'Вопросы к интервью
15 марта 2008
Z Город Все выпуски

Археологические раскопки Москвы


Время выхода в эфир: 15 марта 2008, 16:05

Л. ГУЛЬКО – Очередная программа «Город». Сегодня поговорим о нашем с вами городе, вот с какой точки зрения. У нас в гостях главный археолог г. Москвы, академик архитектуры, давний друг радиостанции «Эхо Москвы» Александр Векслер.

А. ВЕКСЛЕР — Добрый день. Я очень рад быть у вас вновь.

Л. ГУЛЬКО – Спасибо. Мы рады вас видеть. Археологические раскопки в Москве – наша тема сегодня. Хотя мне кажется, что это в общем достаточно актуально. Крупные археологические акции в исторически значимых местах. Давайте сразу, как сейчас говорят для «чайников», в том числе и для меня, разберемся, что такое исторически значимые места в Москве. Мне казалось, что везде, где ни копни, везде исторически значимое место.

А. ВЕКСЛЕР — Город это как бы диалектическая триада, это прошлое, настоящее и будущее. Настоящее — это очень короткий миг. Прошлое — это те века, в которые уже Москва является городом, это те тысячелетия, которые время отложило на нетронутой поверхности. То есть время освоения территорий. И вся Москва в пределах Камер-Коллежских валов, это исторический город. Имеет статус памятника археологии. То есть это культурный слой, который содержит очень важную информацию о развитии нашей столицы. Но за пределами Камер-Коллежских валов еще порядка 150 зон, которые также локализованы нами и это места тех исторических поселений, это те загородные усадьбы, монастыри, это те древнейшие объекты, которые тоже мы должны непременно сохранить. Мы не должны упустить ни одной пяди земли. Идет огромного масштаба строительство, реставрация в Москве. И на всех значимых участках обязательно есть наши представители, исследователи. И это происходит, потому что сегодня археология часть всей технологии, всего процесса градостроения.

Л. ГУЛЬКО – То есть крупное строительство, которое идет в Москве, в том числе и в историческом центре, жилищное строительство я имею в виду, офисное, это все согласовывается с вами? Без согласования с археологами ни один объект не может быть возведен.

А. ВЕКСЛЕР — Согласовывается вся проектно-сметная документация, все, что будет делаться, начиная буквально от Генплана города. И соответственно потом уже все те отдельные объекты, по которым специальные разрабатываются экспертные заключения и затем в соответствии уже с проектной документацией археологической, идут постоянные археологические работы. Вне зависимости от времени года, от погоды, такие работы идут и сегодня. Я к вам приехал буквально с важного объекта, где идут сложные и ответственные работы. Мы можем о нем особо сказать.

Л. ГУЛЬКО – Конечно. Пожалуйста.

А. ВЕКСЛЕР — Трасса Нового Арбата всем известный проспект, был Калининским проспектом, мне больше нравится название Новый Арбат, но, к сожалению, когда она была прорублена сквозь историческую застройку, археологии не было тогда. Поскольку она не имела правовой основы. И уже 20 лет у нас юбилей, как все, что происходит в городе, все имеет обязательно аспект охраны археологического наследия. Один из объектов это Новый Арбат, 32. Это научный центр медицинский.

Л. ГУЛЬКО – Курортологии.

А. ВЕКСЛЕР — Совершенно верно. И буквально от первой лопаты или точнее от первого листа проектного мы там постоянные партнеры участники этого проекта, там сделаны замечательные находки. Поскольку это зона Новинского монастыря. 17 века. И те интереснейшие находки, которые там сделаны, это изразцы, мелкая пластика, они пополнили нашу копилку, входят уже сегодня в экспозиции московских музеев. До создания нашей службы Москва была, пожалуй, единственным городом такого масштаба и с такой историей, в котором не было музея археологии. После грандиозных работ на Манежной площади был создан музей археологии подземный, я думаю, многие знают его. После работы на Гостином дворе был создан новый музей, там же, где показана коллекция этого замечательного объекта. Самые последние наши музейные экспозиции это Царицыно, ко дню города был возрожден дворец. И там специальные археологические залы, там музеефикация тех объектов, которые мы раскрыли в придворцовой зоне. Это то новое, что возникло в Москве и что может являть собой пример для многих исторических городов, увы, не везде так в России. Но это исследование, это обязательная охранная археология, это музеефикация тех памятников, которые при этом обнаруживаются.

Л. ГУЛЬКО – Есть вопросы, которые прислали на sms. А прислушиваются ли к вам строители и власти? – спрашивает Николай. Археологи говорят: нет, здесь нельзя, здесь много интересного, поэтому давайте отсрочите. Прислушиваются строители?

А. ВЕКСЛЕР — Неверно было бы говорить, что наш путь устлан розами. Или другими цветами. Ни в коем случае. Но у нас есть правовая защита, есть у нас нормативные документы, которые приняты правительством Москвы. Есть поддержка, должен прямо сказать, непосредственно нашего мэра уважаемого. И вот тому пример. Идут сегодня работы на Сухаревской площади. Садовое кольцо, где движение, где проходят тысячи машин, и, тем не менее, мы смогли там провести те необходимые исследования для сохранения основания той знаменитой башни, там не был потерян ни один камень и эти руины органически войдут в подземный переход. И пересекая под землей Сухаревскую площадь, вы будете видеть ту белокаменную кладку, которая создавалась по воле Петра Великого.

Л. ГУЛЬКО – Вопрос такой. Сейчас разрешили практически покупать памятники архитектуры, приобретать их в частную собственность. Комиссии работают, все будет выбираться, конечно, спрашивать человека, чего он собирается с этим делать. Археологи смогут работать не с государством, а с частными лицами. Вот человек купил особняк в центре Москвы, а там на самом деле интересное значимое археологическое место.

А. ВЕКСЛЕР — Владелец этого особняка или земли он будет обязан соблюдать те необходимые условия, которые связаны с сохранением археологического наследия. И для этого есть специальная служба, Комитет по культурному наследию Москвы, который ведет постоянный контроль за этим. Я думаю, это мировая практика, если будет какая-то угроза для тех или иных культурных ценностей, то владелец будет остановлен, существует система штрафов очень серьезных. Так что здесь много будет зависеть от ответственности двух сторон. Как новых владельцев, так и тех людей, которые призваны нести ответственность за соблюдение закона.

Л. ГУЛЬКО – А я могу спросить ваше личное мнение. Это хорошо или плохо, что памятники истории передаются в частные руки? С одной стороны, если государству не на что содержать, частник все это на свои деньги отреставрирует, это хорошо, а с другой стороны, бог его знает, что он из него сделает.

А. ВЕКСЛЕР — Хорошо или плохо, что мы можем видеть замки Луары во Франции, находящиеся в великолепном состоянии.

Л. ГУЛЬКО – Или замки Германии, Италии.

А. ВЕКСЛЕР — И вместе с тем у нас гигантское количество было тех объектов, которые на глазах рассыпались, рушились. Я думаю, что это тот путь, который прошли все страны. И мы к этому пришли.

Л. ГУЛЬКО – Очень много вопросов: были ли раскопки или будут ли проводиться в Зарядье. Спрашивает, в том числе Геннадий из Москвы. Когда ликвидировали гостиницу «Россия», что там произошло.

А. ВЕКСЛЕР — У Геннадия правильный вопрос и совершенно естественный. Интерес и озабоченность, поскольку это место, откуда пошла Москва. То есть исторический город, он состоял из двух основных частей. Град и Посад. Вот исторический Посад это Зарядье за рядами Красной площади с 16 века, и естественно, здесь велись работы, когда гостиница строилась. И соответственно, как только возник проект перестройки этого места, мы тут же разработали как можно скорее свою документацию и были заложены первые раскопы в тех местах, где можно было работать при действующих коммуникациях. Эти раскопы были уже проведены, дали очень интересные материалы. Но главная работа еще предстоит. Буквально вчера у меня была встреча с компанией (неразборчиво), которая будет вести все подземное строительство. Они с полным пониманием относятся к этим работам. Уже есть проектные предложения по переустройству именно подземной части. И ни одного клочка земли там не будет проведено без археологии. Я возлагаю очень большие надежды на эту территорию. И предвидя вопрос традиционный, а сколько же лет Москве, когда же мы отметим тысячелетие или больший юбилей, могу сказать, что именно это место нам может дать новые материалы.

Л. ГУЛЬКО – А вообще, какие еще археологические сенсации нас ожидают в ближайшее время. Скажем, на раскопках Зарядья, или может быть в Коломенском. Может быть еще где-то. Ожидаете вы каких-то сенсаций археологических?

А. ВЕКСЛЕР — Для нас археология это не стремление к каким-то сенсациям. Это наша работа. Это та работа, которую мы стараемся выполнять, и нас конечно при этом очень радуют те замечательные находки, открытия, которые при этом делаются. Кстати, одно из замечательных открытий, которые были сделаны совсем недавно, это обнаружение под Храмом Святой Варвары, который был построен Родионом Казаковым в начале 19 века, и под ним обнаружен прекрасной сохранности подклет храма более раннего ренессансного, начала 16 века. Вот вам если хотите сенсация для нас. Это та сенсация, которая естественна. Зарядье это та интересная информация, которую мы получили и которую, кстати, смогут зримо ощутить те многочисленные любители московской древности, а Зарядье будет одним из главных московских районов, где будет исторический туризм. Где будут новые музеи. Один из них будет у церкви Варвары. Но это будет не единственный, я думаю, что их будет столько, сколько их есть.

Л. ГУЛЬКО – То есть можно будет посмотреть на раскопки, как делают в разных странах, за стеклом. Идут раскопки, стекло и можно пройти как в музей и попасть внутрь.

А. ВЕКСЛЕР — Это одна из форм. Но здесь я думаю, можно будет непосредственно спускаться в подклет, но нужно будет предварительно все это согласовывать, поскольку там не такое большое помещение. Но будут и такие зоны, где можно будет видеть открытую музеефикацию. Кстати, все ли знают, что на Театральном проезде, угол Третьяковского проезда можно видеть как бы живую археологию под открытым небом. Храм раскрыт, музеефицирован. Очень интересный. Это церковь Старой Троицы или Троицы, что в Старых Полях. Один из старейших храмов. Который мы раскрыли при перестройке территории. И он стоит, слава богу, очень хорошо закреплен. Но он на таком пригорке и не все об этом знают. Проходя по Театральному проезду. А стоит подняться на два марша, и вы увидите один из интереснейших объектов археологии.

Л. ГУЛЬКО – Есть вопрос по Красной площади. Александр из Москвы спрашивает о средних торговых рядах архитектора Клейна. Там были некие скандальные вещи. 4 корпуса из 5 были снесены, к сожалению. Там идет реконструкция. Там тоже, наверное, присутствует археология.

А. ВЕКСЛЕР — Заложена археология. В ближайшее время мы открываем там раскопки.

Л. ГУЛЬКО – Это одно из значимых мест в Москве.

А. ВЕКСЛЕР — Несомненно, поскольку это тоже зона, которая входила первоначально в центр города.

Л. ГУЛЬКО – Александр из Красноярского края, вопрос у него достаточно необычный. Он пишет, что он фанат раскопок, что нужно, чтобы начать раскопки? Знаете, как есть черные копатели, которые ищут все, что связано с временами Великой Отечественной войны. Есть ли черные археологи и мешают ли они вам работать?

А. ВЕКСЛЕР — Они конечно мешают. Но к счастью в Москве сегодня так организованы строительные работы и археологические, что туда не проникнуть никаким копателям, кроме белых, розовых если хотите. Если у Александра есть интерес к археологии, то ни в коем случае он не должен заниматься самодеятельностью и в Красноярском крае и во всех остальных регионах ведут работы академические и местные организации и, кстати, если у него будет очень большое желание, я его приглашаю на раскопки в Москву.

Л. ГУЛЬКО – То есть можно приехать в Москву и устроиться, археологическая экспедиция.

А. ВЕКСЛЕР — Совершенно верно. Надо будет предварительно к нам обратиться, мы это будем уже учитывать. И он сможет копать даже на Красной площади.

Л. ГУЛЬКО – А может обратиться любой человек, независимо от возраста, от статуса, от образования. Для того чтобы поработать в летний период, например.

А. ВЕКСЛЕР — Это зависит, конечно, от объектов. Насколько они сложны, ответственны. Но в общем может каждый. Это не закрытая тема.

Л. ГУЛЬКО – Много вопросов с сайта: как археология меняет историю. Например, спрашивает Марина. И меняет ли? Помимо возраста, который может измениться у города, страны.

А. ВЕКСЛЕР — Несомненно. Вы знаете, это бездна информации, которая касается всех сторон жизни города. Это иллюстрация его динамики, исторического процесса, это городское ремесло, это торговля, культура города, его быт. Архитектура, все это сквозь время. И мы узнаем постоянно немало нового и об отдельных районах города, сооружениях. Об их времени, декоре. Это очень важный материал для реставрации памятников. То есть это очень большая область знаний, которая дополняет историю архитектуры, историю экономики, историю внешних сношений Москвы и Московской Руси.

Л. ГУЛЬКО – У меня возникла мысль, в мире много все-таки конфликтов из-за территорий, это мое, нет мое. Мы тут первые были, нет, мы. Кто раньше сюда пришел, чья эта земля. А могут как-то археологи посодействовать разрешению таких конфликтов? И тем самым как-то наладить историю, не изменить ее, а наладить.

А. ВЕКСЛЕР — Это постоянно делается и на протяжении всей истории те тяжбы, которые возникали из-за тех или иных территорий, они использовали те данные, которые предоставляли им археологи. И, тем не менее, я например, вчера был на очень интересном выступлении, где шла речь о крепости Пор-Бажын на озере Тере-Холь в Тыве. Интереснейшая крепость, уникальная совершенно и это 8 век нашей эры. Уникальный объект будущего туризма. Но эта крепость китайская, тем не менее, так случилось, в результате всего исторического процесса она теперь на территории России. Но никто не требует ее вернуть в Китай. Это то наследие, которое отложилось на земле России.

Л. ГУЛЬКО – А ведь мог потребовать Китай вернуть свое наследие.

А. ВЕКСЛЕР — Я думаю, что это не случится, а наоборот, китайские коллеги будут поддерживать и приветствовать изучение этого.

Л. ГУЛЬКО – Есть вам послание от профессора Горбаневского, ученика академика Векслера. Который пишет: дорогой Александр Григорьевич, пусть я не стал археологом, занимаясь этой наукой в отрочестве под вашим руководством…, — дальше это сообщение обрывается. Таким образом, профессор Горбаневский передает привет Александру Григорьевичу Векслеру.

А. ВЕКСЛЕР — Я рад слышать Михаила. Дело в том, что я длительное время работал в музее истории города Москвы. Это было до создания нашей службы государевой. И тогда я работал со школьниками, был клуб юных археологов, через который прошли сотни ребят. Многие из них стали археологами. Но и те, кто избрали другие пути, тем не менее, конечно, они сохранили память, эту увлеченность. Она расширяет их представление о мире и о жизни.

Л. ГУЛЬКО – Так что, вам дорогой профессор, Горбаневский, тоже привет от академика Векслера.

А. ВЕКСЛЕР — Мне приятно было. Кстати, дело в том, что по решению правительства Москвы теперь в Царицыне будет создана школа московской археологии. И это очень серьезное событие. Это позволит нам действительно заниматься воспитанием, как начинающих археологов, так и любителей, которых мы будем приглашать на раскопки и такие школы есть в Афинах, Риме, а теперь будет в Москве.

Л. ГУЛЬКО – Это на самом деле радостно. 363-36-59. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Татьяна Александровна, Москва. Хотелось бы знать, на территории Воронцовского парка, где идет реконструкция усадьбы, работают там археологи, что там было найдено интересного.

А. ВЕКСЛЕР — Это интересный вопрос. Это действительно археологи работают не только в историческом центре, но и за пределами. Это такие территории, как Царицыно, Коломенское, Лефортово. И Воронцовский парк небольшой, но очень яркий, который скрывал под газонами Воронцовскую усадьбу, и были раскрыты на подъезде в лесной зоне старые мостовые, булыжный арочный мост. И соответственно мы дали все необходимые данные исходные для восстановления усадебного дома.

Л. ГУЛЬКО – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Александр Григорьевич, у меня такой вопрос. Зовут меня Александра Федоровна. Поселок Северный. Северо-восточный округ, что там было раньше? Там ведутся, очевидно, какие-то работы по археологии.

Л. ГУЛЬКО – А вы там живете?

СЛУШАТЕЛЬ – Туда очень многих москвичей собираются переселить.

А. ВЕКСЛЕР — Северная сторона московская тоже очень интересная. Интересна, во-первых, теми древностями, которые хранит Лосиный остров, которые мы видим на подъезде к Москве по старым дорогам. Это тот путь, который вел на Тверь, потом на Санкт-Петербург. Там стояли всевозможные поселения, они также учитываются при проведении тех больших работ, того проекта «Большой Ленинградки», который сейчас идет на севере. Также северо-запад это интереснейшие места, где будет впервые в Москве создан археологический парк в Митине. Это замечательное совершенно место по важности древних торговых путей. Там зафиксировано были при тотальном обследовании этого места большое количество поселений. Там остались курганы 12 века. Там очень интересные городища в селе Спас. И все это будет тоже музеефицировано.

Л. ГУЛЬКО – Археологический парк это музей на открытом воздухе?

А. ВЕКСЛЕР — Совершенно верно. Это то, что можно будет увидеть в натуре частью раскрытое и подвергнутое консервации, а часть, — сохранившая свои естественные формы, старые курганы, городища и до сих пор немного таких городов в мире, где можно было бы видеть на сегодняшней территории такие объекты отдаленного прошлого.

Л. ГУЛЬКО – А археологические раскопки они охраняются? Поскольку можно найти все, что угодно, в том числе, что интересует людей, которые на этом могли бы заработать неплохие деньги. Скажем, вывезя из куда-то.

А. ВЕКСЛЕР — Это очень важный вопрос. К сожалению, он не до конца еще юридически оформлен. Еще сегодня можно видеть в продаже в антикварных даже магазинах археологические артефакты.

Л. ГУЛЬКО – Поэтому я и спросил. Витрины целые есть.

А. ВЕКСЛЕР — Я думаю, что этому придет конец. Этим занимаются юристы, очень мощная сегодня организация Россвязьохранкультура. Она будет входить в законодательные органы с этим, и с этим будет покончено.

Л. ГУЛЬКО – То есть не хватает закона?

А. ВЕКСЛЕР — Совершенно верно.

Л. ГУЛЬКО – Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Вопрос такой. Как вы относитесь к этой бредовой еврейской идее…

Л. ГУЛЬКО – Простите, бредовая еврейская идея отметается сразу, поскольку человек понятно, что хочет спросить. Уродов всяких, извините за эмоциональность и больных на голову людей просьба не звонить. Другой телефон есть: 03. Сейчас можно 01 позвонить, все службы там работают. Все туда. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Это говорит Орлова Валентина Георгиевна, президент дворянской академии. Относительно закона о реституции. Я думаю что, наверное, я не по теме попала. Но, тем не менее, мой отец был юрист, он учился по учебнику, конечно дореволюционному, в котором сказано, что кто основал усадьбу, поместье, он является собственником. И причем никакое время не указано. Вот человек уехал на год, два, на 10, 20. Также как Юсуповское поместье замечательное Архангельское, потомок Юсупова, Ксения Юсупова я думаю, она является собственником и что она хочет с этим поместьем, она имеет право. Но закона у нас нет. И это гнусно и ужасно по отношению к людям, которые были изгнаны из Москвы насильственно. Вы сами знаете нашу историю. Мне ее не надо вам повторять. Я хотела все-таки, чтобы этот вопрос потихонечку был поставлен.

А. ВЕКСЛЕР — Очень интересный вопрос. Но он вне формата сегодняшней нашей встречи. Я думаю, что это нужно обращаться в Институт истории Академии наук и конечно такие организации высокого уровня как ГД Федерального собрания я думаю, это для них вопрос.

Л. ГУЛЬКО – Да, он вне сегодняшнего разговора. Но я думаю, что наша уважаемая радиослушательница имела в виду не только то, что находится на земле, но и под землей тоже.

А. ВЕКСЛЕР — Естественно. К нам люди обращаются, и мы всегда с интересом занимаемся московскими усадьбами, тоже расширяются представления о них. И довольно много. И, кроме того, у нас есть действительно такие прецеденты. Когда люди отсуживали свои владения, но я конечно не знаю, как начет Архангельска, это сложно.

Л. ГУЛЬКО – Это вопрос государственный.

А. ВЕКСЛЕР — Это вопрос большого значения. Он должен решаться на высоком уровне.

Л. ГУЛЬКО – У меня есть к вам еще такой вопрос. Я просто одно из ваших интервью взял. «У московских археологов помимо достижений и успехов есть также многолетняя большая печаль. Она связана с тем, что, добившись, наконец, возможности копать на Красной площади, они вряд ли когда-нибудь получат разрешение раскопки в самом Кремле. Где культурный слой невероятного качества».

А. ВЕКСЛЕР — Это видимо, было до тех работ, которые были проведены в прошлом году. Работы интересные. И они будут продолжены. Их ведет академический институт археологии и конечно музей Кремля. Они дали блестящие результаты и будут в дальнейшем проводиться в связи с реставрацией и теми вопросами благоустройства.

Л. ГУЛЬКО – А будут выставки какие-то в музеях Кремля того, что найдено?

А. ВЕКСЛЕР — Обещают. После работ по реставрации, там будут берестяные грамоты новые и те уникальные находки, которые были сделаны в прошлом году в Тайницком саду.

Л. ГУЛЬКО – Значит еще одной печалью меньше. Слава богу.

А. ВЕКСЛЕР — Слава богу.

Л. ГУЛЬКО – Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. У меня такое вам предложение. Борис из Москвы. Я живу возле (неразборчиво) набережной и обнаружил много разных интересных вещей. Я нашел ядро, картечь, какой-то странный инструмент.

Л. ГУЛЬКО – То есть куда обращаться.

СЛУШАТЕЛЬ – Если это представляет интерес, я могу это привезти. Спасибо.

А. ВЕКСЛЕР — Обращаться в Музей истории города Москвы. Новая площадь, д. 12 или в Музей археологи города Москвы. Это Манежная площадь. Но я и сам буду рад тоже встретиться с Борисом. Или другими находчиками, мы размещаемся на Люсиновской улице, дом 8 и всегда открыты для всех любителей московской древности.

Л. ГУЛЬКО – То есть можно придти и просто посоветоваться, поговорить.

А. ВЕКСЛЕР — Безусловно.

Л. ГУЛЬКО – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — А какое самое старое сохранившееся здание в Москве?

Л. ГУЛЬКО – Если вы знаете.

А. ВЕКСЛЕР — Ну конечно я знаю.

Л. ГУЛЬКО – Безусловно.

А. ВЕКСЛЕР — Во-первых, можно видеть Спасский собор Андроникова монастыря. Это очень интересный памятник. Он связан и с именем великого иконописца Д. Рублева. И конечно, очень старое здание в самом Кремле, церковь Воскрешения Лазаря. Грановитая палата, все это самые старые здания в Москве.

Л. ГУЛЬКО – Еще один вопрос, который повторяется неоднократно: ваше отношение к диггерам и ваши с ними отношения, если они есть. С людьми, которые спускаются под землю и находят в этом большое удовольствие.

А. ВЕКСЛЕР — Они спускаются под землю в основном в связи с теми коммуникациями, которые они обследуют. Если у них оказываются какие-то находки, связанные с историческим прошлым, я всегда с интересом их принимаю и у меня с ними есть контакты давние.

Л. ГУЛЬКО – Поскольку у нас тема представлена как археологические раскопки в Москве, но слушают нас не только в Москве, Зауг спрашивает: в Осетии проходят серьезные археологические исследования, что вы можете сказать по этому поводу. По разным регионам, я так понимаю.

А. ВЕКСЛЕР — Раскопки ведутся действительно от Балтики до Тихого океана. От Белого моря и до Черного. Огромный размах археологических работ. И теперь у нас возобновились археологические съезды. Съезды, на которые выставляются самые яркие находки десятков, сотен экспедиций. Конечно, трудно мне ответить конкретно на вопрос, связанный с Осетией. Но я знаю, что там очень интересные памятники, скажем, связанные с Бронзовым веком. Дольмены, менгиры, там очень интересные памятники феодализма. Я не сомневаюсь, что они тоже будут представлены на том съезде, который в этом году состоится под Москвой. Это будет съезд археологии России. И там конечно будет и Осетия.

Л. ГУЛЬКО – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Это опять говорит с вами Орлова Валентина Георгиевна. Но теперь непосредственно по раскопкам. Вокруг Кремля были захоронения богатейших людей. И когда все эти новшества и в Манеже, и вблизи стены, как учитываются эти драгоценности, которые я уверена, были найдены вблизи кремлевской стены. Спасибо за внимание.

Л. ГУЛЬКО – Если были найдены.

А. ВЕКСЛЕР — Это разговор о московских некрополях. Да действительно в древней Москве было около тысячи храмов, далеко не все сохранились. И когда ведутся какие-то работы, связанные с внедрением в землю, там обязательно проводятся опережающие и сопровождающие исследования. Те материалы, которые при этом обнаруживаются, поступают в музеи или если это особые ценности, то тогда в Гохран.

Л. ГУЛЬКО – Еще звонок примем. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Лена. Я только что включилась, может быть, уже спрашивали. Под Коломенским собираются делать туннель. И мы очень все опечалены, потому что неизвестно, как скажется на самой атмосфере Коломенского это событие. И вообще устоят ли памятники. Хотя укрепляли Храм Вознесения, но непонятно, чем это все кончится.

Л. ГУЛЬКО – Сейчас Александр Григорьевич попробует ответить.

А. ВЕКСЛЕР — Любые проекты они обязательно проходят необходимую экспертизу. И если возникает хоть малейшая угроза для памятников, то они при этом отвергаются. Это связано и с Коломенским, и с Лефортово, Царицыно.

Л. ГУЛЬКО – То есть жителям можно не волноваться?

А. ВЕКСЛЕР — Я надеюсь.

Л. ГУЛЬКО – Если тоннель уже прокладывается, значит, есть согласования.

А. ВЕКСЛЕР — Конечно.

Л. ГУЛЬКО – Будем надеяться. Потому что Бог его знает, всякое возможно. От каких-то стихийных вещей не уберечься, наверное.

А. ВЕКСЛЕР — Вы знаете, действительно здесь самые разные процессы происходят. Но, слава богу, в Москве достаточно много специалистов, которые ведут мониторинг, которые занимаются этими вопросами.

Л. ГУЛЬКО – Спасибо большое. У нас в гостях был Александр Григорьевич Векслер, главный археолог г. Москвы, академик архитектуры. Спасибо вам и ждем вас в гости снова. Спасибо, удачи.

А. ВЕКСЛЕР — Спасибо за внимание.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире