'Вопросы к интервью
18 июня 2006
Z Собрание Третьяковки Все выпуски

Картина художника Аркадия Пластова «Весна»


Время выхода в эфир: 18 июня 2006, 14:08

18 июня 2006 года.

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Эвелина Полищук, старший научный сотрудник Третьяковской галереи.

Эфир ведет Ксения Ларина.



К. БАСИЛАШВИЛИ: Ну, что же, 14 часов 14 минут. Звучат позывные программы «Собрание Третьяковки». Я приветствую в студии прямого эфира нашу гостью. Это Эвелина Александровна Полищук – старший научный сотрудник Третьяковской галереи и знаток живописи XX века. Знаток потому еще, что хорошо знала тех художников, о которых идет речь в нашей программе. Сегодня программу мы посвящаем Аркадию Пластову. Здравствуйте, Эвелина Александровна.

Э. ПОЛИЩУК: Здравствуйте.

К. БАСИЛАШВИЛИ: : Добрый день. И прежде, чем мы начнем наш разговор, я обязана отчитаться перед нашими радиослушателями. Рассказать о том, какие их призы ожидают, какие подарки. А призы и подарки будут. У нас на этот раз два вопроса будут звучать. Первый вопрос мы примем на телефон уже совсем скоро. Перед половиной часа я приму ваш ответ. На телефон и на пейджер. Я напоминаю, пейджер 725-66-33, абонент «Эхо Москвы». И вот правильно ответившие два человека на этот вопрос получат большой юбилейный пакет от Третьяковской галереи, в который входит и CD «Государственная Третьяковская галерея» об истории и коллекциях музея. И коллекция художников русского авангарда 10-20-е годы в Третьяковке. И такой обзор выставки интереснейшей, которая сейчас идет в Инженерном корпусе Третьяковской галереи «Павел и Сергей Третьяковы. Жизнь, коллекция, музей». И масса всего еще в этот пакет подарочный входит, как у Деда Мороза. А потом, уже во второй части программы, прозвучит еще один вопрос. Об этом позже. Итак, внимание. Какая картина была написана Аркадием Пластовым в начале Великой Отечественной войны в 1942 году? Эта картина считается одной из самых значительных, посвященных войне, и более того, она была впервые выставлена на конференции в Тегеране. Присылайте, пожалуйста, ваши ответы на пейджер 725-66-33. А мы начинаем. Итак, 1954 год. Уже идет оттепель. И вдруг появляется картина «Весна» Аркадия Пластова, где на первом плане обнаженное женское тело. Шок? Что испытали зрители? Эвелина Александровна, вам, как свидетелю событий, слово.

Э. ПОЛИЩУК: Среди произведений Пластова картина «Весна» стояла несколько особняком. Это вообще художник, который все свое творчество посвятил изображению крестьянства, деревни. Его картины были уже широко известны, потому что это уже 1954 год, а он начал выставляться с 1935 года. К этому времени он уже был очень известным художником. Но картины его обычно были посвящены каким-то большим таким… Ну, теме труда. Большие такие полотна, показывающие жизнь в разных ее проявлениях крестьянскую. И вдруг такой какой-то камерный небольшой сюжет. А главное, потому что это было написано в то время, когда вообще отношение к обнаженной натуре было очень настороженное.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Не то, что настороженное. Разве она появлялась? Вы себе представляете обнаженную трактористку в поле, хлебопашицу такую? Это же вызов вообще всему строю общественному.

Э. ПОЛИЩУК: Да, было.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Было разве?

Э. ПОЛИЩУК: Нет, не было, конечно. Конечно, не было. Я помню, что появилась такая картина художника Кугача на одной из выставок. И значит, тоже все там стояли, смеялись, это было так неожиданно. А ведь ничего там не было так уж обнаженной натуры. Она называлась «После трудового дня». Изображены были крестьянские девушки, которые пришли на речку купаться. Но кто-то раздевался и так стыдливо поднимал юбку, обнажая ноги, а кто-то, понимаете, раздевался, и частично была грудь показана. В общем, они не были обнаженными.

К. БАСИЛАШВИЛИ: В общем, все в рамках идеологии.

Э. ПОЛИЩУК: Да. И все очень смеялись. И потом в книге отзывов появились такие стихи, посвященные этой картине:

Возле леса у реки

На зелененькой полянке

После вахты трудовой

Обнажаются крестьянки.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Понятно.

Э. ПОЛИЩУК: Вот такая шутка. А тут вдруг появляется на выставке вот такая натура. И все были удивлены. И, главное, Пластов, в общем, такой серьезный художник, и вдруг он рискнул. Вот он первым и рискнул. Но это был 1954 год. Это было начало оттепели. До этого не могла появиться такая картина. А художники, они всегда хотели писать, они были очень связаны…

К. БАСИЛАШВИЛИ:: Да. Но вот мне бы хотелось просто напомнить нашим радиослушателям эту картину. Падает тихо снег.

Э. ПОЛИЩУК: Картина такая. Это в предбаннике курной избы.

К. БАСИЛАШВИЛИ: На улице практически.

Э. ПОЛИЩУК: Нет.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Но падает снег.

Э. ПОЛИЩУК: Там они были без крыши. Тогда некоторые предбанники были без крыши. И вот поэтому виден падающий мокрый снег крупными хлопьями. Это ранняя весна. И вот девушка, обнаженная, с золотыми волосами, такими рыжеватыми, которые как плащом ее прикрывают, сидит на корточках и одевает свою младшую, помогает одеться младшей сестренке. И вот собственно сюжет. Но написано это удивительно целомудренно, чисто. Эта обнаженная натура не вызывает никаких, понимаете, таких грешных мыслей. Это белое тело, написанное такими нежными красками, которые выделяются на фоне закопченных этих бревенчатых темных стен. И с такой нежностью и любовью написано. Эта девушка знакомая хорошо Пластову. Ей 15 лет. Он знал всех своих земляков. Он сам был из крестьян. И эта девушка не первый раз ему позирует. Он ее писал еще маленькой девочкой, он рассказывал. Потом вот он ее написал здесь. А потом он ее писал в картине «Молодые», где она уже замужем и вдвоем они идут с этим молодым мужем по сельской улице.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вот, казалось бы, сейчас мы продолжим наш разговор о Пластове и об этой картине «Весна», но я должна дать одну нашу рубрику, очень важную. Она называется «Путь в галерею». Путь в галерею этой картины представит Наталья Александрова. Она заведующая отделом живописи второй половины XX века Третьяковки. И вот, что важно, сейчас проснулся интерес к Пластову. Причем, как я узнала, у наших высших руководителей. А точнее, к саммиту в Петербурге откроется выставка Пластова в Русском музее. И это, как мы сейчас узнаем из нашей рубрики, не случайно.

Н. АЛЕКСАНДРОВА: Как и почти все произведения Пластова, они все выставлялись впервые на выставке в залах Академии художеств. И «Весна» не явилась исключением. Он ее доделывал к вернисажу академической выставки. Ему помогал сын, Николай Аркадьевич. Широко известно, что хлопья снега до последнего Пластов доделывал. Он имитировал их из ваты, которую старался распределить так, чтобы она не попадала на обнаженное тело женщины. В Третьяковку она попала позднее, уже в 60-е годы, объехав почти весь мир. И в Третьяковку, как и все произведения Пластова, она была приобретена государством. Деньги государство выделяло через Министерство культуры. Это были колоссальные средства. Она стала выставляться еще в старинном зале советского искусства в 60-е годы. И вот она уже выставлялась в зале советского искусства, где было очень мало работ. Там всегда висели либо «Сенокос», либо «Весна», либо «Ужин трактористов». Вот какая-то работа Пластова всегда была представлена. Достаточно вам сказать, что когда «Весна» отправлялась на какие-то крупные выставки, всегда находятся люди, которые спрашивают: «Где?». Сейчас она поедет на большую персональную выставку Пластова. Среди всех работ Пластова она поедет на выставку, которая будет проходить в Государственном Русском музее в связи с саммитом Европейского Содружества. Эта выставка делается сейчас очень быстро, потому что стало известно, что выставка эта получила поддержку и интерес президента России.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вот так вот. Оказывается, президент России, Владимир Путин, любит творчество Пластова. И мы тоже любим творчество Пластва независимо ни от чего. Продолжаем о нем разговор с Эвелиной Полищук – старшим научным сотрудником Государственной Третьяковской галереи. Эвелина Александровна, а как принимали эту картину? Вы были свидетелем? Вот первая реакция?

Э. ПОЛИЩУК: Первая реакция была шока, удивления и интереса, конечно.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Вот, что говорили, как принимали, как обсуждали?

Э. ПОЛИЩУК: Конечно, были у руководящих сотрудников, как всегда, не искусствоведов, но которые конечно считали, что они больше всех понимают. Было такое замечание, что вот Пластов — это что? Это разве наша деревня? Где он нашел в нашей деревне такую баню, курную? Таких бань у нас нет. В общем, как будто Пластов ее придумал. Это вот старые, когда-то были такие бани.

К. БАСИЛАШВИЛИ: То есть ругали.

Э. ПОЛИЩУК: Да. А у нас сейчас… И тогда Пластов сделал очень умный ход. Он к этой картине в скобках приписал второе название. Она стала называться «Весна. Старая деревня».

К. БАСИЛАШВИЛИ: То есть, дескать, это не сейчас, не в наше советское, светлое время.

Э. ПОЛИЩУК: Да. Весна. «Старая деревня». Это было очень смешно. Но это просуществовало недолго. Потом она у нас шла просто как «Весна». А зритель дал ей свое название. Она очень нравилась зрителям.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Какое?

Э. ПОЛИЩУК: Ее называли «Северная Венера».

К. БАСИЛАШВИЛИ: Это вот именно зрители дали ей такое название?

Э. ПОЛИЩУК: Да, зрители дали ей название «Северная Венера». Вот такая, очень поэтичная картина. Но все творчество его поэтичное. Но вот она как-то осталась особняком тем, что вроде он не какую-то большую, значительную тему затрону и, в общем, такой эпизод, но вместе с тем, она полна поэзии и она полна большого, понимаете, такого чувства чистоты, цельности, целомудрия, здоровья.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А вот мне еще кажется не случайным, что именно в 1954 году выходит картина Пластова под названием «Весна». Ведь уже оттепель наступила. Как он сам?

Э. ПОЛИЩУК: Понимаете, само название, оно, конечно, не просто так. Здесь есть особый подтекст.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Это еще и политические события какие-то определенные.

Э. ПОЛИЩУК: Не столько политические, хотя это уже было начало оттепели, но это весна… Да, это весна надежд, это весна в жизни этой девочки, это весна в природе.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Я знаю, что и для него, и для Пластова, большую роль сыграл приход Хрущева. Ведь он без паспорта был долгие годы своей жизни.

Э. ПОЛИЩУК: Это я не знаю, как он был без паспорта, когда он был уже народный художник. Он был уже академик.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А вот, потому что деревенский.

Э. ПОЛИЩУК: Да ну, что вы. Он полгода в Москве. У него здесь мастерская была.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А я вот читала, что у него не было паспорта.

Э. ПОЛИЩУК: Я не знаю, где вы читали, сейчас много чего пишут. А вот чтобы этого не было, то я немножко все-таки скажу о том, кто же такой, собственно говоря, был…

К. БАСИЛАШВИЛИ:: Аркадий Пластов.

Э. ПОЛИЩУК: Да, Аркадий Пластов.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Обязательно. Только через несколько минут буквально. Мы сейчас должны принять правильный ответ на наш вопрос. Я напоминаю, что я задавала вопрос, какая картина была написана Пластовым вначале Великой отечественной войны в 1942 году и, более того, эту картину настолько ценили, что даже она выставлялась в Тегеране на конференции стран-союзников. Пожалуйста. Ваш телефон. Хочу сейчас принять ваш ответ. То есть, звоните к нам на телефон. 783-90-25. Давайте сначала московский телефон пусть поработает. Здравствуйте. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это «Фашист пролетел». Меня зовут Олег.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Олег, вы абсолютно правы. Я вас поздравляю. Абсолютно вы правы. Это действительно картина Аркадия Пластова «Фашист пролетел». Ее сейчас можно видеть в Государственной Третьяковской галерее. Не вешайте трубку, сейчас ваш телефон запишут. Спасибо большое. И повесил трубку. Олег, перезвоните к нам, пожалуйста, на наш телефон радийный: 202-92-29. И там вам просто подскажут, как вам поступить. К сожалению, ваш номер сорвался. И сейчас у нас остается буквально несколько минут до новостей. Мне бы хотелось дать нашим радиослушателям послушать еще одну рубрику о том, как бывает, произведения приходят в Третьяковскую галерею. Это рубрика «Случай в музее». И Лидия Ромашкова, которая долгие годы была главным хранителем Третьяковской галереи, расскажет о том, как, в каких необычных условиях и главное, где нашли очень известное полотно Врубеля, которое тоже сейчас можно найти в его зале Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке.

Л. РОМАШКОВА: Летом 1956 года Москва прихорашивалась, потому что все готовились к Молодежному фестивалю. И реконструировался частично Большой театр. Известно, что сзади Большого театра, во всяком случае, старшее поколение помнит об этом, сзади, с тылу такая небольшая пристройка в виде какого-то такого сарайчика. И когда очищали от всех этих пристроек Большой театр, то его начали разбирать. Там оказались какие-то старые декорации, но на самом дне всего этого нашли большой холст, который был скомкан. Стали его рассматривать, пытались его как-то развернуть. Развернуть невозможно было. Решили, что это какая-то большая декорация или занавес, или задник. На обороте увидели надпись – М. Врубель. И они позвонили в Третьяковскую галерею к своим ближайшим соседям. Прибежали галерейцы. Сказали, что надо раскрыть ее, растянуть и посмотреть, что это такое. Перекрыли движение и прямо перед ступенями большого театра… Очень смешно было, потому что пришли много-много рабочих, которые на длинной-длинной палке несли кое-как свисающую эту ткань. Потом все это стали растаскивать. Естественно там были реставраторы из Третьяковской галереи. И главное, конечно, там был Алексей Петрович Ковалев – наш известный и замечательный реставратор. Когда это все раскрыли и растянули, то одновременно все поглядели направо и сзади и увидели двойника – «Принцессу Греза». Только она из мозаики. И даже не было никакого сомнения, что это панно Врубеля «Принцесса Грез».

/новости/

К. БАСИЛАШВИЛИ: Ну, что же, действительно вслушиваемся. 14 часов 35 минут. Программа «Собрание Третьяковки». И я забыла объявить победителя, который правильно ответил и назвал картину «Фашист пролетел», написанную Пластовым в 1942 году. Это Алексей. 8-903-173. Его телефон так начинается. А мы продолжаем наш разговор с Эвелиной Полищук. Эвелина Александровна, а вот если вы скажете о том, какая ваша картина любимая в творчестве Пластова. Вы можете выделить? Или какая вам кажется наиболее выразившей его как художника?

Э. ПОЛИЩУК: Вы знаете, они, в общем, все очень хорошие картины. Прежде всего, я хочу о нем сказать.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Сейчас. Но вот все-таки можно выделить какую-то одну работу, которая отражает его.

Э. ПОЛИЩУК: Ну, допустим, «Ужин трактористов». Очень лирическая, поэтическая картина. Она мне очень нравится. «Сенокос» и «Жатва» — картины, которые появились на первой послевоенной выставке в 1945 году Всесоюзной в Третьяковской галерее. Сразу привлекли огромное внимание, и они были удостоены Сталинской премии тут же. Тогда называлась Сталинская, сейчас она государственная.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Удивительная судьба, мы сейчас о ней поговорим. И удостоен Сталинской премии, и Ленина писал, и писал своих земляков в деревне, а начинал как иконописец. И именно как иконописному…

Э. ПОЛИЩУК: Ленина писал?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Ленина писал. Был Ленин. Я посмотрела…

Э. ПОЛИЩУК: Я не знаю, может быть, это было случайным.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А мы сейчас узнаем, почему так было, но вначале давайте послушаем артиста Сергея Юрского, который тоже обращается к иконописному творчеству, выставленному в Третьяковке.

С. ЮРСКИЙ: Я был несколько дней назад в музее Рублева впервые. И нам замечательно рассказывали о нескольких «Троицах». И все время говорили о том, что та самая «Троица», та самая, Третьяковская, она самая главная, самая изначальная. Вот это ощущение изначальности всех экспонатов этого гениального музея у меня сохраняется. От «Троицы» Рублева и до, скажем, абсолютного модерна, концептуализма Ильи Кабакова. Сколько вокруг всего этого и шарлатанства в сегодняшней живописи и перехода от живописи в какие-то другие категории: в дизайн, орнамент, во что угодно. Но эти картинки его из книги, как бы иллюстрации к проблемам, которые я видел там у него на чердаке, когда он начинал все это дело посреди Москвы – это тоже начальное, первичное, главное. Каждая картина Третьяковки для меня есть корневая картина. И потому это абсолютный, корневой, гениальный музей.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Сергей Юрский. Вот к одной из таких корневых картин, к одному из таких корневых художников к Аркадию Пластову и его картине «Весна» мы возвращаемся. Я вам, Эвелина Александровна, не беспокойтесь, отдаю слово. Мы начинаем разговор.

Э. ПОЛИЩУК: Хорошо.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Пожалуйста.

Э. ПОЛИЩУК: Так вот, Пластов – художник одной темы. Он неразрывно связан с русской деревней, ее природой, ее людьми. Все свое творчество он посвятил отображению жизни и труда крестьянства. И это естественно, так как сам был выходец из крестьян.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Но понимаете, это вот как вы сейчас говорите, это очень казенно звучит. Это звучит казенно.

Э. ПОЛИЩУК: Но это так было. Крестьянами были его отец, дед и прадед. И почему казенно?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Но вы понимаете, что люди уже не могут идти в музей и смотреть на такие картины как картины Герасимова… Социалистического реализма.

Э. ПОЛИЩУК: При чем здесь Герасимов?

К. БАСИЛАШВИЛИ: А он как-то выходит из этого круга, пласта?

Э. ПОЛИЩУК: Ну, конечно, он выходит. Потому что он писал просто… Понимаете, он любил искусство, он этим жил. Он был с самого детства приобщен к искусству, потому что его деды, его прадеды, его отец, они строили храмы. Отец его писал иконы. И он еще мальчиком ходил там помогал отцу. И это вызывало в нем… Красота, вот искусство его привлекало. И в сельском труде, и в сельской природе, и в этих людях, своих земляках, он находил красоту. Он учился очень мало. Он учился сначала в сельской школе. Потом он в духовной семинарии в Симбирске. Он родился в Прислонихе.

К. БАСИЛАШВИЛИ: И там всю жизнь жил, да, по-моему?

Э. ПОЛИЩУК: И там всю жизнь жил. Это село Прислониха Симбирской губернии. В Симбирске он, значит, учился там в духовной семинарии и в художественной школе. И там уже пробудился, увидели в нем талант. И его друзья, так сказать, и педагоги, они собрали деньги. Они обратились в городскую управу и добились, что ему дали деньги на поездку в Москву, чтобы он учился. Это было еще до революции. И вот он с 1912 до 1914 года, значит, учился. А потом он был в Строгановском.

К. БАСИЛАШВИЛИ: То есть получил все-таки художественное образование?

Э. ПОЛИЩУК: Да, он учился, но очень мало, потому что в 1917 году, когда произошла революция, он уехал из Москвы в Прислониху. И он там жил. До 1925 года он не появлялся вообще в Москве. Думали, куда он пропал. Семь лет. Учился он, вот когда был в Москве, это музеи, это Третьяковская галерея, прежде всего. Он очень любил древнерусскую живопись, потому что сам он был глубоко религиозным человеком и помимо красоты этой древнерусской живописи он видел еще и нечто другое, как человек религиозный. Он пропадал… Я его часто встречала…

К. БАСИЛАШВИЛИ: То есть он был религиозным по-настоящему?

Э. ПОЛИЩУК: По-настоящему. Я его как-то встретила, это была Пасха, накануне Пасхи, он шел из церкви и нес впереди себя на какой-то тарелочке, прикрытый белой салфеточкой кулич из Храма. Он крестил.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Это какой год?

Э. ПОЛИЩУК: Ну, какой год я вам сейчас не могу сказать.

К. БАСИЛАШВИЛИ: 60-е, 50-е?

Э. ПОЛИЩУК: Нет. Это много раньше было. Так что вот так это было. И человек он был очень честный и очень совестливый.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А в партии был?

Э. ПОЛИЩУК: Да какая партия?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Нет?

Э. ПОЛИЩУК: Это совершенно несовместимые понятия – Пластов и партия. Ни в какой он партии не был. Вы, может быть, его с кем-то путаете?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Нет, я просто интересуюсь.

Э. ПОЛИЩУК: Не был он в партии.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А как можно было тогда быть таким признанным художником и не состоять в партии?

Э. ПОЛИЩУК: Да сколько угодно можно было быть. Сейчас все это очень преувеличивается. Во всяком случае он… Так и Александр Герасимов чуть ли не глубоким стариком уже вступил в партию.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Кстати, хорошо, что вы мне напомнили про Александра Герасимова, потому что у нас есть еще подарки для наших радиослушателей. Это билеты в Государственную Третьяковскую галерею. Я хочу сейчас сказать, что их смогут получить те люди, которые позвонят к нам на наш пейджер (725-66-33) и sms (8-495-970-45-45). И вот вопрос. Известный советский художник. Награжден орденом Ленина. Автор картин «Ленин на трибуне», портрет Лепешинской. Одну из его работ в народе называют «Два вождя после дождя». Назовите, пожалуйста, настоящее название этой картины и имя художника. Но здесь мы вам уже немножечко подсказали. Ждем ваши ответы на пейджер и sms. А мы продолжаем разговор о Пластове. Итак, Пластов, значит, религиозный художник. Не был в партии. Начинал как иконописец.

Э. ПОЛИЩУК: Он был религиозный человек, но не религиозный художник. Он не иконописец был. Он писал природу. Он писал этюды.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Но он сознательно обходил такие темы?

Э. ПОЛИЩУК: Да ничего не сознательно. Он просто писал то, что его увлекало, интересовало.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Все-таки один пишет Сталина, а другой не пишет. Это какой-то сознательный выбор.

Э. ПОЛИЩУК: Ну, почему Сталин? Он не был портретистом, у него совершенно другие задачи. И при чем здесь Сталин и Прислониха? Он писал то, что окружало. В этом и прелесть его творчества – что он художник искренний, честный, писал то, что он знал, что он любил, что он видел. Он не написал ни одного натурщика.

К. БАСИЛАШВИЛИ: То есть это все живые люди, его друзья?

Э. ПОЛИЩУК: Это все живые люди. Это его односельчане, с которыми вместе он работал, с которыми вместе занимался крестьянским трудом. Он, значит, в 1917 году, когда произошла революция, он из Москвы уехал в свою Прислониху и до 1925 года он в Москве не появлялся. В это время он занимался крестьянским трудом. Надо же было как-то жить. Он все это знал. Он умел и сеять, и жать, и пахать, и косить. Все он умел. И в свободное от этого труда время он писал. Писал бесконечно. Писал этюды, писал природу, писал животных, писал детей. В общем-то, он все мог, но он не был чистым пейзажистом. В его пейзажах обязательно присутствуют люди, там и дети обязательно, и собачки там какие-нибудь, и животные. Он был и анималистом по сути дела, и портретистом, и мастером натюрморта.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А вот как человек, он был светлый человек или такой, как Локтионов, немного сумрачный?

Э. ПОЛИЩУК: Он был серьезный человек, но очень порядочный, очень честный. Никогда не писал то, что ему не нравится. Ни одного портрета по заказу вообще не писал. У него много портретов.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Я знаю, что его… Простите, я вас перебила. Я знаю, что его преследовали еще и такие трагические события в жизни, когда, напомните, наверное, год, сгорела практически вся мастерская в деревне.

Э. ПОЛИЩУК: Да, вот это я и хотела сказать. В 1931 году был большой пожар, и сгорело все, что было создано им за 15 лет. И он появился поэтому… Первая выставка его в Москве, когда он появился, была в 1935 году, когда ему уже было 42 года. И вдруг художника узнали. И он сразу стал привлекать внимание и все. Вы ошиблись насчет того, что паспорта у него не было.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Может, это какие-нибудь легенды уже о нем ходят?

Э. ПОЛИЩУК: Да, это я вам должна просто уже тогда более конкретно сказать следующее, что в 1947 году он уже был академиком. Дальше. В 1946 году он получил Государственную премию за картины «Сенокос» и «Жатва», посвященные жизни, труду людей во время войны. Очень известные, прекрасные картины. Дальше. Первая картина, которая обратила на него внимание, это написанная была в 1938 году картина «Купание коней».

К. БАСИЛАШВИЛИ: Сам не воевал он?

Э. ПОЛИЩУК: Он не воевал. Нет. Он войну пережил в Прислонихе. Голод был. Страшно там было. И вот он там писал вот такие картины. И он писал картины о войне, но непосредственно каких-то боевых действий, баталий… Это вообще не его жанр. Он все передавал через так сказать природу, через пейзаж.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Непосредственные наблюдения какие-то свои.

Э. ПОЛИЩУК: Да.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Эвелина Александровна, у меня еще вот какой вопрос есть. Человек, я так понимаю, большую часть своей жизни провел, разрываясь между Москвой и своей родной деревней. Это ведь не случайно. Это ведь не только творчеством было вызвано.

Э. ПОЛИЩУК: Нет, это, в общем-то, творчество, конечно.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Но еще и семья.

Э. ПОЛИЩУК: Семья у него была в Прислонихе. Там была у него жена, был сын. И он летние месяцы, когда можно было там писать, он всегда был в Прислонихе. А как он мог не быть в Москве, если он был академиком? Он же должен был быть и на сессии. Он был членом Союза художников. Он должен был быть на этих заседаниях. Он входил в состав жюри. Он вообще же очень известный художник. Но в Москве он, как правило, не столько писал, сколько ходил по музеям. Вот искусство, это он… Знаете, он так знал. И причем очень интересно у него, он, когда уезжал, допустим, за границу, потом уже была возможность посмотреть мировое искусство. Так вы знаете, что? Он никогда оттуда не привозил никаких вещей. Ведь это было время, когда у нас ничего не было. Всякие там подарки… Он привозил только краски, кисти, все, что связано с искусством. Говорили о нем, что он, так сказать, прижимистый мужик. Да, он был прижимистый. Он себе во всем отказывал. Он все тратил ради искусства.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Аркадий Пластов сегодня герой нашей программы «Собрание Третьяковки». Но я еще знаю, не знаю, насколько корректно, мы с вами, помните, перед эфиром долго об этом говорили и не знали, можно ли затрагивать эту тему, прошло время уже или нет.

Э. ПОЛИЩУК: Может быть, не стоит?

К. БАСИЛАШВИЛИ: Давайте немного все-таки. Потому что это тоже характеризует человека.

Э. ПОЛИЩУК: У него было много трагедий в жизни. Вот трагедия с пейзажем. Трагедия, что он поздно выступил. Но он успел, он был и лауреатом Государственной премии и академик, и Народный художник СССР и все такое, но он не мог, потому что он очень крупный был художник. Очень крупный. Теперь, значит… Дело в том, что так случилось, что уже в зрелом возрасте, ему уже было около 50 лет, вот он в Москве встретил женщину, тоже не молоденькую. Правда, она была лет на 18 его моложе. Художницу. И они полюбили друг друга. Это была огромная любовь. Но у него семья. У нее семья. У нее муж и дочка. Но она, правда, очень быстро разошлась со своим мужем. Она Пластова обожала и как человека, и как любимого, и как художника, преклоняясь перед его творчеством. Он тоже ценил. Она была заслуженный деятель, занималась акварелью. Она писала пейзажи Москвы и цветы, натюрморты и городские пейзажи. То есть совершенно другое. Он сельский пейзаж. А я вот подумала, что даже если бы не было, допустим, семьи, они все равно вместе бы не могли жить. Они не могли, потому что каждый должен был жертвовать тогда главным в жизни – творчеством. Но вот такая ситуация.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Но он при этом ведь остался предан семье?

Э. ПОЛИЩУК: Он не просто предан семье. Это была тайна за семью печатями, поэтому мне не очень хотелось говорить. Я почему это все знаю, потому что она была близкой подругой моей матери, бывала у нас в доме и мы все знали. Ну, друзья, конечно, знали в Москве. Но главное ему было — ни в коем случае, чтобы не узнала только жена и сын. Он считал, что нельзя строить свое счастье на несчастье других. Вот и все. Поэтому наступал на горло… Но жену он тоже любил. Она больной человек уже была, очень немолодой. Она много лежала. Сердечница, по-моему. И он посылал ей туда без конца лекарства, в общем, как-то заботился. Так что вот такая была у него трудная любовь и трудная жизнь. Много чего было.

К. БАСИЛАШВИЛИ: То, что мне еще хотелось сейчас процитировать, письмо Пластова своему сыну. В годы войны он его написал. «Людей этих обездоленных и обкорначенных жизнью (это он, в том числе и о своих деревенских) надо жалеть и помогать по силе возможности чего-нибудь понять из того, что еле-еле им брезжит. Конечно, все это правда, что воображение их и разумение кургузо и часто смешно и нелепо. Но милый мой сын, когда ты будешь много старше и опытнее в жизни, ты с горечью увидишь, что даже с большими данными познать истину и видеть всю красоту нелегко. Не так-то много мы можем сделать для славы нашего искусства и знания». Вот это вот цель его искусства – помочь людям своим.

Э. ПОЛИЩУК: А вы знаете, что у него были свои заветные образы – это старики. Он очень любил писать стариков. У него целая галерея стариков. Он их торопился писать, понимая, что может это поколение скоро уйти, чтобы это осталось. Это было в войну. Они все голодали и они все на его глазах умирали от голода. И он все, что мог, он сам голодал, но все, что мог, он, как мог, он всем людям помогал.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Его любили в деревне?

Э. ПОЛИЩУК: О, господи. Это как родной. Когда он умер, это же его хоронили, я не знаю, как там. Вся Прислониха. Приезжали отовсюду. Но теперь, значит, что я хочу сказать, что в 1966 году он получил Ленинскую премию за целый ряд картин, которые были созданы уже в 50-х годах. 1951-1955, в это время. И среди них была картина «Весна». Я была в Кремле, когда было это награждение.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Расскажите.

Э. ПОЛИЩУК: Тогда были награждены два художника: Пластов и Сергей Герасимов, тоже замечательный живописец. Вот Сергея Герасимова лютой ненавистью ненавидел Александр и он много ему зла сделал. И когда Александра Герасимова спрашивали: «Сергей Герасимов, случайно, не ваш родственник?». Он отвечал – даже не однофамилец. И, значит, вот он получил тогда… Но его не было.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А, он не пришел на награждение?

Э. ПОЛИЩУК: Понимаете, Сергей Герасимов, бедный, уже посмертно получил эту Ленинскую премию.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А Пластов?

Э. ПОЛИЩУК: А Пластов был еще жив. Но почему-то его не было. Может быть, он болел. Может быть, он уже был старый человек и не выезжал из Прислонихи. Это я не могу сказать. Я знаю только, что одновременно получал тогда Ульянов за Председателя.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Михаил Ульянов. Эвелина Александровна, спасибо вам огромное. Нам, к сожалению, приходится завершать уже наш эфир.

Э. ПОЛИЩУК: Я скажу, что умер в 1972 году Пластов, не дожив несколько месяцев до 80 лет. И умер он внезапно. Он вошел утром в свою мастерскую, упал и умер.

К. БАСИЛАШВИЛИ: А вот это тот парадокс, который преследует или это уже их судьба, многих художников, которые в своей мастерской или за холстом, за работой заканчивают свою жизнь. Мне необходимо еще назвать победителей наших, потому что пришел правильный ответ…

К. БАСИЛАШВИЛИ: В Прислонихе. То есть его увезли к себе?

Э. ПОЛИЩУК: Нет, он умер в Прислонихе. Он там умер, там и похоронен. Он завещал, что он хочет быть не в Москве, а там, где его предки, там, где его односельчане. Там он и похоронен.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Спасибо вам большое. Хотелось как-то приподнять немного этого художника.

Э. ПОЛИЩУК: А что его приподнимать? Он величайший художник.

К. БАСИЛАШВИЛИ: Потому что он, к сожалению, идет в ряду иногда тех мастеров, которые иногда не совсем заслуженно стали рядом с ним на пьедестал, скажем так. И хотелось его как-то особое от 

ношение к творчеству здесь выявить. Мне кажется, у нас получилась. Это вот главное – помощь людям, с которыми…

Э. ПОЛИЩУК: Главное – он художник великий.

К. БАСИЛАШВИЛИ: И художник великий, да.

Э. ПОЛИЩУК: Вот, что главное. И порядочный человек. Я все-таки обязана ответить на вопрос. Александр Герасимов. Мы его имя зашифровали. Александр Герасимов. Его картина «Сталин и Ворошилов в Кремле» 1938 года. Тоже премированная неоднократно и ныне находящаяся в собрании Третьяковки. Наталья – 511, Надежда – 137, Елена – 8-910-429, Ольга – 8-429-724 – победители этой программы. Я благодарю Эвелину Полищук и всех, кто участвовал в этой программе. И теперь о том, что можно посмотреть в Москве, какие выставки.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире