ ТАКОЕ!

К.ЛАРИНА: Личные такие истории нам рассказывает директор Третьяковской галереи. Молодец!

К.БАСИЛАШВИЛИ: Я уже предложила, что ему действительно нужно выпустить книжку таких эссе коротких.

К.ЛАРИНА: Ну что? Давайте теперь к картине перейдем.

Итак, «Новая Москва», автор картины Юрий Пименов. Я так быстренько ее наглым образом описала, набросала крупными мазками. Ну, давайте! Татьяна нам добавит что-нибудь к описанию картины. Давайте!

Во-первых, скажем, что это Охотный ряд, по-моему? Да? Улица-то?

Т.ГОРОДКОВА: Вы знаете, прежде, чем мы начнем описывать картину, я хотела бы вместе с вами отметить своеобразный юбилей этой картины, потому что на картине стоит дата: 37 год, сейчас у нас осень, 2007 год. И мы точно знаем, что картина писалась летом 37 года, и с большой долей определенности я могу сказать, что к этому сроку, к нашему дню, она уже была закончена. Потому что писалась она к конкретной выставке, которая должна была открыться 8 ноября 37 года.

К.ЛАРИНА: Ну, эта дата как раз и поражает больше всего, я скажу Вам честно, уважаемая Татьяна. Потому что, когда смотришь на эту картину, в ней столько жизни и какой-то свежести, ясности, какого-то счастливого ощущения сегодняшнего дня, и когда смотришь на эту дату – 37 год, то 

как-то это все не смыкается.

Т.ГОРОДКОВА: Ну, здесь, наверное, мы не обойдемся без истории вот этой самой знаменитой выставки, которая называлась «Индустрия социализма», и хочу сказать, что ее история, ее идея и те события, которые последовали за этим. И ее, так сказать, дата открытия – вокруг этого очень много трагических событий.

Ну, если говорить коротко, то выставку собирались открыть в 37 году, к двадцатилетию советской власти и в ознаменование окончания второй пятилетки. И идея этой выставки принадлежала наркому тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе.

А решение об этой выставке принималось на самом высоком уровне. Там предусматривалось очень большое финансирование, многомиллионный бюджет. И основная идея выставки заключалась в грандиозной демонстрации триумфа преимуществ социалистического строя, которые заключались, в первую очередь, в грандиозных успехах индустриализации.

И был разработан подробный тематический план. Сейчас мы бы сказали, что разрабатывалась концепция выставки. Этот тематический план включал в себя разные разделы. Это был пухлый список, который представлялся художникам для ознакомления, которые могли выбрать одну из понравившихся им тем. Каждая тема определяла собой определенный раздел выставки.

Был создан комитет, куда входили руководители Наркомата тяжелой промышленности. Туда же входили: и глава Центрального банка – Соломон Кругликов, и председатель Кооперативного союза работников изобразительных искусств Славинский, который должен был тоже осуществлять некую линию контроля и, так сказать, редактуру. И в этом списке тем были самые разные темы, начиная с истории гражданской войны, с отдельных тем, связанных с освоением севера, с отражением индустриальной тематики, с отражением колхозной жизни. Но был раздел: «Новые города, новые люди».

К.ЛАРИНА: То есть, это заказ? Эта картина по заказу?

Т.ГОРОДКОВА: Это стопроцентный заказ. Более того, к возможности участия в этой выставке допускались художники по рекомендации, по списку. Рекомендацию давал Московский Союз художников, который уже существовал в это время.

Мы знаем, что в 32 году все группировки художественные прекратили свое существование. Был создан единый Союз  — сначала Советских писателей, а затем  — и Московский Союз Советских художников.

Более того, после того, как художник выбирал тему, и эта тема утверждалась, он обязан был представить эскиз.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Который тоже утверждался, наверное?

Т.ГОРОДКОВА: Конечно, конечно! Комитет утверждал эскиз.

После этого художник получал аванс, начинал работать. И, если была необходимость – а в определенных случаях она была, художники выезжали на место: заводы, колхозы, граница, Дальний Восток, север – все, что угодно. На это выделялись большие средства. И затем к определенному сроку комиссии представлялась выполненная работа. Но это еще не все! Потому что работа принималась. И были случаи, когда комиссия в целом принимала работу, но указывала на определенные недостатки….

К.ЛАРИНА: Какие детали!

Т.ГОРОДКОВА: …и предписывала, например, что-то поправить в полотне.

К.ЛАРИНА: Здесь было что-нибудь на стадии эскизной еще, когда просили скорректировать? Нет?

Т.ГОРОДКОВА: Здесь нет, здесь нет.

К.ЛАРИНА: А то, что женщина за рулем? – Это у меня просто вопрос: поскольку это 37 год, уж машин не так много было в городе. Да? А уж женщина за рулем, наверное, вообще большая редкость. Такой все-таки определенный представитель социального уровня, правда же?

Т.ГОРОДКОВА: А здесь нет опоры на, так сказать, такие, знаете, бытовые детали и стопроцентное соответствие действительности.

Я могу сказать, что эта картина написана по всем законам, так сказать, с использованием метода социалистического реализма. А это что значит? – Его классическая формулировка, сформулированная в программной речи Горького на Съезде Союза советских писателей – это: правдивое отражение социалистической действительности, правдивое отображение действительности в ее революционном развитии.

И заявлялось три измерения: прошлое, настоящее и будущее.

К.ЛАРИНА: Вот это вот, какое? Это будущее, или настоящее?

Т.ГОРОДКОВА: А здесь и прошлое, и настоящее, и будущее.

Я думаю, что выбор этой темы для Пименова совершенно не случаен. Конечно, среди того многообразия тем художник мог выбрать то, что ему максимально близко и понятно.

Пименов – коренной москвич, он родился в Москве. Он очень хорошо ее знал. Но, что еще более интересно и характерно для него, что он был человек, который очень чутко и очень жадно всматривался в окружающую действительность и с невероятно большим интересом отслеживал все то новое, что происходило. Вот. И здесь, я думаю, выбор этого мотива не случаен, потому что здесь кусок Охотного ряда – Охотная площадь. Но, наверное, надо вспомнить, что, конечно, весь центр Москвы в это время – это грандиозная стройка.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Воплощается план Сталина в Москве.

Т.ГОРОДКОВА: Это 35-й год. В 35 году был утвержден план реконструкции Москвы, да Генеральный план реконструкции Москвы. И этот план в это время уже, так сказать, реально воплощался. Улицы раздвигались, дома переносились, сносились старые, так сказать, двухэтажные постройки Охотного ряда. Мы видим на этой картине уже, так сказать, новые здания – вот справа – это здание метро «Охотный ряд», что тоже – одно из самых ярких достижений этого времени.

35-й год! В 35 году в мае впервые….

К.БАСИЛАШВИЛИ: Открывается одна из линий метро.

Т.ГОРОДКОВА: Открывается одна из линий метро.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Мы видим здание – вот то, которое сейчас здание Думы.

Т.ГОРОДКОВА: Да, да! За зданием Охотного ряда мы видим, и оно кажется здесь таким небольшим и камерным. Это Колонный зал Дома Союзов. За ним поднимается громада современного здания – так, как мы сейчас его знаем, — это Государственная Дума. Тогда это называлось по-другому, но это все постройка начала тридцатых годов.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А гостиница «Москва» уже возвышается.

Т.ГОРОДКОВА: Гостиница «Москва» — безусловно. На дальнем плане слева – это громада гостиницы «Москва».

К.БАСИЛАШВИЛИ: Она уже построена к тому времени.

Т.ГОРОДКОВА: Это грандиозная гостиница, первая советская гостиница, которая торжественно тоже была открыта где-то в 

34-м, или в 35-м году.

К.ЛАРИНА: Татьяна, а девушка-то кто? Реальная какая-то героиня?

Т.ГОРОДКОВА: Девушка… Я знаю точно, кто позировал для этой картины. Это жена Юрия Ивановича Пименова – Наталья Михайловна. Он женился очень счастливо, он женился в 31 году. Картина писалась в 37-м, и вообще Наталья Михайловна была его постоянной и любимой моделью. Он очень не любил работать с профессиональными моделями, он считал, что у них не хватает характерности, а жена, верная спутница, друг, любимая женщина и постоянная модель. Она очень узнаваема. Лица ее мы не видим, она перед нами предстает со спины.

К.ЛАРИНА: Но где-нибудь она есть лицом? (Смеется).

Т.ГОРОДКОВА: Конечно, ну конечно. В данном случае, она со спины, конечно, есть и портреты ее разного времени – и 50-х, и 60-х годов. Ее лицо узнаваемо и в «Обнаженных» Пименова. А у него замечательная серия «Обнаженных», такие очень красивые ню, одна из которых находится в собрании Третьяковской галереи, «Розовая натурщица» она называется. В Русском музее есть замечательная «Золотая натурщица».

К.БАСИЛАШВИЛИ: И все-таки, кто едет за рулем, в данном случае остается загадкой.

Т.ГОРОДКОВА: Я думаю, что да. Мы можем ее с полным правом назвать «Незнакомкой». Это «Незнакомка советского периода.

К.БАСИЛАШВИЛИ: «Незнакомка» — да, мы не знаем пока ее имени, но ведь известно, что был некий женский персонаж, некая дама, которая в Москве водила… Первая женщина — автомобилист.

К.ЛАРИНА: А! Ты мне рассказывала это.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Первая женщина-автомобилист. Есть вот это имя, ходили какие-то вокруг этого легенды. Мне даже хотелось бы спросить наших радиослушателей: может быть,

кто-то знает, кто-то слышал. Из того времени у кого-то это осталось в памяти? – Та смелая дама, которая первой села за руль.

К.ЛАРИНА: Ты думаешь, это первая женщина-автомобилист?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да, это была единственная женщина, у которой был автомобиль личный в Москве.

Т.ГОРОДКОВА: То есть, он ей принадлежал?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да, он ей принадлежал.

К.ЛАРИНА: Действительно такие есть легенды, Татьяна? Нет?

Т.ГОРОДКОВА: Возможно есть, если кто-то знает, с удовольствием услышали и узнали. Но мы можем предположить, что, конечно, Любовь Орлова владела машиной, безусловно. Кто мог, так сказать, разъезжать на легковом автомобиле?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Может быть, кто-то из актрис Большого театра? Она проезжает мимо Большого театра как раз.

Здесь как раз и виден нам Большой театр справа.

К.ЛАРИНА: А! Кстати, учитывая все-таки, что Пименов был близок к театру, и он работ немало делал в театре, вполне возможно.

Т.ГОРОДКОВА: Мне кажется, вот то, о чем мы говорили, вот этот радел – «Новые города, новые люди». Здесь все новое. Вот то, как выбрано место Москвы, о чем мы уже говорили, то, как выбрано время дня – это утро, это раннее утро.

К.ЛАРИНА: Ну, как раннее? Народу-то вон сколько! Битком!

Т.ГОРОДКОВА: Ну не знаю, я бы не назвала это «битком».

К.ЛАРИНА: Посмотрите сколько? – И там, и сям, вон сколько – по всей улице, впереди. Там вон сколько!

Т.ГОРОДКОВА: Да. Но раннее утро – Москва большой город. Это центр, люди уже спешат. И здесь есть вот это ощущение зарождающегося дня.

К.ЛАРИНА: Утро рабочего дня.

Т.ГОРОДКОВА: Да. Зарождающегося дня, когда впереди предстоят дела, предстоят какие-то события, свершения и так далее.

К.ЛАРИНА: Вообще, ракурс, конечно, очень интересный. Вот эта его задумка. Как кадр из фильма. Откуда она у него взялась – неизвестно, вот как бы история появления именно вот этого кадра из фильма. Действительно, Ксения права.

Т.ГОРОДКОВА: Ну, интерес к кино, безусловно, но мы все помним, что такое кино в тридцатые годы, советский кинематограф, да? Это же, так сказать, самое значимое и самое массовое искусство. И фильмы замечательные тридцатых годов. И можно, кстати, здесь вспомнить знаменитый фильм – правда, он появился в 40-м году, Григория Александрова с Любовью Орловой «Светлый путь». И там есть фантастическая – это история о советской Золушке. И там есть потрясающий момент, когда героиня входит и садится в машину, и эта машина взмывает, и они начинают, так сказать, сверху обозревать все новые достижения, и приземляются, и  как бы садится машина на Всесоюзной выставке достижений.

К.ЛАРИНА: Ну, женщина – автомобиль, женщина-артистка, успешная женщина.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А цветочек слева? Гламур! А?

К.ЛАРИНА: А фильм «Весна» уже, по-моему, был к этому времени, к 37-му году?

Т.ГОРОДКОВА: Да.

К.ЛАРИНА: Там тоже этот образ существует, так, или иначе?

Т.ГОРОДКОВА: Вы знаете, вот здесь, вот то, что эта картина совершенно сочиненная и скомпонованная: здесь нет ни одной случайной детали. Вот вы заметили? – эти две гвоздички? Одна из них белая, другая красная. Так небрежно, с одной стороны, небрежно прикрепленные к ветровому, к боковому ветряку. В этом есть некий шарм, в этом есть, ну я не хотела бы использовать это современное слово: «гламур», но вот это вот свидетельствует о том, что это очень женственный персонаж.

К.ЛАРИНА: Давайте Новости послушаем, потом продолжим.

Новости

К.ЛАРИНА: Давай-ка вопрос дадим уже для телефона. И ответим на него.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да, да. Вот про завод, который в 32 году выпустил автомобиль, на котором едет героиня, отвечают…

К.ЛАРИНА: Уже есть правильные ответы?

К.БАСИЛАШВИЛИ: На sms. А  вы должны ответить по телефону на другой вопрос.

Внимание! Назовите первую линию Московского метрополитена, запущенную в 35 году. О ней еще поет Утесов в «Песне извозчика». Если вы еще эту строчку назовете, то вообще будет здорово!

К.ЛАРИНА: Такую книжку разыгрываем под этот вопрос!

К.БАСИЛАПШВИЛИ: А давай не у москвичей примем этот вопрос!

К.ЛАРИНА: А как мы это сделаем?

К.БАСИЛАШВИЛИ: А там же коды.

К.ЛАРИНА: Ну, а мобильные телефоны. Как я тебе определю?

А! Видишь, как сложно!

К.БАСИЛАШВИЛИ: 363-36-59.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста! Давайте попробуем на этот вопрос ответить. Татьяна, нужно взять наушники, послушать, что нам скажут наши слушатели.

Пожалуйста, дорогие друзья? Кто?

Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Владимир. Сокольники.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Как песня? Какая линия?

К.ЛАРИНА: Какая линия-то?

ВЛАДИМИР: «От Сокольников, до Парка на метро».

К.БАСИЛАШВИЛИ: От Сокольников до…?

К.ЛАРИНА: До «Парка культуры»! Вы откуда звоните?

ВЛАДИМИР: Из Самары.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Все правильно! Все правильно! Здорово!

К.ЛАРИНА: Ты хотела? Спасибо Вам большое за правильный ответ на этот детский вопрос. Телефон Ваш есть. Мы его зафиксировали. И что у нас получает наш слушатель в Самаре?

К.БАСИЛАШВИЛИ: а он получит ценный приз от Третьяковской галереи. Сейчас мы выберем очень интересное что-нибудь, каталог какой-нибудь. Наверняка, детям.

К.ЛАРИНА: Ну, а мы напомним, что сегодня в гостях у нас Татьяна Городкова. Мы сегодня вспоминаем Юрия Пименова, и, в частности, его картину «Новая Москва. И давайте мы дадим биографию картины. Как она попала в Третьяковку.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Наталье Чернышевой слово.

ПУТЬ В ГАЛЕРЕЮ

Н.ЧЕРНЫШЕВА: Картина «Новая Москва» была написана в 1937 году к выставке «Индустрия социализма». Это было время, когда в Москве шло интенсивное строительство: открывались станции метро, возводились новые мосты, расширялись старые улицы.

Центр столицы был в лесах. На месте двухэтажных домиков Охотного ряда возводились новые высотные дома.

В те годы вот эта реконструкция Охотного ряда была неким символом новой Москвы. И именно  этот изменившийся облик города и раскрывается в работе Пименова.

«Новая Москва» поступила в Третьяковскую галерею в 1945 году, и с тех пор практически всегда была представлена в постоянной экспозиции галереи.

Произведение это очень известное, и картина очень востребована. Ее часто запрашивают на различные выставки.

Из последних крупных зарубежных проектов, где была представлена «Новая Москва» можно назвать выставку «Коммунизм – фабрика мечты», которая проходила во Франкфурте, и выставку «Россия», которая проходила в 

Нью-Йорке, в музее Соломона Гугенгейма.

ДОРОГУ ОСИЛИТ ИДУЩИЙ

К.ЛАРИНА: Пришли победители?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Пришли победители, да. И наш пейджер просто взвился, наш sms просто взорвался практически ответами, кто же эта первая женщина-автомобилист.

К.ЛАРИНА: Сейчас мы про это скажем. Назови победителей.

К.БАСИЛАШВИЛИ: (Перечисляет победителей).

Мы спрашивали у вас: в 32 году впервые с конвейера этого советского завода сошел автомобиль, на котором по Москве едет героиня картины Пименова. Назовите завод.

Ну, это, конечно, Горьковский автомобильный завод, ныне Волжский автомобильный завод. И что за машина?

Татьяна, что за машина?

Т.ГОРОДКОВА: Наши слушатели не…?

К.БАСИЛАШВИЛИ: А мы их спрашивали про завод. Про машину сами ответим.

Т.ГОРОДКОВА: Понятно. Ну что? Эта машина открытая, как мы видим, эта машина типа «Фаэтон». Вообще-то, это лицензионный «Ford», который сошел, как все мы теперь знаем, в январе 32 года с конвейера действительно Горьковского автозавода, но с эмблемой ГАЗа.

К.БАСИЛАШВИЛИ: С открытым верхом.

Т.ГОРОДКОВА: С открытым верхом, это машина типа фаэтона. Значит, машина открытая, у нее предусматривался на время непогоды, или во время дождя, что можно было поднять брезентовый верх, или боковины.

К.ЛАРИНА: А зимой, интересно? Зимой-то холодно.

Т.ГОРОДКОВА: Но проблема, вообще холода, это проблема вообще машин того времени.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А много вышло тогда таких машин?

Т.ГОРОДКОВА: Ну, они выпускались до 36 года. В 36 году ГАЗ …с конвейера сошла первая отечественная машина. На основе этой, но это автомобиль «ГАЗ-М», вот эта знаменитая «Эмка», вот это вот, так сказать, название «Эмка», это ГАЗ-М1, первый отечественный легковой автомобиль собственной конструкции, где был уже кузов цельнометаллический, пятиместный, закрытого типа. И уже «Эмка» выпускалась с 36-го по 41 год. И всего было собрано более 62 тысяч машин. Ну, это уже об «Эмке». А здесь мы говорим о фаэтоне.

Я очень внимательно всматривалась уже с этой точки зрения в картину и действительно это, так сказать, машина «Фаэтон», сидит в ней наша героиня, она ведет эту машину.

Здесь удивительный эффект возникает вот в этой вовлеченности зрителя в движение, вообще не просто, так сказать, мы становимся участниками, само движение становится главным содержанием этой картины.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да мы просто в этой машине сидим.

Т.ГОРОДКОВА: Да! Да!

К.ЛАРИНА: А вот еще у меня к Вам такой вопрос, пока мы еще от картины далеко не ушли, потому что, конечно же, хочется поговорить вообще и о самом человеке, об авторе.

А вот этот Ренуаровский стиль? Откуда он такой взялся? Это же потрясающе, когда первый раз с ней сталкиваешься, сначала ощущение какого-то Монмартра, а не Москвы?

Т.ГОРОДКОВА: Это, безусловно, так, и на памяти возникают картины французских импрессионистов с замечательными бульварами – это и Писсаро – «Бульвар Монмартра», и «Бульвар капуцинок», и так далее. Только там, конечно, были еще не машины, а пролетки. Очаровательные пролетки. Но, тем не менее, вот эта панорамность, эта, так сказать манера импрессионистическая: это беглый мазок, эта смазанность, некая смазанность изображения.

К.ЛАРИНА: Да. И цветовое решение, да?

Т.ГОРОДКОВА: И цветовое решение. Но цветовое решение ближе к Ренуару, о чем Вы совершенно справедливо сказали. Вот эти жемчужные, нежные жемчужные, с розовыми, золотистыми тонами.

А это все не случайно, потому что это известный факт, что увлечение французской живописью, и, в частности, Ренуаром. Это вообще, некое, очень характерно для тридцатых годов для многих художников.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Я хочу поблагодарить и Игоря, и Елену Брик, которые напомнили нам, что действительно первой женщиной, — пишет нам Елена «…получившей водительские права в Москве, была Лиля Брик, так что, скорее всего,  -предполагает она, — именно Лиля Брик и  была владелицей этого авто». Но не факт, что именно она изображена на этой картине.

Т.ГОРОДКОВА: Замечательно! Замечательно!

Известная история: привез из Парижа. Но привез ведь другой автомобиль, едет-то она на  (неразборчиво).

Т.ГОРОДКОВА: Рено, по-моему, Рено он ей привез.

К.ЛАРИНА: Ну что? Давайте мы немножечко поговорим

все-таки про Юрия Пименова про самого, поскольку все-таки, у него еще кроме… Ну, «Новая Москва» — понятно, что это визитная карточка художника.

Т.ГОРОДКОВА: Да. Это самая знаменитая его картина.

К.ЛАРИНА: Да, да. Но он немало создал за свою жизнь, все-таки достаточно большую.

Т.ГОРОДКОВА: Мне бы хотелось назвать годы его жизни.

К.ЛАРИНА: Давайте.

Т.ГОРОДКОВА: Он родился в 1903 году. В Москве, как я уже говорила, и скончался в 1977 году. И 60 лет жизни в искусстве. И работал он в самых разных областях, во всех практически областях художественной деятельности.

Конечно, он в первую очередь живописец. Но он и график, он работал в книжной иллюстрации, он работал в плакате, он активно сотрудничал и работал как художник в театре, с разными театрами.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И в кино.

Т.ГОРОДКОВА: И в кино, и долгие годы он преподавал во ВГИКе, на художественном факультете. Он начал там работать в 45 году, и до 72 года он преподавал живопись, на кафедре живописи и рисунка.

И, кстати, опыт работы в кино, это 48 год, это участие его в знаменитых «Кубанских казаках», Пырьевский фильм, где он делал эскизы к ярмаркам, поскольку там действия самые такие яркие…

К.ЛАРИНА: Яркие, сочные.

Т.ГОРОДКОВА: Праздничные. Хотя известно, что ярмарок на Кубани в то время не было. Но это все тоже имеет отношение …

К.ЛАРИНА: Известна эта легенда, когда местная бабушка подошла к Юрию Любимову и спросила: «С какой жизни снимаете, сынок»?  — На съемках «Кубанских казаков».

Т.ГОРОДКОВА: «Откуда вы все это привезли»? Да?

Но, тем не менее, это, так сказать, это вот все об этом.

Да, и есть еще, вот, о чем я забыла сказать, и что мне очень хотелось бы сказать, что Юрий Иванович Пименов замечательно писал.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Литературно, Вы имеете в виду?

Т.ГОРОДКОВА: Да. Литературно.

К.ЛАРИНА: А есть, какие-то у него остались публикации?

Т.ГОРОДКОВА: Конечно, опубликовано несколько книг. Он обладал незаурядным литературным даром.

К.ЛАРИНА: А Вы что-то принесли, да?

Т.ГОРОДКОВА: Я принесла с собой.

К.ЛАРИНА: А можно посмотреть что-нибудь, да?

Т.ГОРОДКОВА: Сейчас я Вам покажу: вот это первая книга Юрия Пименова «В Подмосковье», она вышла в 58 году. И это такие, как он сам сформулировал: «Это издание рисунков ….»

К.ЛАРИНА: А что, в Третьяковской галерее есть библиотека своя?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Конечно, огромная, а ты что думаешь?

Т.ГОРОДКОВА: В Третьяковской галерее потрясающая научная библиотека. И архив.

К.ЛАРИНА: Надо же!

Т.ГОРОДКОВА: Вот видите, сколько интересного?!

Но мы, к сожалению, не принимаем простых прохожих, но специалисты и люди, которые профессионально занимаются….

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вот для подготовки программы разрешили записаться.

Т.ГОРОДКОВА (продолжает): …русским искусством, могут пройти…

К.ЛАРИНА: Скажите, Татьяна, а его книжка « В Подмосковье», это как бы его книга, посвященная любимым, как я понимаю, местам Подмосковным, а картина здесь тоже его?

Т.ГОРОДКОВА: Его. Это его рисунки. Поэтому он сформулировал это так, что это его записки о жизни, искусстве, которые сам же он иллюстрировал изображениями.

Вот интересный момент, что он писал всегда, он всегда носил с собой блокноты и карандаши. Вот эти карандашные наброски…

К.ЛАРИНА: Как такой дневник, да?

Т.ГОРОДКОВА: Абсолютно верно. А писал тексты, очень бегло зарисовывал какие-то яркие картины, писал везде – летел ли он в самолете, ехал ли он в поезде, в пригородном поезде, и так далее.

К.ЛАРИНА: А еще? Покажите, — там еще книжки.

Т.ГОРОДКОВА: Ну, всего их, по-моему, 6 книг. Но вот я принесла с собой вот такую книгу – ее название «Необыкновенность обыкновенного». Это очень ёмкая формулировка, которая фактически дает нам его творческое кредо вот уже в эти годы.

К.ЛАРИНА: Можно?

Т.ГОРОДКОВА: Пожалуйста.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Я знаю, что был такой момент в биографии Юрия Пименова, когда ему пришлось – или это было его личным убеждением, либо его ситуация заставила, уничтожить некоторые свои работы. И  буквально он просил музеи отдать ему, вернуть

эти работы. В чем было дело? Что за история?

Т.ГОРОДКОВА: Да. Это известный факт. Его никто не заставлял, это он так яростно, со свойственной ему горячностью, а человек он был очень яркий, жизнерадостный, громкоголосый, такой громкоговорящий – так он расставался с определенным этапом своей жизни. Потому что, если мы посмотрим в целом на творчество Юрия Ивановича Пименова, то можно выделить два основных периода: это период двадцатых годов, это так называемый «ОСТовский период».

К.БАСИЛАШВИЛИ: «Общество станковистов».

Т.ГОРОДКОВА: Общество Дейнеко. Дейнеко, как явный лидер и трибун Общества станковистов, именно был одним из самых ярких фигур тоже в Обществе станковистов. Он был одним из учредителей, он входил всегда в правление, и он показывал всегда свои работы на всех выставках ОСТа. Таких выставок было 4: это 25-й, 26-й, 27-й и 28-й год.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И там лежала определенная идея такая общественная? Значимая?

Т.ГОРОДКОВА: Конечно, но тут мы должны поговорить о начале двадцатых годов. Вообще, художники, которые входили в Общество станковистов, это поколение, первое поколение советских художников, чья юность пришлась на послереволюционное время.

Юрий Иванович был самый юный из них, потому что он 903 года рождения, а когда свершилась Октябрьская революция, ему было 14 лет. Он был еще мальчишкой. И время было сложное. Мы все знаем историческую эту атмосферу, что происходило, и это поколение очень рано взрослело, в силу того, что люди вынуждены были, так сказать, все, что происходило, как-то переживать и входить в жизнь очень рано. Он очень рано начал работать.

В 16 лет он был вынужден, хотя его отец юрист, и работал в должности помощника присяжного поверенного. И после революции он продолжал работать, но невозможно было выжить на зарплату отца, и Юра, мальчишка, еще школьник, он вынужден был уже практически оставить гимназию и начать работать. И работал он в Замоскворецком месткоме, работал агентом по оценке жилья. Тогда мы знаем: шли вот эти вот подселения, переселения, обеспечения, уплотнения и так далее.

Он работал таким агентом, в его задачи входило: прийти по конкретному адресу и проверить жилплощадь. И затем эту информацию…

К.ЛАРИНА: Нет ли излишков? Ничего себе задача, надо сказать!

Т.ГОРОДКОВА: Нет, не только излишков, а оценку произвести. И дальше его данные уже ложились на стол сотрудников комитета, которые принимали решение: кому улучшить жилплощадь, кого оставить в той квартире и так далее.

К.ЛАРИНА: Что такое? Записка? «Жену художника звали Наталья Константиновна».

Т.ГОРОДКОВА: Наталья Константиновна, безусловно.

К.ЛАРИНА: Ну, а мы что сказали?

К.БАСИЛАШВИЛИ: А мы так и сказали: Наталья Константиновна.

К.ЛАРИНА: Просто Евгений Киселев нам сообщает, что он хорошо ее знал.

К.ЛАРИНА: Прекрасно! Мы и сказали: «Наталья Константиновна».

Т.ГОРОДКОВА: По-моему, мы не ошиблись. (Смеется).

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вот удивительное впечатление возникает в Третьяковской галерее, когда приходишь в зал станковистов, и в этом же зале раньше, в прошлой экспозиции, сейчас, по-моему, по-другому немножечко повесили, висела картина Пименова «Новая Москва», но на другой стенке. И абсолютно два разных художника. Абсолютно! – Один на заводе, и в этом

импрессионистический такой стиль в манере – пишет новый завод советский, а другой – романтик-импрессионист живописует «Новую Москву». Два разных просто человека: одного интересует индустрия, а другого – краски жизни.

Т.ГОРОДКОВА: Ну, это действительно так.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И манеры разные.

Т.ГОРОДКОВА: И манеры разные абсолютно! И, так сказать, и основывалось это на другом, идеология была другая принципиально. Потому что Общество станковистов возникло в период острых обсуждений о судьбах искусства, о том, нужно ли искусство? Дискуссия проходила: необходимо ли станковое искусство вообще, и можно ли перейти в производственное искусство.

Так вот, Общество станковистов, не случайно оно имеет такое название: они программно отстаивали необходимость сохранения станковой картины, но с совершенно новым содержанием, и для этого содержания с совершенно новым изобразительным языком.

Что касается Юрия Ивановича, то можно говорить о безусловном влиянии на него немецких художников, немецкого экспрессионизма.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И потом – импрессионистов, уже во втором этапе.

Т.ГОРОДКОВА: Вы знаете, это уже дальше. Здесь мы говорим, все-таки о периоде ОСТа, и вот одна из самых ярких картин Юрия Ивановича этого периода, которая находится в нашем собрании, висит у нас в постоянной экспозиции Третьяковской галереи, в здании на Крымском валу, — это «Даешь тяжелую индустрию»! Потрясающая вещь!

К.ЛАРИНА: Ой, слушайте, замечательная эта картина. Но мне еще нравится, знаете, какая картина? – «Ужасы войны», что-то типа этого. Ой, ну просто!.. Не похожа на советскую картину – совсем другая!

Т.ГОРОДКОВА: «Ужасы войны» — это тоже из Собрания Третьяковской галереи, но не все ее знают, потому что она очень мало экспонируется.

«Ужасы войны», она, кстати, появилась …

К.ЛАРИНА: Так называется? Я  правильно сказала, да? Там два солдата, по-моему, изображены искалеченные.

Т.ГОРОДКОВА: Она называется… Это большая картина, две безглазые фигуры с перевязанными в бинтах руками, которые медленно бредут, надвигаясь, так сказать, на зрителя.

К.ЛАРИНА: Это какая война имеется в виду? – Это Первая мировая, наверное?

Т.ГОРОДКОВА: Это Первая мировая, конечно! Но знаете, это, так сказать, период эксперимента и поисков художника. Потому что он был юн, он очень живо реагировал на все. Он сам потом дальше в одной из своих книг пишет, что в юности, в молодости он очень жадно хватался за все новое. Разбрасывался – ему все это было безумно интересно.

А картина эта находится у нас в фондах. Конечно, мы ее не показываем в экспозициях, потому что она, ну у нее такой своеобразный колорит – еще такой сине-зеленоватый, с определенным оттенком трупности, я бы так сказала.

К.ЛАРИНА: А у вас большое… В зале много картин Пименова?

Т.ГОРОДКОВА: У нас потрясающая коллекция Пименова в собрании Третьяковской галереи. Я просто назову цифры: у нас 43 картины разных периодов.

К.ЛАРИНА: Это то, что можно увидеть?

Т.ГОРОДКОВА: Нет. Это то, что в целом входит в коллекцию. Разных периодов.

И в графике он замечательно представлен – 77 его графических произведений: это гуаши, это рисунки, это акварели, это черная акварель, это наброски и так далее. Карандаш.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Одна из визитных карточек тоже, помимо тех картин, о которых мы сегодня говорим, это «Свадьба на новой улице», — так, по-моему, она называется? Но уже гораздо она позже была написана.

Т.ГОРОДКОВА: Это в 60-е годы. И я бы все-таки хотела ответить на вопрос Ксении: а что же из произведений Юрия Ивановича экспонируется у нас в залах?

Сейчас мы показываем там, в живописном разделе, – вот тридцатые годы – это «Новая Москва», наша замечательная героиня нашей программы, в предыдущем зале (я назову даже номера залов, чтобы как-то сориентировать). Это 15 и 16 залы постоянной экспозиции в здании Государственной Третьяковской галереи на Крымском валу.

Так вот, в 15-м зале висят произведения ОСТовского периода, это: вот эта замечательная картина «Даешь тяжелую индустрию», Дальше — «Антиимпериалистический митинг», и картина Пименова «Девушки с мячом». Это такая переходная работа конца двадцатых годов.

А в 26-м разделе, в Графическом разделе тоже представлены, всегда мы показываем несколько из рисунков Пименова.

К.ЛАРИНА: А вот «Обнаженные» — ню, что Вы рассказывали, цикл?

Т.ГОРОДКОВА: «Обнаженные» в экспозицию у нас не вошли. Ну, мы должны понимать, что все показать в экспозиции возможно только на персональной выставке.

К.ЛАРИНА: Татьяна, вот уже финал совсем, у нас мало времени, и все-таки?

Т.ГОРОДКОВА: Да, мы же не сказали про «Свадьбу на завтрашней улице».

К.ЛАРИНА: Буквально два слова, просто вот Ваша личная оценка. Вот Вы бы как его оценили этого художника?

Т.ГОРОДКОВА: Ну, я считаю, что это замечательный художник, одна из самых ярких фигур советского искусства. А для меня он любимый художник. Я с картиной «Новая Москва» и вообще с картинами Юрия Ивановича прожила много лет— 25 лет моей жизни в Третьяковской галерее связаны и с ним тоже.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Это Вы с его портретом пришли?

Т.ГОРОДКОВА: Нет! Нет! Это вот, к сожалению, мы не успеваем, это портрет его сына.

Дети не пошли по стопам отца. Этот – Михаил, кстати, мы не сказали о том, что когда Наталья Константиновна позировала своему мужу для картины «Новая Москва», она была беременна, она ждала ребенка.

К.ЛАРИНА: Поэтому она спиной.

Т.ГОРОДКОВА: Она ждала ребенка! И она вспоминала, как ей было безумно трудно часами сидеть в машине для того, чтобы он мог это сделать. И вообще, чем мне кажется так замечательна картина «Новая Москва»? – Потому что эта картина, в которой есть ощущение влюбленности. Эта картина написана счастливым человеком, который влюблен в свою жену, который влюблен в жизнь, который влюблен в Москву.

Т.ЛАРИНА: Татьяна, спасибо большое! И Татьяна Городкова, влюбленная в Юрия Пименова.

(Все смеются)

Ксения Басилашвили, Ксения Ларина и наше приглашение на выставки.

Спасибо Вам, Татьяна! Огромное спасибо!

«ЭХО МОСКВЫ» РЕКОМЕНДУЕТ:

К.БАСИЛАШВИЛИ: Случайные предметы, банки, трубы, дверные замки – художник поэтизирует столь искусно, что следить за изгибами какой-то проржавевшей железяки глазу даже более приятно, чем за волной на полотне Айвазовского. На Крымском валу смотрите выставку Андрея Гросицкого, представителя неофициального искусства, нонконформиста, произведения из собраний Третьяковки и галереи «Pop/off/art».

Там же, на Крымском, открылась выставка Марии Элькониной. Художницу причисляют к экспериментаторам.

График по образованию, она смело работает с деревом и создает из него объекты картины. В учителях из великих мастеров прошлого называет Сезанна.

В Инженерном корпусе проходит персональная выставка Дмитрия Жилинского. Темперой по дереву – любимый прием этого художника.

Охра, красный, густой зеленый – мои воспоминания о его восхитительной палитре.

В памяти у вас, наверняка, картина «Гимнасты СССР» с красивыми, одухотворенными атлетами.

Классик отечественного искусства так хорошо знает свой предмет, что когда рисует цветок, пересчитывает тычинки, стараясь ничем не уступать в виртуозности исполнения природе.

Живопись Дмитрия Жилинского в Инженерном корпусе Третьяковской галереи до второй половины октября.

Наконец, залы Третьяковки в Малом Толмачевском переулке, в доме под номером 6, познакомят с творчеством Виктора Уфимцева. По словам самого Уфимцева, он был самым неверным художником азиатской России, учился у футуриста Давида Бурлюка, и сеял семена авангарда в дальних уголках СССР.

А об этой персоне советские граждане лишь мечтали, ибо вожделенных духов ее имени было не достать даже при помощи самых умелых спекулянтов – Мадам Шанель, личность и изобретатель нового стиля.

Выставку, посвященную Шанель, готовят в Музее изобразительных искусств имени Пушкина.

Французские штучки доступны для просмотра с 27 сентября.

И не забудьте о маленьком черном платье – прекрасный повод именно в нем показаться в классических интерьерах музея.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире