'Вопросы к интервью

Л. ГУЛЬКО – Программа «Город». Сегодня мы будем говорить о проблемах бездомных животных в городе. У нас в гостях сотрудник отдела городской фауны департамента ЖКХ Москвы Наталья Соколова и Вера Степаненко — председатель комиссии по экологической политике Московской Городской Думы. Я знаю, что в последнее время, поскольку сам помимо ведения эфира являюсь обозревателем прессы, в прессе этот вопрос стал постепенно выходить из последних страниц на первые. Благодаря инцидентам, которые происходят, несчастным случаям, тут покусали, там погрызли. Тут стая бездомных собак, там стая. Говорили о случаях сумасшествия, но их практически нет, больше еноты какие-то, которые кусают.

В. СТЕПАНЕНКО — Давайте я начну первая. Я не думаю, что это тема новая. И периодически и Мосгордума ставит этот вопрос, и журналисты очень активно освещают. Думаю, потому что до сих пор нет окончательной точки зрения или существуют разногласия даже у различных горожан. Нужно ли проводить ту политику, которая проводится или нужно ее менять. Не все сторонники сохранения жизни животных в городе, того, что проводится программа стерилизации. И знаю, что в Московскую думу равноценно приходит одинаковое количество обращений как с одной стороны, так и с другой стороны. То же самое на встречах люди по-разному реагируют. Иногда очень агрессивно спрашивают: зачем мы будем тратить на приюты, проводя аналогию с пенсионерами, детьми и так далее. Хотя тема совсем другая. И действительно если взять историю вопроса, в городе все время жили животные, которые были бесхозные. С 90-х годов. И как говорят специалисты, численность животных постоянно и стабильна в течение уже не одного года. И благодаря тому, хотя много есть нареканий к этой программе стерилизации, но благодаря этой программе численность более-менее стабильная. То, что программа реализовывалась не так, как надо и есть минусы в ее реализации, говорят не только сегодня специалисты, говорят многие просто москвичи. Говорили и депутаты. И журналисты. Но с моей точки зрения в этом году или с предыдущего года эта программа стала реализовываться так, как задумывалось. Стерилизация, учет, контроль. Потому что мы не знали, кого и сколько мы животных простерилизовали. Неоднократно на комиссии по бюджету, финансовой комиссии по экологической политике, спрашивали, уже столько денег вбухали, уже все собаки должны быть стерилизованы. Не было учета. Сейчас учет ведется. Чипы вшиваются. Сейчас то, что нужно было построить приюты, потому что для того чтобы собаку хотя бы стерилизовать, сделать прививку, обследовать, ее нужно куда-то поместить. И приюты тоже создаются и строятся. И еще позитивное изменилась система управления. Была всего одна организация в городе, которая вела учет. И естественно, на 125 районов даже физически подать заявку было невозможно. Сейчас эти полномочия переданы так как и нужно, префектам, которые являются или отвечают за ситуацию в округе. И могут контролировать. И я по Восточному округу часто там бываю, знаю, что больше стало порядка. Нужно отследить, где находится стая животных. Вовремя ее изъять из природного круга, обследовать, пролечить, стерилизовать. И затем посмотреть, кого, куда можно выпускать или нет. Поэтому мне кажется, может быть и хорошо, что больше внимания стало, но эти агрессивные случаи и раньше были. И с другой стороны я считаю, что это дает возможность еще раз исполнительной власти навести порядок там, где не было порядка.

Л. ГУЛЬКО – Пожалуйста, Наталья.

Н. СОКОЛОВА – Замечательно все сказали. Добавлю, что сейчас строится 15 приютов. На 24,5 тысячи животных. Это согласно мониторинга. Это нам конечно позволит простерилизовать необходимое количество животных. И выпустить в окружающую среду. Потому что животных любят, кормят, стерилизуют и за свой счет и мы по государственной программе. Поэтому они действительно неотъемлемая часть нашего города. Но со строительством и вводом в строй к концу года 15 приютов, мы уже придем к положительному результату.

Л. ГУЛЬКО – А где они располагаются?

Н. СОКОЛОВА – Сейчас идет согласование, адреса известны, но пока не буду называть.

Л. ГУЛЬКО – В черте города?

Н. СОКОЛОВА – Да. В каждом административном округе согласно мониторинга, по 1-2. По необходимости.

Л. ГУЛЬКО – А можно ли измерить деньгами эту «гуманность»? Потому что я знаю, что есть радикальные предложения, уничтожить животных например и проблемы не будет. Кто-то измерял эффективность вложения денег?

В. СТЕПАНЕНКО – Ежегодно в бюджете города есть строка на эти программы. И можно просчитать. С 2005 года идет программа. Просто у меня с собой под рукой нет. Но есть определенные средства на стерилизацию, содержание и на проектные работы по содержанию приютов. Поскольку закон о бюджете это документ открытый.

Л. ГУЛЬКО – В Интернете разные появляются статьи. В том числе, что на этом деле кто-то зарабатывает себе деньги. Не проводя стерилизацию, только отписывая, что да, была проведена. То есть деньги, как всегда начинают крутиться в другом месте.

В. СТЕПАНЕНКО — Раньше вопросы были, потому что понять, стерилизована собака или нет, было невозможно. Поскольку не велось учета. Не было чипа. Не было компьютерной базы. А проверить гуляющую на свободе собаку, проходила она обследование и стерилизацию, было невозможно. Поэтому вопросы были у всех. И когда меня спрашивали, а деньги законно расходуются, я не могла ответить. Сегодня уже 9 тысяч животных имеют такую отметку. Если, по мнению специалистов это 30 тысяч животных, я думаю, что к концу года у нас должны быть все животные, гуляющие на свободе, стерилизованы, соответственно отметка у них будет. И тогда можно будет четко сказать. Поэтому да, были некие издержки, но учет уже налажен. Можно абсолютно четко сказать. Потому что стоимость стерилизации, содержания и так далее, это все цифры, которые утверждаются постановлением правительства, заложены в бюджете. Все это будет прозрачно.

Л. ГУЛЬКО – Люда спрашивает: почему нельзя просто усыпить и нет проблем.

Н. СОКОЛОВА – Это проще всего.

Л. ГУЛЬКО – Тогда Люда права.

В. СТЕПАНЕНКО — Давайте немножко порассуждаем. Кто имеет право и вообще животные имеет жизнь, не мы ее даем. И не мы можем изымать. И не имеет права человек просто взять и всех животных, которые находятся на территории их города…

Л. ГУЛЬКО – Не всех. Бродячих.

В. СТЕПАНЕНКО — А бродячих 30 тысяч. Их нельзя взять и…

Л. ГУЛЬКО – Потому что Люда та же может сказать, что они мне мешают жить.

В. СТЕПАНЕНКО — Давайте тогда по-другому. Природа не терпит пустоты, есть свои законы природы, и безнадзорные животные собаки уже существуют и живут в городе большое количество лет. Если гипотетически взять и изъять их с территории города, то другие животные должны занять это место.

Л. ГУЛЬКО – Цепочка нарушается.

В. СТЕПАНЕНКО — Это называется биоценоз. Предположим, это будут крысы. В Канаде это еноты. Может быть, придут собаки, но с Московской области. Но это абсолютно понятно и уже проводили исследования и специалисты объясняют и депутатам в том числе, ученые, что если просто взять стаю изъять, она уже освоила эту территорию, то придет другая стая. Поэтому есть законы природы, они живут по своим правилам. И людям не нужно туда вмешиваться. Что обязаны сделать власти, создать такие условия, чтобы людям не было опасно жить в городе с животными, а животные не опасались людей.

Л. ГУЛЬКО – Скажите, пожалуйста, а есть цифры оптимального количества бездомных животных, которое должно быть на территории города Москвы?

Н. СОКОЛОВА – Нет.

В. СТЕПАНЕНКО — Нормы нет, но если взять статистику последних лет 10, эта цифра 25-30 тысяч.

Л. ГУЛЬКО – Голов.

В. СТЕПАНЕНКО — И мы апеллируем и смотрим на эту численность. Потому что как-то они научились мирно сосуществовать между собой и животные тоже.

Л. ГУЛЬКО – То есть эта система стерилизации должна поддерживать эту цифру.

В. СТЕПАНЕНКО — Определенную численность животных. И сделать так, чтобы они не были агрессивны и опасны для людей.

Л. ГУЛЬКО – А это как?

В. СТЕПАНЕНКО — Собаки тоже, как и люди имеют разный характер. И собаки не все агрессивны.

Л. ГУЛЬКО – Разное происхождение.

В. СТЕПАНЕНКО — Разное воспитание, культуру, характер и так далее. И есть собаки, которые действительно опасны для людей. Условно мы их называем агрессивные, они могут напасть на человека, скажем, собака-разбойник. И живут они как и люди разбойники. В парковых зонах, лесах. Они, сбиваясь в стаи, живут в парках и парковых зонах. И поэтому сейчас очень активно эти собаки с этих территорий изымаются, обследуются и если нужно, лечатся. И там уже специалисты говорят, какие собаки могут быть возвращены в естественный ареал, а какие нет. Но есть собаки абсолютно безобидные. Собака-попрошайка, я запомнила характер. Нам же тоже лекции читают. Или собака-друг. Она просто сопровождает. Поэтому если взять 30 тысяч таких животных, то они не все опасны для человека. И не все могут нападать. И как мы слышим на практике, что действительно опасность представляют те животные, где человек гуляет, в лесном массиве. Это парковые зоны. И сейчас больше внимания уделяется именно этим территориям.

Л. ГУЛЬКО – Еще один вопрос, который задают: как должен вести себя человек, чтобы не попасть в какую-то ситуацию, из которой сложно будет выбраться. Есть какие-то правила?

Н. СОКОЛОВА – Правил, наверное, определенных каких-то нет. Единственное, что не провоцировать животное. Если стая находится около дома, они естественно охраняют свою территорию, своего кормильца, который приносит еду постоянно. И желательно обходить эту стаю и не проявлять ни агрессии, ни боязни. Потому что выделение адреналина я думаю, что тоже привлекает животных. И в случае сильной боязни тоже можно этим спровоцировать. Поэтому надо идти смело, но чуть-чуть подальше обходить стаю.

Л. ГУЛЬКО – Я знаю, что многие люди подкармливают бездомных животных. И поскольку их количество увеличивается к этой кормежке, надо это делать, не надо. Или собака как дикий зверь должна сама искать еду.

Н. СОКОЛОВА – Они же не дикие. Они живут в городе.

Л. ГУЛЬКО – Но они и не домашние.

Н. СОКОЛОВА – Ну и не домашние. Но все равно собака относится к домашнему животному. И кошка тоже. Поэтому если бы их не подкармливали, и не было достаточно доступной кормовой базы, то я думаю, что они и размножались гораздо меньше.

В. СТЕПАНЕНКО — С другой стороны в городе достаточно отходов, рядом с магазинами, рынками и так далее, что животные все равно найдет себе. Мы тут говорим о собаках, я вспоминаю, крысы это же тоже проблема в городе. Где рынки просто засилье крыс. Это кормовая база, сюда не только люди тянутся в наш город, все живые существа. Поэтому не только человек сердобольный помогает, но они просто идут сюда и потому что здесь сытно.

Л. ГУЛЬКО – Света: умоляю, примите меры к огромным стаям собак в районе улицы Кравченко и Парка 50-летия революции. Природа восстанавливает количество убитых собак, — считает Ольга. Мы, видимо, живем в разных городах, у нас в районе Ивановское за последние три года собак стало больше раз в пять, — пишет Ольга. Предлагают разные вещи по поводу Людмилы, которая говорит, что всех надо усыпить. Люди же тоже кровожадные. Живу около метро Варшавская, собак уйма, в том числе щенков, что делать, — спрашивает человек. Кстати, а что делать?

В. СТЕПАНЕНКО — Сейчас этими вопросами активно занимаются специальные должностные лица при префектурах, нужно обращаться в префектуру того округа, где вы находитесь и сообщить о стае. И обязательно должны отреагировать представители исполнительной власти.

Л. ГУЛЬКО – В других странах чипы видимые и наклеиваются собаке на видное место, чтобы любой прохожий знал, что животное безопасно. У нас никто не знает, стерилизовано ли животное, — Наташа. Может действительно стоит, чтобы было видно.

Н. СОКОЛОВА – Одно время были просто ошейники. И после стерилизации животные поправлялись и их срезали даже те же кормильцы и попечители. Бирки собачке не сделаешь так, как крупнорогатому скоту, потому что они могут и отгрызть и лапой содрать. Поэтому здесь выход один – только в холке чипировать и при отлове, когда мы приобретем для каждого ловка идентификатор, чтобы можно было отловить животное и прямо на месте идентифицировать и отпустить, не везти в пункт стационарной передержки и уже там определять. Поэтому мы уже идем к этому. Идет закупка этого оборудования. Я думаю, что мы наладим учет таким образом.

Л. ГУЛЬКО – Есть вопросы по специалистов, которые занимаются стерилизацией и отловов. Насколько они специалисты и как их готовят?

Н. СОКОЛОВА – К сожалению, сейчас в каждой управе, префектуре есть специалисты по фауне, но они не освобожденные, не выделенные, они просто имеют эту дополнительную нагрузку. Но так как мы уже идем несколько лет по программе гуманного регулирования, и уже назрел вопрос, чтобы эти люди были освобождены от других обязанностей и в некоторых префектурах и управах такие специалисты существуют.

Л. ГУЛЬКО – А они проходят какие-то курсы подготовки?

В. СТЕПАНЕНКО — Вот Наталья у нас работает в Департаменте ЖКХ, она специалист. Что вы заканчивали?

Н. СОКОЛОВА – Тимирязевскую сельскохозяйственную академию. И в университете педфак.

В. СТЕПАНЕНКО — То есть у нас работают подготовленные люди.

Л. ГУЛЬКО – А те, которые непосредственно исполнители.

В. СТЕПАНЕНКО — Исполнители, занимающиеся отловом имеют какое-то образование?

Н. СОКОЛОВА – Конечно, они все проходили обучение в службе отлова диких животных. Мы приглашали кинологов, обучение было в декабре 2006 года, в 2007 году те же подрядные организации выполняли эту же работу, поэтому не возникало необходимости. В этом году мы опять будем их собирать осенью и читать лекции, обучать и так далее.

Л. ГУЛЬКО – Преподаватель вуза в Москве зарплата 4 с небольшим тысяч рублей в месяц на руки. На собак денег властям не жаль, а на людей наплевать. Я ждал этого.

В. СТЕПАНЕНКО — Прежде всего, самая малообеспеченная категория у нас пенсионеры.

Л. ГУЛЬКО – Которые подкармливают собак.

В. СТЕПАНЕНКО — И в этом году достаточно большое количество бюджетных средств выделяется на доплату пенсионерам. Есть у нас федеральные, региональные. И до конца года минимальная пенсия в городе будет составлять 9 тысяч рублей. Поэтому 4 тысячи такой нет пенсии, но остальные все категории получают гораздо больше. Средняя зарплата в городе 20 тысяч рублей. Поэтому не знаю, откуда взята сумма 4 тысячи. Мы говорили уже, что большое количество людей симпатизирует нашим бездомным животным. И есть люди опекуны, которые и ко мне обращались и писали различные письменные заверения, что они берут под опеку стаю. И, кроме того, пополняются животные не только за счет того, что размножаются, за счет того, что некоторые хозяева отказываются, выбрасывают на улицы. Есть клубы, которые разводят собак. И не породистых щенков бросают на улицу. Поэтому все идет от людей. Мы это должны понимать.

Л. ГУЛЬКО – На себя в зеркало.

В. СТЕПАНЕНКО — А власть обязана сделать так, чтобы остальным или всем горожанам жилось безопасно. Поэтому собаки не свалились к нам с неба. Они наш продукт, продукт нашей жизни.

Л. ГУЛЬКО – Серж из Подмосковья прислал sms: почему в Германии, Италии, Испании нет бродячих собак, и даже кошек?

Н. СОКОЛОВА – Там идет четкий учет и определенное налогообложение за содержание и владение животными. Если вы имеете не стерилизованное животное, значит вы дороже и платите за него. Сейчас в Министерстве сельского хозяйства начали разработку этого федерального закона. Что позволит упорядочить размножение, продажу, ввоз, вывоз и практически этот закон федеральный по всей стране должен навести порядок.

Л. ГУЛЬКО – Я думал, что Серж имеет в виду, что их не видно просто. Мы говорили, что если будут собаки, то нет крыс.

Н. СОКОЛОВА — Их действительно там не видно и любое животное, следующее без сопровождающего лица, отлавливается.

Л. ГУЛЬКО – А как же крысы?

Н. СОКОЛОВА – Не знаю. Борются другим способом. Не собаками. И если собачка потерялась или следует одна, создает неприятные ситуации в городе, полицейскими или пожарными службами отлавливается и доставляется в городской приют. И находится владелец. Или зоозащитные организации забирают.

Л. ГУЛЬКО – Тогда следующий вопрос. Так можно обойтись городу без собак?

В. СТЕПАНЕНКО — Мы говорили, собака может быть бездомной. Это немножко другое. Можно в городе без собак. Есть у нас собаки, собак больше, чем 30 тысяч. Разная статистика. Максимально я слышала 3 миллиона собак в городе. А учета нет. А чтобы был учет, должен быть налог.

Л. ГУЛЬКО – Налог с жителей?

В. СТЕПАНЕНКО — С жителей, с хозяина.

Л. ГУЛЬКО – С владельца.

В. СТЕПАНЕНКО — Да. Количество животных в городе, система их численность, регуляция, налоговая база. У нас нет системы налогообложения, нет обязательной регистрации. Хотя с 1 января 2008 года вступил в действие административный кодекс г. Москвы. И там целая глава посвящена различным административным взысканиям на хозяев по вопросам владения, пользования и неправильного пользования животными. То же самое и отношение к чиновникам, которые не выполняют программы стерилизации. Поэтому Германия очень замечательная страна с точки зрения экологической политики, там вообще с моей точки зрения нет экологических проблем. И там любой хозяин не только выводит животное на определенную территорию гулять с определенным пакетиком, там введен налог в течение многих лет и поэтому собака не может быть изначально бездомная. Потому что она была изначально чья-то. У нас уже в течение десятка лет большое количество животных и собак, и кошек жило вне дома, они были в подвалах, на чердаках, потом подвалы закрыли, собаки ушли на улицу. Кошки вымирают, они не могут жить в стаях. И уже был создан такой ареал. Поэтому такая система была создана за последние 10 лет. Поэтому порядок надо наводить с людей, и не только с бесхозными животными, а изначально с владельцами нужно работать. Это система налогообложения.

Л. ГУЛЬКО – Тогда я переключаюсь на наши интернет-вопросы. Максим, Санкт-Петербург: Может быть, все-таки стоит поучиться решать проблемы бездомных животных в Европе, в той же Германии. Там Вы не найдете ни одной бездомной кошки и собаки. Полиция очень следит за этим. Нерадивых хозяев хорошенько штрафуют, даже за то, что животное плохо ухожено, а уж за все остальное тем более. Может нашей милиции тоже переключиться на такие благие дела?

В. СТЕПАНЕНКО — Учимся. Я сказала об административном кодексе, где заложены меры административного регулирования, штрафы.

Л. ГУЛЬКО – Как вы себе представляете собирание этих штрафов во дворах? Милиционеров в каждый двор поставить.

В. СТЕПАНЕНКО — И эти обязанности возложены на участковых милиционеров. А как можно проследить, хозяин выгуливает в надлежащем месте или нет.

Л. ГУЛЬКО – То есть это работа участкового.

В. СТЕПАНЕНКО — Да.

Л. ГУЛЬКО – Если что, то ему можно пожаловаться.

В. СТЕПАНЕНКО — Он составляет протокол и взыскивает штраф.

Л. ГУЛЬКО – Миша, пешеход как он пишет: «Примите закон — за выгул ЛЮБОЙ собаки без намордника штраф 500 евро. За неубранное собачье дерьмо — 300 евро. В случае укуса собакой человека собака, в независимости от формы собственности, должна в течение суток быть усыплена. Компенсация пострадавшим 1000 — 10 тыс. евро. Летальный исход пострадавшего — штраф владельцу собаки или ответственному городскому чиновнику 100 тыс. евро и 10 лет тюрьмы! Эти меры позволят в течение полугода навести порядок в городе и прекратить геноцид москвичей со стороны собак-убийц и их озверевших хозяев!» Занавес.

В. СТЕПАНЕНКО — Закон приняли. Штрафы у нас конечно, поменьше. Но выгул без поводка животного порядка 500-1500 рублей. Еще есть за другие правонарушения 2500-3000 рублей. Штрафы у нас больше, чем в административном кодексе Москвы, в России, прошу прощения, но размеры штрафов должны быть соизмеримы с прожиточным уровнем наших горожан. Можно заложить и миллион евро или долларов, но нужны законы, которые работают. И если я вас уверяю, человек раза три заплатит по 3 тысячи рублей, то будет больше соблюдать порядок и правила общежития, выгуливая его на своей территории или проводя по лестничной площадке. Давайте будем реалистичными. Законы должны прежде всего работать. Если мы все будем соблюдать те правила, которые установлены, а не ждать штрафов, уже будет хорошо.

Л. ГУЛЬКО – Тогда еще один вопрос. Иван Иванов, моряк из Италии: «Во многих дворах г. Москвы хозяева огромных собак во время выгула снимают с них поводок, не говоря уже о наморднике, которого нет и в помине. Как правило, владельцы этих собак очень похожи на своих питомцев — это здоровенные русские ребята с маленькими круглыми стриженными очень коротко головами, — это он утрирует все-таки немножко, — которым не приведи Господь сделать замечание! В ответ вы услышите чудовищные оскорбления с матом и обещанием натравить своего стаффорда на вашу собаку. Причем совершенно ясно, что он ничего не боится, всем свом видом показывая, кто здесь хозяин».

В. СТЕПАНЕНКО — Выгул без поводков в городе запрещен.

Л. ГУЛЬКО – Участковому. Пожаловаться можно.

В. СТЕПАНЕНКО — Обратите внимание на административный кодекс г. Москвы на главу «Содержание животных в городе». Там все очень подробно прописано.

Л. ГУЛЬКО – И информация пришла с сайта, Чикаго, Григорий: собак бездомных нет (учет, налог), с крысами борются – город переполнен белками, шарящими по помойкам.

В. СТЕПАНЕНКО — А в Канаде енотами, а в Испании…

Л. ГУЛЬКО – Они, между прочим, разносят сумасшествие.

В. СТЕПАНЕНКО — …бездомных собак, потому что те собаки, которые помещают в приюты, потом разбираются жителями. Чего у нас просто не наблюдается. У нас обратный процесс. Из собственных квартир животных выгоняют на улицу.

Л. ГУЛЬКО – Это об ответственности.

В. СТЕПАНЕНКО — Поэтому это совсем другая история. Давайте еще раз на себя все посмотрим.

Л. ГУЛЬКО – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Нина Васильевна. Ведь стерилизуют, как правило, сук. А сук намного меньше, чем кобелей. Поэтому удивительно проблема всех 30 тысяч стерилизовать.

Н. СОКОЛОВА – Нет статистки четкой, даже в комитете ветеринарии, сколько у нас сук и сколько кобелей. Поэтому примерно можно разделить их 50 на 50. Желательно конечно стерилизовать и особей женского и мужского пола.

Л. ГУЛЬКО – Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Рая из Казани. У нас убивают средь бела дня ядом кураре. Это хорошо, скажите, пожалуйста?

Л. ГУЛЬКО – Где они берут этот яд.

Н. СОКОЛОВА – Нет, конечно, вам нужно обратиться в правоохранительные органы. И написать также заявление участковому о факте жестокого обращения к животным. Это статья 245 Уголовного кодекса.

СЛУШАТЕЛЬ – У нас любят собак, но почему так обращаются. Так жалко, слезы.

Л. ГУЛЬКО – Спасибо. Только я думаю, кураре мне кажется очень дорогостоящая штука. Может быть, путает Рая. А может быть, кто-то привез в Казань яд кураре.

В. СТЕПАНЕНКО — Просто мысль другая, что жестокое обращение с животными у нас культивируется в различных городах и есть в Москве тоже.

Л. ГУЛЬКО – Культивируется как?

В. СТЕПАНЕНКО — Плохо.

Л. ГУЛЬКО – Ну детей не учат же с детства бить животных. Учат наоборот.

В. СТЕПАНЕНКО — Иногда такие поступки совершают взрослые.

Л. ГУЛЬКО – На глазах у детей.

В. СТЕПАНЕНКО — Это бывает. Официальная позиция сейчас в Москве не поддерживает такие случаи.

Л. ГУЛЬКО – А те приюты, там работают школьники, студенты ладно.

Н. СОКОЛОВА – К сожалению, нет.

Л. ГУЛЬКО – А должны?

Н. СОКОЛОВА – Хотелось бы, чтобы помогали по уходу за животными.

Л. ГУЛЬКО – А связь есть какая-то с департаментом образования, с приходом в школу с лекциями, как раньше было.

Н. СОКОЛОВА – Пока нет. У нас, к сожалению малая штатная численность.

В. СТЕПАНЕНКО — Я думаю, это возможно. Сейчас вы правильно поставили вопрос, у нас есть программа экологическая просвещения образования, и можно в рамках этой программы и проводить такие практикумы в приютах, которых еще мало. Когда будет больше, то возможно.

Л. ГУЛЬКО – А сколько приютов в Москве?

Н. СОКОЛОВА – 11 приютов, один из них городской. Но я знаю, что на Нарвской один приют, в Северном округе. Там они проводят, у них есть замечательный зал, куда они приводят школьников, и с ними работают. Это международный фонд защиты животных.

В. СТЕПАНЕНКО — С этого года в Москве будут введены уроки экологического образования. Мы будем издавать собственные учебники, мы – город. И на днях будет в Московской думе обширное слушание по этому вопросу. Можно в рамках этих программ ввести этот курс. Кстати, спасибо за идею, я обязательно ее во вторник обнародую.

Л. ГУЛЬКО – Пожалуйста. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Михаил, Москва. Только что я слушал вашу передачу, с вашими замечательными женщинами, так вот я вам говорю, что собачьи стаи расплодились до такой степени, что угрожают не только жителям, но даже жителям, которые имеют домашних животных. Привожу конкретный пример. Управа района Хамовники, пересечение Большой Пироговской с Абрикосовским переулком. Двор Академии им. Сеченова, стая составляет порядка 30 голов. Каждый вечер они выходят на охоту. Жители уже не могут спать, потому что этот вой и лай стоит целыми ночами.

Л. ГУЛЬКО – Вы куда-то обращались?

СЛУШАТЕЛЬ – Все обращались неоднократно. Я вам еще раз говорю…

Н. СОКОЛОВА – Еще раз адрес скажите.

СЛУШАТЕЛЬ — Пересечение Большой Пироговской с Абрикосовским переулком и Погодинской улицей. Стая порядка 30 голов. Поэтому защищать надо как вы выразились, не бездомных собачек, а жителей. Потому что даже когда жители выходят гулять с домашними животными, стая уже нападает на них.

Л. ГУЛЬКО – Вы что предлагаете, какой способ защиты?

СЛУШАТЕЛЬ – Простите, то, что я слышал, вы понимаете, это какой-то сахарный напиток.

Л. ГУЛЬКО – Вы что предлагаете?

СЛУШАТЕЛЬ – Если вот этот представитель Мосгордумы не может предложить кардинального способа…

Л. ГУЛЬКО – Какой кардинальный? Усыпить всех.

Н. СОКОЛОВА — Если нет пока приютов, то куда убрать? Если не убрать, то какой способ?

СЛУШАТЕЛЬ – Я вам уже говорил. Если вы не можете справиться с животными, значит, их надо усыплять.

Л. ГУЛЬКО – Но на их месте появятся крысы и другие собаки.

СЛУШАТЕЛЬ – Только не надо про крыс.

Л. ГУЛЬКО – А про кого надо?

СЛУШАТЕЛЬ – Вы еще скажите, что волки придут.

Л. ГУЛЬКО – Волки не придут. Придут крысы.

СЛУШАТЕЛЬ – Это лишний раз доказывает, что власти как муниципальные, так и городские ничего не делают для того, чтобы решить эту проблему.

Л. ГУЛЬКО – Понятно, спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ – Пожалуйста.

Н. СОКОЛОВА – С данным случаем мы постараемся разобраться. А так я повторюсь, к концу этого года планируется пустить в строй 15 приютов. Что позволит решить все эти проблемы.

Л. ГУЛЬКО – Люди мало слышат про приюты. Им нет никакого дела, мне кажется до приютов. Поскольку вот человек, у него под боком собачья стая, которая мешает жить всем. Ему кажется, что надо радикально все убрать.

Н. СОКОЛОВА – Если она там живет, значит, ее кто-то кормит, содержит. И кто-то поддерживает.

Л. ГУЛЬКО – Вот обращались много раз. Ничего. Стая живет.

Н. СОКОЛОВА – Значит, животные стерилизованы и выпущены на прежнее место обитания.

Л. ГУЛЬКО – Но кусают же.

Н. СОКОЛОВА — К сожалению, программа стерилизации не предусматривает вырывать зубы.

Л. ГУЛЬКО – Что делать? Компромисс найти какой-то. Между убрать всех…

Н. СОКОЛОВА – Всех мы не уберем. Естественно они неотъемлемая часть нашего города. Они будут и есть, только в каком количестве, желательно конечно, чтобы они были урегулированы. К чему и стремимся.

Л. ГУЛЬКО – Алло, добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Наталья из Москвы. Я живу в районе станция Лосиноостровская. Ярославское шоссе. По поводу площадок по выгулу собак. В нашем районе нигде нет ни одной площадки. Есть только в районе станция Маленковская. То есть на электричке надо проехать три остановки.

Н. СОКОЛОВА – Это Московская область?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, это Москва. Через дорогу у нас есть Лосиноостровский парк, но там с собаками гулять очень страшно. Именно из-за бродячих собак. Если бы как-то решить эту проблему хотя бы с небольшими площадками. Потому что ходить через железную дорогу, сами понимаете, выходишь с собакой вечером на час-полтора и дорога до площадки занимает примерно час. Сколько с ней там гулять и как обратно возвращаться. И опять в электричку тоже не всегда пропускают.

Л. ГУЛЬКО – Понятно. Проблема с выгулом собак.

Н. СОКОЛОВА – Постараемся разобраться, есть ли у вас там территория для выгула и утвердить их в Москомархитектуре.

Л. ГУЛЬКО – А вообще в каждом дворе, районе должна быть площадка, где гулять собачникам?

Н. СОКОЛОВА – Действительно на данный момент только 146 в городе. Очень мало. Идет застройка, реконструкция и это проблема.

В. СТЕПАНЕНКО — Когда я говорила со специалистами, собачниками, когда во дворе отводится площадка ограниченная территория, и пытались это сделать в 1995, 1997, и там песочек посыпался, собачки не очень любят именно эту территорию посещать, потому что они свою территорию метят. И животное не будет ходить все время на территорию, на которую ходит другой. Поэтому нельзя их загнать на определенный кусочек земли, чтобы они все, что им положено, там производили. Поэтому речь идет о том, чтобы на район выделить какую-то пустырную зону или кусочек парковой зоны, где можно выгуливать. А вот определенная песочница, кусочек выделить и облагораживать невозможно, потому что они имеют свои законы.

Л. ГУЛЬКО – Sms от Марины: налог возьмут с таких как я, у меня три собаки, три кошки, все подобраны и стерилизованы. Я выполняю работу государства. Может быть ей снизить налоги?

Н. СОКОЛОВА – Я думаю, что налоги надо брать со всех. Это так же как рождение ребенка и приобретение, это друг семьи, член семьи, его обязательно нужно зарегистрировать. И хотя бы минимально, примерно даже 150 рублей я думаю, семья за свое чадо сможет заплатить.

Л. ГУЛЬКО – Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Вячеслав, Москва. Хочу сообщить, что при Советском Союзе в Москве не было ни бездомных собак, ни крыс, и так далее.

Л. ГУЛЬКО – Что вы, а воробьи были? Спасибо большое. Странный звонок. Люди, которые сидят в студии, жили в советское время. Были собаки, крысы, воробьи, тараканы.

Н. СОКОЛОВА – Просто раньше их действительно активно усыпляли. Сейчас правительство Москвы идет и вся страна по гуманному регулированию численности животных.

В. СТЕПАНЕНКО — А мне нравится другая фраза, не при Советском Союзе, а при коммунистах не было таких собак. А вы допустили. Изменились законы природы. Поэтому мне всегда весело это слушать.

Л. ГУЛЬКО – Не забывайте, что мы тоже животные и жестокое обращение с другими видами животных нас не красит, — пишет Артур. Таких правда мало сообщений. Больше о том, что спасите, помогите, надо убрать.

Н. СОКОЛОВА – Опять две полярные точки зрения. Кто-то любит, кто-то не любит. Поэтому хотелось бы, чтобы и волки сыты и овцы целы.

Л. ГУЛЬКО – Такое возможно?

Н. СОКОЛОВА – Думаю, что будет возможно при строительстве всех приютов и окончания программы. Учет и регистрация как владельческих, так и безнадзорных животных.

Л. ГУЛЬКО – Еще хотелось бы, чтобы не было озлобления людей с Большой Пироговской улицы, все-таки чтобы как-то город оперативно реагировал. Чтобы люди знали, что их слышат и принимают какие-то действия. Тогда будет меньше агрессивно настроенных людей.

Н. СОКОЛОВА – То есть все должны подать заявочки, если где-то агрессивная стая. В ДЕЗ единого заказчика, в управу, префектуру по месту жительства.

Л. ГУЛЬКО – Чем больше заявок, тем быстрее отреагируют.

Н. СОКОЛОВА – Нет. Естественно, мы выезжаем только по агрессивным, покусам. А так все идет по плану, по графику.

Л. ГУЛЬКО – Спасибо большое. До свидания.

Комментарии

9

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

24 мая 2008 | 18:14

бездомные животные
Хотела бы пояснить ситуацию с бездомными животными в Казани. Звонившая в эфир Рая не смогла толком объяснить, что тут происходит. Бездомных собак в Казани убивают ядом, но конечно же, не кураре, а курареподобного действия. В собак выстреливают шприцами с ядом. то есть собака умирает от полнешего паралича, в том числе и дыхательных органов. Ну, думаю, несложно представить, какую боль испытывает животное, умирающее в таких муках около 20 минут и находящееся при этом в сознании.
Теперь о том, кто убивает. Это печально известный, так называемый СОБЖ - Служба отлова бездомных животных, то есть муниципальная служба. Поэтому совет гостей передачи - сообщить об этом участковому - просто смешон. жаль, что ведущие не захотели расспросить звонившего подробнее о том, кто убивает и как, может быть, тогда картина стала бы им ясна.
Многие жители города становились свидетелями такого уничтожения бездомных животных.
Вот так казанские власти завоевывают статус столицы и города будущего.


#11748 24 мая 2008 | 19:19

Твари.


#11748 24 мая 2008 | 19:25

De!
Sorry! На Enter нажал! :)
Проблема в Казани преувеличено. Я по крайней мере... не видел таких жутких картин на улице столицы Булгарии.
Приятно, когда выбор пал в пользу интересов людей.


valerjanz Валерий Додельцев 24 мая 2008 | 21:03

Преувеличенно? В интересах людей?


irene 24 мая 2008 | 20:07

В интересах людей???
Проблема бездомных собак должна решаться только в " интересах людей ", особенно в таких мегаполисах, как Москва. Мою подругу -преклонного возраста - укусила бездомная собака. После Этого она сделала серию уколов ( лечилась 3 месяца ). ЭТО -КАК ??? А " релаксирующий" сегодня в Эфире депутат Госдумы - просто Чиновник . Слушать её было невмоготу! Если бы Она Лично с этим столкнулась - сразу бы "встряхнулась"! Депутат - он и есть Депутат ( и ничего более )!!


natalia_vas 24 мая 2008 | 23:43

То, что несли приглашенные дамы, это воистину бред собачий. Бездомных животных в городе быть не должно! Программа стерилизации — это пустая болтовня, она принята несколько лет назад, а пользы ноль. "...Чем больше на улицах собак, тем труднее проверить, сколько их отловлено, стерилизовано и осталось в живых на самом деле. Ни одна бюджетная организация, занимающаяся стерилизацией, не ставит никаких меток-татуировок на простерилизованных собаках". http://www.animalsprotectiontribune.ru/Text3.html

"В 2002 году на обслуживание безнадзорных животных всего было затрачено 1 миллион 607 тысяч рублей, - отметила заместитель директора ГУП КРиБ Татьяна Тараканова. - Расценки высокие, коммерческие, каждая стерилизованная собачка обходится, по самым скромным подсчетам, в полторы тысячи рублей (кормление, содержание, медикаменты, оперирование, транспортировка), поэтому уже в конце года денег на оплату услуг специалистов различных зоофирм и организаций у нас нет. Но самое неприятное в том, что столь солидные средства, с таким трудом выделенные из городского бюджета, абсолютно не окупаются - стаи растут не по дням, а по часам, покусанных людей становится больше, практически никакого толку от наших усилий нет". http://www.animalsprotectiontribune.ru/DokSmi041_1.html

Я не москвичка, но в Москве бываю и стаи собак не единожды видела своими глазами. Все экологи (профессионалы, а не трепачи) в один голос говорят, что от собак нужно избавляться, они уничтожили всю мелкую фауну в лесных массивах (Серебряный бор, Лосиный остров), постоянно нападают на людей. Не завидую жильцам того дома, где во дворе обитает стая из 30 собак, которые, по словам приглашенной дамы, "наверное, уже стерилизованы и выпущены на волю". Большое утешение!

Жестокости быть не должно, тем более публичной, но "гуманизм" по отношению к бродячим псам в ущерб людям — это не лезет ни в какие ворота. Безболезненное усыпление — не живодерство, а забота о безопасности людей.

Для интересующихся
http://www.animalsprotectiontribune.ru/DokSmi04_1.html
http://www.animalsprotectiontribune.ru/Text3.html

Публикации очень впечатляющие. И убедительные, в отличие от лепета гостей передачи.

К сведению Гулько: собаки болеют не "сумасшествием", а бешенством.


natalia_vas 24 мая 2008 | 23:49

Подборка материалов СПЕЦИАЛИСТОВ по проблеме бродячих животных. http://www.animalsprotectiontribune.ru/Text09.html


25 мая 2008 | 14:45

Животные в городе
"Природа не терпит пустоты, есть свои законы природы, и безнадзорные животные собаки уже существуют и живут в городе большое количество лет. Если гипотетически взять и изъять их с территории города, то другие животные должны занять это место" - хотелось бы знать, кто занимал "это место", скажем, в брежневский застой?- вроде, совсем не "гипотетический". Ни бродячих свор, ни крыс в Москве, во всяком случае, точно не припомню... Зато сейчас - наезжая иногда домой - удивляюсь, что в самом центре города, на Фрунзенской наб. стая собак попросту терроризирует жильцов (наверно, не случайно и другой пример в передаче - из Хамовников: наверно, особо собаколюбивая управа). А пассаж, что если на холке у стерилизованной собаки будет чип, то люди будут знать - она неопрасна -ничего, кроме смеха, вызвать не может: за такую "осведомленность" и 4 тыс. много. Чип будет означать, что она неопасна в смысле плодовитости, а не способности укусить или хоть облаять ( сколько детей заиками стали от таких "собачек" и их защитников).
Давайте определимся - город существует для людей прежде всего - а животных вмещает по мере возможностей, не ущемляющих горожан. Уж на что лошадь - "друг человека", но ведь поняли все, что не место ей в городе... и крысами грозить не пришлось.
Подтверждаю - в столице Дании тоже нет ни бродячих животных, с чипами или без оных на холках, ни полчищ крыс. И дискуссий на эту тему тоже нет - потому что каждый выполняет свои должностные обязанности, не рассуждая о том, что бродячие животные-"наше порождение". Чье порождение-с того и спрашивают: кронами, прежде всего, весьма доходчиво.


alberto 25 мая 2008 | 17:39

Дураки или вруны?
В. Степаненко: "И знаю, что в Московскую думу равноценно приходит одинаковое количество обращений как с одной стороны, так и с другой стороны."

Но интересы и безопасность человека безусловно должны быть выше интересов животных. Очень жаль, что эта дура и подобные ей не понимают таких простых вещей. Не буду извиняться за "дуру". Разве может умный человек, отвечающий за экологическую политику, говорить "ареОл" вместо "ареала"? Разве может умный человек считать бродячих собак неотъемлемой и необходимой частью биоценоза города? Ей простым русским языком сказали, что в Германии нет бродячих собак. Я ей простым языком сейчас говорю, что в моём городе нет бродячих собак, нет бродячих енотов, нет бродячих крыс. Мусор надо убирать регулярно и поддерживать гигиену городской среды, а не собак бродячих разводить.
Или они дураки, или им выгодна существующая ситуация, потому что это их постоянная работа - они кормятся с собак, паразитируют на проблеме, которую не выгодно решить окончательно. Вот, и гуманное отношение к животным приплетают, забалтывая проблему.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире