'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: В этот период предвыборный мы по различным проблемам, жизненно важным, будь то безопасность, будь то перемещение рабочей силы, будь то владение и управление нашими домами, о которых мы говорим сейчас мы приглашаем представителей различных главных политических сил, которые выдвигаются и претендуют на участие в выборной власти, в законодательной власти Москвы. Сразу хочу сказать, что мы как всегда, как все последние недели, вы прекрасно это знаете, приглашает представителей всех основных сил, и помимо представителей КПРФ, демократического списка «Яблоко», партии «Родина», у нас, естественно, должен был быть представитель «Единой России», но так случилось, что все закрыто, все уехали на съезд. Это объективная реальность, здесь, я бы даже сказал, нет никакой недоброй воли. Так получилось, что за неделю до московских выборов все ответственные люди, представляющие «Единую Россию», как раз сейчас занимаются партийными проблемами на своем съезде. У нас в гостях – кандидат Мосгордумы от КПРФ Вадим Соловьев, здравствуйте.



В. СОЛОВЬЕВ: Добрый вечер.



С. БУНТМАН: Дмитрий Катаев, кандидат Мосгордумы от списка «Яблока».



Д. КАТАЕВ: Здравствуйте.



С. БУНТМАН: Хотя в Думе представляли СПС все это время, сейчас объединенный демократический список, вот в чем дело.



Д. КАТАЕВ: Слава богу.



С. БУНТМАН: И депутаты Мосгордумы от «Родины» Виктор Волков.



В. ВОЛКОВ: Здравствуйте.



С. БУНТМАН: Дмитрий Иванович, я немножко вашего соло джазового попрошу небольшого, потому что мы знаем вашу проблему. Скажите, в каком состоянии сейчас регистрация? Пришло то, что зарегистрировали теперь, несмотря на всю несуразицу, которая была там, такие несмешные коллизии были со счетами, и со всеми делами. Сейчас в каком состоянии все?



Д. КАТАЕВ: Во-первых, я как в списке «Яблока» был, так и есть. Зарегистрирован, тут все в порядке. И выбор со списками в москве абсолютно нормальный. Весь политический спектр представлен. А в округе у нас, в 12-м Черемушкинском округе, там 6 районов больших входит, получилось очень интересно. Сначала избирательная комиссия дала нам неправильный счет для перевода избирательного залога, а потом сказала, вы залог не перевели, то есть перевели не туда, значит, мы вас не регистрируем. Причем счет этот нам комиссия дала абсолютно официально, за подписью председателя комиссии.



С. БУНТМАН: И у нас он есть.



Д. КАТАЕВ: Да. И еще нам обосновали чем, а вы, говорят, в «Московской правде» должны были посмотреть правильный счет для перевода залога.



С. БУНТМАН: Почему не в «Мурзилке»?



Д. КАТАЕВ: Я примерно так же ответил. Потом была городская комиссия, которая полностью солидаризировалась с окружной, но это не удивительно, потому что эту тактику они вырабатывали вместе. Потом был городской суд, который тоже солидаризировался, уж не знаю, вместе они вырабатывали или нет. В этот понедельник был Верховный суд, который не солидаризировался, наоборот, представители Генпрокуратуры и Центральной избирательной комиссии, наоборот, поддержали нашу позицию, и судьи тоже. В результате вынесено определение, залоги наши принять, кандидатов троих, обращаю ваше внимание, что не один я там такой, а трое, зарегистрировать, это было в понедельник, и мы до сих пор не зарегистрированы. Вчера комиссия собралась, но не было кворума. Вот такая случайность нехорошая.



С. БУНТМАН: А когда последнее время, чтобы вас восстановили в правах? Или ее решили не восстанавливать?



Д. КАТАЕВ: Последнее время точно не знаю, но, наверное, 0 часов в день выборов.



С. БУНТМАН: Я понимаю, да. Но это еще включение в бюллетени, серьезные вещи.



Д. КАТАЕВ: Конечно, это серьезные вещи. В понедельник довольно интересная процедура предстоит. Верховная суд, та самая коллегия, которая разбирала наше дело, даст какие-то разъяснения, кто ее просил, говорят, городская комиссия, но это слухи, что за разъяснения, понятия не имею. А вечером снова соберется окружная комиссия.



С. БУНТМАН: И должна принять решение.



Д. КАТАЕВ: Или не принять.



С. БУНТМАН: Ну, должна принять какое-то решение.



Д. КАТАЕВ: Должна принять, я думаю.



С. БУНТМАН: Так что, будем ждать этого решения. Думаю, никому из кандидатов, из соперников по выборам, ни в каком округе не нужны такие вещи. Главное, чтобы все решения были абсолютно законные, и исключены такие вещи.



Д. КАТАЕВ: Боятся политической конкуренции.



С. БУНТМАН: Конкуренция должна быть лояльной, и ее бояться нечего. Мы будем следить за тем, что происходит, думаю, что Дмитрий Иванович и ваши коллеги нас поставят в известность.



В. ВОЛКОВ: Там, кстати, есть один человек от партии «Родина», которого тоже так же обидели. И Михаил Громов тоже близок нам идейно. Просто идет расчистка самым наглым образом.



С. БУНТМАН: Я думаю, что это не выгодно никому. Это не та выгода. О нашей с вами, жителей Москвы, выгоде, которая, наверное, для нас все-таки самое главное, и потому мы выбираем депутаты, чтобы они наши интересы защищали. Сегодня тема – это управление домом. По карману или не по карману это нам. Нам предложено управлять в какой-то степени в разных формах своими домами, в которых мы живем, и сотни людей живут в доме. Сколько бывает у нас квартир, и за сотню, и больше. И я сталкиваюсь все время с тем в быту, что мы, здесь могу совершенно ясно сказать, «мы», что мы не понимаем, как нам управлять. И насколько нам по карману, даже если более обеспеченные возьмут, примут на собрании, как принимаются такие решения, помогать менее обеспеченным и брать часть расходов. Мы не понимаем, как это можем сделать. Как управление, вы видите проблему, я спрашиваю у всех наших гостей. С Виктора Волкова начнем. Где подводные камни, а с другой стороны, дайте нам лоцию, как будущие депутаты, как нам пройти?



В. ВОЛКОВ: На самом деле, ничего драматичного здесь я не вижу. Драматично то, что этот кодекс, который действительно поставит на грань жилищного коллапса, в том числе, и жителей столицы, принят впопыхах, и, наверное, вводить его следовало постепенно. Но раз его приняли, особого драматизма я не вижу. Эта практика уже наработана в управлении жилищного кооператива, которые в советское время очень успешно справлялись со всеми этими вопросами. Просто жители будут платить как собственники жилья за коммунальные услуги, на открытом собрании будут выбирать руководство домкома, домовой комитет, и будут нанимать управляющую компанию. Будет ли это дороже для жителей? Вне всякого сомнения. Поскольку сегодня большинство у нас жилья муниципального, и говорить о том, что этот кодекс жилищный решит все вопросы преждевременно. Поскольку совершенно несопоставимые вещи, несопоставимые возможности. Поскольку мы выступаем от себя лично как жители муниципальных домов, как частные лица, и управляющие компании, которые будут юридическим лицом. У нее самое главное – зарабатывать деньги для себя. Поэтому, конечно же, без нормальной конкуренции в сфере жилищно-коммунального хозяйства цены будут, естественно, очень резко расти при таком же скверном качестве обслуживания.



С. БУНТМАН: Конкуренция – это один аспект, здесь есть несколько, о которых я еще задам вопросы обязательно. Пожалуйста, Вадим Соловьев, как вы видите?



В. СОЛОВЬЕВ: Я, в отличие от коллеги из «Родины», отношусь более пессимистично к тому жилищному кодексу, который был принят и вступил в силу. В моем понимании, этот документ принимали люди, которые имеют самое смутное представление о жилищно-коммунальной сфере Москвы. Такое впечатление, будто люди хотят с чистого листа начать всю свою деятельность. То есть, то, что было раньше: вся система управления, распределения, ремонта, делается вид, что этого ничего нет, и заново вводится новые подходы к решению этого вопроса. Что меня смущает в этой ситуации. Прежде всего, я вижу целый ряд больших проблем для рядового жителя, которые наступают после вступления в полном объеме действия этого кодекса. Но прежде всего нужно отметить, что значительно вырастет налог на недвижимость, и налог на землю. К 2007 году планируется ввести новые нормативы, которые приблизят стоимость квартир до рыночных. Если сегодня мы платим копейки, даже те, кто приватизировал, относительно плохая если квартира – 0.1%, если сверхэлитная – 1%, то это пока еще небольшая сумма. То к 2007 году эти деньги выйдут на порядок, значительно больше.



С. БУНТМАН: Вадим, я могу сразу задать вопрос? Вы считаете, что это вообще неподъемные вещи, что здесь даже и стараться оптимально управлять своими домами, и стараться в рамках принятого кодекса нам нечего?



В. СОЛОВЬЕВ: В моем понимании, если этот жилищный кодекс останется в том виде, в каком есть, нас ждет жилищный коллапс.



С. БУНТМАН: Пожалуйста, Виктор.



В. ВОЛКОВ: Я хочу просто поправить Вадима, что я не выступаю апологетом этого жилищного кодекса, более того, фракция «Родина» в Госдуме голосовала против него, и они поправили поправку к закону, где на законодательном уровне будет запрещено выселять из квартир москвичей, которые прожили в Москве более 20 лет.



С. БУНТМАН: Для этого мы выбираем депутатов, для дальнейшего справления.



В. ВОЛКОВ: Но поскольку речь идет немножко о другом, как я понял, Сергей нам предложил все-таки в рамках того, что нам уже подсунуло правительство и Госдума во главе с ее великой фракцией, то необходимо из этой ситуации каким-то образом выворачиваться. Поэтому, думаю, наши зрители и слушатели ждут от нас практических советов, что можно делать, раз уж мы попали в такую непристойную историю и эту вязкую жидкость.



В. СОЛОВЬЕВ: Спасибо, но я не закончил о проблеме.



С. БУНТМАН: Пожалуйста, коротко.



В. СОЛОВЬЕВ: Да. Возрастает резко страхование жилья, оно перекладывается на собственника. Дальше, возрастает стоимость ЖКХ до 100%, мы начинаем платить каждый год на 30%. Самая большая проблема с капремонтом, с расходами на него. Если те новые дома, которые сейчас вводятся или недавно отремонтированы, еще с капитальным ремонтом понятно, с деньгами. То те, которые 20 лет не ремонтировались, а люди отчисляли деньги по нормативам на капитальный ремонт, никак не заложена проблема компенсаций, и возврата этих денег, которые скопились.



С. БУНТМАН: Вы считаете, что мы оказываемся и в этой области обманутыми вкладчиками?



В. СОЛОВЬЕВ: Конечно, именно так. Получается, что 20 лет не ремонтировали, а теперь, чтобы собрать деньги, еще 20 лет надо. И к тому времени эти дома просто разрушатся. И безусловно меня очень пугает, что отменяется с 1 января 2007 года возможность деприватизации. Если пенсионер приватизировал квартиру под воздействием пропаганды, а потом посчитал, и оказалось, что у него не хватает денег, чтобы платить все налоги и ЖКХ, захочет ее деприватизировать, у него такой возможности уже нет.



С. БУНТМАН: И при этом остаться в своей квартире.



В. СОЛОВЬЕВ: Да.



С. БУНТМАН: Пожалуйста, Дмитрий Катаев.



Д. КАТАЕВ: Спасибо. Проблемы, которые Вадим перечислил, абсолютно реальные. Но я бы не драматизировал так ситуацию. Сначала несколько слов о жилищном кодексе. Тоже скажу, если я за него бы голосовал, то голосовал бы против. Это я давно для себя сформулировал. Но не по тем, пожалуй, причинам, которые мы сейчас обсуждаем. А по другим, очередники, квартплата. А мы сейчас обсуждаем управление жильем, домами, ну и я добавил бы сюда землю, хотя мы почти о ней не говорили. Это как раз, я считаю, положительный момент в жилищном кодексе и в законе о введении в действие, хотя вопрос в том, кто их, эти моменты, реально использует. Ситуация очень напоминает начало 90-х гг., когда приватизация общая, массовая, давала вроде бы огромные перспективы, но воспользовалась ими в основном бюрократия, а народ ими воспользоваться не сумел, не захотел, там можно много на эту тему говорить, но не получилось.



В. ВОЛКОВ: Не позволили.



Д. КАТАЕВ: Ладно, не будет сейчас углубляться в историю. Я сам был депутатом Моссовета и видел, как это проходило в Москве, считается, что в Москве было лучше всех, но это другая тема. Так вот, почему я вспомнил об этом? Потому что по масштабам, по объему материальных ценностей и денежных потоков и по социально-политическим результатам, то есть то, что сейчас происходит, то, что, по сути можно назвать жилищно-коммунальной реформой, вот она началась, это в общем сравнимо с той самой приватизацией. Ну, может, немножко меньшие объемы. Теперь конкретно то, что перечислил Вадим. Есть опасность, что налоги на землю и недвижимость вздуют до чертиков.



С. БУНТМАН: Есть такая опасность?



Д. КАТАЕВ: Есть. А кто же помешает? И решит Госдума.



В. ВОЛКОВ: «Единая Россия» решит, и все.



Д. КАТАЕВ: Да, жилищно-коммунальный комплекс захочет, могут вздуть. А могут и не вздуть, если мы будем сопротивляться, если мы выберем соответствующих депутатов. Дальше, страхование, то же самое можно сказать, законы можно принять. ЖКХ, оплата 100%. Это не правильно, жилищные субсидии никто не собирается отменять, в жилищном кодексе субсидии предусмотрены, в разных регионах, в Москве больше 10%, в других – больше 15-20%.



В. ВОЛКОВ: 22%.



Д. КАТАЕВ: Платить никто не будет. Правда, за норму. И это очень непривычный, конечно, для нас момент. Норму тебе субсидируют жилья, а если у тебя бабушка осталась одна вдова в 3-комнатной квартире, то там уже субсидировать не будут.



С. БУНТМАН: Не будут совсем?



Д. КАТАЕВ: Нет, там будут другие льготы.



С. БУНТМАН: Или изменяется просто?



Д. КАТАЕВ: В пределах нормы.



В. ВОЛКОВ: Свыше 18 метров субсидировать не будут.



С. БУНТМАН: Субсидируют 18 метров, а за остальные плати полностью или за все?



В. ВОЛКОВ: За остальное, свыше социальной нормы, уже субсидии не будет. И расплачиваться необходимо. Мы сегодня уже сталкиваемся с таким явлением, помните, были новые русские, теперь появились новые бедные.



Д. КАТАЕВ: Они давно появились.



С. БУНТМАН: Новейшие, может быть.



В. ВОЛКОВ: Да. Чета пожилых людей, живущих на Ленинском проспекте, живущих в 3-4-комн. квартире, а по нормам им положено 36 метров, за все остальное с них будут драть три шкуры. Им говорят наши добрые чиновники, а вы продайте и езжайте в Митино, вам еще и на похороны хватит немного.



С. БУНТМАН: Это вещь, когда выступал Вадим Соловьев, это звучит постоянно, проходит невидимой нитью, что всегда у вас есть решение не жить в хороших местах.



В. ВОЛКОВ: Или не жить вообще, это называется, новые бедные.



С. БУНТМАН: Всегда есть выбор, называется.



Д. КАТАЕВ: И все-таки человек, владеющий капиталом 200 тыс. долларов, это 3-4-комн. квартира на Ленинском проспекте, наверное, должен привыкать, я сознаю прекрасно, насколько трудно этой пожилой чете изменить свой образ жизни, но все-таки надо привыкать к тому, что таким капиталом надо как-то управлять, это с одной стороны. А с другой стороны, должна быть, безусловно, очень сложная и действенная система смягчения для них этих проблем.



С. БУНТМАН: Да, должна быть.



Д. КАТАЕВ: И это тоже зависит от депутатов московских.



В. ВОЛКОВ: Дмитрий Иванович, позволю себе не согласиться. В этом наши различия, что все-таки правые более либерально к этому относятся, и более радикально. А у меня предложение такое. Почему бы нам не позволить уже этой пожилой чете просто дожить свой век? Давайте оставим стариков в покое, не будем их выгонять, они здесь привыкли.



С. БУНТМАН: Скажите, кто это – мы?



Д. КАТАЕВ: Это город.



В. ВОЛКОВ: Мы – это законодатели, мы – это городская власть.



С. БУНТМАН: Законодатели городские имеют право?



В. ВОЛКОВ: Да, поэтому мое глубокое убеждение. Я ведь не выступаю за то, что моим дочерям, одной 19, другой 25, и они не работали в том режиме, при коммунизме, а были еще детьми, пусть они погружаются в пучину капитализма, им не повезло или повезло в этих условиях, а стариков давайте оставим в покое.



С. БУНТМАН: Как это сделали, кстати, в Париже. Мы здесь поставим отточие. И вы же начнете после того, как мы послушаем новости.



НОВОСТИ



С. БУНТМАН: Дмитрий Иванович, мы решили поставить отточие.



Д. КАТАЕВ: Мы обсуждали тему, как быть старушке или пожилой паре, которые оказались в 3-4-комн. квартире на Ленинском проспекте, цена ее 200 тыс. долларов, они сидят на сундуке с деньгами и бедствуют. Так вот, предложение очень простое. Оно здесь отчасти прозвучало. Пусть они живут, как живут, но если у них есть наследники, которые претендуют на квартиру, пусть они платят. Я считаю, что это абсолютно справедливо. Пусть между собой договорятся, как они оплачивают жилье, квартплату. Я считаю, если наследники претендуют на такую огромную, дорогую квартиру, пусть платят. Вариант второй, если наследников нет, если никто не претендует, тогда, опять-таки, пусть живут, а потом ее получит государство.



С. БУНТМАН: Или государство, или, если они продадут в каких-то условиях, то следующие жители будут.



Д. КАТАЕВ: Да, или можно усложнить, как-то оговорить.



В. ВОЛКОВ: Юридически не обосновано это. Как наследники могут поделить?



Д. КАТАЕВ: Это можно юридически обосновать.



В. ВОЛКОВ: Мне приходилось вступать в права наследования после смерти родителей. Это право может наследникам достаться или не достаться. Поскольку в самую последнюю минуту можно изменить завещание, и наследником будет другой. А тот человек, который искренне считал себя наследником, проплатил, допустим 5-8 лет, а дальше все, читайте «Собаку Баскервилей».



Д. КАТАЕВ: Давайте не забираться в подробности.



С. БУНТМАН: Давайте потом, я согласен со слушателем.



Д. КАТАЕВ: Ясно, что нужны законодательно здесь довольно сложные принять.



С. БУНТМАН: Валентина Ивановна говорит, «почему только Катаев и Волков, дайте слово коммунистам».



В. СОЛОВЬЕВ: Спасибо большое. Действительно, мой коллега из «Родины» подтвердил, что у нас немножко другое отношение, чем у Дмитрия Ивановича к жилищному кодексу. Это объясняется понятно чем. Компартия РФ представляет интересы людей и труда. Как правило, не очень зажиточных людей. А СПС – это все-таки люди, которые сделали себе состояние. Поэтому, естественно, оценка людей, которые имеют деньги, и у которых их очень мало, совершенно различное к жилищному кодексу. Поэтому у меня резко категорическое, отрицательное отношение к этому жилищному кодексу. Давайте мы посмотрим, как в принципе планируется возможность создания этих товариществ, собственников жилья. Я понимаю, когда создавались ЖСК в советское время, там подбирались люди, которые имели примерно одинаковый материальный достаток и могли заплатить за эту квартиру. И тогда они, естественно, имея определенные доходы, решали все остальные вопросы, связанные и обеспечением этого жилья, и с ремонтом, и так далее. А сегодня возьмите любой дом, тот, в котором я живу. У нас там совершенно различные категории граждан, начиная от бизнесменов до простых уборщиц и дворников. И для того, чтобы их вместе собрать и решить общие вопросы, связанные с капитальным ремонтом, и с наемом охраны, и ремонтом дома, это практически несовместимые доходы.



С. БУНТМАН: Доходы – да. А интересы совместимые, наверное. Я Должен сразу сказать в продолжение темы. Мало того, что мы и после выборов в Мосгордуму мы будем заниматься и этим вопросом, в частности, и с представителями различных партий, сил, со специалистами, имеющими разные взгляды на это, будем вместе вырабатывать решение. Я должен сразу сказать, что юрист сегодня у нас будет в эфире в 22 часа у Михаила Лабковского как раз по новому жилищному кодексу, юрист Владимир Саканов. Вы сможете получить юридическую консультацию в прямом эфире, звоните в программу Михаила Лабковского на «Эхо Москвы». Да, пожалуйста, Дмитрий Иванович.



Д. КАТАЕВ: Я не могу не возразить. Вот эту утку, что СПС, тем более, «Яблоко» опирается на зажиточные, говорят, даже на олигархов. Эту утку запустили люди, которым ни вы, и никто не верит, но утке этой почему-то верят. На самом деле и «Яблоко», и СПС опираются, в Москве, по крайней мере, в основном, на интеллигенцию. К сожалению, мы уважаем зажиточных людей, естественно, тех, которые сами устроили свою жизнь, очень уважаем. Стараемся им помогать, но реально мы опираемся, наш электорат – это, конечно, в основном, интеллигенция. Потому что те же зажиточные люди, к сожалению, не очень-то ходят на выборы. Они еще не осознали себя как политическая сила даже. Я могу привести один пример. Я только что, 2 часа назад, еще не закончилось большое собрание в моем избирательном округе. Собрались человек 100, причем не людей случайных, а председатели ЖСК, ТСЖ, председатели комитетов территориального самоуправления. С 12 до 2, и я уехал, они еще продолжали внимательно слушать наших специалистов и председателя союза собственников жилья Юго-Западного по этой самой теме, как быть с жилищно-коммунальной реформой, как жить в условиях нынешнего жилищного кодекса, как организовать управление домами. Очень интересное собрание, очень толковые, активные люди. Причем оно второе. Две недели назад было первое такое же, интересно людям. И не стоит это смахивать как крошки со стола. Вы говорите, вот навязывают, я, может быть, нечетко переведу вас, навязывают ТСЖ для того, чтобы с плеч государства сбросить обузу.



С. БУНТМАН: А как же, мы в безвыходном положении, мы должны каким-то образом объединяться.



Д. КАТАЕВ: Значит, давайте так. Во-первых, общество в целом несет огромные расходы на ЖКХ. И никто не собирается эти расходы, то есть их надо, конечно, увеличивать, но это уже вопрос национального продукта и прочего, конечно, мы недостаточно сейчас расходуем на ЖКХ, но это другой вопрос. А то, что мы расходуем, я сейчас не буду делить людей и государство. То, что мы расходуем, расходуем эффективно, кто-нибудь из присутствующих скажет, что это эффективно расходуется?



С. БУНТМАН: Я просто не знаю.



Д. КАТАЕВ: А я знаю.



В. ВОЛКОВ: Смотря в каком смысле, для кого эффективно.



Д. КАТАЕВ: В прямом смысле.



С. БУНТМАН: Эффективно, это когда для нас, когда мы получаем то, за что платим?



Д. КАТАЕВ: Да. Вы знаете вообще, много ли москвичей знают, что бюджет на 2006 год московский городской, если его пересчитать на семью из 4 человек, составляет 20 тыс. руб. в месяц. Представьте себе, каждая ли семья в Москве может себе позволить 20 тыс. руб. в месяц. Такой бюджет на семью из 4 человек в будущем году. И значительная часть там идет на ЖКХ. Конечно, и на многое другое: на образование, на строительство дорог и так далее, но мы сейчас про ЖКХ говорим, знаете ли вы, что наши уважаемые ДЭЗы, как бы они сейчас ни назывались, выполняют половину или две трети только тех регламентных работ, которые они обязаны выполнять. Остальные деньги они получают.



С. БУНТМАН: А кто может потребовать от них это?



Д. КАТАЕВ: Вот. Кто может потребовать. Вы понимаете, что чиновники с них этого никогда не потребует. Потребовать можем только мы, научившись этому. Это очень важное условие. А для этого и создаются, проводятся эти собрания, создаются ТСЖ, ЖСК уже созданы. Вот о чем сейчас идет речь.



В. ВОЛКОВ: Дмитрий Иванович, я не знаю, ваш тезис подвергаю сомнению, что надо помогать богатым, состоявшимся людям. Мне кажется, что во всем мире, в странах, социально ориентированных…



Д. КАТАЕВ: Я этого не говорил.



В. ВОЛКОВ: Именно это и говорили, что мы им будем помогать. Наоборот, богатые помогают бедным.



С. БУНТМАН: Нет.



Д. КАТАЕВ: Когда я это говорил?



В. ВОЛКОВ: А я даже записал специально.



Д. КАТАЕВ: Плохо записали.



В. ВОЛКОВ: Ладно, опустим. Так вот, что касается эффективности.



Д. КАТАЕВ: А. Я понял, чтобы уж не возвращаться. Помогать, естественно, не материально, а в их деятельности коммерческой, против бюрократии.



В. ВОЛКОВ: Они и так состоялись.



С. БУНТМАН: Знаете, что, может быть, но смотрите, если нам переходить, потому что я очень хочу, чтобы мы успели в этой передаче понять одну вещь, у меня полный пейджер.



В. ВОЛКОВ: Даю просто 3-4 цифры по эффективности управления. Бюджет Москвы на следующий год, на услуги ЖКХ заложена сумма 61 млрд. 305 млн. руб., это более 10% бюджета. Поверьте мне, половина этих денег будет просто «добросовестно» украдена.



Д. КАТАЕВ: А я о чем говорю.



В. ВОЛКОВ: Потому что за чиновниками нет никакого пригляда, и воровство начинается от начальника ДЭЗа и по вертикали до самого верха. Теперь, почему у нас растут цены? Вот смотрите. Котельные износились более чем на 54.5%, коммунальные сети водопровода – на 65.3%, сети – 58%, это никто не ремонтирует. А сегодня эти вериги бросят на нас. И мы будем оплачивать головотяпство.



С. БУНТМАН: Хорошо, бросят. Смотрите, здесь: «мы не можем собраться, потому что у нас квартиры сдают». И что? 70-80% сдаются. Ирина говорит. «Надо восстанавливать институт управдома».



В. ВОЛКОВ: Это предусмотрено жилищным кодексом.



С. БУНТМАН: Я понимаю Ирину, она хочет, чтобы ей прислали управдома, лучше, из Кремля.



Д. КАТАЕВ: Честного и квалифицированного.



В. ВОЛКОВ: А еще лучше менеджера из Америки с гарвардским образованием.



С. БУНТМАН: Да нет, ему не верит, он обманет.



В. ВОЛКОВ: Дело в том, что и у нас обманет, только мы сами можем это сделать.



С. БУНТМАН: Очень важно, чтобы прислали нам начальника, и чтобы мы жаловались, что нас обманывают.



В. ВОЛКОВ: Причем хорошего начальника.



С. БУНТМАН: «У нас собрались 15 человек в 100-квартирном доме, никто не хочет выбирать». Здесь Вадим говорил, люди совершенно разного достатка, разного социального статуса. Есть одинокие пенсионеры, пожилые люди, есть семьи, которые снимают квартиры, есть те, кто владеют огромными квартирами, покупают квартиры.



В. ВОЛКОВ: Асоциальные элементы еще есть тоже, которые принципиально не платят, живут…



С. БУНТМАН: Асоциальные элементы, да, живут, да, именно так, как вы показали сейчас, около щеки. Правильно, они так живут. Много есть. Но как мы тогда создадим тот орган, который может требовать, нанимать компанию.



Д. КАТАЕВ: Я могу рассказать эпизод, который был 2 или 3 недели назад. На улице Косыгина, дом 9, комитет самоуправления собрал жителей трех домов, чтобы решать эту самую проблему. Пригласили меня, это мой нынешний избирательный округ. Комитет территориального самоуправления на Воробьевых горах хотят создавать ТСЖ. Люди против, вернее, не против, но опасаются.



С. БУНТМАН: Чего?



Д. КАТАЕВ: Создавать ТСЖ, пускаться в самостоятельное

плавание, то, о чем вы резонно говорите. Я выступил и сказал, давайте, сейчас надо заключать договор с управляющей компанией, будет это ДЭЗ, будет это другая компания, это надо делать. Лучше вы его заключите, чем потом его заключит управа от вашего имени. Вы предусмотрите многие серьезные вещи в этом договоре. Подождите годик, ваш комитет самоуправления вполне эффективный, он будет контролировать выполнение этого договора, а через годик вы решите, нужно вам создавать ТСЖ, или не нужно. Насколько я знаю, народ согласился, правда, я уехал до конца собрания, ответа окончательного не знаю. Но что очень интересно там. Тот же самый ДЭЗ уже провел заочное собрание в одном из этих домов. И жители, не глядя, судя по всему, уже проголосовали заочно за тот проект договора, который им предложил ДЭЗ. Я его получил в руки, этот проект от людей, которые были на собрании. И там, например, вот жилищный кодекс требует через год повторное собрание по результатам, а в договоре – через 3 года. Жилищный кодекс требует отчитываться каждый год, управляющая компания должна отчитываться перед жителями, а в договоре – перед окончанием срока договора. И самое интересное, в этом договоре написано, управляющий, этот самый ДЭЗ может пристраивать, перестраивать, надстраивать к существующему строению новые, которые становятся его собственностью. И люди все это подписали. То, есть с одной стороны, открываются большие возможности, с другой стороны, опять же, мы видим, кто ими пытается воспользоваться.



В. ВОЛКОВ: Этот договор можно расторгнуть, потому что он сделан с нарушением законодательства.



С. БУНТМАН: Кто будет расторгать?



В. ВОЛКОВ: Инициативная группа жителей.



Д. КАТАЕВ: Я могу сказать эпизод, когда расторгают договор.



С. БУНТМАН: Секунду, Вадим Соловьев хочет сказать.



В. СОЛОВЬЕВ: Дело в том, что у нас совершенно другой подход к этой проблеме. Мы категорически выступаем против того жилищного кодекса и против всех этих новаций в принципе. Мы считаем абсолютно непродуманным и неправильным, не учитывающим состояние нашей экономики, наших доходов и правовое состояние нашего населения. Поэтому в нашем понимании этот жилищный кодекс либо сам отомрет по факту, и придется вносить массу изменений. Либо мы его отменим, как только придем. Проводить жилищно-коммунальную реформу нужно. Но растянуть ее минимум на 20-30 лет, чтобы нормально перейти к решению этих проблем без ущерба для населения.



С. БУНТМАН: Вадим, если предлагать объединение жильцов, почему бы нам не объединяться? Ведь это беда, когда все разъединены.



В. СОЛОВЬЕВ: Очень трудно объединиться рабочему и капиталисту.



С. БУНТМАН: Это не 1895 год.



В. СОЛОВЬЕВ: Нет, это реальность которая сегодня существует, и никуда от нее, хочешь ты или не хочешь. Самое главное, что меня поражает, что перешли к реформированию социальной сферы, не решив вопрос с резким повышением доходов, зарплаты и пенсий граждан. Мы сегодня в Москве платим за все по мировым ценам, а зарплату получаем на уровне Африки.



Д. КАТАЕВ: А производительность труда?



В. СОЛОВЬЕВ: Производительность труда у нас рухнула из-за чего? Из-за того, что уважаемые демократы провели дикую приватизацию и почти уничтожили экономику. Вот в чем проблема.



С. БУНТМАН: Позиция понятна. Я бы хотел, чтобы мы все-таки, что можно ответить людям, которые, важно ли то, теперь понятно, что важно, что произошло расслоение, вот для Вадима Соловьева важно. Как вы считаете, Дмитрий Иванович, как считает Виктор Волков еще, важно ли то, что по факту здесь есть те пятые-десятые, кого мы перечисляли в подъезде. 250 квартир, из них 80% сдано, это непреодолимое препятствие для объединения?



Д. КАТАЕВ: Это препятствие серьезное, но это факт жизни, с которым надо считаться. И исходя из этого факта, как мы должны себя вести. Вот на том собрании на улице Косыгина, про которое я только что рассказывал, я там не знаю, я не видел там или не проявили себя ни рабочие, ни капиталисты. Люди обсуждали серьезный вопрос, как им жить дальше. Так что, дело не в этом, классовый подход, я думаю, здесь не сработает. В остальном я с вами абсолютно согласен, что правовая неграмотность, пассивность, все так. Но вопрос встает такой. Вот Мосгордума недавно на ура, можно сказать, и я голосовал, и Виктор Васильевич голосовал, все единогласно проголосовали за то, как раз, о чем вы сейчас говорите примерно. Продлить срок приватизации, продлить срок деприватизации, на год или на два, не помню, важно продлить, дальше разберемся. И я с вами абсолютно согласен, что срок 1 марта установленный, мы еще сегодня об этом не говорили, что если до 1 марта эти собрания не пройдут в многоквартирных домах, дальше управа сама заключает договор, какой она считает нужным, с той фирмой, которую она выберет на управление домом. Оно ведь не останется так, как есть, договор будет заключен, это реальность юридическая. Так вот, этот срок тоже, конечно, надо отодвинуть. И я об этом уже писал предложения и в Госдуму и в институт разработчиков жилищного кодекса.



С. БУНТМАН: Городская дума новая может каким-то образом начать пробивание коллективное?



В. ВОЛКОВ: Мы вышли с законодательной инициативой в федеральную Думу с такими предложениями. Отвечая на ваш вопрос, вы говорите, что у нас люди, конечно, разные. И это, действительно, факт, это данность, от этого никуда не уйти. Но у них может быть один общий вектор поведения, когда речь идет о жизненной среде, о месте своего обитания. Люди хотят жить в нормальных, чистых, отремонтированных домах. За свои деньги получать нормальные услуги, как и положено, и что должна делать та компания, которая обслуживает этот дом. Это можно делать. Единственное, что, наша инертность, конечно, позволяет чиновникам манипулировать общественным мнением, с одной стороны.



С. БУНТМАН: Значит, первое, что нужно сделать, это сплотиться?



В. ВОЛКОВ: Да, искать общий вектор. То, что надо каждому – и дворнику, и, извините меня, учительнице, и профессору, и бизнесмену. Потому все те бизнесмены, которые называются новыми русскими, давно имеют коттеджи за городом. У нас, в принципе, живет так называемый средний класс, в основном. И есть общая база, именно нормальное существование в нормальном городе с нормальными ценами. И главное, за те деньги, что мы с вами платим и честно зарабатываем, мы должны получать нормальный продукт, нормальные услуги, опыт имеется. Страны Прибалтики, как только отделились, ввели 100% оплаты ЖКХ, получили текущие крыши, тех же самых хамов-сантехников, но платили полностью за все сами. Люди поняли, что их дурят. Собрались, сегодня там у них, как в Европе, то есть за каждую уплаченную копейку они требуют адекватных услуг.



Д. КАТАЕВ: И, между прочим, там колоссальная экономия энергии получилась в результате.



В. ВОЛКОВ: Естественно, эти лампочки в подъездах, которые горят бес конечно, текущие краны.



С. БУНТМАН: Есть еще такая беда, что есть единая, умозрительно выработанная модель, скорее всего. Наверное, на этом этапе, может быть, стоило предложить несколько моделей, моделей более глубокого объединения, с такими-то правами, без таких-то.



Д. КАТАЕВ: У нас любовь к стандартизации большая.



В. ВОЛКОВ: Немножко такой каламбур получается, что эту единую модель нам предложила «Единая Россия».



С. БУНТМАН: Вас хлебом не корми, дайте пнуть, особенно отсутствующих политических оппонентов.



В. ВОЛКОВ: Конечно, о покойниках либо хорошо, либо никак. Просто так получилось. На самом деле, конечно же, должно быть многообразие. И люди имеют право выбирать, так им работать, одну форму, другую, третью.



С. БУНТМАН: Здесь приводит пример Серафима Ивановна, наша слушательница модель шведскую, где очень много есть объединений. «Жители домов плюс владельцы, работники магазинов и так далее».



В. ВОЛКОВ: Да, там система кондоминиумов. А во Франция система концессий. У американцев частные собственники.



С. БУНТМАН: Так надо попробовать.



Д. КАТАЕВ: В Италии мощнейшие структуры.



С. БУНТМАН: Москва, по разнообразию своему различному, мест и кварталов.



В. ВОЛКОВ: Конечно, поскольку есть расслоение, поэтому многообразие должно быть на разные слои людей.



С. БУНТМАН: Дмитрий Иванович, пожалуйста, вам завершающее слово.



Д. КАТАЕВ: По этому поводу я бы очень немого сказал. Что семьи у нас все, слава богу, очень разнообразные, а законодательство все-таки семейное одно. Так что, закон не может быть бесконечно сложным, иначе его невозможно будет выполнять. Сейчас предлагается 3 варианта управления домами. Я не буду их перечислять, хотя, впрочем, могу: управление непосредственное, которое реально для нескольких квартир, мы с вами собрались и решили нанять дворника. Это маленькие дома, как правило. Управление через товарищество собственников жилья или ЖСК, второй вариант. И третий вариант, управление, когда это собрание решает заключить договор с управляющей организацией. Вот три варианта. Они вполне разумны, исчерпывают в значительной степени то, что должно быть, вернее, то, что должно быть, вполне в них вписывается. Но каждый из них внутри бесконечное количество вариантов содержит. Так что тут особенно обижаться не надо на единообразие. Тут надо работать. И я еще раз повторяю, конечно, время нужно. Те сроки, которые установлены в жилищном кодексе, они слишком короткие, конечно.



В. ВОЛКОВ: Растянуть по времени, конечно, следует.



С. БУНТМАН: Я вам обещаю, что мы с вами и после 4 декабря будем заниматься этими вопросами. И может быть, в первую очередь, вопросами самоуправления, управления нашим жильем, нашим городом, будет обязательно заниматься. И первые сведения, которые вы получите, это как, где узнать, и какова технология.



Д. КАТАЕВ: Одно слово только. Проводя эти собрания, землю надо брать.



С. БУНТМАН: Это уже лозунг.



В. СОЛОВЬЕВ: Можно я тоже последнее слово скажу в позиции компартии по этому вопросу, чтобы было понятно. Мы считаем этот закон абсолютно неприемлемым и подлежащим отмене.



С. БУНТМАН: Мы слышали.



В. СОЛОВЬЕВ: Потому что единственная цель, которая последовала при принятии жилищного кодекса, была одна – сбросить коммуналку на плечи людей. Вот и все.



С. БУНТМАН: Добивайтесь большинства и вводите законы.



В. СОЛОВЬЕВ: Мы будем бороться с принятием этого закона.



В. ВОЛКОВ: Тогда и я скажу не одно слово, а три. Надо брать не только землю, надо брать власть москвичам в нашем городе.



Д. КАТАЕВ: Это само собой.



С. БУНТМАН: Спасибо. Вся власть москвичам в Москве, да. Хорошо. Спасибо, это была программа город. Через неделю выборы.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире