'Вопросы к интервью
18 октября 2008
Z Город Все выпуски

Почему закрывают детские культурные учреждения в Москве


Время выхода в эфир: 18 октября 2008, 16:08



С. БУНТМАН – У нас в гостях Анатолий Карпов. Здравствуйте.

А. КАРПОВ — Здравствуйте.

С. БУНТМАН – Член Общественной палаты и естественно 21-й чемпион мира по шахматам. Мы сегодня будем говорить о детских культурных учреждениях в Москве. Насколько я понимаю из ваших слов, они катастрофически исчезают.

А. КАРПОВ — Поразительно совершенно. Я сам присутствовал в Париже на презентации программы Москвы в ЮНЕСКО. Этот год объявлен годом семьи и ребенка. И я видел, с каким пафосом эта программа представлялась. Какие сказки нам пели и сладкие песни. А на самом деле только по моей информации с 1 января этого года до сегодняшнего дня уничтожено 15 центров детского творчества. Причем многолетних. Ряд больше 20 лет работают, с огромным количеством наград и премий. Начиная от Лужкова и кончая префектами и творческими союзами.

С. БУНТМАН – Им на замену приходят 2-3 новых может быть?

А. КАРПОВ — Да о чем вы говорите. Кстати, очень свежий факт. Три дня назад мы провели пресс-конференцию по этим событиям. И пытались упредить, может быть, развитие событий и предупредить руководителей. Но вчера вечером был разгромлен очередной центр. «Семицветик» в управе Арбат. Возглавляет ее господин Колобов. Причем он за последнее время уничтожил два детских центра. Центры потрясающие, фантастические. Есть люди, которые богом даны для работы с детьми. Центр, который разгромили вчера, возглавляет Троицкая, народный художник Советского Союза и России, Вера Александровна. Она инвалид, с палочкой. Ее довели до инфаркта. На пресс-конференции она еще нам выставила какую-то мини-выставку. Потому что основное уничтожили. А вчера уничтожили остатки. Включая и печи обжига. Потому что у нее дети работают по керамике. И до часа ночи с большим надрывом пытались вызвать органы милиции и зафиксировать эти факты вандализма. Которые позволяют себе руководители управ Москвы.

С. БУНТМАН – Какие юридические основания, административные, когда упраздняется или выгоняется центр?

А. КАРПОВ — Вообще бред, скажем, Южное Медведково. Прекрасный детский центр творческий «Импульс». Работает больше 10 лет. Принято решение разорвать с ними арендные договора. Для того чтобы на месте этого центра создать какой-то мифический центр «Олимп». Но тот-то работает, вот у нас сотни писем от родителей. Работает центр, дети там уже нашли своих преподавателей. А здесь какой-то мифический центр «Олимп». Во-первых, мы понимаем, что такое суды, тем более московские. Это раз. Второе, суды рассматривают число фактическую сторону. Если в какой-то момент представители администрации или управы в арендный договор какую-то закорючку поставили или не поставили. И из-за этого суд может расторгнуть арендные отношения. Но вопрос в сути. Нужен этот центр или нет. Это суд не решает. А идет управа, Мосимущество, сейчас просто отличается управа Арбат. Конечно, в центре золотые помещения и им хочется иметь свой доход.

С. БУНТМАН – Там некий новый центр взамен старого. То есть с формальной точки зрения не происходит перепрофилирования. Официально.

А. КАРПОВ — Ну конечно, официально.

С. БУНТМАН – С неофициальной точки зрения работающий центр меняется на с непонятными перспективами. А в других случаях происходит перепрофилирование?

А. КАРПОВ — Не происходит. И почти всегда это фиктивное. А потом есть две стороны процесса. Одна – юридическая сторона. При решении судов, но вообще находящуюся на месте организацию по российскому закону могут выселять только по решению суда и только в присутствии судебного пристава. Во всех 15 случаях в Москве судебные приставы отсутствовали. В каких-то случаях судебное решение было, но не было судебных приставов. А дальше речь идет об имуществе. И скажем, сегодня ночью уничтожили печи обжига. Это имущество детской организации. И никто не давал права начальнику управы этому горе-руководителю Колобову и его приспешникам уничтожать имущество центра. Ну, даже если у вас есть судебное решение, вы можете только его увезти. Или скажем, нашумевшая история с детским хореографическим центром «Чародеи». Это, по-моему, Восточный округ. Тоже многолетний центр с грамотами, там больше 800 метров. Не было никакого решения судебного. Выселили, увезли больше 200 костюмов. Причем ребята выступали и на международных конкурсах. Куда все делось, неизвестно. Потому что не было судебных приставов.

С. БУНТМАН – А кто физически берет костюмы или печку…

А. КАРПОВ — Вот Южное Медведково могу сказать. Поскольку мы практически были очевидцами. Глава управы Володина, вообще я не понимаю, как Ирина Яковлевна Рабер, замечательный человек, которая возглавляла благотворительный совет Москвы. С которой мы замечательную программу сделали благотворительную по образованию детей в Восточном округе. У меня там 10 базовых школ шахматных. Мы ее продолжаем. Как под ее началом может работать такой глава управа как Володина. Которая пришла, притащила с собой сотрудников милиции и без всяких судебных решений просто закрыла центр, куда-то увезла имущество детского творческого центра «Импульс». Это вообще уму непостижимо, что они творят. Они просто объявили войну детям Москвы. И. конечно, москвичи должны ответить таким горе-руководителям.

С. БУНТМАН – А как москвичи могут ответить? Это или организации, которые как-то составляются или же это стихийные выступления. Но у нас фактически бездействующее самоуправление.

А. КАРПОВ — А его нет. Депутаты Мосгордумы вообще прав не имеют. А даже если имеют, они связаны какими-то обязательствами. Они не выступают.

С. БУНТМАН – Некоторые депутаты Мосгордумы приезжают, принимают большое участие в защите прав москвичей, но их всего 35 человек. Я имею в виду более мелкое самоуправление. Этого у нас нет.

А. КАРПОВ — Что касается детских центров, я считаю, если Юрий Михайлович слушает или если ему передадут, я предлагаю, во-первых, объявить мораторий на закрытие детских центров. Это просто необходимо сделать. Иначе мы вообще лишимся их. Второе – давайте создадим общественный комитет, и не посылайте туда всякие комиссии административные, потому что мы понимаем, как они работают. Они все связаны. Комитет не должен быть большим. Общественный комитет. Но людей уважаемых, неподкупных…

С. БУНТМАН – По всей Москве.

А. КАРПОВ — Да. Я работы не ищу, у меня, ее много. Но я готов войти туда. И возглавить могу, могу и просто членом комиссии быть. Дайте поручение, мы проведем общественную экспертизу. Если хотите, мы можем провести экспертизу официальную. Потому что я был инициатором создания центра независимых судебных экспертиз. Если нам дадут поручение, мы проведем с этим центром, экспертами деятельность глав управ по закрытию детских творческих центров. И мы доложим на правительстве Москвы, что творится. Мы остановим этот процесс, это безобразие.

С. БУНТМАН – Почему вы не подаете в суд, — спрашивают.

А. КАРПОВ — Я думаю, что по вчерашнему прецеденту мы до суда доведем. Но это достаточно сложное дело. Во-первых, органы прокуратуры по каким-то причинам отказывают в возбуждении уголовных дел. Хотя ясно налицо факты бандитского разграбления детских центров. Его имущества. Вопрос помещения — одно, а имущества – другое. Прокуратуры в стороне стоят. Они не хотят связываться. Они говорят: может быть, детские центры не имеют права на аренду. Но никто не давал права грабить центры. Вы же наведите порядок. Органы прокуратуры Москвы отказываются возбуждать уголовные дела по разграблению имущества детских центров.

С. БУНТМАН – Скажите, пожалуйста, сколько нового было сделано за это время. Я спросил, чтобы понять, почему при объявленном годе семьи, ребенка, при понятном декларируемом постоянно стремлении занять детей, дать им досуг нормальный, что для этого делается.

А. КАРПОВ — Я не хочу сказать, что вообще ничего не делается. Потому что возобновлен благотворительный центр, благотворительный комитет города Москвы. Он долгое время бездействовал, сейчас его деятельность возобновили. Я кстати являюсь зам. председателя благотворительного совета Москвы. И у нас есть определенные фонды, программы, по которым мы финансируем, в том числе и развитие детского творчества. Но это мало. И надо всем работать. Сейчас создали вновь московский общественный совет, в котором есть комиссия. Кстати, мы от комиссии по вопросам семьи и детства написали письмо в Восточную префектуру по поводу безобразия в Медведково. Но, к сожалению, месяц прошел, мы ответа не получили.

С. БУНТМАН – Северо-Восточной префектуры.

А. КАРПОВ — Да. Рабер мы написали. Вообще реакции никакой нет. И прав у нас нет. Что такое общественный совет Москвы. Мы чисто консультативный орган. Мы можем посмотреть, рекомендовать, участвовать в обсуждении. Но у нас нет никаких прав.

С. БУНТМАН – Школа искусства «Аккорд» в Ясенево, школе 25 лет, назначили нового директора. Учителя уходят. Нас закроют? Это другая ситуация.

А. КАРПОВ — Это немножко другая. Это вопрос кадровой политики.

С. БУНТМАН – Вопрос такой: разве детские центры не государственные учреждения?

А. КАРПОВ — Видимо, по-разному. Это особая часть. Я не могу сказать, что я в курсе всех организационных проблем детских центров. Часть и государственные учреждения. И это тем более смешно и ужасно, что…понимаете, у меня такое ощущение, что главы управ многие, а мы на пресс-конференции создали общественную организацию по спасению детских учреждений Москвы, и мы договорились, что мы будем публиковать черный список руководителей московских. Я не думаю, что мы воздействуем на их совесть, потому что совести у таких как Володина, Чеблаков, Колобов просто нет. Они ее видимо, проели где-то. Но, по крайней мере, люди чтобы знали. А там, где нам удастся довести до возбуждения уголовных дел, я думаю, это послужит причиной, чтобы, во-первых, от этих людей избавиться. Чтобы они никогда на госслужбе больше не появлялись.

С. БУНТМАН – Если все будет доказано, все абсолютно ясно. Здесь для того, чтобы общественная организация могла работать и контролировать отношения властей с детскими учреждениям, нужен абсолютно четкий реестр того, что у нас существует. Как работают детские художественные школы, разные, потому что это для того чтобы было все ясно и самим. Чтобы нельзя было сказать: а вот они работают не по профилю и сдают свою комнату два на два метра…

А. КАРПОВ — Так давайте создадим такую общественную комиссию. Я с этой работой знаком. Во-первых, по фонду мира. Во-вторых, я посол детского фонда ООН ЮНИСЕФ. У меня огромная империя шахматных детских школ в мире. Я недавно открыл школу в Польше первую свою. У России у меня больше 22 областей и республик, в которых действуют мои школы. То есть я знаком с этой работой. И еще масса людей, которые этим занимаются. Давайте этих людей мы привлечем. И мы будем объективными экспертами. Мы встретимся с детьми. Потом по руководителям и преподавателям видно. Способен он работать с детьми или так профанация.

С. БУНТМАН – Как вы считаете, не стоит ли детским школам художественным, шахматным, развивающим, есть не коммерческие курсы языков, танцев, не объединиться ли им в некое подобие профсоюза. И методически можно с одной стороны обмениваться опытом. А с другой стороны это и фактор защиты.

А. КАРПОВ — Наконец-то мы решили проблему и создана Общественная палата России. Создан Общественный совет города Москвы. Я считаю, что одной из главных задач этих организаций должна быть защита интересов общественных организаций. Но возьмите проблемы Дома актера в Москве. Или Дома скульптора. Они бьются в одиночку. А почему? Где общественный совет Москвы. А где Общественная палата России?

С. БУНТМАН – Или сейчас происходит очень странная история перераспределения художественных мастерских. Здесь на Башиловке там целый знаменитый квартал мастерских. Там происходит такой передел.

А. КАРПОВ — А студии художников, художники лишаются студий. Скульпторы, художники.

С. БУНТМАН – С одной стороны там существуют творческие союзы. Но и сами союз очень часто занимаются этими вещами. Здесь какая-то ситуация очень такая, если вернуться к детям, здесь конечно, еще родители детей. Они должны принимать участие.

А. КАРПОВ — Конечно.

С. БУНТМАН – Катерина из Екатеринбурга пишет, что мы, родители отстояли дворец пионеров.

А. КАРПОВ — У меня был случай, это правильно, это действенно кстати. У меня были гонения на мою Воронежскую школу, шахматный клуб. Управление Росимущества пыталось отобрать помещение. Шахматные клубы обычно в центре города. Так местные жители собрали 62 тысячи подписей в защиту школы и клуба и отстояли. Это было лет 10 назад. Конечно, это действенно. Но нужна организующая сила.

С. БУНТМАН – Давайте прямо сейчас послушаем телефонные звонки. Алло. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Я из Москвы. Елена. Я считаю, что надо сделать таким образом, чтобы все детские учреждения подчинялись какой-то федеральной структуре.

С. БУНТМАН – Вы думаете, от этого будет лучше?

СЛУШАТЕЛЬ — Я думаю, да. Тогда решатся вопросы все сами собой.

С. БУНТМАН – Переподчинить.

СЛУШАТЕЛЬ – Конечно. Не будет борьбы за землю.

А. КАРПОВ — Сложное предложение. Тем более что есть у нас местное самоуправление, закон, который принят думой. Тенденции в другую сторону идут.

С. БУНТМАН – И мне кажется, что особенно в хороших местах у федеральных служб могут быть совершенно свои интересы.

А. КАРПОВ — Я сегодня только приехал, у меня открылась сессия школы в Сергиевом Посаде. Там замечательный глава администрации. Урюпин Анатолий Александрович, который эту традицию заложил. И ребята, это маленький городок, они уже чемпионы Московской области по шахматам и сейчас съехались ребята из 11 областей России встретиться и поработать и провести какие-то встречи шахматные. И развивать свой талант. То есть, есть какие-то регионы, в которых руководители думают не только о том, как что-то получить в карман, я не знаю, чей карман. Но думают и о развитии.

С. БУНТМАН – Я занималась в центре «Импульс», который работал 23 года. То, что случилось ужасно, дошло до рукоприкладства со стороны госпожи Володиной. Наш педагог получил серьезную травму. Через суд добиться справедливости невозможно, — делает вывод слушатель. Только вы подписывайтесь, если не хотите, чтобы я читал вашу подпись, можете написать, чтобы я не читал. Закрыт старейший детский центр творчества на Большой Пироговке. И выглядело это как типичный рейдерский захват. Алло. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Маргарита Павловна, Москва. С удовольствием вас слушаю, и не могу понять одной вещи. Два умных мужчина, ну неужели вы действительно полагаете, что это инициатива каких-то Колобовых, Володиных. Неужели непонятно, что пойти Карпову с его именем нужно или к Юрию Михайловичу или к его супруге. А может быть даже и выше. Господи, Боже мой.

С. БУНТМАН – Что может быть выше.

СЛУШАТЕЛЬ – Совсем высоко.

С. БУНТМАН – Значит надо идти.

А. КАРПОВ — Надо идти.

С. БУНТМАН – Мы сейчас говорим как раз, с чем идти.

А. КАРПОВ — В Москве существует еще одна безответственная ситуация, когда детским центрам выдают никуда негодные помещения. Причем без каких-то обязательств со стороны московского правительства или управ выдают на краткосрочную аренду. Понятно, что детей в этих помещениях размещать невозможно. И родители своими силами или находят спонсоров каких-то, приводят помещение в порядок, а через год или два управа говорит: вы знаете, все было нормально, и вы были нужны, но сейчас вроде и потребность отпала. Мы прекращаем с вами арендные соглашения. Вы располагайтесь, где хотите. А эти помещения нам нужны для других целей.

С. БУНТМАН – Получается способ ремонта такого.

А. КАРПОВ — Ну да.

С. БУНТМАН – Спасибо, Алина. Это Алина, у которой подпись не прошла. В Екатеринбурге, — пишет Рената, — при всех муниципалитетах есть комитет по делам молодежи, которому принадлежат детские центры и клубы. Пока работают все. Оклад учителей как в школе. И отпуск 2 месяца.

А. КАРПОВ — Надо благодарить руководителей.

С. БУНТМАН – Это еще инициатива и твердость как те же самые екатеринбургские родители, которые отстояли дворец пионеров. Второе, если говорить об административных ответвлениях и учреждениях, Сергей из Саратова: давно существуют, но пока безуспешно попытки выделения из Минобразнауки дополнительного образования в самостоятельное ведомство. Плодить еще одно ведомство тоже, хотя может быть и надо.

А. КАРПОВ — Да нет, вообще мне кажется, что отсутствует время у людей посмотреть на решения проблем комплексно. Потому что скажем, дети, которые занимаются керамикой, лепят скульптуры верблюжонка, ослика, он не пойдет продавать наркотики, не пойдет грабить на улицы. Мы же тратим огромные средства для профилактики подростковой преступности. Но так давайте объединять эти центры. Это же самая лучшая профилактика. Причем не просто так, ведем какие-то беседы на тему, как правильно жить в Москве. А мы еще параллельно детей учим. Мы их занимаем. Об этом почему-то никто не думает. Мы же экономим на этом, то есть мы, затрачивая средства на это, мы будем экономить по другим статьям.

С. БУНТМАН – Конечно. Чем больше центров существует самых разных, очень много в Москве детей постоянно живущих, очень много детей не социализированных, тех, кто и временно работает. Вот из каких глубин начинается эта проблема. Их взаимоотношения между людьми, живущими постоянно в Москве. Не москвичами, иммигрантами, временными работниками. Здесь же много и открытых доступных учреждений. Где можно заниматься чем угодно, от спорта, боевых искусств, футбола, переходя через пограничную зону шахмат между спортом, искусством и другими занятиями умственными переходим и к искусству, и к танцам. К языкам.

А. КАРПОВ — Абсолютно. Кстати, я вспомнил, Илюмжинов начал всеобщее обучение шахматное в Калмыкии. Сейчас он утверждает, потому что никаких других более серьезных программ в области образования не было, которые изменили бы общее положение, что введение шахмат в школьную программу привело к тому, что детская преступность упала в республике на 60% с 1995 года. Это же потрясающие цифры совершенно.

С. БУНТМАН – Ну хоть на 30 бы.

А. КАРПОВ — Хоть на 10.

С. БУНТМАН – «Аккорд» — были угрозы закрытия, — Катя пишет. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Алена. Дело в том, что вы так защищаете этот клуб, но вы знали, что в «Импульсе» очень дорогие занятия. От 1000 до 3000 рублей. Например, когда я была поменьше, родители были не в состоянии заплатить за меня. А сейчас там другое точно такое же учреждение, в котором бесплатные занятия проходят.

А. КАРПОВ — Это где такое учреждение? Пока оно не создано.

СЛУШАТЕЛЬ – Я, например, уже в него записалась. Оно называется «Олимп» в том же здании.

С. БУНТМАН – Оно уже работает?

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

С. БУНТМАН – И проводит занятия?

СЛУШАТЕЛЬ — Безусловно.

А. КАРПОВ — Пока я знаю только, что идет дело в суде.

СЛУШАТЕЛЬ – Этого я не знаю. Я за что купила, за то и продаю.

С. БУНТМАН – И занятия платные, но стоят меньше.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, они вообще бесплатные. В «Импульсе» стоили денег.

А. КАРПОВ — А почему бы в прекрасно действующем «Импульсе», мы имеем информацию, что он действовал прекрасно, нельзя было дать такой же поддержки, чтобы занятия стали бесплатными.

СЛУШАТЕЛЬ – Честно говоря, я на это не могу ответить.

А. КАРПОВ — Вот вам вопрос встречный.

С. БУНТМАН – Спасибо за информацию. Значит бесплатные занятия. Посмотрим. Алло. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Алексей. Это здорово, что такую тему поднимаете. Это проблема. Но то, что творится, например, в Центральном округе города Москвы. Есть улица Делегатская, есть детский парк. И на территории парка был дом творчества. А сейчас открыли недавно ресторан. Прямо на территории детского парка.

С. БУНТМАН – А он продолжает быть детским парком?

СЛУШАТЕЛЬ – Да. Там единственный как на Делегатскую заезжаем, и с левой стороны детский парк. Вывеска: детский парк. Но самое интересное, на территории этого детского парка в бывшем доме творчества, где дети ранее занимались, открыт полный комплекс-ресторан.

А. КАРПОВ — Наверное, это детский ресторан.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет. И там дяди гуляют, там такая площадка сохранилась небольшая. Мамы с детьми и дяди такие важные, толстосумы ходят.

С. БУНТМАН – Значит, серьезный ресторан открыли.

СЛУШАТЕЛЬ – Очень серьезный ресторан в детском парке. Ну, это же додуматься нужно.

С. БУНТМАН – Алексей, сейчас нам скажут: хорошо, мы снимем вывеску. Детский парк.

СЛУШАТЕЛЬ – Я очень уважительно отношусь к правительству Москвы, к Лужкову, но кто-то работает против Юрия Михайловича. Против детей.

С. БУНТМАН – Понятно. Спасибо большое. Вообще существование детских парков. Может, там действительно осталась только вывеска.

А. КАРПОВ — По-моему, все меньше детских парков остается. Они застраиваются.

С. БУНТМАН – Другое дело с детскими площадками. И было некоторого рода обременение. Строительные большие фирмы обязаны были устроить в квартале, где они возводят здание.

А. КАРПОВ — Это в новостройках. А извините, детские спортивные площадки в центре Москвы практически исчезли. Это может быть отдельная тема.

С. БУНТМАН – Да. Я имею в виду детские игровые. Спортивных стало гораздо меньше. И об этом был у нас большой разговор в эфире и за эфиром с Фетисовым. Когда он говорил о проектах детских стадионов на 2-3 школы. И о невозможности заниматься в школах после уроков, об очень многих закрытых и залах и площадках. И сверхбезопасность, сверхзакрытость и простоем огромным спортивных сооружений. Уже существующих.

А. КАРПОВ — Возьмите, в центре Москвы внутри Садового кольца, сколько детских площадок игровых и сколько спортивных.

С. БУНТМАН – Детские игровые есть.

А. КАРПОВ — Можно найти с трудом.

С. БУНТМАН – Я могу сейчас указать просто, где они есть. Спортивная площадка, где можно поиграть типа мини-футбола в самом центре Москвы я знаю, где не скажу, чтобы ее не снесли.

А. КАРПОВ — Уж коли мы затронули эту тему, я первый раз был в Париже в 1970 году. Естественно, кто приезжает в Париж, едет к Эйфелевой башне. Так вот около нее два футбольных поля. Одно для профессиональных команд, там матчи не проводятся. Но тренировки можно проводить. И второе абсолютно любительское. И вообще ни одному мэру Москвы или главе управы или префектуры, как там называется, не пришло в голову эту любительскую закрыть. И построить там элитный дом с видом на Сену и Эйфелеву башню. Представляете, сколько там может стоить кв. метр.

С. БУНТМАН – Еще более экстремистский я бы привел. Где вообще земля на весь золота. Это такое место как Гонконг. Там вообще нет места. Там все утыкано.

А. КАРПОВ — И поскольку острова и вода.

С. БУНТМАН – И кусочек Мейнленда. Ничего нет. По второму этажу ходят люди. На первом уровне ездят машины. Но когда я увидел 4 стоящих рядом футбольных поля, маленький парк, еще англичанами сделанный, в котором и теннисные корты, и игровые площадки, и маленький автотрек для моделей автомобилей. И для моделей катеров. И я не понимаю, куда это уместилось. И пусть попробует, что при английских властях, что при нынешних переходных, что при китайских через 30 лет, пусть кто-нибудь попробует их уберет.

А. КАРПОВ — Потому что есть ответственность. А у нас разве есть ответственность?

С. БУНТМАН – Но это общественность. Общество. Это созданное очень ясное, суровое общество, которое противодействует желанию бизнесмена застроить, чиновника — поруководить. Не бывает табуретки на двух ножках. Поэтому нам, конечно, необходимо объединяться и отстаивать свои усилия. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Меня зовут Юлия Марковна. Я директор центра детского творчества. В Центральном округе. Немножко все несправедливо. Я директор государственного образовательного учреждения. В Москве таких учреждений 156. У меня занимается 2,5 тысячи детей. Филиалы у нас в 12 школах округа и нашего и Северо-Востока и Северного. По поводу Центрального округа. Вот в четверг 23-го в Лужниках в зале «Дружба» будет проходить акция: иди к нам. Где будут представлены все досуговые центры, наши учреждения дополнительного образования. Детских парков на одной нашей Тверской территории пять. В том числе детский парк номер два на Делегатской.

С. БУНТМАН – А что там произошло?

СЛУШАТЕЛЬ – Он действует. Там очень маленькое здание. Оно было всегда. Все остальное не принадлежит парку. Поэтому я вас приглашаю в гости, приходите к нам в центр…

А. КАРПОВ — Замечательно, что есть такие очажки культуры.

С. БУНТМАН – Как вы сказали?

СЛУШАТЕЛЬ – Ватковский переулок, дом 3. 23 октября в 3 часа. Где все клубы по месту жительства досуговые, эти центры.

С. БУНТМАН – 23-го числа в «Дружбе» в черепашке этой.

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

А. КАРПОВ — Честь и хвала вашей управе и ее руководителям.

СЛУШАТЕЛЬ – Это префектура Центрального округа.

А. КАРПОВ — Я говорю Управе. Потому что мы сегодня говорим об управе Арбат. У меня в бумагах записано, и мы были на месте, где уничтожено за последнее время два центра. «Семицветик» Арбат и «Мир глазами детей» — опять Арбат. Это тоже Центральная префектура.

С. БУНТМАН – Это дальше гораздо. Но это очень крупное место.

А. КАРПОВ — Вообще 2,5 тысяч детей это замечательно, что сегодня может работать и успешно работать.

С. БУНТМАН – Юлия Марковна сказала, что у них филиалов очень много. Получается так, что где тогда скоординированность. Я подозреваю, что могут быть центры, которые себя изживают, это жизнь. Но это каждый случай и самое главное – насильственные захваты даже при самом чувстве административной справедливости, пафосе к ним нельзя…

А. КАРПОВ — Имущество не должно разграбляться.

С. БУНТМАН – Педагогам «Импульса» надо было на что-то жить. Организация общественная. Еще в местной газете было написано, что с января в «Олимпе» занятия будут платными, — пишет Алина. Алена и Алина нам сказали разные вещи, пожалуйста, посмотрите, может быть это период продвижения, особенно новой организации.

А. КАРПОВ — Во всяком случае, непонятно, почему надо было создавать «Олимп» на месте «Импульса». Если «Импульс» нормально работал. Создайте в другом месте.

С. БУНТМАН – Василий вернулся к Гонконгу: видел рядом с небоскребом в Гонконге человек 40 британцев, которые играли в регби.

А. КАРПОВ — Мы уж не говорим в Лондоне Гайд-парк. И прочие парки.

С. БУНТМАН – Когда мы начинаем говорить, что газоны стригут по 300 лет. Дело не в этом. 300 лет когда-то начинаются. И когда ты смотришь в деревне, которая состоит из перекрестка трех улиц и десятка два домов в той же Британии, какого качества там поле, мультиспортивное. Там газон, на котором можно играть в регби, в крикет. Можно и в футбол. Я, честно говоря, перелез просто через забор, чтобы попробовать, какой газон.

А. КАРПОВ — Английский газон.

С. БУНТМАН – Не просто английский. А английский футбольный газон. Настоящий футбольный газон. В богом забытой деревне в горной Шотландии. В Москве это можно делать. Все застроить нельзя даже при желании. Даже при отмене точечной застройки, которая на самом деле продолжается.

А. КАРПОВ — Просто вместе с запретом на точечную застройку запретили и термин «точечной застройки». Поэтому сегодня московские власти не определяют, точечная или нет. Они уходят от этого.

С. БУНТМАН – Все-таки я, склоняясь к тому, что больше должно действовать общество. Хороши, конечно, государственные учреждения. И административные. Но должна быть возможность и на льготных условиях существования общественных и школ, и кружков и центров.

А. КАРПОВ — Это не нужно, Сергей. Дело в том, что существует постановление правительства Москвы о льготной аренде для подобных учреждений. Но каким главам она нужна. Когда можно по коммерческим ценам сдавать.

С. БУНТМАН – Это, прежде всего, должно быть нам и должны быть законы, которые защищают общественные организации и общественно важные дела. От кого бы они ни исходили. От государства или от общественных организаций. Если занимаются детским творчеством и это подтверждено твоим дипломом или инициативой или просто деятельностью…

А. КАРПОВ — Да количеством детей, которые приходят.

С. БУНТМАН – Пожалуйста, устраивайте проверку общественную независимую того, чем занимается та или иная студия. К сожалению, сейчас прошла волна театральных студий, которые были 20-25 лет назад.

А. КАРПОВ — Даст Бог, еще вернется.

С. БУНТМАН – Я в это верю, что еще на моем веку будет. Я помню, как мы думали и смотрели на другие страны, в самые последние советские времена. Негде. То не разрешают, это проверяют. Это начинается: а что вы будете здесь делать. И думали: сколько существует очень простых вещей на свете. Не нужно никаких хором и домов. Даже это могут быть очень простые помещения. Рациональные. Как сейчас осваивают бывшие заводы, какие-то мыльно-пильные фабрики. Везде во всем мире, в Москве начали и коммерческие и некоммерческие. Есть возможность заниматься детям, выступать артистам.

А. КАРПОВ — Это абсолютно.

С. БУНТМАН – Я не знаю, как даже сформулировать. Нужен импульс, идущий от людей.

А. КАРПОВ — И людей сохранить, которые умеют заразить детей, увлечь детей. Это же золотые люди. Мы должны на них молиться. А не бороться с ними.

С. БУНТМАН – Если подводить итоги, надо бить в колокола. Я хотел бы сказать большое спасибо Юлии Марковне, что она нам рассказала о хорошем. О большом центре, который существует. Но, тем не менее, надо и каждый случай так называемого наезда и так неназываемого рейдерства и захватов помещений разбирать. И спасибо, что вы этим занимаетесь. Предложения про общественный совет… Дорогой Алекс, мне пишет: Сергей, слабо, я тебя понимаю. Что слабо, Алекс? Так вот, надо объединяться, организовываться. Общественный совет по горизонтали профессиональный совет, союз, сообществ тех, кто занимается детским творчеством.

А. КАРПОВ — Да. Мы дадим четкую картинку. Причем мы же согласны вместе с главами управ. Давайте докладывать вместе. Вы свою точку зрения, мы – свою.

С. БУНТМАН – Как у нас сказала одна слушательница: надо идти к Юрию Михайловичу, его жене, а может быть и выше. Хорошо. Спасибо. Анатолий Карпов в программе «Город». Я попрошу не забывать об этих проблемах, и внешкольном образовании, в думе, например, государственной, Тоня нам напоминает, что занимается Ирина Роднина. Надо объединяться всем, особенно большим спортсменам.

А. КАРПОВ — Лишних не будет, тем более общественных деятелей и депутатов.

С. БУНТМАН – Вот именно. Это точно совершенно. Спасибо.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире