'Вопросы к интервью
17 июня 2007
Z Собрание Третьяковки Все выпуски

Одна из самых древних икон в собрании Третьяковской галереи — икона Благовещенье из Новгорода, начало XII века


Время выхода в эфир: 17 июня 2007, 14:08

К.ЛАРИНА: Приветствую здесь же, в студии, Ксению Басилашвили. Ксюша, здравствуй!

К.БАСИЛАШВИЛИ: Здравствуй!

К.ЛАРИНА: Мы с тобой не виделись еще в эфире?

Нет?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Сегодня? – нет. Очень жаль!

К.ЛАРИНА: Левон Нерсесян у нас сегодня в гостях, старший научный сотрудник отдела древнерусского искусства Третьяковской галереи. Здравствуйте!

Л.НЕРСЕСЯН: Добрый день!

К.ЛАРИНА: Значит, речь пойдет об иконах – это примета такая.

Л.НЕРСЕСЯН: Ну, как-то да. Сложилось уже так исторически.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И еще не начался наш эфир с Левоном, как ему приходят вопросы на наш SMS: +7 (985) 970-45-45:

«Левон! Можно ли будет Вам провести экскурсию в сентябре для школьников»?

Л.НЕРСЕСЯН: Ой! Надо, конечно, подумать на эту тему. Но вообще-то экскурсия – это моя боевая юность. Это действительно более-менее пройденная стадия, но я читаю публичные лекции. Поэтому в Третьяковской галерее некоторое количество в Древнерусском цикле.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А можно узнать просто? Расписание существует?

Л.НЕРСЕСЯН: Расписание существует, существует галерейский лекторий, абонемент. И, в частности, абонемент, посвященный древнерусской живописи. Он довольно большой, там читает весь отдел. Но, по-моему, 4-5 лекций в этом цикле читаю я. Но вот, если есть желание послушать меня в более благоприятном режиме, не в режиме радиобаталий, а  в режиме спокойной, такой

вот отдельной академической лекции, то ради Бога, приходите, и с сентября как раз начинается все.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Записываемся.

Ну, а сегодня мы посвящаем нашу лекцию по радио, которая превратится в баталию, естественно, иконе, над названием которой я, например, задумаюсь, я как-то ее знала, как Устюжскую икону, а Вы мне ее представили совершенно под другим названием.

Л.НЕРСЕСЯН: А Вы знаете, я вот сам, когда про эту икону рассказываю, и в галерее, и студентам, я постоянно говорю: «Благовещение Устюжская», потому что, ну, как-то это уже очень, очень устоявшаяся традиция. И каждый раз мне приходится оговариваться, или за собой следить, ибо этот эпитет не употребляется, потому что, вообще-то говоря, к делу он никакого отношения не имеет.

С другой стороны, может быть, с этим эпитетом и не имеет смысла так воевать, потому что он имеет свою, отдельную от иконы очень почтенную традицию. И, называя эту икону «Благовещение Устюжская», мы так погружаемся в мир, знаете, ранней церковной археологии. ХУШ-Х1Х век, когда иконы только впервые заинтересовали русских историков, как некие исторические свидетельства, когда они начали снова собирать и записывать всякие сведения об иконах, и по местам, и выписывать их из исторических хроник. Ну, и понятно, что они не всегда попадали. То есть, поскольку хроник много, летописей много, сведений много разнообразных, понятно, что были ошибки. И в данном случае, это ошибка, но такая, с почтенной-препочтенной, длинной и достойной традицией.

К.ЛАРИНА: Ошибка в названии ее?

Л.НЕРСЕСЯН: Ошибка в указании происхождения. Как Устюжская. К Устюгу она, все-таки, ( к Великому Устюгу, или УстюгУ)? Нет, с русской топонимикой – это всегда проблема.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Я знаю, что не должно быть, как Устюг, значит, наоборот – УстЮГ.

Значит, происхождение иконы Великого Устюга. Ошибка, которая, как я сказал, имеет давнюю почтенную историю, вообще-то говоря, появилась, ну где-то во второй четверти ХУШ века.

Если интересно, я могу чуть подробнее об этом рассказать, вообще, откуда этот эпитет взялся, кто его ввел.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но вначале мы эту икону назовем, все-таки, о чем идет речь? О какой иконе?

Л.НЕРСЕСЯН: Все-таки, поскольку эта икона никогда в Устюге не была, и оттуда не происходит, то это просто Благовещение, которая в Москву попала из Новгорода, поэтому это Новгородская икона раннего ХП века. Последние слова тоже можно уточнить. Но мы будем уточнять это в процессе, когда будем выяснять, а каково же ее настоящее происхождение там, при каких обстоятельствах она попала в Москву, и так далее, и так далее.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Можно сказать, что это одна из самых ранних икон собрания Третьяковской галереи?

Л.НЕРСЕСЯН: Ну, в общем, да. Понимаете, по сути, их две такие. Мы не имеем вот точно зафиксированной даты для Владимирской, мы говорили об этом, что она до 1130 года уже была написана. Где-то вот с начала 12 века. По всей видимости, Устюжская икона имеет более-менее точную дату, по крайней мере, ее можно предположительно назвать. И  это получается, ну, я сейчас немножко забегаю вперед – 1103 год. Поэтому и то, и другое – это ранний ХП век, и в принципе все остальное, уже там конца рубежа ХП-ХШ, получается, получается, что это две самые древние иконы Собрания Третьяковки.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вопросы.

К.ЛАРИНА: Да, мы уже должны подарки раздавать? Что там у тебя в закромах?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ты знаешь, у меня в закромах есть все, очень разное. И мы это будем раздавать и на наш SMS. Еще раз напомню его номер: +7 (985) 970-45-45, и после половины часа примем обязательно телефонный звонок.

И у меня есть для пользователей компьютерных SIDI ROM

«Прогулки по Третьяковской галерее», здесь такая виртуальная экскурсия; Путеводитель «Шедевры Государственной Третьяковской галереи» — Русское искусство с ХП по ХХ века; кроме того, у меня есть материалы, которые касаются новой небольшой выставки. Она открылась в залах Инженерного корпуса Третьяковской галереи. Это выставка «Августейшая художница». Акварели и личные вещи, плюс фотографии домашние, где Александр Третий не только оператор, а больше – отец семейства. Это выставка Великой княгини Ольги Александровны, ее акварели детские, потом написанные в России, в Дании и в Канаде.

Привезла ее невестка, Ольга Куликовская. Выставка интересная, посещаемая, большой интерес к ней.

Л.НЕРСЕСЯН: Ну, да, ну да. Вот, кстати, относительно экскурсий. Вы сказали, что на этом SIDI ROME виртуальная экскурсия, ну так вот: текст по-древнерусски, этой виртуальной экскурсии как раз написан моей скромной особой. Поэтому жаждущие экскурсии как раз могут с этого SIDI ROMA ее получить в каком-то виде.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И не только у меня есть каталог, альбомчик небольшой этой выставки Великой княгини Ольги Александровны, но еще и книга под названием «Царского рода», ее написала Ольга Куликовская-Романова, супруга-вдова Тихона Николаевича Куликовского-Романова. Это сын Великой княгини. Он появился на свет в 17-м году в Крыму, за год до убийства Николая Второго и его семьи.

И вопрос сейчас Левон задает.

Л.НЕРСЕСЯН: Да. Вопрос задам я, потому что он такой довольно длинный.

К.ЛАРИНА: А Вы тестировали на Ксении?

Л.НЕРСЕСЯН: Мы пообсуждали, я все-таки решил, что не так сложно на этот вопрос найти ответ.

Известно, что в Успенском соборе Московского кремля, справа от Царских врат, находится киот, в котором до 1930 года стояла икона Богоматери Владимирской. Сейчас стоит копия начала ХУ1 века.

Значит, с другой стороны от Царских врат стоит еще одна древняя и прославленная икона, которая так же, как и сегодняшняя икона, про которую мы с вами будем сегодня говорить, была в середине ХУ1 века привезена из Новгорода. Что это за икона? Назовите ее.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Еще раз назовем храм?

Л.НЕРСЕСЯН: Храм – Успенский собор Московского кремля, прямо-таки  вот самый главный храм, и его иконостас, его Царские врата. Ну, я думаю, что все слушатели более-менее понимают, что справа и слева от Царских врат находится главный Богородичный и Главный господский образы иконостаса.

Вот Богородичный мы назвали, это вот Богородичный образ  — Богоматерь Владимирская, а теперь нужно назвать Господскую. Что это за, то есть я уже подсказываю – это икона Христа должна быть, слева от Царских врат. Но она имеет свое старое историческое название. И это название вот мы хотим сейчас от вас услышать.

К.ЛАРИНА: Ждем ваших ответов.

Л.НЕРСЕСЯН: Ну, давайте тогда разобраться все-таки попробуем, откуда взялся Устюг – как, когда и каким образом?

К.ЛАРИНА: А давайте по-другому все сделаем. Я предлагаю

как-то визуально ее немножко представить, чтобы понять, в чем все-таки ее особенность.

Л.НЕРСЕСЯН: Это на самом деле возможный путь, но просто немножко рискованный. Объясняю почему: мы так можем до истории не добраться, потому что визуально там появляется очень много всего необыкновенного. И каждая эта необыкновенность должна быть как-то прокомментирована. И я боюсь, что эти комментарии могут затянуться. Ну давайте, попробуем.

Ну вот как-то такое дадим ее краткое, но внятное описание. В отличие от знакомых нам более поздних икон Благовещения, эта икона довольно просто устроена на первый взгляд: в ней нет никакого сложного разработанного архитектурного фона – всяких построек, тонов и всего остального, что обычно бывает.

Фон нейтральный, золотой. Правда, он поздний. Фон ХУ1 века, но, скорее всего, там ничего не было и в начале ХП века тоже, а есть только две фигуры: фигура архангела Гавриила и фигура Богоматери. Расположены они относительно друг к другу примерно так же, как вот все это происходит в Евангелие от Луки: архангел Гавриил обращается к Богоматери с приветствием, и мы это видим – вот он протягивает руку и благословляет ее. То есть, как бы произносит слова: «Радуйся, благодатная! Господь с тобою»!

А заключительный момент этого эпизода, если вы помните, — Богоматерь, выслушав архангела, говорит: «Да будет мне по слову твоему». И изображена она так, как будто она эти слова произносит. Потому что голова ее склонена, поза ее выражает покорность Божественной воле, смирение и готовность принять помощь относительно самой себя. Это все очень просто. Это все легко читается и легко понимается.

А дальше начинаются разные подробности сложные, которые мы тоже видим визуально.

Мы видим наверху полукруг, где, — ну скажем сразу -Христос все-таки, а не Бог-отец, в белых одеждах восседает на ангелах. Причем, если присмотреться, то видно, что от руки его начинается луч, который должен был идти в лоно Богоматери, он и шел по старому фону, но на новом фоне этого луча нет.

А на груди у Богоматери еще раз изображен Христос, но не в образе Сведовека, как наверху, а в образе, как мы говорим, Христа-Эммануила, юного Христа. Такая вот фигурка детская в набедренной повязке.

Эти две фигурки, как я уже сказал, были соединены лучом. И вот два изображения Христа, два разных его иконографических типа – один мы назвали: Эммануил, а  тот, который наверху, называется «Ветхий Деммий», там, около него есть надпись: «Иисус Христос – Пресвятой ветхий Деммий». Вот эти два иконографических типа Христа создают некую программу, некую интригу, которую, в общем, придумали с большим пониманием всяких сложных богословских моментов. Мы можем отчасти этого коснуться, если хотите. Вот. Это то, что мы видим непосредственно на иконе.

К.ЛАРИНА: Все правильно? Ты же там следишь?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да. Правильнее описать невозможно. Но я не знаю, появлялось ли до этого где-то такое изображение, или это впервые вот на этой иконе?

Л.НЕРСЕСЯН: Вы знаете, были сходные идеи иконографические, которые немножко по-другому реализовывались. Но вот именно такого Благовещения – с двумя изображениями Христа до этого, ну, по крайней мере, нам неизвестно. Хотя, скорее всего, конечно понятно, что ее писал никакой не новгородский мастер, понятно, что писал ее…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Нет, но нам непонятно.

Л.НЕРСЕСЯН: Вам непонятно, потому что вы начали с иконографии, а не с истории.

К.ЛАРИНА: Левон, про путаницу в происхождении.

Л.НЕРСЕСЯН: Хорошо. Может быть, тогда будет понятней, откуда такая сложная ученая иконография могла взяться?

Значит, давайте тогда действительно сделаем перерыв и вернемся к историческим вопросам. И для начала проясним вопрос с Великим Устюгом.

Предание о том, что она происходит из Великого Устюга, возникло не ранее второй четверти ХУШ века, а в годы деятельности Московского архимандрита Александра Левшина, автора знаменитой-презнаменитой книги «Историческое описание Большого Успенского собора Московского кремля, которая вышла в 1783 году.

На основе описей старых соборных, на основе множества документов, на основе летописей известных ему преданий, вот в этой книге он попытался собрать всю информацию о наиболее чтимых иконах, находившихся в Успенском соборе. Ну, и как бы там было очень много всего ценного, и были некоторые ошибки. Значит, в том числе и вот это самое указание на происхождение Устюжской иконы из Устюга.

Почему эта ошибка произошла?

Есть такой почитаемый святой – Прокопий Устюжский, блаженный, юродивый, о житии которого сохранилось сведение о том, что где-то около 1299 года он молился перед иконой Благовещенья, и чудесным образом отвел от города каменную тучу.

К.БАСИЛАШВИЛИ: От Устюга? Каменную тучу?

Л.НЕРСЕСЯН: От Устюга. Вы знаете, это можно по-разному интерпретировать, скорее всего, град все-таки.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Это ураган какой-то.

Л.НЕРСЕСЯН: Ну, в общем, некое бедствие надвигалось на этот город. Юродивый молился перед иконой Благовещенья. Икона Благовещенья источила мирра, и благодаря чудесному вмешательству, видимо, Богоматери, вот это бедствие прошло мимо, и город уцелел. Это все давно было известно. Устюжане давно знали про это событие. Более того, у них была эта икона. Она почиталась как чудотворная, но к началу ХУШ века она

как-то вот, как это часто бывало, растворилась. То есть, иконы реально ни в одном из устюжских храмов не было.

И когда архиепископом стал Гавриил в Великом Устюге, он как-то заинтересовался судьбой этой иконы, и обнаружил, что незадолго до этого, еще в конце ХУП века, одна Устюжская икона  — каменная рельефная икона Святого Георгия была отправлена в Успенский собор Московского кремля, и находилась там. Из чего он сделал вывод, что может быть икона отправилась не одна, а вместе с ней отправили еще что-нибудь. Вот, например, вот эту замечательную, большую красивую икону. Почему бы вот перед ней не молиться нашему святому? И причем он настолько в этом был уверен, что он даже заказал список с кремлевской иконы и его уже перенесли обратно в Устюг.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Икону повторили, да?

Л.НЕРСЕСЯН: Икону повторили. Они были абсолютно убеждены, что это именно  их святыня и есть. Икону повторили, ее послали в Устюг.

Более того, это все продолжалось и в ХУШ веке, и в Х1Х, потому что известно, что когда было Наполеоновское нашествие, все иконы в Успенском соборе, вообще весь собор был ограблен. В частности, были сняты оклады, вырезаны сосуды и так далее.

Чтобы восстановить оклад на иконе Благовещенья, устюжане в 1818 году пожертвовали 8 тысяч рублей, и сделали новый драгоценный оклад для своей святыни.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Как они считали.

Л.НЕРСЕСЯН: Они считали с той поры – с середины ХУШ века, они считали, что это их святыня. И там даже надпись была на этом окладе, что вот это та самая чудотворная икона, которая отвела от города в молитве Прокопия Устюжского, отвела от города каменную тучу.

Но это понятно, как произошло?

Но на самом деле, у нас есть другая группа исторических сведений про то, как эта икона попала в Москву, в Успенский собор. Потому что есть сообщение летописи более раннее, под 1561 годом, это ХУ1 век.

Оно сообщает о том, что Иван Грозный привез из Новгорода в Москву три иконы: икону Спаса, икону апостолов Петра и Павла, да образ Благовещенья из Юрьева монастыря. Вот наша икона названа, и как бы нет никаких сомнений, что вот это вот Благовещенье из Юрьева монастыря это и есть то Благовещенье, которое впоследствии получило название Устюжского.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И никаких сомнений? То есть, других Благовещений просто в это время не приходило?

Л.НЕРСЕСЯН: Ну, Вы знаете, как Вам сказать? Иван Грозный вывозил из Новгорода самые древние, самые прославленные иконы. Вот эта самая икона Спаса, между прочим, о которой был задан вопрос, она Х1 века. Соответственно, иконы Петр и Павел тоже Х1 века, это первоначальная декорация Софии Новгородской, ее первоначальное храмовое убранство. Поэтому, в общем-то говоря, какая-то доля сомнений остается, но пока исследователи сходятся, что речь идет именно о ней.

К.ЛАРИНА: Сейчас Новости, потом продолжим.

К.ЛАРИНА: Напомню, что сегодня у нас в гостях Левон Нерсесян. Мы говорим об одной из древнейших икон Собрания Третьяковки, которую мы называем «Икона Благовещенья из Новгорода».

Давайте мы послушаем рубрику «Путь в галерею». Я думаю, что пришел тот самый случай.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Она у нас такая коротенькая получилась в этот раз. Надежде Бекеневой слово.

ПУТЬ В ГАЛЕРЕЮ

Н.БЕКЕНЕВА: Икона поступила к нам в 1930 году из Исторического музея, тогда много из Исторического музея пришло к нам икон самых разных. Вот в том числе и «Благовещенье Устюжское»

Икона происходит из Георгиевского собора Юрьева монастыря. Это в Новгороде. Потом она была перенесена Иваном Грозным в Москву, и находилась долгое время в Успенском соборе Московского кремля.

ДОРОГУ ОСИЛИТ ИДУЩИЙ

К.ЛАРИНА: Справка требует комментариев, судя по лицу Левона. Левон, пожалуйста!

Л.НЕРСЕСЯН: Как раз очень хороший комментарий получится к вашим словам, Ксения, — абсолютно ли мы уверены в том, что … и так далее.

Конечно, ни в чем, никто из нас абсолютно уверен быть не может, и сколько исследователей, столько и мнений.

Ну, а мнение о том, что эта икона происходит из Георгиевского собора Юрьева монастыря, оно чрезвычайно распространено, и оно как бы понятно, на чем основано. Мы только что процитировали летопись, что икона из Юрьева монастыря прибыла.

Да, она из Юрьева монастыря была вывезена Иваном Грозным.

К.Б АСИЛАШВИЛИ: А  Юрьев монастырь был особым местом?

Л.НЕРСЕСЯН: Юрьев монастырь – это большой княжеский монастырь под Новгородом.

Ну, то, что она в Юрьевом монастыре была, сомнений не вызывает. Это и летопись подтверждает, и чуть более ранние сведения тоже у нас об этом есть.

Но была ли она сделана для Георгиевского собора Юрьева монастыря? – Вот это большой вопрос, на самом деле. И я склоняюсь к той точке зрения, что все-таки нет. Все-таки она была сделана для более раннего храма – для Сретения Благовещения на городище.

Давайте, здесь маленький комментарий нужен.

В Новгороде каменное строительство началось с раннего ХП века, возобновилось, точнее. Потому что была София построена Новгородская в середине Х1 века, потом был полувековой перерыв. Перерыв закончился, когда в Новгород прибыл сын Владимира Мономаха князь Мстислав Владимирович, который впоследствии стал Великим князем Киевским. Вот когда он прибыл, он начал строить большие каменные храмы, знаменитые Новгородские, из которых самый первый был построен в 1103 году не в самом Новгороде, а в загородной княжеской резиденции, на городище.

Вот этот храм, к сожалению, до нас дошел в плохом состоянии, а несколько больших соборов, построенных уже после, до нас дошли: это Николодворищенский, на Ярославом дворище, два монастырских собора, причем вот второй, как раз, это Георгиевский собор Юрьева монастыря, который строил уже не Мстислав, а его сын – Всеволод Мстиславович с 1119 по 1130 год.

И вот те исследователи, которые полагают, что наша икона была сделана именно для Георгиевского собора, и так ее и датируют: 1119, 1130 годы.

Значит, помимо летописи на это указывает то, что размер иконы совпадает в принципе с размером храмовой иконы Георгиевского собора, которая до нас тоже дошла, и в экспозиции Третьяковки, рядом с этим Благовещеньем.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Мы размер не называли.

Л.НЕРСЕСЯН: Размер я могу назвать, если это нужно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Маленькая она, или большая?

Л.НЕРСЕСЯН: Огромная. Это огромная икона. Высота ее 229 сантиметров, а ширина – 144 сантиметра, это без надставленных полей. С надставленными полями она шире – это 168 сантиметров. Вот в полях вся штука и заключается в данном случае.

Здесь, конечно, очередная проблема: ах, как можно рассказывать про иконы на радио? Все-таки, нужно тыкать пальцем и показывать, но поля у нее надставлены в ХУ1 веке. Но, если эти поля убрать, то тогда икона приобретет очень странный вид, потому что реально останутся слева и справа такие узенькие полосочки.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Видно, что крылья архангела прямо упираются.

Л.НЕРСЕСЯН: Нет, такого просто в принципе не могло быть. Поля, конечно, были широкие. На них должен был быть оклад, и так далее, и так далее. То есть, видимо, смотрите: вот эта ширина 144, которая без новых полей, она действительно похожа на ширину подкупольного столба Георгиевского собора. То есть, в таком виде — без полей, икона на этом столбе могла спокойно висеть.

И возникает вопрос: уж не стесали ли эти поля для того, чтобы ее ширина как раз подходила под ширину столба Георгиевского собора?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Скажите, а это принципиально, в каком соборе она висела? В конце концов, возможно, это только важно для историков. Вот в чем здесь принцип?

Л.НЕРСЕСЯН: Понимаете, в чем дело? – Принципиально, потому что начало ХП века и 1130 год – это немножко разные эпохи, с разным пафосом и с разными особенностями культурными.

Более того. Помните, мы говорили в самом начале про сложную иконографическую программу и все такое прочее?

Мстислав Владимирович прибыл в Новгород не 

откуда-нибудь, а из Киева, который тогда был себе вполне столичным городом. И понятно, что тогда, на рубеже Х1-ХП века в Киеве было множество византийских художников.

Понятно, что эту икону делал не новгородский мастер, а, скорее всего, даже не русский мастер, а грек. Неоткуда вот взяться в Новгороде этот грек в начале ХП века не мог.

Говорим все время про это. Из раза в раз говорим — до начала ХШ века, вот все домонгольское время, мы не можем четко отделить руку русского художника от руки греческого художника в принципе. Потому что это пока сходная система приемов, сходная система восприятия живописи, и так далее.

Мы говорим «грек», указывая на ориентацию как бы вот этого стиля. Понятно, что это мог быть русский художник, который учился у грека. Но его русская индивидуальность и русская специфика в процессе работы не проявлялась.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А почему в Новгороде не мог оказаться грек в то время, начало ХП века? Не звали?

Л.НЕРСЕСЯН: А потому что там не было такого специального культурного подъема. Мы же с вами говорили о том, что вот, построили Софию. И был перерыв в каменном строительстве. Подъем начался как раз …

К.БАСИЛАШВИЛИ: Незачем было ехать?

Л.НЕРСЕСЯН: Да, храмы не строились просто, нечего было расписывать, нечего было украшать. Вот приехал князь новый из Киева, привез с собой архитекторов,  — это мы точно знаем. И строителей привез из Киева, чтобы возводить все эти самые храмы. Это артель киевская по своему происхождению. И привез с собой художников – художника одного, или нескольких. И один из этих художников написал такую великолепную икону, очень роскошную, очень высокую по качеству, очень сложную по замыслу. И эта икона стала храмовым образом первой построенной князем церкви. Это логично, понимаете? Когда вот такой великолепный памятник действительно и задумывается для первой церкви храмовым образом, а не одна из икон декораций.

Понимаете, если мы говорим о Георгиевском соборе, то это получится часть как бы декораций. В принципе, в ней есть больше, в ней есть столько всего, что это могло быть, так сказать, придумано и предназначаться именно для храмовой иконы.

Вот я сейчас быстро объясню, какая версия существует: в Х1У веке церковь Благовещенья на городище разрушилась, и ее потом перестраивал Новгородский архиепископ Василий.

Видимо, из самого храма вынули часть, или все его первоначальное украшение, а располагается это самое городище на другом берегу реки Волхов, ровно напротив Юрьева монастыря. И можно себе запросто представить, как на 

какой-нибудь лодочке трогательно эту икону просто переправили с одного берега на другой, и понесли туда, в Георгиевский собор. А там вот, видимо, чтобы она помещалась на столпе, поля ее стесали. И там она до середины ХУ1 века благополучно пребывала.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А какая в ней программа заложена? Вы все время говорили о программе, о программе. Что в ней читали? Что?

К.ЛАРИНА: Спокойно. Сначала давайте вернемся к вопросу.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А! Уже есть ответы?

К.ЛАРИНА: Да. Есть победители, которых я обязана назвать. Это: Людмила из Волгограда. Телефон 482, Надежда – 137, Виктор – 919, Яна – 560 и Ольга – 236.

Давайте, еще раз повторим вопрос и один телефонный звонок примем.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Ответ пока не даем?

К.ЛАРИНА: Да.

Л.НЕРСЕСЯН: Известно, что в Успенском соборе Московского кремля, справа от Царских врат находится киот, где когда-то стояла икона Богоматери Владимирской до 1930 года, пока ее не перенесли в Третьяковку.

С другой стороны от Царских врат помещается икона Христа, тоже очень древняя, которая, как и икона Благовещенья, которую мы сегодня обсуждаем, была привезена в Москву в середине ХУ1 века из Новгорода. Как называется эта икона?

К.ЛАРИНА: 363-36-59. Наушники надо взять, Левон, обязательно! Пожалуйста, кто готов ответить на этот вопрос?

Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте! Это Елена.

Сейчас вот на иконостасе – «Спас на престоле», а наверное раньше была Спас «Златые власы».

К.ЛАРИНА: Нет, к сожалению, нет.

Ждем еще. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте! Меня зовут Татьяна. Это спас «Ярое око»?

Л.НЕРСЕСЯН: Нет!

К.ЛАРИНА: Еще пробуем. Пожалуйста! Кто готов еще ответить на этот вопрос? Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! спас «Златая ряса».

Л.НЕРСЕСЯН: Ну, можно сказать и ряса, но  это одно и то же – спас «Золотая риза», конечно. Все правильно!

К.ЛАРИНА: Как Вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬ: Анатолий.

К.ЛАРИНА: Все правильно, спасибо Вам большое. Ждите звонка от нас после программы, и поздравляем Вас с победой.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Левон, комментарий нужен.

Л.НЕРСЕСЯН: Ну видите, вопрос оказался не таким сложным, но дело в том, что в Успенском соборе действительно на протяжении веков скапливались древние почитаемые иконы, привозимые из самых разных храмов и русских городов. Поэтому, конечно, этих почитаемых икон много, и названия их на слуху. И все то, что как бы говорили сейчас, хотя неправильно, — это тоже существует, это тоже находится в Успенском соборе, и спас «Золотые власы», спас «Ярое око», причем некоторые из них и в иконостасе собора. Это люди просто не могли связать с  конкретным названием конкретного образа, но в принципе – да, это все святыни Успенского собора Московского кремля.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Почему «Золотая ряса», «Золотая риза»?

Л.НЕРСЕСЯН: Потому что очень широкий ассис на одеждах Христа. Ассис – это такие вот полосочки, выполненные золотом, потому что символизируют присутствие божественного света. Он может быть такой вот нитевидный совсем, такой паутинообразный рисунок, а могут быть широкие золотые полосы. Но только сразу поясняю: мы вот говорим обычно: 11 век, 11 век. Там доска 11 века, иконографическая схема 11 века, а все остальное – более поздняя живопись не ранее ХУ1 века, а большая часть ее исполнена в начале ХУШ века Всеволодом Улановым.

К.БАСИЛАШВИЛИ: У меня только названия уточняющие: вот эти названия спаса кем давались? – «Ярое око»?

Л.НЕРСЕСЯН: Хорошие вопросы, потому что их можно спутать с названиями иконографических типов. Мы говорим: «Христос – вседержитель», или «Пантократ». Это название иконографического типа, и мы можем применить его к очень большому количеству икон, сходных по иконографии.

А «Золотая риза», или «Золотые власы» — это уникальные названия, которое чаще всего применялись к какой-то конкретной иконе. Вот в данном храме возникал с течением времени, давал народ, или паства. Но скорее не паства, скорее клирики, которые вот эти самые описи писали. Вот это какая-то такая местная традиция. Они, как созданные в этом конкретном месте имеют такую теплоту специальную. Индивидуализированность. Я еще раз подчеркиваю: это не название иконографического типа.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Наши радиослушатели просят объяснить символы, вскрытые этой темой, и так далее.

Л.НЕРСЕСЯН: Символов много, но давайте попробуем самое главное. Но только, как всегда, — потерпите: немножко богословия, немножко!

Потому что без богословия совсем не получится.

Дело в том, что в Византии в Х1 веке велись богословские споры. Но они вообще во всяком веке велись, но нас в данном случае интересует предмет спора. Я даже не буду называть имена участников, чтобы никого не загружать. Вопрос, который обсуждался на соборах церковных константинопольских, звучал следующим образом: «Когда происходит соединение природ во Христе – в предвечном, или в момент боговоплощения»? Это такое высшее богословие, поэтому я поясняю: природ две – божественная и человеческая. Мы знаем, что Христос – совершенный Бог и совершенный человек, и вопрос в том, когда это собственно случилось? Всегда ли это было в качестве некой идеи в  уме Бога, то есть, предвечно, или это случилось как раз в тот конкретный момент, когда Христос сошел на землю – в момент благовещенья.

Тогда Богоматерь сказала: «Да будет мне по слову Твоему», и это соединение случилось.

Ответ: канонический собор Константинопольский был в момент боговоплощения, потому что всякая предвечность, конечно, уводила на сторону античной философии, платонизма, неоплатонизма, все эти предвечные идеи в уме Бога, — все это не нравилось, а нравился конкретный такой мистический реализм. Такое сверхъестественное событие, оно, тем не менее, конкретно исторически произошло в определенный момент времени.

А теперь посмотрим на икону. Два изображения Христа. Вверху – Христос, восседающий на херувимах в белых одеждах, на небесах восседающий, в небесном полукруге. Это образ предвечного божества, второго лица Троицы, как бы намек на его божественную природу.

На груди у Богоматери младенец – воплотившийся Христос, родившийся уже на земле. Их соединял (ну, как бы остатки его видны), луч. И таким образом мы очень конкретно видим, что вот она божественная природа, вот она – природа человеческая. И вот ровно в тот момент Благовещенья, когда Богоматерь произносит: «Да будет мне по слову Твоему», они соединяются. И Христос снисходит с небес и воплощается в ее лоне. Он уже присутствует, он уже с нами.

Причем, в изображении втором Христа-младенца, оно и Христа-Эммануила, оно еще уникально чем? – Он изображен не в хитоне, а в набедренной повязке, так, как Христос обычно изображается в распятии. Это тоже не случайно, потому что это дальше раскрывает историю – для чего он воплотился?  — Для того чтобы принести себя в жертву во имя человеческого спасения. Это вообще только одна часть программы. Здесь очень много всего еще заложено, мы можем очень долго говорить про иконографический тип ветхого одеяния, которые там, наверху представлены. Но главное вот – программа, про которую вы спрашиваете, именно в этом: Боговоплощение и соединение божественного и человеческого.

К.ЛАРИНА: Не противопоставление одного другому.

Л.НЕРСЕСЯН: Да, а именно соединение.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И это читалось теми простыми людьми, которые приходили в храм, и вот они сразу все это понимали?

Л.НЕРСЕСЯН: Не знаю, не знаю.

Я думаю, что если мы  и делаем такие предположения, то очень осторожно. Я не случайно сказал, что программа ученая, программа Константинопольская, программа, видимо, сделанная с какой-то Византийской, Константинопольской иконы, поэтому и предположить, что вот когда эту икону поставили в храме Благовещенья в городище, все, проходящие мимо, в общем, недавно христиане верования, русские люди все это понимали в таких деталях и тонкостях, я бы не решился. Но главное они видели. – Они видели младенца в лоне Богоматери. То есть, они видели, что Господь спустился с небес на землю и пребывал среди людей. То есть, какой-то главный христианский тезис – эта икона все-таки новообращенным тогда еще русским людям показывала. А все дополнительные богословские детали и тонкости пришли из ученой Византии.

К.ЛАРИНА: А повторения были этой темы потом?

Л.НЕРСЕСЯН: Очень немного, в позднее время.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А почему?

Л.НЕРСЕСЯН: Видимо, именно потому, что не очень хорошо понимали. Причем, знаете, есть такие примеры, когда вот придумывается какая-нибудь сложная иконографическая схема, ее пытаются повторять потом, в более позднее время, повторяют с грубыми ошибками, искажающими смысл. Вот явно можно заключить, что человек, скажем, в ХУ веке уже совершенно не понимал, что имели в виду художники ХП века. Нет! Есть

какой-то общий набор идей, который все равно сохраняется. Но вот такие символические тонкости, все-таки они были достоянием, наверное, определенной эпохи.

Повторений конкретно этой иконы немного. Они все поздние – ХУ1, ХУП, ХУШ веков, и сразу уже всем московским бытованием, почитанием, нахождением в Успенском соборе.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Интересно, а вот в европейской Западной живописи что-то подобное повторялось в традиции Благовещенья?

Л.НЕРСЕСЯН: Нет, но понимаете, просто в европейской живописи не имели такого большого значения образцы.

Ну, о живописи какого времени мы говорим?

Если мы говорим о живописи, начиная с Возрождения.

К.БАСИЛАШВИЛИ: С раннего возрождения.

Л.НЕРСЕСЯН: Раннее Возрождение – там немножко проходит граница.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но вот это время – ХП век? Какие-то сопоставления возможны?

Л.НЕРСЕСЯН: Это время очень даже возможно. То есть, европейское искусство этого времени вполне канонично, так же, как и искусство восточнохристианское, византийское и русское. Другой вопрос, что не совсем один и тот же набор образцов. И все-таки европейцам, ну как такому молодому, варварскому народу в сравнении с древними учеными греками была свойственна больше вот такая стихийная творческая фантазия.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Интепретации собственной.

Л.НЕРСЕСЯН: Интерпретации, да. Поэтому интерпретацию эти традиционные схемы могли получать, сколь угодно экзотическую. Это все бывало.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Там архангелы с цветком появляются. Но это не на всех иконах практически, это на иконах ранних лет.

Л.НЕРСЕСЯН: На ранних лет, да. Цветок в руках архангела, конечно, это вот где-нибудь с ХУП века появляется уже это связано с использованием европейских образцов, конечно. Вот, как-то так с программой дело обстоит. Так что князь Мстислав привез замечательного греческого художника ученого, который создал икону. И тогда я еще об этом успею сказать – создал ему икону совершенно невероятную по художественному качеству, по тонкости выразительности образа, по тому соединению, которое бывает в лучших иконах ХП века, вот классической правильности и классической красоты, то, о чем мы говорили в связи с иконной Богоматери Владимирской – они близки по времени и близки как бы по типу образа, по способу его передачи. Классическая правильность и классическая его красота – ну, посмотрите – фигура архангела почти античная, как античная статуя, с такими драпировками.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Очень трепетно руку в жесте протягивает.

Л.НЕРСЕСЯН: Вы все правильно чувствуете.

Вот, несмотря на все это, все очень трепетно, все очень одухотворено. Вот так умели действительно, вот в эту золотую эпоху византийские художники – соединять классическую красоту и такой душевный и духовный трепет, который здесь есть.

Причем, этих художественных таких тонкостей здесь ничуть не меньше, чем иконографических. Но вот, пример еще один приведу: лик Богоматери немножко темнее, чем лик архангела. Это не только потому, что сохранилась она хуже. Она, конечно, немножко хуже сохранилась, больше потерта. Архангел сохранился лучше. Но исходная разница существовала. Это очень важно.

Ангел явился непосредственно с небес, он еще несет на себе отблеск вот этого божественного света, из которого он появился. И он его, собственно, явил и приносит, то есть, одна и та же идея как бы повторяется на множестве уровней: на уровне символическом, на уровне иконографии и уровне художественном тоже. Мы видим, что свет снизошел в мир.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Такое ощущение, что он даже еще не приземлился до конца, он так висит.

Л.НЕРСЕСЯН: Да, да. Он парит, — скажем так. Это не очень хорошее слово. У него вот, на Вашей репродукции этого не 

видно, но, конечно, если представить себе эту икону в цвете, прозрачные, сияющие одежды,

К.ЛАРИНА: А где она, кстати, висит у вас?

Л.НЕРСЕСЯН: В первом зале домонгольском. Прямо вот первый иконный зал.

Прозрачные одежды, золотые власы у него, между прочим. То есть, вот этот вот ассис, который мы упоминали, у него пряди волос проработаны этим золотым ассисом. Он – весь вот это воплощенное сияние, весь явившийся с небес вот этот самый вестник этой божественной славы, божественного света. Этот свет снисходит в мир, озаряет мир. И мы это видим наглядно в образе Христа, в лоне Богоматери. И художественно тоже видим, благодаря светоносности образа в целом. Поэтому икона удивительная на самом деле.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Тут нельзя не процитировать нашего постоянного радиослушателя Илью, он наш практически соведущий.

К.ЛАРИНА: Практически, наш главный слушатель.

К.БАСИЛАШВИЛИ: «(неразборчиво), минимализм – не порыв Гавриила – не спрыгнул, не слетел, тишайше, проникновенно, доверительно. Диалог медитации. Видно ко всему, автор был большим мастером психологического портрета. Признаюсь, это мое самое любимое Благовещенье».

Л.НЕРСЕСЯН: Ну, замечательно! Какой у вас изумительный радиослушатель! Просто красота!

К.БАСИЛАШВИЛИ: Спасибо, Илья!

У меня вопрос, касающийся той доски, на которой написана икона. Потому что я  смотрю, даже на репродукции видны

все-таки большие трещины, или, может быть, они не настолько большие. Но вот здесь я вижу, как они проходят.

Какой век? Что икона Х1, и что икона ранее ХП века? Но доска еще более древняя?

Л.НЕРСЕСЯН: Нет, доска того же самого времени, в отличие от спаса «Золотая риза». А эти большие вертикальные трещины на очень многих иконах образуются очень простым способом: доска составная, она из трех частей. Вот здесь это очень хорошо видно: сзади скреплена шпонками, поверху покрыта сплошным золотом.

К.ЛАРИНА: То есть, это не цельный кусок был?

Л.НЕРСЕСЯН: Начинается коробление с течением времени. Этот вот левкас потихонечку, именно по тем местам, где примыкают друг к другу доски, трескается, иногда прямо расходятся они, и там образуются такие широкие провалы, которые приходится реставраторам специально заделывать.

Но здесь, по-моему, в смысле дальнейших разрушений, на этой иконе все благополучно: этот процесс остановлен и ее сохранности пока вот, дай Бог, ничего не угрожает.

К.ЛАРИНА: Конец фильма у нас, к сожалению, Левон. Большое спасибо! Или опять будете на нас жаловаться?

Л.НЕРСЕСЯН: Не буду, не буду! Мы сегодня как-то успели. Но главное успели сказать.

Ну что? У нас остается только повторить приглашение на выставки в Третьяковку, в первую очередь, от Ксении Басилашвили. И благодарим Левона Нерсесяна за интересную лекцию. Спасибо!

«ЭХО МОСКВЫ» РЕКОМЕНДУЕТ:

К.БАСИЛАШВИЛИ: Домашнее рисование с государственным подтекстом; Академики у фонтана – драгоценная россыпь.

Но сперва – в Третьяковскую галерею!

Она рисовала с детства, причем уроки живописи давали лучшие художники империи. Царя-батюшку по-родственному называла просто папой.

Творчество дочери Александра Третьего, сестры последнего русского императора Великой княгини Ольги Александровны представлено на выставке в Инженерном корпусе Третьяковской галереи.

Камерная экспозиция в личных вещах и фотографиях доносит атмосферу семьи, чей уклад эпохой был сломлен: девять братьев Ольги погибли после 17-го года.

Светлые акварели, на которых цветы, портреты детей, семейные праздники. Будто и не было Гражданской войны, страшной смерти младшего брата Николая, бегства в Данию, затем в Канаду.

За границей навык рисовать, данный с детства, пригодился – в период жесткой нужды Великая княгиня зарабатывала живописью на жизнь.

Выставка «Августейшая художница» в Инженерном корпусе Третьяковки продлится до 29 июля.

В основном здании, в Лаврушинском переулке, работает выставка «Собрание графики московских коллекционеров». Уютный по стилю развеса картин, с картой старой Москвы, на которой обозначены адреса страстных собирателей русского искусства.

Как всегда, отдел графики приготовил невиданные прежде сюрпризы – например, портреты музы московских художников, светской львицы Генриетты Гиршман.

Писали ее и Сомов, и Серов. И сразу видно: Серов влюблен, а  Сомов – ну абсолютно равнодушен.

В залах на Крымском открылся новый вариант экспозиции «Искусство ХХ века». Теперь работы художников, служивших власти, предваряют произведения авторов, от властей пострадавших справедливо.

Там же, на Крымском, выставка «Европа-Россия-Европа», где до 29 июня вас ждут полотна Кранаха, Тициана, Рублева.

Кстати, по четвергам Третьяковка на Крымском открыта дольше обычного – до 10 вечера, кассы работают до 21 часа.

Пробравшись через каменный чудо-сад, с Царевной-Щукой и медведем, пробежав под Конным фонтаном, в общем, еще раз вспомнив творчество президента Академии художеств Зураба Церетели, вы окажетесь у входа в Центральный Манеж. Там открылась выставка организации, которую Зураб Константинович возглавляет – Российская Академия художеств. Выставка юбилейная, масштабом впечатляет и требует от зрителя заправской выдержки, неподдельного интереса к изобразительному искусству: 2 тысячи произведений.

Конечно, классики минувшего, птенцы русской живописной школы Х1Х века – Брюллов, Иванов, Кипренский, Репин, а также разорвавшие с Академией Крамской, Левитан плюс современные академики во главе с Церетели.

Академический смотр живописи продлится до 27 июня.

Охотникам за драгоценностями полагается знать о выставке в кремле «Портье из Парижского собрания Ювелирного дома» , а в Историческом – «Золото из кладовых музея».

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире