'Вопросы к интервью
А.ПЛЮЩЕВ: В Москве 22 часа 18 минут. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», мы продолжаем программу «Точка». У нас в гостях Аскар Туганбаев, интернет-эксперт.

А.ТУГАНБАЕВ: Здравствуйте.

А.ПЛЮЩЕВ: Привет, Аскар. Вы наверняка помните его феерическое выступление в нашей программе про торренты. И Наиль Байков, руководитель проекта SEOPULT.tv. Наиль, добрый вечер.

Н.БАЙКОВ: Добрый день, друзья.

А.ПЛЮЩЕВ: Я запускаю видеотрансляцию, она идет на сайте «Эха Москвы», на сайте plushev.com – кому как удобнее, глядите там. Я посмотрю. Да, через чат я тоже могу принимать вопросы теоретически. Но главное, конечно же, пользуйтесь SMS +7 985 970-45-45. Сегодня мы обсуждаем интернет-телевидение, такую штуку. Я бы хотел начать с Аскара, который, как мне кажется, успел поработать во всех ипостасях. Смотрите, что такое интернет-телевидение, вот сейчас вам Саша Белановский доложил. Я просто очень кратко напомню. То есть сначала это было что? Это была трансляция обычных каналов в интернет, обычных таких, которые мы видим. Потом появлялись отдельные. Видеохостинги тоже называли интернет-телевидением, разный набор программ. Потом стриминговое вещание тоже было. И только чистое стриминговое вещание, которое не выходит в эфир, с видеоподкастами или без них – не важно. Ну вот, такие разные формы существуют. И мне кажется, что Аскар поработал абсолютно во всех компаниях, во всех видах этих компаний.

А.ТУГАНБАЕВ: Знаете, меня, действительно, очень давно заинтересовало видео в интернете, я этим занялся в 1999 году. Первый раз в Америке увидел, как транслируется в интернет видео. Для Москвы тогда это было невозможно из-за скоростей. И потом уже занимался видеопроектами для телевидения, мы транслировали Авторское телевидение, когда загорелась Останкинская башня и не было вещания телевизионного. Мы гнали программы АТВ в интернет – это был тоже 2003 год, давно, никто не мог смотреть. Потом мы с ребятами делали RuTube.ru, видеохостинг и тогда же мы помогли Саше Плющеву сделать видеотрансляцию в интернет. У него это было на другой платформе, мы помогли, сделали некую интерактивную историю. И с тех пор, я так понимаю, что Саша успешно пользуется той историей, которую мы создали тогда.

А.ПЛЮЩЕВ: Более того. Радиостанция «Эхо Москвы» 3 года глядела, как это я делаю, и потом, наконец, сделала видеовещание, которым мы пользуемся и сейчас. И это не я вещаю, это вещает радиостанция «Эхо Москвы» и благодаря в том числе Аскару Туганбаеву, между прочим.

А.ТУГАНБАЕВ: Я помню, да, мы с Сашей тогда проели плешь Венедиктову, и с десятой попытки в конце концов это поехало.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет-нет. Когда уже все плюнули.

Н.БАЙКОВ: Безвозмездно?

А.ТУГАНБАЕВ: Конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Когда все плюнули, уже, знаешь, уже поняли, что я так и буду всю жизнь один вещать. Вдруг – раз, все и…

А.ТУГАНБАЕВ: Вот. Потом мы делали на ВГТРК интернет-вещание, и в том числе через интернет делали обращение президента к народу. И это, на самом деле, в настоящий момент в России самая востребованная, самая тяжелая по ресурсам видеотрансляция. Одновременно количество людей, которые смотрят обращение по видео в интернете президента, оно составляет десятки тысяч человек. Это одновременно там 40 тысяч подключений. Единственная система техническая, которая в настоящий момент может столько обеспечивать, это ВГТРК – больше никто не может. Ну, честно говоря, обычно и задачи такие не стоят. Я помню, когда «Эхо» вещало, прямая трансляция в интернете пресс-конференция Лугового после известных событий, тогда тоже было очень много подключений, RuTube тогда чуть не лег и это было для RuTube тяжелым испытанием.

Сейчас я в другом телевизионном холдинге делают тоже интернет-видеопроекты. Мне, действительно, это интересно. Я надеюсь, что это будет интересно и другим людям, и за этим будущее.

А.ПЛЮЩЕВ: Наиль Байков, он занимается непосредственно сейчас… Просто я поясню, что Аскар Туганбаев, так сказать, в некотором смысле ушел из большого интернет-телевидения, занимается просто большим телевидением. Но тем не менее, твое приложение – это интернет все равно. А, вот, Наиль – он руководит проектами, которые чисто интернет-телевидение. Давай так сделаем, Наиль. Ты расскажешь о том, зачем вы это делаете и на что вы рассчитываете вообще? Конкуренция с обычным телевидением? Стать первыми в интернете? Я не знаю, вот, вообще, смысл этого проекта – он для чего?

Н.БАЙКОВ: Ну, я начну с самого начала. Ровно где-то год назад именно в это время весной в холдинге Анмедиа, где я работаю, где являюсь сотрудником, пришли к решению проводить видеотрансляции тех семинаров, которые проводили и проводят до сих пор руководители этой компании. То есть видеосеминары в области СЕО-продвижения, СЕО-услуг. И в одних из, так сказать, отелей, где собирались конференц-залы под 700 человек принесли оборудование, подключились к интернету и стали вещать эти семинары непосредственно в интернет от имени Анмедиа, от имени проекта SEOPULT.

И, вот, с того момента мы поняли, что фишка проводить видеотрансляции семинаров конференций, мастер-классов, докладов известных и популярных личностей в интернете, которые занимаются продвижением сайтов, занимаются построением сайтов, занимаются интернет-маркетингом, это, безусловно, было бы и стало интересно доносить и доводить до широкого круга потребителей, до широкого круга зрителей. Потому что, ну, не все только Москвой, как бы, у нас заканчивается. В регионах очень усиленно этим люди интересуются. И сводить, так называется, сводить известных персон в интернете с региональными жителями, которые интересуются тем или иным образом, как продвигать сайты, вот, с того момента мы и начали это делать.

А.ПЛЮЩЕВ: Но цель? Очень интересная история – создание. Но цель? Для чего? В чем смысл? Вот сейчас на данный момент? Ну, смотрит, наверное, какое-то количество людей. Собственно, есть ли какая-то цель? Заработать деньги – можно ли этим заработать деньги? И так далее.

Н.БАЙКОВ: Сегодня, наверное, на сегодняшний момент до конца лета цель – это стать, безусловно, лидером, скажем так, в этой области, в области прикладного интернет-телевидения именно в некоей целевой нишевой сегментации. Предположим, если охватить и девиз нашего телеканала «Интернет как бизнес», то есть именно охватить эту область, чтобы с помощью наших гостей и тебя, Александр, когда ты был буквально на днях у нас, доводить до широкой массы, до широкой аудитории именно то, чем обладают, что знают у нас те люди, которые уже каким-то образом зарабатывают деньги в интернете и которые готовы делиться секретами по заработку в интернете. То есть на сегодняшний момент эта цель такая.

Вторая цель… Ну, безусловно, как бы, заимев уже хороший контент, качественный контент, видеоконтент, в какой-то степени не уступающий телевизионному, к концу года выйти на кабельные каналы Москвы, Стрим, Акадо.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, это, вот, интересный аспект, мы к нему вернемся. Потому что, знаете, что я замечал? Вот, когда говорят про Твиттер… Маленькое лирическое отступление. Когда говорят про Твиттер у нас в стране или про блоги – не важно – говорят «Мы очень влиятельны, нас заметило телевидение». Для меня это просто нонсенс абсолютный. Потому что если на Западе говорят о влиятельности интернета – там просто интернет напрямую влияет на массы. А телевидение – оно может подтягиваться, может не подтягиваться, оно вообще опционально. У нас мы повлияли на телевидение, оно повлияло на массы. Так же и здесь как интересно: интернет-телевидение стремится стать обычным телевидением. Интересный аспект какой.

А.ТУГАНБАЕВ: Дело в том, что есть настоящее телевидение, большое и все интернет-телеканалы, маленькие, недорощенные телевидения – они стремятся и мечтают о том, чтобы стать большими телеканалами. И Наиль честно признается, что у них задача обкатать технологию при маленьких кастах и при маленьких, там…

А.ПЛЮЩЕВ: По-русски говорите.

А.ТУГАНБАЕВ: При маленьких рисках, да, извините. При маленькой стоимости и маленьких рисках.

Н.БАЙКОВ: И маленьких вложениях, да.

А.ТУГАНБАЕВ: Да. Обкатать, потом выйти в кабель и, действительно, выйти на большую аудиторию, зарабатывать большие деньги. Это естественное желание, конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Вот, насчет трансляции. Давайте о чем поговорим – об эффекте прямого эфира. Я когда начал изучать вот этот феномен интернет-вещания, я был потрясен просто возможностями. Что если у тебя есть интернет – а сейчас с помощью всяких разных мобильных интернетов, WiMax, все прочее, то есть вообще у тебя еще и широкополосный мобильный интернет, вообще чудо, да? То ты можешь вещать с любой точки. Вообще, это потрясающе. Но выяснилось, что это никому не надо. Никому не надо, прямой эфир!

Н.БАЙКОВ: Ну, смотря что говорить в эфире. А! Прямой эфир никому не надо?

А.ПЛЮЩЕВ: Вообще, никому не надо прямой эфир. Понимаешь?

А.ТУГАНБАЕВ: Тут смотри какая ситуация. Вот, для тебя свобода и свобода высказывания, и возможность самореализации в публичном пространстве является абсолютной ценностью.

А.ПЛЮЩЕВ: Не-не. Просто чтобы мы не ушли в сторону, Аскар. Я не о том, что никому не надо самовыражаться. Это еще полбеды. Но есть люди, которым надо… Смотреть. Смотреть никому не надо!

А.ТУГАНБАЕВ: Вот, хорошо, да. Ты первую половину моего тезиса сократил до нескольких секунд, это хорошо. Есть вторая половина. Теперь вторая половина. (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Хочешь, я тоже за тебя отвечу? (все смеются)

А.ТУГАНБАЕВ: Не, я… Значит, действительно, наша большая массовая аудитория – она хочет, чтобы за нее решали. Она хочет, чтобы за нее решали во всех ипостасях, чтобы во всех отраслях. Чтобы ему рекомендовали товары, которые потреблять, они хотят чтобы кто-то выбрал шоколадки, которые им есть, чтобы кто-то выбрал чиновников, которые будут командовать их жизнью, чтобы кто-то редакционно собрал, отобрал контент и показал уже, наконец, интересные вещи.

Н.БАЙКОВ: Выжимки.

А.ТУГАНБАЕВ: Да. Чтобы прошла какая-то редакционная политика. Это касается масс. 90% людей.

А.ПЛЮЩЕВ: Чтоб был Топ по видео. Бывает Топ по блогам, это Топ по видео, да? Вот, как у вас на RuTube там, видео дня там.

А.ТУГАНБАЕВ: Да. Ну, RuTube тоже стремится к телевидению – наверное, как и YouTube. Точнее так: RuTube, скорее, сейчас повторяет тенденции остальных видеохостингов. Никто точно не знает, как именно дальше будет развиваться видео. Но я думаю, что в том виде, в котором это сейчас будет, это, действительно, вряд ли кому-то нужно в таком объеме. Потому что, ну, говорят «видеопомойка, большой видеохостинг, захламленный видео».

А.ПЛЮЩЕВ: Смотрите, о чем я спрашиваю. О том, что оказалось, что люди не готовы сидеть у компьютера как у телевизора. Они уже, в принципе, у телевизора сидели и бросили это занятие, на самом-то деле. Они переместились в компьютеры и ходят там по видеохостингам.

А.ТУГАНБАЕВ: Ну, не везде. Ты сейчас про социально активное население говоришь, а у нас продолжается в стране… Наша страна является лидером где-то на 1-м или 2-м месте в мире по количеству просмотра телевидения вообще. То есть, вот, 255 минут на человека – это чудовищный результат, в какой-нибудь Америке оно гораздо меньше. У нас люди смотрят телевизор.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо, окей, допустим так. Значит, что интернет-телевидение, учитывая тенденцию перетекания телезрителей к интернет-пользователям, то, что они становятся зрителями и пользователями, значит, у интернет-телевидения стримингового вещания есть будущее.

Н.БАЙКОВ: Оно есть уже сегодня.

А.ПЛЮЩЕВ: Есть настоящее только.

Н.БАЙКОВ: Настоящее, да. А уровень проникновения в интернет, вот, как буквально на днях на РИФ+КИБ-2010 министр связи и коммуникаций Щеголев сказал, что на сегодняшний момент уровень проникновения широкополосного доступа в интернет в регионы растет с невероятной скоростью. А стриминговое потоковое вещание – в чем же его фишка-то?

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Вот, SEOPULT.tv, который ты возглавляешь, да? У него какой рекорд по одновременному просмотру, вот, в прямом эфире?

Н.БАЙКОВ: 1200.

А.ПЛЮЩЕВ: А сколько потом скачали этот эфир?

Н.БАЙКОВ: На тот момент у нас еще не была предоставлена возможность скачивания.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, или просмотреть. Просмотрели.

Н.БАЙКОВ: Более 15 тысяч.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот. Видишь, какая разница?

Н.БАЙКОВ: Совершенно верно.

А.ПЛЮЩЕВ: В 10 раз, на порядок. В 10 раз больше людей хотят посмотреть тогда, когда им это удобно. Значит, вот, той частью, которая может посмотреть тогда, когда мы ей это предлагаем… Можем ли мы ею пренебречь?

А.ТУГАНБАЕВ: Хороший вопрос. Смотри, Саш. Дело в том, что на каждом телеканале есть огромный программный отдел, и на том холдинге, где я работаю, есть тоже сложнейший программный отдел, который в эти выходные, в праздники…

А.ПЛЮЩЕВ: Если тебе не запретили, ты можешь назвать его, в принципе.

А.ТУГАНБАЕВ: Ну, это не принципиально – я работаю на «СТС-Медиа». Там люди занимаются программированием эфирного пространства. И на майские праздники все бились там – Первый со вторым, с 4-м, 5-м, 6-м. Все бились за каждую секунду, чтобы… «Ага, они ставят «Властелин колец», значит, мы должны поставить что-то такое, тоже эпическое. Они ставят таком какой-то жесткач общественно-политический – ну, здесь мы не можем соревноваться, мы поставим какую-то проходную историю, там, второй повтор чего-то. Но потом как только они закончат в 21:59, мы в 22 дадим бомбу». То есть это телезрителя отслеживают.

Когда в интернет-телевидении начнется такая серьезная тоже битва за программирование, когда люди будут, создавая интернет-телевещание, учитывать сценарий поведения этого человека, тогда, конечно, люди будут смотреть в прямом эфире. Сейчас человек понимает, что интернет на вторых ролях и не борется с телевидением, потому что качество контента ниже и актуальность контента немножко ниже, и он знает, что может потом посмотреть.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, вот, объясни мне, пожалуйста, Аскар, тогда вообще мотивацию человека, который сидит перед компьютером и тупо пялится в видеокартинку впрямую? Я не могу найти эту мотивацию. То есть будущее интернет-радио я могу себе представить, потому что его теоретически можно засунуть в машину. Для телика, для видео машина бессмысленна абсолютно.

Н.БАЙКОВ: Ну, вот, наш интернет-зритель, Саш, сейчас получает знания. Получает знания. Те гости, которые присутствуют в нашем эфире, или семинары – они ими делятся, наш зритель получает знания.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, несомненно. Но он может его получить и не в прямом эфире, вот в чем дело.

Н.БАЙКОВ: А фишка прямого эфира, фишка интерактива в том, что ты можешь задать свой вопрос и будешь услышанным. Ну, это повышается мотивация человека, что он поговорил с Игорем Ашмановым, например.

А.ТУГАНБАЕВ: Не, ну, это эффект «здесь и сейчас». Там несколько сотен человек, которые сейчас нас смотрят при помощи вашей видеотрансляции…

А.ПЛЮЩЕВ: 84 ровно. (смеется)

Н.БАЙКОВ: Замечательно.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо, спасибо, Аскар. Да, спасибо.

А.ТУГАНБАЕВ: Ну, не все учтены, где-то прокси, где-то пиратствуют, твой видеосигнал – ну, мы понимаем. Значит, эти люди – это наши с тобой знакомые, друзья, для которых это актуально. Они не пошли сейчас на Поклонную гору, там, смотреть салют, да? Вот, они, действительно, сидели ждали вечером посмотреть, и для них сейчас эффект присутствия некоторый есть, что они смотрят. Я думаю, что мы можем сейчас с тобой напрячься и 40 человек написать просто списком по именам, которые смотрят. Это профессионалы. (смеется) И в будущем, я думаю, что интернет – он будет каналом доставки данных. И не будет интернет-телевидение соревноваться с обычным телевидением.

Н.БАЙКОВ: Никогда не будет, никогда не будет.

А.ТУГАНБАЕВ: Да, будет труба, по ней будет идти видеоконтент. Я даже, когда сегодня в Твиттере писал, что интернет убьет телевидение – я имел в виду, что телевидение, естественно, убьет интернет – это такая игра слов. Я имел в виду, что…

А.ПЛЮЩЕВ: А вот смотри, как молодец, как выразился.

Н.БАЙКОВ: Вывернул.

А.ПЛЮЩЕВ: Как бы будущее не сложилось, он все равно будет прав. Молодец. Чувство русского языка какое прекрасное.

А.ТУГАНБАЕВ: (смеется) Смотри. Просто дело в том, что эти IP-сети – они будут средством доставки. В настоящий момент интернет-телевидение – это в первую очередь домены. Вот есть SEOPULT.tv – они фактически развивают там не технологии (они могут завтра ее поменять, там, пожалуйста, будет интернет или кабельная сеть какая-то коммерческая – не важно). Они раскручивают бренд. И вот этот бренд SEOPULT.tv – он завтра может вообще оказаться бездоменным. И они при помощи своего коммерческого канала смогут привлекать гораздо большую аудиторию, чем при помощи сайта.

Н.БАЙКОВ: Что уже есть сейчас.

А.ТУГАНБАЕВ: Вот! Ну, я не знаю, вы сейчас еще по каким-то сетям, видимо, распространяете там. Это я к тому, что именно интернет как интернет-телевидение – это тестовая площадка для всех, кто хочет попробовать что-то. Скажем, большие телеканалы – они тоже какие-то свои технологии, форматы, продукты пробуют на интернет-аудитории при помощи существующих технологий. Но в дальнейшем они, конечно, от этой доменной структуры уйдут и по этим IP-сетям спокойно пойдет телевидение без всяких доменов, без всякого HTML, верстки сайтов, Flash-плееров, а просто на человека будет валиться видеопоток как валится сейчас.

А.ПЛЮЩЕВ: Наиль, не грусти, мы сейчас их прижмем.

Н.БАЙКОВ: Да, я тоже так, задумался, для меня все это новое такое. IP-сети.

А.ПЛЮЩЕВ: Значит, что интересно, друзья? На SMS гораздо меньше вопросов, чем приходит через Твиттер и видеотрансляцию. Потому что как справедливо сказал Аскар, конечно же, в основном, вся аудитория, которая сейчас может нас слушать в виду известных событий, она сейчас вся сосредоточена в интернете. Это здорово, значит там вообще-то целевая просто.

А.ТУГАНБАЕВ: Не, ну, в машинах тоже люди сейчас сидят, те, кого остановили на въезде к Садовому, вот, как моего водителя, который меня вез. Я вышел и побежал.

Н.БАЙКОВ: Не знаю – проскочил. (смеется)

А.ПЛЮЩЕВ: Так, друзья, времени не так много. К теме, если вы не против. Смотрите, какая штука. Есть у нас много вопросов. Я задам вопрос кировчанина из Твиттера. Он спрашивает: «Сейчас появляются телевизоры с поддержкой YouTube. Будет ли подобное на российском рынке?»

А.ТУГАНБАЕВ: Yes! Вот это самая важная тема. Я сегодня хотел вложиться в передачу и 2 важные темы толкнуть, действительно. Значит, появились умные телевизоры еще в конце прошлого года, у которых внутри есть виджеты, прямо встроенные в телевизор. Фактически это плоская та же панель, у нее сзади в корпус встроена плата от ноутбука и есть WiMax, витая пара, WiFi – она умеет подключаться к интернету. И есть язык виджетов. То есть, вот, там Sony, Samsung, Panasonic, каждая сделали свою платформу, которая позволяет нам, телевизионщикам, производителям контента создавать виджеты, программировать на языке, на том API, который там заложен в эту платформу. И транслировать на эти умные телевизоры свой контент без всяких этих ваших видеохостингов. Вот это вся история, которая там начнет сейчас разрушать рынок RuTube, YouTube, Ivi, WebTV, все вот эти видеохостинги – это калифы на час. Они временные преимущественно решения, и, к сожалению, интернет не успел использовать свой шанс. Вот те несколько лет, которые были с 2005 года по 2010-й, когда интерактивное интернет-телевидение имело свой шанс, они не использовали. Они наращивали капитализацию, чтобы продаться важным каким-то фондам и так далее. Но они пропустили тот момент, когда они могли создать реальный интерактивный продукт, реальный продукт, который позволяет пользователям взаимодействовать при коллективном просмотре. И сейчас телевидение, которое получило от своих привычных совершенно партнеров, производителей аппаратных платформ решения, технически для них удобные, которые не подразумевают никакое там затаскивание на M9, никакие все эти интернет-истории и IP-протоколы, а транслировать через имеющиеся цифровые каналы связи телевидения свой контент, запрограммированный в удобном для нас формате телевизионном… Все, интернет отдыхает. Мы, вот мы, телевизионщики не пойдем больше к этим видеохостерам.

Н.БАЙКОВ: Аскар, вопрос от кировчанина: сегодня или завтра, когда будет возможно YouTube смотреть?

А.ТУГАНБАЕВ: На Связь Экспоком, на выставке можно посмотреть все эти решения. Я видел уже YouTube, встроенный в телевизор от Стрима – у них это есть, и один из каналов просто называется YouTube, и можно на своем телевизоре без браузера (ну, естественно, интернет нужен как средство доставки). Но в данном случае интернет…

А.ПЛЮЩЕВ: Но если Стрим у тебя есть, то всё.

А.ТУГАНБАЕВ: Если Стрим уже есть, то да, уже не важно. Ты получаешь сразу доступ к самым популярным роликам YouTube, и для тебя это всего лишь еще один канал.

А.ПЛЮЩЕВ: Человек, который говорит с феноменальной скоростью, его зовут Аскар Туганбаев и у него электронное сердце и механическая рука, что можете наблюдать в видеотрансляции нашей на сайте «Эха Москвы» или plushev.com. Человек, который поскромней сегодня, это Наиль Байков, из SEOPULT.tv. Я у него хочу спросить. Боюсь, что он, правда, тоже может не ответить. Но я не могу не задать этот вопрос. Какова сейчас цена выхода на этот рынок? Сколько нужно иметь денег, чтобы сделать собственное интернет-телевидение? Небольшое, может быть. Такого вам конкурента?

Н.БАЙКОВ: Ну, если не говорить о расходах, а говорить о персонале, говорить о скорости выпуска прямых передач.

А.ТУГАНБАЕВ: Зарплатах.

Н.БАЙКОВ: Да, зарплатах. Ну, это, наверное, полумиллиона долларов. Вот, если кто-то сегодня захочет повторить то, что у нас есть на сегодняшний момент, а это более 9 человек сотрудников – мой коллектив огромный, ему спасибо за их работу, что они делают. За то оборудование, которое есть, за аренду каналов, за аренду медиа-серверов, за аренду серверов для даунлоадинга, за интернет – все вот это вот.

А.ПЛЮЩЕВ: Не поднимает свою руку Аскар. У меня еще есть один вопрос к Наилю.

А.ТУГАНБАЕВ: А я просто так, мне так удобно держать гипс.

А.ПЛЮЩЕВ: Наиль, как растет аудитория? Какова тенденция? И вообще, растет ли она?

Н.БАЙКОВ: Вот смотри. По росту аудитории – сегодня я еще посмотрел – у нас она в среднем держится 2,5 тысячи уникальных посетителей в день. Но что я заметил? За последние несколько месяцев стало расти ядро аудитории. Если оно раньше там в день составляло порядка 200-250 человек, то сейчас уже под 400 человек, именно постоянная аудитория, которая заходит, там, если не ежедневно, то 2-3 раза в неделю. Это говорит о том, что человек вновь и вновь возвращается, чтобы что-то, что-то еще раз посмотреть, почерпнуть для себя. По росту общей численной массы – вот, на сегодня у нас 2,5 тысячи – я просто хочу сказать, мы же нигде не рекламируемся. Вот, весь наш рост посещений ежедневных – это за счет того, что те, которые уже посмотрел, сарафанное радио, разместил у себя на блоге, вот, ты разместил у себя на блоге, люди узнают, заходят, смотрят, что-то находят, делятся. Все. У нас буквально 3 ресурса форума, такие, наиболее посещаемые. Ну, опять же, наши тематики – это форум Searchengines.ru, форум (НЕРАЗБОРЧИВО) и еще один форум, в котором мы анонсим предстоящие передачи или которые уже выходят в архиве. Практически все.

Обладая за спиной могущественной компанией, которая входит в пятерку лидеров по продвижению сайтов, воспользоваться тем, чтобы нас продвигали в поисковых системах по наиболее важным ключевым запросам пока не хотим. Вот, когда наступит время заработка, вот именно на проекте, вот тогда, безусловно, можно уже будет. И тогда уже будет совершенно другая аудитория.

А.ПЛЮЩЕВ: Твой выход, Аскар. Что будет с большими каналами? Вот, смотри, сейчас, по-моему, у всех есть практически так или иначе стриминговое вещание в интернет.

А.ТУГАНБАЕВ: Ну, у всех крупных, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Все сдались фактически, да?

А.ТУГАНБАЕВ: Ну, что значит «сдались»? Понимаешь, для них это ничего не значит. Вот того, что они сейчас вещают в интернет, даже если они начнут это монетизировать, то те, там, 3-4 калеки, которые смотрят в интернете, это слезы.

А.ПЛЮЩЕВ: Как это?

А.ТУГАНБАЕВ: Ну, реально не много людей их там смотрит. И вообще, на самом деле, модель монетизации стримингового вещания телеканалов в интернет – она пока еще не работает.

Н.БАЙКОВ: Не работает.

А.ТУГАНБАЕВ: Не работает, да. Потому что сейчас тот эфирный сигнал, который мы распространяем через обычные наши сети, у нас там есть реклама, которую мы считаем, у нас есть пункты просмотров, у нас есть стоимость (смеется).

А.ПЛЮЩЕВ: По-русски говори, пожалуйста.

А.ТУГАНБАЕВ: Хорошо. Есть, короче, стоимость контакта с аудиторией. Если мы вещаем этих людей в стриминг в интернете, мы их никак не считаем. Гэллап, который для нас является измерительным инструментом, или любые другие счетчики – они их не учитывают. И эти деньги просто мы тратим впустую. Мы на каждого этого зрителя тратим полмегабита в секунду интернет-канала, оплачиваем там хостинг, стараемся и пыхтим, но монетизации нет никакой.

Монетизироваться они будут по-другому. Тот же эфирный продукт мы не можем монетизировать насчет стримингового вещания. Временно на попробовать, на просто как промо-продвижение – можно. Но это, на самом деле, игрушки все. И та монетизация, которая сейчас происходит, она за месяц может быть как одна секунда нашего телевизионного пространства.

Н.БАЙКОВ: Поэтому вам сложнее в интернете.

А.ТУГАНБАЕВ: Нам сложнее и легче. У нас прежде чем обычное телевидение умрет в 2014-2015 году, когда оно развалится на цифровые слоты и распадется на разные экраны фактически… Борьба будет идти за экраны – за мобильный экран, за экран iPad, за экран на стене большой, за экран в машине. И, вот, когда телеканалы рассыпятся своим контентом из моновещательного 24-часового потока на много маленьких, там, по-разному монетизируемых экранчиков, вот, к этому моменту нужно придумать и опробовать на интернете механизмы монетизации вот этих вот зрителей и их сценариев поведения. Потому что ты уже там не посмотришь 24 минуты серию сериала, или, там, 26.

А.ПЛЮЩЕВ: Чем хорош интернет, вот, с точки зрения обычного канала, на мой взгляд? Тем, что ты можешь зрителя поймать не в тот момент, когда ты вещаешь, а в тот момент, когда зритель подошел. Вот, допустим, я опоздал на новости, но хочу их посмотреть. Если они появились в интернете у этого канала, если они выкладываются, я могу посмотреть выпуск. Условно говоря, новости. Или там, я не знаю…

А.ТУГАНБАЕВ: Ну, выпуск целиком бессмысленно – имеет смысл только сюжеты. Потому что пользователь, который в интернете смотрит видео, у него сценарий поведения совсем другой. Ведь, он находится к экрану гораздо ближе. Телевизионный зритель обычный находится в 3-4 метрах от экрана. И он не может с ним активно взаимодействовать. Пользователь интернет-телевидения находится в 60 сантиметрах от экрана и еще с клавиатурой. У него мобильность высокая, он между окнами переключается. Он еще параллельно смотрит обычный телевизор, там, слушает радио, общается с женой и его реально увлечь выпуском новостей целиком, монолитным, 15-минутным невозможно. Он будет переключаться. А он даже и не поймет, что там внутри, в середине есть интересующая его информация. То есть это именно нарезанный на сюжеты другой там продукт.

А.ПЛЮЩЕВ: Я, вот, кстати, видел сейчас, некоторые пытаются в интернете сделать видеоподкастами такие аналоги обычных выпусков новостей, итоговые программы как правило.

А.ТУГАНБАЕВ: Это аналитика. Это не новостные, это аналитика.

А.ПЛЮЩЕВ: Она имеет смысл?

А.ТУГАНБАЕВ: Да, это имеет, если автор имеет какую-то весомую позицию. И здесь важна не информация, а трактовка. Тогда, конечно. Вот, собственно, в чем там польза и смысл SEOPULT.tv, да? Потому что это профессионалы свою профессиональную экспертизу через интернет-канал для профессионалов передают. Это, конечно, флаг в руки. Но если мы делаем развлекательную историю на много тысяч людей, массово, большую, дорогую, там, с декорациями, с костюмами и актерами, и гонорарами, тогда такая история просто в интернет-вещании не работает.

А.ПЛЮЩЕВ: Наиль, ты что-то хотел добавить.

Н.БАЙКОВ: Я хотел добавить, что хронометраж выпуски передачи, какого-то сюжета в интернете очень важен. Вот, мы не допустили ошибку – просто мы пришли к логическому заключению несколько месяцев назад о том, что вот эти наши часовые эфиры, которые были раньше – там, осенью, в начале зимы этого года – человеку очень трудно смотреть в интернете. Человеку очень трудно усидеть. Если он там по телику что-то посмотрит, безусловно, там и стоимость бюджетов выпусков различных, это другие совершенно. А, вот, в интернете очень трудно. Он, за редким исключением какого-то важного-важного персонажа, он в интернете посмотрит его целый час. И поэтому мы пришли к тому, что нужно делать хронометраж – Аскар не даст соврать – это 26 минут, телевизионный такой формат. То есть, вот, мы встречаемся с тобой, Саш, мы поговорим в эфире 40 минут, но хочу чтоб ты знал, режиссеры, монтажеры сейчас сидят и режут. То есть получится 26 минут. Но, вот, самого интересного, самого важного с твоими улыбками, с твоими ужимками, с твоими как бы восклицаниями, с твоими эмоциями, но человек усидит.

Плюс в чем важен, вот… Ну, опять же сейчас буду говорить, как бы о своем канале. Важно очень, чтобы не было говорящей головы. Вот, говорящие головы утомляют, надоедают и поэтому нужно перемешивать какими-то живыми сюжетами. А это можно делать визитки с этим гостем заранее, снимать или после снимать, потом при монтаже вставлять. Можно делать какие-то другие вставки – там, те же подводящие вставки, рассказывающие о тенденции на рынке, о которой гость сегодня будет говорить. То есть нельзя, вот, просто говорить-говорить-говорить – человек от этого устает. То есть, вот, хронометраж очень важен.

А.ТУГАНБАЕВ: Правильный формат – это половина истории. То есть, действительно, в интернете видео нужно правильно форматировать. Но чего очень важно, сейчас не хватает для интернет-телевидения, для его успеха – это возможности внутренней разметки и поиски по этому видео. За этим будущее, это будет. И на том же RuTube можно ссылаться на нужную секунду нужного видео, чего, например, нет в YouTube. Можно дать метку, ссылку на конкретную секунду видео.

Н.БАЙКОВ: А чем плоха расшифровка, Аскар?

А.ТУГАНБАЕВ: Не, расшифровка – это хорошо.

А.ПЛЮЩЕВ: Чисто теоретически, Аскар. У меня, например, эта фишка не работает абсолютно у RuTube. Это просто пользуясь случаем.

А.ТУГАНБАЕВ: Почему?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, потому что я ссылаюсь на конкретную секунду, а он начинает воспроизводить ролик с начала.

А.ТУГАНБАЕВ: Ну, может быть, потому что у тебя Макинтош, поэтому. Потому что у меня, вот, Microsoft Internet Explorer – все работает отлично.

А.ПЛЮЩЕВ: А у меня мало того, что Макинтош, да еще и Firefox.

А.ТУГАНБАЕВ: Ну вот. Поэтому, значит, важно, чтобы Яндекс сделал поиск по видео, распознавание кусочков. Гугл над этим активно работает, у Гугла есть распознание уже внутреннего текста на английском языке, и очень скоро он сможет внутри этого часа видео, которое запишет Наиль в удобных условиях, находить нужное место. И тогда это будет выдаваться в результатах выдачи. И тут в чем плюс именно интернет-видеотрансляции? В том, что есть подтверждение доказательное, что этот человек это сказал. Потому что в будущем там вопрос будет цифрового доверия. Будет написан текст, что человек сказал вот это. А оказывается, он не это сказал, а там было так подредактировано. Если у нас есть видео, то это есть подтверждение.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Я продолжаю собирать вопросы по SMS +7 985 970-45-45, практически ничего не поступает. Есть чат, сопровождающий видеотрансляцию. Также есть и Твиттер – там можете обращаться.

А.ТУГАНБАЕВ: Давай про деньги расскажу.

А.ПЛЮЩЕВ: Подожди.

Н.БАЙКОВ: Я думаю, надо, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Про монетизацию? Хочешь – давай. У меня просто есть один вопрос, вообще ради которого, на самом деле, эта передача и образовывалась, уж честно скажу. Он не монетизации касается, хотя, может быть, каким-то боком и вылезет. Я ужасно люблю один сервис, касающийся радио, вы его все прекрасно знаете, называется он – нет, не echo.msk.ru (его я тоже очень люблю), а называется он Moskva.fm.

А.ТУГАНБАЕВ: А ты представляешь, да, чем он создан? Moskva.fm – это прикрытие пиратов, которые тиражируют mp3-файлы в интернете, прикрываясь тем, что пользователь записал их через радио.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне, честно говоря, вообще наплевать, для чего он создан.

А.ТУГАНБАЕВ: Это просто ширма.

А.ПЛЮЩЕВ: Просто я теперь, услышав на любой радиостанции песню или там что-то вообще услышав, я могу легко прийти домой и прослушать это дома.

А.ТУГАНБАЕВ: Да. Но если у тебя в эфире играла эта песня, и ты как диджей внутри этого эфира сказал что-нибудь поверх песни, а пришел домой, послушаешь запись – там будет mp3 без твоей накладочки. Там будет mp3, который туда выложили пираты.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, в общем, я думаю, что слушатель только от этого выиграет, в принципе-то.

А.ТУГАНБАЕВ: Ну, наверное.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, бог с ним – это отдельная тема, как-нибудь поговорим на нее еще. Есть, кстати, такой, правда закрытый сервис Zombobox, который, в общем, занимается примерно тем же самым…

А.ТУГАНБАЕВ: Пиратством.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. И можно посмотреть…

Н.БАЙКОВ: Тебя до сих пор торренты держат, что ли?

А.ТУГАНБАЕВ: Нет, ну, просто пиратство – это люди воруют наши деньги.

А.ПЛЮЩЕВ: Это я, как вы понимаете, я просто последние 10 минут, я сейчас разгоню Аскара до невозможности просто. Потому что ему только скажи «пиратство» — и все, дальше можно замолкать и дальше все. Возможно ли появление такого открытого сервиса телевизионного? И почему Moskva.fm есть, например, и никто его не пытается засудить или, там?.. Ну, радиостанция, по-моему, ни одна из них не против, открытая, во всяком случае. А телекомпаний нет.

А.ТУГАНБАЕВ: Про радиостанции – понятно, радиостанции – они не теряют от того, что кто-то там покрутит музыку на Moskva.fm. То есть, вот, мы, например, как телеканал, мы являемся заказчиками того контента, мы оплачиваем его создание и показываем его по телевизору и монетизируем при помощи рекламы. Когда кто-то в интернете его пиратит, то тогда меньше людей посмотрит его у нас и меньше посмотрит его на нашем сайте, а посмотрит его в другом месте. И там монетизируется на каких-то своих левых, пиратских условиях. И мы не сможем рекламодателю сказать, что «давайте, приходите к нам, размещайте рекламу у нас вокруг видеоконтента на нашем сайте». Потому что скажут: «Зачем мы?.. Мы лучше пойдем, там баннеры покрутим на RuTracker.org, да? И у нас будет гораздо дешевле, чем у вас размещаться. Потому что те люди не потратили на создание этого контента ни копейки».

Ну, музыканты, которые там в специальных отношениях с радиостанциями размещают свою музыку, они заинтересованы в продвижении на Moskva.fm. Поэтому здесь другая система монетизации. Появится ли такая открытая история с телеканалами? Появится. Да, будут в интернете сайты, на которых можно будет смотреть телеканалы. Появится это в тот момент как раз, когда, возвращаясь к моему вопросу про монетизацию, появится в тот момент, когда основные рекламные агентства и связанные с ними телевизионные агентства научатся монетизировать вот эти стриминговые потоки. Когда они научатся там, где идет реклама телевизионная по специальным меткам вставлять целевую, таргетированную рекламу, нацеленную на конкретного пользователя, и монетизировать то же самое рекламное пространство, которое в телевизоре уже там присутствует, вот тогда это будет… Это, я думаю, вопрос года-двух.

А.ПЛЮЩЕВ: Год-два? Так быстро?

А.ТУГАНБАЕВ: Ну, во всяком случае, сейчас работа над этим ведется. Значит, очень интересные технологии, в том числе на РИФе были показаны. То есть, например, мне понравилась технология размещения рекламы внутри существующего стримингового контента, которая определяет те части экрана, которые не меняются, то есть неподвижные какие-то фоновые вещи, и она внутри туда всплывает таргетированные рекламные объявления контекстные, именно для этого пользователя. Это хорошая история. И в этом случае мы можем смириться с тем, что это канал, там, пиратится.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы будете еще добавлять про монетизацию? Могу задать по технологии вопрос?

А.ТУГАНБАЕВ: Давай.

Н.БАЙКОВ: Давай по технологии, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Значит, веб-дизайнер из Нижнего Новгорода спрашивает: «На ваш взгляд, каковы перспективы нового HTML 5?» Я расширю вопрос. На самом деле, каковы технологии самые перспективные для интернет-вещания? Flash – не Flash? Мы знаем вот эту историю с Adobe, да? HTML 5, Silverlight. Что?

А.ТУГАНБАЕВ: Значит, я думаю, что первопроходцами в развитии этого телевидения станут 2 крупные аппаратные платформы – Microsoft и Apple. Apple сейчас зарегистрировал торговую марку iTunes Live, и то, что они сделали с Mobile Applications, со своим AppStore и то, что они сейчас сделали с iPad и сейчас появятся такие же магазины контента, привязанные к аппаратной платформе именно для iPad. И они будут работать, ну, можно сказать, что без интернета. Потому что для человека в данном случае будет все равно, есть интернет или нет. Потому что он не будет по разным сайтам шариться, а он будет нажимать на одну кнопку и, там, технология ip-пакетов какая-то – может быть, специальный выделенный канал, может быть, какой-то public place для пользователей iPad, клубы какие-то, еще что-то – они будут доставлять этот контент, купленный им, через вот это платное телевидение внутри этой платформы. То же самое у Microsoft есть Media Room, технология, которая позволяет адресовать 3 экрана для поставщиков контента. Поэтому я думаю, что будущее именно за этими историями, за аппаратчиками и за тем, как они удерживают пользователей вокруг своих аппаратных платформ. А конкретные программные технологии в данном случае не важны.

Н.БАЙКОВ: А я не верю, что Adobe в ближайшие несколько лет сдаст свои позиции. Ну вот просто не верю.

А.ТУГАНБАЕВ: Да кому он нужен, слушай?

Н.БАЙКОВ: Аскар я тебя не перебивал, послушай меня, пожалуйста. Да. Посмотрим просто трезвыми глазами, как бы, на то, что сейчас происходит у нас в Рунете. То есть все ведущие на сегодняшний момент сервисы потокового видеовещания, ну, там, наше телевидение, те, которые проводят видеоконференции. Взять ту компанию, которая освещала видеоконференцию на РИФ+КИБ-2010, да? Все они используют флэшевые адобовские приложения.

А.ТУГАНБАЕВ: Кроме тех, кто Silverlight использует. Извиняюсь.

А.ПЛЮЩЕВ: Так?

Н.БАЙКОВ: Кто Silverlight использует?

А.ТУГАНБАЕВ: Ну, всю Олимпиаду показывали на Silverlight’е. Сейчас MSN показывает на Silverlight’е футбол.

Н.БАЙКОВ: Так. Я сказал ключевое слово, Аскар, «Рунет». Вот, «Рунет» сказал. Я не верю, что в ближайшее время…

А.ТУГАНБАЕВ: Мы уже с Юрой Синодовым поспорили, что Silverlight сделает в следующем году Flash – я уверен в этом и думаю, что Flash’у не осталось места.

Н.БАЙКОВ: Ну, это если Microsoft пошевелится в России.

А.ПЛЮЩЕВ: Я даже не буду пояснять, кто такой Юра Синодов. Я уверен, что все, кто нас сейчас слушает, знают. (все смеются)

Н.БАЙКОВ: Знают-знают. Знают Юру.

А.ТУГАНБАЕВ: Нет, ну, просто смотри, на Apple места ему нет. Значит, в следующих там никаких версиях Explorer он тоже не нужен.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, знаешь, в чем доказательство того, что, на самом деле, Наиль сомневается в собственных словах, которые так говорит уверенно, якобы. Смотри, перед ним лежит iPad, он с ним не расстается, на самом деле. А iPad не поддерживает Flash.

Н.БАЙКОВ: Я еще с ним не успел наиграться. Саш, мне его 3 дня назад вручили. (смеется)

А.ТУГАНБАЕВ: Я не вижу смысла во Flash’е. Ну, был такой момент, да, когда он был нужен. Был когда-то Netscape Navigator – тоже браузер такой. Ну, он никаких фишек не предложил, Flash тоже не развился, сейчас аппаратчики всех съедят. Я так думаю.

А.ПЛЮЩЕВ: А, вот, хороший вопрос от Закира: «Будет ли выпускаться мобильный приемник телевидеотрансляций?» По-моему, он уже выпускается, называется «мобильный телефон». Ну, просто еще не произошло сближения, так это или не так?

А.ТУГАНБАЕВ: Да, конечно. Ну, просто, будут специализированные еще устройства, которые в себе не будут совмещать телефонные звонки. Дело в том, что у меня сейчас с собой 2 устройства – одно для звонков, а другое для интернета, для видео и аудио. То есть я на одном устройстве мобильно коммуницирую, ну, как-то там.

А.ПЛЮЩЕВ: Твиттер.

А.ТУГАНБАЕВ: Твиттер, ну, всякое там. Просматриваю тот же YouTube, какие-то письма читаю. А по другому мне просто тупо звонят, и у него нет никаких возможностей. Мне там звонят партнеры, коллеги, родственники – я его не использую, у меня не садится там батарейка, никаких мультимедийных возможностей. Ну да, 2 устройства. Я думаю, что это тоже перспективная история.

Н.БАЙКОВ: Не знаю, зачем 2 аппарата – мне достаточно одного iPhone.

А.ТУГАНБАЕВ: Дело в том, что тот, который для звонков, он будет становиться все меньше, меньше и меньше, в конце концов окажется или в ухе, или в носу, где угодно. Если он не является при этом мультимедийным интернет-устройством, а по нему нужно просто поговорить, то его можно уменьшать до бесконечности. А вот этот мультимедийный приемник – его нельзя уменьшать.

Н.БАЙКОВ: Хорошо. Давай, наверное, послушаем вопросы Саши.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. И это вопросы, которые пришли к нам на сайт. Тут я не знаю, успеем мы за 3 минуты это. Ну, очень коротко, может быть. Вопрос такой: должна ли быть какая-то защита для детей касательно каналов 18+? Думаю, вопрос актуальный и для Аскара, написали.

Н.БАЙКОВ: Для Аскара, да.

А.ТУГАНБАЕВ: Да, значит, смотрите. У меня трое детей, у меня цифровая платформа, по которой они смотрят 100 каналов. Значит, у меня часть каналов закрыта Parent Control. Я сделал Родительский контроль и на компьютере – там есть ограничение и по сайтам, и по времени работы, и много каких ограничений (по установке даже некоторых игр). То есть можно, например, включить на уровне операционной системы запрет на установку определенных игр. И то же самое у меня с телевизором: у меня закрыты некоторые каналы, на которых идет какой-то адский контент, который меня бесит.

Н.БАЙКОВ: Все правильно: защита должна исходить от родителей.

А.ТУГАНБАЕВ: Конечно. Она так и будет происходить.

Н.БАЙКОВ: Не от производителей.

А.ТУГАНБАЕВ: Да. Это родительская история.

Н.БАЙКОВ: Родительская история.

А.ТУГАНБАЕВ: Но там этот протокол – он поддерживается и производителями контента. То есть, например, есть каналы, внутри которых каждой программе возраст пришит. И, скажем, часть контента открыта, а часть закрыта. То есть там открывается «Этот фильм не надо показывать детям, а этот можно с 12 лет». И ты выбираешь как уровень доступа.

А.ПЛЮЩЕВ: Возвращаясь к интернет-телевидению, какова, по-вашему, в ближайшее время судьба таких видеохостингов как YouTube, RuTube. Кстати, YouTube, замечу, не позволяет трансляций. Ну, то есть там есть отдельные истории, но массовых трансляций он не позволяет. На RuTube возможны массовые трансляции, тоже по отдельной договоренности.

Н.БАЙКОВ: Массовые трансляции – это все зависит от количества подключений.

А.ПЛЮЩЕВ: Массовые – я имею в виду что такое массовое? Это я, Вася Пупкин, я написал RuTube, и после этого стал транслировать там Аскара нашего. С YouTube у меня такая история не очень выйдет.

А.ТУГАНБАЕВ: Слушайте, с YouTube очень смешная история. Вот, RuTube был куплен крупным медиахолдингом и стал его частью, транслирует его контент вместе с пользовательским контентом. У YouTube ситуация обратная: он такой большой, у него такой высокий уровень капитализации, что он сам может купить себе 2-3 мелких канала каких-то, включить их в себя и стать некоторым таким телевизионным хостингом. Ну, фактически он может значительную часть российских каналов купить.

А.ПЛЮЩЕВ: А насколько ты вероятным видишь такое развитие?

А.ТУГАНБАЕВ: Ему придется все равно разделить профессиональный и любительский контент, по-любому, потому что там сейчас правообладатели наступают стремительно. Вот, 20 тысяч пользователей уже осуждены, 30 тысяч новых пользователей, закачивающих другой контент, тоже будут осуждены. Он стремительно борется с выкладыванием пользовательского пиратского видео, ему придется это сделать. И тогда ему придется разделить профессиональный видеохостинг и непрофессиональный. А на профессиональном ему придется бороться с Hulu, а hulu.com – это крупнейший профессиональный видеохостинг, который организован крупнейшими телеканалами, и чтобы с ним нормально конкурировать, придется обмениваться акциями с крупными иностранными телеканалами. Я думаю, что у YouTube только такой путь. Либо найти какого-то лоха и впарить ему этот сайт, пользуясь дырой в законодательстве в той области географической, где еще не наступают правообладатели.

А.ПЛЮЩЕВ: В чудовищном темпе провели мы, благодаря Аскару во многом, конечно же, эту программу. Спасибо большое, Наиль Байков, SEOPULT.tv, Аскар Туганбаев, интернет-эксперт были с вами. Программа «Точка» выйдет и на следующей неделе в это же время в 22 часа в воскресенье. Приходите к нам. Счастливо, пока. Спасибо.

А.ТУГАНБАЕВ: Пока.

Н.БАЙКОВ: Пока.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

11 мая 2010 | 04:09

Интересная передача, хотя со многими тезисами не согласен. Я смотрю интернет телевидение уже девятый год. Тут надо отметить главное - я живу в Канаде и существует 8 часовая разница с Россией и 7 с Израилем. Поэтому для меня всегда было важно, что можно смотреть новости и другие передачи вечером, а не днем, когда я работаю. Второе - это чистая экономика, русские каналы стоят от 25 долларов, столько же за израильский. Ну а дальше чисто удобство - без всяких видеомагнитофонов и прочих продвинутых устройств, нажал на паузу и ушел курить.
За 9 лет и картинка стала лучше и сервисы улучшились. К сожалению, не упомянули лучший русский ресурс - Russia.ru . Он совершенно не заслуженно малоизвестен, хотя это один из немногих рессурсов дающий картинку HD. Да и с контентом все в порядке - такой аналитике может позавидовать и Эхо Москвы.
В плане традиционного телевидения, я думаю, русским каналам стоило бы обратить внимание на опыт израильских 10 (nana.co.il) и 2 (mako.co.il). Довольно удобно, хорошего качества картинка и правильно вставленная реклама.
А теперь выводы - не надо париться со всеми умными ТВ, просто покупаем комп что подешевле, цепляем любым доступным методом к телевизору и смотрим. Я поставил карточку за 40 долларов с HDMI и не надо потом хитрым образом грузить апгрейды в ТВ или всевозможны плееры.
Главное, что дает интернет ТВ это ощещение полной виртуальности, можно жить в Канаде или вдругой стране и не ждать подачек от кабельной или спутниковой компании, когда они включат нужный тебе канал в пакет. Ну и возможность смотреть то что ты хочеш когда ты хочешь.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире