03 октября 2013
Z Собрание Третьяковки Все выпуски

Картина Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года»


Время выхода в эфир: 03 октября 2013, 20:05

Повтор эфира «Собрание Третьяковки» от 25.06.2006

1046136

О. БЫЧКОВА — 14.10 в Москве. У микрофона Ольга Бычкова. Добрый день. Я представляю Ксению Басилашвили, которая представляет свою гостью – Галину Чурак. И все это в программе «Собрание Третьяковки». Добрый день.

К. БАСИЛАШВИЛИ – Спасибо, Оля. Здравствуйте, Галина Сергеевна. Галина Сергеевна уже не в первый раз у нас в эфире. Она является заведующей отделом живописи второй половины 19, начала 20 века в Третьяковской галерее. Сегодня у нас тема, к которой мы давно шли, давно хотели рассказать об этой картине. Это картина Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван», какое там полное название все-таки?

Г. ЧУРАК — Я его скажу с самого начала до самого конца. «Иван Грозный. Сын его Иван. 16 ноября 1581 года». И здесь же я должна такое маленькое примечание или пояснение сделать. У Репина есть несколько исторических картин, они хорошо известны. Это «Царевна Софья», «Запорожцы». И мы привыкли называть короткими их названия, но все они имеют продленные названия.

О. БЫЧКОВА – А это та самая картина, которую обычно люди называют «Иван Грозный, убивающий своего сына».

Г. ЧУРАК — Люди называют и «Неизвестную» Крамского – «Незнакомка». Тоже неверно. И какие-то другие картины как-то так, как привычно складывается у них восприятие.

О. БЫЧКОВА – Но в данном случае они передают сюжет.

Г. ЧУРАК — Да, но точное название картины в данном случае продленное очень характерно для времени, когда Репин писал эту картину. Это был вообще очень широкий интерес к истории русской, отечественной истории. И вот такая точная отсылка к дате, к событию, она погружала сразу зрителей в то событие, которое происходит на холсте.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Галина Сергеевна, сейчас продолжим наш разговор, но вначале я должна задать вопрос для радиослушателей. Дело в том, что не один Репин обращался к этому сюжету историческому. И мы просим вас ответить вот на какой вопрос: кто из русских художников помимо Репина тоже написал картину на очень близкий сюжет, более того с теми же участниками – Грозным и его сыном. Присылайте, пожалуйста, ваши ответы. А при ответе в скобках указывайте приз, который вы хотите получить. А призы у нас следующие есть. Книга Ильи Репина и Корнея Чуковского «Переписка», редакторам и автором является наша гостья Галина Чурак. Сейчас она подробно расскажет, я только скажу, что у нас есть билеты в Третьяковскую галерею и журналы юбилейного года, которые тоже рассказывают о том, что происходит, и какие выставки проходят и о новых экспозициях. А по билетам вы сможете посетить много новых выставок юбилейных, которые сейчас в Третьяковке открыты. Наверное, пару слов об этой замечательной книге.

Г. ЧУРАК — Эта книга, это переписка между двумя замечательными людьми — Ильей Репиным и Корнеем Чуковским. Переписка охватывает очень интересное время, самое начало 20 века, начиная с 1906 года и до 1929. Это время всем ведомо, время всевозможных катаклизмов. Но не в этом только дело. А когда вы прикасаетесь к такой книге и к такого рода переписки двух интереснейших людей, вы погружаетесь и в саму историю, сами события и характеры этих людей. Это, к сожалению, сейчас уходящий от нас жанр распространенной переписки между людьми.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Практически ежедневной.

Г. ЧУРАК — Почти. Очень интенсивной. Некоторые письма занимают по несколько страниц. Причем это не машинописные письма, а  рукописные. И сколько нужно было иметь и страсти, и любви, и интереса друг к другу и событиям, для того чтобы обо всем этом разговаривать друг с другом на бумаге и ждать ответов на эти поставленные вопросы.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Это издательство «Новое литературное обозрение», книжки у нас всего две, поэтому торопитесь для того, чтобы получить ее в подарок.

О. БЫЧКОВА – Еще раз номер эфирного пейджера 725-66-33 и номер для sms-ответов 970-45-45 с московским кодом 7-495, Ксюш, повтори, пожалуйста, вопрос, потому что тут уже присылать начинают наши слушатели ответы.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Только не называй.

О. БЫЧКОВА – Я хочу просто внести уточнение в вопрос. Вернее повторить его. Потому что нужно назвать автора картины, где не один из этих персонажей, которых мы сегодня будем исторических обсуждать, а оба присутствуют. Это важно.

К. БАСИЛАШВИЛИ — То есть практически тот же самый сюжет. Но с изменениями такими. Я уж не буду говорить, какими. Кто из русских художников помимо Репина написал картину на очень близкий сюжет, более того с теми же участниками – Грозным и его сыном царевичем Алексеем.

О. БЫЧКОВА – Иваном.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Ой, простите, Иваном.

О. БЫЧКОВА – Это был другой.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Ну вот поскольку с картиной этой репинской связана еще и большая история, на нее нападали, мы об этом обязательно поговорим. Это был такой катастрофический случай в музее.

О. БЫЧКОВА – Это была серия трагедий, связанная с этой картиной.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Мы сейчас к нашей рубрике переходим – «Случаи в музее». И бывший главный хранитель Третьяковки Лидия Ромашкова расскажет свою историю с Третьяковской галереей.



Л. РОМАШКОВА – Я пришла в фонд и говорю, Софья Иннокентьевна, работала помощницей, еще только она меня взяла к себе. Выбрала она меня. И я говорю: а чего это такое висит у нас и марлей затянуто. Она говорит: он больной очень и его нельзя на свету держать, я его закрыла. А потом когда я какое-то время поработала, она прониклась ко мне доверием, она сказала: это Серов. Портрет Николая Второго. Знаменитый. В серой тужурке. Один из лучших. Который опубликован был еще в истории русского искусства у Грабаря. Но лицо у него потрясающее. Я когда его смотрю, мне кажется это человек очень слабый, очень интеллигентный, очень красивый. Но очень слабый. А Софья Иннокентьевна его закрыла, чтобы его не увидел никто, а марля пропускает свет, не спрятать же его в шкаф. Царские портреты их же резали, уничтожали и сохранились только те, которые попали в музей или то, что сумели забрать в музей. А в музее тоже прятали. Комиссии ходят, гости ходят, начальство ходит. Висит. Чего висит. Больной. Завязанный.



К. БАСИЛАШВИЛИ — Лидия Ромашкова рассказала нам свой случай, как прятали картину. Но эту картину Репина тоже прятали. Наверное, к самому началу.

О. БЫЧКОВА – Вы сказали о времени, когда эта картина появилась, и это было связано с интересом к русской истории, сказала Галина Сергеевна Чурак, может быть вначале об этом.

Г. ЧУРАК — Всегда интересно бывает знать, какой путь вообще рождения замысла у художника. И в данном случае иногда у нас бывает так, что мы сами домысливаем за художника, потому что он не оставил никаких ни воспоминаний, ни свидетельств. В данном случае это счастливый случай, когда Репин и в своих воспоминаниях и в переписке с разными людьми рассказал о том, как возник замысел этой картины. И как шла работа, как этап за этапом он общался с этим сюжетом очень непростым. Он рассказывал о том, что однажды в Москве и даже точно указывал год, когда это было, это было весной 1882 года, он возвращался по вечерним московским улицам с концерта, на котором исполнялась музыка Римского-Корсакова. Это была новая сюита Римского-Корсакова «Антар», которая состояла из трех частей. Любовь, страсть, месть. И вот переполненный этими музыкальными впечатлениями Репин, идучи по московским улицам, размышлял, может ли и живопись добиться такого же воздействия на человека, на зрителя, какое вызывает в человеке как вызвала в нем музыка. Репин был очень чуток к музыке, к музыкальным впечатлениям. И сам Репин сказал, что у него возник образ царя Ивана Васильевича Грозного. Это было первым толчком. Действительно вторая половина 19 века была временем, когда интерес к отечественной истории, к российской истории носил даже какой-то обостренный характер. Появлялось много картин на исторические сюжеты. И до Репина писали картины на исторические сюжеты, и вместе с ним и после него. И обращались и к личности Ивана Грозного и личность Ивана Грозного была очень популярна в те поры. Появлялись и романы, посвященные Ивану Грозному, появлялись пьесы Алексея Толстого.

О. БЫЧКОВА – Даже в стиле. Дизайне.

Г. ЧУРАК — Это может быть чуть попозже. Но не только вот эти собственно исторические события, не только музыкальные впечатления. Первого марта 1881 года произошло убийство императора Александра Второго. Репин в это время был в Петербурге. Его потрясли эти события. А потом, через несколько месяцев произошла кровавая расправа с заговорщиками. С убийцами императора. И Репин, вспоминая об этом времени, говорил, что через этот 81 год словно какая-то кровавая полоса прошла через историю России. Вот к ней хотелось подойти, к событиям. Но страшно было, несдобровать. И поэтому, как он говорил, естественно было искать выход накопившимся впечатлениям, переживаниям и страстям в событиях далекого прошлого. И эти события в его воображении вызвали образ царя Ивана Васильевича Грозного.

К. БАСИЛАШВИЛИ — В каком году он приступил к картине?

Г. ЧУРАК — Можно считать, что он приступил к картине в 1882 году.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Фактически после событий.

Г. ЧУРАК — Вскоре. Здесь можно еще сказать, что Репин оказался в Петербурге во время трагического события, убийства императора. Потом он специально ездил на казнь первомартовцев. И присутствовал там. Художнику важны были эти впечатления. Когда у вас будет разговор о Сурикове, вы тоже не удивляйтесь, тоже будете слушать о том, какие впечатления накладывались у Сурикова, из каких впечатлений рождались его картины. На чем они сходили эти его исторические суриковские трагедии.

К. БАСИЛАШВИЛИ — То есть он смотрел за процессом.

Г. ЧУРАК — Он видел, он вспоминал потом какие-то детали того, как он видел дощечки на груди казнимых людей, в какие одежды они были одеты. Я все это говорю к тому, что из многих составляющих возникает образ картины, замысел картины. Как он в данном случае возник у Репина. И впечатление современной жизни, и какие-то литературные впечатления, и впечатления исторические. Репин пользовался очень многими историческими источниками. Мы не знаем точно, какими. Но, готовясь к сегодняшнему эфиру, я открыла томик Карамзина. И с удовольствием прочла и сейчас вам прочту, вот, собственно говоря, что писал Карамзин в своей «Истории государства российского» об этом событии. «Во время переговоров о мире с Ливонией, страдая за Россию, царевич Иван исполнился ревности благородной. Пришел к отцу и требовал, чтобы он послал его с войском изгнать неприятеля. Освободить Псков, восстановить честь России. Иоанн в великом гневе закричал: мятежник, ты вместе с боярами хочешь свергнуть меня с престола. И поднял руку. Царь нанес ему несколько ран острым жезлом своим и сильно ударил им царевича в голову. Несчастный упал, обливаясь кровью. Тут исчезла ярость Иоанна. Побледнев от ужаса, в трепете, в исступлении он воскликнул: «Я убил сына!» И кинулся обнимать, целовать его, удерживал кровь, текущую из глубокой язвы, плакал, рыдал, звал лекарей, молил Бога о милосердии, сына о прощении. Царевич лобызал руки отца, нежно изъявлял ему любовь и сострадание. Убеждал его не предаваться отчаянию, сказал, что умирает верным сыном и подданным. Жил 4 дни и скончался 19 ноября в Александровской слободе». Вот вам история абсолютно…

К. БАСИЛАШВИЛИ — Практически описание картины.

Г. ЧУРАК — Почти. Я не могу точно утверждать, что Репин следовал этому описанию. Но это удивительно похоже.

К. БАСИЛАШВИЛИ — А давайте приблизимся к этой картине. А что не вошло, мы сейчас описали сюжет, он зажимает рану.

О. БЫЧКОВА – Царевич с этой раной, кровь, которая так ярко видна на картине, что ужаснее, этот убитый уже практически царевич, или это страшное совершенно безумное лицо Иоанна Грозного.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Если процитировать Крамского, изображен просто не то зверь, не то идиот. Который воет от ужаса, что убил нечаянно своего собственного друга, любимого человека, сына. А сын симпатичнейший молодой человек истекает кровью и беспомощно гаснет.

Г. ЧУРАК — Но дальше в этом письме Крамского, оно было обращено к Суворину, издателю, очень известному человеку. Дальше Крамской в письме писал, что, на мой взгляд, если человек хоть раз увидел такую картину, то он навсегда должен быть застрахован от зверя, который сидит в нем. И не должен больше поднять руки на другого человека. Вот смысл, который вкладывал и сам Репин в картину. Не только сам факт трагический, исторический. Но и тот подтекст что ли, та моральная сторона, нравственная сторона, которую вкладывал Репин в эту картину.

О. БЫЧКОВА – Это было идеалистическое суждение может быть.

Г. ЧУРАК — Возможно, но в искусстве всегда присутствует и должно присутствовать это высокое идеалистическое суждение. Без этого искусства не может быть.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Где происходит действие картины?

Г. ЧУРАК — Карамзин нам говорит о том, что это происходит в Александровской слободе. Может быть, и Репин изображает Александровскую слободу, а может быть имеется в виду какой-то один из московских теремов. Это неважно для художника. Абсолютно конкретизировать место действия. Ему важно создать атмосферу, передать состояние трагедии, которая разыгрывается на глазах зрителя. И сам Репин сопереживал эту трагедию. Он рассказывал, говорил не раз о том, как трудно чисто психологически шла эта картина. Как трудно писалась она. Какие переживания он сам испытывал, работая с этой картиной. «Временами мне становилось страшно, я задергивал картину, отворачивался от нее, но на следующий день что-то снова звало меня к этой картине. Я снова подходил к холсту и снова начинал над ней работать».

К. БАСИЛАШВИЛИ — А чисто живописные вещи. Розовый цвет, зеленый.

О. БЫЧКОВА – А я хотела вот о чем вспомнить. Мне всегда казался таким странным контраст между ужасными лицами, убийцей и убитым, кошмарными выпученными глазами, кровища. А с другой стороны там такие милые красивые живописные приятные детали. Там какие-то расшитые туфли, там какие-то детали мебели. Очень такое декоративное.

Г. ЧУРАК — Это декоративным все-таки не назовешь. Репин, работая над этой в частности картиной, как впрочем, и над любой другой исторической или не исторической, он всегда очень чутко относился к деталям. И, работая над этой картиной, он делал множество подготовительных этюдов к ней. Он делал этюды и в московских теремах, и в историческом музее, который к этому времени уже был открыт. И в так называемом доме Романовых часть исторического музея. У него масса таких этюдов. Часть есть в Третьяковской галерее. Отдельно сапожки Царевича, отдельно кубки, все это было важно для художника. И еще такая деталь, что, готовясь к написанию картины, уже начиная работать, Репин купил ткани, близкие тем, которые нужны ему были для этой картины. И по его рисунками были сшиты одежды царевича. А сафьяновые сапожки Репин писал сам, и натурщик позировал ему в той позе и той одежде, которая была пошита для царевича. Так же как за несколько лет до того он работал с царевной Софьей. Для нее тоже был сконструирована им одежда. И пошита домашней портнихой и домашними. Это уже немножко отвлечение. Я говорю это к тому, как важно для художника внимание к этим деталям. Которые создают атмосферу самой картины.

О. БЫЧКОВА – А дальше мы ждем от нашей гостьи продолжения истории, потому что с этой картиной связана не только живописная история.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Вершина творчества.

Г. ЧУРАК — Была еще череда загадочных и трагических событий, связанных именно с появлением этой картины.

К. БАСИЛАШВИЛИ — И они до сих пор тянутся, кстати.

О. БЫЧКОВА – Мы продолжаем нашу программу с зав. отделом Третьяковской галереи Галиной Чурак.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Отделом каким.

О. БЫЧКОВА – Отделом живописи второй половины 19, начала 20 века. Ровно тогда вся лучшая русская живопись почти… Я же так специально говорю. Потому что ровно к этому периоду относится и та картина, которую мы обсуждаем сегодня. Прежде чем мы перейдем дальше к этой на самом деле фантастической истории, потрясающе загадочной и очень трагической, ответы и вопросы. Скажи, какой ты задавала вопрос. А я скажу, какие были неправильные ответы.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Вопрос звучал так: кто из русских художников помимо Репина написал картину на очень близкий сюжет с теми же участниками – Грозным и его сыном.

О. БЫЧКОВА – С одним Грозным тут же например, Сергей из Коломны вспомнил Васнецова. «Царь Иван Васильевич Грозный». Конечно. И еще вспомнили художника Андросова и Николая Ге. «Петр Первый допрашивает царевича Алексея». Как написала Тамара. Вот это неправильный ответ.

К. БАСИЛАШВИЛИ — А правильно вот что. Это художник Вячеслав Шварц «Иоанн Грозный у тела убитого им сына».

Г. ЧУРАК — Следующий этап.

К. БАСИЛАШВИЛИ — И совершенно другое решение, а художник раньше жил?

Г. ЧУРАК — Эта картина написана в 1864 году. А Репин написал в 85-м году.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Совсем другое время.

О. БЫЧКОВА – И картина другая. И не производит она, надо признаться, такого впечатления. Такого удара по эмоциям она не наносит.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Так что же произошло 16 января 1913 года.

Г. ЧУРАК — Сейчас немножко неожиданно этот вопрос, я понимаю, как вы к нему стремились и как вы к нему шли. Хотя у меня много было бы еще разговоров о самой картине.

О. БЫЧКОВА – К картине вернемся.

Г. ЧУРАК — Да, избежать, конечно, этого разговора драматического невозможно, и я готовилась к тому, чтобы ответить на этот вопрос. 16 января 1913 года как писали московские газеты, житель Замоскворечья, домовладелец Балашов Иван, он был иконописцем, старообрядец, из старообрядцев точнее. Он бросился на картину с ножом, и нанес картине три очень серьезных и тяжелых раны. Они шли по лицу Грозного, между лицом Грозного и сына, и по лицу сына Ивана. То есть самое центральное, самое важное в живописном отношении место картины было жестоко поранено. Еще от того, что на это место приходится как раз перекладина подрамника с обратной стороны картины и был поранен и подрамник. Были настолько сильны удары, что этот центральный удар, который шел как раз по краю носа царевича Ивана, он особенно тяжелым оказался. Такая рваная рана. Репин жил в это время в пенатах под Петербургом, он узнал об этом событии из вечерних газет. И Чуковский в своих дневниках и потом воспоминаниях о Репине рассказывает о том, как Репин пришел к нему, Чуковский уже знал о том, что произошло, Репин пришел к нему спокойный внешне, очень собранный, и его волнение выдавали только дрожащие руки уже немолодого художника. И немолодого человека. И Репин сказал, что он сейчас уезжает в Москву. Он тут же вечерним поездом уехал в Москву. В это время во главе Третьяковской галереи стоял Игорь Эммануилович Грабарь. И сам художник и историк искусства. И еще можно сказать основатель, можно определить его реставрационной школы русской, потом советской. Это конечно было страшное потрясение, которое произошло, для всех это было потрясением. И все понимали, и Грабарь в первую очередь понимал, что картину нужно сразу спасать. Нельзя никакого промедления. Еще до того как появился утром Репин перед картиной, накануне вечером Грабарь вместе с двумя реставраторами из Эрмитажа провели техническую реставрацию. То есть были соединены края этих порезов, был подведен грунт, а живописная часть ее нужно было делать. Грабарь вспоминает, что он на следующий день должен, было кажется воскресенье, он отлучился из галереи. И не видел того, как Репин пришел и как сам начал исправлять поврежденное место. Репин записал это место и, не дожидаясь даже встречи с Грабарем, в тот же день уехал в Петербург. Когда Грабарь увидел записанное место, сам Грабарь пишет о том, что он пришел просто с содроганием. Потому что то, как записал Репин это место, это нельзя было оставить. Картина была написана в 1885 году. Закончена. Событие, о котором мы сейчас говорим, произошло в 1913 году. Сильно изменилась красочная гамма в живописи Репина. Он записал ее какими-то, как пишет Грабарь лиловатыми красками. Которые сильно отличались от  всей живописи картины.

О. БЫЧКОВА – Почему так получилось?

Г. ЧУРАК — Потому что меняется глаз художника, его живописный срез, даже краски, которыми он работает.

К. БАСИЛАШВИЛИ — У него лиловый период был, говорили.

Г. ЧУРАК — Совсем уж лиловый так нельзя сказать. Но действительно гамма его красочная в эти десятые 1910, а позже 20-е годы очень сильно изменилась.

К. БАСИЛАШВИЛИ — И кровь он написал.

Г. ЧУРАК — Самое главное он записал действительно самое ответственное место в картине, лица отца и сына. И Грабарь, не дожидаясь того момента, когда краски высохнут, он снял осторожно эти свежие краски…

К. БАСИЛАШВИЛИ — То есть как снял?

Г. ЧУРАК — Вот так снял, это можно сделать. Просто стер. Я техническую сторону не буду рассказывать.

К. БАСИЛАШВИЛИ — За одну ночь.

Г. ЧУРАК — Может быть это за несколько часов. И он заново реставрировал картину, были очень хорошие фотографии, они увеличенные в размер картины. И Грабарь подчеркивает, что таким самым ответственным местом было лицо царевича, которое написано Репиным с особой трогательностью и трепетностью этого образа. С какой-то особой нежностью. И в этой записи Репина все словно потерялось, и благодаря этим сохранившимся фотографиям Грабарю удалось восстановить эту картину. И Грабарь поэтому пишет, что позже я и сам не находил этого места, которое я записал.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Но что такое с картиной произошло, такая жуткая история, тоже неслучайно. И сейчас сотрудник Третьяковской галереи хранитель, в том числе и  репинских картин Любовь Захаренко напомнит нам о том трудном пути, который картина Репина проделала в Третьяковскую галерею.



Л. ЗАХАРЕНКО – Третьяков с картиной Репина «Иван Грозный и сын его Иван» познакомился еще в мастерской Репина. И сразу же твердо решил ее приобрести для галереи. Картина экспонировалась на выставке в Петербурге. И надо сказать, что с первого же дня вокруг нее стала нагнетаться атмосфера. Одни говорили, как можно это выставлять, другие — как позволяют, ведь это цареубийство. И вообще стали поговаривать о том, что картину, скорее всего, запретят. Тем не менее, выставка в Петербурге прошла достаточно благополучно, а когда же открылась в Москве, картину действительно велено было снять. По высочайшему повелению ее не только  сняли с выставки, но даже запретили распространять публике каким бы то ни было способом. Третьяков понимал, что картину, скорее всего, нельзя будет выставить и в его галерее. И он писал Репину: я не рассчитывал выставлять ее в галерее, пока не разъяснится гонение. Но на другой день по получению ее с меня взяли подписку в том, что ее не выставлю. И он решил ее спрятать, сказал, что на лето, когда его семья уедет на дачу, ему придется поставить ее на мольберт в одной из жилых комнат. Но все-таки через три месяца, главным образом благодаря заступничеству художника Боголюбова перед императором, запрет с картины был снят. И Третьяков получил уведомление от московского генерал-губернатора о разрешении выставлять картину в его частной галерее.



К. БАСИЛАШВИЛИ — Почему запретили? Я до сих пор этого не могу понять.

Г. ЧУРАК — Потому что ее воспринимали как такое негативное отношение художника вообще к царской фамилии. Вообще к царскому роду. Просто к имени царя. И именно поэтому картина подвергалась такому политическому можно сказать запрету.

О. БЫЧКОВА – То есть был мотив политический, а не скажем, какой-то эмоциональный… Я хотела сказать, что ее восприняли как чернуху, но тут все-таки политика примешалась.

Г. ЧУРАК — Я вам прочту слова Победоносцева, обер-прокурора святейшего синода. Собственно говоря, по его уведомлению или как, в общем, писали по его доносу и было обращено особое такое внимание на эту картину.

К. БАСИЛАШВИЛИ — А он что любитель живописи был, посещал галереи?

Г. ЧУРАК — На открытии передвижных выставок бывало всегда очень большое количество самого разного народа.

О. БЫЧКОВА – У него работа была такая.

Г. ЧУРАК — Несомненно.

О. БЫЧКОВА – Наблюдать за духовным состоянием людей.

Г. ЧУРАК — И обязательно был день, когда посещала выставку царская семья или сам император. Это было очень важным событием в жизни товарищества передвижных художественных выставок. Так вот Победоносцев писал Александру Третьему: «Сегодня я видел картину и не мог смотреть на нее без отвращения. Удивительное ныне художество. Без малейших идеалов. Только с чувством голого реализма и с тенденцией критики и обличения». Вот ее и воспринимали как критику и обличение. Действительно история перекликается, через много десятилетий и столетий друг с другом. И какие-то аналоги мы можем бесконечно находить.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Но простите, было столько и восторженных откликов.

Г. ЧУРАК — Несомненно. Один из очень серьезных откликов, мы с вами говорили, вспоминали Крамского. Я могу еще раз вспомнить Крамского и сказать, что Крамской высоко очень ценил эту картину, а Крамской не только сам художник, но и очень тонкий и очень умный художественный критик. Быть может самый умный и самый тонкий из современных ему художественных критиков. Стасов многошумный критик, а Крамской один из самых серьезных и тонких критиков. И Крамской, мы уже вспоминали его слова, в частности о живописи картины Репина Крамской писал, что «вот живопись картины, фон в картине «Иван Грозный» оркестр многошумный». Он очень точно определил в том же письме к Суворину самый смысл картины. Нечаянность этого убийства, раскаяние Грозного в том, что он, неведомо сам как содеял. И очень важное восприятие этой картины и высказывание о ней было у Льва Николаевича Толстого, который уже в Москве, не в Петербурге, а в Москве посетил выставку и тут же на следующий день написал Репину короткое письмо. Слова очень короткие. Он писал о том, как он воспринял эту картину. И он писал: «Хорошо, очень хорошо, и хотел художник сказать значительное и сказал вполне и ясно. И, кроме того, так мастерски, что не видать мастерства». То есть для нас все-таки важнее эти отзывы и это восприятие. Потому что эти люди с их отношением к художеству, к искусству, к нравственности, для нас их вес, их слово гораздо весомее и гораздо значительнее, чем то дамы восприятие, дамское восприятие картины, которые падали перед картиной в обморок.

К. БАСИЛАШВИЛИ — С криками: слишком много крови.

Г. ЧУРАК — Такое тоже конечно было.

О. БЫЧКОВА – Имеет право на существование.

Г. ЧУРАК — Да. Имеет полное право на существование. Тем более что тогда не было кровавых таких историй по телевидению, как сейчас, к которым мы привыкли. Тогда не было таких кровавых событий, которые происходят на наших глазах каждый день. И это событие, о котором рассказывает, оно производило особенно сильное эмоциональное воздействие.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Конечно два этих героя единственных и центральных Иван Грозный и царевич, они поражают как-то нас и заставляют и сопереживать, и мне безумно жалко Грозного. Не знаю, как тебе, Оля.

О. БЫЧКОВА – Да, конечно.

Г. ЧУРАК — Но более жалко, наверное, сына, который так безвинно оказался уничтоженным.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Где он находил этих прототипов своих?

О. БЫЧКОВА – Это одна из очень интересных историй.

Г. ЧУРАК — Вы знаете, мы сейчас вернемся к тому, кто позировал ему для картины. Кто был прототипом. Но я бы хотела вот на что еще обратить внимание. Насколько Репин вообще мощный художник, мы может быть, не всегда над этим задумываемся. Я сейчас и вам и слушателям уважаемым хочу напомнить, что на выставке передвижников в 1883 году появилась картина огромная и серьезная картина Репина «Крестный ход в Курской губернии». На следующий год в 1884 году появилась картина «Не ждали». Тоже на передвижной. И в 1885 году появился «Иван Грозный».

К. БАСИЛАШВИЛИ — Как успевал.

Г. ЧУРАК — Как можно было, какие мощные работы все. Сколько они требовали просто и физических и эмоциональных сил. И каких-то нравственных затрат энергии. И неслучайно современники писали, что это было такое время в искусстве у людей, которые интересовались искусством, была такая пора в искусстве, когда картин Репина ждали на передвижных. И когда шли на передвижную с тем, чтобы увидеть, что же Репин выставит еще. И потом вспоминали о различных событиях художественных не о том, в каком году точно происходило, а это было в год, когда появилось «Не ждали», это было в год, когда появился «Грозный». И так далее. А ведь нужно еще представлять себе, что параллельно и одновременно с этими картинами работал художник и над другими картинами. Такие картины не пишутся в один год, и одновременно в его мастерской стоял, он заканчивал в 1883 году, в 82-м году и 81-м активно работал над «Крестным ходом», в 82-м году он уже начал работать над «Не ждали» осенью. И в это же время начинает работать над «Иваном Грозным». Он еще не закончил «Ивана Грозного», а от царского двора ему поступает очень большой официальный такой правительственный заказ. От которого он не мог отказаться и он ему оказался интересен в какой-то мере. Это огромная по размеру картина «Прием волостных старшин Александром Третьим во дворе Петровского дворца».

К. БАСИЛАШВИЛИ — Галина Сергеевна, к сожалению, у нас совсем мало времени. А очень бы хотелось о поиске прототипов.

Г. ЧУРАК — Хорошо. Царя Грозного, ведь портретов Грозного портретов в нашем понимании не сохранилось. Такое изображение, которое считается наиболее близким, оно находится в одном из стокгольмских музеев. В виде парсуны. Видел ли его Репин, я думаю, что вряд ли. И до Репина тоже обращались к облику Грозного. Как-то создался некий образ Грозного, каким он может быть.

О. БЫЧКОВА – Каким мы его сейчас представляем.

Г. ЧУРАК — По тому, как его представило художество в таком широком смысле, мы себе и представляем. И для Грозного, ему позировало несколько разных людей. Один это художник Мясоедов. У Репина был портрет Мясоедова. Он находится в Третьяковской галерее. И написан еще этюд непосредственно с Мясоедова. И Репин пишет, что Мясоедов позировал ему с выражением экспрессии на лице.

О. БЫЧКОВА – Он старался.

Г. ЧУРАК — Видимо, да.

О. БЫЧКОВА – Играть роль.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Неприятный человек был?

Г. ЧУРАК — В нем были какие-то такие черточки. Мы сейчас не будем отвлекаться.

О. БЫЧКОВА – Царевич конечно.

Г. ЧУРАК — Для Грозного еще, ему позировал еще неизвестный нам мужчина, просто безымянный. Этот этюд тоже у нас в Третьяковской галерее. Для головы Грозного. Известна фотография, мы не знаем, где находится тоже этюд, просто с  рабочего с литовского рынка, которого Репин встретил. Чистяков приглашал Репина в Петергоф, потому что там он видел местного жителя, который похож, ему казался по характеру, так что вот такие этюды. А для царевича тоже разные люди позировали. Да, для Грозного позировал еще композитор Бларамберг. Его портрет тоже есть в картине. Это не этюд непосредственно, но какие-то элементы его облика тоже использованы во внешности Грозного. А для царевича Ивана позировал Гаршин, он не однажды Репин использовал его внешность. Позировал художник Менк. И, пожалуй, внешность Менка какие-то его черты они наиболее близки чертам царевича Ивана.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Обращение к Гаршину ведь неслучайно. Такой человек с трагической судьбой, такой мягкий. И как-то… Надлом.

Г. ЧУРАК — Было что-то такое, что самого Репина привлекало по связи с тем образом царевича, который в его художника воображении возник.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Всепрощение.

Г. ЧУРАК — Да, мягкость, это лобызание с отцом, как мы с вами говорили предсмертное. И в Гаршине эта мягкость его характера, его натуры, какая-то девическая застенчивость, как писал Репин, которая присутствовала в Гаршине. У Репина есть совершенно замечательные и трогательные воспоминания о Гаршине. И Репин еще говорил, что в Гаршине как бы угадывался в его облике, внешности трагизм его кончины. Это произойдет через несколько лет после того, как будет написана…

К. БАСИЛАШВИЛИ — Предсказание тоже.

Г. ЧУРАК — Предсказание, нет ли, может быть, потом уже Репин в своих воспоминаниях наложил эти впечатления.

О. БЫЧКОВА – Но, тем не менее, такой трагический ореол вокруг этой картины конечно.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Великая картина, о ней можно бесконечно говорить.

О. БЫЧКОВА – Да, ну что же, бесконечно можно, но бесконечно нельзя, к сожалению, потому что наше время увы, истекло. Спасибо большое Галине Чурак, заведующей отделом живописи второй половины 19, начала 20 века Третьяковской галереи.

К. БАСИЛАШВИЛИ — А мы еще должны долг вернуть.

О. БЫЧКОВА – Конечно.

К. БАСИЛАШВИЛИ — Победители. Переписку, которая редактировала, в том числе и наша гостья Галина Чурак, Ильи Репина и Корнея Чуковского, получает Татьяна, 150 телефон начинается и Инна – 916-538, также еще победители у нас Борис – 104, Александр – 719, Наталья – 915-313 и Ирина 916-570.

О. БЫЧКОВА – Это победители нашего сегодняшнего розыгрыша. На этом программа «Собрание Третьяковки» заканчивается. Остается еще один важный пункт. Наши анонсы, что ждать в Третьяковке, в других музеях и парках Москвы. Спасибо вам.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире