'Вопросы к интервью
01 августа 2010
Z Точка Все выпуски

Взаимоотношения блогплатформ и соцсетей – современность и перспективы


Время выхода в эфир: 01 августа 2010, 22:10

А.ПЛЮЩЕВ: Московское время 22 часа 13 минут, добрый вечер. С вами Александр Плющев, программа «Точка». Запустил я видеотрансляцию, и вам там на сайте «Эха Москвы» или на сайте plushev.com, кому как удобнее, видно Германа Клименко, владельца ресурса Liveinternet, видного интернет-эксперта. Добрый вечер, Герман.

Г.КЛИМЕНКО: Добрый вечер.



А.ПЛЮЩЕВ: Герман у нас уже бывал, и я думаю, он хорошо знаком вообще многим пользователям интернета, человек авторитетный, мы сегодня вот что решили обсудить – это взаимоотношение блогов и соцсетей. Мне кажется, может быть, я даже едва ли не позже всех заметил эту тенденцию, как обычно, ну, я тогда забью уж последний гвоздь в крышку гроба. Мне кажется, мы присутствуем при таком переломе тренда, что ли, когда блог-платформы, некогда популярные, одной из которых, кстати, владеет и команда Германа, нашего сегодняшнего гостя, они несколько уступают место, можно сказать, более современным, а может, просто немного другим видам социальной активности пользователей, в частности, социальным сетям. Прежде всего, определимся, так ли это, правильное ли это ощущение.

Г.КЛИМЕНКО: Ну, скажем так, оно правильное по состоянию уже на год назад. Где-то уже год назад зафиксировалось общее состояние дел, когда ВКонтакте занимает 50% рынка, Одноклассники занимают 20% рынка, а LiveJournal 6%, я – где-то 3,5%. И, собственно говоря, уже год назад можно было сказать, что, в общем-то, каким-то образом социальные сети выросли, а блоги набрали свой объем писателей, свой объем читателей, потому что блоги – это все-таки некая такая пишущая аудитория. Знаете, когда человек приходит, а ему говорят – «Ты пиши, только пиши много». Условно говоря, блоги стимулируют много писать, большие какие-то тексты. И вдруг появились социальные сети, это для всех казалось тогда диким, что не надо писать много, пишите чуть-чуть, мы вам даже не разрешаем писать много, условно говоря. И на этом месте мы выяснили, что рынок сформировался. Сейчас, на самом деле, толчком для дискуссии стала другая вещь – что начал расти FaceBook очень сильно. Никто не ожидал, что на нашей российской почве прорастет зарубежное зерно, то есть что посягнут на территорию. Из-за этого некий такой флеровый шум, что на территорию РФ, по сути, посягнул зарубежный враг.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну господи, а LiveJournal что, сразу был русским?

Г.КЛИМЕНКО: Мы уже к нему привыкли. Очень важно – к его созданию были причастны великие интернетовские люди, мы легитимизировали LiveJournal, более того – если посмотреть на LiveJournal со стороны Запада, там всегда были дети, там никогда не было такой пристойной тусовки, это всегда был блог просто для людей. Это мы из него сделали некий политический инструмент. То есть для нас все-таки ЖЖ в целом – политический инструмент. Есть масса каких-то блоговых систем не очень больших. Это действительно ведение блогов, такое домашнее: «Я утром встала, пописала, еще куда-то сходила, еще чего-то…» LiveJournal всегда был большим. Это — «Я вышел на площадь, сказал, что кто-то нехороший человек, меня повязали», и так далее. То есть такая вот политическая тусовка, распространение информации. И сейчас как раз шум-то начинается почему? Потому что приходит зарубежный игрок, а наши игроки вроде бы как-то смотрят, Одноклассники… Ну, все уже съели свой рынок, то есть понятно, что блоги… ну, писатели у нас всегда были влиятельны, но их всегда было мало. Читателей много, но не так много, как оказалось. То есть все-таки читают, но не так много. Оказалось, что основная масса людей у нас больше любит «тыц-тыц ты-ры-рым», то есть «привет-привет», «пока-пока», и когда им дали удобный инструмент, социальные сети – это, в первую очередь, инструмент быстрого общения, смс-сервис такой…

А.ПЛЮЩЕВ: Ты знаешь, извини, что перебью, обещал не перебивать Германа Клименко…

Г.КЛИМЕНКО: Клялся практически.

А.ПЛЮЩЕВ: Клялся, божился. Вспомнил, ты так хорошо это описал, что я не могу не привести этот пример. В нелюбимом пока тобой Twitter’е один человек, которого я читаю, написал: «Боже, как же хорошо в Twitter’е – нет этого привычного для соцсетей «Привет, как дела?» Как ты думаешь, что я ему написал? «Привет, как дела?», конечно. Извини, пожалуйста.

Г.КЛИМЕНКО: Поэтому всегда информационный шум. Мы же всегда понимаем, что все не такое, как им кажется. То есть сейчас основной шум идет из-за чего? из-за того, что Facebook вдруг резко стал набирать объем. Практически Facebook сейчас уже 30-й ресурс в российском интернете. Это практически миллион пользователей в день. Мы не можем точно сказать, нет счетчика. Но по косвенным критериям мы можем определить, какое место он занимает. Это много. И это многих начинает беспокоить. Потому что в случае борьбы Yandex’а и Google’а все очень просто – Yandex начинает в бешеном темпе расставлять тулбары, и доля Yandex растет, все счастливы. То есть можно оказывать техническое противодействие. Поиски могут бороться вот на таком уровне. Google пока не может зайти в Россию толком, надо много чего скупать, рекламу ставить. А как противостоять социалке, никто не знает. Никто не знает, как вот этой группе безумных людей, ушедших с ЖЖ, которые сейчас бегают по всему интернету и кричат: «Ребята, что вы делаете в ЖЖ? ЖЖ умер!» Очень важно – с точки зрения статистики, в ЖЖ все хорошо. Он умер с инвесторской точки зрения. Тот, кто покупал ЖЖ, тот проиграл. Это не очень удачные инвестиции, как и неудачные инвестиции в MySpace. Правильно? И проблема в том, что когда социальная сеть переходит какую-то критическую массу, появляются вновь воцерковленные люди. Уже нет Антона Носика, уже нет тех лидеров. Они же не могут из жежешечки уйти. И сейчас поляна совершенно пустая. И люди повинуются нормальным совершенно инстинктам, они же хотят стать лучшими блоггерами современности. Долой Носика, долой Тему Лебедева. Вы представляете, какой это запал? Если бы здесь был Проханов, он бы сказал, что это пассионарность, это взрыв. С ними разговаривать страшно. То есть если ты вдруг рядом с человеком в свое время, когда жежешечка начинался, скажешь что-то нехорошо про жежешечку, он тебя не просто располосует – тебя казнят на месте. С патриотами Facebook сейчас разговаривать даже хуже, чем в те времена с патриотами жежешечки, потому что у них есть шанс, понимаете? Все уже знают, что такое стать блоггером, что такое влиятельный блоггер – тебя приглашает Миронов, тебя приглашает власть, тебя любят, обласкивают. Я не говорю, что люди именно из-за этого ведут себя так, но просто накладывается еще эффект первооткрывателя. И вот из-за этого и идет весь флер. Я к чему это все говорю? Я не пиарю Facebook, я говорю, что возникла тема, что жежешечка умерла, то есть формально сам бизнес блогов, честно говоря, умер еще год-полтора назад. Не умер в понимании бизнеса как такового. У него есть своя инвестиционная привлекательность, но у него нет премии за первость. Вспомним, когда чат krovatka был, 98-й год, капитализация. А может ли krovatka охватить всю Россию? А могут ли все писать в чате krovatka? Я условно. Потом появились форумы, потом первые ЖЖ. «А может быть, все будут писать в ЖЖ?» а кто первый социализировался? Несмотря на то, что «Коммерсант» пытался внедрить ЖЖ в комментарии, все-таки, опять же, Facebook это сделали. Но в целом, все верили в то, что блоги станут реальными лидерами. И самое главное, что в тот момент, когда развитие блогов встало, уже пришли губернаторы. Они же не могут сразу, они консерваторы. По идее, губернаторы должны быть в чем-то новом – в Twitter, в Facebook. Но они же пришли в жежешечку, в прошлом году была просто волна. Прекрасные люди – Зеленин…

А.ПЛЮЩЕВ: В прошлом месяце пришел Рамзан Кадыров в ЖЖ наконец. Ждали-ждали его там. Когда ЖЖ умер…

Г.КЛИМЕНКО: Вообще, я еще финансами занимаюсь. Там есть такой принцип – как только все говорят, как здорово покупать акции «Газпрома», их нужно немедленно продавать. В тот момент, когда все повалили в ЖЖ, нужно оттуда уходить. Ну это если с финансовой точки зрения вообще подходить к вопросу оценки. Поэтому вообще можно говорить о том, что сами блоги стагнируют. Как бизнес они будут жить. Так же, как MySpace на Западе, который проиграл Facebook’у роль лидера, но он же стоит чего-то. Кто-то купил его за миллиард, сейчас он может стоить 100 миллионов, условно говоря. Но сам проект живет, ничего с ним страшного не происходит. То есть с блогами все будет хорошо. Люди в них пишут. У них есть свои преимущества. Twitter – 140 символов, нельзя больше. Это достижение. Любой слесарь может написать.

А.ПЛЮЩЕВ: У меня фоловер реальный – slesar.

Г.КЛИМЕНКО: Вот этот термин, обросли какими-то – «фоловер», это неприлично. Понимаешь, человек заходит в жежешечку, он пишет, а места-то – все можно, можно, и он чувствует себя неудачником. А он зашел в Twitter, что-то начал писать: «Я тут сегодня выпил водку…», а ему говорят – стоп, подожди, ты уже писатель. Нажми кнопку «ОК», «опубликовать». И все его воспринимают как писателя. То есть даже человек с пятиклассным образованием может вести Twitter. Но это уже вообще вопрос преимущества блогов. Почему люди пошли в социалки? Сам вопрос о том, что блоги умирают, он некорректен. Они год назад прекратили развиваться. И они будут жить своей собственной жизнью, потому что всегда людям нужно написать что-то длиннее, чем 120-140 символов, и пообщаться не по-быстрому.

А.ПЛЮЩЕВ: Я смотрю, что смс к нам не идут. Я не знаю, они не идут в силу того, что я не назвал номер еще — +7 985 970 4545, но раньше это было не очень обязательно. Или, может, у нас проблемы, сходные с теми, что были последнее время. В общем, смс +7 985 970 4545, чат, который сопровождает видеотрансляцию – правда, там все идет довольно быстро, я не всегда успеваю следить. Twitter plushev – пожалуйста, тоже есть для ваших вопросов Герману Клименко, который сегодня у нас в студии. Есть сразу несколько вопросов, возникающих из твоего 10-минутного прекрасного спича, который только что был. Во-первых, в чем секрет? Почему Facebook так пошел? Почему он так популярен? Ты чуть-чуть ответил – ты сказал, что там есть шанс быть первым. Но мало ли где есть шанс быть первым.

Г.КЛИМЕНКО: Вообще, если мы рассмотрим всю историю развития всех – krovatka, форумов, всех популярных обвиняли в спамерстве. Li.ru почему в свое время так развилась? Мы первыми ввели рассылку уведомлений. Фитцпатрик тогда в ЖЖ этого не делал, а мы это сделали первыми и очень бурно развились. Потому что, на самом деле, я исходил из того, что людям скучно, им надо помогать что-то читать. В какой-то момент мне сказали: «Герман, нельзя столько спамить», и я остановился. И произошло то же самое, как в прекрасном мультфильме про лань: «Хватит!» Facebook – это совершенно спамерская машина. Ты пишешь сообщение… Этого спама на порядок больше, только этот спам легализован. На самом деле, один из важных секретов – что спам низведен вот в такую приятную для людей жизнь.

А.ПЛЮЩЕВ: Возведен, скорее.

Г.КЛИМЕНКО: Да, то есть что это хорошо, что это добро. И самое главное, конечно, что заточено все прямо под жесткий онлайн. То есть, грубо говоря, то, чего я не сделал, ЖЖ этого не сделал. Что такое Facebook? Facebook – это перевернутый ЖЖ, только сразу вынесено – вместо «моего дневника»… Они правильно сказали, что писатели – это люди, которые читают свои дневники. Основная масса – это читатели, эксгибиционисты, они хотят знать, что у их друзей. И поэтому у них лента вывернута наружу. То есть первое, что они видят, когда заходят, это то, что произошло у их друзей. Новая страничка. И обязательно спам. В этом плане это удивительная система. Мне кажется, что как раз, скажем, работа на эксгибиционизме… ну, всегда же секреты ресурсов сложны, он популярный и все, но в целом, основная позиция – это бесконечный спам и то, что домашняя страничка человека – это не его домашняя страничка, он, конечно, может зайти в свой профиль и прочитать, что он писал, но это не самое важное. Все, кто в Facebook, говорят, что неудобно писать статьи. А он для этого и не предназначен. Они пошли на поводу и сделали раздел «Заметки», но он в стороне. Самая основная задача Facebook – это показать мне, что у меня соседка сегодня, она написала, что у нее прыщики на лице, чтобы я это первым делом прочитала. И понятно, что мне как простому блоггеру зачем это надо? А вот основной массе, видимо, это очень понравилось. Так что – спам и замочная скважина.

А.ПЛЮЩЕВ: Это Герман Клименко. А почему тогда не пошел MySpace? Вроде бы очень похожие модели с Facebook, мне всегда казалось. Плюс, опять же, в Facebook не такие большие возможности для расшаривания музыки и так далее.

Г.КЛИМЕНКО: Выяснилось, что, наверное, музыка не является основой для людей. Это важно, но сказалось необходимое и достаточное условие. Это оказалось не необходимым условием. А MySpace вообще сам по себе, если внимательно посмотреть, тяжелый еще при этом – там дизайн тяжелый, много разного. А Facebook очень легкий. Там просто стоишь, и что-то меняется. Вот если внимательно посмотреть, ленты обновляются сами, что-то мигает. И мода. Очень важно слово «мода». И это говорит о том, что Facebook придет и уйдет. У нас на глазах же все было. Мы говорили, что за 10 лет у нас поменялось все. Yahoo был. Господи, я еще помню те рассказы, когда мы сидели, 98-й год, Yandex очень маленький, RBC большой, Aport, уже никто не помнит, что это такое, и мы рассуждали о том, что в России никогда не будет поисковиков, потому что у нас Rambler, и люди привыкли, мы их научили, они будут пользоваться только каталогами. И это воспринималось совершенно естественно. Yahoo – это был многоуровневый каталог, в первую очередь. И меняется все настолько быстро. До ЖЖ было очень много блоговых систем, он не первый был. И li.ru не первая система была у нас в России, на самом деле, но – своевременность и усилия. И самое главное – когда ты уже запустился, ты не можешь переиграть этого первого эффекта вброса. Вот ты мне говорил до выхода в эфир, что давай не будем пока говорить, потому что когда ты сейчас здесь поговоришь, в эфире ничего не расскажешь. Так здесь то же самое. Не вовремя запущенный ресурс. Это же очень важно, для маркетологов это самый тонкий момент – когда запуститься, когда продвигать фильм. Вот MySpace свою аудиторию скушал и все, что можно, уже сделал. Людям приелось. А Facebook – что-то новенькое. Пошли, и дальше пошла какая-то волна. Вот эту волну поймать – это же искусство. Это действительно реальное искусство.

А.ПЛЮЩЕВ: Это волна не возникает же из ничего. Она откуда-то берется. Почему идет мода на одно, но не идет на другое?

Г.КЛИМЕНКО: Саша, если бы я знал ответ… Нет, конечно, как ты меня представил, я эксперт, еще что-то, но, может, Воложа надо спросить – он все-таки первый у нас. У меня тогда фамилия была бы Волож, если бы я знал ответ. Например. У меня фамилия Клименко, поэтому я знаю ровно то, что мне отведено. И более того – даже если бы я знал, я бы тебе не ответил, ты ж понимаешь. Это самый главный ответ – когда вовремя запускать ресурс.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, прозвучало предложение от полумифического персонажа Павла Дурова. Я говорю «полумифический» не потому, что хочу унизить или еще что-то, просто я никогда его не видел и сильно сомневаюсь в его существовании, мне кажется, это такой собирательный персонаж.

Г.КЛИМЕНКО: Более корректно – легендарный.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, легендарный. Да, вполне, я согласен.

Г.КЛИМЕНКО: Но Максим Зотов, это разработчик серверной статистики, с ним переписывался.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, и я с ним переписывался, ты знаешь, но, господи, мало ли я с роботами, например, переписываюсь. Ну правда. Может, это тоже робот? Я не знаю. И вроде бы Павел Дуров в одном из мест, где проявляет ВКонтакте свою публичность, высказал предложение такое, оно, не очень понятно, насколько серьезное было, но, тем не менее, все его восприняли как серьезное – чтобы ВКонтакте, на сегодня это пока самая популярная российская социальная сеть, купил ЖЖ. И как бы здорово зажилось там, в Живом Журнале. Как ты вообще расцениваешь перспективы того, что кто-нибудь из социальных сетей каким-либо образом будет поглощать блог-платформы?

Г.КЛИМЕНКО: Это, конечно, безумно интересный вопрос. Это выступление легендарного Дурова на не называемой площадке, где общаются все, ты так аккуратно не назвал…

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, я сказал «на одной из», это на Хабре было.

Г.КЛИМЕНКО: На «Ройме».

А.ПЛЮЩЕВ: Я, честно, просто не помню.

Г.КЛИМЕНКО: Я не очень задумывался над этой проблемой, но на самом деле, мы должны четко сформулировать, что на текущий момент сегодняшний аудитория российского ЖЖ, так исторически сложилось, является по-своему уникальной как таргет-группа, которая определяет и является влиятельной аудиторией, и в этом аспекте она уникальна. Здесь можно по-разному относиться к тому, что происходит с блоговыми платформами. Я действительно далек от мысли, что они умирают. Здесь очень важно, что они теряют свою стоимость. То есть те деньги, за которые купили ЖЖ, Дуров, наверное, может купить и дешевле гораздо. Вот вопрос в необходимости интеграции – очень тонкий вопрос. Но мне кажется, что, вообще, когда холдинги что-то скупают – например, Rambler и «Афиша», вдруг чудо случится… Я думаю, что, на самом деле, социальные сети и блоги, с одной стороны, близки, по идее. Но, с другой стороны, они очень разные. И, возможно, в этом плане для ВКонтакте… с Одноклассниками как-то хуже это все коррелирует, но все-таки жежешечкой очень многие люди пользуются. У меня есть такой простой пример. Иметь на визитке почтовый адрес Google’а – это прилично, а, допустим, адрес pochta.ru непонятно. И ЖЖ в этом плане, безусловно, как блоговая платформа забрендовался как весьма приличный – прилично писать на визиточке адрес своего ЖЖ. Это достаточно ценный товар. Я не знаю, привнесет ли это что-нибудь ВКонтакте. Ну, наверное, может привнести, то есть приличность. Дуров купит ЖЖ и снимет всю рекламу – все ЖЖшники будут благодарны. Ну, целовать ноги не будут, потому что они не знакомы, полумифическому персонажу ноги не целуют, но благодарны будут.

А.ПЛЮЩЕВ: С другой стороны, все мы помним времена, когда там не было рекламы. Ну, не все, но многие еще помнят, старожилы. Елена отлично пишет: «Я бы очень хотела поговорить о li.ru, не проходит смс», — пишет она с помощью смс. Ну, кое-какие проходят, видимо. Давайте поговорим о li.ru. Я вот тоже хотел спросить у Германа – ты-то что собираешься делать с твоим ресурсом? Каково его развитие в этой связи, в этой ситуации?

Г.КЛИМЕНКО: Это всегда проблема, это вообще проблема продукта. Безотносительно. При любом перепозиционировании. Ну например, меня обуяла жажда гордыни и воля сделать второй ВКонтакте. И мы, быстренько переделав всю социальность, убираем все блоги, ограничиваем. Понимаешь, я боюсь, что каждый ресурс… Это проблема ресурса, действительно большая, когда любой редезайн убивает какое-то количество аудитории. Если я напишу, что, ребята, li.ru с завтрашнего дня превращается в Одноклассники, мне кажется, что я больше потеряю. Точнее, даже не я. Есть пользователи, которые пользуются ресурсом. Они ведут свои блоги, они общаются, у них создана какая-то своя среда общения. Как только я что-то изменю, они перейдут на другой ресурс. Я не уверен, что вообще нужно что-то делать с ресурсами. Да, они живут своей жизнью, каждый занял свою нишу. LiveJournal – своя доля, у меня своя доля, у diary.ru своя доля. Да, Liveinternet не стал стоить много-много миллионов долларов, а стал стоить много-много миллионов долларов, деленные на три. Ну, условно. Или на четыре. Это же не играет роли. Никуда не делись рекламодатели, никуда не делись партнеры. Никуда не делись объемы, посещаемость. Да, допустим, для СУПа все сделки, которые провелись именно с жежешечкой, они достаточно… ну, очень сложно продавать сейчас ЖЖ, понимаешь? Или пытаться как-то эти активы окупить. Конечно, была у них такая надежда, что интеграция с gazeta.ru к чему-то приведет полезному. Я не уверен, что это привело к чему-то полезному, кроме некоторых сложностей с комментариями и их качеством на самом сайте. Сейчас бесполезно что-то делать. Если бы я тогда запустил Одноклассники, они бы не выжили, потому что всему свое время. И поэтому сложно сказать, что делать. Я не вижу трагедий. Да, идет жизнь, да, развивается. На примере того же Apple и Windows очевидно, что зарекаться от чего-то, что будет происходить, невозможно. Представьте, сейчас все напользуются ВКонтакте и Одноклассниками, все уйдут обратно, вернутся писать блоги. Более того, есть очень характерные замеры статистики – к сожалению, не могу приводить цифры. Когда происходит трагическая ситуация с падением, например, ВКонтакте и Одноклассников, я гляжу на статистику Liveinternet и просто радуюсь – они все здесь, они просто временно отошли на ВКонтакте. Я верю в то, что это временно.

А.ПЛЮЩЕВ: Оптимист Герман Клименко. Ваши вопросы на +7 985 970 4545, есть мой Твиттер – plushev. Туда поступают, кстати, вопросы. Я сейчас парочку задам. Очень много спрашивают в разных формах один и тот же вопрос. А что будет после Facebook, есть гипотезы?

Г.КЛИМЕНКО: Если честно, представить себе… Ну то есть это должно быть что? это должна быть еще большая замочная скважина. К сожалению, люди таковы. Krovatka, приватная комната, форумы, личные сообщения, блоги, закрытые записи, еще что-то, Одноклассники, подмигивания, следы, еще что-то – может быть, начнут заглядывать в мозг. Но, исходя из логики, должна быть более… Вообще, выяснился большой парадокс – согласись, есть масса конференций о защите приватных данных, но вот если мы посмотрим, то побеждают те… мне кажется, что самая популярная почта, знаешь, какая может стать? Почта с гостевым паролем. Человек заводит свою почту и – приходите, читайте мою почту. То есть люди не заботятся о своей приватности. Оказывается, самые популярные ресурсы… Грубо говоря, ты смотришь, что человек пишет в Facebook или в Twitter’е, это пример характерный геосервиса. Вдумайся – человек в здравом уме и твердой памяти…

А.ПЛЮЩЕВ: Рассказывает, где он находится.

Г.КЛИМЕНКО: Ладно бы, где он находится сейчас, это ерунда в конечном итоге. А это динамика. То есть за человеком можно смотреть, наблюдать. Другой вопрос – кто наблюдает за человеком. Тоже отдельный типаж. То есть человек это считает нормальным. Я пришел, допустим, в кабак, и – хлобысть! – Герман Клименко в этом кабаке. Я не боюсь, что наедут поклонники со мной побеседовать, но я говорю об отношении. То есть, оказывается, люди стремятся к максимальной открытости. Те ресурсы, которые преодолевают… Понимаешь, всегда существует некая предрасположенность – мы это сделаем, а людям, может, не понравится, потому что это раскрывает слишком много о них данных. А выясняется, что чем больше раскрывается, тем популярнее ресурс.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне пишут просто в Twitter’е, что твой 3G iPad страшно фонит в нашем эфире. Как-нибудь его прижми наконец.

Г.КЛИМЕНКО: Уже не должен.

А.ПЛЮЩЕВ: Продолжаем говорить о соцсетях и блог-платформах. Ну вот интересно, ты упомянул динамику, сказал, что на 30-м месте Facebook и так далее. Давай вот об этом поговорим. Тут рейтинг замечательный придуман, и одно время у пользователей Facebook он даже вызвал некий ажиотаж, некую ажитацию. Мне передали какую-то очень смешную реакцию человека, который спросил… Там же есть не только по ресурсам, но и по людям, по пользователям.

Г.КЛИМЕНКО: Да, конечно, в первую очередь.

А.ПЛЮЩЕВ: Я тоже там какое-то место занимаю, и этот человек спросил, почему Плющев занимает какое-то там место, он же ничего туда не пишет, там только его Твиттер транслируется. Я чувствую, что – есть же более достойные люди! Почему, как? Расскажи об этом своем инструменте интересном.

Г.КЛИМЕНКО: Ну, счетчик браузерный. Я не уверен, что все слушатели поймут, о чем речь идет, но и не надо, на самом деле. Грубо говоря, у меня есть возможность считать абсолютно все ресурсы в российском интернете. Соответственно, на этом основании можно посчитать не только все ресурсы, но и… у тебя же есть в Facebook твой адрес. Можно, кстати, и по Twitter’у тот же рейтинг, по жежешечке отдельно. Сделаем. Просто сейчас руки не доходят, но сделаем. Просто в среду, когда люди в среду попадают, в Facebook тот же, им кажется интересно, что их никто не считает, их никто не уважил. Поэтому сделали этот рейтинг, он вполне хорошо все учитывает, то есть все пользователи. Там все очень просто, в отличие от Яндекса, который придумывает какие-то рейтинги, какие-то непонятные для меня циферки, я не понимаю, как это формулируется.

А.ПЛЮЩЕВ: Авторитетность, это называется.

Г.КЛИМЕНКО: Ну да, я не понимаю, что это такое, честно говоря. Когда говорят – юзабилити сайта, дизайн сайта. А когда ко мне приходят в магазин консультироваться, я всегда говорю – вы знаете, юзабилити – это только одно: цена товара, то есть человек, зайдя на сайт, должен ее видеть. Все остальное не играет роли. Так же и здесь. Только посещаемость. Влиятельность, репутация – это все такие вещи, которые эфемеридные. Поэтому, глядя на рейтинг популярных блогов Яндекса, иногда возникает некоторый недоуменный вопрос, откровенно говоря. Есть очень простая вещь – популярность. Если к тебе заходят, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Заходят – это читают тебя и в лентах, и в фидах, и в RSS-подписках?

Г.КЛИМЕНКО: Нет, мы выбираем только профиль, то есть никуда не лезем. Это не охватывает всего, но зато точность. Это как примерно старый спор на тему, что газета выходит тиражом 50 000, но зато ее читают два миллиона, потому что в каждой семье, потом еще кому-то отдали. Вот я говорю только за тираж 50 000. И он о чем-то говорит. Понятно, что не весь охват. Но это говорит о реальной популярности людей. Опять же, это трактовки. Потому что вариант Яндекса пытается учитывать все, но люди очень любят очевидные вещи. Потом идет борьба с накрутками, потому что сразу же появляются товарищи, которые хотят в этом случае лучше выглядеть. Но было бы странно, если бы я стал ранжировать СМИ не по посещаемости у себя в статистике, а по некоторой авторитетности. Ну например, возьму ядро аудитории, куда ходят люди чаще всего. Да, безусловно, есть ресурсы, у которых…

А.ПЛЮЩЕВ: Между прочим, у СМИ это принято, подожди.

Г.КЛИМЕНКО: Ядро – нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Может быть, ядро – нет, но в принципе, давай с офлайном проведем аналогию. У некоторых СМИ, например, у радиостанций, маленькая аудитория, но при это она дико платежеспособная, и всем хорошо от этого, понимаешь?

Г.КЛИМЕНКО: Безусловно, если мы, например, возьмем газету «Ведомости» и РИА Новости, посещаемость отличается в разы. Но у «Ведомостей», очевидно, даже рекламодателей прямых на порядок больше. Но у меня нет задачи показать, почему человек популярен. У меня есть задача показать реальную посещаемость. Допустим, ты находишься на 20-м месте, кто-то на 10-м, кто-то на 5-м – по посещаемости, не по каким-то воздушным критериям. Потому что воздушные критерии всегда создают сомнения. Что такое авторитетность? Ну, я могу предположить так – независимые роботы Яндекса это такой общеизвестный mem, который говорит неизвестно о чем. Можно говорить, что если я против независимых роботов, то, значит, я против демократии. Это странное утверждение. Но в целом, я считаю, с точки зрения рейтинговая блогов, надо в первую очередь сортировать. Потом уже – качество друзей. Ну например, можно говорить – я тысячник. Извините, а какой вы тысячник?

А.ПЛЮЩЕВ: Цитируемость еще есть показатель.

Г.КЛИМЕНКО: Тут же вырастают блоггеры и роботы. Порядка двух третей тех записей, которые показывает Яндекс на жежешечке, это роботы. Хорошо сгенеренные, лингвистически правильные роботы. И вообще, наш мир приходит к тому, что роботы общаются с роботами. Роботы пишут постинги, к ним другие роботы пишут комментарии, Яндекс им присваивает рейтинг, и кто-то потом приходит и роботами же скупает, допустим, всех каких-то популярных блоггеров. Ты знаешь, мы живем уже примерно, слава богу, еще не в матрице, и, слава богу, наши слушатели только слушают пока, это просто здорово. Вот когда мы… Ты вдумайся – роботы переписываются с роботами. Вот я пытался ради интереса провести исследование и заказать, в скольких блогах можно написать. Цифра убила просто. Несколько тысяч блогов. Причем несколько сеточек, каждый держит свою. Это целый бизнес. Он сейчас называется «продвижение в социальных сетях». И как только слово «спамер» заменили на «продвижение в социальных сетях», все сразу стали приличными людьми. Они нашли тот способ, как наконец-то добраться до рекламодателей. Кто-то, условно, в Forbes написал, что «продвижение в социальных сетях» — это хорошо. И началось – подождите, а почему мы не присутствуем в социальных сетях? И вот сейчас все бьются – сколько у меня подписчиков, сколько фоловеров. На Твиттере просто безумие идет какое-то.

А.ПЛЮЩЕВ: У нас даже с Тиной Канделаки большой публичный спор – наберет ли она 100 000 фоловеров?

Г.КЛИМЕНКО: А в чем проблема-то? Здесь вопрос – где эти 100 000, извини? Вот ты Павла Дурова, великого человека, создателя ВКонтакте, называешь «полумифическим», а откуда Тина Канделаки найдет 100 000? Не-не, технически мы найдем их сколько угодно. Пишется скрипт, регистрируют имя, даже тексты будем писать. На самом деле, вычислить спамера, за которого робот пишет, очень сложно. А я думаю, они, знаешь, чем пользуются? Рефератами Яндекса, который на заданную тему какие-то тексты выдает. Бедные слушатели. Но они должны быть подготовленными. Просто меня, по-моему, мама слушает – в ее возрасте тяжело, наверное, воспринимать такой поток технический.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты знаешь, мне как раз кажется, что хорошо. Интересную мысль высказывает Таня, например. Обратимся к тем самым слушателям, о которых ты так печешься. «Поколение деградирует, поэтому все потенциальные блоггеры на корню становятся инфантами соцсетей. Увы!», — пишет Таня.

Г.КЛИМЕНКО: При этом хотелось бы, чтобы Таня еще написала возраст, чтобы сразу было понятно, о чем идет речь. То есть это либо что-то подростковое, либо уже консерватизм. Но это нормально было бы тогда.

А.ПЛЮЩЕВ: Не выходи за рамки джентльменства.

Г.КЛИМЕНКО: Но я хотя бы условно. Мы же не видим ее в лицо, мы не знакомы.

А.ПЛЮЩЕВ: Например, наверное, известный тебе человек, вот он не мифический, он был в этой студии, между прочим, хотя многие считают его мифом.

Г.КЛИМЕНКО: Так, это кто?

А.ПЛЮЩЕВ: Это Петя Диденко.

Г.КЛИМЕНКО: Я с ним общался – он не мифический человек.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, он пишет мне в Твиттере: «Сравните старый хайп про монетизацию блогов с новым хайпом про монетизацию соцсетей. Где деньги, брат?» — спрашивает он.

Г.КЛИМЕНКО: Это самый интересный вопрос, на самом деле.

А.ПЛЮЩЕВ: Петр не может задать не самый интересный вопрос.

Г.КЛИМЕНКО: Это самый интересный вопрос. Потому что не решен вопрос бытия блогов, и нет решения этого вопроса, честно говоря, для Facebook. Вообще, условно за два года ВКонтакте стали как Яндекс по посещаемости, Одноклассники тоже выжали свой рынок. Вот представьте себе работу Яндекса – это огромный штат, это доктора наук, это докторские диссертации, это релевантность, это исследование поиска. И тут – хлобысть! – кто-то сделал социалку, там просто мальчики друг другу задают вопросы – «а когда мы с тобой вечером встретимся?», и оказывается, это самый популярный вопрос. Проблема рекламы. Единственная модель, которая сейчас действует в интернете, и она максимально эффективна – это поисковая продажа Яндекс-Директ, я сейчас тоже Медиа-таргет делаю, но только продажа по конкретному интересу человека. Никакая медийка не работает. В соцсетях огромный совершенно трафик. Как его фасовать, как его продавать, никто не знает. Когда они это придумают… И поэтому, естественно, Google – капитализация ого-го, Яндекс – капитализация ого-го, при этом Facebook, по-моему, популярнее Google’а сейчас по посещаемости. И на нем проводят больше времени. Если сравнить, ситуация вообще выглядит смешно. Если посмотреть, сколько времени проводят на Google’е и на Facebook, мы удивимся. Ресурс больше, на нем времени проводят на порядок больше, а доходы – как прибыль Google’а. То же самое у нас – есть Яндекс, в этом году они грозятся утроить выручку. То есть, вроде бы, в сравнении с ВКонтакте, это ситуация грустная, или с Одноклассниками. Там сотни миллионов просмотров страниц, миллиард, а у Яндекса, условно, 30-40. При этом у Яндекса капитализация – ого-го, а у социальных сетей ее нет. Проблема в том, что в социальных сетях, мы плохо знаем, что ищут люди и что им продавать, на самом деле. Пока не произойдет какой-то суперточной интеграции… То есть, по идее, Facebook должен был бы продаться Google’у, и тогда все было бы здорово. Мы бы все знали о посетителях, и было бы счастье. Но пока этого не происходит.

А.ПЛЮЩЕВ: Много вопросов поступает. Слава богу, через Твиттер идет.

Г.КЛИМЕНКО: Почему ты пиаришь Твиттер?

А.ПЛЮЩЕВ: Не все смски. Ну, вот смотри, есть у меня чат, сопровождающий видеотрансляцию – там люди сами с собой разговаривают, им хорошо. я даже как-то не хочу вмешиваться. А смски наполовину не идут. Что мне остается? Мне остается сайт «Эха Москвы», на который поступили вопросы до эфира, и остается Твиттер. Пока вопросы с Твиттера живые, только что поступившие. Два подряд, разные совершенно. Один пишет: «Герман, спасибо за счетчик. Пользуюсь только им. Сделаете ли что-нибудь подобное рейтингу Яндекс-блогов?» Это первый. Второй: «Господа, может, хватит про идиотские рейтинги? Читаю западные блоги – такого ажиотажа вокруг писькомерства, как у нас, нет нигде».

Г.КЛИМЕНКО: Второй, очевидно, это неудачник, у которого просто нет рейтинга. Он не знает, как его создать. То есть непопулярный, скучный и отвратительный тип. Скорее всего, системный администратор. А вот первый, кто написал, задал хороший вопрос.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, он «веб-интерпренер, смм-урбанист», так пишет о себе этот человек из Екатеринбурга.

Г.КЛИМЕНКО: Александр, мы же только что говорили с тобой про смм-урбаниста, это очевидно просто все. То есть он не может продвинуться, он неудачник, не может проспамить нормально блоги, у него ничего не получается. А вот первый вопрос совершенно правильный. Действительно, мы где-то хотим дать честный рейтинг блогов. До блогов, может, потом доберемся, но я считаю, что рейтинг блогов Яндекса был сделан совершенно неверно. То есть он был излишне политизирован. Ты ж знаешь, моя позиция государственная абсолютно…

А.ПЛЮЩЕВ: Да, ты такой в этом плане, прямо…

Г.КЛИМЕНКО: Не в этом плане прямо, а честный. Я всегда стараюсь встать над схваткой. Я не верю, например, что массе блоггеров интересны события, происходящие на Триумфальной площади, а массе блоггеров интересно, когда женится Филипп Киркоров. И в этом рейтинге, по идее… Поэтому я стараюсь не про авторитетность говорить, а про посещаемость. Когда авторитетность, там сразу все становится грустно, печально, и появляется масса независимых роботов. Да, безусловно, я в ближайшее буду проводить конкурс на дизайн, будет ТЗ, и в этом ТЗ будет на рейтинг как раз очень много – действительно, самому интересно посмотреть, какие из записей в Facebook популярны, какие нет, как, чего, где. Но мы все-таки базовую стратегию будем строить не от мифической авторитарности, когда я выберу – вот эти блоги хорошие, а вот эти плохие. Есть посещаемость. Если у Тины Канделаки персональная страничка в Facebook будет посещаема, то ничего с этим не могу поделать. Или у Анны Чапмен, например. Мне бы хотелось видеть на первом месте себя, например, или тебя, потому что мы же с тобой авторитетнее…

А.ПЛЮЩЕВ: А меня мое место там устраивает вполне.

Г.КЛИМЕНКО: Я с ним даже не знаком, понимаешь.

А.ПЛЮЩЕВ: Я его не помню. Но судя по отзывам, в общем, что я там делаю, по-моему, очень хорошее место. Есть еще несколько вопросов. А, кстати, действительно ли сыграло роль в росте популярности Facebook то, что бесплатный доступ с мобильного к нему открыли? Ну, некоторые операторы.

Г.КЛИМЕНКО: Что я могу по этому поводу сказать? полтора месяца назад доля Facebook была 1,92 от всего рынка, почти 2%, сейчас она 2,7, и она растет очень стабильно. По одной-две сотых в день. Возможно, совпадающие пиар-акции, но сама динамика очевидно растет. Вот мы сейчас с тобой разговариваем – мы работаем на Facebook. И вот эти все дискуссии работают.

А.ПЛЮЩЕВ: Наши слушатели прекрасны. Вот смс, одна из немногих прошедших. Я извиняюсь за цитату, но я не могу не процитировать. Есть тут такая аргонавтская лексика: «Блоги/соцсети свою грязь тащат уже на радио – скоро приползут и в тиливизир, суки», — пишет Вован.

Г.КЛИМЕНКО: Очень хорошая идея, между прочим. Надо обсудить этот вопрос. Мы же знаем, что человек искал – мы можем быстренько показывать, прямо в эфир сразу же делать подборки. Ну смотри, есть «Стрим», например – у меня и телевизор, и поиск. Я ищу себе там что-то, а тут мне сразу пиццу с доставкой. Я только поискал, а мне сразу звонок – вот тебе пицца. Это же хорошо. Или блоги сразу же.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да. Еще вопрос был от нашего постоянного слушателя из Хельсинки, Андрея Мотынги: «Загадят ли роботы Facebook, как загадили жежешку?»

Г.КЛИМЕНКО: Нет, не загадят. По крайней мере, на текущий момент то, что я посмотрел, система безопасности самого Facebook более отработанная. И я подозреваю, что ресурс, в котором 400 миллионов пользователей, каким-то образом… Видно, что периодически… вот я подтвердил смсочкой телефон, а меня все равно иногда периодически спрашивают, просят ввести capture, еще что-то. Понятно, что, с одной стороны, все побеждается, а с другой стороны, модерация работает. Мы проводили какие-то следственные эксперименты, как банят. То есть у Facebook нет комиссии, это самое важное.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты имеешь в виду abuse-team, которая была в ЖЖ.

Г.КЛИМЕНКО: 10 жалоб – до свидания. Мы сейчас не будем говорить о том, как это все, а можно так и любого другого, но вот когда вступает демократия, когда возникает abuse-team, переписка, это ни до чего хорошего не доводит. На текущий момент там работает очень простая схема: энное количество раз на тебя пожаловались, и тебе сказали до свидания. Все. И здесь понятно, что когда Facebook станет влиятельным медийным ресурсом, будут пытаться влезть, но это из серии – ну, загадили роботом ВКонтакте, ну да, там есть прецеденты, но, насколько я понимаю, все с ними борются. Здесь особых сложностей я не вижу.

А.ПЛЮЩЕВ: Не могу не спросить о ВКонтакте. Каково, по-твоему, будущее этой соцсети, учитывая в том числе и их проблемы с авторскими правами?

Г.КЛИМЕНКО: Честно скажу, что у меня ВКонтакте сын пользуется, а я, к сожалению, не смог. Вот у меня есть два недостатка технических – Твиттер и ВКонтакте. В Одноклассниках справился.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот она, старость.

Г.КЛИМЕНКО: Ну, может быть. Я думаю, что жизнь доказывает, что все ресурсы начинают по-разному, кто-то начинает со спама, кто-то с видео, кто-то с музыки. Безусловно, мы еще видим на примере ВКонтакте, это социальный эксперимент всероссийского масштаба, как сейчас пишут про Facebook, «Коммерсант» ведет колонку. Мы устанавливаем новые правила игры. Что бы ни говорили правообладатели, с одной стороны, да, на ВКонтакте достаточно много контента, который является не лицензированным, нелицензионным, но очень важный аспект ВКонтакте, и он его отстаивает – это ответственность ресурсов, процедурная формализованность. Для меня же тоже интересно – в li.ru кто напишет плохие слова, придут сотрудники правоохранительных органов – отвечаю я за них или не отвечаю? Если отвечаю, то при каких условиях. Значит, у нас либо есть паспортизация всех пользователей, и тогда просто пришли, мы его просто сдали, и до свидания. Либо у нас есть какая-то процедура – кто-то недоволен, пишет мне письмо. Сейчас текущее положение, которое государство пытается принять, это то, что в СМИ пишутся претензии от кого-то, если они удовлетворяются, то тогда на меня подают и наказывают за это. Ну представьте себе, сколько пользователей во ВКонтакте, представьте себе, сколько пользователей у меня. У меня меньше, но тоже реально не охватимо. Нельзя посадить столько модераторов. Не, мы можем, конечно, трудоустроить всех выгнанных чиновников за коррупцию и посадить мониторить блоги – в конце концов, хотя какая-то польза от них будет, если вдруг это чудо случится. Но они все равно не справятся с этим потоком. Поэтому здесь, я думаю, что у ВКонтакте достаточно нормальная судьба – либо утрясется в сторону… То есть позиция ВКонтакте, что пользователь должен отвечать, на что правоохранительные органы говорят – вы тогда их верифицируйте, и тогда пусть они отвечают. Позиция правоохранительный органов – отвечает ВКонтакте, и пусть он мониторит. Я думаю, что в результате будет какое-то среднее решение. И в этом плане не всегда понятно, что лучше – ресурс, который исполняет все сразу же, или тот, который пытается воевать. Я здесь не оправдываю – есть сторонники ВКонтакте, есть противники. Со стороны можно предположить, что, скорее всего, рано или поздно… Есть прецедентная практика арбитражная. ВГТРК что-то отсудила у ВКонтакте, им придется находить какой-то компромисс. Когда они его найдут, выяснится, устраивает это правообладателей или нет. Не устраивает – опять будут суды. И так ровно до тех пор, пока все не устаканится.

А.ПЛЮЩЕВ: Один из последних вопросов Герману Клименко, как раз с сайта. Не хочу обижать тех, кто до программы подавал свои вопросы. Спрашивает publisher, издатель – это профессия указана, Томск, Россия. «Какие сервисы в ближайшем будущем будет необходимо интегрировать в сети и платформы? Какова в связи с этим судьба ни во что не интегрированной электронной почты?»

Г.КЛИМЕНКО: Ну, во-первых, нет никакой необходимости, приказа или задачи куда-то что-то интегрировать. Любой ресурс, например, газета «Ведомости» — она не нуждается ни в какой интеграции. То есть ее ходят читать, потому что оригинальный контент. Для ее развития, наверное, имеет смысл куда-то интегрироваться, но только по ее собственному выбору. То есть она может попытаться предлагать пользователям взаимодействовать с социальными сетями типа ВКонтакте и Моего Мира. И видно, что реально острые социальные статьи ведут к отклику. Основная масса, конечно же, нет. Но, честно говоря, мне кажется, что это все социальное продвижение – это просто сейчас модная фишка. Пока, на текущий момент, нет ни стандартов. Я бы пока предложил посмотреть, как пойдет. Потому что, на самом деле, идея о том, что пользователь нажал кнопку «мне нравится», статья опубликовалась у него на стене… На самом деле, пользователи гораздо меньше хотят общаться, чем думают маркетологи. То есть важна позиция, что маркетологи придумали какую-то модель поведения, но мне кажется, что…

А.ПЛЮЩЕВ: А потом надо загнать под нее пользователей.

Г.КЛИМЕНКО: Мне кажется, что все равно рано или поздно приходят к роботам. Например, мы продаем, у вас будет в Facebook 100 000 друзей, ну или, как у Тины Канделаки, 100 000 фоловеров. Ну и как они делаются? Ну понятно, они делаются либо спамом, либо роботом. Поэтому вообще, мне кажется, если ресурс интересный, к нему и так придут, а если неинтересный, то ему ничего не поможет. Ну я понимаю, что это история Хаджи Насреддина.

А.ПЛЮЩЕВ: Два замечания в оставшиеся 30 секунд. Первое: я верю, что у Тины Канделаки все честные фоловеры исключительно. Ну, потому что мы с ней поспорили и я – противная сторона, я должен быть в этом убежден.

Г.КЛИМЕНКО: Ты выслушал то, что я сказал?

А.ПЛЮЩЕВ: Я принял к сведению, более того. И второе замечание не мне принадлежит, а Андрею, который прислал мне смс. Это он уже о Германе Клименко пишет: «Умный мужик, приглашайте чаще!» Соглашусь с этим. Спасибо большое, Герман. Передача «Точка» на следующей неделе в 10 часов в воскресенье на своем месте, всем пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире