'Вопросы к интервью
А. ПЛЮЩЕВ: Московское время 21 час 7 минут. Добрый вечер. В студии Александр Плющев. Прежде чем начать программу «Точка», я хотел бы поздравить моего коллегу Тима Кирби. Как коллегу, потому что он провел час, конечно, он не сотрудник радиостанции «Эхо Москвы», но, тем не менее, коллегу Тима Кирби поздравить с очень интересным эфиром, который он провел с Михаилом Таратутой и Николаем Злобиным час назад. Если вы пропустили вдруг, то на сайте «Эхо Москвы» будет и звук, и расшифровка. Послушайте, почитайте. Оно того стоит. Начинаем программу «Точка». Саша Белановский. Добрый вечер.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Привет.

А. ПЛЮЩЕВ: Сегодня мы хотим поговорить о новых героях Рунета и даже представить их. Я бы сказал так, что выполняем просто наказ президента. Потому что на днях Дмитрий Анатольевич обмолвился, что теперь каждый может стать значимой персоной в социальных сетях, в медиа-пространстве с помощью этих возможностей, которые у нас есть. У нас в гостях сегодня два человека, которые этими возможностями по полной матери воспользовались. Илья Мэддисон и Рома Желудь. Добрый вечер.

И. МЭДДИСОН: Добрый вечер.

Р. ЖЕЛУДЬ: Привет.

А. ПЛЮЩЕВ: Когда вы в своих роликах, вы выглядите гораздо более в своей тарелке, более раскованными. Но там не прямой эфир, там запись.

Р. ЖЕЛУДЬ: Может, сначала пока так.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну хорошо. Я предлагаю, чтобы молодое поколение с молодым и разговаривало, а я так по-старперски посижу на смс.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: У меня первый вопрос. Рома, я понимаю, чем занимается наш второй гость — Илья Мэддисон, он снимает ролики об играх, о кино. Не очень понимаю, о чем твои ролики. Ты можешь дать название, что ты делаешь в Интернете.

Р. ЖЕЛУДЬ: У меня нет определенного стиля видео, у меня всё по-разному, я пробую себя в чем-то новом постоянно.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Т.е. это просто видеоблог, никакой концепции единой ты бы не выделил?

Р. ЖЕЛУДЬ: Нет, я стараюсь делать каждый раз что-то новое, потому что так расширивается аудитория, так интереснее.

А. ПЛЮЩЕВ: Я бы здесь выступил адвокатом Ромы. Мне кажется, это такой person, т.е. когда интересует больше не тематика, а персона. Ведь даже в наших журналистских кругах есть такое, когда о чем бы человек ни говорил, какая разница, в конце концов, если он говорит как-нибудь интересно.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Рома, сам как думаешь, с чем связана твоя популярность?

Р. ЖЕЛУДЬ: Скорее всего, с возрастом моим. Я самый молодой видеоблогер на YouTube.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я об этом не думал.

А. ПЛЮЩЕВ: А сколько тебе лет?

Р. ЖЕЛУДЬ: Мне 15.

А. ПЛЮЩЕВ: Неквалифицированный детский труд используют. Для тех, кто, может быть, не знает, я сделаю маленькую ремарочку. Как уже справедливо сказал Саша Белановский, Илья Мэддисон делает видео-обзоры, большая часть посвящена играм. Я правильно понимаю?

И. МЭДДИСОН: Да, вы правильно понимаете. Но меня немного неправильно представили. Нас обобщили с Ромой как новых звезд Интернет. Но я уже, наверное, старая. Если, как выразился Рома, его аудитория расширивается, то моя уже сширялась, видимо.

А. ПЛЮЩЕВ: (СМЕЕТСЯ). А Мэддисон и впрямую неплох. Рома Желудь, я так понимаю, главный твой успех состоялся в соцсети «ВКонтакте».

И. МЭДДИСОН: Там началось.

А. ПЛЮЩЕВ: На ролике на YouTube. Сейчас он затмил в Twitter'е в одном из популярных рейтингов Тину Канделаки. Как мне написала Тина Канделаки, дочь ее смотрит коллегу или конкурентку Ромы… Как же ее зовут?

Р. ЖЕЛУДЬ: Кейт Клэп.

А. ПЛЮЩЕВ: Точно. У нового поколения свои кумиры. С ними сегодня и будем разбираться. Если вы не слышали о тех людях, которые сегодня у нас в студии, посмотрите на YouTube или в Yandex поищите.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Нас можно не только слушать, но и смотреть по Сетевизору на сайте «Эха» и посылать смс-ки на +7-985-970-4545. У нас тема сегодня заявлена так – «Новые герои Рунета».

А. ПЛЮЩЕВ: Я объясню, заодно отвечу на вопрос Мэддисона. Просто он сказал, что он-то старый герой. Мне кажется, что старые герои Рунета – есть группа типа отцы-основатели, Носик, Лебедев и так далее, есть группа людей, которые благодаря Рунету выскочили несколько лет назад, выскочили в хорошем смысле, например Петр Налич. И есть те, о которых говорят последние месяцы или годы. И ты совершенно спокойно попадаешь в это определение.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я бы сказал, что это жанр новый. Не фигуры, не персоны, а именно жанр, жанр видео, жанр видеоблогинга. Как вы считаете?

И. МЭДДИСОН: Есть, безусловно, такой жанр, он в последнее время очень продвигается. Даже профессиональные продюсеры вкладывают уже деньги не только в телевизионную прокачку будущих звезд, но и продвигают в Интернете, в том числе и тех, кого любит молодежь. Поэтому, безусловно, такой жанр есть, он уже даже зародился, потому что в нем работают свои профессионалы, которые могут раскрутить практически любой персонаж, если он хоть немного нравится аудитории. Плюс есть своя экономика в этой среде. Главное, даже важнее, чем валюта, чем денежные знаки, важнее просмотры в Интернете, на YouTube, на других хостингах, вот за них идет настоящая война, и эти просмотры даже покупаются с помощью рекламы в популярных социальных сетях. Так что тут большой бизнес уже начался, реклама опять-таки в роликах звезд очень дорого стоит. Так что уже можно говорить об этом как о свершившемся факте.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Илья, я так понял, что ты говоришь в том числе и о своей работе, о том, что это бизнес, что это экономика.

И. МЭДДИСОН: Безусловно. Даже если это сначала было просто хобби, то в дальнейшем, когда ты получаешь за то, чем ты любишь заниматься, хоть какие-то деньги, даже если минимальные, то постепенно это становится работой. Потом ты заключаешь контракты и так далее. Можно сказать, что уже полтора года назад на региональном телевидении вышла у меня передача, даже дошло до такого в какой-то момент. Я не просто так сказал, что я уже старый герой, если так можно выразиться, потому что сейчас я вообще уже несколько отошел от дел, последние два месяца никакого контента я не делаю, отдыхаю, как раз-таки во многом из-за того, что были довольно серьезные контракты у меня, которые не позволяли расслабиться в свое время. Даже премию «Герой Рунета» мне вручали в 2009 году. Я, конечно, понимаю, что это приз, сравнимый с всемирным кубком левой сиськи, который я только что придумал, но тем не менее…

А. ПЛЮЩЕВ: Согласись, офф-лайновая среда гораздо более инертная, она воспринимает людей из Интернета с каким-то запозданием. Потому что опять же в офф-лайне Артемий Лебедев стал известен буквально несколько лет назад. Притом что в Интернете мало людей не знают, кто такой Тема Лебедев. Точно так же происходит и здесь. Рома, расскажи, пожалуйста, как у тебя началось всё это дело. Тебе сколько тогда лет было?

Р. ЖЕЛУДЬ: Когда всё это началось, мне было 12 лет. Началось всё с YouTube. Т.е. «Контакт», это просто сеть, куда я загружал свои видео, и я был популярен только в своей школе, среди своих знакомых. Потом, когда я загрузил свои видео на YouTube, то там уже началась и экономика, и бизнес, и просмотры.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Но ты начал сам, это была полностью твоя инициатива?

Р. ЖЕЛУДЬ: Да. Я считаю, что если тебя полностью раскручивают, что если в тебя вкладывают деньги полностью и ты просто какой-то проект, то это очень быстро всё забывается. Нужно, чтобы человек зацепил сам своим творчеством.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: В какой момент у тебя начался этап бизнеса и экономики? Какая точка была? С какого момента это стал скорее проект, больше, чем личная инициатива?

Р. ЖЕЛУДЬ: Это всё началось с партнерской программы на YouTube, когда это стало возможно в России. Это буквально три месяца назад. Вот с этого всё началось.

А. ПЛЮЩЕВ: А в какой момент у тебя появился продюсер?

Р. ЖЕЛУДЬ: Еще до партнерской программы. У меня было где-то 5 млн. просмотров на YouTube.

А. ПЛЮЩЕВ: Суммарно за все ролики?

Р. ЖЕЛУДЬ: Да. В тот момент.

А. ПЛЮЩЕВ: Как давно по времени?

Р. ЖЕЛУДЬ: Где-то 4 месяца тому назад. Но он никак не помогал мне раскручивать, пиарить, он помогал придумывать.

А. ПЛЮЩЕВ: Творчески то есть.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Тут логичен вопрос. Когда появляются менеджеры и продюсеры, уже может быть какое-то вмешательство в творчество. Как у вас с этим обстоит? Можно ли сказать, что продюсеры ваши, менеджеры, пиарщики, они как-то влияют на то, что вы делаете, на ролики, которые выпускаются, может быть, на их содержание. Есть какое-то влияние?

Р. ЖЕЛУДЬ: Мне казалось, что лучше я буду снимать свои видео дома, чтобы они были всегда родными какими-то. Потому что когда попробовал снять клип, его мало кто смотрел. Т.е. профессиональный клип уже, за который мне заплатили, там было очень мало просмотров, потому что это не от души.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: У тебя один продюсер, или можно сказать, что у тебя целая команда, которая тебя продвигает?

Р. ЖЕЛУДЬ: Один, но у него есть своя команда.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: И они не вмешиваются в содержание, не говорят, что записывать, что не записывать, ты автор и ты решаешь сам, правильно я понимаю?

Р. ЖЕЛУДЬ: Да.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Илья, а у тебя какая ситуация?

И. МЭДДИСОН: У меня вообще не было продюсера никогда. У меня из людей, которые способны продвигать в Интернете, есть один знакомый, Юра Дегтярев, основатель My Duck's Vision, он мне помогал, но никаких бумаг мы в с ним официально не подписывали. У меня были контракты с сайтом RuTube, на котором выкладывались мои ролики, меня никто не ограничивал абсолютно в том, что я делаю. Продюсеры – это дело полезное. Но тут надо понимать, что их цель, прежде всего, заработать денег. Это и в реальном шоу-бизнесе, не только в Интернете, зачастую им абсолютно всё равно, какое у тебя творчество, и ты им интересен только до определенного момента, пока у тебя есть просмотры и так далее. Поэтому всем начинающим интернет-звездам могу посоветовать поосторожнее относиться к тем бумагам, которые вы подписываете, смотреть на людей, с которыми общаетесь и которые вам предлагают помощь. Ни для кого не секрет, ты мне говорил, что изначально планировали позвать 100500, допустим.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: В том числе.

И. МЭДДИСОН: Самый популярный у нас сейчас видеоблогер. Но согласись, очень трудно пробиться через всех продюсеров, сопродюсеров, сосопродюсеров, которые только и делают, что сосут бабки. Сам Макс довольно простой человек, но реально тяжело. И такая ситуация встречается всё чаще и чаще.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Т.е. это всё равно ситуация некоторого рабства. Когда ты отдаешься продюсерам и менеджерам, всё равно ты уже не сам себе хозяин.

И. МЭДДИСОН: Конечно. Потому что у тебя есть, как минимум, норматив, который ты должен делать, допустим, 6 роликов. Плюс тебя могут заставить сниматься в чем угодно, кроме, конечно, жестокого порно, хотя, может быть, и в нем. Но пока это приносит деньги, – реклама, всё что угодно.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Рома, будешь спорить с этим?

Р. ЖЕЛУДЬ: Меня никто никогда ни к чему не принуждал. Я делаю то, что хочу. Мне советуют что-то делать, чтобы я заработал с этого деньги, получил удовольствие при этом, чтобы мне не было это в напряг делать. У меня никогда не было такого, чтобы меня заставляли что-то делать.

А. ПЛЮЩЕВ: Тут целых две темы есть, которые хотелось обнять. Не знаю, наблюдали ли вы это по другим видеоблогерам в Интернете, не по себе. Оказывается, Интернету и вообще интернет-популярности свойственны те же самые законы, что и в офф-лайне. Потому что бывает, что людям от популярности сносит крышу. Есть такое или нет? Ты просто затронул тему приглашения Макса. Когда мы общались, мне такое пришло в голову, что, видимо, крышу немножко снесло. Я не про Макса говорю, а про тех, с кем приходилось общаться.

И. МЭДДИСОН: Безусловно, есть такое. Но так как у меня нет продюсера, то, соответственно, ему и голову не сносило. А мне самому трудно сказать. Я ведь абсолютно обычный парень с рабочей окраины и никогда особо избалован не был. И тут вдруг приваливает какая-никакая, но популярность, пусть и он-лайновая. Естественно, первые деньги заводятся, и сразу хочется потратить их не самым лучшим образом. Такое бывает. Но как человека это меня не сильно изменило. В любом случае мой совет тем, кто из слушающих нас планирует стать интернет-звездой когда-нибудь, – с трезвой головой входить во всю эту пучину хаоса популярности. Потому что последствия могут быть любыми. В последнее время у меня личка часто бывает завалена вопросами, как можно стать популярным и так далее. Поэтому я думаю, что это многих волнует. Не все хотят работать на заалтайским заводе по производству секаторов.

А. ПЛЮЩЕВ: Про секаторы поговорим?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Про секаторы нет. Про то, как стать популярным в Интернете.

А. ПЛЮЩЕВ: Давайте. Можем прямо сейчас перейти. Рули. Я только напомню смс +7-985-970-4545, в Twitter'е аккаунт vyzvon. Я вижу, вы активно пользуетесь, но в основном не для вопросов, а для приветов своим кумирам. Действительно, мы поняли, что герои Рунета здесь, в студии, по смс-кам и твиттам, это абсолютно так. Не буду их зачитывать, ряд из них довольно смешные. Во-вторых, аудитория разделилась на две команды. Одни – поклонники Мэддисона, другие – поклонники Ромы. Почему-то они считают, что нужно друг с другом как-то спорить. Интересно. Поехали дальше.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Раз уж мы об этом заговорили, расскажите, как вы считаете, почему именно ваши видеоблоги стали популярны? Ведь куча всяких и подкастов, и видеоблогов, и простых блогов. Люди пытаются что-то делать, но 99,9% не становятся такими популярными. Что в вас особенного? Как вы сами видите это?

А. ПЛЮЩЕВ: Рома, чем ты берешь девочек?

Р. ЖЕЛУДЬ: Все-таки самцы популярней самочек сейчас в Интернете. Опять же возрастом. Я не знаю никакого молодого парня моего возраста в Интернете, который занимается такой фигней.

А. ПЛЮЩЕВ: Т.е. у тебя очевидно исчерпаемый ресурс. Ты сейчас теряешь время с нами. Хотя нет, тебя показывают по Сетевизору, нормально. Я надеюсь, они смотрят. Судя по смс, смотрят, да.

Р. ЖЕЛУДЬ: Я реально очень благодарен RuTube. Чем я зацепил людей, это уж я реально не знаю. Когда я делал свои видео и выкладывал, я даже не мог подумать, что все так получится, думал, что…

А. ПЛЮЩЕВ: Обойдется всё.

Р. ЖЕЛУДЬ: Думал, что в пределах школы будут меня смотреть.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я хотел, чтобы Илья ответил на этот вопрос.

И. МЭДДИСОН: Чтобы не затеряться на фоне Ромы, я, наверное, отвечу сексуальным голосом. Хотя на самом деле я не знаю. Это комплексно. Это так же, как звездами становятся в реальности. Для телевидения, если ты постоянно в кадре, то у тебя должна быть приятная внешность. Если ты за кадром, как я, то голос, вокабулярный аппарат имеет значение. Т.е. человек, который не может связать два слова, вряд ли станет популярен в разговорном жанре. С этим трудно спорить, я думаю. Так же, как некрасивый человек вряд ли будет нравиться девушкам, если он будет сниматься в видео. Единственное, что в Интернете гораздо труднее именно из-за этого продвинуть абсолютно какую-нибудь липовую персону, грубо говоря, певицу Хрюшу в Интернете все равно никто слушать не будет. Как бы олигарх не вкачивал в нее миллионы долларов, всё равно она не соберет миллионы просмотров. Поэтому все, кто имеет хоть какие-то таланты, симпатичен, умеет говорить, могут пробиться, безусловно.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы заговорили об экономике. Я не хочу спрашивать, сколько вы зарабатываете, вы все равно не скажете или соврете, и правильно сделаете, я бы на вашем месте сделал точно так же. Но очень бы хотелось понять, о каких цифрах, о каких порядках речь. Сколько можно заработать в Интернете? Я там, черт побери, не заработал ни копейки. Может быть, я не так старался. Интересно же, что я упустил за это время. У меня уже возраст исчерпан, с голосом у меня тоже проблемы. Поэтому мне нечем взять. Я не знаю, чем там работать. Сколько я потерял?

Р. ЖЕЛУДЬ: Если ты регулярно выкладываешь свои видео, ты стараешься, если тебя смотрят, то можно зарабатывать много. Но если ты относишься к этому…

А. ПЛЮЩЕВ: Давай так сделаем. Если бы ты работал в «Макдональдсе», допустим, там зарабатывают, я слышал, типа 30 тысяч в месяц, я просто слышал разговор двух студентов. Сколько месяцев тебе пришлось бы работать в «Макдональдсе», чтобы заработать примерно так же, как ты зарабатываешь сейчас? Как бы скрыть цифры, черт побери…

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Может, люди не хотят скрывать.

Р. ЖЕЛУДЬ: Я думаю, что полмесяца, при этом мне это будет в кайф, и я это буду делать не каждый день, не рано утром вставать и куда-то идти. Я буду просыпаться, идти заряжать камеру, штатив ставить и снимать. Мне будет в кайф – обрабатывать всё это, выкладывать, мне это вообще никакого труда не доставит.

А. ПЛЮЩЕВ: О каких порядках идет речь, Илья? Сколько можно здесь, в России заработать?

И. МЭДДИСОН: Мне трудно сказать. Потому что все-таки большие деньги получают дяди, которые размещают твои видео на своих ресурсах. Сейчас уже открываются специализированные сайты, например «Спасибо, Ева», «Карамба», куда пытаются собрать всех популярных видеоблогеров. Люди, которые владеют этими сайтами, основное количество денег забирают они. Ты сам практически никогда не узнаешь, чего ты стоишь на самом деле. Т.е. до тебя будет доходить какая-то часть денег. То же самое касается любой сферы творческой деятельности – телевидение, тоже когда ты ведущий…

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно.

И. МЭДДИСОН: Это абсолютно нормально. Поэтому я не знаю, какой процент денег доходил до меня в той или иной ситуации. Но если убираться в «Макдональдсе», допустим, или даже кричать «свободная касса», то, я думаю, что полгода уйдет на то, что можно реально заработать за месяц. Т.е. у меня месячный гонорар, если я снялся в рекламе, еще что-то замутил, доходил, действительно, до такой суммы, о которой я даже и мечтать не мог когда-то.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я сейчас посчитал, тысяч 180 получается.

А. ПЛЮЩЕВ: Какой-то порядок можно представить. Есть вопрос на смс: «Илья, можно ли заработать деньги на жизнь, лишь создавая интернет-контент?»

И. МЭДДИСОН: Я абсолютно живое пока еще доказательство того, что можно. Я не буду хвастаться, но это действительно так.

А. ПЛЮЩЕВ: А у тебя нет трудовой книжки. Я недавно столкнулся с этим явлением.

И. МЭДДИСОН: Что, у вас нет трудовой книжки?

А. ПЛЮЩЕВ: Я ее перенес, пришлось пойти в другое место.

И. МЭДДИСОН: Это беда.

И. МЭДДИСОН: Как ни странно, я почти 3-4 месяца проработал редактором на сайте RuTube.ru, и мне завели трудовую на эту тему. На самом деле если ты популярен в какой-то момент времени – например, ты собираешь миллионы, — ты можешь придти и сказать человеку, который тобой заинтересовался: знаешь, мужик, я буду выкладывать видео именно на твой сайт, но давай так – называешь сумму максимальную, которую ты вообще можешь представить, и говоришь, – и еще мне нужна трудовая книжка. А он тебя, допустим, оформляет старшим осветителем левого столба. Соответственно, у тебя есть трудовая, и по деньгам вдруг он согласится. У меня такое было, я назвал абсолютно феерическую цифру, от балды. Хотя, с другой стороны, это часто подводит. В одно время я работал по контракту, который мне приносил вообще какие-то копейки, при этом от хорошего предложения я отказался, зачем-то залупив серьезные деньги. Там просто другого человека взяли, до сих пор жалею. Это опять-таки мои проблемы из-за того, что у меня нет продюсера, который бы вел мои дела, а сам я не всегда был готов и трезво оценивал какие-то возможности.

А. ПЛЮЩЕВ: Мне пришла в голову одна мысль, что пока мы тут сидим обсуждаем, а вы, товарищи радиослушатели, всё это слушаете, такие же простые ребята, которые сидят у нас в студии, они делают-делают и зарабатывают деньги, которые проходят мимо нас, которые мы могли бы заработать и вы могли бы заработать. И они как-то умудряются их поднимать. Совсем новая экономика, совсем новый вид заработка, который мы даже себе не представляли, всегда думали, что чем можно в Интернете заработать? Жульничеством, кликаньем каких-то ссылок. Оказывается, и творчеством. Рома, тебе тот же вопрос. Можно ли заработать деньги на жизнь, лишь создавая интернет-контент? Если посмотреть на шаг вперед… Возраст. Прошел возраст. Дальше что? Это временное явление или постоянное?

Р. ЖЕЛУДЬ: Сложно, но можно. Если поставить меня на место всех этих ребят, которые сейчас смотрят эфир и мечтают, как мы, зарабатывать деньги, когда я выкладывал это всё, я даже не думал о деньгах. Я был уверен, что не буду снимать дальше, продлевать как-то всё это. Я открыл это для себя буквально 4 месяца назад. Я был в шоке. Я тоже не знал, что можно зарабатывать, тупо сидя у компа.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Т.е. зарабатывать ты стал 4 месяца назад, а до этого это тебе прибыли не приносило.

Р. ЖЕЛУДЬ: Нет.

И. МЭДДИСОН: Мне, кстати, тоже первые месяца три ничего абсолютно не приносило. А потом я еще месяца четыре вкалывал за копейки.

А. ПЛЮЩЕВ: Т.е. почти год, чуть поменьше.

И. МЭДДИСОН: Чтобы сначала что-то съесть, нужно вначале огород засадить.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Рома уже сказал о том, что раньше и не думал, что, может быть, и дальше будет заниматься этим. А сейчас ты как думаешь? В будущем ты тоже будешь делать видеоролики или, может быть, займешься чем-то другим?

Р. ЖЕЛУДЬ: Я хотел заняться чем-то более серьезным, не только видеороликами. Я думаю, что в моей жизни всё уже будет связано с кинематографом, я так решил для себя. Раньше я даже не думал о будущем. Я думал, что ролики, они пройдут, будет что-то новое, другие интересы. Но сейчас я уверен в этом.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты имеешь в виду с каким-то видеотворчеством?

Р. ЖЕЛУДЬ: Да.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Не в Интернете, а где-то на телевидении, в кино.

Р. ЖЕЛУДЬ: Да. Но это же странно, если человек в 30 лет, в 40 лет снимает видео.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я знаю таких.

А. ПЛЮЩЕВ: Черт побери, я вот думаю, какими странными вещами я занимаюсь иногда.

И. МЭДДИСОН: Довлатов писал, что практически все журналисты мечтают написать роман. Так и все, кто в Интернете делает видео, мечтают стать либо актерами, либо журналистами на телевидении, либо радиоведущими. Практически у всех такая мечта. Потому что, конечно, на данном этапе развития Интернет до телевидения не дотягивает.

А. ПЛЮЩЕВ: Это интересное соображение. Т.е. если бы вам, уважаемые Илья и Рома, предложили бы работу на телевидении ведущими, за кадром, в кадре, обзорщиком игр, предложили бы сопоставимые с получаемыми вами ныне деньги, то вы бы согласились не задумываясь?

И. МЭДДИСОН: Я уже соглашался, причем за абсолютные копейки, для питерского ТНТ, для новосибирского телевидения делал передачи о компьютерных играх, которая выходила в пять утра.

А. ПЛЮЩЕВ: Т.е. телек круче?

И. МЭДДИСОН: Я не заметил разницы, потому что бюджет был только на меня.

А. ПЛЮЩЕВ: Я имею в виду в смысле известности.

И. МЭДДИСОН: Передача выходила в городах, не в самых таких, второй сезон был в Питере. Тем не менее, в группе «ВКонтакте» прибавилось процентов 30 человек в эти периоды, когда это транслировалось. Безусловно, какую-то интернет-популярность телевидение готово дать. И наоборот тоже, естественно. Предложения от ТВ поступают, но большинство, к сожалению, несерьезные, от кабельных каналов, которые никто не смотрит, соответственно, им интересно, чтобы ты их поднимал.

А. ПЛЮЩЕВ: Это взаимный интерес всегда. Рома.

Р. ЖЕЛУДЬ: Я бы не согласился, если бы сейчас мне такое предложили.

А. ПЛЮЩЕВ: Т.е. ты уже круче.

Р. ЖЕЛУДЬ: Нет. Когда мне будет 18, может быть, я соглашусь. Я не хочу, чтобы это было на постоянной основе, чтобы каждое утро просыпаться, идти куда-то, или ты где-нибудь с друзьями, а тебе звонят – срочно приезжай. В моем возрасте так лучше пока.

А. ПЛЮЩЕВ: Не хочешь прощаться с детством раньше, чем это следовало. Понятно.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Раз уж мы о заработке говорим, интересно будет радиослушателям узнать, как именно вы зарабатываете деньги, через что. Вы продаете рекламу? Или еще что-то. Какие способы заработка есть у таких популярных видеоблогеров, как вы?

Р. ЖЕЛУДЬ: Основной мой доход – это «партнерка» на YouTube, т.е. за один просмотр около 50 копеек. Это достаточно прибыльно. У каждого видео примерно 300 тысяч просмотров. Это основной мой доход.

А. ПЛЮЩЕВ: Например, за ролик с 300 тысячами ты по «партнерке» получаешь 50 процентов – 150 тысяч. Минус налоги, по идее. Я считаю, что Рома законопослушный человек. Видимо, там еще продюсер в схеме.

Р. ЖЕЛУДЬ: Еще всякие предложения рекламные.

А. ПЛЮЩЕВ: А про рекламу расскажите. Я имею в виду не партнерку, а вот если сниматься в рекламе. Илья, ты часто снимаешься в рекламе?

И. МЭДДИСОН: Мы сделали два ролика.

А. ПЛЮЩЕВ: Это интернет-ролики?

И. МЭДДИСОН: Естественно. Единственный раз я ходил на пробы, меня пригласили (правда, с пробами, что меня немного смутило, потому что я думал, что меня надо брать сразу, потому что я такой замечательный).

А. ПЛЮЩЕВ: Это несомненно для каждого, кто тебя увидит.

И. МЭДДИСОН: На рекламу пива я ездил. Взяли очень интересного персонажа кудрявого. Это интересная история, но мне ее долго рассказывать. Так я и не попал в ТВ-рекламу. Но в любом случае и он не попал, потому что потом запретили людей использовать, прямо вот в этот период. А интернет-реклама: тебе заказывают ролик или тебя просят сняться, например, сказать: «О-о, да это же самый лучший в мире интернет-магазин», и ты такой улыбаешься, хотя вообще не знаешь, что это за магазин. И благодаря тому, что ты там засветился, ты еще ее выкладываешь на своих ресурсах. Соответственно, повышаются просмотры. Плюс зачастую начинающие блогеры говорят: «Илья, можешь мне помочь?» Я говорю: «Нет, не могу». А он говорит: «Давай я тебе 50 тысяч заплачу, а ты выложишь ролик где-нибудь на сайте на своем». Я говорю: «Конечно». Я бы и так согласился, просто для вида поломался. И мы сразу друзья. Т.е. такой бизнес тоже есть. В Интернете вообще всё покупается, продается. Просто надо зарабатывать, пока есть время. Потому что, я думаю, интернер-слава, она довольно коротка.

А. ПЛЮЩЕВ: Рома, про рекламу расскажешь?

Р. ЖЕЛУДЬ: У меня были, конечно, предложения, но чаще мне приходят предложения разместить свое видео где-то у меня на стене, такого плана.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: А решение принимаешь ты или все-таки твои продюсеры?

Р. ЖЕЛУДЬ: Он мне говорит об этих предложениях, а я уже выбираю сам.

А. ПЛЮЩЕВ: Такой экспертный вопрос. Как вы думаете, реклама с вашим участием или реклама на ваших ресурсах, это перспективное дело? Не только на ваших, а вообще в видеоблогах.

И. МЭДДИСОН: Я думаю, что таргет-группа Интернет – это, прежде всего, молодежь. Соответственно, если продукт ориентирован на молодежь, если это какая-то игра компьютерная, что-то, связанное с Интернетом. Если ты смотришь аккаунт в Интернете, я думаю, что глупо продавать ветчину Лианозовского завода, надо что-то другое толкать. Если люди улавливают этот момент и понимают, что их продукт реально можно продать с помощью вот этого человека и каким образом это лучше сделать. У меня есть некоторые примеры, но я не хотел бы их приводить, потому что это корпоративная тайна, когда, действительно, проекты вообще без всякой перспективы поднимались очень неплохо.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Вы свою аудиторию знаете? Имеете представление о том, кто вас смотрит? Мы вот тут про самок и самцов заговорили, продолжим эту мысль. Давай, Роман, с тебя начнем.

Р. ЖЕЛУДЬ: По моей статистике, на сайте YouTube у меня возраст от 12 до 22-23 лет, в основном девушки, по-моему, 20% парни.

И. МЭДДИСОН: А у меня мужики 18-12 лет.

А. ПЛЮЩЕВ: У вас прямо не пересекающиеся аудитории. Кстати, то, что у тебя мужики, как ты выразился, в аудитории, видно по смс. Они почему-то весьма агрессивно настроены в отношении Ромы. Может быть, воспринимают его здесь как твоего конкурента по эфиру. Это видно.

И. МЭДДИСОН: Я, к сожалению, не конкурент Роме не в одной из областей человеческого счастья. Поэтому, я думаю, что бесполезно, ребята, можете поопуститься, у меня нет шансов.

А. ПЛЮЩЕВ: Кстати, здесь довольно агрессивно в твой адрес. Я думаю, ты не впервые сталкиваешься с подобным. Любой человек, кто будет делать что-то, он всегда с этим столкнется, с какими-то агрессивными проявлениями. Ты когда впервые с этим столкнулся? И насколько ты это болезненно воспринял?

Р. ЖЕЛУДЬ: Это было с самого начала моего видеоблога, как только я начал выкладывать это в Интернет. И тогда я понял, кто для меня настоящий друг, а кто просто знакомый. Потому что кто-то начал говорить «на хрена тебе это нужно, зачем ты это снимаешь, какая-то фигня». Таким образом я понял, кто для меня друг, а кто нет.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, это не агрессия, это отношение к творчеству, это другое. Агрессия – это когда типа «встречу тебя на улице, дам в рожу», например.

Р. ЖЕЛУДЬ: Такое было, но я стараюсь не обращать на это внимание, потому что чаще всего это просто текст, написать может кто угодно. Вообще, я не понимаю, зачем люди тратят на это время, когда они могут сделать что-то полезное в это время.

А. ПЛЮЩЕВ: Значит ли это, что ты совершенно не боишься, что кто-то, кому не нравится твоя популярность, встретит тебя на улице, у школы и так далее?

Р. ЖЕЛУДЬ: Пока ничего такого слишком жестокого не было. Я спокоен на этот счет.

А. ПЛЮЩЕВ: Никаких инцидентов не было, угроз не поступало?

Р. ЖЕЛУДЬ: Были, конечно, но не такие глобальные, чтобы бояться.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты сталкивался когда-нибудь с агрессией людей, которым что-то не нравится?

И. МЭДДИСОН: Нет. Но я боюсь ходить у школы.

А. ПЛЮЩЕВ: (СМЕЕТСЯ).

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Тем более что на смс нам пишут: «Мэддисон, я хочу от тебя детей».

А. ПЛЮЩЕВ: Тут конечно.

И. МЭДДИСОН: Не только от Желудя хотят детей.

А. ПЛЮЩЕВ: Поехали дальше. Давайте вот еще о чем поговорим, о взаимоотношениях с аудиторией. Тут Саша Белановский уже спрашивал о том, знаете ли вы ее. А вот насколько вы к ней прислушиваетесь? Насколько то, что они говорят вам, что понравилось, что нет, сколько было просмотров того или иного ролика влияет на то, что вы делаете?

И. МЭДДИСОН: В отличие от телевидения, обратная связь в Интернете очень важна. Потому что если ты не общаешься со своей аудиторией, ты теряешь популярность в ее среде. Допустим, в телевидении ты можешь быть каким-нибудь резидентов Comedy Club, провести выпуск с неудачными шутками, поехать в клуб и отдыхать, и тебе всё равно, что там делают, что говорят, тебя выпустят в эфир через неделю. В Интернете всё не так. Если ты не прислушался, не ответил людям, то в следующий раз они могут просто не посмотреть. Соответственно, твои просмотры падают, и ты становишься менее интересен публике. Поэтому, естественно, такая вещь есть в Интернете, что тебе приходится плясать под дудку.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Как можно прислушаться к такому большому количеству?

И. МЭДДИСОН: Естественно, мнения типа «я хочу от тебя детей» или «ты такой козел, я тебе морду набью»…

А. ПЛЮЩЕВ: Ты выпустил ролик, один сказал «говно», другой сказал «отлично». Ты же понимаешь, что мнения равноценные совершенно.

И. МЭДДИСОН: Обычно те, кто пишут «говно», они не очень любят подкреплять свое мнение чем-то, кроме говна. Если есть конструктивная критика, даже если 70% положительные отзывы, всё равно к ней имеет смысл прислушаться. Правда, конструктивной критики в Интернете бывает очень мало. Это вы можете видеть сейчас в отношении того же Романа.

А. ПЛЮЩЕВ: То, что ты сейчас сказал, для меня удивительно. Почему? Мне казалось всегда, что люди, которые сознательно, может быть, в силу занятости игнорируют свою аудиторию, звезды, которые не опускаются до своей аудитории, они как раз и популярны.

И. МЭДДИСОН: В Интернете такое не прокатывает. Могу сказать на собственном примере, что после того, как я абсолютно на всех задвинул, стало похуже.

А. ПЛЮЩЕВ: Может быть, это с видео.

И. МЭДДИСОН: Людям приедается то, что ты делаешь рано или поздно, даже если ты суперзвезда. Они хотят знать тебя еще и как человека. Если ты с ними не общаешься, если тебе наплевать на их мнение… Потому что в Интернете тебя все-таки видят, что ты такой-то, сидишь такой пацанчик свой, и они хотят чувствовать тебя своим другом, грубо говоря, а не просто иконой для поклонения. Поэтому ты должен отвечать на их запросы, иначе ты будешь никому не нужен.

А. ПЛЮЩЕВ: Может быть, не релевантный пример, из другой немножечко интернет-среды, Twitter. Президент Медведев.

И. МЭДДИСОН: Президент Медведев, мне кажется, популярнее меня и Ромы Желудя, поэтому он может не прислушиваться.

А. ПЛЮЩЕВ: Вместе взятых я бы сказал. Он очень редко отвечает кому-либо. И он набирает больше всех фолловеров, чем кто-либо.

И. МЭДДИСОН: Это связано с его работой. Я, честно говоря, плохо помню, кто он такой, но мне кажется, кто-то важный. Поэтому он может не прислушиваться. Но при этом я бы не сказал, что Медведев стопроцентная интернет-звезда. Хотя надо этим работают его имиджмейкеры. Ну да, он стопроцентная интернет-звезда, тут я, конечно, маху дал. Но та же Тина Канделаки, например, о которой была какая-то речь, я уже не помню, с чем она связана, вот ее, например, интернет-звездой нельзя назвать, несмотря на то, что на ее Twitter'е много фолловеров. Она может не отвечать, может отвечать, может что угодно делать, но она не интернет-звезда, она реальная звезда. А вот интернет-звезда, он должен общаться. Роман, согласись, ты ведешь Twitter очень активно, общаешься со своими фанатами, стараешься каждый свой шаг как-то осветить. Поэтому ты и набираешь.

Р. ЖЕЛУДЬ: В Twitter'е у меня было всё закрыто, никуда нельзя было мне написать. Комментариев было столько, что их просто нельзя было прочитать, они обновлялись постоянно. И когда я зарегистрировался в Twitter'е, я понял, что этот ресурс поможет мне общаться со своими фанатами, поклонниками.

И. МЭДДИСОН: Я хотел бы добавить. Естественно, для общения надо выбирать не какие-то открытые источники, такие как e-mail, VKontakte личка, иначе за день уже можно всё закрывать, удалять, удалиться самому, выпрыгнуть из окна, всё что угодно, на это уже невозможно ответить. А какие-то такие вещи, как модерируемый сайт с комментариями, личный блог, Twitter, что-то такое, где ты царь и король, но можешь в какой-то момент снизойти и пообщаться. Те же комментарии, это смотря как они работают, на каком они хостинге. Потому что, например, на YouTube это практически невозможно, потому что там сразу всё уплывает в пучины ада, тысячи комментариев, ничего уже не разобрать. А на RuTube было по 200-300, и там, наоборот, удобно отвечать людям, там как раз мнения легко прочесть.

А. ПЛЮЩЕВ: Я читаю комментарии на смс, не могу удержаться от смеха. Я, к сожалению, не могу их воспроизвести в силу ненормативной лексики.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Невероятное количество, такого не бывало.

А. ПЛЮЩЕВ: Как у нас принято говорить, по посещаемости пейджера мы сегодня бьем всех, вместе взятых.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Я думаю, нам премию дадут.

А. ПЛЮЩЕВ: (СМЕЕТСЯ). Потом догонят и еще дадут. Рома, мы тебя прервали, прости. Что ты говорил об общении с фанатами?

Р. ЖЕЛУДЬ: Самое важное для меня, что было из общения, это встреча реальная. Не знаю, возможно ли всем блогерам проводить встречи, потому что кто-то, может быть, боится, кто-то, может быть, не такой, как на видео в жизни. Я сделал встречу, туда пришли около 300 человек.

А. ПЛЮЩЕВ: Где это было?

Р. ЖЕЛУДЬ: Это было в Парке Горького. Там всё было не так, что мы стоим просто кучкой и общаемся. Там для них была всякая фигня.

А. ПЛЮЩЕВ: Квест «Найди Рому Желудя»? И все искали на дубе?

Р. ЖЕЛУДЬ: Нет. Мы разыграли айпад, айфон, вся такая фигня.

И. МЭДДИСОН: Ох, где я был в этот момент?

А. ПЛЮЩЕВ: Ты бы хотел айфон?

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Может быть, повернемся немножко в другую сторону? Может быть, вы знаете о каком-то зарубежном опыте видеоблогеров, на который вы опирались, когда создавали свои ленты?

И. МЭДДИСОН: Безусловно. Все идеи, как и в телевидении, практически смаханы с Запада. Лично я процентов, наверное, 70 идей позаимствовал у AVGN, тот же 100500 – у RWJ, примерно называю, «This is хорошо» и другие. Всё это берется с Запада. Пока население нашей страны не владеет в совершенстве английским языком, оно, возможно, и подозревать не будет о том, откуда всё это берется. Плюс добавляешь немного русского колорита.

А. ПЛЮЩЕВ: Удобно.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Сопоставимы показатели просмотров и популярность блогов на Западе?

И. МЭДДИСОН: У 100500 – у RWJ сопоставимы абсолютно. Если учесть, на какой сегмент рынка ориентируется 100500, это только Россия и СНГ, потому что русский язык просто не знают, а на RWJ смотрит весь мир, то 5 миллионов его просмотров – это равно миллиону просмотров нашего.

А. ПЛЮЩЕВ: Я думаю, что просто продюсеры RWJ, они много раз просматривают 100500, в смысле подавать в суд или нет.

И. МЭДДИСОН: Я не думаю, что там копирайтом всё это защищено. А что касается AVGN и меня, то вообще, насколько я понял, самые популярные ролики – это которые не столько завязаны на играх, сколько просто какие-то приколы, в них шутки и так далее. Обзоры игр сами по себе не готовы собирать большое количество. На пример AVGN это видно, когда собирает по 700 тысяч, по миллиону в лучше случае. Да и по мне тоже видно. Самые популярные ролики – это какие-то отвлеченные, где просто глум идет над чем-то и всё.

А. ПЛЮЩЕВ: Я хотел как раз спросить у Ромы, потому что я много роликов проглядел. Там есть спорный момент. Меня он не очень коробит, но многие, с кем я общался, говорят: ребенок постоянно матерится, и куда смотрят его родители. Как ты относишься к использованию ненормативной лексики?

И. МЭДДИСОН: А вы не перепутали, это ему вопрос?

А. ПЛЮЩЕВ: Это Роме. Рома, ты уже все-таки взрослый парень, мне кажется.

И. МЭДДИСОН: Мне всего-то 15.

А. ПЛЮЩЕВ: (СМЕЕТСЯ). И мне 19. Поехали.

Р. ЖЕЛУДЬ: Это было по глупости. Когда я начинал это всё, там был и плагиат. Люди считают это плагиатом, а это были просто пародии. Когда меня вообще никто не смотрел, я и матом ругался, это было для одноклассников, чтобы скачать себе на телефон, поржать и забыть. Но когда начали потом пересматривать по много раз, мне стало жалко не загружать на YouTube, потому что потом уже стали платить за это.

А. ПЛЮЩЕВ: Искренний ребенок у нас сегодня в студии. Отлично.

И. МЭДДИСОН: Я, кстати, тоже заливал ролики, которые не хотел. Платят.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Рома, а почему перестал? Это было какое-то требование, или ты сам решил?

А. ПЛЮЩЕВ: Или родители увидели.

Р. ЖЕЛУДЬ: Я не думаю, что родители совсем прям против этого. Мне как-то сложно было взять ответственность. Когда такие большие цифры просмотров, я понимал, что там не взрослые люди смотрят, которым за 18, а большинство – дети. Они берут пример, постоянно пытаются повторить что-то. Последнее мое видео, там очень много мата, но я стараюсь там не ругаться матом.

А. ПЛЮЩЕВ: В последнем видео много мата, но я стараюсь там не ругаться. Интересно.

Р. ЖЕЛУДЬ: Там не я ругаюсь, а они ругаются. Я попросил их снять видео, они сняли, и там мат. Хотя в предыдущих видео последних ни одного матерного слова не было, потому что это реально ответственность большая.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты неожиданно почувствовал ответственность. Интересно. На интересную тему вырулили под самый конец эфира. У тебя были когда-нибудь проблемы с ненормативной лексикой?

И. МЭДДИСОН: Я просто подстраиваюсь очень неплохо под этот момент. Когда меня просят сделать без, я могу. Я же общаюсь с вами абсолютно нормально, не лежу тут среди бутылок крепкого пива и не ругаюсь матом. Соответственно, многие думают, что я именно такой. Никаких проблем абсолютно никогда не возникало.

А. ПЛЮЩЕВ: Рома, последний вопрос. Я родителей упомянул. А как они относятся к тому, чем ты занимаешься?

Р. ЖЕЛУДЬ: Они меня во всем поддерживают, они у меня очень классные, они иногда даже помогают мне во всем этом. Я их очень сильно люблю за это. Потому что не все родители будут поддерживать, они думают: о-о, надо учиться, только учиться и учиться, больше ничего не делать. А мои, они офигенные.

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Отличная концовка, я считаю.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. Спасибо большое. Илья Мэддисон, Рома Желудь, новые герои Рунета сегодня у нас в эфире. Саша Белановский, я Александр Плющев. Я встречусь еще с вами через час в программе «Попутчики».

А. БЕЛАНОВСКИЙ: Счастливо.





Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

goldan 12 сентября 2011 | 13:09

Ну что сказать.... Мэддисон - ТОРТ!!!!))))


13 сентября 2011 | 00:49

Радибога зачем вы пригласили этих .... вообщем людей?!

Вам надо было пригласить Макса из 100500+ и Стаса из This is хорошо


goldan 13 сентября 2011 | 13:32

Зачем?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире