'Вопросы к интервью


А.ПЛЮЩЕВ: Ну что ж, программа «Точка» стартует. Прежде всего Виктору Захарченко добрый вечер.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Добрый вечер.



А.ПЛЮЩЕВ: Наш эксперт сегодня с нами, подготовил как всегда какой-то злой блиц. Я приветствую руководство Оргкомитета премии Рунета. Ну, ladies first, Инна Смбатян. Добрый вечер.

И.СМБАТЯН: Добрый вечер, Александр. Только Инна Смбатян.

А.ПЛЮЩЕВ: Смбатян. А я что сказал?

И.СМБАТЯН: Збатян.

А.ПЛЮЩЕВ: Змбатян?

И.СМБАТЯН: Да. Как всегда.

А.ПЛЮЩЕВ: Извини, пожалуйста. Значит, Сергей Плуготарéнко, которого так и хочется назвать Плуготáренко.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Добрый вечер, да. Ну, меня ты уже научился называть правильно. Хотя, это не просто.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. И Сергей Гребенников.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Ну, а с моей фамилией вообще проблем нету.

А.ПЛЮЩЕВ: Слава богу. Значит, вот, все эти люди готовят премию Рунета, ежегодное такое мероприятие. К нему неоднозначное, надо сказать, отношение весьма. И у меня тоже. И до сих пор, надо сказать. Несмотря на то, что я этим делом занимаюсь, всячески пытаюсь продвигать как могу, все равно до сих пор сильно неоднозначно. Особенно когда касается раздачи призов всяких разных. Как там, я до сих пор не знаю. Есть у меня всякие нехорошие подозрения. Можете развеять их попробовать.

Я предлагаю начать с блица от Виктора Захарченко, а потом все мы подтянемся. Вопросы, единственное, что я напомню еще раз номер SMS +7 985 970-45-45, твиттеры plushev и zakharius работают тоже.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Было огромное желание задать вопросы блиц Александру Плющеву, который намерен разрушить премию Рунета изнутри. Но тем не менее, коллеги, если позволите. В прошлый раз, по-моему, Сергей Плуготаренко отвечал на вопросы. Теперь, если не возражаете, Инна Смбатян.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: То есть я молчу?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Да. Отвечает один человек, чтобы не было у нас суматохи.

И.СМБАТЯН: Можно мы все вместе будем отвечать? Мы же все вместе готовим премию.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Итого, Сергей, выбор на вас остановился.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Хорошо.

А.ПЛЮЩЕВ: 10 коротких вопросов, если можно, 10 коротких ответов. Если готовы, начинаем. Почему вы решили сменить место проведения мероприятия в этом году?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Ну, место проведения мероприятия мы меняем каждый год. Проводить в одном и том же месте не интересно.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Многие интересуются, состоится ли возвращение феерической группы «Приключения Электроников» на сцену премии в этом году?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Отказались еще с прошлого года от концертов во время премии Рунета.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Правда ли, что между старожилами Рунета есть негласная договоренность не номинировать себя в рамках премии?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Такой договоренности нету, потому что номинируются абсолютно все, кроме некоторых компаний.

В.ЗАХАРЧЕНКО: И Яндекс?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Ну, есть некоторые компании, которые не номинируются.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Хорошо, следующий вопрос. Партнеры премии как обычно получат премии, награды в этом году?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Не как обычно.

В.ЗАХАРЧЕНКО: «Не как обычно». То есть их число может возрасти. Спасибо. Правда ли, что награждение в прошлом году проекта Антона Носика Хуюгл стало причиной разбирательств на государственном уровне?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Да, все пошли смотреть, а что же такое за проект Хуюгл.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Понятно. Вопрос такой: почему народная премия до сих пор не вручается по объемам трафика или по счетчику LiveInternet?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Да почти так и вручается. У кого больше трафик, тот и побеждает в итоге, потому что, ну, там люди есть…

В.ЗАХАРЧЕНКО: Были ли попытки реанимировать антипремию Рунета, которая проводилась в рамках премии Рунета ранее?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Не было. Мы не хотим. Ну, опять же, это был разовый проект.

В.ЗАХАРЧЕНКО: А с той стороны есть желание?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Я думаю, что нету. Они и не вернулись.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Хорошо. Как вы относитесь к идее номинировать только новые проекты, появившиеся за последний год?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Плохая идея, потому что новые проекты пока ничего не сделали для того, чтобы Рунет развивался.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Почему в ваших номинациях 3 победителя, а не 1? Не слишком ли политкорректной получается премия?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Потому что всего номинаций 6 основных и 6 победителей слишком мало нам казалось, и поэтому 3 равнозначных лауреата в каждой номинации.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Почему вы не вводите индивидуальные награды для личностей?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Есть индивидуальная награда. Мы ее вручаем не каждый год. В этом году тоже есть небольшая интрига. В конце премии Александр Плющев озвучит. Правда, он уже знает, кто это будет. Но будет в этом году.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну и последний вопрос. Почему вы не публикуете выбор экспертов поименно?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Публикуем экспертов поименно. Есть и экспертный клуб, и экспертный совет.

В.ЗАХАРЧЕНКО: То есть в открытом доступе есть, кто за что голосовал?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Нет, кто за что голосовал нет.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Но вы понимаете, что это был, как бы, последний вопрос и я плавно хочу его развить.

А.ПЛЮЩЕВ: Стой, стой! Потому что я включаю видеотрансляцию – я забыл включить видеотрансляцию. Я – лох. Извините пожалуйста.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Повторяем для зрителей?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет-нет.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Так Гребенников даже не покраснел – не на что смотреть.

А.ПЛЮЩЕВ: Будет без блица.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Смотрите, напоминает историю из моей студенческой жизни, когда сдавали люди, по-моему, какой-то там кандидатский минимум и после окончания сдачи, собственно, подходит вся комиссия, все говорят «Выступал отлично, вот так вот! Я за тебя проголосовал «за». Второй подходит, тоже пожимает руку: «За тебя». Третий: «За тебя». Фактически все подошли, человек уже на радостях звонит, заказывает ресторан, общие результаты – все против, только один за. Фактически это, ведь, создает почву для любых размышлений, домыслов в том числе и неоправданных о том, что победители премии, да?.. Ну, я не знаю, вот, в прошлые годы я вспоминаю RTS.FM. Никто его не знал и не слышал. Все знают, что такое РТС, но для Рунета вклад его… Неоднозначный победитель.

С.ГРЕБЕННИКОВ: RTS.FM в прошлом году была специальная номинация.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: То есть не экспертная оргкомитета.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Но тем не менее, вопрос сейчас…

С.ГРЕБЕННИКОВ: Я сейчас развею, на самом деле, историю. Рунет и интернет – до сих пор слишком маленькая тусовка. Если мы будем публиковать, что, например, Александр Плющев – он не голосует и это его позиция, но условно вдруг он станет голосовать или, там, ты начнешь голосовать, потом тебе будут звонить и говорить: «Слушай, а чего ты за меня проголосовал?»

В.ЗАХАРЧЕНКО: Слушай, ну, назвался груздем, полезай в корзину. Чего ты лезешь в эксперты?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Ну, на самом деле существует такая проблема и она будет существовать.

А.ПЛЮЩЕВ: Быстро ряды экспертов поредеют.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Я думаю, что Саша прав.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Нет, я как раз хотел сказать, что тогда мы останемся без экспертов. Это был у нас эксперимент первого года – сами эксперты просили такого не делать. Ну, то есть понятно, что всегда кривотолки существуют в таких случаях, когда списки поименные с оценками закрытые. Но это совершенно осознанный выбор.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Сколько человек видит итоговый список, кто за кого голосовал?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Из оргкомитета?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Вообще. Сколько людей на планете Земля? Ну, или во Вселенной.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Наши программисты и мы.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ваши программисты. Понятно, спасибо. Ну, то есть все равно понимаете, что почва?..

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Типа, да, закрытая история.

В.ЗАХАРЧЕНКО: ...все равно остается из-за того, что есть…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Но зато экспертов почти тысяча, благодаря этому.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну а, на самом деле, нет ли инфляции понятия «эксперт»?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Есть, но только в экспертном клубе. Это осознанная инфляция, потому что экспертный клуб – это, действительно, 800 человек в этом году, по-моему. Они отсеивают то, что мы сами не заметили…

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, нет в Рунете высокоуспешных проектов.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Верно, верно. Нет, экспертов имеется в виду.

В.ЗАХАРЧЕНКО: И успешных проектов нету столько.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Ну, смотрите. Экспертами мы называем всех, кто так или иначе себя на наших конференциях проявил, то есть это условно докладчики, то есть, вот, мы их позвали в эксперты. А экспертный совет – это мега-эксперты – их, по-моему, 230 сейчас. Ну, то есть вот это реальное ядро, больше которого быть не может.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Они как-то обновляются?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Не совсем. Но обновляются, я думаю, процентов на 10-15 ежегодно.

В.ЗАХАРЧЕНКО: А кто-то выходит по каким-то причинам?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Честно говоря, даже, вот, такую статистику не видели.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Не просто потому, что ты забыл проголосовать, отписался от рассылки как от спама, да?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Не-не.

И.СМБАТЯН: Скорее, бывает наоборот.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: У нас там такая история, что даже в экспертном клубе вот эти 800, не все проголосовали. А тот, кто помечен сереньким условно, он проголосовал. Кто остался красненьким, не проголосовал. Процентов 30, по-моему, не проголосовало. А в экспертом совете вообще ты если не проголосовал, ты не попадаешь в список. То есть список из этих 230, по-моему – можно сейчас посмотреть на сайте, все это в режиме реального времени показывается, сколько проголосовали – это реально те, кто проголосовали.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Эксперты у нас довольно этичные люди. Они звонят и спрашивают. Говорят: «Вот, наш проект номинировался. Могу я в этой номинации не голосовать? Все-таки, мне не хочется за себя голосовать – как-то неправильно»

В.ЗАХАРЧЕНКО: Слушайте, это, вот, еще одна такая громадная пропасть, мне кажется, для компании, которая выходит на премию Рунета. Перечитал честно добросовестно весь топик на (НЕРАЗБОРЧИВО) прошлогодний о том, что происходило, комментарий Игоря Ашманова о том, что любая компания, которая уже попала в номинации, она фактически, если есть в экспертном совете, если как-то взаимосвязана… Ашманова знают все, многие голосуют… Я думаю, что это не секрет, что многие голосуют в Рунете из экспертов по старому знакомству, не глядя даже на то, что там человек делал. Я сейчас не говорю именно об Игоре Ашманове и его проектах.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: И уж точно не читая описания долгие.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Да.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: То есть реакция – она, наверное, быстрее у людей. Ну, не у всех, конечно.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Тем не менее, любая компания… Вот, смотрите, прошлогодний список – было очень красиво показан список всех победителей поименно и, значит, у каждого стояло там (ну, я не знаю, по-моему, если не ошибусь, у половины точно), что так или иначе афиллирован с каким-то из партнеров премии Рунета.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Ответ, который мы даем уже не первый год. К сожалению или к счастью компании, которые внесли какой-то вклад в развитие Рунета по итогам года, можно перечислять по пальцам. И отказываться от их партнерской поддержки… А в премии Рунета поддержка, как правило, бартерная, да? То есть здесь нет сильного спонсорства, это проект, в котором спонсорство не играет первостепенную роль. Вот, ну, нельзя, да? То есть приходит компания, скажем, я не знаю, та же Mail.ru и говорит «Мы хотим сделать медиа-поддержку народному голосованию, но мы обязательно хотим видеть свой логотип в разделе партнеров», нельзя им сказать «Нет». Ну и так далее. И мы для себя этот этический вопрос решили, отвечая так, что «да, действительно, ежегодное пересечение партнеров и победителей велико». Но при этом было же очень много таких случаев, когда тот, кто не был партнером и был лауреатом этого года, становился партнером со следующего года и также номинировался.

Я, вот, несколько примеров приведу. Википедия, вот, когда бы она ни номинировалась, она будет на 1-м месте. Лаборатория Касперского, когда бы ни номинировалась, она с большим отрывом идет на 1-м месте. И здесь вот такие вопросы могут решаться только исключительно рекомендацией не номинироваться, если ты уже получил подряд 2 или больше статуэтки. Я думаю, что мы такое правило введем, потому что, ну, здесь есть некая предсказуемость и связывать нам руки, действительно…

В.ЗАХАРЧЕНКО: Как кубок мира футбольный: 3 раза выиграл, получай навсегда и не участвуй больше.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну ладно!

В.ЗАХАРЧЕНКО: Нет, это шутка, конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Тогда б Бразилии не было.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Тогда такой вопрос. Википедия в этом году номинировалась? Нет, просто эти вот слезные глаза мистера Уэйлса, которые на главной странице Википедии и все их видят. Ему нельзя, по-моему, не дать премию Рунета в этом году.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Номинировались, конечно.

И.СМБАТЯН: Номинировались.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, я думаю, один из победителей уже известен. Не будем называть, конечно.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Точно так же как номинировались к Википедии привязанные проекты, ну, то есть которые на движке Вики базируются или подсасываются к самой Википедии.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Смотри, еще один интересный вопрос. Вы награждаете компании и людей, которые внесли большой вклад в развитие Рунета.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Компании и проекты.

В.ЗАХАРЧЕНКО: И проекты, да. Прошу прощения. Так или иначе интернет почему-то у вас замкнулся фактически на веб-проектах. Не было ли идей, мыслей сделать отдельные категории для почтовых сервисов, для инновационных? Ну, я не знаю, нанотехнологичных сервисов, уж извините, что вспоминаю в эфире это слово. Ну, то есть то, что не веб. Не только серфинг, да? Не только потребление контента.

Я вижу, там есть в номинациях и QIP проходит, по-моему, и другие мессенджеры проходили. Но это, скорее, такие, эпизодические моменты. Тем не менее, интернет – это не только веб.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Ну, было много, на самом деле, телевидения. Было много медиа оффлайновых, которые интернет-компоненты развивают традиционно. Это и радиостанция «Эхо Москвы», и «РИА Новости», и ВГТРК. Ну, то есть они так или иначе проходили в номинациях.

А.ПЛЮЩЕВ: Замечу. Я, вот, замечу, что радиостанция «Эхо Москвы» получила тогда, когда я даже забыл о премии Рунета вообще. У нас, по-моему, даже передачи на «Эхе» еще не было.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Именно это и спасло, может быть.

А.ПЛЮЩЕВ: Может быть. А во-вторых, в этом году мы специально не подавали, например, мою телепередачу «Вести.net», потому что я буду ведущим – мы решили от этого абстрагироваться.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Плюс были мобильные операторы, которые развивают совсем другой, скажем, интернет мобильный. То есть это Applications, это другого типа трафик и другого типа контент. Но вообще, конечно, в этом направлении нужно думать. И, ну, тут надо помогать, да? Потому что за 7 лет мы немножко, конечно же, привыкли к каким-то конкретным правилам и конкретным рамкам, и нам очень тяжело из них вылезать. Ну, потому что, с одной стороны, лениво, да? Каждое вылезание грозит какими-то отложенными рисками и наездами, да? Ну, вот, премия Рунета – это такой проект просто, в котором мы привыкли, что на нас начинают за 2 месяца до мероприятия наезжать, а, вот, завтра начнется понедельник, с 7 утра можно будет просто забыть о спокойной жизни, потому что количество недовольных, чего-то просящих, угрожающих – это будет просто зашкаливающим, да? По всем каналам они будут стучаться и мы спокойно к этому относимся. Это надо пережить.

Но с другой стороны, хочу еще раз похвалить Сашу Плющева не потому, что он тут рядом сидит и слышит, а потому, что, на самом деле…

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, потому что тебе еще выходить из этой истории.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Не, мы, на самом деле, даже писали. Я ж писал в Твиттере, что Саша в тот момент когда появился и сказал «Я хочу попродюссировать, порежиссировать премию Рунета…»

В.ЗАХАРЧЕНКО: А, то есть это было его желание?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Это было наше больше желание, мы его очень долго уговаривали.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Совместное.

А.ПЛЮЩЕВ: Что вы врете?

И.СМБАТЯН: Правда, долго уговаривали.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Ровно 3 минуты.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Да, (НЕРАЗБОРЧИВО), все-таки, согласился и сделал ряд каких-то предложений, я написал в Твиттере, что даже он вдохнул какую-то свежую струю и свежую кровь впустил в премию. Потому что, ну, нам, действительно, было тяжело и она без драйва двигалась.

А.ПЛЮЩЕВ: Теперь я из них пью кровь ежедневно. Просто я пытаюсь откачать старую, на самом деле.

И.СМБАТЯН: А сейчас ты врешь. (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: На самом деле, с ними ужасно тяжело. Со мной, я думаю, еще тяжелее. Ну, правда. Это правда. Потому что хочется сделать много, а возможностей не так много, даже там не только из-за денег – из-за сроков, из-за нашей, может быть, совместной… Как это сказать, когда раздолбайство? То у меня наступает, то у них. Ну, нормально.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Немного вопросов по формату мероприятия в этом году. Соведущим кто-то будет у Плющева?

А.ПЛЮЩЕВ: Да, я рад объявить, что соведущий будет. Мне кажется, этот соведущий, на самом деле, меня затмевает легко вообще, что называется, как бык овцу кроет – это Тина Канделаки. Поэтому мне видится, что… Смотри, очень здорово придумано, на самом деле. Каждый год же в премии Рунета были люди в числе ведущих, которые очень-очень посредственно имеют отношение к интернету. Я, вот, не могу вспомнить.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Я Лазареву вспоминаю.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, самая, кого мог вспомнить, кто больше всего имеет отношения к интернету, — Татьяна Лазарева. Все.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Ну, Тутта Ларсен.

А.ПЛЮЩЕВ: Тутта Ларсен.

И.СМБАТЯН: Нет, мне кажется, чем примечательна эта премия – что оба соведущих имеют прямое отношение к Рунету.

А.ПЛЮЩЕВ: Значит, да. В этом году я, поскольку я веду программу и на «Эхе Москвы», и «Вести.net» я вообще одно из лиц фактически канала «Вести 24».

И.СМБАТЯН: И вообще ты живешь в интернете.

А.ПЛЮЩЕВ: Это я. А с другой стороны, Тина Канделаки, которая олицетворяет собой, ну, мало того, что… Как это называется? Вот эти люди известные как они называются? Celebrities. Мало того, что celebrity, которые в интернете активные, да? Так еще она и большой популяризатор интернета. Делает это она совсем не так, как мы, абсолютно не так. Может быть, неправильно с нашей точки зрения, как угодно. Но факт остается фактом. А, может быть, она на другую аудиторию.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Другая аудитория, конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Но она, действительно, привлекает огромное количество людей в интернет, это правда. И это с нашей точки зрения, ну, с моей уж точно как с точки зрения людей, продвигающих интернет и вовлекающих массы в него, это хорошо. Поэтому, вот, такой был подход. Я буквально в четверг вечером закончил черновой вариант сценария на нас с Тиной. Ну, если телеканал «Россия 24» после этого не закроют, мне будет странно немножко. Немножко странно будет, потому что, в общем, так мы надеемся потрясти основы. Не скажу существующего строя, не буду этого говорить. Но, в общем, есть там. Смотрите.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Мы уже поняли, что этот год будет непростым по всем направлениям. Но игра стоит свеч, мне кажется. Ну, мы, как бы, для себя решили.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Отказ от музыкального сопровождения – это что? Это попытка, скорее, вместиться в телевизионный формат? Потому что, вот, прошлый год я присутствовал на мероприятии на самом и было заметно, что само мероприятие, его основная часть… Когда кто-то выступал в конце, по-моему, ползала уже вышло, ну, будем откровенны. И тем не менее, основная часть…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Ты имеешь в виду, когда стали пить?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Да. (смеется)

С.ГРЕБЕННИКОВ: Знаешь, как нам говорят, что…

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну и закончу мысль: это все умещалось, именно сделано было под телевизионный формат.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Конечно. Мы, когда в ГЦКЗ «Россия» провели большую премию, куча там артистов, Лазарева все это вела, мы поняли, чего-то нам не нравится уже. И вроде бы и интернет-тусовка, как бы, переросла такой концертный формат. Все-таки, вот эта попса – она немножко затмевает лидеров Рунета каждый год. Мы подумали, почему бы нам не поменять формат.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Они-то выходят, они-то думают, что они здесь звезды, вот эти люди.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Да-да-да. А вроде бы мы должны и интернет-компании представить. И какая-то такая атмосфера была, все-таки, концертная, то есть напоминала «Золотой граммофон», а не премию Рунета. И тут как-то нам очень хорошо удалось пообедать с Медниковым – это с ВГТРК.

А.ПЛЮЩЕВ: Это глава канала «Россия 24».

С.ГРЕБЕННИКОВ: Да. Он предложил нам переместиться с одного канала на другой, потому что раньше мы все это делали на ТВ Центре, поменять формат и мы начали плодотворно к этому двигаться. В том году была такая первая попытка изменить формат в такой интеллектуально-журналистски-документальный. Это, наверное, получилось, но у некоторых людей, которые общались в кулуарах, сложилось впечатление, что чего-то не хватает.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: То есть они не поняли, почему так быстро кончилась.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Да, почему нету концерта этого самого.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Слушайте, если завтра, ну, 25 числа мероприятие, а 26 числа вам позвонит, ну, не знаю, Константин Эрнст и скажет: «Ребята, посмотрел, впечатлен. Наш формат. Приходите на Первый канал».

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Нам уже написали сегодня в Твиттере, что ВГТРК – до Первого канала не дотянулись еще? То есть я не знаю, честно говоря. Я не очень понимаю тамошней аудитории. Она для меня слишком размазанная, слишком большая и необъятная. Аудитория делового, все-таки, такого контента, потребителей делового контента на «России 24» мне понятна. Я вижу, как рунетчики смотрят этот телеканал. Для меня это единственный телеканал, ради которого я могу утром включить телевизор – это абсолютно, вот, без преувеличений. Я вижу, как мои родители, родственники и знакомые начинают смотреть этот телеканал, и в этом сжатом формате, ну, условно, там, Euronews по-русски потреблять этот контент, я понимаю, какая аудитория сидит за экраном.

Мне очень нравится, как они выкладывают синхрон в интернет, тот контент, который мы совместно производим. То есть пока устраивать все я не вижу, как бы, каких-то моментов, ради которых… Ну, да, наверное, там аудитория больше.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Просто больше.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Но она сильно размазанней. И, вот, как бы, как раз таки вспомнить про эту концертную историю хотел, дополнить Сережу, рассказать про то, что, все-таки, когда премия Рунета зарождалась – это была инициатива даже не РОЦИТа. Вот тут в подводке звучало, что это РОЦИТ придумал, а Роспечать поддержала. Это была инициатива совсем небольшого количества компаний, среди которых были и RU-CENTER, и Артстайл, Мобил Телеком, Экспоцентр нас тогда поддержал. Это была абсолютно бизнесовая идея и не было идеи о том, что это будет премия. Идея первоначальная была: «А давайте в десятилетие Рунета забабахаем концерт, который еще и по телевизору покажут».

То есть формат был задан тогда еще. И, вот, в силу того, что он сработал, и в силу того, что пошла какая-то мощная популяризация благодаря тогда еще ТВ Центру и концерту – в ночном формате, как нам дали отчет, 30 миллионов человек посмотрели и так далее. Этот формат нам показался успешным, устоявшимся и, вот, несколько лет мы так реплицировали. Но потом поняли, что, наверное, что-то не то. Плюс Рунет вырос и лидеры отрасли стали все чаще-чаще говорить про то, что, «Ну, опять концерт. Мы, конечно, придем послушаем, выскочим на сцену, но, наверное, это не совсем то, чего мы хотели бы видеть».

В.ЗАХАРЧЕНКО: Смотрите, вот, опять-таки, возвращаясь к телевизионному формату, к ужиманию в прошлом году до 50 минут. Ведь, премия Рунета – это не только сам концерт, само мероприятие. Это большое количество контента. Вот, я вижу, читаю твиттер Плющева, вижу очень много промо-роликов, да, сделанных интересно, оригинально, будем надеяться, вирусно.

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас как раз поговорим об одном.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Так вот. И много контента сопутствующего. То есть премия Рунета – это, ведь, ну, действительно, понятно, что основное оживление, основной интерес к ней возникает в период до и, наверное, неделя шума после. Но премия Рунета существует весь год. Чем занимается премия Рунета на этом промежутке? И что в этом году из того контента, который произведен, смогут увидеть, как-то пощупать люди?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Ну, все же, смотри… В любом случае, мы про интернет. И поэтому все, что мы делаем, находится в интернете. Сайт premiaruneta.ru доступен 24 часа в сутки, на самом деле, и там можно потреблять абсолютно любой контент, который создан нашими руками, там, партнерами нашими, теми, с кем мы хорошо дружим. Там все это есть и поэтому мы про интернет, и поэтому мы работаем с интернетом. А, там, 25 ноября на «России 24» – это такая кульминация всего дела, то есть мы объявляем лауреатов премии Рунета.

Естественно, если мы это будем объявлять в интернете, ну, тогда немножко будет другой размах. Есть премия, которая работает исключительно в интернете – это Ротор, да? Но у нее и своеобразный размах, то есть мы немножко о другом. То есть мы, как бы, изначально рассчитываем на то, что премия Рунета – она популяризирует весь интернет и говорит о том, что интернет – он, как бы…

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, вы делаете звезд из тех людей, которые, как бы, внутри тусовки.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Ну, вопрос, все-таки, был в другом – чего мы делаем до сентября, да? Вот, я, на самом деле, не могу на него ответить, потому что, на самом деле, ничего не делаем. Вот, в прошлые годы – я, кстати, все время думал на эту тему – вообще, все подготовительные процессы и в том числе к нашим мероприятиям сильно сжались во времени – это, вот, тенденция последних двух лет. Мы говорили с партнерами, которые делают даже другие конференции – с Ашмановым, с Буниным – они все также говорят, что и период продаж сильно сжался, и период заседания и программного комитета, период любой экспертизы и подведения итогов. Все вот эти процессы сильно сжались.

Премия Рунета – не исключение. То есть если раньше, действительно, начинали номинироваться, истерить, звонить, писать с февраля-месяца типа, вот, подошла к концу предыдущая премия, там, январь – сонный месяц, а, вот, с февраля мы давайте бабахать. А мы спрашивали: «А что вы будете номинировать? До конца года вы, может, еще что-то сделаете?» То сейчас к премии Рунета, по-честному, нет интереса зимой, весной и даже летом. Вот, весь интерес появляется в сентябре, и мы его умело нагнетаем. И даже, на самом деле, это как-то более кайфово происходит, чем какая-то размазанная история сроком на 1 год. Ну, вот, не знаю. Как-то так.

Раньше мы пытались даже на Рифокибах устраивать какие-то заседания программных комитетов «А давайте обсудим номинации этого года, а какие новшества?» Ничего не работало.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Раньше просто у нас всего было 2 больших проекта в году, а теперь их 40 и поэтому очень нереально…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Мы поняли, чем себя занять, чтобы не бездельничать.

И.СМБАТЯН: Единственное что удалось сделать, это в рамках недели российского интернета провести мини-премию Рунета с Сашей Плющевым.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да, была такая небольшая тренировка. Вот там, кстати, Вить, к твоему вопросу, там, кстати, награждались проекты, именно стартапы, мы мини сделали для маленьких. Я бы, если бы мыслить не одним годом, а мыслить, так сказать, пятилетками и как-то вперед, конечно же, отвечая на твой вопрос про стартапы, премия для них необходима. Там, то ли введением отдельной номинации в премию Рунета, то ли выведением ее отдельно и так далее. Потому что это такое, очень мощное поощрение людей, не только тех, кто трудится и кто ее получает, а вообще это развитие интереса к деятельности. Потому что одно дело… Я понимаю, что все заточены на то, чтобы получить инвесторов, стартапы, да? Найти деньги и так далее.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ты сейчас говоришь немного неправду, но, тем не менее, стереотип такой существует.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, так или иначе. Ну, многие, хорошо. Там, так или иначе они хотят продаться, найти инвестора, как-то развиться. Вот. Когда тебя отмечают, то тебе и легче уже с инвестором, и легче на рынке. Ну, может быть, это иллюзия?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, премия – это как растяжка над Варшавкой. Проку никакого рекламного, зато все говорят «О, проезжали, видели».

А.ПЛЮЩЕВ: Возможно-возможно. Но все равно стимул есть. Премия Рунета, надо сказать, вот, как к ней ни относятся люди, как ни спорят, как ни хают, там и так далее, все равно люди хотят ее получить. Ну, практически никто не выкинет. Я не видел ни одного, кто бы отказался, пошел бы и сказал «Я не возьму» или, там, распилил бы.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Не было такого, кстати?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Тема Лебедев съел как раз антипремию – это к вопросу «распилил». Он съел. Она шоколадная была просто.

А.ПЛЮЩЕВ: Это антипремия, да. А возвращаясь к роликам, слушайте, у нас один стартует прямо сейчас. Я надеюсь… Я Инну специально снабдил компьютером.

И.СМБАТЯН: Да. Вот, вы в Твиттере спрашиваете, почему Саша Плющев без Макбука.

А.ПЛЮЩЕВ: Я отдал его Инне, да.

И.СМБАТЯН: Да, он мне его отдал.

А.ПЛЮЩЕВ: Ненадолго. Значит, Инна сейчас, я надеюсь, выложит хотя бы в Твиттер ссылку на этот ролик.

И.СМБАТЯН: Собственно, да, мы запускаем сейчас Ролик. Саша, я думаю, что я выложу с твоего аккаунта.

А.ПЛЮЩЕВ: Давай, да, хорошо. На аккаунте plushev вы легко найдете новый ролик, последний в этой серии. Кто их смотрел, мы сделали их всего 4.

И.СМБАТЯН: И рекомендую скорее идти в YouTube, потому что вы можете выиграть билеты на премию Рунета.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, кстати! Слушайте, мы же с вами не договорились, мы в эфире еще должны разыграть.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Среди присутствующих, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Все по порядку, подождите. Значит, порядок таков. Во-первых, кто посмотрит ролик… Во-первых, его же надо найти. То есть зайти, например, на мой аккаунт в Твиттер и посмотреть ролик, да? Посмотреть, там надо угадать всех участников ролика, кто в нем задействован – не кто его делал, а кто в нем задействован. И написать комментарием на YouTube. Они все будут скрыты, поэтому подсказок там никаких не будет. Мы разыгрываем 2 билета, то есть одну пару. Там, кто первый сделает… Может быть, будет самый интересный и эффектный – мы тогда еще пару им дадим. У меня есть небольшая квота, так что 2 комментария – один самый точный, а другой самый смешной комментарий к этим роликам с угадыванием всех участников его.

Это первое. А во-вторых, у нас останется еще 3 пары билетов, которые мы можем разыграть в эфире или, может быть, даже 3-4. Это я предложил бы разыграть на SMS. Но! Мы, будучи заняты подготовкой к премии, конечно, отнеслись и к этому моменту безалаберно страшно и не придумали вопрос для розыгрыша. Так что, друзья, вот, осталось у нас всего в эфире-то всего-ничего, на самом деле, 15 минут. Давайте за 5 минут быстро придумаем вопрос. Что же все звук-то не отключают?

И.СМБАТЯН: Ну, к слову говоря, конкурс в Твиттере я уже запустила.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, молодец. Да. От моего имени.

И.СМБАТЯН: Да, от твоего имени. Я захватила твиттер Плющева.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Выигрывайте билеты на премию Рунета-2010, угадайте, кто есть кто. Заходите, глядите ролик – я его выложу там и на сайт свой чуть попозже.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Вот, я что-то задумался: Саш, а ты часто девушкам даешь в руки свой ноутбук? Просто я теперь буду относиться к твоим постам очень настороженно. (смеется)

И.СМБАТЯН: Он мне очень доверяет. Премия Рунета нас сплотила.

А.ПЛЮЩЕВ: Только в студии «Эха Москвы» это происходит. Вот. Значит, мы сейчас за 5 минут, пока будем что-нибудь другое обсуждать, я придумаю вопрос (от вас, конечно же, дождешься…) вопрос и разыграем еще 3 пары билетов.

С.ГРЕБЕННИКОВ: А я придумал вопрос. Мы можем 2 вопроса задать.

А.ПЛЮЩЕВ: Молодец. Давай твой зададим, прекрасно. Вас же надо стимулировать обязательно.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Кто премию Рунета получал 4 раза подряд? Вот, была такая организация, которая получала премию 4 раза подряд.

А.ПЛЮЩЕВ: Но это не тот случай с Яндексом же ты имеешь в виду?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Нет, это не тот случай с Яндексом.

А.ПЛЮЩЕВ: Тем более, там другая премия была.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, как интересно, слушайте. Вот, была другая премия совсем, другие люди ее организовывали, правда?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Nagrada.ru ты имеешь в виду?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, она не Nagrada.ru, подожди. Сначала Intel Интернет-премия, я ее получал, а потом… А, да, на сайте Nagrada.ru было, точно.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Мы не успели его ухватить в свое время. То есть нам даже Intel предлагал его взять, а он уже был выкуплен кем-то.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, видишь как? А потом была национальная интернет-премия, просто без Intel уже, когда он ушел, она еще год или два просуществовала. Вот. Тогда Яндекс в одной из премий получил ее 6 раз. После этого он чурается вообще всех премий просто как черт ладана.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Слушай, на самом деле… Повтори, наверное, вопрос, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Для слушателей. Вопрос звучал: какая компания…

С.ГРЕБЕННИКОВ: Какая организация, а, точнее, интернет-сайт (это я подскажу) получала премию Рунета 4 года подряд? Это наука и образование, культура и массовые коммуникации.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, ты уже все подсказал.

С.ГРЕБЕННИКОВ: То есть каждый год в разных…

В.ЗАХАРЧЕНКО: И начинается на букву… (все смеются)

С.ГРЕБЕННИКОВ: Не подскажу, на какую букву начинается, но очень интересный интернет-ресурс.

А.ПЛЮЩЕВ: Смотри, эти ответы мы принимаем только на SMS, специально для слушателей, которые сейчас не у интернета или еще чего-нибудь – только на SMS +7 985 970-45-45, да?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Да.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Опять-таки, порядок получения премий. Вот, честно говоря, не совсем могу понять, что движет компаниями и тем же, допустим, ну, к примеру, Mail’ом. Большая крупная компания, которая сейчас сделала крупный бизнес-шаг в своей жизни. Что движет ими получать эту премию? Как мне кажется, такие крупные игроки – им должно быть интересно эту премию вручать. Да, они уже подтвердили, они всем всё доказали: выйди, красиво вручи премию, скажи, что «да, вот, молодая поросль, мы вас приветствуем, пожалуйста». Зачем Рамблеру 8-я статуэтка в переговорке? Зачем Одноклассники их коллекционировали? Зачем Лаборатория Касперского? Ну, я не знаю, что они? Переплавляют эти статуэтки? Ну, такое уже их количество. То есть в чем мотивация компаний из года?..

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, из чего сделано? Можно переплавить? Имеет смысл?

И.СМБАТЯН: (смеется)

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Ну, на самом деле же она…

С.ГРЕБЕННИКОВ: Соскребсти, если так.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Какая высота, помните?

С.ГРЕБЕННИКОВ: 43 сантиметра.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Да. Я специально прочел сегодня. Но тем не менее, к вопросу.

И.СМБАТЯН: Она тяжелая.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Те же Odnoklassniki.ru. На самом деле, ведь, Odnoklassniki.ru премия Рунета помогла найти инвестиции, и это серьезно. То есть я не преувеличиваю нисколько. То есть Odnoklassniki.ru в 2006 году получили премию Рунета, потом они везде реально хвастались по поводу того, что они все это получили в 2006 году.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Год запуска, кстати.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Да. И потом они нашли инвесторов.

В.ЗАХАРЧЕНКО: То есть, я думаю, именно по этой причине проект Альберта Попкова Sravni.ru уже второй год подряд в топе в номинантах.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Ну, возможно.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Вот, для меня все равно остается загадкой – еще к одной теме вернусь – кто номинирует?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Только организации. Обязательно должна номинировать организация.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, слушайте, это очень важный вопрос.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Сами себя?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Конечно, сами себя. Народное голосование – может кто угодно что угодно, а организации и проекты – только сами себя, причем, идет верификация через id, то есть мы знаем этого человека.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, то есть чтобы не было ситуации, когда кто-то говорит «Я не знаю. Меня кто-то номинировал. Кто такие? Ну так уж и быть, пойдем получать».

С.ГРЕБЕННИКОВ: Такого нету.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Такое иногда происходит в народном голосовании, но мы такие случаи, если организация обращается, говорит «Нас кто-то номинировал – мы не хотим», мы снимаем.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, ну, это очень важная тема. Потому что в Рунете, особенно последние годы набирает силу всякие гражданские проекты, когда люди объединяются для чего-либо. И, естественно, это было бы очень логично отмечать, это было бы очень логично награждать, какие-то подобные вещи гражданской активности, например. Почему это невозможно в рамках премии Рунета?

В.ЗАХАРЧЕНКО: При этом очень часто такие вещи – они слишком локальные во времени. Сколько было очень ярких интересных проектов, посвященных ситуации с пожарами? Сколько было, действительно, взрывных вещей, которые показали силу интернета и имели огромное влияние, имели большой резонанс в медиа? Но они были локальными. Будем надеяться, что пожаров больше не будет в России.

А.ПЛЮЩЕВ: Вообще?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, не знаю. В ближайшие 20 лет.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Но, ведь, мы стараемся. То есть у нас даже в положении написано, что номинировать должна организация, зарегистрированное юридическое лицо. Вот, с теми же самыми пожарами у них, действительно, было обращение даже к нам, что мы не представляем из себя юридического лица, но, пожалуйста, нас пропустите.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Я правильно понимаю, что сайт МЧС России, который номинирован, номинирован самим МЧС?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Конечно.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Вот. Вот, кто молодцы. Вот, кто решал проблему с пожарами. Все, я прояснил для себя.

А.ПЛЮЩЕВ: Но они, может быть, как красивый сайт номинировали просто там хороший, я не знаю. Подождите. А прошли в результате в финальную часть гражданские активисты наши с пожарами?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: С пожарами – вроде, да.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Прошли-прошли.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. У нас сейчас мы имеем… Я, признаться, за подготовкой, я вообще не знаю…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Кстати, они на первом месте, но это ничего не значит, потому что они по алфавиту у нас на первом месте – в первой номинации на первом месте – Карта помощи пострадавшим от пожаров.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, слушайте, слава богу. Может быть, это и изменит в какой-то степени регламент премии, вот этот опыт.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Ну, задумались уже, да.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Еще одна очень интересная история – это сайт Федеральной антимонопольной службы, который на своем ресурсе опубликовал новость, что «Мы пробились в финал народной премии», да? Иван Бегтин, по-моему, один из гостей студии «Точки» в свое время…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: По-моему, они не первый год номинируются.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Вот. И он опубликовал о том, что… Было зафиксировано, что они на последнем месте, на 50-м. Но тем не менее, сам факт, что на сайте ФАС публикуется о том, что «Дорогие друзья, заходите, голосуйте». И был обнаружен еще один сайт, который, собственно, из госучреждений попал в народную премию, в Топ-50 – это сайт gai.ru. Ну, то есть самый любимый, по всей видимости, народом службы, они и попали.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Gai.ru не имеет никакого отношения к государству. Gai.ru – это частный сайт. Это просто так, для информации. То есть gibdd.ru – это официальный сайт госавтоинспекции. А Гаи – это просто любительский сайт, где размещается информация.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Людей, которые просто любят ГАИ искренне и бескорыстно.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Да.

И.СМБАТЯН: Такие люди есть, которые искренне любят ГАИ.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Это те, кто пока не получил права. Но мы не об этом сегодня. (смеется)

В.ЗАХАРЧЕНКО: Смотрите, все равно, возвращаясь к теме с номинированием. Не было ли идеи ввести возможность номинировать кого-то? Ну, то есть не себя? Многие организации, ведь, насколько я знаю, мой опыт подсказывает, что у очень многих интересных интернет-проектов нет юрлица. Ну, я не знаю, допустим, у проекта Rutracker.org орглицо вообще находится на каких-то оффшорных островах.

А.ПЛЮЩЕВ: Интересный проект.

С.ГРЕБЕННИКОВ: В десятке народной были 2 года назад.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Тем не менее. Ну, это народное, да? Тем не менее, очень много проектов – они не имеют юрлица своего. Это не бизнес, это не коммерческие какие-то вещи. Всякие ресурсы типа bash.org.ru, Lurkmore и так далее – это феномен, это крупный проект.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Ну, вот, сейчас они все локализуются, действительно, в народных вот этих активностях – в народной десятке, в народном голосовании.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Но там тягаться очень трудно.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Там тяжело, естественно.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Ну как? bash.org.ru в 2007 году стал лауреатом премии Рунета в народном голосовании. Причем, они победили в том году Vkontakte.ru, между прочим, в народном голосовании.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, там же была запутанная история с Вконтакте. Там узнали, вроде бы, случайно, а потом в последний день опубликовали запись. Ну, в общем, запутанная история. Тем не менее, мне кажется, что Вконтакте как раз показывают свое отношение к премии Рунета, что им особо она не нужна. Ведь, это еще одна ниша. Есть компании, есть ресурсы и есть организации, которые заметны в Рунете, но которые всячески показывают, что премия им не нужна и не интересует. Не лукавят, там, что, в духе, «Ну, это у нас 15-я статуэтка в переговорке, так уж и быть». А, вот, откровенно говорят: «Нам эта премия не нужна». Как с такими общаетесь?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: А зачем? Никак не общаемся.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Никак не общаетесь? Много таких?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Естественно, мы общаемся с ними по другим проектам и прекрасно, по конференционным в том числе, да? Ну, не хотят – не хотят. То есть у премии Рунета нет недостатка в номинантах.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Насильно ни из кого звезд не делаете?

И.СМБАТЯН: У нас же не насильное номинирование, в конце-то концов.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Не, ну, конечно, очень хочется, чтобы когда-нибудь Вконтакте номинировались еще раз, и я уверен, они победят, и это будет демонстрация, опять же, беспристрастности. Ну, не хотят – значит, не хотят, да? То есть почему-то не хотят идти на этот эксперимент, либо показывают свое отношение к премии, действительно.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Вот, кстати, вот история, да? С Вконтакте, с Одноклассниками, когда они, действительно, проводили внутри сайта очень активную кампанию для того, чтобы люди шли и голосовали. По большому счету, для Одноклассников в тот момент попадание, ну, скажем, в телевизор было уже не так важно, про Одноклассники и так уже знали все, это было нарицательное слово. Для вас, скорее… Скорее, для вас было выгодно то, чтобы Одноклассники у себя активно промоутировали премию Рунета. И те самые истории с падением (надеюсь, что вы в этом году хорошо подготовились, у вас все будет стоять – стучу по дереву).

С.ПЛУГОТАРЕНКО: У нас (НЕРАЗБОРЧИВО) хостинг.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Еще одна тема для передачи «Точка». Тем не менее, ведь, эти вот падения – они были показателем того, что не только вы компании продвигаете, но и компании тащат вас, рассказывают своей аудитории.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Здесь такая, двоякая история. То есть если мы говорим про Odnoklassniki.ru, я помню 2008 год, Odnoklassniki.ru в очередной раз получают премию Рунета, 2007 год в очередной раз получили премию Рунета. И информационный повод – Одноклассники получают премию Рунета. То есть пресс-служба Odnoklassniki.ru может просто скормить СМИ какую-то новость. Потому что в тот момент у Одноклассников не было сильных новостей, а что же показать такого. Поэтому мы друг другу, естественно, помогаем.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Не, ну я от себя отмечу, что это круто. Да, это правда. Чем больше брендов и сильных брендов номинируется, чем больше они призывают свои аудитории за себя голосовать или размещают итоговый пресс-релиз, тем, конечно, нам круче.

Была история с теми же самыми Одноклассниками, когда, по-моему, 2 года подряд победив, они повесили внизу 2 баннера. Это была очень смешная история. Текстовый дизайн сайта Одноклассники и внизу 2 кнопочки «Премия Рунета». И, вот, количество… Ну, во-первых, был огромный трафик, причем в фоновом режиме, то есть это были десятки тысяч хостов ежесуточно. Плюс огромное количество обращений, когда люди… Ну, наверное, не совсем профессионалы в интернете, они думали, что мы – это служба поддержки и писали очень много писем, там, «Восстановите аккаунт» или «Меня забанили». И таких писем было очень много. То есть они были ежедневно по несколько штук. Ну, было весело все это наблюдать, часть мы даже пересылали в Одноклассники.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Еще один интересный вопрос. Очень много ресурсов, которые, действительно, влияют на Рунет и на его развитие. Это ресурсы, которые, ну, скажем так, имеют не российское происхождение.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Но при этом русскоязычные?

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, к примеру. Я не знаю, у Гугла есть официальное представительство в России. Гугл когда-нибудь номинировался?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Да, и даже получал.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Ну, я не знаю, есть куча ресурсов, большое количество ресурсов, которые не российские. Ну, к примеру, ресурс Flickr.com. Очень многие россияне им пользуются. Я не помню, есть ли там русскоязычный интерфейс – по-моему, нет, да? Но тем не менее, есть ли у вас какая-то позиция своя официальная по отношению к тем компаниям, которые просто не имеют русскоязычного представительства? У Википедии, по-моему, представляет какой-то фонд российский, да?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Да. Но позиция следующая: мы с ними не работаем. И это не то, чтобы осознанная позиция – это, наверное, тоже какая-то не совсем такая недоработка.

В.ЗАХАРЧЕНКО: То есть юрлицо – не резидент России?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Нет. Была обратная история, была 2 или 3 года подряд спецноминация «Рунет за пределами РУ», она так и называлась, но там была зеркальная история. Это русскоязычные сайты, которые создавались там либо для соотечественников, либо за рубежом, либо на других доменных именах. Но при этом они должны были быть русскоязычными – это была главная особенность этой номинации. Мы ее в прошлом году прекратили заявлять, потому что, ну, во-первых, одни и те же были, во-вторых, лидеры там совершенно понятные и их небольшое количество. В-третьих, все равно эти самые большие компании с русскоязычными интерфейсами – ну, условно, Google, FaceBook – они не смотрели на эту номинацию как на свою. Они все равно шли русскоязычным представительством и регистрировались здесь, на территории России как номинант, там, Google Russia предположим.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Я сейчас такой, подытог вот этой дискуссии по поводу того, приглашаем – не приглашаем компании. На самом деле, да, премия Рунета – это такой маркетинговый инструмент для компании. если компания сама хочет, то, как правило, она этого добивается и она находит способ и номинироваться, и, на самом деле, пообщаться с экспертами, презентовать себя на каких-то мероприятиях, пресс-конференциях, для того чтобы эксперты, которые так или иначе голосуют за них, в итоге обратили внимание. То есть это, вот, исключительно такой маркетинговый инструмент, который помогает компании достичь тех или иных задач, которые она перед собой ставит.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Число таких компаний – оно постоянно увеличивается, я надеюсь, да?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Конечно.

В.ЗАХАРЧЕНКО: Но тем не менее, глядя на список, шорт-лист номинантов, я вижу очень большое количество проектов, которые идут из года в год. Это что означает? Новых проектов не появляется или им трудно проломить то дружеское отношение между экспертами?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Скорее, компании идут из года в год, проекты, все-таки, меняются. А, вот, компании – действительно, более-менее стабильное такое какое-то ядро уже появилось. Мы, вот, буквально за несколько часов до эфира с Сережей эту тему обсуждали, думали, что делать дальше и, может быть, в следующем году стирать грани между компаниями и проектами. Потому что, вот, сейчас компаний, ну, практически на порядок меньше номинируется чем проектов, и это понятно. И новых компаний в следующем году появится, ну, от силы 10, ну, вот, условно. Либо кто-то, кто не смотрел премию Рунета, посмотрит, либо зарегистрируется новый какой-то стартап с юридическим лицом и выстрелит в течение года, что очень маловероятно. И это, действительно, проблема. То есть 8-й год подряд компаний не станет сильно больше, и с этим нужно что-то делать.

И.СМБАТЯН: При этом проектов много.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, друзья, у нас буквально 2 минуты осталось. Правильный ответ на вопрос: кто же 4 раза получал премию Рунета?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Gramota.ru.

А.ПЛЮЩЕВ: А-а-а, друзья мои. Не выиграл никто.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Никто не выиграл. Даже в Твиттере писали и никто правильно не ответил.

А.ПЛЮЩЕВ: Все назвали Одноклассников. А Одноклассники сколько раз получали?

С.ГРЕБЕННИКОВ: 3 раза.

А.ПЛЮЩЕВ: 3 раза, не 4.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Причем, они подряд или не подряд были?

А.ПЛЮЩЕВ: А они в этом году номинированы?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Нет.

А.ПЛЮЩЕВ: А, ну вот. Значит, у вас даже шанса нет сказать, что вы знали насчет этого года. Отлично. Слушайте. Тогда наши 6 билетов переходят из эфира в ролик, между прочим. Ну, для тех, кто правильно назовет всех участников ролика. Это очень непросто, потому что вы можете жить в интернете и знать одних людей там, всяких разных популярных блогеров, вы можете интересоваться политикой и знать других людей, вы можете отгадать кого-нибудь и даже с этой радиостанции совершенно спокойно. Но всех знать… Знают немногие. Поэтому задание трудное. Там скрываются комментарии на YouTube, будьте внимательны. Они приходят к нам, мы их видим. И те, кто правильно отгадают, каждый получает 2 билета. У нас, соответственно, будет 4 первых и один самый смешной какой-нибудь. Может, он как-нибудь охарактеризует всех участников ролика смешно или еще что-нибудь сделает попозже.

Спасибо большое, друзья. На этом разговор о премии Рунета заканчиваем. Еще раз напомню, все, кто не попадет в Октябрь, в киноконцертный зал в 19 часов, будет трансляция в четверг ближайший с 19 до 20 часов по телеканалу «Россия 24». Сергей Плуготаренко, Сергей Гребенников, Инна Смбатян, Витя Захарченко. А я – Александр Плющев. Через неделю снова с вами здесь. Пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире