'Вопросы к интервью
03 апреля 2011
Z Точка Все выпуски

Google в России


Время выхода в эфир: 03 апреля 2011, 21:07






А. ПЛЮЩЕВ — Московское время 21 час и почти уже 9 минут. Вы слушаете программу «Точку» на радиостанции «Эхо Москвы». У микрофона Александр Плющев. Сегодня будем говорить о Google в России. Редкая возможность у нас сегодня есть с вами это обсудить с человеком куда уж более компетентным. Это глава представительства компании Google Владимир Долгов. Здесь же и наш эксперт Виктор Захарченко. Стартуем через 4,5 минуты после введения в тему. Сегодня целую историческую справку подготовил мой коллега Саша Белановский.

БОЛЬШОЙ ЭХОНЕТ

А. ПЛЮЩЕВ — 21 час, почти уже 14 минут. Программа «Точка» продолжается. Вы можете не только слушать нас по радио и через Интернет, но и смотреть с помощью наших коллег из компании «Сетевизор». Они ведут впечатляющую трансляцию на 4 камеры. Также на одну камеру по-прежнему ведёт трансляцию Rutube. Вроде бы всё я сказал, как можно нас достать. Ну, в конце концов, на сайте потом расшифровку и все видеотрансляции. Владимир Долгов, глава представительства компании Goggle в России, сегодня у нас в гостях. Владимир, добрый вечер.

В. ДОЛГОВ — Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ — Виктор Захарченко, я больше чем уверен, накатал уже на 120 вопросов блиц какой-нибудь.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ — Нет, всё-таки десять.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Да, будет сегодня десять.

А. ПЛЮЩЕВ — Знаете, что. Не каждый день приходит здесь глава Google в России.

В. ДОЛГОВ — Ну, давайте. Будем пробовать.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Собственно начинаем с блица.

А. ПЛЮЩЕВ — Давай, давай.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Действительно, было большое уйти в сторону каких-то вопросов в духе технической поддержки, как что-то найти, как что-то настроить, как сменить прошивку. Тем не менее, постарался сделать вопросы, касающиеся непосредственно…

А. ПЛЮЩЕВ — Мы сегодня решили отказаться от соблазна того, что вы… наконец-то понять…

В. ЗАХАРЧЕНКО — Да, кто виноват и что делать. Владимир, 10 коротких вопросов. Если можете, также отвечаете кратко. Возможно, какие-то из них более подробно по ходу передачи мы рассмотрим. Если готовы, начинаем прямо сейчас.

В. ДОЛГОВ — Давайте.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Когда в линейке проектов Google появится сервис, придуманный и разработанный в России?

В. ДОЛГОВ — Уже есть.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Хорошо. Вы будете предпринимать ещё одну попытку купить сервис контекстной рекламы «Бегун»?

В. ДОЛГОВ — Хороший вопрос. Не знаю.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Сколько сейчас человек работает в Google Россия?

В. ДОЛГОВ — Больше сотни в двух офиса в Москве и Питере.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Когда ждать первых инвестиций венчурного фонда от Google в российские IT-startup’ы?

В. ДОЛГОВ — Как только найдётся что-то, что вписывается в продуктовую линейку и стратегию компании?

В. ЗАХАРЧЕНКО — Согласно ли вы с утверждением одного из основателей Google, что Россия – это Нигерия в снегу?

В. ДОЛГОВ — Нет, конечно. И Сергей, боюсь, этого никогда не говорил.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Будет ли Google Россия или Google вообще участвовать в проектах в рамках Сколково?

В. ДОЛГОВ — Да, мы уже это делаем.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Когда в России появится первый официальный планшетник от компании Google?

В. ДОЛГОВ — От Google – никогда, потому что мы их не выпускаем сами.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Вы считаете, что Google опережает Яндекс в качестве навигационных сервисов?

В. ДОЛГОВ — Да, наверное, считаю так, потому что у нас есть вещи, которых до сих пор нет у наших конкурентов.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Сколько российских пользователей в почтовом сервисе от gmail?

В. ДОЛГОВ — Не знаю. Вот это вопрос.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Ведёте ли вы переговоры с Rambler’ом об установке поиска от Google на этом портале?

В. ДОЛГОВ — Ну, это надо спрашивать у Rambler’а, это всё-таки их портал.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Понятно. И последний вопрос: какая ключевая цель Google Россия на 2011 год?

В. ДОЛГОВ — На 2011-ый — на самом деле, наконец-то уравнять то количество продуктов, которое доступно нашим пользователям за рубежом, с тем количеством продуктов, которые доступны в России. Пока там разница ещё есть. И сделать много новых интересных и полезных продуктов.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Ну, спасибо за ответы. Тем самым, я думаю, отсечена часть вопросов о том, что многие пользователи спрашивали, и в Twitter’е в том числе. Когда появится тот или иной сервис, который уже есть на Западе или в Google Labs, Google Voice, Google googles и другие сервисы, когда они появятся в России – это одна из целей компании на этот год, правильно я понимаю?

В. ДОЛГОВ — Угу. Ну, на самом деле так, то есть можно говорить по списку продуктов, но, да, конечно. Это то, что мы делаем сейчас, и на самом деле сейчас разрыв между запусков продуктов в Штатах и запусков их в России – он, в общем, практически… просто нулевой, день в день запускаем.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Угу.

А. ПЛЮЩЕВ — Я хочу напомнить нашим радиослушателям, что есть СМС +79859704545, по этому номеру можно задать вопрос Владимиру Долгову, как-то поучаствовать в нашей беседу. Если вам удобнее пользоваться Twitter’ом, пожалуйста, направляйте свои reply пользователю vyzvon. Есть у меня вопросы и которые были заданы перед эфиром на сайт, поступают они уже на СМС, прошу быть активными. Далеко не каждый день такая возможность у нас случается. Я перефразирую вопрос, который здесь задал Женёк из Омска. Он спрашивает, как вы выдерживаете конкуренцию с Яндексом или Rambler’ом, но я чуть-чуть видоизменю вопрос и спрошу – вообще, какое место отводите Google Россия в российском Интернете? Должен ли он стать самым популярным поисковым ресурсом? Должен ли он, я не знаю, быть фактически единственным поисковым ресурсом, как это есть, там, в англоязычных странах? Где его место? Не обязательно про поиск, кстати.

В. ДОЛГОВ — Нет, ну, место, на самом деле, вот, как раз то, о чём мы уже говорили сегодня, что мы хотим сделать доступными возможно большее количество продуктов. Если при этом Google станет самым популярным поисковиком, это будет, ну, скажем так, побочный результат, потому что ведь в конечном счёте вторая сторона этого вопроса – это вопрос о том, как мы относимся к конкуренции. И ответ на этот вопрос очень простой – мы очень хорошо к ней относимся, потому что конкуренция – это то, что заставляет двигаться, шевелиться быстрее и работать лучше компаний, а в итоге от этой конкуренции, от её наличия, выигрывает конечный пользователь. Поэтому конкуренция – это очень положительная вещь.

А. ПЛЮЩЕВ — Безусловно. Я страшно рад, на самом деле, что есть такая конкуренция, по меньше мере, между Google и Яндексом здесь. В результате мы только выигрываем. Если бы такая конкуренция распространилась бы и на все Интернет-сервисы, и не только, там, на железки и так далее, что если…

В. ДОЛГОВ — Да.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, вот, кстати, о железках. Много вопросов здесь есть об андроидах. Мне понравился один вопрос, который пришёл нам с Витей в Twitter, когда мы попросили тоже подкинуть вопросов к этой беседе. Один из вопросов в итоге: «Спросите у Владимира, он зарядку с собой взял?». Это я поясню сейчас для наших слушателей. Ирония этого вопроса… она действительно здесь заложена, ирония вопроса состоит в том, что слушатели подозревают, что у Владимира Долгова, главы представительства компании Google в России, естественно, Google Iphone. То есть это телефон с операционной системой Android и, видимо, я уже видел, Nexus S. О них есть устойчивое мнение, что они очень быстро теряют заряд. Просто моментально. Кстати, у моего, например, шеф-редактора по «Вестям» — у него именно этот телефон как раз и быстро теряет заряд. Вот. Спрашивают – зарядка с собой у вас или нет?

В. ДОЛГОВ — Нет, зарядка не с собой, зарядка в машине, на самом деле. Там она нужна, потому что я использую этот телефон, помимо всего прочего, в качестве навигатора уже две недели. А вот тут ему действительно нужна зарядка. Если говорить о том, что он быстро теряет заряд, то я бы не согласился с этим мнением, потому что есть подозрение, что это трудности прочтения мануалов, технических руководств…

А. ПЛЮЩЕВ — Кто же их читает?

В. ДОЛГОВ — Вот, в том-то и дело. То есть мне вначале, когда я перешёл на Nexus S, это было где-то месяца три назад, сразу после Нового года, с предыдущего телефона, который тоже был на android’ной платформе, это был HTC Desire, мне показалось, что Nexus теряет… действительно разряжается очень быстро. Я не поленился. Я прочитал. Оказалось, что проблема скорее всего состояла в том, что у него по умолчанию яркость была выставлена на максимум, экрана. Когда я укоротил до минимума, хуже не стало. В помещении точно, на самом деле. На солнце и так ничего не видно. Тут уж как бы солнце есть солнце. Но дело было зимой, солнце было редкое. Так вот, мне его хватает на день.

А. ПЛЮЩЕВ — Угу. Ну, то есть как это стандартный такой…

В. ДОЛГОВ — Да, GPS-позиционирование – вот эта штука…

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, там понятно.

В. ДОЛГОВ — Ест очень хорошо.

А. ПЛЮЩЕВ — Это правда.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Интересно, а у компании Google есть какие-то корпоративные требования, внутренние регламенты, которые говорят, что публичное лицо должно ходить…

А. ПЛЮЩЕВ — Только с android’ами.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Только с android’ами… ну, не знаю… представляю, что вы вечером, закрываясь в ванной, достаёте iphone…

В. ДОЛГОВ — Да, и тайком под одеялом, под звук воды, льющейся из крана… Нет, на самом деле таких требований нет. И люди, которые работают в компании, они работают с тем, чем им удобнее работать. На самом деле, мне с android’ом, как оказалось, у меня до этого был iphone, до того как я перешёл на android, просто с android’ом, как выяснилось, мне проще читать всю почту и отвечать на неё. Вот. Особенно с учётом того, что печатать на телефоне очень неудобно. И, ну, в клавиши не попадает никто, это известно. Но для android’ной платформы нашлась такая программа, как swipe, которая позволяет рисовать по клавишам, то есть не опуская пальцев, то есть не выбирать кнопочку, а просто проводить траекторию по буквам. Он, если ты ошибся, подставляет слово из словаря. Это то есть, вообще говоря, на… вот, сейчас я могу писать сообщение одной рукой. То есть держать телефон, одновременно водя пальцем. Вот это вот… это меня самого впечатлило.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Как разработчики, вообще, идут… это известная проблема, что люди говорят, что платформа android – она развивается медленнее, чем основной конкурент от Apple, потому что разработчиков мало, разработчики не видят денег, и так далее. Я про российских разработчиков.

В. ДОЛГОВ — Я бы, на самом деле, вот, тоже не согласился бы. Говорить, что android’ы развиваются медленнее, чем iphone’ы, сейчас уже просто очень сложно, потому что сегодня в мире каждый день активируется, причём, именно активируется, то есть первый раз включают новые телефоны 350 000 раз в день. То есть это безумное число. Если говорить о приложениях, то приложений для android’ов, android market – сейчас больше 150 000. Проблема получения денег российскими разработчиками – она тоже немножко, наверное, надуманная, потому что там нет возможности получать деньги как юридическое лицо, то есть с генерацией всех бумаг. Но у меня есть сильное ощущение, что люди, которые пишут программы для android’а – это небольшие программистские коллективы, да и программы не такие уж и большие.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Мы собираемся писать программы для android’а – игры, и как юрлицо хотели бы взаимодействовать…

В. ДОЛГОВ — Подождите немножко, мы эту проблему тоже решим сейчас. Там есть другая проблема, которая меня, например, больше беспокоит по поводу популярности android’а, что не все люди могут купить приложения для android. То есть бесплатно – это проблем нет, а если хочешь чего-то купить, то не все российские карточки… checkout. Вот это вот беспокоит больше.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Угу. Ну а Google checkout, вообще, в России каковы перспективы?

В. ДОЛГОВ — А Google checkout – это всего лишь надстройка над карточной системой, да? Над пластиковыми картами. Поэтому это вопрос скорее во взаимодействии с банками и в том, как разные банки, с какой любовью они относятся к платежам в Интернете. Это же просто от банка зависит.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Последний вопрос про деньги. Вы продолжите взаимодействовать с «Рапидой» как одним из шлюзов по выводу денег?

В. ДОЛГОВ — Более того, мы месяц назад или полтора, я не помню, мы расширили это сотрудничество…

В. ЗАХАРЧЕНКО — Это вы купили «Рапиду»?

В. ДОЛГОВ — Нет. А её продали что ли?

В. ЗАХАРЧЕНКО — Ну, там сменился собственник…

В. ДОЛГОВ — А, это я не знаю. Это, видите, мимо меня прошло, потому что мы с «Рапидой» работаем как с партнёром, да? И вот как с партнёром мы с ней полтора месяца назад или 2 месяца, точно не  помню, мы запустили расширение к этим способам получения денег. Сейчас можно получить не только почтовым переводом, что было доступно через «Рапиду», но ещё и переводом на банковский счёт через Яндекс.Деньги и Webmoney.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Угу.

А. ПЛЮЩЕВ — Я просто хотел закрыть тему с android’ом. Ну, в принципе, если вы пришлёте нам на +79859704545 ещё какие-нибудь вопрос по этой теме, по android’у, то мы можем вернуться, не проблема. Просто здесь Ден, студент из Уфы, спрашивает: «Каковы перспективы android на рынке мобильных устройство? В минувшем году количество приложений увеличилось до 130 тысяч. Webstore больше 300 тысяч. И по прогнозу специалистов к концу этого года их число возрастет до полумиллиона. Сможет ли android опередить своего главного конкурента?». Ну ещё надо добавить, что осень мы всё-таки все ждём – не дождёмся Windows phone 7, здесь тоже объявится, там тоже какие-то разработчики подтянутся. И, соответственно, будет какое-то большое количество приложений. Они и там сейчас одни из самых быстрорастущих.

В. ДОЛГОВ — Нет, это же вопрос, опять же, времени, да, там, то, что соотношение между количеством приложений на Webstore и на android market’е, там, примерно двойка сейчас, там 150 000 – 300 000, да, но давайте вспомним, когда стартовал первый, когда второй. Когда на рынке 2008-го появился первый телефон на android’ной платформе, то люди говорили, что это совершенно провальная затея, да, ничего, ребята, у вас не получится, кому оно надо, и вообще, вы что, решили потягаться с iphone’ом? Ну, вот, прошло 2 года. И я вот говорил, да, 350 000 телефонов в день активируется.

А. ПЛЮЩЕВ — Угу. То есть предлагаете подождать?

В. ДОЛГОВ — Да, да. Тем более, что, понимаете, есть ещё одна вещь. Android – это платформа, да? Андроидные телефоны могут делать любые производители, и это могут быть телефоны из любой ценовой ниши, что, собственно, и происходит сейчас на рынке в России. Мобильные операторы выпускают свои телефоны достаточно дешёвые, порядка 8-9 тысяч они стоят. Это тоже android’ные телефоны со всем спектром приложений.

В. ЗАХАРЧЕНКО — С планшетниками то же самое.

В. ДОЛГОВ — Да? Аналогично.

А. ПЛЮЩЕВ — Хорошо. Поехали дальше по разным другим темам. Очень много вопросов по картам. Не только по навигаторам. По навигаторам можно отдельно. Две недели назад стартовал этот сервис. И мы можем к нему вернуться. Давайте по картам. Один из главных вопросов, он встречается и на сайте, и сейчас в СМС, и в Twitter’e, везде – это про регионы. Покрытие картами регионов. Как, когда, есть ли какие-то планы, и так далее. Потому что люди ждут, люди надеются. Тут два сообщения совершенно независимых. Одно с сайта. Спрашивают: «Уже 4 года, как мой многоэтажный дом появился на карте Тольятти, — это рабочий из Тольятти спрашивает, — а в Google maps он до сих пор не существует, как не существует близкого изображения со спутника половины города. Когда будет обновление?». Это раз. А вот, например, «Когда в maps’ах, — в картах, — вы покроете весь Татарстан? Нацпарк «Марий Чодра», — извините, если я ударение неправильно поставил, — с нормальным разрешением. Спасибо, Володя».

В. ЗАХАРЧЕНКО — То, что спрашивает… у нас недавно были люди из OpenStreetMap.

В. ДОЛГОВ — Да.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Проекты, которые позволяют строить карты на основе пользовательского контента. Как бы до кучи. Если сами не делаете, то дайте людям…

В. ДОЛГОВ — Есть такая программа у нас, которая называется MapMaker, та, которая пока ещё не запущена в России, но я говорю – у нас есть желание запустить их как можно больше, чтобы всё-таки списки продуктов, доступных там и здесь, уравнялись. Если говорить о картах, то здесь происходит, я боюсь, что… ну, то есть люди понимают, люди думают, что Google делает всё. Наши пользователи считают, что Google сам занимается всем. К сожалению, это не так. Мы технологическая компания. Мы компания, которая не занимается производством контента. И весь контент, о котором вы сейчас говорили, потому что и снимки поверхности земли, и карты – это контент. Мы его приобретаем у тех организаций, которые занимаются этим профессионально. Поэтому это вопрос договорённостей и вопрос того, у кого есть максимальное большее количество городов уже отрисованных, с тем чтобы взять эти карты, конвертнуть их в наш формат и наконец выложить. Со снимками со спутников тут все ещё серьёзнее, потому что борта, которые летают и снимают землю, это не наши спутники, то есть мы их не запускаем, мы просто приобретаем те снимки, которые эти спутники… а у них свои задачи, они снимают что-то по чьим-то поручениям компаний правительств разных стран. И, собственно, мы что-то получаем. Но страна у нас большая. Страна, которая, вообще говоря, лежит в диапазоне температур, как мы знаем, у нас в Москве от -40 до +40, да, зимой понятно, что поверхность снимать совершенно бессмысленно и неинтересно. Она вся равномерно белая. Так вот, выясняется, что время для съёмки поверхности – оно очень ограничено. А дальше много нюансов. Спутник пролетает ночью, спутники пролетает – там повышенная облачность, которую не очистишь даже всеми фильтрами, которые есть. Вот и получается, что если в Тольятти полгорода снято с хорошим разрешением, а пол – с плохим, то это, вот, снимки с двух разных спутников. Я могу привести, там, более близкий мне город, потому что я в нём работал много лет, когда занимался наукой – Троицк в Подмосковье. Там ровно то же: полгорода всё хорошо, полгорода очень плохо.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Угу.

А. ПЛЮЩЕВ — Но это ведь вопрос времени скорее всего?

В. ДОЛГОВ — Конечно, конечно, конечно. Поэтому… никто даже не может сказать, что мы обновляем снимки с такой-то частотой, потому что это, вот, она совсем разная для разных регионов, и как получится.

А. ПЛЮЩЕВ — Я напоминаю, у нас Владимир Долгов, глава представительства компании Google в России. Здесь Виктор Захарченко и Александр Плющев. Это радио «Эхо Москвы», программа «Точка». Вы можете присылать СМС +79859704545 или теребить наш vyzvon в Twitter’е. Хотел задать такой общего плана вопрос. Может быть, даже в некотором смысле философский. А что может Google в России? Я в плане полномочий от ваших американских партнёров, как это можно сказать, да, хозяев, я не знаю, как угодно.

В. ДОЛГОВ — Ну, головного офиса, можно сказать, самое правильное.

А. ПЛЮЩЕВ — Да, головного офиса.

В. ДОЛГОВ — Ну, понятно, что Google в России, с одной стороны, являясь достаточно самостоятельной организацией, территориально работающий в европейском регионе, компания, тем не менее, работает в рамках стратегии всей компании в целом. То есть мы запускаем здесь те продукты, которые считаем наиболее нужными, полезными и можем говорить, что нас нужно запускать в первой волне этого продукта, потому что Google ведь всё-таки работает на примерно 120 языках. И даже просто, вот, локализовать один и тот же продукт на эти 120 языков – даже это требует серьёзного времени и усилий. Если говорить о том, что мы можем делать самостоятельно, мы самостоятельно выбираем стратегии продвижения тех или иных продуктов, да, например, там, сейчас ну, если прямо сейчас нет, то некоторое время назад, там, может быть, сейчас это уже закончилось, вы могли видеть рекламу Chrome’а по телевизору, да? И как бы там, как говорят люди, которые следят за тем, что делает Google в области маркетинга, Google крайне редко давал рекламу… просто практически никогда. Было всего несколько случаев. Тем не менее, как бы видите, мы это делали и, в общем, делаем, я считаю…

А. ПЛЮЩЕВ — В последнее время много. Google Voice у вас.

В. ДОЛГОВ — Конечно, Google Voice, причём Google Voice – это уникальный продукт, этот продукт рекламируем не только мы сами, но и рекламируют мобильные операторы. Потому что они понимают ценность этого продукта для как раз по использованию с мобильными телефонами. Так вот если говорить о том, что мы можем делать, да, мы запускаем, например… мы просим, и нам идут навстречу, понимая важность этих продуктов для России, их запускают просто в тот же день, что и, например, в штатах. Один из самых свежих примеров – это живой поиск, который был запущен в сентябре, просто минута в минута, просто, грубо говоря, кнопку нажали на две стороны – на Соединённые Штаты и Россию. При том, что в Европе, например, живой поиск появился гораздо позже. Google Voice, то есть голосовой поиск, Voice Search, появился с некоторой задержкой относительно Соединённых Штатов, относительно английского языка просто потому что надо было всё-таки его подзаточить под русский язык, но когда он появился, то он работал в России, но во многих европейских странах он не работает до сих пор. То есть это отношение компании к тому, что такое Россия для компании. Если говорить о каких-то продуктах, то, например, есть продукты, которые были запущены в России в первую очередь и долгое время время не были запущены нигде. Например, те же самые «Вопросы – ответы», которые в России были запущены раньше, чем в Соединённых Штатах, причём, сильно раньше. Там чуть ли не год разница. В Штатах, кстати, его закрыли. В России он продолжает работать.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Закроется позже, судя по всему?

А. ПЛЮЩЕВ — Кстати говоря, в моей телепередаче последней я сказал, что закрыт этот сервис. Я конечно же имел в виду американский, не российский.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Теперь ты просто вынужден пойти и закрыть…

А. ПЛЮЩЕВ — Да, как честный человек вынужден закрыть.

В. ДОЛГОВ — По сообщениям прессы.

В. ЗАХАРЧЕНКО — У меня такой небольшой блок вопросов, связанных с параноидальными или нет вопросами о приватности.

А. ПЛЮЩЕВ — О, да.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Первый момент. Вот, человек пишет со ссылкой на популярный IT-ресурс roem.ru, было много моментов, связанных с тем, что блокировался аккаунт в Google acens и потом хвостом блокировался аккаунт на gmail. Вот, я для себя понимаю, что сейчас для меня заблокировать мой аккаунт на gmail – это чуть ли не виртуальной смерти подобно.

А. ПЛЮЩЕВ — Катастрофа.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Потому что это основной мой e-mail, на который подвязано куча альтернативных сервисов. То есть я везде регистрируюсь под этим аккаунтом.

В. ДОЛГОВ – Да, конечно.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Вот, как здесь себя обезопасить? Ну понятно, что не нарушать закон и пользоваться Google acens нормально, но…

В. ДОЛГОВ — Я думаю, что на самом деле я могу себе представить, что… во-первых, там есть правила. У каждого сервиса есть правила по его использованию, да? Я могу себе представить, что заблокировали аккаунт на Google acens за нарушение каких-то правил партнёрства, да? Я не знаю ни одного случая, когда бы по этому поводу блокировали ещё и аккаунт на gmail’е, да? Аккаунт на gmail’е могут заблокировать по его собственным, gmail’овым правилам, например, за рассылку спама, но не наоборот. То есть это как-то очень странная ситуация. Я могу… если я найду этот пост на roem’е, я попробую разобраться в этом детально, но, вот, нет у меня уверенности в том, что это было так.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Второй момент связан с цензурированием запросов. Говорят, что Яндекс цензурирует запросы, а вы об этом официально не говорите, цензурируете ли и планируете ли это делать вообще.

В. ДОЛГОВ — Ну, наверное, речь идёт не о цензурировании запросов, а о цензурировании выдачи.

А. ПЛЮЩЕВ — Выдачи, да.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Выдачи, да, да.

В. ДОЛГОВ — Выдачи, да. Значит, мы… совершенно точно мы не обрезаем ничего преднамеренно. Есть вопрос скорости обновления индекса, который разный для разных Web-ресурсов. И есть ещё одна вещь, про которую многие, может быть, забывают. О том, что есть настройки, которые можно выставить в самой системе, блокируя выдачу тех или иных сайтов, можно сказать, с совершенно благими намерениями, например, для защиты детей от порнографии.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Угу.

В. ДОЛГОВ — Вот, да? И поэтому если Google в ответ на какой-то запрос чего-то, как кажется пользователю, не выдаёт, я бы всё-таки сначала проверил настройки браузера и что там, какая степень безопасности там выставлена. И, вот, всё, что мы делаем, на самом деле, если говорить, там, ну, это не назовёшь цензурированием, скорее это защита пользователя, потому что когда мы находим сайт, раздающий вирусы…

В. ЗАХАРЧЕНКО — Угу.

В. ДОЛГОВ — При переходе на этот сайт… то есть мы помечаем этот сайт, предупреждаем об этом пользователя, и при переходе на сайт с нашего сервиса мы выбрасываем сообщение о том, что сайт небезопасен для вас, и переход на него – это ваш собственный выбор.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Вот, смотрите, вы с одной стороны пользователя защищаете, с другой стороны, от него всячески открещиваетесь, подписывая заявление о том, что нужно разграничить ответственность сервисов и пользователя, который контент в него постит. Понимаете, о чём я… это заявление, которое подписали вы и представители многих IT-компаний. Хочется понять, вообще откуда эта инициатива появилась и отношение Google непосредственное…

В. ДОЛГОВ — Инициатива-то на самом деле очень… то есть корни инициативы очень просты. Это правила, которые сегодня действуют в странах Западной Европы и в странах… и в Штатах. То есть провайдер должен удалить какие-то материалы, например, это в связи с авторскими правами, если ему об этом сообщили. Провайдер в принципе не может отследить, ну, он не является экспертом в области авторских прав заведомо, да? Ну, вот, на западе ответственность провайдера наступает, если ему сообщили, а он ничего не сделал. Попытки внести ответственность провайдеров, хостеров за нелегальный контент, с моей точки зрения да и с нашей точки зрения как компании приводят просто к смерти Интернета, да? Потому что тогда ничего нельзя будет нигде выложить, потому что провайдеры будут всячески препятствовать это делать. Просто чтобы не попасть под действие этого закона. Вот и всё. Ну, вот, там, вот, у нас есть безумно популярный сервис Youtube. На Youtube выкладывается 35 часов видео в минуту. Вот, понимаете, что физически можно, наверное, нанять, там, не знаю, сколько десятков тысяч людей, которые бы это видео отсматривали, но какой квалификации должны быть эти люди, чтобы глядя на видеофрагмент, а там ведь кроме видео есть ещё и звук, сказать – вот это нарушает… нереально. Но если нам сообщают о том, что какой-то ролик нарушает авторские права, просто безжалостно удаляется.

А. ПЛЮЩЕВ — Это правда. У меня, например, с Youtube один убрали, представляешь?

В. ЗАХАРЧЕНКО — С тобой? Ты показан…

А. ПЛЮЩЕВ — Нет-нет-нет. Ну я просто подумал, что чем больше людей узнает о произволе милиции… Помнишь с этим жемчужным прапорщиком?

В. ЗАХАРЧЕНКО — Да, да, да.

А. ПЛЮЩЕВ — Вот, а наши коллеги из маленькой телекомпании, они очень озаботились авторскими правами и убрали.

В. ДОЛГОВ — И сказали, что авторские права принадлежат им.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, вот, да. Бог с ними. Наш коллега, Володя Харитонов из Часкорра спрашивает: перевёл статью с сайта wired, опубликовал через google docs, — там есть такая функция, — Google перевод закрыл – типа нарушение копирайта. Однако автоматический перевод, хуже чем мой, — сказал он, — через google translate доступен любому. Где логика и почему Google лезет в мои документы?

В. ДОЛГОВ — Ну, понятно, что перевод статьи из wired был сделан без согласования с редакцией wired и это нарушение авторских прав wired. Если говорить о том, что Google translate переводит… Google translate – робот. Он переводит всё, да? Ну, вот, он может, например… более того, с помощью Google translate можно перевести ту же статью из wired, более того, загрузить её… все переводы, я думаю, будут абсолютно одинаковыми, то есть не абсолютно одинаковыми, они будут, может быть, разными, потому что алгоритмы всё время совершенствуются, но, опять же, Google перевести-то переведёт, потому что он помогает понять содержание статей тем людям, которые не знают, не владеют этим языком, но он вряд ли позволит опубликовать даже перевод, потому что, опять же, это нарушение авторских прав, да? И здесь это вопрос, на самом деле, вот, смежный с тем, о чём мы говорили, да, что это ответственность провайдера сервиса за те материалы, которые в нём размещены.

А. ПЛЮЩЕВ — Это же пока не установлено, насколько я понимаю.

В. ДОЛГОВ — В смысле?

А. ПЛЮЩЕВ — Ответственность провайдера за размещение.

В. ДОЛГОВ — Не-е, это просто как бы у Google… понимаете, вот, есть извещение владельца авторских прав о том, что их права нарушаются, а есть проактивная защита, когда понимается, что это точно нарушается. То есть не надо так быть экспертом.

А. ПЛЮЩЕВ — Но остался вопрос – почему Google лезет в мои документы?

В. ДОЛГОВ — Google, понимаете, Google с неизбежностью автоматически лезет в эти документы просто потому что он их индексирует и помогает вам же найти в ваших документах то, что вы однажды написали.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, это на самом деле…

В. ЗАХАРЧЕНКО — Хороший помощник. То же самое с gmail’ом, мне кажется, происходит.

В. ДОЛГОВ — С gmail’ом…

А. ПЛЮЩЕВ — Сродни ситуации…

В. ДОЛГОВ — С gmail’ом происходит, на самом деле, там есть индексация писем, да, для того чтобы вы могли письмо, присланное кем-то когда-то. В gmail’е есть ещё одна функция – это антивирусная защита. И все письма, проходящие через gmail, проходят через этот огромный механизм, который сканирует их на предмет вирусов.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Вопрос только в следующем – когда появится антитеррористическая защита? И когда в моём письме будет найдена слово «бомба», обо мне расскажут в ФСБ?

В. ДОЛГОВ — Понимаете, в чём дело? Всё-таки Google и gmail – это сервис американской компании и работающий там. Поэтому для того чтобы кто-то получил доступ к вашим документам, для этого нужно постановление суда. Так что, вот, вот это, наверное, ответ. Была ситуация несколько лет назад, когда министерство юстиции Соединённых Штатов попросила все поисковые системы, ссылаясь на закон о, по-моему, детской порнографии предъявить все поисковые запросы всех пользователей, список слов прилагался, с указанием IP-адресов, с которых были сделаны эти поисковые запросы, да? Google отказался это сделать. Министерство юстиции очень обиделось и подало в суд. Постановление суда было следующим. Что отдать, но не все, а, по-моему, там, 30 000 запросов и без IP-адресов, потому что это нарушает privacy пользователя сервиса. Вот так. Так что вот это, наверное, хорошая иллюстрация к тому, что…

В. ЗАХАРЧЕНКО — Больше пользователей беспокоит тот факт, что, наверное, возможно, параноидальные настроения, но то, что gmail индексирует почту, начинает показывать рекламу, начинает показывать рекламу, и сейчас, я так понимаю, идёт разработка на основе… когда будет реклама поведенческая, так называемая, когда она будет отслеживать наиболее важные для вас письма, и, соответственно, наиболее важные слова в контексте находить. Вот. Всё равно получается, что как бы под благим предлогом, да, индексации, чтобы мне было легче находить мою почту, мои же документы, в то же время Google формирует настолько глобальный цифровой мой след, что страшно становится.

В. ДОЛГОВ — А где этот след, кроме почты, будет виден?

В. ЗАХАРЧЕНКО — У всех сервисов есть такая отличная строка в той или иной форме о том, что по запросу соответствующих служб информация может быть предоставлена для разбирательства…

В. ДОЛГОВ — То есть по запросу… по запросам организаций, которые уполномочены это делать по законам той или иной страны. Вот, в штатах это по постановлению американского судьи.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Угу.

А. ПЛЮЩЕВ — Продолжаем. У нас в гостях Владимир Долгов, глава представительства компании Google в России в программе «Точка». Здесь Александр Плющев и Виктор Захарченко. Ваши вопросы +79859704545 или нашему виртуальному персонажу vyzvon в Twitter’е. Сейчас ещё несколько вопросов, которые пришли к нам на СМС. Чуть-чуть подвисает, извините.

В. ДОЛГОВ — Пока ты ищешь, я задам встречный вопрос. Спама в gmail’е много?

А. ПЛЮЩЕВ — Который проскакивает через фильтры, понятно.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Бывают прорывы, но очень редко. Но в то же время…

А. ПЛЮЩЕВ — У меня, ты знаешь, у меня адрес публичный, это я к Володе на ты, извините, значит, у меня адрес публичный, я его пишу везде, вообще, совершенно не стесняясь. И, естественно, объём почты у меня гигантский. Где-то мне приходит нормальных писем, там, со всеми подписками и так далее несколько сотен в день.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Угу.

А. ПЛЮЩЕВ — Спамовых в ящике в ящике «спам» приходит, соответственно, я думаю, около 1000 в день.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Аналогично.

А. ПЛЮЩЕВ — Не меньше, да? И прорывается где-то не больше десятка в день.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Как часто ты проверяешь папку «Спам»?

А. ПЛЮЩЕВ — Я смотрю раз в день.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Папку «Спам»?

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, не всю. Но так, по диагонали.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Я периодичностью раз в месяц шершу… шершу — потому что очень много формируется писем в поисках и нахожу 2-3 письма, но при этом я согласен…

В. ДОЛГОВ — 2-3 письма, которые ошибочно залетели в спам?

В. ЗАХАРЧЕНКО — Да, в спам. Но я понимаю, что я готов такую плату платить за то, что, опять-таки, публичный адрес, который я с некоторых пор абсолютно спокойно везде пишу… я…

В. ДОЛГОВ — Аналогично.

А. ПЛЮЩЕВ — Меня Twitter постоянно предупреждает, что не делайте этого, тут роботы, они всё сканируют… значит, спрашивают: «Планируется ли перерисовка карты Москвы в режиме «Карты», — не земля, не google Earth, — в 3D, как, например, Нью-Йорк, Берлин и так далее?».

В. ДОЛГОВ — Вы знаете, она уже делается потихонечку. И здесь, опять же, есть некоторая путаница. Вот эти 3D-модели городов – они видны не на картах, они видны на Google Earth. И там если в Google Earth зайти, то там можно будет на карте Москвы найти достаточно много зданий, то есть это ещё не столь плотная упаковка, как в Нью-Йорке, Сан-Франциско, в Лондоне, то они уже есть, они возникают.

А. ПЛЮЩЕВ — Слушайте, мы на радиостанции «Эхо Москвы» всё-таки находимся. Я не могу не задать вопроса, свойственного для нашей аудитории. Не странно, что его никто из наших слушателей не задал. То ли мы уже настолько вообще всю политизированную аудиторию вычистили с Захарченко, я уж не знаю, что произошло, ну, я возьму на себя эту тему. В разных странах, вот, сейчас в арабских, прежде всего вас, Google, я имею в виду, в глобальном масштабе обвиняли в том, что вы способствовали тем или иным революционным настроениям. В Египте так просто там чуть ли, значит…

В. ДОЛГОВ — Это вы акулу запустили.

А. ПЛЮЩЕВ — Совершили революцию, значит. Нет, ну, там есть ещё Facebook и Twitter. С ними отдельный разговор. Но Google тоже не дремал. Здесь в контактах с представителями власти, которые, я не сомневаюсь, обязательно происходят, здесь каким образом и как вам относятся и выставляются ли какие-либо условия и с опаской – не с опаской вот эти взаимодействия происходят.

В. ДОЛГОВ — Да нет, я бы не сказал, что у нас есть какое-то давление со стороны… мы чувствуем какое-то более пристальное внимание, чем другие Интернет-компании. Нет. Я ничего такого за все 5,5 лет, пока мы работаем, такого не было. Отношения, если говорить, там, у Google с Россией как страной, я думаю, что более, чем хорошие, потому что когда создавался проект «Сколково» как российской силиконовой долины, то членом попечительского совета Сколково… по-моему он называется попечительский совет Сколково… стал Эрик Шмидт, генеральный… ну, как сказать, генеральный директор компании Google.

А. ПЛЮЩЕВ — Это не исполнительный?

В. ДОЛГОВ — Исполнительный. Его сложно перевести. Поэтому, наверное, исполнительный директор… ну, первое лицо компании, да? Вместе с другими уважаемыми западными компании, их всего там 6, вот, одна из них – это Google.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Схема была какая? Их приглашали настойчиво или они сами?

В. ДОЛГОВ — Нет, просто предложили. И как бы я думаю, что каждая компания оценивала этот проект под своим углом. Мы решили, что это действительно вещь, которая позволяет… поможет России перейти на другой уровень, и, наверное, наши технологии, наш опыт, наши… то, что Google сделал в штатах – это то, что полезно, то, что может применяться здесь.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну вы верите в проект «Сколково», действительно, или это для того чтобы так, сделать приятное российским властям и, соответственно, чтобы они к вам тоже имели какую-то предрасположенность.

В. ДОЛГОВ — Вы знаете, мы искренне верим в этот проект, потому что идея-то как раз ровно та, которая позволит перевести Россию из разряда стран, экспортирующих природные ресурсы в разряд стран, производящих что-то общечеловечески нужное, значимое и полезное. Тем более, что примеры такие есть уже. Ведь как бы при всём при том, но одной из ведущих компаний в области антивирусной защиты является российская компания, да, это Лаборатория Касперского. Компания, которая имеет свой софт практически на всех сканерах, софт, который распознает изображение и переводит его в текст – это Abby, то есть…

А. ПЛЮЩЕВ — Да. 2 недели назад на вашем месте Давид Ян сидел.

В. ДОЛГОВ — Да. То есть здесь потенциал-то вот он, да? Он есть. Он видим. Он значим. Да в конце концов Google наполовину русская компания.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Не могу не спросить про идею национального поисковика, которая витает постоянно в воздухе. Говорят, ко всем ходят, со всеми общаются. Очевидно, и до вас какие-то слухи доходят.

В. ДОЛГОВ — Ну, вот, я читаю то, что об этом пишут. Если честно, я не очень понимаю, что такое «национальный поисковик», потому что если это ещё один поисковик на этом рынке, да, то это, опять же, это то же самое увеличение конкуренции, которая пойдёт во благо рынку.

В. ЗАХАРЧЕНКО — Ну, почему? Будет поисковик, который будет искать только по сайтам в домене РФ и на кириллице, а для всех остальных закроет их индексации.

В. ДОЛГОВ — Хорошо. И что? И как? Чем мы заставим людей пользоваться этим поисковиком?

В. ЗАХАРЧЕНКО — Мне просто интересно, каково отношение… есть ли вообще где-то такая идея, кроме как в России? Сталкивался ли Google…

В. ДОЛГОВ — Вы знаете, я думаю, что они периодически витают. Я слышал, что, вот, там, какое-то время назад ходила идея национального поисковика во Франции, да, но, по-моему, так это ничем и не кончилось, потому что ведь это вопрос – а зачем? Вот, что, что получится после этого? Вообще, если честно, я не совсем понимаю, зачем нам и национальные домены, да, просто потому что имена кончились красивые? Ну, да, хорошо.

А. ПЛЮЩЕВ — Не при главе компании Google будет сказано, я личное мнение своё выражу. Зачем национальный поисковик, если есть Яндекс, вообще, в принципе. Вот, странно. Ну а тем более есть ещё и Google. Да, спасибо большое, Владимир Долгов, глава представительства компании Google в России. Не все мы, конечно, ваши вопросы успели задать. Ничего, будет ещё, я надеюсь, повод, время и возможность. Владимир Долгов, Виктор Захарченко, Александр Плющев прощаются с вами.

В. ДОЛГОВ — Спасибо.

А. ПЛЮЩЕВ — Через час с небольшим встретимся в программе «Попутчики». Пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире