'Вопросы к интервью
17 июня 2012
Z Точка Все выпуски

Эволюция мобильных приложений


Время выхода в эфир: 17 июня 2012, 21:06

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Московское время 21 час и 7 минут, начинается программа «Точка», у микрофона Александр Белановский. Сегодня мы говорим об эволюции мобильных приложений, так я назвал эту тему. Собственно, выясним, имеет ли место вообще эта эволюция, куда у нас двигается это направление чрезвычайно важное (это никто не будет отрицать, я думаю). Сегодня у нас в гостях Алекс Пацай, эксперт по мобильным технологиям. Добрый вечер.

А. ПАЦАЙ: Добрый вечер.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: С нами по телефону Александр Плющев. Саш, привет.

А. ПЛЮЩЕВ: Привет, добрый вечерю

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Слышно нас хорошо?

А. ПЛЮЩЕВ: Да вроде меня нормально.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: И тебя хорошо. Ладно. Смотри, вот я хотел бы прям от темы, от слов в теме оттолкнуться, да? Я обозначил тему «Эволюция мобильных приложений». Вот мой первый вопрос к Саше будет следующий: есть ли действительно вообще вот какие-то заметные изменения, о которых можно было бы говорить, которые заслуживают того, чтобы о них говорили? Вот, ну, возьмем, не знаю, шаг, там… ну, годы, последние-последние годы. Если да, то как. Вот как тебе видится?

А. ПАЦАЙ: Ну, по-любому нужно понимать, что был некий серьезный перелом в связи с мобильными приложениями после того, как появился Айфон. Потому что игры до этого на смартфонах были, вообще мобильные приложения какие-то были, но это не носило какого-то массового характера. И платформа был сложнее для установки этих приложений, то есть Симбиан, или что там у нас было…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я помню, да, скачивал Java эти…

А. ПАЦАЙ: Да, Java Ame и прочие всякие сложности. И пользователи, в общем, этим не заморачивались в первую очередь из-за сложности процесса. А после появления Айфона… но не сразу, разумеется, потому что у Apple была позиция, что приложение надо в вебе там запускать, а вот со своими программками на нашу красивую платформу лезть не надо. По-моему, где-то в 2008-м году уже Apple представила концепцию магазина приложений и разрешила разработчикам разрабатывать собственно приложения и публиковать их для клиентов, для пользователей телефонов. Вот. И с тех пор вот некий такой серьезный перелом происходит постоянно. Потому что если в начале приложения, которые появлялись под Айфон – это были, ну, не знаю… какие-то простенькие утилитки типа из серии «посчитать чаевые для официанта в ресторане», то сейчас заметен вот такой вот уклон в серьезную социальность. То есть, выходят не только клиенты для социальных сетей, но и сами приложения, они становятся гораздо более социально взаимосвязаны. В любой буквально программе, наверное, можно использовать интеграцию с Фейсбуком, интеграцию с Твиттером, с другими какими-то социальными проектами. И вот эта вот социальность, она показывает, что смартфон из утилитарного коммуникационного устройства… «коммуникационного» в данном случае я имею в виду как для телефона и сообщений, да? Вот, он становится именно соединяющим звеном между людьми, обеспечивая им все возможные коммуникации. И, наверное, это основная такая вот эволюция развития мобильных устройств.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Слушай, а правильно вот я сейчас подумал – на самом деле это на поверхности, наверное, лежит – что ключевым моментом вообще в истории развития мобильных приложений стало появление маркетов, да? То есть, Apple Store… ой, не Apple Store, как он называется?..

А. ПАЦАЙ: App Store.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: App Store, App Store, да. Android Market появился, там, для Windows тоже появилась своя платформа по аналогии с этими.

А. ПАЦАЙ: Ну, в общем, да. Потому что раньше это было достаточно сложно. Нужно было найти это где-то приложение, скачать на компьютер, каким-то образом перекинуть его на память телефона с компьютера. И это то, что вот я говорил, да? О сложности процесса установки приложения. Люди просто не заморачивались с этим. Сейчас это вопрос реально двух нажатий на экране из серии, там, открыть магазин, найти нужное приложение, нажать кнопочку «install», и нужная программка тебе устанавливается на устройство, даже если она платная. У тебя там где-то в бэкграунде снимаются деньги со счета, и у тебя появляется…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Очень удобно, потому что платить, вводить каждый раз данные не надо, достаточно просто купить, он запомнил…

А. ПАЦАЙ: И вот те магазины, которые обеспечивают пользователям возможность вот такой вот покупки одним кликом с привязкой счета, или PayPal, или карточки, или каких-то других систем, вот, они в данном случае максимально упростили процесс, и он пошел.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Саш, сейчас я тебе дам слово. Я только хочу напомнить координаты связи с нашей студией. Это смс +7-985-970-45-45, в Твиттере можно писать аккаунту @vyzvon. И смотреть нас можно по Сетевизору, не только по «Эху Москвы» слушать. Саш.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да, я хотел бы как раз зайти с совсем другой стороны. Если ты, Саш, смотрел в прошлое, то я хочу посмотреть в будущее. Я сегодня думал над одной проблемой. Это покупать мне клавиатуру к… ну, такую вместе с чехлом к Айпэду или не покупать. Поскольку они здесь стоят дешево (я нахожусь в Соединенных Штатах), то там проблемы с тем, чтобы потом там русские буквы, так сказать, инсталлировать, нет. Вот. Очень соблазнительно, хотя у меня есть очень хорошая обложка к Айпэду, которую я купил за много денег. Вот. Ну, и я размышляю над этим. И вдруг я подумал: вот если у меня Айпэд будет с клавиатурой, в принципе, наверное, мне уже как-то и MacBook не особенно… ну, ноутбук не особенно нужен. Потому что вот, например, у меня сломался там CD-ROM, я им как-то и не пользуюсь. Он мне, ну, прямо скажем, без надобности. Вот. Единственно, что остается – это перекидывать данные с флешки. Я часто езжу, там, на какие-то конференции, и, как правило, вручают материалы на флешках. Вот мне с Айпадом будем единственное неудобство. Так, в принципе, все, судя по всему, идет к тому, что нам мобильные эти самые гаджеты заменят настольные. Вот. Я как раз хотел спросить у Алекса, как ему такая перспектива, что мы будем работать уже не с десктопными приложениями, а именно мобильными приложениями. Я подумал, что и технологии мобильных приложений, там, с появлением Windows 8 и с новыми внедрениями для Mac OS, они тоже внедряются (неразб.), между прочим. Вот. И я хотел бы, чтобы (неразб.) поразмышлял на эту тему.

А. ПАЦАЙ: Ну, кстати, я вот когда ехал тоже на передачу, у меня была мысль по поводу того, что еще один такой тренд развития мобильных гаджетов за последние несколько лет – это то, что они постепенно превращаются из устройств для потребления контента в устройства для его создания. То есть вот, опять же, продолжая тему, что раньше появлялись какие-то утилитки или программы для просмотра видео или картинок, то сейчас, если посмотреть на то, какие приложения выходят для того же Айпада, это полноценные редакторы видео, да? Тот же iMovie, в котором можно смонтировать быстро какой-то ролик. Это программы для редактирования фотографий, это огромное количество даже, не знаю, приложений для работы с текстом. И причем если ты вот подключишь клавиатуру, о которой ты говорил в начале, то стандартные шорткаты для работы с текстом у тебя на Айпаде будут работать. То есть Command-C, Command-V и прочие вот эти вот полезные штуки, они все прям с клавиатурой у тебя будут работать при работе с текстом. И да, это вот…

А. ПЛЮЩЕВ: Тогда надо брать.

А. ПАЦАЙ: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Тогда надо брать, да.

А. ПАЦАЙ: Действительно, то есть, я подозреваю, что через несколько лет для большинства людей смартфоны или планшеты будут заменять, в общем-то, компьютер, это будет их единственный и основной компьютер, на котором они будут обеспечивать выполнение большинства своих задач повседневных.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Слушай, ну, я не знаю, я вот не согласился бы здесь, наверное, с тобой, потому что… ну, вот, да, у меня есть, там, компьютер, есть Айпэд, и совершенно они друг друга не заменяют, да? Мне не хватает в Айпэде все-таки, там, какого-то USB-порта, если у меня есть флешка, например. Несмотря на то, что сейчас есть Dropbox, Яндекс Диск, там, и так далее, но тем не менее, есть же куча все-таки функций и опций у компьютера, да, у ноутбука, которые никак не реализованы сейчас в планшетниках.

А. ПАЦАЙ: Ну, смотри, тема с флешкой и вот то, что тоже Саша в вопросе своем озвучивал, решается легко. То есть, если организаторы на конференции планируют раздавать какой-то файлик, им достаточно его выложить в онлайне в Дропбоксе, на каком-то другом, я не знаю, Гугл Драйве, Яндекс Диске или еще где-нибудь, и ты точно так же с мобильного устройства эти файлы можешь скачать. То есть, это проблема инерции мышления. Раньше люди цеплялись за флоппик и думали, «как же мы будем без флоппика?», когда в 98-м году Джобс представил iMac.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ты дискету имеешь в виду.

А. ПАЦАЙ: Да, дискету обычную. Тем не менее, мы прекрасно без них сейчас живем, а вот многие живут прекрасно даже без компакт-дисков, как Саша рассказывал. И я думаю, что флешки – это тоже некий такой атавизм, который в итоге отойдет, и мы все равно вернемся… точнее не вернемся, а придем к полному онлайну. Разумеется, что для многих продвинутых пользователей типа нас с тобой, наверное, да? Айпад не может быть, пока что не может быть заменой компьютеру. Но если мы подумаем о том, как большинство людей использует компьютер: почитал почту, початился, там, я не знаю, в Скайпе, посидел в социальной сети, посмотрел фоточки – ну, в общем, это покрывает Айпад прекрасно, эту функциональность покрывает. Ну, даже так: не Айпад, а вообще планшеты. То есть любой планшет, на Андроиде или на OS, он это может обеспечить. И просто окажется, что для большинства людей этого достаточно.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Саш, есть тебе что к этому добавить? Я тут тебя не пустил вперед после ответа Алекса.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет-нет-нет, все нормально. Значит, я…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Саш, единственное что… Саш, говори чуть-чуть, пожалуйста, погромче, почетче. Плохо тебя слышно.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, прошу прощения. Значит (неразб.) хотел добавить – надо развить, так сказать, мысль – что мобильные приложения, они, конечно, потихоньку вытесняют традиционные приборы из нашей жизни. Не только какие-то, ну, их функции, но и прям сами приборы. Ну, если до того чтобы вытеснить ноутбуки еще относительно далеко, это, так сказать, наша с вами фантазия, то, мне кажется, вот конец таких вещей как навигатор, он близок, и мы с вами прям присутствуем где-то при его агонии, при их агонии. Потому что, когда я прилетел сюда, в Америку, и взял машину, меня знакомый спрашивал: «А ты взял в прокат навигатор?» Я спрашиваю: «Зачем? Какой смысл в навигаторе, если у меня есть Гугл-навигатор, который отлично водит? Прекрасно, и, в общем, больше мне ничего и не надо». И действительно, я ни разу еще с ним не испытывал никаких проблем. (неразб.) почти каждый день. Вот. В iOS тоже есть свои, там, навигаторы и так далее. Мне кажется, что интересно, что мобильные какие-то вещи заменяют нам целые решения, для которых отдельно раньше разрабатывали целый прибор. Возможно, туда пойдут и всякие анализаторы, там, сахара в крови, я не знаю, измерители давления, термометры. Ну, потому что (неразб.) либо встраиваемые, либо пристраиваемые – они, в общем, вещь легкая. Вот. И здесь в Apple Store я видел как раз измеритель температуры, давления, сахара в крови и так далее, вот, которые просто пристраиваются к Айфону. Вот. И это, конечно, происходит именно благодаря мобильным приложениям.

А. ПАЦАЙ: Да, я бы добавил просто, что жертвами смартфонов в ближайшее время, я думаю, станут и все карманные портативные фотокамеры. Видеокамеры портативные уже, в общем-то, умерли. Был прекрасный такой продукт Flip, который даже Cisco пару лет назад купила себе, но, тем не менее, какой смысл сейчас в Флипе, если современные смартфоны снимают видео гораздо лучше и с точки зрения качества, разрешения, и стабилизации картинки? Вот. Так что, да, действительно, это есть: мобильное устройство заменяет огромное количество других разнообразных девайсов. И я считаю, это, в общем-то, даже позитивный тренд.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Но, кстати, кстати, здесь я тоже от себя могу добавить, что вот как… я, поскольку у меня смартфон мой на Андроиде, и я все ждал, когда же для Андроида выйдет популярное для OS приложение Инстаграм. Вот он вышел, и я понял, что там в какие-то поездки… ну, даже на самом деле до Инстаграма. У меня просто на моем смартфоне хорошая камера, да? Но здесь особенно. В какие-то поездки мне не хочется даже брать с собой, там, свой фотоаппарат зеркальный, потому что он большой, потому что я не вижу принципиальной разницы вот в качестве, да, в качестве снимков. Потому что все равно, я что? Я же их не распечатываю, там, в каком-то большом формате и не вешаю. У меня они что? В интернет. Ну, в принципе, может быть, и похуже, но, тем не менее, качество сопоставимое, да? Если сравнивать, там, вес и объем, объем этих двух гаджетов, то, конечно, выигрывает смартфон абсолютно.

Я напоминаю, что у меня в гостях сегодня и у Плющева Алекс Пацай, эксперт по мобильным технологиям. Говорим сегодня про мобильные приложения. Тут нас, значит, на смс, по смскам нас обвиняем, что мы говорим только про Apple почему-то. Я не знаю, с чего наши слушатели это взяли. Давайте как раз поговорим про разные платформы, про то, как сегодня распределяются доли мобильных приложений в Андроид Маркете, в Эпсторе. И поговорим… я думаю, что стоит сказать и про то, как развиваются мобильные приложения для Windows Phone. Вот как сейчас, какое соотношение приложений, какие перспективы вообще?

А. ПАЦАЙ: Если честно, я вот как-то перестал какое-то время назад следить именно за цифрой количества приложений в Апсторе, потому что на самом деле оно ничего не означает. Оно может означать, что, если в магазине миллион приложений, то из него 950 000 приложений – это полный шлак. А может быть, наоборот, мы не знаем.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Слушай, а там же – извини – там же разные… как это называется? Ну, порог, да? Вот мне-то казалось, что в Андроиде гораздо… в Андроид Маркет гораздо легче залить приложение, чем в Эпстор. И из-за этого для Андроида больше мусорных таких приложений, пустых. Я просто по опыту вижу, что вот в Эпсторе меньше все-таки шлака всякого.

А. ПАЦАЙ: Там ситуация хуже в Google Play именно, ситуация хуже… да, связано с тем, что там нету человеческого контроля над поданными приложениями, и зачастую там попадется либо вообще вот просто какая-то ерунда вместо приложения. Иногда бывают ситуации, когда заливают клоны каких-то других приложений, либо же туда заливают вредоносное ПО, которое потом… скажем, притворяется чем-то полезным, а, например, копирует адресную книгу пользователя. И те же представители Лаборатории Касперского могут рассказать о том, сколько… какое большое количество вредоносного ПО для Андроида. Именно из-за того, что нету жесткого контроля над приложения, которые заливаются в Google Play и в другие магазины, или же вообще можно установить из любого источника приложение на телефон с Андроидом. А в Апсторе, конечно, контроль такой более жесткий, все приложения проверяют люди, и в связи с этим есть определенные задержки в публикации приложений. Но для обычного разработчика, который разрабатывает, там, игру или простую утилиту какую-то, для него нету какой-то проблемы именно с точки зрения сложности процесса. Все точно так же: нужно зарегистрировать учетную запись, нужно разработать приложение, нужно приложение подать через специальную форму в магазине. А дальше в Google Play оно появляется практически моментально в самом магазине, в Апсторе оно появляется через неделю.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Слушай, ну, а это все-таки… это осознанная политика компании Гугл, вот такой какой-то очень низкий проходной балл что ли, да, или барьер? Или это какой-то их просто… ошибка. Что это? О чем это говорит?

А. ПАЦАЙ: Я думаю, что в начале это было осознанное решение. Им нужно было привлекать хоть чем-то разработчиков, и они таким образом упростили процесс, для того чтобы добавить количество приложений и этим количеством хвастаться. Сейчас, насколько я понимаю, по количеству самих приложений, именно по цифрам, примерно равное количество, что в Гугл Плее, что в Апсторе. Я был пару дней назад на конференции в Санкт-Петербурге, которая была посвящена мобильным играм, и там представитель Microsoft рассказывал, что у них в их Windows Marketplace сейчас сто тысяч приложений. То есть, это тоже большое количество, но вот какое количество из этого хороших приложений или не очень… Я думаю, что у Майкрософт тоже скорее всего планка немножко занижена…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Мусора много. я видел.

А. ПАЦАЙ: … да, для того чтобы набрать хотя бы вот эту цифру, которой можно хвастаться.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Как вообще… да, Саш.

А. ПЛЮЩЕВ: Я прошу прощения, просто Алекс закончил на приложениях для Windows Marketplace. Я бы как раз о них отдельно поговорил. Я тут просто был в жюри (неразб.) компании Майкрософт и Нокиа, вот, для российских разработчиков. И там… ну, мы судили разные программы. И я там увидел несколько интересных очень приложений, хотя в основном, конечно же… я не знаю, что это на это влияет, то ли операционная система, то ли то, что она еще такая молодая, то ли то, что разработчиков мало и они, там, я не знаю, у них низкая конкуренция. Ну, (неразб.) Алекс, я думаю, ответит. Но, как правило, эти приложения не очень красивые, не очень удобные, не очень стабильные. Вот. И не очень такие user friendly, ну, особенно что касается интерфейса. Вот. Я бы хотел, чтобы ты это прокомментировал. Хотя несколько приложений были прям ну очень здоровские, я бы с удовольствием поимел бы такие на Айфоне, но я ничего подобного не нашел. Потом я, может быть, скажу, что я имел в виду.

А. ПАЦАЙ: Ну, мое лично мнение по поводу Windows Phone, самой операционной системы, ее дизайна вполне положительное. То есть, мне нравится эта операционная система, мне нравится ее оригинальный стиль, мне нравится именно отсутствие копирования iOS, как это раньше делал Андроид. Вот. И, в принципе, приложения, которые там появляются, хорошие качественные приложения, они… которые при этом сделаны в стиле интерфейса Windows Phone (вот этот Metro интерфейс), они хорошие. Я вот видел, например… в свое время мы же разрабатывали приложение для одного российского банка, да, которое появилось в начале для iOS, потом буквально клон его был сделан для Андроида, то есть аналогичный интерфейс, а потом ребята для Windows Phone уже сделали версию, которая соответствовала требованиям интерфейса Windows, ну, требованиям интерфейса Майкрософт для приложений Windows Phone 7. И приложение действительно получилось очень красивое, и гораздо красивее, чем на iOS. То есть, в принципе, возможность создания красивых и удобных приложений на Windows Phone есть, но, поскольку сейчас денег там меньше, насколько я понимаю, то и разработчики зачастую относятся к этой платформе с таким низким приоритетом, то есть, не тратя особо на нее усилия, не тестируя достаточно эти приложения. И в итоге мы получаем вот результат, при котором приложения могут крэшиться или, там, не быть достаточно удобными, как они могли бы быть.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Как тебе кажется, чем объясняется вот этот вот… вот эта психология какого-то такого пренебрежения что ли, может быть, к Windows Phone, операционной системе Windows Phone?

А. ПАЦАЙ: Я скажу… ну короткий ответ: деньги, да?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Мало денег вбухивают в развитие этой системы?

А. ПАЦАЙ: Нет, это мало денег, которых там можно заработать. То же самое, кстати, относится и к Андроид. Денег, которые там получают разработчики, который Гугл выплачивает разработчикам, на порядки меньше, чем деньги в Apple Апсторе. Я не знаю… ну, то есть…

А. ПЛЮЩЕВ: Это вот, кстати, очень интересный вопрос, потому что иногда у меня спрашивают… ну, вот, например, недавний самый пример. Когда Яндекс запустил свое приложение Яндекс Музыка для iOS и я о нем написал, и у меня спросили в блоге: «Почему же они не сделали для Андроида? Ведь рынок шире». И я предположил тогда, что платежеспособность людей в Андроид Маркете, особенно в российском, да? В Гугл Плей сейчас, тех, кто пользуется российским Гугл Плеем, их меньше, чем тех, кто пользуется… чем тех, кто платит за приложения в Айфоне. Несмотря на то, что пользователей, реальных пользователей в разы больше. А Яндекс Музыка – это первое платное приложение, как известно, у Яндекса. Вот. Действительно ли так, что, несмотря на то, что рынок теоретически шире, пользователей больше, платят пользователи Андроида гораздо меньше, гораздо реже?

А. ПАЦАЙ: На самом деле я бы хотел поправить вот по поводу размеров рынка. Дело в том, что есть понятие «market share», то есть «доля рынка». Она, как правило, показывается продажами за какой-то определенный период. А есть термин «installed base». Это вот база, общая база устройств, проданных за весь период с момента существования платформы. И последние цифры, которые я видел на этой неделе… предполагается, что на Андроиде всего сейчас было продано порядка 390 миллионов устройств. На iOS это количество составляет примерно 365 миллионов. То есть, общее количество проданных устройств Андроид и iOS, в принципе, где-то сравнимо. Понятно, что есть перекосы…

А. ПЛЮЩЕВ: Это если говорить о мире…

А. ПАЦАЙ: Да, да.

А. ПЛЮЩЕВ: … а если говорить о российском рынке, там цифры совершенно не сопоставимые.

А. ПАЦАЙ: Разумеется, да. То есть, если говорить о России, то Андроид-устройств, наверное, раза в три-четыре больше, чем iOS-устройств. Но ты совершенно прав в том плане, что аудитория там совсем другая. Аудитория, которая зачастую не любит покупать приложения, не любит платить за них, не хочет платит, у них меньше денег, чтобы платить. Разумеется, что есть люди, которые покупают флагманские устройства, которые по стоимости сравнимы с Айфоном, и они покупают какие-то приложения, но таких людей гораздо меньше. Само позиционирование Андроида в данном случае на недорогие смартфоны, на массовый рынок, оно приводит к тому, что аудитория действительно не платит столько денег, сколько платят пользователи с Айфонами и Айпадами. И это в итоге выражается вот в этих отчислениях разработчикам, которые платит Эппл и которые платит Гугл. Последняя цифра, которую я видел – Эппл выплатила разработчикам в Апсторе 5 миллиардов долларов. А полгода назад я видел цифру по Гугл Маркету, Гугл Плею, эта цифра составляла порядка 450 миллионов долларов. То есть, реально разница вот на порядки. И это приводит к тому, что все равно разработчики разрабатывают в первую очередь… создают приложения в первую очередь для iOS. Несмотря на то, что Эрик Шмидт полгода назад сказал, что через полгода мы придем к такой ситуации, при которой разработчики будут создавать приложения в первую очередь для Андроида. И его, надо сказать, технологическая пресса на Западе конкретно попинала по этому поводу вот неделю назад, когда эти полгода прошли, а разработчики все равно пишут настойчиво приложения для iOS. И это понятно, почему – потому что там сейчас основные деньги.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, я думаю, Эрик Шмит просто имел в виду разработчиков Гугл…

А. ПАЦАЙ: (смеется)

А. ПЛЮЩЕВ: … вот Гугл-навигатора до сих пор для OS и нету.

А. ПАЦАЙ: Ну, с навигатором там сложнее история. В данном случае Гугл все-таки использует вот наличие навигатора и какие-то более продвинутые фишки самого картографического приложения, в первую очередь для того, чтобы привлекать пользователей на Ангдроид. Потому что, несмотря на то, что карты в iOS до последнего времени были от Гугл, само приложение там писало Эппл. И Эппл видело, что Гугл больше развивает свое приложение на Андроиде, и мы в итоге получили результаты, при котором в iOS 6 уже дальше развитием карт будет заниматься сама Эппл.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Тут нас Игорь по смс обвиняет, что мы молчит про Симбу. Он имеет в виду Симбиан. Вот Алекс сейчас выпил воды, засмеялся…

А. ПАЦАЙ: Поперхнулся (смеется).

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Прокомментируй, пожалуйста, свою эмоцию.

А. ПАЦАЙ: Ну, тут по этому поводу… как там? Про мертвых либо хорошо, либо никак (смеется). Ну, а что говорить о Симбиане в данном случае? Это мертвая платформа, от которой отказались даже папа с мамой. То есть, в общем-то, Нокиа вроде как и делает какие-то попытки по поддержке устройств, которые сейчас еще работают под управлением Симбиан, но в дальнейшем, я думаю, что… скажем так: все уже списали Нокию со счетов, несмотря на все ее потуги совместные с Майкрософт, даже в направлении Windows Phone, и сейчас мало кто верит в то, что компания сможет хоть с Windows Phone, хоть с Симбианом что-то сделать в будущем. Поэтому, скажем так, если у разработчика цель – достичь, набрать определенную аудиторию в России, аудиторию пользователей, да, наверное, есть смысл выпустить какое-то приложение для сервиса в России под Симбиан. А, в общем-то, если мы говорим о чем-то инновационном, то это iOS и Андроид.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Саш, ты с нами пока ее или ты уже собираешься?

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое, к сожалению, мне пора. Был рад с вами пообщаться. Надеюсь, что завершение беседы будет таким же динамичным, как и ее начало и Алекс Пацай прокомментирует все вопросы наших радиослушателей.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Спасибо, Саша

А. ПАЦАЙ: Пока, Саш.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Это был по телефону Александр Плющев. В студии Алекс Пацай, эксперт по мобильным технологиям. Говорим сегодня про мобильные приложения. Я предлагаю тебе поговорить про определенную категорию мобильных приложений, которые, как мы с тобой выяснили еще до эфира, являются самыми популярными во всех вот этих вот магазинах. Я имею в виду игры. Я тут… как-то у меня был период, когда я качал много разных игр. Просто мне было интересно, что это такое. Я никогда сильно не, что называется, не залипал на них. Хотя нет, было, было дело. На Angry Birds, я помню, я ее прошел очень быстро от начала до конца – и действительно, очень классная игрушка. Я себя поймал на мысли, что успехом пользуются игры… вот у них у всех есть какое-то такое неуловимое качество, которое, как мне кажется, объясняется какой-то психологией. Я для себя это так, в качестве гипотезы, объяснил тем, что все они позволяют совершать какие-то манипуляции, создают какую-то, ну, такую дополненную реальность что ли, я не знаю. Я… мне сложно это сформулировать, я не улавливаю до конца эту закономерность. Может быть, у тебя есть какое-то объяснение, может быть, ты видишь какой-то общий знаменатель у всех популярных игр, которые сейчас в мобильных магазинах есть.

А. ПАЦАЙ: Ну, на самом деле популярных игр много, и они, конечно, размазаны по разным категориям, но определенный тренд прослеживается. Чем проще игра в управлении, чем меньше пальцев задействовало при управлении.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Мозгов тоже (смеется).

А. ПАЦАЙ: Ну, да, наверное, да, многие игры зачастую рассчитаны на некую просто либо реакцию, либо просто физическое движение…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Они интуитивные же все, все очень такие…

А. ПАЦАЙ: Вот за счет вот этой простой интуитивности игры а-ля Angry Birds или Jetpack Joyride, вот они как раз становятся популярными. Потому что она простая, она не требует какого-то изучения или туториала в изучении самого процесса игры. Пользователь запускает, и он тут же понимает, что нужно делать. И если процесс достаточно увлекателен, то есть веселый, прикольный, если там сделана какая-то простая интересная анимация, то игра становится хитом, потому что она завлекает к себе много пользователей.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Слушай, но тут, смотри, еще, с другой стороны, есть вот что. Не так давно, как мне кажется, появился такой новый тренд. В версию для мобильных устройств… я сейчас говорю… нет, на самом деле это и для Андроида, и для iOS есть. Стали конвертировать старые компьютерные игры.

А. ПАЦАЙ: Восьмибитные которые?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Нет, нет, восьмибитные – само собой. Ну, например, Max Payne. Ну, например GTA. Ну, например… ну, что-то еще я там видел, да? И они как раз… про них-то совсем не скажешь, что они интуитивные и, в общем, такие не требуют какого-то такого изучения каких-то правил, да?: И в этой связи я задумался: насколько… есть ли у тебя какая-то оценка, насколько действительно выгоден… выгодным является вот такой ход, да? Конвертация старых игр. Это же игра на самом деле на ностальгических чувствах…

А. ПАЦАЙ: Да, конечно.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я это сам почувствовал, я в эти игры играл. Но я вот скачал Max Payne (это одна из моих самых любимых игр была для компьютера), я скачал и поставил на Айпад и понял, что мне не нравится. Мне не нравится. Мне ни графика, ни управление не нравится. Это что-то вот наносное такое и не родное.

А. ПАЦАЙ: Все правильно. Да, это игры, которые используют как раз вот эти ностальгические нотки, и люди покупают эти игры, в первую очередь, зная бренд. Но при этом у таких игр нету практически шансов стать всемирно известным хитом а-ля Angry Birds. Потому что это новый бренд, это игра, которая реально затягивает в себя новых пользователей, даже если они никогда об Angry Birds не слышали. И пользователи готовы покупать другие игры под этим брендом, они готовы покупать игрушки, они ждут новых уровней каких-то. А игры а-ля GTA или Max Payne – ну да, они… у них есть некий всплеск, когда все прочитали… все, кто знают, что такое Max Payne, прочитали, радостно пошли купили эту игру, скачали, поняли, что играть неинтересно, и на этом все заканчивается. Но издатель свое как бы поимел, он деньги снял с этого…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Кстати, они стоят-то прилично, побольше, чем Angry Birds. И весят тоже.

А. ПАЦАЙ: Это процесс нормальный, но мне кажется, что если бы у таких игрушек были пробные версии, да, то люди бы скачали, поняли, что, ну, не то, не прет… да и поиграл я уже в этот Max Payne, да, мне не так уж и интересно. И они бы даже не покупали их.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Слушай, а у тебя есть какие-нибудь любимые игры? Если есть, то почему? Мне вот просто интересно, поскольку ты человек… как бы не просто пользователь, да? Ты в этом хорошо очень разбираешься, наверное, анализируешь как-то. Есть ли такие игры у тебя? И приложения, кстати.

А. ПАЦАЙ: Года два назад я действительно тоже прошел полностью Angry Birds, которые первая версия. Радостно ставил там все рекорды, делал три звездочки…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Да, там когда ты сначала проходишь, там, с одной-двумя звездочками, ты проходишь и понимаешь, что все, уже не во что играть, и начинаешь играть на рекорд, что называется.

А. ПАЦАЙ: Да.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Это правда.

А. ПАЦАЙ: Вот. Но с тех пор, конечно, птички уже поднадоели, и вот это вот общее безумие вокруг них как-то даже напрягает, потому что, по сути, это компания одной игры на данный момент, и когда начинаются разговоры о том, что ее стоимость составляет миллиард долларов, потому что они… они же выпустили Angry Birds! Но при этом доходы компании за год составляют всего 100 миллионов долларов. Ну, как-то вот…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ой, а почему так?

А. ПАЦАЙ: Ну, потому что так вот пока что работает мобильный рынок. Они говорят о том, что у них миллиард закачек, но это миллиард закачек по всем платформам, всех версий приложений, платных и бесплатных – разумеется, что больше бесплатных версий качают. Вот. То есть, в итоге вот не может стоить компания миллиард долларов, у которой есть только один хит, который, к тому же, в общем-то, всем набил оскомину уже.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, то есть, пузырь такой.

А. ПАЦАЙ: Ну, не то чтобы пузырь. Они тоже это понимают, они говорят сейчас о том, что они будут выпускать новые игры. Они даже купили права на какую-то новую игру, которая когда-то раньше… так сказать, ремейк известной игры. Поэтому они в этом направлении тоже движутся, будут создавать новые игры. Но пока что ничего, кроме Angry Birds, у них, в общем-то, больше нету. Ну, собственно, как и у ZeptoLab. У них, в общем, Cut the Rope – это единственный хит, хотя реальных игр, выпущенных на разных платформах, у них тоже много. Но я надеюсь, что ребята тоже смогут что-то сделать интересное, не привязанное к этому бренду, и что будет точно так же интересно пользователям.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, все-таки про себя-то скажи кратко.

А. ПАЦАЙ: У меня, наверное, последняя такая из любимых игр – это вот Jetpack Joyride. Совершенно веселая игрушка, которую я несколько раз прошел, получая все новые и новые статусы…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Это на iOS.

А. ПАЦАЙ: Она, по-моему, есть… хотя вот не факт, что она есть для Андроида, но, да, вот она… я играл в нее на Айфоне, на Айпаде, вот с огромным удовольствием, за счет как раз вот этого вот простого управления, никакого обучения. То есть, ты запускаешь, и сразу, сразу играешь. Даже нету каких-то там экранов загрузки или еще чего-то такого.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я напоминаю, что у меня в гостях сегодня Алекс Пацай, эксперт по мобильным технологиям. Вы можете писать нам сообщения на смс +7-985-970-45-45, можете писать в Твиттер аккаунту @vyzvon, смотреть нас по Сетевизору. Смотри, какой еще тут есть аспект. Я… такое вот у меня было наблюдение, что вот эти маркеты, не важно, речь идет об Андроиде или об операционной системе Эппл, в них очень много… ну, мусора – само собой, мусор… есть, там, просто пустые или, там, вирусные какие-то приложения. А есть просто бренды. Вот у меня такое ощущение, что бренды просто решили присутствовать любой ценой вот в этих вот мобильных маркетах. Вот я видел там, не знаю, какое-нибудь приложение – не сочтите за рекламу – Dolce & Gabbana, да? Там, или какой-нибудь, я не знаю, H&M, или еще какой-нибудь. Ну, просто. И что в них? Там какие-то новости корпоративные, что-то еще. Это вот… ну, это что? Это просто, просто они осознали, что это сейчас очень трендово, мобильные приложения, поэтому они хотят просто там светиться?

А. ПАЦАЙ: Это еще один важный тренд, который происходит с мобильными устройствами, когда мобильные приложения, по сути, становятся аналогами сайтов. А может быть, в перспективе даже не будут делать сайты, а будут делать сразу мобильные приложения. Это сложнее, конечно, потому что, если ты сделал сайт и он работает сразу во всех браузерах – ну, почти сразу, да? – то с мобильным приложением там сложнее, потому что нужно делать его для разных платформ. Есть кроссплатформенные инструменты для разработки, но, как правило, приложения тогда получаются недостаточно качественными и недостаточно красивыми. Но этот тренд есть. И все дальше зависит от самой компании. Либо она следует тактике «мы тоже там хотим быть», не задумываясь о том, чтобы создать нечто ценное, нечто такое, что давало бы пользу самим потребителям. Выложить новости, да, и… ну, как твиттер-аккаунт заводят, туда там тупо постят какие-то новости сайта. Вот. Либо же компания создает продукт который делает пользователям хорошо. Ну, вот, наверное, классический пример – это все-таки Альфа-Банк, для которого мы в свое время сделали приложение.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Тоже не сочтите за рекламу.

А. ПАЦАЙ: Не сочтите за рекламу, да. Но при этом это удобное приложение, которое давало пользователям возможность пользоваться услугами мобильного банкинга, не заморачиваясь на браузере или каких-то других инструментах. Вот когда мобильное приложение становится продолжением бренда, но функциональным или добавляющим value, добавляющим стоимость устройству, вот, то это правильно.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Еще интересно, все-таки есть же мобильные приложения у нас бесплатные, есть мобильные приложения, которые покупаешь, сразу там цена объявлена, есть мобильные приложения, которые ты скачиваешь вроде бы бесплатно, а потом для них требуются еще какие-то составные части докупать. Тебе как разработчику мобильных приложений и как, соответственно, в этом смысле бизнесмену вопрос о том, какие вот из этих форматов, да, продажи, какие для тебя более приемлемы, и вообще как ты видишь… какие из них, может быть, наиболее успешны в каких случаях?

А. ПАЦАЙ: Разумеется, что для вот брендованных приложений, о которых мы говорили чуть раньше, нормальная модель – это бесплатное приложение. Ну, странно было бы еще приложение от Dolce & Gabbana, в которое новости постятся, да, покупать за деньги. Или приложение для банкинга мобильного. Вот тренд платных-бесплатных приложений вот лучше всего прослеживается в играх. Потому что есть очень много платных игр, но есть огромное количество бесплатных. И вот эта вот бесплатность в играх, с точки зрения бизнеса, она, с точки зрения разработчика, в принципе, хороша, но, с точки зрения конечного пользователя, она имеет свои недостатки. Потому что – ну, будем называть вещи своими именами – из пользователя, по сути, вымогают деньги, которые… причем в большем количестве, чем он мог бы заплатить за саму игру, для того чтобы он мог развиваться в игре дальше.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Это ты имеешь в виду… как это условно? Подписка, да? То есть, вот…

А. ПАЦАЙ: Нет, это даже не подписка, это как бы возможность покупки чего-то внутри игры для продвижения дальше, для прогресса в игре. Это может быть в каком-нибудь сити-билдере возможность ускорить процесс, да? Ты не хочешь ждать 5 часов, пока построится твоя замечательная ферма, ты покупаешь за деньги ускорение процесса постройки. Или ты покупаешь супермеч, чтобы замочить всех этих монстров, не зарабатывая деньги, проходя, там, каждого монстра своими усилиями.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, кстати¸ в Angry Birds тоже, по-моему, такая штука есть.

А. ПАЦАЙ: Там есть этот, Mighty Eagle, да? Вот, которым можно сразу всех замочить. Ну, то есть, тут важно, чтобы хотя бы дать возможность пользователю закончить игру бесплатно, не заплатив деньги. Да, можно сделать это с разной степенью сложности, но такая возможность должна быть. Мы в своих играх это делаем. То есть, мне неоднократно в Твиттер писали о том, что: «А я вот вашу игру прошел, не заплатив ни копейки», — гордо так. Ну, я, честно говоря, рад, что у нас есть такая возможность и что пользователь этой возможностью… кто-то пользуется.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Слушай, а вот разработчик, скажем, заливает приложение в маркет на бесплатной основе. Это получается, что, там, Эппл или Гугл, они ему ничего… как вот здесь? Они ему что-то платят все-таки, какие-то отчисления просто за присутствие на этой платформе или нет?

А. ПАЦАЙ: Нет.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Если у него полностью бесплатно, он вообще ничего не имеет.

А. ПАЦАЙ: Он платит сто долларов в год, например, в Апсторе за именно наличие учетной записи.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: То есть, он платит?

А. ПАЦАЙ: Да, разработчик платит за возможность размещения своего приложения, за трафик, который генерят пользователи, скачивая это приложение, за возможность пользователям, там, оставить комментарий к приложению, да? Вот за это пользователь платит… разработчик платит сто долларов в год у Эппл. А в Гугле ты платишь 25 долларов навсегда.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: А какой вот, какой там процент отчислений? Или это от чего-то зависит?

А. ПАЦАЙ: Нет. У Гугл и у Эппл процент одинаковый – 30% от всех платежей, которые происходят либо за платное приложение, либо внутри приложения.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Здесь, кстати, интересно, я думал: Инстаграм, он каким образом… он же абсолютно бесплатный, у него нет никаких даже вообще платных частей. Во-первых, я просто задумался, как он зарабатывает деньги – ты, может быть, знаешь. А во-вторых… ну ладно, ты ответь пока на этот вопрос.

А. ПАЦАЙ: Современным американским стартапам не нужно зарабатывать деньги.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: У них там инвестиции идут?

А. ПАЦАЙ: Да, они получают раунд инвестиций и на них живут. И у них зачастую цель – не бизнес-модель по зарабатыванию денег, а набрать аудиторию. Собственно, Инстаграм поэтому и стоил миллиард долларов, да, потому что Фейсбук увидел в нем угрозу для себя, потому что достаточно большое количество пользователей пошло в Инстаграм…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Они что, конкуренты что ли?

А. ПАЦАЙ: По сути, да. Потому что Инстаграм – это некий такой упрощенный Фейсбук. Это социальная сеть, у тебя есть френды, у тебя есть лайки и у тебя есть фотографии. Все, это как бы вот вся такая вот функциональность Инстаграма. И для многих пользователей этого достаточно. И когда Инстаграм начал набирать количество пользователей, исчисляющееся десятками миллионов, ну, Цукерберг запаниковал и вот отвалил Инстаграму столько денег.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Ну, я тут как-то себя спрашиваю – не знаю, может быть, это какая-то моя специфическая психология – почему бы не назначить какую-нибудь символическую стоимость, там, в 99 центов, например, за приложение? Это, мне кажется, не сильно бы отсеяло…

А. ПАЦАЙ: Это сильно бы…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Сильно?

А. ПАЦАЙ: Это сильно бы отсеяло. То есть, это… ну, мы говорим о том, что аудитория будет в сотни раз, наверное, меньше. Огромное количество приложений, платных, бесплатных, и люди… вот то, что бесплатно – мы получим миллионы скачиваний. То, что платно – это будут десятки, сотни тысяч, может быть. В лучшем случае, если это известный бренд, если это что-то, приносящее большую пользу, полезное – вот в таком направлении.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Слушай, а вот с точки зрения такой психологии… я просто на своем опыте почувствовал, что я далеко не всегда выбираю… если вот у меня есть выбор между какими-то аналогами приложений, я далеко не всегда выбираю бесплатное, потому что, ну, это, мне кажется, такая психологическая штука. Если бесплатное, значит, ну, наверное, там что-то, может быть, или неполноценное, или более скромный там функционал, интерфейс. А платное – это более такое совершенное, завершенное. И поэтому, там, ну, что мне 99, там, этих центов, да? Кстати, отдельный разговор, как воспринимается вообще иностранная валюта. Вот.

А. ПАЦАЙ: Ну, вот необязательно совершенно. Это связанно именно с тем, что для многих стартапов сейчас цель, официально установленная – это аудитория. Мы потом подумаем, как конвертировать эти десятки миллионов пользователей в деньги, но сейчас лучше набрать эту аудиторию. И то, что и Твиттер, и Инстаграм, и многие другие сервисы, они вот, да, занимаются именно набором аудитории. А функционально приложения… ну, был, по-моему, период, в котором… в который приложения для Фейсбука были более функциональные, нежели само родное фейсбучное приложений. Да с Твиттером даже та же фигня: там много альтернативных твиттер-клиентов, у которых просто больше функциональности, но они при этом платные. Это нормально тоже, это рынок, просто кто-то готов платить за бОльшую функциональность деньги, кому-то достаточно просто почитать свою ленту, фолловеров, и все.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: К сожалению, подошел к концу наш сегодняшний эфир. Я благодарю своего гостя, Алекса Пацая, эксперта по мобильным технологиям. Говорили мы сегодня про мобильные приложения. В студии был Александр Белановский, до встречи через неделю.

А. ПАЦАЙ: До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире