'Вопросы к интервью
А. ПЛЮЩЕВ: В Москве 21 час 9 минут. Добрый вечер, начинаем программу «Точка». Сегодня мы с Александром Белановским вместе.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Да, добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер. Это перенесенная с прошлого раза программа. В прошлый раз неожиданно начались выборы в Химках и других регионах, вот, в результате чего мы перенесли программу «Точка» на сегодня. Вот. Сегодня тоже, правда, выборы были, вот, но, слава богу, из-за них не стали переносить «Точку» на этот раз. Потому что, видимо, выборы продлили. Я имею в виду Координационный совет, конечно же. Мы говорим сегодня о краудфандинге, кстати. Может быть, и Координационный совет в этом смысле можно будет затронуть. У нас в гостях Евгений Гаврилин, сооснователь и генеральный менеджер проекта Boomstarter.ru. Добрый вечер.

Е. ГАВРИЛИН: Здрасьте-здрасьте-здрасьте.

А. ПЛЮЩЕВ: Лев Бережной, руководитель проекта Rustarter.ru.

Л. БЕРЕЖНОЙ: Всем привет.

А. ПЛЮЩЕВ: И, вот неожиданность! Я уже не думал, что… тем более что в этом качестве я увижу в этой студии Эдуарда Шума.

Э. ШУМ: Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер. Эдуард Шум – вы помните, наверное, легендарный такой продюсер группы «5'Nizza». Надо сначала вспомнить группу, потом вспомните и Эдуарда Шума точно.

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: Вот. И он тоже, оказывается, вовлечен во все эти дела. Вот как у нас происходит.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, давай напомним нашим слушателям, что они тоже могут поучаствовать в сегодняшнем эфире через смс на +7-985-970-45-45. У кого есть Твиттер, могут писать туда аккаунту @vyzvon. Ну и, кроме того, можно смотреть Сетевизор, который показывает картинку того, что происходит в студии.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Прежде всего, давайте несколько слов для людей, которые случайно, может быть, нас слушают. Или, там, я не знаю, не случайно, хотят понять, что такое краудфандинг. Вот чтобы они не выключили в ближайшие, там, пять минут, а дослушали, ну, по меньшей мере, до середины часа, а уж потом как пойдет, давайте им весело поясним, что же такое краудфандинг, с примерами, каким образом это работает и работает ли вообще в нашей стране. Ну, давайте с Евгения начнем.

Е. ГАВРИЛИН: Все очень просто. «Краудфандинг» – если дословно, «финансирование толпой». Если от трех человек или от четырех человек вы собираете, скидываетесь деньгами на что-то, на какой-то продукт, это уже краудфандинг. Работает – не работает? Доказано нами полтора месяца назад, на своем личном примере скажу, что работает. Мы очень долго переживали, что на Западе активно развивается, в Европе, а в России будут проблемы. Нет, мы ничем не отличаемся, мы так же любим авторские проекты, мы любим музыку, фильмы, кино, мы любим определять и любим выбирать. Потому что краудфандинг создает неподдельное право выбора: ты финансируешь и спонсируешь только то, что тебе ценно и близко. Какую музыку хочешь слушать, такую и поддерживаешь. Какую книжку хочешь читать, у тебя есть шанс поддержать именно эту книгу. А работает очень просто. Есть автор, ему нужно, ну, например, миллион рублей на производство какого-то продукта, на запись продукта. Он оповещает свою аудиторию с помощью нашей, конкретно если говорить про нашу платформу Boomstarter, оповещает аудиторию, говорит, что: «Ребят, если я соберу миллион, я сделаю этот продукт». И через какой-то промежуток времени результатами его продукта, вы можете ими пользоваться активно, как захотите. И взамен, что вы меня поддерживаете и спонсируете, я вам предложу… например, там, за сто рублей скажу спасибо, в социальной сетке поблагодарю, удовлетворю маленький элемент…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Лайк поставлю.

Е. ГАВРИЛИН: Лайк, да, Удовлетворю маленький элемент тщеславия. За 300 рублей – ну, если говорим про музыку – это может быть запись диска. Там, за 200 рублей это может быть диджитал версия, ты ее сможешь скачать чуть раньше, чем она будет доступна где-либо. Там, за тысячу рублей тебя пригласят на мероприятие, подарят диск с личным автографом, и твоя фамилия будет сзади на диске в разделе, там, «thank you», например. Такие вещи. Поэтому краудфандинг в нашем смысле – это когда люди спонсируют проект и взамен что-то обязательно получают.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, можно в некотором смысле охарактеризовать как микроспонсирование.

Е. ГАВРИЛИН: Можно, если это… если автор собирает микросумму. А если ему нужно 30 миллионов рублей на съемку полного метра, ну, это уже такое макроспонсирование.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, микро в смысле того, что много спонсоров. Тут не один какой-то глобальный спонсор…

А. ПЛЮЩЕВ: Тогда это мульти.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Мульти, хорошо. Ну да, мне кажется, надо еще пояснить здесь, что речь идет именно… собственно, почему мы в «Точке» об этом говорим – что речь идет именно об интернет-проекте, да? То есть, эта вся площадка, она базируется на интернет-сайте.

Е. ГАВРИЛИН: Да, да, именно так.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Лев, вам слово. Расскажите о специфике работы в России на этом рынке. Вы, я так понимаю, открылись-то фактически тоже в этом году, так же, как и Boomstarter.

Л. БЕРЕЖНОЙ: Да, мы уже и успели открыться в середине июня, и уже закрылись буквально недавно. Но можно сказать, что наше закрытие – это тоже комплимент в пользу рынка краудфандинга, так как мы закрылись по причинам, совсем не связанным с какими-то неудачами, с развитием и так далее. Наоборот, открыв сайт, мы получили очень большое количество откликов, отзывов людей, которым сам процесс был интересен совместного финансирования, да? Как нечто новое. И к нам авторы проектов пришли с интересными предложениями. И даже за три месяца один проект мы успели профинансировать совместно. Вот.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Да, каким образом… собственно, зачем это нужно вам? Каким образом… вы получаете от этого какой профит как руководители таких проектов? Евгений, давайте с вас.

Е. ГАВРИЛИН: Часто вопросы такие задают, у меня такая уже небольшая заготовочка есть, начну с нее. Когда мы с моим партнером Русланом в январе, ну, придумали данную идею, тогда мы еще не знали, что велосипед изобрели, и стали изучать западные аналоги и смотреть. Увидели Kickstarter.com – это был самый… это и есть на данный момент самый успешный краудфандинговый проект, там 68 тысяч запущенных проектов, собрали они уже больше 350 миллионов долларов. И у нас в глазах загорелись большие девятизначные долларовые нули. Поэтому первое у нас желание было повторить хотя бы на десятую часть этот успех, потому что капитализация там уже от сотни миллионов долларов до миллиарда долларов составляет данного ресурса. А когда в мае уже система была более или менее рабочая и мы начали… я начал активное участие принимать в привлечении авторов, здесь немножко поменялось сознание, потому что я понял, что краудфандинг – это такой… я не побоюсь даже этого слова сказать, это оружие в хорошем смысле слова, это целая бомба, которая позволяет людям сделать их жизнь намного счастливее, сделать жизнь их ярче. Вот повторюсь, потому что…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Мне кажется, это заготовка.

Е. ГАВРИЛИН: Нет, это как раз не заготовка, заготовка про январь. Они действительно определяют судьбу всех проектов и авторов, кому быть, кому не быть, вот что-то если им не нравится. Есть другая проблема на этом рынке – что не все авторы готовы активничать. То есть, они думают, что мы сейчас зальем проект и будем курить бамбук, сидя на диване, и нам будут сейчас скидываться деньгами. Нет, нужно искать сторонников, нужно искать поддержку. Естественно, если ты уже известен, у тебя есть уже целевая аудитория, тебе будет чуть проще это сделать. Но это не значит, что у тебя есть барьер и что ты не можешь собрать деньги. Любой желающий, у каждого есть шанс. Если вот рынок так же будет развиваться, такими темпами, как сейчас, то через два, через три года, когда человек захочет рисовать или написать книгу, что-то спеть, записать альбом, выбрать любимое дело, он не будет жаловаться: «Вот у нас как плохо или хорошо; у нас нет денег; вот у нас система такая, которая не позволяет мне пробиться». У каждого будет свой шанс заявить о себе. Если ты найдешь сторонников, найдешь поддержку и реализуешь проект… А все-таки хороший проект получается только тогда, когда у автора искренне горят глаза и он все-таки частичку души вкладывает. Я думаю, сейчас Эдуард будет рассказывать про свой альбом – там с душой эге-гей!..

А. ПЛЮЩЕВ: Слушайте…

Е. ГАВРИЛИН: ... нормально так вложил.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, прежде чем расчехлить Эдуарда, значит, я… вот как раз у меня все время большие сомнения меня мучают именно о применении краудфандинга к творчеству. С одной стороны, конечно, вроде бы прямо просится, потому что всегда у творческого человека, даже у мало-мальски, там, творческого и мало-мальски популярного, есть своя аудитория, которая… у которой есть, наверное, какое-то ядро, которое всегда поддержит. С другой стороны, мне как-то вот это кажется тоже очень странным, собирать деньги на то, чтобы какое-то творчество излить. Есть устойчивый, мне кажется, устойчивый миф, или устойчивая такая парадигма, что люди творят потому, что они хотят творить, да? Вот. А уж финансирование – это потом, если их труд покупают, там, на концертах или в виде дисков, не дай бог, в виде лицензионный отчислений каких-то и так далее. И вот здесь большая дилемма. На самом деле творческие люди могут ли, там, по моральным соображениям, по творческим соображениям и так далее, собирать таким образом деньги? И насколько успешно у них это получается? Сейчас нам расскажет Эдуард Шум.

Э. ШУМ: Абсолютно верно все говоришь, полностью с тобой согласен. Но, в то же время, ничто не мешает, для того чтобы творить и придумывать, средства никакие не нужны. Понятно: вдохновение – взял гитару и написал песню. Но для того чтобы сделать продукт, выпустить диск, нужно снять студию, заплатить звукорежиссеру, мастеринг мы хотим делать, там, в Америке или в Европе, где это умеют делать. А для этого уже нужны средства. И когда коллектив не является суперпопулярным, то он нуждается в дополнительных средствах. Здесь немаловажный факт – то, что мы не просим безвозмездно, типа: «Ребята, дайте, мы запишем альбом». Понятно, что это игра в кошки-мышки, потому что что за альбом будем никто же не знает, слушатели. Поэтому строится на доверии к творчеству артиста. В нашем случае вот все получилось пока что.

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас расскажешь об этом. Я вдруг себя поймал на мысли, что я сам участвовал в краудфандинговом проекте. Это вовсе не «Роспил»… то есть, в «Роспиле» я тоже участвовал, но именно в творческом, я имею в виду, когда Олег Нестеров и его группа «Мегаполис» издавали виниловое издание своего альбома «Супертанго», вот…

Э. ШУМ: Собирали средства…

А. ПЛЮЩЕВ: Да, да, и обещали каждому, значит, прислать…

Э. ШУМ: Ты получил?

А. ПЛЮЩЕВ: Мне Олег Нестеров лично принес, что ты, конечно.

Э. ШУМ: Ну, это ж приятно, согласись.

А. ПЛЮЩЕВ: Это обалденно. Просто теперь я думаю, где купить проигрыватель (смеется), чтобы ее, значит, проигрывать. Вот. Расскажи о своем опыте, каким образом получилось и сколько удалось денег собрать, на что, и что сделали в результате.

Э. ШУМ: Скажу так, что, в принципе, еще даже до того, как запустился Бумстартер, с которым в данном случае мы сотрудничаем, да, я хотел запускаться на Кикстартере американском и даже попросил своих друзей американских сделать мне аккаунт, потому что там все привязано к Амазон-счету, связался. В то же время, потратив некоторое время, я понял, что я не соберу там средств. Мне даже интересно, есть статистика, сколько проектов не собирает, насколько велика статистика несбора. Вот. И как раз здесь появились ребята из Бумстартера, которые вышли с предложением: «А не хотите ли вы?..» Параллельно им я со своим веб-дизайнером разговаривал: «Слушай, можешь мне сделать, как на Кикстартере, вот один в один? Мне посредник-то, собственно, не нужен, я свою аудиторию знаю лично каждого, там, приблизительно, плюс-минус». Вот. Он сказал, что «у меня сейчас нет времени». А так как у ребят уже все было готово, то, собственно, обсудив нюансы, мы и стартанули. Вначале, конечно же, я хотел сумму побольше, чтобы еще винил выпустить.

А. ПЛЮЩЕВ: Чтобы еще в Америке свести.

Э. ШУМ: Еще в Америке свести.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Все-таки это какие деньги, чтобы понимать, да?

А. ПЛЮЩЕВ: Порядок.

Э. ШУМ: В итоге я поставил сумму 100 000 рублей, вот, прекрасно понимая, что если… что нужно триста, грубо говоря, да? Но, в принципе, двести я готов был своих положить.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Плюс там срок надо устанавливать.

Э. ШУМ: Срок…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Это за сколько дней, значит? Э. ШУМ: Срок был у нас три месяца, но мы, по-моему, в первую неделю больше 50% собрали.

Е. ГАВРИЛИН: 60 дней у нас был срок, за два месяца.

Э. ШУМ: А, 60 дней, вот пожалуйста.

Е. ГАВРИЛИН: А здесь очень важный момент… вот правильный вопрос про срок был. У нас за основу мы взяли принцип «все или ничего». Это принципиально важный момент, и мы с авторами проговариваем, что если ты просишь, ну, опять же, миллион рублей, а собрал только триста, ты деньги не получаешь, деньги возвращаются всем пользователям обратно. Потому что за триста ты не сможешь сделать тот продукт того качества, который ты заявил. А если ты сделаешь продукт за триста и все-таки запишешься в более худшей студии…

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, понятно.

Е. ГАВРИЛИН: … или у тебя будет другое оформление, пользователь будет разочарован очень сильно. И вот, к сожалению, жалко, что многие игроки на этом рынке, в том числе наши конкуренты, этого не понимают. Они пытаются урвать сверх… ну, прибыль на раннем этапе, им легче, естественно, уйти. И сколько собирают, столько и отдают автору. Первое: автора это не мотивирует собирать деньги и оповещать свою аудиторию, чтобы она его поддержала. И он думает… и, таким образом, автор еще ответственности не будет нести. Дали ему 300 000 – он взял поехал на Мальдивы, классно время провел.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот вы как основатели, да, представители проектов, выделяете ли как-то творческие проекты в некую особую статью или нет? Потому что, мне кажется, это бизнес одновременно и менее предсказуемый, и более, соответственно, высокорисковый.

Е. ГАВРИЛИН: Не, абсолютно. Он высокорисковый, но мировая практика краудфандинга показывает, что практически нет ребят и авторов, которые собирают деньги и потом не исполняют свои обещания. Они могут задерживать срок: там, обещали через месяц, сделали через два. А сам краудфандинг…

А. ПЛЮЩЕВ: Творческие люди, чо.

Е. ГАВРИЛИН: Творческие люди, да.

Э. ШУМ: Я буду первый, кто у нас это сделает.

(смех)

Е. ГАВРИЛИН: Принцип краудфандинга это нарушает и не позволяет это делать. Потому что если ты оповестил всю свою аудиторию и тебя поддержали близкие, родственники, знакомые, друзья, и потом, ну, очень некрасиво, просто на рынке на этом уже не сможешь работать и развиваться. Поэтому смысла нету. И мы, естественно, вначале отсекаем: смотрим автора, и которые вызывают у нас подозрения… Для этого у нас есть еще банк-партнер, где обязан автор открыть счет, если он физическое лицо, чтобы можно было посмотреть, насколько он белый, не белый. И после этого, что сам за продукт. У нас, например, на Бумстартере есть ряд ограничений. То есть, мы не занимаемся благотворительностью, хотя очень хорошо к этому относимся, мы не занимаемся коммерцией, вот, ну, и, там, незаконные различные. Потому что у нас…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Не занимаемся коммерцией – это значит что?

Е. ГАВРИЛИН: Ну, если человек приходит и говорит: «Я хочу купить машину, буду таксовать ездить, и вот доля в моем бизнесе за дивиденды такая-то такая-то».

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Но при этом вы не отслеживаете? Он может же сказать: «Я просто хочу купить машину». Или, там, как-то это преподнести, под каким-то соусом, а потом использовать это как такси, например, да? Вы… тут какая зона ответственности?

Е. ГАВРИЛИН: Зона ответственности очень простая. Человек при сборе денег обязательно должен сказать, что он даст пользователям взамен. Если эти продукты его деятельности… продукты его продуктов, извините за тавтологию, удовлетворяют нашим правилам, мы его спокойно запускаем. А что дальше он потом с этим будет делать – это уже его… Мы же когда в магазин приходим, покупаем кефир, мы же не думаем, вот сколько заработает производитель кефира. Есть магазин, есть кефир. Заплатили там 50 рублей, купили, и все.

Л. БЕРЕЖНОЙ: Кстати, немножко, да… по статистике если по мировой, то она подсказывает, что меньше полупроцента вот есть таких людей, которые могут собрать средства и реально не выполняют обещания. Причем это не обязательно они обманывают людей, просто что-то не получается. Действительно высокорискованные такие проекты. Вот. А в принципе, вот Кикстартер платформа – около 45%, почти половина запущенных проектов собирают средства, и авторы находят свою аудиторию, своих людей, которые их поддерживают.

Е. ГАВРИЛИН: Да, причем добавлю Льва, что они собирают не благодаря высокой посещаемости Кикстартера (там 5 миллионов зарегистрированных пользователей, порядка полумиллиона в сутки), они собирают благодаря активности автора. То есть, автор сам оповещает, рассказывает…

Л. БЕРЕЖНОЙ: Площадка – это просто инструмент, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно, его роль здесь важна. Сейчас продолжим через полминуты. Я напомню, что Евгений Гаврилин, сооснователь, генеральный менеджер проекта Boomstarter.ru, у нас здесь, Лев Бережной, руководитель проекта Rustarter.ru, и Эдуард Шум. Можно тебя как музыканта представлять?

Э. ШУМ: Отлично.

А. ПЛЮЩЕВ: Музыкант. Вот. Сейчас. Смс — +7-985-970-45-45 и твиттер-аккаунт @vyzvon.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я бы хотел зацепиться за то, что сказал Эдуард про то, что вы осознали, что не сможете собрать необходимую сумму на Кикстартере.

Э. ШУМ: Да.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я хотел бы спросить, почему, в чем отличие. То есть, там же… какая разница, где собирать деньги?

Э. ШУМ: Есть разница.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Вот какая?

Э. ШУМ: Именно как раз перевод средств. Если здесь Бумстартер работает на российском рынке с банками, платежными системами, то там же, получается, американские. А у меня основной слушатель, у коллектива «W.K», находится в России. И им туда перевести… не у всех есть карточки, скажем так. Мне даже интересно будет потом посмотреть статистику, кто как перечислял деньги: кто-то смсками, кто-то…

Е. ГАВРИЛИН: Я могу сказать, 90% платили кредитками.

Э. ШУМ: Класс. Не, меня это только радует (смеется).

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, то есть, проблема только в том, что пользователи не могут… ну, какие-то финансовые ограничения технические.

Э. ШУМ: Да, в этом случае. Потому что платформа – какая разница, где она находится?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Вот.

Э. ШУМ: Правильно, то есть, к этому ведешь, находится она там или здесь. Наверное, второй момент: все-таки здесь открываешь… и если я позвал своего друга или, там, поклонника творчества на сайт, он все равно соседние проекты пролистает и посмотрит, это неизбежно. Ну, если зашел и написано на русском. Не так уж еще сильно развит английский язык, да? Там обязательно, если я правильно помню, чтобы было все на английском.

Л. БЕРЕЖНОЙ: Да.

Э. ШУМ: Вот. Но также были у меня проблемы с друзьями из-за рубежа, которые не могли сюда деньги переслать.

А. ПЛЮЩЕВ: Поэтому надо параллельно вести, и там, и тут.

Э. ШУМ: Нельзя, запрещают условия договора.

А. ПЛЮЩЕВ: А, нельзя…

Е. ГАВРИЛИН: Да, я добавлю…

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, это эксклюзивно так.

Е. ГАВРИЛИН: Добавлю Эдуарда. Чтобы запустить проект на Кикстартере, нужно быть гражданином Соединенных Штатом или гражданином Канады. Кикстартер открылся только еще в Англии, поэтому там это доступно. И поэтому все русские ребята, кто пытался запуститься на Кикстартере, они кого-то попросили оформлять проект.

Э. ШУМ: Да, через посредника.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: А у нас, у вас точнее, работает такая же система по паспортам регистрации или нет? Е. ГАВРИЛИН: Да, у нас только для жителей России пока. У нас есть планы двигаться на страны СНГ, там, через два года, мы надеемся, успеем выйти в Южную Америку и в Азию. Пока мы… надо завоевать рынок России и после этого двигаться дальше.

А. ПЛЮЩЕВ: Каким образом вы отсекаете проекты какие-то, каким образом принимаете? Вот вообще расскажите о технологии фильтра, да. Может, со Льва начнем?

Л. БЕРЕЖНОЙ: Да, давайте. Ну, тут, в общем-то, здравый смысл. Мы сами оцениваем проекты, особенно на ранних этапах. У нас вот была совсем небольшая команда, ездили, встречались с людьми, смотрели на перспективность, вот. А вообще как это происходит в глобальном масштабе, например, на Кикстартер? Да, реально же может прийти человек и, ну, какую-то идею свою разместить, попытаться собирать деньги и потом вот, как говорили, уехать на Мальдивы. Если человек в течение, там, месяца, двух месяцев собирает деньги, он должен постоянно вести активность, общаться со своими будущими сторонниками, поддерживать, рассказывать о ходе своей деятельности. И мошенникам, которые при этом находятся под пристальным присмотром многих посетителей ресурса, которые, перед тем как сделать свой вклад, оценивают проект, смотрят, есть ли альтернативы какие-то в интернете, нет ли повторения материала и так далее… в этом вот процессе такие мошенники выявляются. И были такие случаи, да, на Кикстартере вскрывали. То есть, это такая саморегулируемая площадка, где люди вот за счет того, что в большом количестве все это изучают, этот процесс, могут отсеивать, ну, неблагонадежные, так скажем, проекты.

А. ПЛЮЩЕВ: Добавите что-нибудь, Евгений?

Е. ГАВРИЛИН: Да. У нас, добавлю, работает все в автоматическом режиме, поэтому нам немножко в конце только остается принимать решение, запускать или нет. Любой автор заходит, регистрируется. Если его проект отвечает определенным правилам (там это полностью все описано у нас на сайте), он имеет право запускаться. Дальше он делает из своего проекта черновик (мы анализируем его), благодарности, которые он дает пользователям, которые будут платить. И если там… мы уже понимаем, как… мы ему советуем. Если он хочет продать диск за полторы тысячи рублей, сказать… ну, полторы тысячи рублей, когда альбом будет готов. Мы говорим, ну, там: «Чувак, конечно, ты молодец, но диск Мадонны 20 долларов стоит. Неужели ты, там, из Самары, неизвестный, хочешь за столько продавать?» И мы ему рекомендуем делать поменьше, придумать более интересно. Чем интереснее вот эти шаги, тем больше шансов, что пользователи будут платить и поддерживать его. Обязательно счет в банке должен быть, чтобы проверять его статистику. Ну, и плюс его аккаунты в социальных сетях. Мы не запускаем проекты, если человек обезличен и у него нет видеоролика. Это важно, чтобы он лично сам обратился к своей аудитории и были привязаны, там, Фейсбук, ВКонтакте, например.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: А давайте зададим какие-то границы, вот нижнюю и верхнюю планку, чтобы представить просто, какие проекты вообще бывают на таких ресурсах, да? Вот, например, самый какой-то такой скромный и не требующий больший вложений проект и самый…

А. ПЛЮЩЕВ: Масштабный.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: … какой-то масштабный, да, который просто вот вау.

Е. ГАВРИЛИН: Так как рынок зарождается, очень хотелось бы очень классные проекты делать… они уже есть, но их не так много, потому что не все люди об этом знают. Потребность в поддержке от аудитории существует, но, к сожалению, нету пока информационной поддержки. Вот благодаря вам, благодаря СМИ постепенно краудфандинг заполняет умы людей в России. А по поводу проектов. У нас там был проект, по-моему, за 500 долларов или за 1000 долларов. Девушка хотела… придумала интересный рецепт печенья, вот, и они такие нежирные и очень вкусные. И она готова этим рецептом была делиться. И у нас такой был всплеск, она собрала намного больше денег, и акция состоялась. А из масштабных – это сейчас мы будем…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я думал, это был масштабный.

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: А, кстати – отвлекаясь – как происходит, как поступают потом, если денег собрали больше, чем надо?

Е. ГАВРИЛИН: А ничего страшного, все деньги передаются авторы. Потому что если она говорит: «Я вам, там, за 300 рублей дам пачку этих печеньев». Тысяча человек дали по 300 рублей, она собрала 300 000, вместо пятнадцати, она обязана произвести вот этих вот тысячу пачек печенья и людям всем раздать. Поэтому все деньги уходят…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Так а самый масштабный? Самое интересное.

Е. ГАВРИЛИН: Вот, мы его пока не запустили, мы только ведем переговоры. Потому что мы считаем, рынок еще не готов. У нас есть проект на 150 миллионов рублей – это полный метр со звездами из Голливуда из всем известной саги про вампиров. Там один из вторых ролей, молодой человек будет сниматься. А так есть проекты за 40 миллионов рублей, за 15 миллионов. Но мы считаем, что их немножко рано выпускать, и объясняем авторам, что давайте немножко созреем, сформируем рынок…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: А динамика сбора денег вот в малобюджетных и, так сказать, крупнобюджетных проектах, она как… она отличается же наверняка, да? То есть вот, например, на более скромные проекты, конечно, быстрее деньги собираются…

Е. ГАВРИЛИН: Вот парадокс, но нет. Если проект интересен и автор делает все правильно… У нас есть определенный сценарий, мы ведем работу с автором, говорим, что желательно делать вот такие-такие шаги, тогда будет в 95% успех. Неважно, большая сумма или маленькая, всплеск происходит сразу. И мы уже думаем, если проект в первую неделю собирает процентов 25, то есть статистика, что, скорее всего, он соберет денег и дальше. Чем чаще активничает автор в процессе акции, тем больше он собирает. Вот пример тоже с Эдуардом, когда он… как только он размещает пост у себя в социальных сетях или какое-нибудь интересное делает обновление, сразу люди начинают платить деньги. И вот, по-моему, да, был период, он на две недели уезжал на гастроли, и было затишье. То есть, все в руках автора, все в руках автора. Поэтому не важно, большая сумма или маленькая. Как поактивничаешь, так и соберешь.

Л. БЕРЕЖНОЙ: Если, опять же, мировой опыт – я просто сегодня, видимо, не за Рустартер больше, за Кикстартер (смеется) – вот, то если идея действительно интересная и автор обозначил, например, сумму… ну, там, уже в Америке 100 000 долларов – такая планка идет где-то. Если проект реально интересный, он может собрать и 10 миллионов долларов. И такие проекты уже есть, и почти каждую…

Е. ГАВРИЛИН: Да, были.

Л. БЕРЕЖНОЙ: … каждую неделю выстреливают такие проекты, которые, там, на 1000% перекрывают…

Е. ГАВРИЛИН: Просили 100 000 долларов, собрали 10 миллионов.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Какая жалость.

Э. ШУМ: Я вот всех перебью. По ходу, знаете, что подумал? Сейчас-то у меня уже заканчивается сбор средств, да? А глобально, если разговаривать о больших бюджетных каких-то проектах, то это надо проделать немалую подготовку.

Е. ГАВРИЛИН: Да.

Э. ШУМ: Ну, понимаешь, да? Чтобы в два месяца постоянно интересовать публику… Если это вопрос фильма, то это должны же быть отсняты какие-то куски…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Конечно, конечно. Когда речь идет о каком-то масштабном проекте, я думаю, что там и бухгалтерия особенная какая-то, и вообще команда большая.

Л. БЕРЕЖНОЙ: Да там, знаете, даже перед стартом авторы обычно полностью прописывают шаги, а что они будут делать в следующий день. Там же, знаете, на сайте выкладывается проект, полное его описание дается, а затем автор проекта общается с аудиторией. Есть специальный раздел «Новости», он там постоянно, периодически, там, раз в два дня, раз в три дня выкладывает информацию, что произошло по проекту, какая ситуация сейчас и так далее. И вот обычно перед стартом все вот эти обновления уже прописаны. Они по ходу меняются, конечно, но…

А. ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, для творческих людей этот режим – это ад.

Э. ШУМ: Нормально (смеется). Ад – это вот начнется завтра, когда мы на студию пойдем дописывать альбом.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну вот… не, ну, ладно общаться с аудиторией, там – это часть довольно приятная. А вот соответствовать… сначала расписать все, потом соответствовать тому, что расписал… Ну ладно, расписать – там еще, может быть, фантазию…. Вот это, мне кажется, адок.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Плющев, это ты не любишь всякие расписания, методики…

А. ПЛЮЩЕВ: Очень не люблю, вообще. Я творческий человек. Точнее, считаю себя.

Е. ГАВРИЛИН: Если хочешь собрать деньги, поверьте, тут так начинаешь… И вот мы сразу авторов отсекаем, которые… глаза вначале горят, интересно, но они надеются на нас, что вот сейчас проект зальют, и все будет само собой. И видно, что человек неактивен – значит, ему не так-то и хочется этот проект сделать, не так-то и альбом записать. И без него нормально…

Э. ШУМ: У меня пару раз были ощущения, что лучше бы мы не собрали (смеется). Страхи такие подсознательные. «Может, ну его нафиг?» А. ПЛЮЩЕВ: Слушайте, а скажите, ну, ваша площадка, она же за счет чего-то существует? То есть, это часть вашего бизнеса. Значит, видимо, часть денег, которые собирают люди, она идет, видимо, вам как площадке. Правильно?

Е. ГАВРИЛИН: Да, мы берем 5% комиссию от собранной суммы. Вот. Нам рано еще говорить пока о заработке, это все-таки такая долгоиграющая история. У нас есть свои планы на развитие, там, через год, через два, когда мы выйдем на самоокупаемость. Слава богу, есть другие виды бизнеса, которые позволяют содержать данный проект. Поэтому мы и вкладываем здесь, не просто как к коммерческому проекту к нему относимся, а именно всю душу. То есть, действительно хочется поднять краудфандинг в России, сделать классный проект и дать возможность людям.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я подумал: а можно сделать площадку для краудфандинга на сайте для краудфандинга, например? Новый какой-то…

А. ПЛЮЩЕВ: А, кстати, да.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Между прочим. Я думаю, что это порубится сразу же хозяевами площадки.

Е. ГАВРИЛИН: А были, по-моему, попытки, вначале кто-то заявлял: «Давайте, чтобы запустить краудфандинг, сначала нам скинемся на проект». И, к сожалению, потерпели неудачу, потому что продукт-то дать пользователю никакой не можем. Вы, например, заплатили, поддержали эту площадку, а я не заплатил. А мы пользуемся этой площадкой в равной степени одинаково. Получается, нечестно. Я не платил, вы заплатили – вам обидно. И вот этот вот маленький нюанс, он и не дает развитию…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Это нарушение кодекса краудфандера.

Е. ГАВРИЛИН: Да.

Л. БЕРЕЖНОЙ: Хотя, конечно, у каждой площадки свои какие-то правила, немножко отличаются. И, например, известная сеть социальная Diaspora, да, они вот как раз собирали свой первый капитал на Кикстартере. Собственно, первая известность Кикстартеру, насколько я знаю, вот пришла именно в связи с этим событием. Хотя социальная сеть вроде бы.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Лев, а продолжите, расскажите о том, есть ли какие-то отличия между… ну, на международном рынке… Мы когда говорим про Кикстартер, мы имеем в виду, прежде всего, Соединенные Штаты, ну, Северную Америку, да?

Л. БЕРЕЖНОЙ: Да, да.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: И тем, что мы имеем здесь, в России. Какие-то принципиальные, может быть, связанные с менталитетом или с организацией…

Л. БЕРЕЖНОЙ: Ну, это скорее не с менталитетом, а с технической оснащенностью, с развитием платежных систем в России столкнулись с рядом проблем. Например, Кикстартер как работает? Там Амазон, да, платежная система, и ты когда поддерживаешь проект, ты им деньги не передаешь, а платежная система Амазон у тебя на банковском счете бронирует эти средства, и в случае, если там… при наступлении определенных условий она их спишет. Ну, то есть, проект набрал к нужному сроку необходимую сумму. У нас, ну, по крайней мере… мы не нашли для себя иного выхода как сразу преечислять на Рустартер деньги пользователя и уже внутри строить свой процессинг какой-то денежный. И если пользователь хочет вернуть деньги, то это уже, собственно, комиссии накладываются свои какие-то. или, если ты хочешь возместить, ты несешь какие-то убытки. Я не знаю, вот ребята, может быть, нашли выход из этой ситуации.

Е. ГАВРИЛИН: Мы нашли, да, мы наши: мы Бумстартеру привязали статус платежной системы, где мы берем свою маленькую комиссию. Поэтому у пользователя сразу деньги списываются, передаются нам, падают на счет. Если акция состоялась, то потом в течение пяти дней мы автору эти деньги переводим. Потом делается продукт, уже юридические взаимоотношения возникают между автором и пользователями. Если акция не состоялась, все деньги возвращаются обратно пользователям в личные кабинеты, где он, по написанию заявления, может их снова превратить в живые деньги. Но так как статистика, 90% платит обычно картами, то проблемы с возвратом денег на карту вообще не существует.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы не боитесь конкурентных войн, как произошло вот с Координационным советом, когда зарегистрировались люди, отправили деньги, потом потребовали их назад и написали в Прокуратуру?

Е. ГАВРИЛИН: У нас в процессе акции, когда деньги… ты уже поддержал проект и заплатил, каждый день, в любой момент ты можешь их потребовать обратно. И сам автор видит, что у него сегодня было, там, 100 рублей, потом было 110, потом снова 105 – значит, тот, кто отдает, тот снова собирает. Нет, не боимся. Все в рамках закона. Пускай платят, пускай забирают.

А. ПЛЮЩЕВ: Какие, скажем так, какие направления сейчас вот основные краудфандинговых проектов: Мы много говорили о творчестве, ну, в том числе и благодаря присутствию здесь Эдуарда Шума. Какие еще, может быть, кроме творческих? Расскажите.

Е. ГАВРИЛИН: Ну, вот на нашем сайте – нам очень стыдно, мы все-таки немножко скопировали Кикстартер – 49 подкатегорий творческих проектов. Мы осознанно взяли эту нишу…

А. ПЛЮЩЕВ: Прям все 49 вы скопировали (смеется).

Е. ГАВРИЛИН: Нет, естественно, нет, мы адаптировали под Россию, (неразб.) общие направления: это музыка, это компьютерные игры, это публицистика, документальное кино, художественные фильмы, книги, еда, театральные постановки. И вот в каждой категории, если даже брать одну музыки, то рэп, джаз, поп, инди-рок – то, что более сильно развито у нас. Огромное количество мультиков есть, интересные веб-сериалы, какие-то проекты, связанные с интересными мероприятиями, где продукты получаются, какие-то выставки. Их очень много.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Скажите, это все-таки больше про такое творчество… для занятия для души люди собирают или это?.. Ну, вы сказали, что некоммерческий сайт, да? Но все-таки, может быть, есть какие-то стартапы, которые планируют в будущем зарабатывать деньги. То есть, сейчас они собирают инвестиции фактически, микроинвестиции, да? Мультиинвестиции. А в дальнейшем… у них там уже бизнес-план какой-то есть или что-то. Или это не про это вообще история?

Е. ГАВРИЛИН: Нет, это немножко не про это. Потому что мы все-таки коммерческие. Люди платят деньги, мы берем свою комиссию. Просто рано говорить о прибыли в ближайший год, так как рынок не развился. А в рамках нашего проекта все авторские творческие проекты… кто-то планирует в будущем зарабатывать деньги, кто-то – нет. Мы не берем стартапы, особенно интернет-стартапы, которые представляют из себя коммерческие проекты, потому что есть очень сухая и жесткая статистика. Это по аналитике нам рассказали фонды. Из 2 000 интернет-проектов деньги получают только десять. Из этих десяти выстреливает только один. Таким образом, если бы мы запускали какие-то бизнес интернет-проекты в рамках Бумстартера и люди бы вкладывали деньги, получая там в замен долю уже, а не продукт авторский, то они были очень сильно бы разочарованы. Сказали бы: «Лучше бы мы в банк деньги положили, больше бы заработали». Тут зависит от команды, кто этим занимается, от самого проекта. К сожалению, все – не аналитики, и выбирать, этот хороший коммерческий проект, этот – нет, это могут делать только профессионалы, а не обычные пользователи.

Л. БЕРЕЖНОЙ: А вообще этот рынок даже в мире очень молодой. И, например, в Америке даже, как бы в передовой стране по этому направлению, лишь в апреле 2012-го президент подписал пакет законопроектов, который регулирует этот рынок краудфандинга. И с января 2012-го года как раз стартапы смогут привлекать инвестиции в свой бизнес не от каких-то квалифицированных инвесторов, как это у них называется, которые имеют состояние до одного миллиона долларов и разбираются, там, на рынке, а вот от обычных, простых людей. Теперь это вот в рамках закона, и появились площадки, которые вот с 2013-го года начнут функционировать, на которых будут как раз бизнес-стартапы, куда люди смогут прийти, скинуть деньги и в будущем получать какой-то процент от прибыли и участвовать как-то в управлении предприятием.

Е. ГАВРИЛИН: Вот, а в России это большая сложность. Это с точки зрения еще закона невозможно сделать. Это нужно оформлять как ПИФы, отдельную категорию, или с каждым пользователем, кто платит деньги, нужно встречаться лично. И пропадает моментально эффект масштаба, что очень важно для интернета. То есть, проект проспонсировали тысячи человек, это нужно очень много времени потратить, чтобы с ними со всеми встретиться. Поэтому…

А. ПЛЮЩЕВ: А как здесь еще с налогами? Ведь если человек собирает, ну, условно говоря, 100 000 рублей, вот как Эдуард собирал, должен ли он платить подоходный налог в связи с этим?

Е. ГАВРИЛИН: Да, обязательно, обязательно.

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, это значит, что он должен еще и будет подавать налоговую декларацию, там, вот эти все дела, каким-то образом регистрироваться? Или как частное лицо?

Е. ГАВРИЛИН: Я начну про комиссию, а Эдуард продолжит. Мы берем 5% комиссию, от 3,5 процентов до семи берут платежные системы. И если ты физическое лицо, ты должен обязательно еще 13% заплатить, как обычный гражданин. Если ты юридическое лицо, то там уже НДС 18%. Поэтому, если ты хочешь собрать 100 рублей, лучше попросить 120-125 рублей. Вот Эдуард сейчас расскажет…

Э. ШУМ: В нашем случае мы средства выводим через ИП и, соответственно, платим…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну да, там упрощенка.

Э. ШУМ: Да, по упрощенке. Мы же, музыканты – творческие люди.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да. Индивидуальное предприятие, так это, кажется, называется, да. Понятно.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Тут у нас Володя из СПБ спрашивает, чем такси отличается от печенья. Ну, в контексте нашего разговора.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, имеется в виду…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Коммерциализация.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, почему такси, вот коммерциализацию… человек будет возить и получать за это деньги – это считается коммерцией, а печенье, его продажа рецепта, или что там было – это не коммерция.

Е. ГАВРИЛИН: Нужно немножко расшифровать, что имелось в виду под печеньем. Такси – уже понятно, известно, это машина, она ездит, зарабатывает деньги. А в случае печенье – его еще не существует. Есть некая задумка. Эта женщина, она уже сделала несколько других различных вкусных штук, аудитория уже знает, что она классно готовит. И он говорит, там: «За 50 рублей скажу спасибо в социальной сети. За 100 рублей я приготовлю маленькую печенюшку или, там, скину вам рецепт. За 300 рублей сама произведу и вам пришлю коробочку. Там, за 2000 рублей лично приеду к вам и лично приготовлю». То есть, женщина на этом не зарабатывает, она больше продвигает свой продукт, дает ему возможность выйти в жизнь. Поэтому, если она денег соберет, она выпустит этот продукт. Если денег не соберет, продукт не будет выпущен и такого продукта в России существовать не будет вообще.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Таксист может подкинуть за 100 рублей куда-нибудь, до вокзала, например.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, и заказать на радио «Шансон» песню он еще может от имени этого человека.

(смех)

Е. ГАВРИЛИН: Хорошая идея.

А. ПЛЮЩЕВ: Например, закажу песню. Таким вот образом. У нас в гостях Евгений Гаврилин, сооснователь, генеральный менеджер проекта Boomstarter.ru, его коллега, руководитель проекта Rustarter.ru Лев Бережной, а также музыкант Эдуард Шум. Скажи, как тебе этот опыт вообще вот собирания? На самом деле, я так понимаю, ты собрал в три раза меньше денег, чем хотелось бы, да? Пришлось доплачивать свои. И если так дальше пойдет, то ты довольно быстро разоришься. Ну, через какое-то… нет, ты, может быть, сказочно богат, я не знаю, вот, но есть у меня какие-то предположения, что все равно ресурс этот конечен. Вот. Если вот пойдет так, как пошло сейчас, тебя это устраивает и ты будешь дальше продолжать это делать?

Э. ШУМ: Ну, во-первых…

А. ПЛЮЩЕВ: Расскажи о своих творческих планах.

Э. ШУМ: Во-первых, я не считаю, что нужно злоупотреблять, да, данным. Потому что, если, там, хочу напечатать, там, виниловую пластинку, что действительно мне не дает покоя, то, закончив один проект по сбору средств на запись альбома, запускать сразу второй – скорее всего нелогично просто. Потому что сперва надо отдать людям то, что ты пообещал, все это выпустить, произвести. А там же надо посчитать правильно все расходы: и сюда проценты, и налоги, и еще на производство всего этого, что ты обещал. И в итоге остается не такая большая сумма. Поэтому в моем лично случае это скорее экспириенс. Давай попробую! Потому что понятно, что я, в принципе, обладал всей суммы изначально, когда брался за запись альбома. Потом мы, там… как у меня случилось, что я хотел… написал всем, что я в ноябре сдаю… отдам вам подарки, да? Футболки, презентацию. А по ходу записи понимаю, что никак не будет даже в 2012-м, только в 2013-м я смогу завершить начатое. Поэтому изменения у меня вот такие происходят.

А. ПЛЮЩЕВ: А теперь, когда ты потратил время на то, чтобы прийти в эфир радиостанции «Эхо Москвы», так и вообще к 2014-му все может оттянуться.

Е. ГАВРИЛИН: Извините, можно я добавлю Эдуарда, важную вещь скажу? Эдуард просил 100 000 – это как бы 100%. Собрал-то намного больше. Я думаю, что если бы…

Э. ШУМ: 131.

Е. ГАВРИЛИН: 131. Это перевыполнение плана на 31%. Так как просто мы были одним из первых проектов… я уже сейчас, исходя из своего опыта, понимаю, что можно было и 300 000 попросить, и мы бы собрали эти триста. Потому что Эдуард делал абсолютно все правильно, у него есть аудитория. Ну, вот просто не стали рисковать, попросили сто – дали сто тридцать. Попросили бы триста, может быть, собрали бы и четыреста. Еще бы на Мальдивы он слетал на выходные.

Э. ШУМ: Я скажу, что у меня друзья пишут, что: «Ой, слушай, вот только сейчас увидел такую штуку, что вы собираете деньги. У вас там заканчивается завтра, давайте я вам как-нибудь просто на личный счет переведу денег». Поэтому, я думаю, что после того, как мы закончили с Бумстартера сбор денег, у меня будут еще друзья продолжать присылать деньги.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Слушай, а как у вас, по вашим ощущениям, динамика? Люди постепенно начинают понимать, что это действительно способ открыть какой-то проект свой творческий? Я имею в виду как людей, которые приходят, чтобы получить деньги, так и людей, которые приходят, ну, в качестве аудитории, в качестве поддержки для какого-то проекта. Есть ощутимая динамика какая-то? Вот даже за то недолгое время, что вы работаете. Лев, давайте вот вы скажете.

Л. БЕРЕЖНОЙ: Ну, если со стороны авторов, да? То вот мы, там, пять проектов запустили, и дважды мне говорили о том, что: «Вот, ребята, я только на Кикстартере увидел, что такая возможность есть, впечатлило, круто, раньше, к сожалению, не знал». Естественно, сейчас все больше людей об этом узнает. «А тут вы на следующий день нам позвонили». То есть, да, люди, им только об этом рассказывай. И, в принципе, это очень интересная такая история. Вот. А с точки зрения тех, кто поддерживает, ну, вот, собственно, пример Бумстартер, проектов на Boomstarter.ru, у нас проект, который собрал деньги. Да, люди, конечно, сначала скептически когда-то подходят, сначала с недоверием, но, тем не менее, понимая, в чем суть крайдфандинга, они начинают загораться этой идеей, поддерживают авторов.

Е. ГАВРИЛИН: Скажу про наш проект. У нас средний чек растет каждую неделю. Он даже сейчас опережает средний чек у Кикстартера. Вот это очень хорошая приятная новость. То есть, у Кикстартера сейчас, по-моему, 25 долларов, у нас он приближается к 40 долларам.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: То есть, средний чек – это взнос, средний взнос, да?

Е. ГАВРИЛИН: Да, да, именно так. То есть, мы думали, люди будут платить либо по 50, по 100 рублей будет основная масса – ничего подобного, по 50 000 заряжают, по 20 000 заряжают. Средний чек – 1100 где-то рублей у нас.

А. ПЛЮЩЕВ: Людям девать деньги некуда, понимаешь? Вот судя по всему. Надо что-то замутить на самом деле, проект радио-передачи какой-нибудь.

Э. ШУМ: Меня скорее, знаете, что интересовало? Я не сомневаюсь, что творческих идей у нас будет много, и желающих запуститься, ну, реально их… от них отбоя не будет. А вот ментальность людей, живущих в нашей стране меня чуть пугала. Как это вообще, попросить? Что нужно сделать, чтобы они дали тебе деньги? И я просидел вечер над этим, действительно подумал, хорошенько подумал. Вот. И ты же предлагаешь от 50 рублей, там, или хотя от одного рубля. С миру по нотке, до каких-то крупных сумм. Потому что у каждого же разный доход. Для кого-то… человек, который мне, там 10 000 дал… при том, что за 10 000 вознаграждение меньше, чем за шесть было. Он мне написал лично, говорит: «Эдик, ты знаешь, я почитал, мне так понравилось, что ты мое имя напишешь крупнее шрифтом, чем других…»

(смех)

Э. ШУМ: Представляешь?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Вот какая мотивация…

Э. ШУМ: Мотивация!

Л. БЕРЕЖНОЙ: Тщеславие.

А. ПЛЮЩЕВ: Жень, вы уже говорили о том, что вот в случае с проектом Эдика 90% платят кредитками. Во-первых, какие есть еще платежи, и в среднем как распределяется, чем еще платят? Что там еще у вас, смски? Банковские переводы?

Е. ГАВРИЛИН: Да, смски. Все существующие платежные системы в России: это и QIWI, и смс, и Яндекс Деньги, и WebMoney – все присутствует.

А. ПЛЮЩЕВ: Смс наш…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Бесплатный.

А. ПЛЮЩЕВ: … +7-985-970-45-45 и аккаунт-твиттер @vyzvon здесь. Впрочем, времени не так уж много остается. Хотел что-то, нет?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я, безусловно, хотел. Мне интересно…

А. ПЛЮЩЕВ: … призыв…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Конечно, да, я призываю. Призываю ответить гостей на вопрос о том, какие планы развития проекта, будут ли какие-то нововведения принципиальные, концептуальные?

Е. ГАВРИЛИН: Да, они у нас есть. Мы в ближайшее время будем запускать, помимо авторских проектов, связанных с продуктами, и концертную деятельность. Что, если вы, например, хотите пригласить Эдуарда Шума, чтобы он сегодня… там, через месяц выступил в клубе Milk – это стоит такую-то сумму денег. Давайте скинемся, соберемся. Если да, то окей, там, за 500 рублей вы просто пройдете, за 1000 рублей это будет VIP-партер, а, там, за десятку будет какой-то столик. Таким образом, люди будут покупать и сами организовывать концерты. То есть, не нужно продюсеров, чтобы они нам навязывали, кого-то привозили. И постепенно мы будем расти-расти-расти, и я думаю, что…

А. ПЛЮЩЕВ: И я думаю, что, рано или поздно, если вот так вот вы будете расти, то эти продюсеры из звукозаписывающей индустрии, с одной стороны, и промоутеры – с другой, соберутся и поколотят вас.

Е. ГАВРИЛИН: Мы занимаемся тайским боксом. Это наш корпоративный вид спорта. Серьезно говорю, не шучу как бы. Не страшно. Были похожие предложения других проектов, поэтому…

А. ПЛЮЩЕВ: Но пока, я так понимаю, они вас как конкурентов-то вообще не держат абсолютно.

Е. ГАВРИЛИН: Нет, потому что многие даже не знают, что такое краудфандинг. И как конкурентов точно не воспринимают.

А. ПЛЮЩЕВ: Знаете, что? Я вот вспомнил, есть… вспомнил. Он у нас фигурировал несколько раз в передачах. Тоже, в общем-то, краудфандинговый проект, Kroogi.com – вы наверняка знаете его. Эдуарду он точно наверняка близок. Но вот он сам по себе как проект, он тоже… он уже существует не первый год. Мне кажется, года три.

Э. ШУМ: С 2008-го.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, четыре, вот так. Четыре года, и он до сих пор на окупаемость-то не вышел. Вот. Другое дело, что он, там, узкоспециализированный фактически…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Построен немножко по-другому.

А. ПЛЮЩЕВ: Построен, да, как создание комьюнити вокруг музыкантов. Вот. Тем не менее. Ну, вот вас не пугают такие примеры?

Е. ГАВРИЛИН: Наоборот, мы очень любим Круги. И, вы будете смеяться…

А. ПЛЮЩЕВ: Все любят Круги.

Е. ГАВРИЛИН: Мы там находим авторов. Мы зарегистрировались на Кругах, мы пишем людям и говорим: «У вас очень интересный классный проект. Не хотели бы вы принять участие в нашем проекте?» И, я скажу, процентов 10-15, наверное, авторских проектов, которые у нас запустились – это деятельность Кругов. Так что, спасибо, что они есть, такие сообщества. Мы используем также Look at me. Везде, где есть сообщества творческие – это наша точка входа по поиску… пока мы все-таки еще ищем авторов. Соотношение: наверное, 60 процентов мы ищем сами, процентов 40 нам поступают. Поэтому большое спасибо Кругам, дай бог им здоровья. Наоборот, надо как-то партнериться, может, совместные какие-то кросс-промы делать, помогать друг другу. Все-таки работаем на одном рынке.

А. ПЛЮЩЕВ: Лев, а вот вы в самом начале упомянули о том, что вам пришлось закрыть проект. Значит ли это, что вы для себя закрыли и краудфандинг как занятие, как направление навсегда?

Л. БЕРЕЖНОЙ: Ну, я в данном случае, наверное, готов всегда отвечать на вопросы, вот так вот ездить рассказывать про это интересное направление и перспективное. И я считаю, что реально за этим будущее большое очень…

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, вы краудфандинг-евангелист?

Л. БЕРЕЖНОЙ: Да, типа того (смеется). Если останется время, я готов, кстати… вот я интересные факты просто рассказываю…

А. ПЛЮЩЕВ: У нас пара минут есть.

Л. БЕРЕЖНОЙ: Да, давайте по предыдущему вопросу. Доверие людей растет ко всему этому делу. На Кикстартере у меня есть знакомый Анти Данилевский, он сейчас на Кикстартере собирает деньги на компьютерную игру. Кстати, если что, вот можно поддерживать там нашего краудфандера DIVINE SPACE. Вот. И он провел исследование по бейкерам, то есть людей, которые поддерживают проекты на Кикстартере. Выделил несколько типов психологических, вот. И, как оказалось, есть даже такие люди… вот, знаете, как в казино, да, играют? В азарт входят и так далее. Вот этот вот момент, когда ты кому-то даешь деньги на реализацию его мечты, чтобы как-то вот изменить, не знаю, мир. Для кого-то вот это же вся жизнь, да, чем он занимается. Помочь ему реализовать его мечту. Они настолько увлекаются этим делом, что иногда даже входят в азарт и тратят, вместо, там, двух тысяч долларов, которые он хотел именно на краудфандинг потратить в этом месяце, четыре тысячи и так далее.

А. ПЛЮЩЕВ: Продают дом, там…

(смех)

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Влезают в долги…

(смех)

Е. ГАВРИЛИН: Это для компьютерной игры особо очень характерно. Вашим именем назовут какую-нибудь миссию или пульку.

Л. БЕРЕЖНОЙ: Или нарисуют персонажа с вашим портретом.

Е. ГАВРИЛИН: Да, вы будете главным злодеем, но это будет стоить сто тысяч долларов в какой-то компьютерной игре. И кто-то платит.

А. ПЛЮЩЕВ: И его будут расстреливать из всевозможного вида орудий…

(смех)

А. ПЛЮЩЕВ: … и так далее. Спасибо огромное. Евгений Гаврилин, сооснователь и генеральный менеджер проекта Boomstarter.ru, Лев Бережной, руководитель проекта Rustarter.ru, и музыкант Эдуард Шум были у нас в гостях. Мы с Александром Белановским также с вами прощаемся.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Пока.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо, счастливо.

Л. БЕРЕЖНОЙ: Спасибо.

Е. ГАВРИЛИН: Спасибо. До свидания.

Э. ШУМ: Спасибо.

Л. БЕРЕЖНОЙ: До свидания.





Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

westsomething 21 октября 2012 | 22:42

Экономика в России четко упирается в политику, а в политике у нас бандиты и их сотни тысяч в числе чиновников, готовые похоронить любое дело на любой стадии даже профинансированное - разденут еще на полдороги.
В России добровольный сбор средств это 99% развод чем в США - т.к. у нас всё еще бандитское гос-во. Когда разбойники во власти - откуда гарантия, что внизу они не сидят?
Каждый пытается урвать то, что можно.
Технические проекты в России реализовать невозможно - слишком много факторов риска и непредсказуемости в этой стране.
Кстати надо уточнить, что совсем недавно американский Кикстартер запретил правилами для всех технических проектов - авторам представлять публике какие-либо симуляции или воображаемые имитации - тоесть только готовые реально рабочие образцы. И новое главное правило от 21 сентября 2012 г. - Кикстартер - это не магазин.

Руководитель Бумстартера лукавит по поводу доставленного продукта покупателям. Это 100% пирамида и правила в ней таковы, что площадка, которая собирает деньги - умывает руки перед плательщиками и так во всем мире - в том числе и на американском Кикстартере и там это администрация повторяет сотый раз подряд.
Юридически необязательно доставлять жертвователям "обещанный продукт" - если в результате люди получат ерунду, но с обещанными "основными функциями" - то все условия выполнены - кое-кто соберет миллион, а потратит на изделия только сотню тысяч с изготовкой в Китае и вышлет брелоки по адресам уже здесь - получите, что хотели, а то, что цвет не тот или разваливается в руках - ето не наша проблема. И усе умыли руки.

Главная проблема Бумстартера - конкуренция, они сильно боятся конкурентных площадок с идентичными функциями и такие площадки тут появятся во множестве.
То, что они сразу списывают деньги у людей еще до окончания сбора - очень слабая позиция - заинтересует налоговиков - т.к. подозрительно на "денежную прачечную" и конкуренты их этим завалят.
И по факту там зарабатывает не автор, а гигантское кол-во посредников, которые крайне большую часть денег забирают себе сразу и я не о самой площадке, а о российских платежных системах - только Киви или SMS-платежники берут грабительские комиссии и сборы за вход в их системы.

Даже в американском Кикстартере многие люди разочаровались некоторыми неприятными моментами - особенный из них это амбициозный с игровой приставкой на ОС Андройд - Ouya. Это очень простой проект - сделать $100-баксовую ТВ-приставку с джойстиками чтобы доставить грошёвые игры по баксу, продаваемые сейчас для смартфонов из Google маркета - на ТВ-экраны. Здесь прослеживается ненужность самой этой приставки - т.к. смартфоны так сильно развиваются и уже сегодня есть настолько мощные модели, что они сразу могут подключаться к ТВ-экрану и сами становятся портативными игровыми приставками с возможностью играться в игры через отдельный bluetooth контроллер. Проблема там не в устройстве, а в играх, которые нужно разработчикам переписывать под большие ТВ-экраны.
Ouya собрала более $8,5 миллионов от 63 тысяч человек по-моему всего за месяц. Но они продолжили сбор денег и после Кикстартера - только уже на своём новеньком сайте через обычный пред-заказ с оплатой карточками. И самое неприятное в этом то, что сказала PR-менеджер новой компании публике, буквально разграничив людей на два сорта - те первые жертвователи, кто помог встать этой компании на крепние ноги - оказывается "второй сорт" перед новичками делающими заказ напрямую - потому как все платежи через Кикстартер после списания по правилам не возвращаются ни при каких условиях и ничего не гарантируют и так во всех подобных площадках, а те, кто заказывает сейчас напрямую с оплатой карточкой - имеет гарантию возврата денег в случае недопоставки товара. Очень многих людей подобное заявление просто обидело и разочаровало в онлайн-спонсировании.


yuretsky 22 октября 2012 | 03:07

Не точно о требованиях Кикстартера о гражданстве. Таких требований нет. Вся расчетная часть ведется через Amazon Payments, и по сути требуется иметь банковский счет в определенной стране. Откроете счет - можете участвовать.


radiosmike 22 октября 2012 | 08:02

Все таки не совсем понятно почему на boomstarter.ru только 2 удачно завершившихся проекта, и еще один похоже успеет набрать. А все остальные либо явно не успевают набрать, либо вообще собрано около 0%

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире