'Вопросы к интервью
А.ПЛЮЩЕВ: Ну так вот, начинаем. Упомянутый Александр Акопов, гендиректор «А-Медиа» и интернет-эксперт Антон Меркуров сегодня в студии. Добрый вечер.

А.АКОПОВ: Добрый вечер.



А.ПЛЮЩЕВ: Начинаем видеотрансляцию на сайте «Эха Москвы», на сайте plushev.com – кому как удобнее. Присоединяйтесь – там есть чат, можно обсуждать все. Вопросы лучше слать по +7 985 970-45-45, часть из них уже пришла на сайт «Эха Москвы» и часть из них я задам. Можно также в Твиттере plushev – пожалуйста, там тоже открыто и можно мнения и вопросы свои туда бросать. Вот, мы услышали вводные, больше не будем ни про 30 миллионов уголовников, ни про ваши изначальные позиции. Меня во всей этой истории, например, больше всего волнует вот какой вопрос. Александр, почему, действительно, до сих пор не было ни одного действия? То есть были только слова. Например, ни на кого не подали в суд, скажем?

А.АКОПОВ: Ну, пока еще есть возможность договориться по-человечески, то всегда надо искать такую возможность, прежде всего. А что касается судов, здесь тоже надо подходить к этому делу аккуратно, потому что закон есть, он свежий, 4-я часть Гражданского кодекса. Пока еще недостаточно судебной практики на эту тему, поэтому лучше подойти к этому, ну, тщательнéй, как говорил классик. Ну, еще раз говорю, основная причина – все-таки, это попытка договориться, просветить друг друга относительно намерений сторон и дальше посмотреть, как мы можем двигаться.

А.ПЛЮЩЕВ: Может быть, вы боитесь того, что вы проиграете суд? Ведь, ВГТРК уже проиграл.

А.АКОПОВ: Вы знаете, ну, ситуация с ВГТРК – во-первых, она еще не закончена. Во-вторых, мы не боимся. Вот меня тут одного как-то обозначают, «вот, ты там типа один борешься», ребята, которые поддерживают, они говорят «О, молодец». Ну, просто надо понимать, что силы не равны. То есть я же тут не один. Тут Государственная дума РФ, там, президент, премьер-министр, на международной арене у нас есть союзники.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне сейчас показалось или вы угрожаете?

А.АКОПОВ: Я угрожаю, конечно. (смеется) Да-да-да.

А.МЕРКУРОВ: Бедные дети пользователей.

А.АКОПОВ: И бедные дети пользователей. Ну, короче говоря, этот закон появился не случайно, он появился после долгих дискуссий. Смысл в том, что закон утверждает понятие интеллектуальной собственности помимо авторского права – это само собой. Интеллектуальная собственность – другая история. И, собственно, этот закон нужно просто провести в жизнь, желательно при общем консенсусе в обществе.

А.МЕРКУРОВ: Но в обществе-то нету консенсуса, потому что, во-первых, как известно, законодательная часть всегда чуть-чуть отстает от того, что, наверное, происходит, и я не уверен, что сейчас во всех странах мира, что с законами так все хорошо, как хотелось бы этого ожидать. То есть на практике то, что хотят ввести, оно не будет работать пока. Это все очень долгий путь и сейчас он не будет работать, подавай в суды, не подавай. Все равно можно суды выиграть даже, но контент от этого никуда не исчезнет. То есть ты можешь переместиться из точки «А» в точку «Б», там, из Вконтакте еще куда-нибудь.

А.АКОПОВ: Нет, у нас нет иллюзий относительно того, что преступность можно победить. Я разговаривал с милиционерами: «Когда вы победите преступность?» Ну, естественно, они все относятся к этому профессионально. Преступность победить нельзя – ее можно только загнать в определенные рамки и сделать так, чтобы, ну, человек, который уже решил пойти по незаконному пути, он делал это сознательно, понимая, что он закон нарушает. Вот, собственно, у нас задача ровно такая же. Условно говоря, если там, не знаю, 70% контента в сети будет легальное, а 30% нелегальное, думаю, что как ближайшая задача это нас вполне устроит.

А.МЕРКУРОВ: А у меня, все-таки, такой, жестокий и острый вопрос. Смотрите, у вас в отрасли проблемы, проблемы, связанные с прогрессом, проблемы, связанные с тем, что, действительно, копируются туда-сюда файлы, куча-куча разных проблем. Почему вы не решаете их в первую очередь в отрасли? Почему вы хотите их решить с помощью пользователей?

А.АКОПОВ: А это наша отрасль. Вот, интернет – это часть нашей отрасли, это средство распространения того, что мы делаем. Поэтому мы его воспринимаем как свое пространство, а не как чужое.

А.МЕРКУРОВ: Да. Но, вот, сделайте что-нибудь у себя. То есть, грубо говоря, вот смотрите, как пример. Сегодня «Times» и «Sunday Times» стали платными. Вот, они пошли на этот достаточно рисковый шаг, потому что никто еще не понимает, чем это закончится, но они это сделали.

А.АКОПОВ: Нет, это все делается и все это будет делаться. Я, там, могу рассказать, точнее, не могу рассказать, потому что над этим только идет работа, но наша индустрия работает над этим очень активно. Есть классические телеканалы, есть киностудия «Мосфильм» и так далее, которые открывают свои сайты, ищут возможности работы в интернете со своим контентом, самым разным. Открылись сайты, там, те же Tvigle, Ivi и так далее, у которых есть наш отечественный легальный контент. Идут очень активные эксперименты с разными типами, жанрами программ в интернете, сериалов в интернете, фильмов в интернете, которые так или иначе могут привести нашу индустрию к пониманию, что еще возможно. Но мы также понимаем, что никуда не денется такая форма как художественный фильм. Вот, он был 100 лет художественный фильм, он еще 100 лет будет и ему надо как-то жить в этом пространстве.

А.МЕРКУРОВ: А в кино зарабатывать? В смысле, в кинотеатрах.

А.АКОПОВ: В кинотеатрах, к сожалению, ситуация складывается следующим образом. В кинотеатрах сегодня можно показать только фильм, ну, скажем так, молодежный, шумный и сильно развлекательный.

А.МЕРКУРОВ: То есть показать, чтобы его окупить?

А.АКОПОВ: Показать, чтобы его окупить, да. Так получилось, что у нас кинотеатры – не у нас, по всему миру, это политика. А, может, и не политика. Я не знаю почему, может быть, просто распространение домашнего видео к этому привело. В кинотеатры сегодня ходят громко реагировать. А какой-нибудь серьезный художественный фильм, я даже не буду говорить об артхаусе – просто серьезный, «Войну и мир».

А.ПЛЮЩЕВ: А «Царь» провалился в прокате?

А.АКОПОВ: Ну, в общем…

А.ПЛЮЩЕВ: Я, вот, не знаю просто.

А.АКОПОВ: Будем считать, что не очень прошел. Хуже, чем мог бы. И очень хорошо прошел по телевизору. То же самое с «Островом» — он ничего не собрал в кинотеатрах или собрал больше, чем ожидали, но меньше, чем хотели, что называется. А по телевизору это были огромные рекордные цифры. То есть, грубо говоря, серьезное кино, серьезное, поднимающее какие-то проблемы. Не просто поднимающее какие-то проблемы, да просто драматического жанра, например. История типа, там, ну там, чуть серьезнее, чем «Красотка», чуть серьезнее чем «Бриллиантовая рука», сегодня в кинотеатре ее показать просто невозможно. Никто на это в кино не идет – это смотрят дома. Поэтому и возникает наша индустрия, какое-то желание, ну, структурировать как-то эту жизнь. Ну, я уже не говорю о телевизионных сериалах, которые изначально существовали в контексте электронных СМИ и сегодня стали там для наших же голливудских друзей основной отдушиной. Там, где хотят креатива, где хотят новых подходов, вот там появляются всякие «Декстеры», «Призон Брейки» и так далее, которые так нравятся всем.

Почему? Потому что такого же уровня материал – он исчез из формата художественного фильма, его там просто нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Я вот в какую сторону хотел бы свернуть. Тут мне, например, наш постоянный слушатель Андрей Матенга из Финляндии пишет в Твиттер, что за прошлый год у «А-Медиа» резко сократилось производство, хотя 2008-й год был золотым. Может, тут собака зарыта? Мне кажется, может быть, перепутано следствие с причиной, но дело даже не в этом.

А.АКОПОВ: Ребят, дело не в «А-Медиа», еще раз. Я объяснял уже, я вообще оказался в этой оппозиции случайно, потому что я произнес в дискуссии некие слова…

А.ПЛЮЩЕВ: И теперь все время оправдываетесь.

А.АКОПОВ: Не, я не оправдываюсь, мне тут нечего совершенно оправдываться, просто мои коллеги сказали «Ну вот, ты уже начал говорить. Иди уже говори».

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Подожди, Антош. Давайте вот о чем поговорим, мне вот это всегда больше всего интересно. Хорошо, вот, пользователи – конечно, они хотят всего побольше бесплатно. Не вопрос. Причем, что мне больше всего нравится, там кто-то мне написал, что «Ваш продукт все равно никому не нужен. Чего вы за него так переживаете?» Если никому не нужен, давайте уберем и все, и разойдемся.

Дело не в этом. Вот, смотри, а из чего платить артистам? Из чего платить производителям? Из чего платить продюсерам? Ну и так далее. Вот эти деньги откуда взять? Рано или поздно эта пирамида рухнет.

А.МЕРКУРОВ: Да. Вот, представим себе ситуацию, что гонорар Брюса Уиллиса 10 миллионов долларов. Из этих 10 миллионов долларов большая-большая цепочка – как зарплаты всей киношной индустрии, так и стоимость оборудования и стоимость производственного процесса, туда закладывается в том числе и гонорар того же Брюса Уиллиса, который непонятно почему, например, 10 миллионов. Соответственно, если получается, что фильм не может принести денег столько, чтобы отбить эти самые 10 миллионов, то тут же вся бизнес-модель перестраивается по-другому. Тут же Брюс Уиллис вынужден сниматься за миллион, если он хочет сниматься, тут же стоимость оборудования становится меньше. Вот, вся эта пирамида – она как раз и рушится, потому что нельзя получить суперденьги.

А.АКОПОВ: Ну, Антон. Смотри. Брюс Уиллис – да, есть такие звезды, которые получают, действительно, большие деньги. Там, скажем, в бюджетах американских фильмов эти деньги могут достигать аж 30%, да? Ну, это можно считать несправедливым. Я, например, считаю это справедливым, потому что, все-таки, художественное произведение, которое называется «кино», оно создается какими-то образами. И если там есть Брюс Уиллис, он существенно помогает рассказать ту же историю, чем если бы там встречался какой-нибудь другой актер. Мы знаем, почему все борются за эти лица, поэтому… Ну, совершенно не вижу, чем Брюс Уиллис хуже Рональдо – он чаще забивает, во всяком случае, чем некоторые футболисты.

Дело не в этом. Сократить бюджеты кино можно, но их нельзя сократить радикально. Можно сократить на 30%, на 40%, можно даже наполовину. Но «Аватар» за миллион долларов все равно, к сожалению, не снимешь.

А.МЕРКУРОВ: Но при этом сняли «Аватар» задорого и заработали на нем, по-моему, раза в 4 больше, чем он сам стоил.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, заработали.

А.АКОПОВ: Да, в кинотеатрах заработали, совершенно справедливо. Но, ведь, «Аватар» — это одна из работ студии «XX Century Fox». Если вы внимательно пройдетесь по тому, что они снимали за последний год, слава богу, что у них есть «Аватар», да? Потому что остальные 20 или 50 фильмов, которые они в этом году делали, они, к сожалению, проваливались. Киноиндустрия построена таким образом, что, к счастью или к сожалению, все слышат вот эти великие цифры. До «Аватара» был «Титаник», еще что-то, какие-то фильмы. «Вот они вот так окупились». Но при этом все забывают, что еще 9 фильмов провалилось, на них люди понесли убытки.

А.МЕРКУРОВ: Но это бизнес.

А.АКОПОВ: Это бизнес, да.

А.МЕРКУРОВ: Нельзя делать постоянно гениальные вещи.

А.АКОПОВ: Нельзя, к сожалению, да. Поэтому вы правы. Одно из возможных последствий – вот, я сейчас готов встать на нейтральную совершенно территорию и говорю: да, одно из последствий – пиратство, может быть, такое, что киноиндустрия по своему объему, то есть производство художественных фильмов сократится в 100 раз.

А.МЕРКУРОВ: А еще одна точка, которая называется «права». Вам чтобы там или мне как владельцу сервиса чтобы купить права, это стоит диких денег. А диких денег за что?

А.АКОПОВ: Тоже вопрос. Правильно. Здесь наша индустрия была не права. Это факт. (все смеются) Нет, ну, мы же этого не отрицаем. Ваши эти интернеты – вещь загадочная. Поэтому по чем вам продавать?.. Знаете, это когда приходит неизвестный клиент неизвестно откуда, говорит: «Хочу купить вашу родную». На него смотришь-смотришь и говоришь: «100 рублей». Он говорит: «Нет, дам рубль». Ну и так далее.

Да, надо честно признаться, что наша индустрия поздно заметила существование интернета и что там происходит. Ну, она уже заметила, уже все. Уже это произошло.

А.МЕРКУРОВ: Да.

А.АКОПОВ: А раз заметила, то мы сейчас будем пытаться как-то с этим, все-таки, разбираться цивилизованно.

А.МЕРКУРОВ: Потому что я, вот, еще про одну проблему скажу. Она такая, может быть, небольшая, но очень важная. Как это ни смешно, но это не комплимент, это факт. Но вы один из немногих представителей индустрии, готовых: а) на диалог, б) на какую-то дискуссию. Потому что, в принципе, я разговаривал с правообладателями, они такие: «Да пошел ты со своим интернетом. Чего ты вообще нам про интернет? Да вообще мы не будем. Стоит это миллионы и все».

А.АКОПОВ: Ну, есть такое дело. Вы правы. У нас в этом нет единой позиции, потому что да, все говорят: «Интернет – действительно, он до сих пор еще маленький», понимаете? Например, самый большой новостной сайт в стране на сегодняшний день представляет сегодня (новостной я имею в виду в интернете) он не представляет сегодня никакой угрозы ни для программы «Время», ни для программы «Вести», потому что у этого сайта замечательного, уважаемого в интернете с большой аудиторией аж 800 тысяч человек. Но его аудитория в 20 раз меньше, чем аудитория программы «Время», программы «Вести» и так далее. Поэтому телевизионщики многие, действительно, не замечают. Те, кто готов уже вступить в этот диалог, вступают в него, потому что они видят тренд. То есть вы растете. Вы растете из года в год семимильными шагами, и не далек тот день, когда ваша аудитория, действительно, сможет конкурировать с телевизионной – в этом нет никаких сомнений.

А.ПЛЮЩЕВ: Есть несколько вопросов, которые наши радиослушатели задали к нам на сайт. И, конечно же, большинство из них Александру Акопову. Ну вот, например, такой вопрос от фрилансера из Москвы, он «Лен» подписался. «Вот, очередной скандал об авторских правах. А что сделано вами, чтобы таких нарушений не было? Например, я хочу взять кусок какой-то ТВ-программы и поставить в качестве цитаты в свой блог. Есть ли на сайте каналов такая возможность, чтобы я не воровал, а просто поставил ссылку на сайт канала на этот фрагмент?»

А.АКОПОВ: Все правильно. Это, действительно, очень важный вопрос. Такие вопросы многие задают. Я единственное могу извиниться перед вашим слушателем только в одном контексте. К сожалению, в этой сфере, в этом поле не решены гораздо более общие массовые вопросы, мы просто еще до этих вещей не добрались. Эти вещи тоже должны быть урегулированы, мне тоже пишут ребята, там, скажем, из какой-то школы. Там они для своего сайта что-то такое записали сами, пригласили телевизионщиков, записали свои же тексты, свои дела. А потом эти же телевизионщики выпустили программу, и им же, этой школе не дали право пользоваться этим материалом. Ну, глупость, да? И то, о чем пишет ваш слушатель, тоже глупость. Ну, извините, это сегодня глупость меньшего масштаба, чем совсем большая глупость. Поэтому давайте с большой глупостью разберемся и тогда маленькие глупости, я надеюсь, тоже рассосутся.

А.МЕРКУРОВ: А кто у нас большая глупость?

А.АКОПОВ: А у нас большая глупость – это наличие пиратов и, к сожалению, пока еще существующее мнение пользователей.

А.ПЛЮЩЕВ: У нас еще в наличие есть наш постоянный слушатель тоже и наш коллега Аскар Туганбаев. Аскар?

А.ТУГАНБАЕВ: Добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, добрый вечер. Я не знаю, можно ли говорить или нельзя от какой ты компании, потому что ты постоянно там шифруешься. В общем, от одной великой телекомпании ты у нас здесь присутствуешь. А раньше был в еще более великой, и все время, ну, последние, там, много месяцев защищал авторские права в интернете и так далее. Ну вот, смотри какая интересная штука. У тебя же был всегда такой, непримиримый взгляд всегда и непримиримая позиция, такая, экстремистская. А, вот, Александр Акопов, между прочим, он очень открытый и всячески стремится к…

А.АКОПОВ: Провокация! (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: К этому… Как его называют? К диалогу, вот, вспомнил! Да, и к консенсусу. Считаешь ли ты, что такая позиция – она приведет, на самом деле, к соблюдению авторских прав, к какому-то, действительно, решению? Или, действительно, нужно там преследовать, сажать и так далее. Вот какова сейчас развилка, как мне кажется.

А.ТУГАНБАЕВ: Да, Саш, я скорее согласен, что есть добрый следователь, злой следователь. Сейчас Александр выходит с более мягкой позицией.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот, как вы его выпустили! Это добрый следователь у нас!

А.АКОПОВ: Ну, слава богу. Мне так приятнее, да.

А.ТУГАНБАЕВ: Но на мой взгляд, он зря извиняется за то, что назвал, действительно, подельников Вконтакте уголовниками. Они, действительно, участвуют в уголовном преступлении, предусмотренном Уголовном кодексом. Ну, я сейчас не хочу лишний раз нарываться на этих людей. Меня очень сильно расстраивает этот нигилизм правовой, то, что люди совершают преступление и защищают свое право его совершать. Но возвращаясь к твоему вопросу, я хочу сказать, что, конечно, всех не пересажают, да? Но нужно, все-таки, постоянно озвучивать, что наши интересы, контенто-производителей нарушаются. И люди мешают, прежде всего, развитию конкурентоспособной среды в интернете. Когда один сайт позволяет себе нарушать закон и делать то, что приличные люди себе не позволяют делать, он таким образом разрушает конкуренцию. Потому что я тоже могу создать сайт на нашем телеканале и выложить туда все голливудское кино, которое идет у нас в эфире. Но у нас нет прав на выкладывание в интернет блокбастеров, которые мы показали в телевизоре. Да?

А.ПЛЮЩЕВ: То есть ты завидуешь Вконтакте и другим?

А.ТУГАНБАЕВ: Нет, не завидую, просто я как порядочный человек много чего себе не позволяю делать. Мой бизнес – он заключается не в воровстве серебряных ложечек, да? А к тому вопросу, как проблема будет решена – она решится несколькими путями. Во-первых, действительно, мы вместе с Александром и с нашими компаниями будем продолжать юридическое преследование нечистоплотных бизнесменов, которые позволяют себе воровать наш контент, к созданию которого они не приложили руки и не вложили ни копейки, а зарабатывают на рекламе вокруг него. Во-вторых, естественно, мы будем работать с государством по модернизации законодательства и введению понятия «Публикация в интернете». И в-третьих, нам хорошо помогают сами участники рынка, создавая технологические решения по отслеживанию контента.

А.АКОПОВ: Да, вот это очень интересно, кстати.

А.ТУГАНБАЕВ: Да. Сейчас в интернете в России появился проект Лицензеры.ру, это сайт, который автоматически отслеживает наш контент на видеохостингах. И этот сайт уже готов генерировать огромные отчеты ссылками и мы готовы эти отчеты посылать, пожалуйста, пиратам, если они говорят «Ребят, мы будем по первому требованию удалять». Хорошо, мы натравим на вас роботов, которые будут защищать пространство от нашего контента. Если вы такие принципиальные и хотите, чтобы вам присылали ссылки, мы будем присылать, окей. Pirateplace, компания, которая российский тоже проект, они создали систему блокировки торрент-трафика и очень скоро на провайдерах начнут тестирование систем блокировки торрент-трафика. Поэтому технологически это тоже будет решаться. Но самое главное, что решит вопрос однозначно, это появление цифровых интерактивных систем, когда контент будет не просто литься на пользователя, а основная идея будет в том, чтобы интерактивно взаимодействовать с контентом. Там, реагировать на слова ведущего, голосовать за какие-то вещи, играть в телевизионные игры. И в этом случае пираты не смогут транслировать этот контент, потому что обратные действия пользователей интерактивные – они не будут приниматься системой. И поэтому пользователю придется выбирать: или он на легальной площадке интерактивно взаимодействует с будущим интерактивным телевидением, или там с другим каким-то интерактивным медиа-контентом. Или он просто является сторонним зрителем, в замочную скважину подглядывает, как люди реально там развлекаются, получают информацию.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое, Аскар. Как всегда кратко и по делу. Спасибо. Было здорово. У нас, между прочим, есть еще рояль в кустах, будет, я надеюсь, сюрприз, потому что представители социальных сетей вышли в Твиттер. Но не тех, о каких мы говорим, правда, о которой мы говорим. Может быть, с ними как-нибудь позже. И мы, возможно, еще пару минут послушаем позицию со стороны социальных сетей – это интересно. Пока у нас есть эта возможность и мы ждем вызвона, я вот что хотел обсудить. Неожиданно на всей этой волне волну погнал Александр Акопов, хотел он того или не хотел, случайно это было или намеренно, добрый он следователь или злой – не важно. На этой волне вдруг возникли сразу какие-то пиратские партии. Забавно, что где-то месяца за 2 или за 3 до этого вот в этой же самой студии на месте, где сидит Антон Меркуров, был представитель пиратской партии. Тихий такой, которого забили там. Вот, Туганбаев его и забил, кстати, между прочим. И совершенно такие люди, не пиарящиеся, а вдруг они возникли. И этот вопрос мы с вами обсудим после того, как у нас выступит официальный представитель компании Одноклассники.ру. Она у нас сейчас на прямой связи, я понятия не имею даже, как ее зовут, между прочим. Добрый вечер.

С.БЕЛЯЕВА: Добрый вечер. Ну, спасибо, Александр. Мы с вами некоторым образом знакомы.

А.ПЛЮЩЕВ: Пожалуйста. А я же человек без жесткого диска, у меня только оперативная память.

С.БЕЛЯЕВА: Светлана Беляева, пиар-менеджер компании «Одноклассники.ру».

А.ПЛЮЩЕВ: Я прошу прощения, Светлан, извините ради бога. Просто когда в эфире этим занимаешься, есть, конечно, проколы. Я каюсь-каюсь, бьюсь головой и все прочее. Светлана, извините. Прошу вас. Ваш выход.

С.БЕЛЯЕВА: На самом деле, коллеги, в первую очередь я хотела выразить глубочайший респект Александру Завеновичу за тот тон, которым он ведет дискуссию. Спасибо вам огромное.

А.ПЛЮЩЕВ: Да и вообще человек приятный чрезвычайно.

С.БЕЛЯЕВА: Да. Это достойно всяческого уважения.

А.АКОПОВ: А у нас на телевидении принято так разговаривать.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы Туганбаева слышали, кстати, да. (все смеются) Он – да. Пожалуйста, Свет, продолжайте. Извините, Свет.

С.БЕЛЯЕВА: Да. Во-вторых, я хотела сказать, что я надеюсь, что в ближайшем будущем мы просто продемонстрируем, как можно делать то же самое, но легальным путем.

А.АКОПОВ: Отлично.

С.БЕЛЯЕВА: Потому что прикрутить к социальной сети плеер, возможно share’ить видео или любой другой контент – это дело, по большому счету, не очень сложное. Сложное, тонкое, деликатное дело – это договориться с правообладателями, и здесь хочется надеяться, что и со стороны правообладателей процесс будет происходить без фанатизма, как в случае, например, с тем же Youtube, в котором, зайдя найти видео любимого исполнителя, ты вдруг узнаешь, что права для этой страны, ну, недоступны.

А.АКОПОВ: Недоступны, да.

С.БЕЛЯЕВА: Да, и ролик ты увидеть не можешь. Таким образом, естественно, правообладатели сами отталкивают пользователей. Но поскольку в России правообладатели пошли на встречу пользователям, я искренне надеюсь, что этот диалог будет продуктивным и позитивным.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот смотрите, Одноклассники.ру тоже не упускают случая немножечко попиариться в хорошем, наверное, смысле этого слова.

А.АКОПОВ: Ну, слава богу.

А.ПЛЮЩЕВ: На такой ситуации, в которую попала или сама себя вовлекла социальная сеть Вконтакте, которая упорно тоже не хочет, как обычно, высказывать свою позицию. Спасибо большое, Светлана.

А.АКОПОВ: Светлана, это правильный абсолютно подход, потому что вы правы, да. Наши производители в большинстве своем российские – они, конечно, уже готовы к этому взаимодействию. Есть проблема с нашими американскими коллегами, которые тоже абсолютно готовы, вот поверьте. Поскольку мы разговариваем с ними со всеми там совершенно регулярно, они готовы прийти сюда в интернет на совершенно легальных основах, продавать, раздавать, ровно на тех же основах, на которых мы. Но они сегодня в эту среду, где 90% контента пиратское, не придут. Они сначала должны увидеть, как российские правообладатели, в принципе, справляются с этой задачей, способны ли они организовать здесь цивилизованное пространство, и тогда появится все остальное. Я думаю, что тех случаев, которые вы описывали про Youtube, таких случаев не будет. Это в перспективе 1,5-2 лет, я уверен, произойдет. Тут обязательно нужен такой какой-то момент, когда нужно немножко переждать, немножко начать, немножко рискнуть, а дальше все получится.

А.МЕРКУРОВ: Ну, получается, это пока так? Я просто к чему? Вот, расскажите, как у вас все внутри? Что там все популярные западные компании в итоге показывают на российском телевидении.

А.АКОПОВ: Да.

А.МЕРКУРОВ: Но показывают с диким опозданием. У них получаются очень плохие рейтинги, их переносят на вечер, как было, по-моему, с «Хаусом», там на какое-то позднее время и все говорят: «Знаете, рейтинг плохой».

А.АКОПОВ: Нет, это, к сожалению, совсем не так. То есть и Первый канал уже это делал, и дальше премьеры американских сериалов будут приближаться ко дню эфиров в США – дело совершенно не в этом. Дело в том, что публика в ваших интернетах, действительно, искренне считает, что американские сериалы – то, что все собираются смотреть. Но это не так.

А.МЕРКУРОВ: Слушайте, я честно смотрел «Бедную Настю». Ну, правда.

А.АКОПОВ: Ну, отлично. Ну, значит…

А.МЕРКУРОВ: Но это не отменяет, как бы…

А.АКОПОВ: Нет, я не про «Бедную Настю». Давайте посмотрим, вот, например, «Глухарь». Ну, невозможно сравнить суммарную аудиторию всех.

А.МЕРКУРОВ: Извините, а это что?

А.АКОПОВ: Это самый великий российский сериал прошлого сезона. Такие вещи надо знать, дружище, вы ж в медийной поляне работаете.

А.МЕРКУРОВ: Пропустил. (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: Я, честно сказать, кроме рекламы на билбордах тоже не знаю, о чем речь.

А.АКОПОВ: Ну, ребят, вы оглядывайтесь тоже вокруг. Вы же видите, вот, мы, телевизионщики на вас, на интернет смотрим. И вы тоже смотрите, что вокруг происходит. Газеты читайте, полезно же все. Там бывают хорошие вещи.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы стараемся, да. Просто как-то не всегда до «Глухаря».

А.АКОПОВ: А зря. Очень хороший сериал, между прочим.

А.ПЛЮЩЕВ: Верю.

А.АКОПОВ: И его смотрят миллионы людей, знаете, за что? За правду. Там правда. Там такой герой, который, вот, милиционер, ровно такой как в жизни. Поэтому и смотрят. Ну хорошо, дело не в этом. Русское все равно смотрят в 5 раз больше, чем американское. Это факт. Вот это произошло, там, во всей остальной медийной поляне, и здесь будет ровно то же самое. Но американские сериалы должны выходить в России день в день с премьерой в США. И это обязательно будет. Но не сначала появятся американские сериалы день в день, пока есть пираты. А сначала надо разобраться с пиратами, а потом появятся американские сериалы день в день.

А.МЕРКУРОВ: Можно, все-таки, одну маленькую ремарку?

А.ПЛЮЩЕВ: Да, давай.

А.МЕРКУРОВ: Причем здесь пользователи? И, ну, так называемые пираты? А почему бы вам не поменять свой бизнес так, чтобы это стало бесполезно, чтобы не надо было с этим бороться, чтобы оно просто стало бессмысленно, чтобы не имело смысла пиратить.

А.АКОПОВ: Смотрите, я – беспринципный, да? Я с вами сижу за один столом, с пиратами сидел за одним столом, пытался договориться. А у американских мейджоров позиция принципиальная. Вот, просто не дадим и все. Пока вор ходит со мной по одной улице, — говорят они, — не дам нифига.

А.МЕРКУРОВ: Ну, у них у самих такие же проблемы.

А.АКОПОВ: Ну, такие же проблемы. Для этого мы должны понимать, что Россия – конечно, хороший рынок, крупный, сегодня уже не 55-й, как раньше это было, очень крупный. Но все равно они без нашего рынка проживут. Поэтому они будут держаться до последнего. Пока поляна не будет очищена, они день в день свои сериалы сюда не предоставят. Это факт. Поэтому вопрос курицы и яйца. Мы хотим работать по цивилизованным правилам? Нам все равно расчищать поляну и для своих, и для американских, для китайских, для японских, аниме.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот смотрите. Я хочу вернуться к пиратам, уж извините, к партиям пиратов так называемым. Меня просто потряс этот момент, насколько быстро как грибы после дождя они стали расти, и, по-моему, не в количестве одной эта партия возникла. Якобы партия – тоже сильные кавычки ставим.

Прежде всего к Антону, который, казалось бы, выступает оппонентом Александра Акопова. Твое отношение, вот, к вдруг возникшим этим защитникам… Наоборот, противникам копирайта таких?

А.АКОПОВ: Вы правильно оговорились – я потом объясню вам историю.

А.ПЛЮЩЕВ: Публичным, так сказать, и шумным. Очень шумным.

А.МЕРКУРОВ: Тема авторских прав и вообще того, что происходит сейчас в интернете с аудиовизуальным контентом, очень горячая. И поэтому вполне логично, что на эту тему сбежались разные дельцы и пытаются как-то что-то придумать. Потому что моя задача в данном случае, задача Александр Завеновича – это дискуссия, чтобы как-то поменять бизнес, как-то там что-то поменять и что-то с этим сделать. А эти товарищи – у них же нету мессаджа. Они приходят к Александру Завеновичу и говорят: «Знаете, Александр Завенович, вы, вот, дурак, потому что вы нас так плохо назвали». То есть нету никаких ни предложений, ничего. И толку от них как от козла молока.

А.АКОПОВ: Ну и опасности от них никакой, потому что они ребята малограмотные, я с ними со всеми встречался. Поэтому я вам сейчас расскажу самую большую хохму, которую я слышал в жизни – это как 3 пиратские партии подрались из-за слова «пират». То есть они прямо в студии устроили драку. Говорят: «Мы – пиратская партия» — «Нет, мы пиратская партия!» И пока один из них там не сообразил, говорит: «Ребят, так мы же сейчас за копирайт спорим. Мы же сейчас спорим за то, кому принадлежит слово «пират».

А.ПЛЮЩЕВ: (смеется) Смешно!

А.АКОПОВ: Понимаешь, да? 3 пиратские партии подрались за слово «пират», за копирайт фактически. Это о чем говорит? Это говорит о том, что как только начинается любая осмысленная деятельность, люди тут же понимают, что слова имеют смысл. А раз они имеют смысл, они могут иметь еще и ценность, понимаешь? Вот, борьба за это. А другой пират – точно так же мы сидели в студии разговаривали, чего-то он тоже как-то не очень удачно выступил, встал, убежал. Убежал не просто так, а со словами: «Я вам запрещаю использование моего аудиовизуального образа». (все смеются)

А.МЕРКУРОВ: Далеко не уедем мы с такими пиратами.

А.АКОПОВ: Поэтому я очень надеюсь, да, эти пиратские партии – их можно закрыть. Я тоже думал, что это серьезные какие-то люди.

А.МЕРКУРОВ: Но в Европе-то, в общем, не дети. И прошли в Европарламент с вполне какими-то понятными позициями по корректировке законодательства в области Digital rights. Они, как бы, там набирают популярность, набирают известность, особенно в Германии. Там Берлин – очень молодой город, и они такие… Как бы, просто в России как всегда все получилось.

А.АКОПОВ: Ну, это шведы, это все… Ну, в Европе понятно, там всегда должно быть какое-то такое пространство для сумасшедших. Ну, пусть. Вот.

Тут важно что? Важно понимать следующее. Что интернет – вещь замечательная, современная, новая, молодежная и так далее. Но он не может отменить сути законов развития человеческого общества, он не может отменить закон как таковой, он не может отменить право человека распространять свою фотографию или свой фильм бесплатно. Или платно, если он захочет распространять ее платно.

А.МЕРКУРОВ: А плата там за что?

А.АКОПОВ: А я не знаю. Вот, человек…

А.МЕРКУРОВ: Вот, это, кстати, очень важный вопрос. Что когда я иду в кино, я получаю некий набор услуг. Когда я покупал когда-то диски, я тоже некий набор услуг, не знаю, в виде буклета, красиво оформленного диска и еще чего-нибудь. А какую услугу я получаю, когда скачиваю файл? Никакой. Нету товара.

А.АКОПОВ: Файл чего?

А.МЕРКУРОВ: А, вот, я скачал файл о том фильме. Вот и все.

А.АКОПОВ: Ну, это ж не просто файл. Там фильм, да? Вы его скачали просто чтобы скачать файл, ради упражнения? Или чтобы посмотреть фильм? Как только вы нажали кнопку «Play», вы уже смотрите фильм. Когда вы просто качаете файл, вы качаете файл. Ну, это же разные вещи.

А.МЕРКУРОВ: Да, и, собственно, копирование этого фильма не несет никаких там финансовых вещей. То есть я к чему все клоню? Что собрать денег – это прекрасно. Но собирать их надо за что-то хорошее и полезное, за что радостно будет отдать.

А.АКОПОВ: Здесь очень просто. Наша индустрия основана всегда на количестве просмотров того или иного произведения. Вот, посмотрели фильм 100 миллионов человек – сумма такая-то, посмотрел 1 миллион человек – сумма такая-то. Посмотрел один и тот же человек 100 миллионов раз, ему придется заплатить каждый раз рубль.

А.МЕРКУРОВ: Ну, это смотрите, «Русский пионер», извините, что перебиваю, читает 10 человек. Один из них – Владимир Владимирович Путин. Денег на рекламе они собирают примерно столько же, сколько, если будет сто.

А.АКОПОВ: Ну, замечательно.

А.МЕРКУРОВ: Может быть, как-то, ну…

А.АКОПОВ: Нет другого механизма для нашей отрасли. Здесь информация — – такая штука, она распространяется… Ну, Бернард Шоу. Есть яблоко, обменялись яблоками, у каждого осталось по яблоку. Есть мысль, обменялись мыслями, у каждого по 2 мысли стало. Так распространяется информация. К сожалению, за каждую дополнительную копию объекта, которую кто-то посмотрит, теоретически можно предъявить свои права.

Другое дело, что надо это делать или не надо? Ведь, на самом деле, весь наш контент… Вот, правильно сейчас говорил Аскар относительно того, как они собираются действовать, да? Например, там одна из лучших защит от пиратства – это выпускать, там, программы в прямом эфире, такие, которые не требуют повтора или, скажем, программы, которые не имеют смысла назавтра утром. Это замечательно. Но фильмы-то имеют смысл завтра утром. Больше того, чем лучше фильм, тем больше он имеет смысл завтра утром. Понимаете, художественное произведение – оно потому и художественное, что его можно через 50 лет тоже посмотреть.

Вы говорите, Лев Толстой скончался, денег больше не получает, да?

А.МЕРКУРОВ: Ну, кстати, хороший вопрос, да.

А.АКОПОВ: Никто не против. Вот, можно поставить границу и сказать: «Да, ребята, мы берем только за первый просмотр, только за премьеру, за первый раз или за первый год» — не важно, граница может быть установлена. Никто не собирается там всех денег заработать, да? Всех денег заработать нельзя, но, как известно, надо к этому стремиться. Поэтому, конечно, какая-то граница установлена будет. Но вы же, опять-таки, у нас с вами цивилизованная дискуссия, вы понимаете, что все-таки каких-то денег платить надо. А у нас-то, к сожалению, основная дискуссия идет с людьми, которые говорят «Все бесплатно мне сейчас, всегда».

А.МЕРКУРОВ: Я просто знаю, что сейчас в данный момент, на сегодня деньги заносить просто некуда.

А.АКОПОВ: Как это некуда? Я вам расскажу адреса. Им расскажу. (все смеются)

А.ПЛЮЩЕВ: Смешно, конечно, Александр, но дело в том, что, вот, реально, допустим, у меня прямо была совсем недавно ситуация. Мои друзья позвали меня на дачу и говорят: «Только прихвати с собой, пожалуйста, мультфильм «Маша и медведь». Потому что ребенок без нее не стрижет ногти, не забывает». Забыли. «Прихвати, пожалуйста, на ноутбуке привези». Я честно, абсолютно честно зашел во все ближайшие точки. «Есть у вас мультфильм «Маша и медведь»?» — «Нет мультфильма «Маша и медведь». Окей, я скачал с Youtube с помощью Downloader’а в 3 минуты. Я, конечно же, спиратил. Но простите, пожалуйста, я готов заплатить. Я видел, что его продают там, но продают явно какие-то прохиндеи за SMS очевидные, я не хочу им платить деньги. Если у меня есть официальная…

А.АКОПОВ: Не будет цивилизованной системы. Опять-таки, все: курица или яйцо. Сначала надо курицу съесть, потом яйцо родить, понимаете? Надо все зачистить и, там, через какое-то время вы любую Машу с любыми медведями в любую секунду сможете скачать.

А.МЕРКУРОВ: Может быть, наоборот, все-таки? Сначала сделать?..

А.АКОПОВ: Наоборот уже происходит. Уже происходит, на самом деле. Ну, может быть, конкретно Маши с медведями нет, но бóльшая часть всего, что сделано в России за последние 20 лет лежит в интернете на официальных сайтах – вы просто не знаете, где они находятся.

А.МЕРКУРОВ: Так, расскажите, потому что… Ну вот, кроме шуток.

А.АКОПОВ: Я называл эти названия. Меня уже обвиняют в том, что я их там промотирую.

А.МЕРКУРОВ: Ну, нам не жалко. Они маленькие.

А.ПЛЮЩЕВ: Соглашусь.

А.АКОПОВ: Ivi, Tvigle, Zoombi.

А.МЕРКУРОВ: Да. Сижу я в городе Лондоне и захожу я на Tvigle.

А.АКОПОВ: Ну, точно так же, как нам нельзя скачать оттуда, в Лондоне нельзя скачать отсюда – мы сейчас давайте про Россию поговорим. Все, что можно им отдавать, все им потихонечку отдают, они наполняются и замечательно будут жить. Там, каждая компания продакшн все равно будет, в конце концов, создавать свои какие-то сайты и так далее. Ну, в течение года там эта вся история заполнится. Мосфильм, опять же, тот же.

Конечный результат всей этой истории известен заранее. Ясно, что каналы становятся все быстрее и быстрее, и быстрее, и быстрее. Через 5 лет, ну, через 7 лет максимум ситуация все равно будет простая. Все фильмы, весь контент будет лежать в одной точке на земном шаре. Если это «Аватар», он будет лежать на сайте «XX Century Fox», «Девятая рота» будет лежать на сайте владельцев «Девятой роты» и так далее. И оттуда ее можно будет получить в любую секунду. Это быстрее. Нет смысла делать свою копию, потому что каналы очень быстрые, это можно в любую секунду получить. Все равно все к этому идет. Поэтому мне говорят: «Чего вы с пиратами боретесь, когда через 5 лет они все равно все подохнут сами по себе?»

А.МЕРКУРОВ: Да.

А.АКОПОВ: Но мы не можем это сделать все равно сегодня, мы не можем сдвинуть этот процесс с места, они не подохнут сами по себе – они должны потихонечку, все-таки, почувствовать дуст. Или как это называется, чем тараканов?..

А.ПЛЮЩЕВ: Вот я как раз про дуст хотел спросить. Вот, Александр, честно, насколько может честно говорить телевизионный начальник…

А.АКОПОВ: Да нет, ну это понятно, что телевизионщики всегда врут – чего с ними разговаривать?

А.ПЛЮЩЕВ: Да-да-да. Если бы у вас сейчас была возможность, вот, такой рубильник условный вырубить Вконтакте или хотя бы их видео-приложение. Не только Вконтакте, ну, всех остальных. Ну, Вконтакте как паровоз всего этого дела. Вы бы дернули вниз?

А.АКОПОВ: На Вконтакте? Конечно. И все остальное тоже, потому что, вырубив этот рубильник, я мгновенно включил бы свет на те места, где все то же самое лежит легально. А дальше мы тому же Вконтакте, как уже 100 раз предлагалось им в том числе, «Ребят, не вопрос – берите с легального сайта ссылочки. Пожалуйста, работайте по той модели». Хочет мальчик переслать своему товарищу, там, девочке хочет переслать копию – пожалуйста, пусть перешлет ссылочку на легальный сайт. Зачем копировать это там? Хочешь плеер поставить? Поставь плеер. Это все то, о чем девушка с Одноклассников сейчас говорила.

А.ПЛЮЩЕВ: Светлана Беляева, да. Я запомнил имя. (смеется)

А.АКОПОВ: Вот. Понимаете? То есть везде есть абсолютно легальные правила игры. Это, знаете, когда мне говорят «Это невозможно» — ну, страна 10 лет назад, например, налоги не платила. Никто не платил налоги, была черная зарплата. Вы сейчас знаете людей, кто платит вчерную зарплату? Я не знаю.

А.МЕРКУРОВ: Я не готов в эфире говорить. (все смеются)

А.АКОПОВ: Или есть там организация, ну, серьезная организация, которая налоги не платит? Нет таких организаций. И так далее. В стране произошла куча вещей интересных. Да, я помню, старый человек, я помню, когда говорили «В России компьютеров не будет», «В России сотовых телефонов не будет», «В России интернета не будет», еще чего-то не будет. Все есть, как в итоге выяснилось. Поэтому и пиратство исчезнет.

А.МЕРКУРОВ: То есть у вас как надежда на светлое будущее остается?

А.АКОПОВ: Да, да. Конечно. Обязательно.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да. Наверное, как, знаете ли, были какие-то бандитские времена, потом раз – стали ментовские. Ничего вроде как.

А.АКОПОВ: Ну, вы знаете…

А.ПЛЮЩЕВ: Вроде какая-то видимость порядка.

А.АКОПОВ: Скажу вам честно, ментовские мне лично милее.

А.ПЛЮЩЕВ: Больше нравятся?

А.АКОПОВ: Да. Мне больше нравятся. Я их и в те времена уважал, и в эти предпочитаю ментовские.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, как-то да. Кому как. Открыть дискуссию по поводу чего лучше, ментовские времена или бандитские, мне кажется уже нам не очень позволяет время, хотя я бы здесь поспорил с Александром Акоповым. Но я моложе сильно, и это меня прощает. Через минуту наша программа заканчивается, я поэтому благодарю и Александра Акопова, генерального директора «А-Медиа». Спасибо большое. Вам огромное спасибо, вот, присоединяюсь к Светлане Беляевой из Одноклассников за тональность дискуссии. И вообще за дискуссию. Потому что, конечно, далеко не все – ну, там, Аскар Туганбаев еще есть. И, по-моему, список-то исчерпывается, в принципе. Со стороны индустрии они мало дискутируют. Кстати, и Свете Беляевой большое спасибо, потому что со стороны социальных сетей и до недавнего времени со стороны Одноклассников.ру тоже было очень сложно добиться как-то feedback’а. Ну, Антон Меркуров – частый гость в этой студии, ему тоже большой земной поклон. Спасибо большое всем, кто нас слушал, всем, кто нас смотрел. Через неделю снова встретимся в программе «Точка». Спасибо. Пока!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире