'Вопросы к интервью
12 сентября 2010
Z Точка Все выпуски

Беспроводная связь будущих поколений


Время выхода в эфир: 12 сентября 2010, 21:10

А.ПЛЮЩЕВ: Московское время 21 час 7 минут, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», у микрофона Александр Плющев. Ближайшие 50 минут, даже чуть поменьше мы проведем за изучением вопроса, что же такое LTE, с чем его едят, как правильно произносится, кстати, заодно узнаем. Это такая беспроводная связь. Вообще, у нас сегодня тема программы сформулирована как «Беспроводная связь будущих поколений». Изучением этого вопроса мы займемся вместе с журналистом и редактором мобильного форума Алексеем Бойко. Ну, а введет в тему нас уже традиционно мой коллега Александр Белановский.



А.БЕЛАНОВСКИЙ: Привет, с вами Саша Белановский, и это программа «Большой ЭхоNet». Не успел WiMAX расправить крылья, как другая технология стала активно вытеснять его с рынка. С ней мы сегодня и познакомимся. Старт — через пару секунд…

КТО ЕСТЬ ГДЕ

Полное её название 3GPP Long Term Evolution. Чаще это просто аббревиатура LTE. Это детище консорциума 3rd Generation Partnership Project, который занимается разработкой спецификации для мобильной телефонии третьего поколения. Несмотря на это LTE принято относить, всё же, к 4G.

Одним из основных преимуществ сетей нового поколения называют скорость передачи данных. В теории она достигает 326 Мбит/с на приём, и 173 на отдачу. Но теорию оставим теоретикам и попробуем выяснить, что же происходит на самом деле.

О практической стороне можно узнать из первых результатов запуска технологии в США и Японии. Как сообщает TelecomDaily, американский сотовый оператор Verizon Wireless протестировал реальные скорости, доступные в сети LTE. Оказалось, что в прямом канале максимальная скорость составляет 40-50 Мбит/сек, в обратном — 20-25. Средние же скорости достигали от 5 до 12 и от 2 до 5 Мбит/сек соответственно.

Токийская же LTE-сеть позволяет пользователям мобильных устройств получать данные с максимальной скоростью 27,5 и отправлять их со скоростью 12,5 Мбит/с.

Теория с практикой, конечно, расходятся, но все же для многих LTE выглядит весьма перспективной и привлекательной. Из европейских городов, технология представлена в Осло и Стокгольме. Там она была запущена в декабре 2009-ого.

Уже сегодня есть все основания полагать, что WiMAX может остаться с носом, так как многие телекоммуникационные компании уже разворачиваются в сторону новой Long Term Evolution.

В России это видно на примере компании Yota, которая заявляла, что намерена вложить в новый стандарт в разы больше, чем в сети WiMAX. Пока, правда, с разворачиванием сетей есть проблемы. И дело не в операторе.

ВОКРУГ СЕТИ

В последние дни лета в Казани была запущена первая в России LTE-сеть. Однако, проработав один день, она была отключена Роскомнадзором. Базовые станции, обеспечивающие передачу данных, не прошли регистрацию. Как говорят представители Скартела, это владелец бренда Yota, сеть была отключена компанией для проведения технических работ.

Ранее «Скартел» получил разрешение Роскомнадзора на использование частот для организации LTE в 170 городах Российской Федерации, а в конце июля 2010 года ведомство это разрешение отозвало.

Через месяц в базе Арбитражного суда Москвы был зарегистрирован иск оператора к регулятору в связи с незаконным, по его версии, лишением частот. «Скартел» требовал отмены приказа Роскомнадзора, суд встал на сторону бизнеса, и компания получила возможность использовать спорный диапазон пока идет разбирательство.

Это определение суда может быть обжаловано в течение месяца. Пока в надзорном органе лишь изучают документ. Гендиректор «Скартел» Денис Свердлов выразил надежду на то, что суд также услышит доводы компании и при рассмотрении дела по существу.

Спор за частоты, похоже, имеет гораздо более глубокие корни, чем кажется на первый взгляд. Дело в том, что помимо коммерческих структур за LTE борется и государство, в лице министерства обороны. Серьезный соперник, согласитесь.

Анатолий Сердюков, глава ведомства, заявлял ранее, что необходимо выделить подконтрольному Минобороны предприятию «Основа Телеком» LTE-частоты в приоритетном порядке и вне конкурса. Против этого, разумеется, выступили операторы «большой тройки». Частоты, по их мнению, должны распределяться в прозрачном и открытом режиме.

Но Минобороны проявляет такой интерес неслучайно. Сообщается, что ему принадлежат некоторые частоты из диапазона, на котором и предполагалось развернуть сети LTE, и они до сих пор используются ведомством. Таким образом, введение опытных зон для сетей LTE в России, похоже, отложено на неопределенный срок.

Это был «Большой ЭхоNet». Звукорежиссер передачи Елена Королева, а автор и исполнитель я, Саша Белановский. Текст этого и предыдущих выпусков вы найдете на сайте «Эха Москвы», а также в моем живом журнале belanovsky.livejournal.com, а я с вами прощаюсь. До новых встреч.

А.ПЛЮЩЕВ: Есть как-то у меня подозрение, что чем дальше, тем чаще в нашем эфире, в нашей речи с вами будет звучать эта аббревиатура LTE. И для того, чтобы лучше понимать, что это такое, с чем ее едят, каковы перспективы, зачем вообще все это надо, я сегодня позвал в студию редактора мобильного форума Алексея Бойко, который много пишет на тему LTE. Алексей, добрый вечер.

А.БОЙКО: Добрый вечер, Александр, добрый вечер, дамы и господа.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, вместе с ним и будем разбираться. Ваши вопросы по SMS +7 985 970-45-45. Вы можете также обращаться ко мне в чате, сопровождающем видеотрансляцию – вроде бы все идет у нас, и на сайте «Эха» должно быть, и на сайте plushev.com, кому как нравится. Также можно обращаться ко мне через Твиттер, Твиттер plushev. Есть, кстати, твиттер Алексея Бойко, между прочим. Я не знаю, посматривает ли Алексей – я вижу у него подключенный компьютер к сети. Может быть, он там увидит ваш вопрос – пожалуйста. Это у нас редко бывает, когда слушатели напрямую – не через ведущего – задают вопрос. Ну, вот, редкая такая, благодаря Твиттеру, возможность есть. Алексей Бойко, еще раз, в Твиттере аккаунт.

Все, приступаем. Значит, Саша Белановский более-менее вам рассказал, что такое LTE, так, навскидку. Меня вот какой вопрос волнует, на самом деле. Похоже, очень похоже, ситуация развивается таким же образом, как она развивалась с носителями данных. Ну, сначала, допустим там, музыкальными, я не знаю там, какими угодно. Там сначала это были очень долго грампластинки, ну, еще до них, естественно, что-то было. Это просто на моем веку уже там, да? Потом компакт диски. Сейчас уже, конечно, компакт-диски мало кого волнуют – это флэш-носители или компьютеры и так далее. Точно такую же эволюцию прошли и видеоносители, например. Там, VHS кассеты, потом диски и, опять же, DVD, я не знаю, Blu-Ray. Вообще, и чем дальше, тем быстрее происходит смена. Похоже, и со стандартами связи, с их форматами, или как это правильно сказать, происходит такая же история. Ведь, еще не везде далеко 3G, далеко не везде. GSM только, вот, охватили совсем недавно, да? Есть даже, кстати, местности, где GSM нет у нас в России большой.

А.БОЙКО: Конечно. Я думаю, еще долго так будет оставаться.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот. 4G – зачем, если мы еще до сих пор связь третьего поколения нигде не наладили? Зачем, например, нам?

А.БОЙКО: А 4G пока и нет, еще не скоро будет. Да, вы правильно ставите вопрос. Действительно, LTE в таком же русле технического прогресса, как и любые другие технологии. Идет их смена. Было первое поколение сотовой связи, его сменило второе, всем известный GSM. Ему на смену пытается прийти 3G, у нас в стране пытается все больше. И, на самом деле, вот те загадочные буковки LTE, WiMAX в том числе – они, в общем-то, не очень далеко ушли, если говорить о стандартах. Они не относятся к стандарту 4-го поколения, по крайней мере, на сегодняшний день. Может быть, в октябре, когда ITU будет выпускать спецификации свои, может быть, из маркетинговых соображений туда LTE и запишут. Но пока что мы ее можем называть только весьма условно 4-м поколением.

Конечно, ее хочется так называть, потому что потенциал у технологии очень высокий. И если все у операторов будет получаться так, как они задумывают, то и для потребителя… Потребитель обязательно увидит, вот, мы с вами увидим качественные изменения, скачок вперед. То есть, вот, в идеале это будет даже на первых порах что-то типа условий, как мы сейчас пользуемся интернетом с помощью фиксированного провайдера, по крайней мере, те люди, которые сидят на ADSL. То есть я имею в виду 6-10 Мбит в секунду – это горизонты ближайших лет.

А перспективы – сияющие, то есть сотни Мегабит в секунду. Но это, вот, конечно, придется подождать. Опять же, если все будет получаться у операторов. А чтобы у них получалось, нужно очень много факторов чтобы сложилось.

А.ПЛЮЩЕВ: Как обстоят дела в мире с развертыванием LTE? То есть я, вот, читал у Тины Канделаки – она в последнее время очень много об этом пишет. И фактически я решал, на самом деле, кого пригласить Алексея Бойко или Тину Канделаки по вопросу LTE. Она очень, действительно… Почитайте. И там я для себя открыл, что мы практически пионеры в области этой замечательной технологии. Что вы по этому поводу можете сказать? Что в мире? Насколько они отстали, я бы так спросил?

А.БОЙКО: Да. Насчет «отстали» мне будет, наверное, очень трудно – наверное, вам, все-таки, лучше позвать Тину, с ней об этом поговорить. А я вам расскажу, насколько они впереди. Впереди они серьезно. Причем, то, что там где-то запущены сети или где-то они запускаются… Где-то даже вторично. На самом деле, там идет нормальный равномерный процесс, где все по полочкам, где шаг делается за шагом и следующее действие вытекает из предыдущих. И, в частности, чтобы что-то новое строить, нужно 2 вещи. Во-первых, нужно это придумать, разработать, а второе – это надо, чтобы регуляторы местные, Министерство связи, где-то правительство, где-то общественные организации должны заложить бумажную базу под все это. Написать соответствующие правила вложения (регуляторика то, что называется), раздать, продать, распределить частотный ресурс, решить, кто имеет право строить сети, и тогда этот процесс идет всем понятным образом, то, что называется прозрачно к общему, в общем, благу. Потому что в этих ситуациях результат получается предсказуемым, и люди знают, на что… Те люди, которые собираются потратить деньги, чтобы новые сети появились, они знают, что все стабильно, что они потратят, у них не пропадет это право строить. Поэтому там вот этот процесс регуляторики произошел, и на сегодняшний день не везде, естественно, не полностью, но в ряде стран этот процесс уже далеко впереди.

Мы можем вспомнить, для начала, про маленькие скандинавские страны. Все та же Швеция, Норвегия. Они в числе первых провели аукционы – конечно, в мире это основной механизм распределения частот. То есть желающие участники просят разрешения на участие в аукционе, где будут продаваться частоты. Регулятор или государство смотрит, кому разрешить участие в этом аукционе, стараются ограничить число участников, чтобы цена не взлетела до заоблачных высот, как было с 3G (что потом мешает строить сети из-за того, что все деньги уже потрачены на лицензии).

А.ПЛЮЩЕВ: Это раз. А во-вторых, сразу стоимость услуг – они же будут компенсировать это.

А.БОЙКО: Да-да-да, безусловно.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть, собственно, и население пострадает.

А.БОЙКО: Они на этот раз это все учли и быстро прошли аукционы, частоты оказались распределены. Благодаря этому, еще в прошлом году смогли запуститься сети в Стокгольме и Осло, как правильно нам рассказали. Но этот процесс на этом не остановился. В Швеции уже покрыто 4 города и этот процесс быстро идет. До конца года будет 2 десятка городов закрыты. И практически значимая часть населения окажется в зоне покрытия LTE еще до конца следующего года.

Ну, что нам брать такие маленькие страны с небольшим населением? Давайте возьмем Японию, да? Ее тоже упоминали. В Японии все очень серьезно. Инвестиции при, в общем-то, достаточно скромной территории измеряются 4-5 миллиардов долларов. И первый оператор собирается запустить сеть еще до конца этого года, в Токио идут тесты, такие уже, уличные с привлечением friendly-абонентов. А к концу года они намереваются начать запуск и за несколько лет, опять-таки, будут охватывать практически всю территорию.

Что у нас еще из серьезных стран? Германия, конечно. Конечно, у немцев тоже все идет по расписанию, знаменитый Ordnung, частоты распределены. Причем, они оказались пионерами в Европе, кто подумал над тем, что вот тот диапазон, который один из самых популярных в мире, 2,6 ГГц – он хороший диапазон, но немножко дороговат, если мы пытаемся покрывать большие территории. Поэтому немцы первыми распределили еще и частоты в сравнительно низкочастотном диапазоне. И так раздали лицензии, что они обременили своих операторов требованием строиться не только в крупных городах, что все операторы очень любят, потому что там солидные денежные потоки, обеспеченные люди, но и в сельской местности. И, вот, сейчас T-Mobile, немецкая компания – они начали строительство сети как раз с этих сельских районов. И с тех районов, где даже не было до сих пор фиксированного интернет-доступа. И LTE будет первой технологией, которая рядовым немцам принесет интернет. Причем, интернет достаточно быстрый – они обещают сравнимые скорости с фиксированным доступом. Вот такой интересный подход у немцев.

Америка, конечно, остается. И в Америке на сегодняшний день это самый, видимо, крупный по планам охвата территории и населения проект – это Verizon. Это не только Verizon, там сразу 2 компании запустятся в этом году, еще 5-й по величине оператор тоже обещает в сентябре буквально первые запуски. Уже в этом году это будут десятки городов (не единицы), то есть 25 или 30 регионов будет охвачено. И к концу следующего года они обещают 100-миллионное население буде охвачено покрытием. То есть это, опять-таки, многомиллиардные инвестиции, очень солидный подход. В следующем же году к этой конкуренции подключится еще один монстр – AT&T, второй по величине в США оператор. Но и этим не ограничится. Там, что называется, танцуют все, то есть очень много распределено частотных полос, очень многие операторы получили разрешения на строительство LTE, поэтому уровень конкуренции будет крайне высоким. Как все надеются, это в перспективе поможет снизить довольно дорогие цены на услуги интернет-доступа, которые сейчас с поколением 3G для американцев действуют. Вот примерно такая ситуация в мире. А вы уж мне скажите, означает ли это, что мы тут ведем в этой гонке, учитывая, что у нас немножечко нет LTE на сегодняшний день, да? Или, все-таки, вот, кто-то другой?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, я не знаю, мне так хочется поверить Тине Канделаки, вот в чем дело. И я не могу ничего поделать с этим желанием, побороть его. Тем не менее, в России LTE будет. И какие здесь, на самом деле, существуют, что ли, проблемы? Ну, прежде всего, технического плана. Там я слышал Белановский сказал «и проблемы здесь не только технические». Ну, к ним мы, может быть, еще доберемся. Но, ведь, что такое любая сеть? Вот, любая, которая разворачивается. Это, естественно, оборудование, правильно? Которое в России не выпускается.

А.БОЙКО: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Его надо где-то у кого-то покупать и, возможно, спрос больше, чем предложение. Я не знаю, на самом деле.

А.БОЙКО: Ну, пока у компаний есть деньги, пока маячит такой большой рынок как Россия, я думаю, что проблем особых с закупками не будет, кроме, может быть, цен.

А.ПЛЮЩЕВ: Второе – это разворачивание сети. И третье – абонентское оборудование. Правильно? Что я забыл?

А.БОЙКО: Ну, тут, на самом деле, начать и кончить, что можно перечислять.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, кроме еще частот, естественно, да.

А.БОЙКО: Да. Но основные факторы вы, видимо, назвали. Да, пожалуй. Ну что, давайте попробуем представить себе, что должно быть у того, кто строит сеть LTE, так? Первым делом, конечно, нужно разрешение от государства, подкрепленное частотами. Потому что как без одного, так и без другого ничего не построишь. Если есть частоты, частот должно быть достаточно. На самом деле, здесь уже мы сразу начинаем сталкиваться с проблемами. Так уж сложилось, что еще со времен СССР частоты в России контролируют военные. Они за ними записаны, они являются основными пользователями. Не всегда это непосредственно военные – иногда это какие-то спецслужбы. И они там довольно плотно делят все эти частоты. А всякое остальное – GSM ли это, или еще что-то – этому, как правило, вырезают какие-то кусочки в том объеме, который принадлежит военным, и либо пытаются их освободить (процесс длительный, дорогостоящий, потому что надо как-то, так сказать, военное оборудование переключить на другие частоты, зачастую это связано с необходимостью его заново выпустить), либо в России придумали вот такой хитрый-хитрый способ, называется «вторичное использование». То есть оператору дают лицензию на частоты и говорят: «Ну, вот, там, собственно, работают какие-то другие системы военные. Вот, вы должны так свою систему построить на этих же частотах, чтобы им не мешать. Если они вам скажут, что, вот, вы нам тут мешаете вот в этой области, вот в этом городе, то вы там выключите или не выключайте. Потому что, ну, у них первичное право – вы же понимаете, оборона – святое дело». Вот такая ситуация.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, меня всегда это волновало, еще с момента 3G, когда в Москве никак не давали частоты и так далее. Как в других странах решается? Там тоже есть военные, я слышал. И тоже у них есть оборудование, и тоже они используют какие-то частоты, вероятно. В чем коренное отличие?

А.БОЙКО: Коренных отличий, видимо, несколько. Во-первых, там военные идут, как правило, в ногу со временем, то есть они свои системы меняют с той же частотой, с какой меняются поколения гражданских систем, и тенденция та же: все уходят во все более высокие частоты и при этом глядя на мировое регулирование. То есть люди видят, какие частоты занимаются под те или иные стандарты, и, соответственно, военные находятся в русле этого же регулирования. Их не обделяют, но общий объем частот, которые они используют, безусловно, меньше на десятки процентов. То есть в разы. По сути, в разы.

А.ПЛЮЩЕВ: А зачем такой широкий диапазон нашим военным?

А.БОЙКО: Ну, я, ведь, не военный человек, поэтому я, наверное, вам не смогу ответить.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, я имею в виду, в чем вообще прелесть широкого диапазона частот? Из него нельзя вытянуть деньги, я не знаю…

А.БОЙКО: Из него можно вытянуть деньги и очень много денег.

А.ПЛЮЩЕВ: Да?

А.БОЙКО: Конечно. На самом деле, это такой уникальный ресурс природный. Он, с одной стороны, неисчерпаем. Потому что, вот, мы пользуемся, «Эхо Москвы» вещает, а можно и другой радиостанции потом на этой частоте когда-нибудь через 100 лет.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, плохой пример какой-то, мне не нравится.

А.БОЙКО: Хорошо, «Эхо Москвы» будет всегда вещать, я согласен. И еще займете другие частоты.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, это уже лучше.

А.БОЙКО: Да. Понял-понял. Короче, смысл какой? Что это не нефть, которую выкачаешь и ее не будет, да? А частоты используешь, используешь и используй себе дальше сколько угодно. Но при этом желающих их использовать становится все больше и больше с каждым годом. Это, вот, как еще можно сравнить с первыми 50 метрами вокруг любого водоема. Когда-то там птица пролетала и человек проходил раз в месяц. Теперь, так сказать, там коттеджи стоят или гостиницы, и земля все дорожает и дорожает. Вот, точно та же ситуация с частотами. Поэтому военный ли вы человек или гражданский. Ну, если вы сидите на каком-то ресурсе, он вам принадлежит, он вами контролируется, вы с каждым годом все богаче и богаче. А если вы произведете конверсию частот, отдадите их кому-то, значит, вот, вы отдали и теперь он или кто-то другой богатеет – не вы. Поэтому грустно с ними расставаться.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да. Я, правда, не очень понимаю, как военные это могут монетизировать. Ну, наверное, как-то могут, хорошо. Мы начали говорить о том, какие препятствия на этом пути. И, вот, как раз встали на частотах. Продолжим, вернемся к ответу на этот вопрос.

А.БОЙКО: Да, частоты. Итак, частот, по сути дела, нет. Но их можно искать, можно находить. Этим занимается регулятор в лице Роскомнадзора, ГКРЧ – они совместно ведут разработку и принимают решения, кому и сколько чего-то дать. Что такое «дать»? Вот, мы только что говорили про зарубежный опыт. Он очень прост. Находятся полосы частот, кстати, не на вторичной основе, на первичной. Объявляется стартовая цена, желающие подают заблаговременно заявки и начинают повышать ставки, пока кто-то не смирится с тем, что частоты купил кто-то другой, естественно, следя за тем, чтобы все частоты в стране не достались одному игроку, чтобы осталась конкуренция.

Что у нас? У нас этот механизм не работает. Почему – не знаю, я не занимаюсь государственным управлением, это вопросы не мои. Факт тот, что у нас частоты принято распределять другим образом. Каким другим? А по-разному бывает. Бывает, вот, как было у нас, например, с 3G или с GSM. Но GSM совсем давно был, не будем вспоминать. Конкурс проводится.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну вот для радиостанций точно так же. Причем, он не коммерческий, в смысле не сколько ты принес денег, а он такой, творческий – какую ты концепцию выдвинул.

А.БОЙКО: Совершенно верно. В идеале это некий набор критериев. И если какой-то из заявителей обладает максимальным набором всех плюсов, то именно ему и отходят эти частоты. А бывает по-другому. Например, мы про Yota упоминали, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

А.БОЙКО: Там такая, забавная была ситуация. Выяснилось, что есть свободные частоты, никому не нужны. А тут Yota приходит с заявлением, что отдайте нам частоты, мы хотим WiMAX строить. А им говорят: «Конечно, берите». И дали. А все остальные узнали об этом потом, позже и говорят: «А как же так? А, вот, конкурс, может быть?» А им говорят: «Ну, а зачем? Вот, частоты были, никто на них не претендовал. Тут ребята пришли, говорят «Давайте мы будем строить?» Мы отдали». Вот такой бывает вариант.

И, на самом деле, с каждым годом как-то, вот, все к этому ближе и ближе. Все чаще вот так получается. И сейчас, когда речь зашла о частотах LTE. Ну, решение-то не принято, да? Поэтому мы можем говорить только о всяких слухах, а их, в общем, нехорошо, наверное, комментировать. Но общая идея такая – что, вот, есть желающие получить частоты LTE даже не в рамках конкурса. Они не хотят конкурировать как-то. Ну, мало ли, непредсказуем результат. Просто говорят: «Дайте нам». Правда, теперь их несколько, уже не скажешь, что «Вот ребята пришли, а больше никто не хотели». Хотящих явно больше, чем самих частот, которые можно распределить.

А.ПЛЮЩЕВ: У нас по SMS +7 985 970-45-45 Ольга спрашивает, как раз продолжая эту тему: «А кто сможет/будет строить сеть LTE? Только мобильные операторы МТС, Билайн, Мегафон? Или еще альтернативные операторы фиксированной связи? Может быть, ведомственные операторы?» — спрашивает она. Этот вопрос, разумеется, мы адресуем Алексею Бойко, главному редактору Мобильного форума, который сегодня у нас в программе «Точка» за технологию LTE отвечает.

А.БОЙКО: Вопрос шикарный. Если бы я на него мог ответить, то, наверное, можно было бы там, не знаю, на бирже пытаться сыграть или просто сразу идти на передачу, где соревнуются, которые видят сквозь время. Дело в следующем. Наверное, на сегодняшний день было бы очень сложно ответить на вопрос, кто же будет строить. Но формально ответ такой: кому разрешат, тот и будет. А разрешений нет. Поэтому я бы, конечно… Я могу высказать, кто, может быть, будет или кто, хорошо бы, будет. Вот, вам, Александр, какая больше интересна? Кому хорошо бы строить, для нас с вами хорошо или же кто реально будет?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, вот, информационник внутри меня – он за вторую версию абсолютно.

А.БОЙКО: Хорошо. Тогда с нее и начнем. Из тех, кто находится в первых рядах просящих все та же упомянутая компания «Основа Телеком». «Основа Телеком» говорит, что она контролируется военными. Ну, не знаю, трудно это утверждать, потому что у «Воентелекома», который является ее учредителем, одним из учредителей только 25% акций. То есть это 25,1% акций. Да, это блокирующий пакет, но не более того. А что такое «Воентелеком»? «Воентелеком» — это компания, акции которой принадлежат, акционерный капитал которой принадлежит Минобороны, точнее, им управляется. То есть вот такое, опосредованное. А 75% «Основы Телеком», 74,9% — они принадлежат некоей компании «Айком-Инвест». Я, вот, не знаю, что это за компания. Но говорят, что она имеет отношение к Виталию Юсуфову. Может, вы знаете эту фамилию? Говорят, человек работал в Газпром-Экспорте.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет.

А.БОЙКО: А деньги, вот, может быть, говорят, Сулеймана Каримова. А я не знаю. Я вам просто рассказываю, что на рынке поговаривают. Вот, одна компания. Причем, они хотят очень солидный кусочек частот по всей, естественно, стране. И считают, что им его должны дать без конкурса и вообще в закрытом режиме. Вот, заседание ГКРЧ, там, часть вопросов голосуется в закрытом режиме. Вот, они надеются, что им так пропишут эти частоты и они пойдут делать сеть.

При этом «Основа Телеком» создана в июне этого года. Вот, можно примерно представлять себе опыт этой компании, там, сколько они сетей связи построили, сколько миллионов людей уже научились обслуживать – не важно, даже в области связи или в любом другом. Десятки миллионов людей – их трудно обслуживать. А, вот, компания готова, пожалуйста. В июне создали, а уже в бой. Ну, военные, чего? Им не привыкать.

Кто еще? Есть еще «Русэнерготелеком», сокращенно «РЭТ». Я всегда говорю: «Вот, говорящее название себе люди взяли». Ну, это по-английски.

А.ПЛЮЩЕВ: Крыса в смысле, да. Понятно.

А.БОЙКО: Ну, ассоциация. Здесь опять компания такая, правильная, государственная почти. На 25% Ростелекому принадлежит, который тоже, вроде бы, пока государственная компания, да? А 75% у кого? Группа ЕСН. Вот, говорят фамилия там…

А.ПЛЮЩЕВ: Единый социальный налог? (смеется)

А.БОЙКО: Григорий Березкин. Я не знаю этого человека, но он многим известен. Компания в процессе создания. Ну, по крайней мере, летом была в процессе создания. Она тоже не старше «Основы». И уже говорит, что ей уже обещан кредит на 2 миллиарда долларов. Представляете? Мы с вами создаем компанию и идем в банк «Дайте нам пару миллиардов долларов». И нам дают. Ну, значит, хорошая компания?

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно.

А.БОЙКО: Вполне можно ей доверить частоты LTE, да? Вот такие 2 игрока на сегодняшний день, которым, если спрашивать жучка, вот как такой жучок, который на скачках советует, на кого ставить, то он, наверное бы, посоветовал нам ставить на вот этих 2-х игроков, предполагая, кому достанутся частоты LTE.

А кто еще хочет сети? О-о-о! Да тут если в студию позвать, я не знаю, не поместятся. Потому что, конечно, «большая тройка», и это было бы правильно. Конечно, «Теле-2», и это было бы правильно. А еще кто? А еще есть Yota, у нее, вот, есть разрешение на частоты строить WiMAX. А им, ну, очень хочется тоже поучаствовать. Технология-то какая хорошая, красивая. Ну, чего там этот WiMAX-то? WiMAX уже поздно строить – надо было несколько лет назад его строить. А есть еще компании, у них тоже есть частотные назначения. Иногда они были обременены, вот, названием технологии, иногда и нет. Вот, людям дали для беспроводного доступа, да? Они говорят «О, а у нас есть такие частоты. Значит, можем строить LTE». Им говорят: «Да нет! Если будете пытаться, мы у вас их заберем». А они пытаются или, значит, спорят в суде. Вот, есть такая группа компаний «Антарес», «Арктур», «Интеграл». У них был частотный диапазон 20 МГц – хотели тоже строить LTE. Вот, судятся теперь с Роскомнадзором и ГКРЧ, которые им не дают. Компании кому принадлежат? Оффшору. У нас так принято же, что весь крупный бизнес где-то там, на островах. Вот, есть такой оффшор, это менеджмент.

А.ПЛЮЩЕВ: Я бы хотел от бизнеса, который, безусловно, крайне интересен, но боюсь, что большинству пользователей он мало что говорит. И с другой стороны, мы как пользователи хорошо знаем, что рано или поздно как-то разберутся. И мы к этому процессу никакого ни отношения не имеем, ни влияния на него оказать не можем. Так вот, давайте поговорим, собственно, о том, что нас ждет, о технологии? Здесь тем более есть много вопросов от наших слушателей и пользователей, которые так или иначе этим интересуются. Вот, например, Юрий спрашивает: «LTE и WiMAX конкурируют или дополняют друг друга?»

А.БОЙКО: Это прямые конкуренты, по сути дела. Но я бы сказал, что они такими были или будут в ближайшие год-два. Потом WiMAX, по крайней мере, в той реализации, которая на сегодняшний день известна, он, видимо, если не уйдет совсем, то займет вполне понятную нишу и будет в ней какое-то время существовать. Вот, мы ушли от бизнеса. А от бизнеса, на самом деле, никуда скрыться нельзя, он в основе всего. Почему LTE, а не WiMAX? Потому что LTE выбран операторами во всем мире. А операторы – это те компании, которые умеют и хотят оказывать услуги связи и, в данном случае, интернет-доступа населению. И они будут оказывать. Они выбрали LTE, значит, будет LTE. Как, вот, в анекдоте: «Врач сказал в морг – значит, в морг». Без вариантов.

Технологии сравнивать после этого бессмысленно. Будь она трижды лучше, она останется…

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, стандарт есть стандарт – да, ничего с ним не сделаешь, это правда. Александр спрашивает (я бы несколько изменил вопрос, не важно): «Здравствуйте, 3G-устройства могут работать в LTE?» Вообще, ведь, для LTE нужно особое оборудование.

А.БОЙКО: Абсолютно верно.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, в смысле, другие телефоны, проще говоря.

А.БОЙКО: Да. Все так. Причем, телефонов пока-то, собственно, один есть и его еще нет. То есть вот сейчас в Америке запустится первая сеть, в сентябре уже совсем скоро. И, вот, счастливые или несчастные абоненты этой сети смогут приобретать в собственность первые в мире телефоны, смартфоны Самсунговские LTE-смартфоны. Поэтому да, ответ на вопрос очень прост. Никакое оборудование 3G не может работать в сети LTE. Нужны новые модемы, новые смартфоны. А, вот, как раз они в своем большинстве будут, видимо, совместимы вниз – это называют на техническом языке, а если попросту, то если у вас смартфон LTE, то он, скорее всего, будет работать и в сети 3G, и в сети 2G, то есть GSM.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, правильно ли я понимаю, что никакой здесь технической революции не придется делать производителям смартфонов, достаточно будет просто чип поменять или, там, новый встроить?

А.БОЙКО: Ну, все не так просто. Они, конечно же, под новый чип всегда разрабатывают и новую платформу. Но это будет безусловно. В какой-то момент это начнет работать и под Android и, возможно, под Symbian, если он еще к тому времени будет существовать. Да, здесь нет принципиальной новизны. Производители чипов, которые сейчас очень ускоренно эти чипы доводят. Потому что они их уже разработали, сейчас идет этап сэмплирования – это когда чипы рассылают отдельным производителям, с которыми особо тесные отношения, они изготавливают первые устройства, их тестируют в лабораториях или уже кое-где на живой сети, выдают свои замечания. Вносятся последние штрихи и, вот, с середины следующего года, 2011-го – это момент, когда чипы пойдут в массовом порядке производителям. Производители еще где-то там полгодика с ними повозятся, поскольку они уже подготовлены к выпуску абонентских устройств. Ну, вот, где-то начиная от середины 2011 года к концу, и дальше это будет по нарастающей – 2012-й, 2013-й – когда будут появляться массовые устройства.

Да, первоначально это будут модемы – вот, они уже сейчас выпускаются и продаются. Их будет становиться все больше и больше от разных производителей. А телефоны – они начнут активно выходить на рынок где-то с середины следующего года.

А.ПЛЮЩЕВ: Есть несколько вопросов, которые, как бы, заданы в ту эпоху, когда мы уже, вроде бы, и живем при LTE. Ну, вот, как будто уже есть, и теперь уже ну такие остались, не технические, а как бы мелочь. Но все равно я их задам. Например: «Как согласуются частоты между разными странами, чтобы абоненты в роуминге могли бы пользоваться сервисами 4G за пределами своей страны?» — спрашивает Ольга.

А.БОЙКО: Пока очень плохо с этим дело обстоит. Дело в том, что, вот, из-за нехватки частот – практически эта ситуация для всех стран характерна, многие страны до сих пор не могут найти, где же им LTE делать – все занято. Тем не менее, чтобы вот эту ситуацию немножечко разрешить, 3GPP, который разрабатывал спецификацию, он в отличие от того, что было с GSM, с 3G, он не один или два диапазона или несколько диапазонов назначил, в которых можно развивать LTE, а порядка более 20 диапазонов. То есть каждая страна может посмотреть: «Ага, мы вот здесь найдем и вот там найдем». С одной стороны, это здорово, потому что тем самым облегчается ситуация выбора первичного. Но если выбор неверный, абоненты этой страны, попадая в другую страну, могут испытывать проблемы.

Решаться это будет двояко. Значит, во-первых, сейчас это нигде не решено, нет такого закона, да? У нас же нет международной организации, которая бы весь мир увязывала. Поэтому это все, вот, друг на друга смотрят и прикидывают, как бы не ошибиться. И в итоге Европа явно идет по пути диапазона 2,6 ГГЦ – они выбрали как основной. Поэтому у них проблем не будет. Вот, они будут переезжать из Германии в Швецию, человек приедет и сможет пользоваться своим оборудованием. Но, вот, уже там начинаются расхождения. Скажем, вот, как мы говорили, в Германии, да? Для сельских районов они выбрали частоту 800 МГЦ. Везде ли смогут в Европе найти 800 МГЦ, неизвестно. Пока что Евросоюз выпустил бумажку, что он тоже рекомендует приглядеться к этому диапазону, потому что там ну очень выгодно настроить сеть, она гораздо дешевле и поэтому обратите внимание. И мы видим, например, Объединенное Королевство Великобритании, они потестили-потестили диапазон 2,6 и попросили разрешения теперь 800 тестить, хотя первоначально не планировался. Вот, смотрят, читают, что там. Они же не члены Евросоюза, но приглядываются, не хотят остаться на своем острове снова, так сказать, с правым рулем.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, они члены Евросоюза, между прочим. Они не члены Шенгенской зоны.

А.БОЙКО: Пардон-пардон, ошибся.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот в чем дело.

А.БОЙКО: Все понял. А, ну тогда им, как бы…

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Ну, это, скорее, тонкости, конечно. Великобритания живет часто по сильно своим законам, в том числе и связи.

А.БОЙКО: Ну, я завершу эту тему. Решение будет не только таким, что, вот, государства будут строиться все равно в итоге в одном диапазоне. Нет. Будут строиться в разных. Америка пошла в диапазон 700 МГц, например. А проблема будет решаться абонентским оборудованием. Да, это, вот, бедные производители, они постараются пока что дублировать, чтобы чипчик умел и там, и сям работать. Но уже очень скоро грядет маленькая технологическая революция – появление так называемых программируемых радио. Они уже появились, но, вот, пока телефона я такого в руках не держал. То есть такое устройство, грубо говоря, сможет работать, ну, почти в любом частотном диапазоне, да еще и в разных стандартах. И все это будет задаваться только процессором и программкой.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, условно говоря, перенастраиваемый чип получается?

А.БОЙКО: Да. Быстроперенастраиваемый чип.

А.ПЛЮЩЕВ: Даже автоматически.

А.БОЙКО: Да, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Алена Попова, наш видный эксперт в области электронного правительства через Твиттер спрашивает. Вот, говорит, только сегодня про тарификацию LTE говорили. «Интересно, как будут делать анлим? На голос? Или все услуги? Или голос отдельно?»

А.БОЙКО: С голосом в LTE очень забавная ситуация. Такое впечатление, что стандарт делали инженеры только. И поэтому, поскольку сейчас всех волнует, прежде всего, мобильный интернет-доступ, они, вот, на этом сконцентрировались, сделали совершенно замечательный стандарт.

А.ПЛЮЩЕВ: И забыли про голос.

А.БОЙКО: Да, в котором вообще не предусмотрен был первично голос.

А.ПЛЮЩЕВ: Хороший.

А.БОЙКО: Сейчас этот голос усиленно пытаются прикрутить. Думают: «Вот так можно прикрутить, вот сяк». И как всегда, как только это что-то выпало из мэйнстрима, из основной стандартизации, из поля стандартизации, тут же находятся желающие одни так сделать, другие так. Их поддерживают одни производители, хотят в одну сторону идти, другие – в другую. Как итог, имеем то, что, вот, в общем, до сих пор есть варианты, которые в итоге будет оператор принимать решение, как он построит сеть, чтобы поддерживать голос. Но это, видимо, на первых порах. А потом, я надеюсь, что голос, все-таки, уйдет в IP-протокол и, ну, где-то за 3 года на такую услугу как голос вообще внимание будут мало обращать.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, то есть если я правильно понимаю, так, по-пользовательски, это, вот, любой пользователь, продвинутый разумеется более-менее, когда вы сказали, что голос забыли прикрутить, он сказал: «А зачем, если есть Skype?» То есть таким образом будет решаться, да? Условно?

А.БОЙКО: Может быть. Может быть, это не будет именно Skype. Но, безусловно…

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Мы же сейчас Skype’ом любую IP-телефонию по умолчанию. Ну, так получается.

А.БОЙКО: А, ну, да. Если в такой терминологии, безусловно. То есть идея будет какая? Вы будете подключаться к мобильному интернету, платить за мобильный интернет, ну еще звонить там сколько угодно и куда угодно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да-да. Ну, как сейчас, кстати, часто это предоставляют такую услугу операторы интернета, там, ADSL-интернета. У кого-то часто анлим-звонки по всему миру. Понятное дело, что об IP-телефонии идет речь. Я имею в виду Европу, естественно.

Отлично. Вы про радио сказали, и тут же я вспомнил собственную такую сверхидею, которая поразила меня, когда еще только вышла Yota, WiMAX. И я подумал: «Так это же конец радио». Ну, в том привычном виде, в котором мы привыкли его воспринимать. В смысле того, что сейчас радио… Мы под радио по умолчанию воспринимаем то, что распространяется на FM, в крайнем случае на средних частотах. Ну, КВ – это уж оставим. Если появляется такая технология, которая позволяет принимать – та же история, что и с голосом, между прочим – принимать интернет легко по воздуху, передвигаясь, не переключаясь с соты на соту и так далее, все это происходит в автоматическом режиме на большой скорости, то какая проблема оборудовать магнитолы в автомобиле этим чипом, да? И принимать радио… Ну, то есть поставить туда интернет-радиоприемник, который уже есть стационарный. Какая проблема? И тогда у пользователя не 20 радиостанций в одном городе, и ты выезжаешь, и ты должен перенастраивать за пределами города, да? А 10 тысяч по всему миру или больше. И ты можешь выбирать уже между «Эхом Москвы» и «X-Radio», или я не знаю, кем угодно. Радиостанцией из Вашингтона и, там, Питер-ФМ. Ну, я условно. Все что угодно. Это же конец радио. Но мне тогда объяснили, что с WiMAX технически это не очень возможно, прежде всего из-за того, что не хватит мощностей, не хватит пропускной способности сети не для одного подключения, а для массового подключения, такого как сейчас есть 3 миллиона автомобилей в Москве. Эта технология, LTE позволяет убить радио в том виде или нет?

А.БОЙКО: Ну, я не согласен, Александр, с формулировкой, что это убьет радио.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, я шучу, да.

А.БОЙКО: Повысит конкуренцию, безусловно, да? А технологически – ну, с запасом позволяет, с большим запасом. Честно говоря, насчет WiMAX я бы тоже так уж не утверждал жестко, потому что смотря как его делать, сколько денег вложить. Как и с LTE.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, я думаю, вряд ли кто-нибудь заморачивается на то, чтобы вкладывать деньги с тем, чтобы изменить порядок слушания радио, источник.

А.БОЙКО: Нет, это не цель, это один из бесконечного количества побочных эффектов. Я вам скажу больше. Вы можете не просто какую-то радиостанцию слушать. Как только ваша машина окажется connected, то есть, вот, всегда онлайн, подключенная к интернет, вы можете слушать треки с вашего компьютера, с вашего домашнего сервера.

А.ПЛЮЩЕВ: Безусловно, да.

А.БОЙКО: Любую музыку или просто, так сказать, разговаривать с теми, кто остался в квартире, весь день, сколько угодно.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, ну там количество опций – оно совершенно не поддается никакому счету. Понятно, что это и возможность слушать сервисы типа Pandorra или Last.fm. Понятно, это и видео, если ты, ну, не за рулем, конечно, а там на задние ряды передаешь. Не важно. Очень много. Но меня-то как сотрудника радио, для меня это революция в голове, что это не FM, ты больше не настраиваешь. И никому не нужны разрешения на частоты FM, никакого конкурса. Ты ставишь сервер, который вещает в интернет. И все! Ты его можешь поставить в другой стране, и тебе никто никогда не закроет твою радиостанцию. Например. Ну, то есть для меня это революция абсолютная.

А.БОЙКО: Ну, если интернет не регулируется по китайскому варианту, то все правильно, да. Да, это так. И LTE, безусловно, может позволить это делать. Почему я все время употребляю слово «может»? По двум причинам – частоты и деньги. Ну, частоты мы уже обсудили. Если их раздать всем, то будут очень узкие полосы. Если их отдать дилетантам, то они могут очень долго строить сети и они могут оказаться не очень хорошими. И, наконец, последний и важный пункт – цена. Хватит ли денег у тех, кто сегодня претендует на частоты, чтобы построить хорошую сеть?

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Алексей Бойко, редактор Мобильного форума был сегодня у нас в эфире. Не все ваши вопросы я смог задать и даже не все свои. Поэтому как-нибудь с развитием технологии LTE мы обязательно продолжим этот разговор. Спасибо большое, Алексей. Счастливо, через 2 часа в программе «Попутчики».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире