'Вопросы к интервью


А.ПЛЮЩЕВ: В Москве 22 часа 12 минут. Здравствуйте. Вас приветствует Александр Плющев. В эфире программа «Точка». Мы сегодня будем говорить о крупнейшей конференции в сфере IT — РИФ+КИБ. Она пройдет на следующей неделе. По этому поводу к нам сегодня пришли представители ее оргкомитета — Сергей Плуготаренко и Сергей Гребенников, которые вам знакомы наверняка по нашей же передаче о премии рунета. И можете свои вопросы им уже отсылать на +7 985 970 4545. За те четыре минуты, пока мой коллега Саша Белановский расскажет вам о том, что же такое, собственно, есть РИФ+КИБ. Кстати, Саша Белановский, возможно, к нам в эфире и присоединится.

ЭХОНЕТ

А.ПЛЮЩЕВ: Видеотрансляция идет на сайте «Эха Москвы», на plushev.com. там можно увидеть Сергея Плуготаренко, Сергея Гребенникова, которые у нас сегодня в студии. Добрый вечер.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Саша Белановский, которого вы слышали, тоже подошел. Поэтому у нас два Саши против двух Сереж. Или напротив. Про РИФ — да, будем говорить. И, учитывая то, что аудитория у нас немножко подготовленная и те, кто смотрит программу «Точка», им не надо рассказывать, что такое РИФ, с одной стороны, с другой стороны, все слышали Сашу Белановского, и я хотел бы попросить, чтобы вы рассказали об отличиях нынешнего РИФа от предыдущих. Что будет главное, чего будет больше, чего меньше, чего совсем не будет и так далее. Давайте об отличиях вначале.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Давайте я начну. Главное, что будет на РИФ+КИБе этого года, это то, что, в отличие от предыдущих времен, которые были всякие — плохие, хорошие, средние, в этом году РИФоКИБ поддерживают все без исключения игроки отрасли. То есть просто кого ни вспомни, он так или иначе на РИФоКИБе представлен. То есть какая-то аллергия, которая 3-4 года назад могла быть у ряда компаний к мероприятию, она полностью устранена благодаря тому (все-таки я считаю, что это и наша заслуга), что мы очень внимательно слушали и старались делать то, что отрасли нужно. Это, наверное, главное отличие. Второе отличие, следствие этого — это сильная ориентированность на бизнес-тематику. Очень много будет рассказано про то, как строить бизнес, как с помощью существующих сервисов зарабатывать, куда вообще бизнес будет двигаться, и в разных аспектах — и электронная торговля, и вопросы рекламы, и вопросы новых социальных медиа, вопросы веб-разработок, интернета-магазина, тиражируемого ПО и так далее, то есть на бизнес основной акцент. Многие нас уже поругали в этом году за то, что даже слишком большой акцент на бизнес, что слишком много бизнеса. Были такие мнения, что социальным темам не достаточно много внимания уделяется. То есть то, в чем раньше ругали — что социалки много, бизнеса мало, теперь ругают в другом — что социалки стало меньше, бизнеса стало больше. На самом деле, лавируем, как можем. То есть стараемся. Если темы интересные. Но ведь действительно с этого года, и это третье новшество, о котором я хотел бы сказать, был отменен принцип формирования программы, который был раньше: только программный комитет, который в прошлом году был — программный комитет + народ, когда появились те самые минисекции. В этом году была попытка слить это все в единое варево контента, в котором примерно 30 тем определяет программный комитет, а еще 70 тем определяют сами участники, и на голосование ставятся все темы — и темы, которые закрепляются за программным комитетом, эти самые крутые, тяжеловесные темы, и темы, которые народ предлагает. Все это участвует в общем голосовании. Причем голосуют в этом году только те, кто прошел регистрацию. То есть мы постарались исключить любые накрутки.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Кстати, зарегистрировано уже виртуальных участников 6500, а тех, которые реально оплатили и подтвердили свое участие, с учетом промокодов почти 4000 человек. Но я с Сергеем люблю спорить — наверное, не раз все замечали. Мероприятие, на самом деле, проходит точно так же. Потому что 14-й раз, мероприятие является традиционным, каждый раз проходит весной, и чего-то фундаментально нового, естественно, на мероприятии не будет.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Мне задали вопрос — я на него ответил. Что-то новое есть. Может быть, оно, на твой взгляд, не фундаментально новое.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Естественно, увеличивается масштаб, конференция растет, количество тем меняется и увеличивается. Участники начинают говорить совершенно о других темах. Но при этом, если говорить про акцент, который будет в этом году, это, естественно, реклама, поиск и электронная коммерция. Это вот три направления, которые сегодня реально волнуют аудиторию.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Дополню — социальные медиа. Все-таки их очень много, и новые технологии продвижения. То есть там была реальная бойня, потому что очень много было предложено сходных тем. Мы им предалгали объединиться, предлагали уйти в тень, стать докладчиком в секции другого человека, он спрашивал, почему этот человек разбирается в этом вопросе больше, чем я. Именно вокруг социальных медиа было основное рубилово в этом году. Ну, рекламные вещи традиционно вызывают интерес, но просто там есть мейнстрим, там есть явные лидеры, которые говорят: «Я знаю больше», и с этим не поспоришь. А вот в области социальных медиа как какого-то нового тренда, там, конечно, каждый считает себя суперспециалистом и говорит: «У меня есть яркие кейсы», «У меня есть компания, которая занимается продвижением», «Я делал рекламные кампании вот для этих», «А я просто сам по себе и все равно я в этом все понимаю». Вот именно на поприще социальных медиа было много-много таких.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Хорошо, что наконец-то придумали словосочетание «социальные медиа», и теперь не говорят просто про социальные сети. В прошлом году у нас Шерман был в программном комитете, который сейчас уже не в Одноклассниках, а в Drimmy, но тем не менее, когда сказали: «Никита, а давай ты будешь возглавлять секцию по социальным сетям», и он реально сказал: «Не буду, потому что не о чем говорить». Хорошо, что сегодня там появилась хоть какая-то тема, которую можно развивать и говорить про социальные сети. Но одно время казалось, что социальные сети чуть ли не живут внутри себя и больше вообще не развиваются. Но благо, что вот это слово придумали.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Может, все-таки социальные сети вышли на общий уровень?

С.ГРЕБЕННИКОВ: И с этим появилась монетизация этих самых социальных сетей. А было тяжело до этого вообще рассуждать, что такое социальные сети.

А.ПЛЮЩЕВ: Сергей Плуготаренко, Сергей Гребенников. Свои вопросы, мнения, пожелания и все прочее, пожалуйста, направляйте на +7 985 970 4545. Это сегодня единственный канал связи с нами. Потому что обычно еще бывает чат на видеотрансляции, но я сегодня как последний лох поступил, забыв компьютер, а на местных у меня что-то не грузится. Так что извините, пожалуйста, чатьтесь между собой в видеотрансляции, которая идет на сайте «Эха Москвы», на plushev.com. А мне уж, пожалуйста, на смс. Есть несколько вопросов, которые поступили перед программной на сайт радиостанции «Эхо Москвы». Brainiac, студент из России, спрашивает: «В прошлом году на РИФ+КИБ было зарегистрировано 7766 человек. Понятно, что приехали не все (кстати, сколько человек посетили конференцию?). Но тем не менее, народу было очень много. На некоторых секциях невозможно было даже войти в зал, не то что сесть. На сегодняшний день на РИФ+КИБ 2010 зарегистрировано 3677 человек (это тех, кто уже оплатил участие). Как вы будете решать вопрос «перенаселения»?»

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Сложный вопрос на наших мероприятиях это становится. Предугадать заранее, в какой аудитории будет наибольший ажиотаж, можно, конечно, но не всегда получается. В данном случае, в этом году мы сделали попытку расширить количество площадок конференционных — у нас их будет 10. И еще будет порядка 5-ти т.н. внепрограммных мероприятий, где будут проходить внеконференционные какие-то истории. То есть, в принципе, очень много места, куда пойти и сесть. Другое дело, что аудитории хитовые…

А.ПЛЮЩЕВ: То есть ты только что сказал, что если вас куда-то не пустили, идите в другое место.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Есть еще выставка, есть еще релакс-зона. То есть мы много чего предусмотрели. Есть, в конце концов, бар и есть бильярдная, в которой очень многие тусуются.

А.ПЛЮЩЕВ: Это прекрасно — оплатить взнос и потом играть в бильярд.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Причем мы делаем трансляцию в эту самую релакс-зону из тех мест, которые нам кажутся хитовыми. Но, опять же, осенью на Неделе российского интернета мы в ряде случаев не смогли предсказать, где будет хитовая история, не смогли быстро перемонтировать эти камеры. В общем, парочку раз не получилось. Естественно, здесь тоже будет перенаселенность, потому что есть залы, в которых у нас умещается всего 100-120 человек. Мы туда поставили те темы, которые по голосам набрали примерно столько же.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Здесь вывод: если вы не голосовали за какую-то секцию, не приходите на нее. Приходите только на те, за которые голосовали. Реально получается именно так. В этом году поэтому и ввели специально голосование по всем секциям, в том числе и по тем, которые были предложены программным комитетом, только из-за того, чтобы реально спрогнозировать, какой зал для какой секции выделять.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Типа да.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. То есть вопрос с перенаселением остается открытым некоторым образом.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: По ряду секций будут аншлаги, сравнимые, наверное, с тем, что было в последний день в прошлом году — снесли стену, где проходил семинар Яндекса. Причем это была пятница, на которую никто не хотел вставать со своими мероприятиями, говорили: «Ну, там никого не останется, что там делать?» При этом в потоке шли еще 8 параллельных секций, где тоже был народ.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, ну на месте организаторов я бы только радовался. Потому что, конечно, это успех. А вот то, что вдвое снизилось количество зарегистрированных участников, это из-за платных взносов?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Я думаю, что, во-первых, да. Во-вторых, и в прошлом году количество виртуальных участников было примерно в том же самом соотношении. Сейчас мы имеем примерно 6,5 тысяч участников виртуальных, то есть поданных заявок, и 3600… ну, мы понимаем, что очень многие партнеры и очень многие докладчики пока забили на необходимость регистрации, они зарегистрируются, плюс активируют промокоды, плюс — завтра у нас еще один день, когда мы дособираем платных участников. Я думаю, что будет 4,5 тысячи живых участников, которые на мероприятие решили приехать и приедут. В этом прикол той самой предсказуемости — мы понимаем, что их будет 4 тысячи, плюс-минус.

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте вернемся к тому моменту, когда вы сказали, что часть секций была отсеяна и было непонимание с их авторами, возможно. Один из таких случаев вызвал в интернете много обсуждений, можно сказать, скандал. Марина Литвинович заявила свою секцию. Мария Литвинович, если кто не знает, известный блоггер, в настоящее время, в общем, и политик, можно сказать. Марина Литвинович была отсеяна вместе с этой секцией, и много говорили о том, что, возможно, это по политическим мотивам, возможно, организаторы РИФа не хотят связываться с членом «Другой России», и так далее. И этот вопрос меня, например, просил задать icehockeystar, программист из Кракова. Ну, я, прежде чем задать этот вопрос, позвонил Марине Литвинович, спросил у нее, в чем там дело, и вот что она мне рассказала. Давайте послушаем, там пять с небольшим минут. А потом оба Сергея откомментируют.



М.ЛИТВИНОВИЧ: Как известно, на Российском интернет-форуме любой человек может заявить проведение своей секции. И, собственно, я воспользовалась этой возможностью и заявила секцию под названием «Социальные сети как новый общественный инструмент». Я собиралась в этой секции, во-первых, пригласить людей, которые за последний год-два занимались в российском интернете тем, что организовывали разные, скажем так, общественные компании, сборы подписей и всякого рода работу, связанную с формированием мнения, с изменением каких-либо привычек, с требованием изменения каких-то законов. В общем, речь идет о том, что интернет становится тем инструментом, через который можно влиять как на действия властей, так и даже на действия крупного бизнеса. Уже много примеров таких есть. И, собственно, я хотела собрать тех людей, которые этим занимаются, которые это умеют делать, чтобы они рассказали, как это происходит, рассказали именно технологически, с чего все начиналось, как они собирали подписи или как они собирали людей, как проходила кампания. Вот, собственно, о чем собиралась я провести секцию. Я там тоже собиралась выступить. Но случилось вот что. 15-го апреля, когда уже, можно сказать, Российский интернет-форум выходил на финишную прямую, оставалась неделя до его начала, мне прислали письмо, что, к сожалению, ваша секция не прошла в программу Российского интернет-форума. И мне было сказано, что оценка проводилась по трем критериям: это количество голосов, которые были поданы за секцию, число докладчиков и проработанность докладов, ну и наличие пересечений с другими секциями. Но если быть честными, то в моей секции все эти признаки были налицо. У секции в момент принятия решения было 42 голоса, у меня было 6 докладчиков, все доклады были вывешены, можно было посмотреть, о чем эти доклады, причем люди были реальные и очень интересные. Ну и, соответственно, что касается темы, то, мне кажется, именно в таком повороте такой темы на РИФе не было. Почему я об этом говорю? Потому что оказалось, что в программе РИФа остались секции, в которых было меньше голосов, в которых не было ни одного докладчика и, тем не менее, они прошли. То есть, мне кажется, что здесь, несмотря на то, что мне указали на формальные критерии, по которым не прошла моя секция, мне видится, что дело не в формальных критериях, а дело в том, что, видимо, по каким-то цензурным соображениям моя секция не устроила организаторов РИФа.

А.ПЛЮЩЕВ: У тебя есть подозрение о том, по каким соображениям цензурным, кто за этим стоял, кто мог это инспирировать и так далее?

М.ЛИТВИНОВИЧ: Совершенно не представляю себе, потому что я видела, что оргкомитет РИФа — это большое число людей, там есть и мои знакомые, в частности, но кто конкретно на это повлиял, мне сложно сказать. я просто думаю, что одной из причин, почему сняли, было то, что у меня было два, скажем так, не очень удобных докладчика, ну и, может быть, можно считать, что я — третий неудобный докладчик. Дело в том, что, например, в моей секции планировал докладывать человек, который буквально неделю назад в Екатеринбурге только с помощью своего блога организовал митинг, на митинг пришло более 3000 человек, это был митинг в защиту Площади Труда в Екатеринбурге, и он собирался выступить и рассказать, действительно с уникальным опытом, как с помощью одного блога можно собрать на митинг на любую тематику (дело не в тематике, а именно в возможности это сделать, в технологии), это Леонид Волков, он местный депутат, кстати. Также на моей секции собирался выступать Денис Белунов. Он собирался рассказывать об очень интересном эксперименте, который сейчас происходит в данную минуту в российском интернете. Что это за эксперимент? Многие, наверное, слышали, что сейчас идет сбор подписей за отставку Путина. И сейчас, я вчера смотрела, подписалось более 36 000 человек. И, в общем-то, в чем задача? Задача, которую Денис пытается решать — как сделать так, чтобы люди, которые подписались под каким-то письмом, под каким-то воззванием, стали объединяться в реальную какую-то социальную сеть, стали взаимодействовать, а не только оставались такими атомизированными подписантами письма. Это уникальный опыт. Такого в российском интернете еще не было. Потому что сборы подписей были часто, но никто не пробовал организовать подписавших людей в какое-то новое сообщество. И он собирался рассказывать не столько об отставке Путина, не о претензиях к Путину, это смешно, РИФ — это не то место, где это надо обсуждать. Он собирался рассказать о технологии этого перехода, о том, с какими проблемами они сталкиваются, как это вообще происходит. Опыт очень интересный именно, я хочу подчеркнуть, с технологической точки зрения.



А.ПЛЮЩЕВ: Это была Марина Литвинович. Ну а теперь комментарии от Сергея Гребенникова и Сергея Плуготаренко. Пожалуйста.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Ну, я уверен, что секция получилась бы весьма интересной.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Судя по тому, что мы услышали, да.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Марина молодец. Впервые только вышла самостоятельно на Сашу. А точнее, наверное, Саша вышел на Марину. Потому что мне звонили не раз люди, представлялись, что они звонят из различных изданий. Потом я понял, что это люди, которые лично работают с Мариной. Почему Марина не могла позвонить сама, если ее люди прекрасно со мной общались? При этом реально…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Даже не столько позвонить. Извини, перебью. Сколько ответить на письма те самые. Был конкурс — две заявки на одно место. И эти люди, которых мы отклонили, писали, с ними был диалог. То есть мы их выслушивали. И, естественно, если они приводили такие аргументы, которые мы сейчас услышали в аудиоформате, мы пересматривали решение. Потому что, действительно, четких железобетонных критериев нет. Извини, Сереж, что перебил.

С.ГРЕБЕННИКОВ: И я приведу пример, который, наверное, расставит все точки над «i». У нас не прошла секция, которая набрала 217 голосов. Не прошла она реально по формальным критериям. Мы написали человеку, мы позвонили человеку, мы попросили его добавить докладчиков, потому что видим, что аудитория голосует, но при этом людей-докладчиков там нет. Потому что в прошлом году мы столкнулись с тем, что у нас некоторые секции не состоялись, потому что мы поставили людей в программу, а они просто не явились на само мероприятие. Поэтому в этом году мы со всеми пытались связаться руками по почте, чтобы понять серьезность намерений. С Мариной такого не случилось.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Я дополню. На самом деле, может быть, это не совсем правильно, но при таком количестве заявок — 183 заявки были на секции, при том, что мы можем вместить 90 примерно секций, и в каждой секции примерно по 6 докладов. Понятно, они пересекаются, но в любом случае речь идет о сотнях людей, каждый из которых считает, что его тема — лучшее, что он может рассказать. И, естественно, это супер, потому что только такие люди, имеющие подобную мотивацию, действительно делают контент нашего мероприятия. Без них мы ничто. Но наша задача — еще раз повторюсь, может, это не совсем хорошо, может, это не совсем нас красит, но вот при таких объемах контента действительно работать на добивание организаторов секций, маниакальное добивание: «У твоего докладчика должна быть фотография», «У твоего докладчика должны быть сформулированы тезисы», «У тебя два часа слот времени, мы выделяем дорогостоящую технику и площадку, ты обязано его занять докладчиками, у тебя не может быть 2-3 докладчика». У Марины, я сейчас посмотрел специально, заявлено 3 докладчика, один из которых — она сама. То есть, по факту — 2. Без фотографий. Да, у них представлены тезисы. Читая внимательно комментарий к ее заявке, я увидел, что она перечислила примерно все то, что она сейчас сказала, что еще ко мне, может быть, придут… и дальше она перечислила каких-то людей, но они не были зарегистрированы как докладчики. И по формальному признаку, я просто говорю, положа руку на сердце, эта секция не прошла. И мы поняли, что вокруг этого что-то происходит, только тогда, когда нам стали звонить с просьбой прокомментировать ситуацию, и после того, как вылезли в Твиттер и посмотрели. Потому что в эти дни особо так не мониторили ничего, не доходят руки. И мы поняли, что что-то происходит. Я уже говорил, что у меня была первая мысль — связаться с Мариной, на что мне Сережа сказал: «Подожди, дай я пойму, что происходит», потому что позвонили уже из 4-х СМИ — видно, что-то там такое начинается, чего мы не заметили. И мы решили самостоятельно, помимо тех писем, которые Марине отправлял робот, ничего не писать, потому что не понимали, из-за чего сыр-бор. Мне даже в какой-то момент показалось, что это провокация. Не хочется, естественно, такими обвинениями сыпать, но просто вот действительно был такой напор со стороны каких-то непонятных людей, которые звонили, чего-то спрашивали, представлялись различными СМИ, а сама Марина на связь не выходила. Ну вот поэтому всякие мысли и зарождались. Сейчас мы действительно услышали стройный рассказ о том, что могло бы быть на секции, на что я могу сказать, что в следующем году мы с удовольствием Марину примем и дадим ей слот. В этом году она, кстати, является одним из докладчиков в другой секции. И, естественно, она там может рассказать о чем угодно. Это секция «Субфабрик», ЖЖ организует свою собственную секцию как раз по блогосфере, и она там докладчик, то есть никто ее оттуда не вычеркивал. Ну, в общем, мне кажется, что данный случай — немножко такой слон из мухи, который мы, может, и проглядели, но, в общем, мы его точно не подталкивали, и злого умысла не было. Что еще можно сказать?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Секции, которые прошли реально, есть там 22, 27, 29 голосов, это социально значимые темы.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Сереж, извини, если ты сейчас говоришь про секцию «Люди с ограниченными возможностями», то она в другом блоке. В блоке «Социальная секция» у Марины Литвинович был самый низкий рейтинг — 39 голосов на момент закрытия приема заявок. Самый низкий рейтинг из примерно 15 секций.

А.ПЛЮЩЕВ: Окей, давайте закроем этот вопрос. Мне, например, кажется, что есть глобальное непонимание какое-то, в смысле недоразумение. Это личное мое восприятие после того, как я пообщался с обеими сторонами. Ну, не глобальное, а может, даже…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Поговорим с Мариной на РИФоКИБе лично. Я надеюсь, что познакомимся.

А.ПЛЮЩЕВ: Я очень надеюсь, что к следующему да, это все образуется и вы с кем-то другим будете ругаться. Слушайте, Саш, у тебя есть что-нибудь с смс?

А.БЕЛАНОВСКИЙ: У меня есть по содержанию. Я думаю, может, мы позже к содержанию перейдем.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Я как раз к содержанию хотел перейти. Сначала в принципе. Меня несколько человек приглашали, в том числе и Марина, кстати. Марин, кстати, это я виноват, на самом деле, что тебя не пустили, потому что, во-первых, я не стал голосовать — я вообще ни за кого не голосую, а во-вторых, я не стал заявляться с докладом, потому что мне это неинтересно. Меня много человек приглашали, я всем отказал, потому что я не нашел для себя ни одного стимула, чтобы выступить. Ну правда, ей-богу, ни одного не нахожу. Мне ничего не надо. У меня вот «Точка» есть, я каждую неделю тут выступаю. И еще куда-то ехать выступать — зачем? Какие стимулы вообще у людей? Зачем они туда едут? Я вот, убейте, не понимаю.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Конференция, в первую очередь, для профессионалов бизнеса, для тех людей, которые сами для себя строят этот самый бизнес. И они рассказывают, делятся опытом, пытаются привлечь аудиторию в первую очередь к своему продукту, не к своему имени. Саша Плющев привлекает внимание все-таки к программе «Точка», но он не продает леденцы «Плющев», не продает, наверное, рекламу на своем сайте в том объеме, в каком нужно было бы продавать.

А.ПЛЮЩЕВ: Я вообще ее не продаю. И поэтому — да, ты можешь поделиться мнением, рассказать, как в Твиттере продвигать, как стать журналистом, как еще кем-то…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Я думаю, что такого будет очень много на РИФоКИБе, но твои обмены мнениями будут, к сожалению, проходить не в конференционном зале, а где-нибудь в том же самом баре или в выставочной зоне.

А.ПЛЮЩЕВ: Я просто не вижу смысла — кому это интересно?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: При этом, конечно, очень большое количество компаний, именно бизнесов в этом году поддерживают РИФоКИБ, и мы старались всячески соблюсти грань между коммерческим давлением на программу и желанием компаний рассказать о своих продуктах, о своих прекрасных любимых технологиях и тем, что будет интересно отрасли. Потому что мы понимаем, что если мы прогнемся и сделаем так, что на РИФоКИБе все лидеры отрасли будут рассказывать: «Я компания Яндекс, я сейчас расскажу, что у меня самый лучший поиск», «А я компания Гугл — у меня поиск еще лучше», «А я компания Мейл.Ру — у нас самая лучшая почта, а еще мы карты запустили», то этот РИФоКИБ будет последним для нас. Нам, естественно, нужно, чтобы люди уехали оттуда со знаниями, с осознанием того, что полезную информацию они почерпнули, с новыми контактами и с какими-то новыми идеями. И, по идее, конечно, это очень тяжело, но все-таки нам удается находить сотни людей, которые удовлетворяют требованиям — рассказать что-то интересное для аудитории и сделать для себя приятное, полезное, нужное, то есть выступить. Это могут быть представители компаний, это могут быть люди, которые развивают какие-то свои собственные проекты, и тогда они через народную ту самую историю, через народные секции проходят в программу и прекрасно выступают, это могут быть представители каких-то сообществ, которые тоже туда приходят. У всех разные стимулы. Но при этом ты, наверное, как раз из тех 5-ти тысяч человек, которые не будут докладчиками. Хотя от одного нашего предложения ты не смог отказаться.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, ну, дело в том, что это прямо по моей профессии абсолютно. Меня пригласили провести одно из мероприятий КИБоРИФа, от чего я не только не смог отказаться, а это как раз интересно. Вот. Так что я, честно говоря, не очень еще в курсе, о чем. Думаю, что вы гораздо лучше расскажете.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да, в частности, тут спрашивают про модные разработки в области электронного правительства. Александр из Екатеринбурга интересуется, на эту тему будет что-то?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Будет, скажем так, традиционная секция, которая называется «Государственные инициативы», движение сверху — как государство видит развитие интернета. И будет сразу после нее, мы их специально поставили одну под другой — это к вопросу, кстати, что мы не пытаемся в какую-то политику играть, будет «Электронное правительство 2.0» — это то, что идет снизу, от пользователей и от компаний, которые уже готовые решения имеют для этого, плюс западный опыт.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Эта секция скорее даже посвящена тому, каким образом люди обычные, живя в Москве, в Екатеринбурге и в других городах России, могут достучаться до государства. То есть это, по сути…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Или пока не могут. Но в других странах могут.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Почему мы поставили эти секции одну за другой — мы очень надеемся, что те люди, которые пришли рассказать о том, что происходит сверху, в том числе Пономарев, Шлегель, которые разрабатывают законы в Государственной Думе, послушали, а как же оно происходит…

А.ПЛЮЩЕВ: Вы сейчас ругательное слово произнесли.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Какое?

А.ПЛЮЩЕВ: Шлегель.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Почему же ругательное?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: На самом деле, мы звали Астамура Тедеева, который в том году рассказывал про свои инициативы, причем специально позвали, чтобы рассказал, но по факту, конечно, там в него немножко кидали тухлыми помидорами и яйцами, но он пришел, то есть у него тоже хватило смелости. Поэтому — пусть будет дискуссия.

А.ПЛЮЩЕВ: Расскажите, чего я-то делать буду в результате.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Ну да, мы как-то ушли от этой темы.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо Саше, да.

С.ГРЕБЕННИКОВ: На самом деле, получается, что сегодня в «Точке» мы эксклюзивно анонсируем то, что у нас будет в первый день на РИФе в кинозале. Будет сначала небольшое открытие статистическое, где Плуготаренко и Беляев расскажут просто о том, каким образом рынок растет, развивается и что нас ждет немного в будущем…

А.ПЛЮЩЕВ: Плуготаренко-то все знают, Беляева я тоже знаю. Давайте для слушателей обозначим, кто это.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Алексей Беляев — бывший президент ассоциации «Интернет и бизнес», теперь руководитель интернет-направления в Видео-Интернешнл.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Именно российского направления.

С.ГРЕБЕННИКОВ: А, собственно говоря, после перерыва, вот этого открытия красивого и большое, у нас будут топы на РИФе, то есть компании-лидеры интернет-отрасли будут сидеть на сцене, и будет все это действо вести Александр Плющев.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: И тут я бы поставил точку, потому что все остальное — это интрига, которая должна сохраниться до дня открытия.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Но будут все — от Аркадия Воложа до Тины Канделаки.

А.ПЛЮЩЕВ: Собственно, а кто еще вам нужен? Волож и Канделаки, и я.

С.ГРЕБЕННИКОВ: И Плющев, и Ольга Турищева — в общем, все лидеры интернет-отрасли.

А.ПЛЮЩЕВ: По-моему, он сейчас всех сдал.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Конечно, сдал.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Но будет гораздо больше людей.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Будут 17 человек.

А.ПЛЮЩЕВ: А вот, видите, спрашивает у нас слушатель: «А что, и Медведев будет в этом году?»

С.ГРЕБЕННИКОВ: Дмитрий Анатольевич…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Это интрига для нас.

С.ГРЕБЕННИКОВ: В подводке было сказано, в 2008 году избранным президентом приехал на мероприятие, в прошлом году обратился с видеообращением, в этом году мы тоже его, естественно, пригласили.

А.ПЛЮЩЕВ: В Твиттере, может, напишет.

С.ГРЕБЕННИКОВ: А у него же, по-моему, нет официального.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, под это дело можно и завести. Понимаешь, в чем дело…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Завтрашний понедельник, мне кажется, принесет нам какие-то новости. Все, что на русском языке, это про наш родной РИФоКИБ.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Но что-то будет, это точно, от Дмитрия Анатольевича, потому что он не может обойти тему, связанную с интернетом.

А.ПЛЮЩЕВ: А что, Лесные Дали все так и не починили? Это все такое же, в общем, неблагоприятное?

С.ПЛУГОТАРЕНКО: К счастью для нас, не починили. Потому что если бы они начали чинить, то, при всех уверениях, к РИФоКИбу не закончили бы. Мы этого очень боялись. То есть действительно у них был прогноз, что они в 2010 году будут ремонтировать чего-то, чего-то чинить. И уверяли нас: вы не волнуйтесь, к РИФоКИБу мы вам все освободим, все будет прекрасно. Они не начали ничего чинить, ремонтировать. А мы не особо этого боимся, потому что 90% того, что видит любой, кто приезжает туда, это то, что мы туда привозим. То есть мы фурами туда привозим все — и мебель, и технику, и декорации, естественно, сами участники приезжают туда. Ну, определенный уровень номерного фонда и аудиторий, которые не совсем приспособлены под современные конференционные потребности, там присутствует. Что плохо, конечно. С другой стороны, мы даже заказывали исследование, где еще можно тусить такой толпой людей, при этом чтобы 2000 человек проживали перманентно на территории. По ходу дела, в Москве нет другой площадки, которая бы нас устроила. Поэтому мы в Лесных Далях. Плюс — это все-таки намоленное место, где все понятно, хорошо, где нам идут навстречу. И, в принципе, участники, разобравшись во всем, закрывают глаза на то, что иногда из крана идет вода не совсем чистая, может, в отдельных корпусах утром, когда 2000 человек одновременно включают воду.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Но это уже экзотика для РИФа. То есть все все равно знают, что есть РИФ, есть Лесные Дали.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Есть бар «Пумба».

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Да, есть бар «Пумба» всем известный, есть пляж, и есть все атрибуты, которые каждый там для себя находит. Без Лесных Далей очень сложно себе представить РИФ.

А.ПЛЮЩЕВ: Еще 10 минут у нас есть. Сергей Гребенников, Сергей Плуготаренко — организаторы РИФ+КИБ. Что у нас с смс? +7 985 970 4545 — я напомню номер.

А.БЕЛАНОВСКИЙ: Да пока, честно говоря, на смс ничего. Но я бы сам хотел спросить о том, что в регионах будет в этом году, потому что в прошлом году, по-моему, что-то было.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Это уже раньше началось, да. Несмотря на то, что мы активно занимались подготовкой РИФоКИБа с декабря прошлого года, мы также раньше стартовали нашу региональную программу. Раньше было как? На РИФоКИБ приезжают наши партнеры из регионов, их там очень много будет и в этом году, и именно там мы с ними садимся и обсуждаем, что хорошо бы кусочки РИФа вывезти к вам в город. И у нас есть порядка 23-х городов, с которыми мы работаем. За последние 4 года мы 63 конференции провели в регионах разного совершенно масштаба. Где-то это 100-200 человек, где-то это 1000 человек.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Но это все в другие числа.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Это все в другие числа в течение года. В этом году мы стартовали уже в феврале, побывали в 3-4 городах.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Потому что сами мы так никуда и не доехали.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Да, мы готовили главное мероприятие нашей жизни этого года. Но сразу после РИФа у нас будет Санкт-Петербургский интернет-форум. Это большое мероприятие в Питере. Примерно в таком же формате, но не выездное. Оно пройдет в гостинице «Прибалтийская» 19 мая. Ну, по нашим оценкам, там около 2000 участников будет. Это будет для нас выездная, для питерцев городская конференция, которая будет — лучшее из РИФоКИБа в Северо-Западном федеральном округе. Она будет абсолютно бесплатная, она будет открытая для всех. А дальше мы едем по остальным городам. Их у нас много — порядка 10-ти до конца года.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Ну, если самолеты будут все-таки летать.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Да, в России они летают.

А.ПЛЮЩЕВ: Я уже спрашивали про собственную деятельность там. Я был на РИФе года три назад…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: А в прошлом году был?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, не был. Года 2-3 назад я был. И тогда было очень плохо с интернетом. Я вчера в Твиттере прочитал у одного моего приятеля: он написал, что отличительная особенность мероприятий про интернет — это отсутствие интернета.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Это он очень правильно подметил. Потому что любое мероприятие, которое проходит, не только РОЦИТ когда организует, но все: приходишь — вроде бы есть сетка вайфайная, но интернета нету.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: А во всем виноваты айфоны, которые выдерживают коннект вайфайный долгое время.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Все виноваты, кроме тех, кто поставляет интернет-трафик. Но в этом году мы немножко пошли дальше. В предыдущие годы мы туда дотягивали 10 мегабит. Просто нам говорили — больше нету. В этом году мы позвонили и говорим: слушайте, ребят, ну не может быть, что современные технологии тащат 10 мегабит — дайте больше.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Извини, опять перебью. Кстати, это к вопросу о Лесных Далях. Там нету интернета стационарного, который мы бы могли взять и поюзать. Это к вопросу о фурах — все оборудование туда тащим мы. Спасибо большое, извините, Билайн-вайфаю, это как реклама звучит, но действительно огромное спасибо, потому что они нам туда дотягивают канал, которого там нет физически. В этом году сигнал будет в два раза шире, и весь канал мы раздадим участникам по вайфаю.

С.ГРЕБЕННИКОВ: А интернет-трансляцию, которую все смогут наблюдать из двух залов — из кинозала, где как раз это большое открытие будет и история с топами, и из шатра, это второй по величине зал — будем транслировать через спутник. В этом году мы еще туда привезем спутниковый интернет, большую тарелку, которая будет тоже давать нам 4 мегабита.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Чтобы не съедать интернет вайфайный для пользователей. То есть постарались из этой ситуации максимально выкрутиться. И надеемся, что интернет будет минимум в два раза лучше. В прошлом году, кстати, нареканий почти не было, потому что Билайн все-таки, я так понимаю, научился распределять сложные вот эти истории с маршрутизаторами и с точками доступа. Потому что всю территорию пансионата — 9 площадок конференционных — мы опутали вайфайным доступом, и они же научились, видно, как-то выбрасывать людей, которые не активничают в интернете, поэтому не было занятых IP-адресов, что всегда происходило. Ну вот посмотрим, что будет в этом году. Мы очень надеемся, что вайфая хватит всем.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Но монтаж интернета начался уже три дня назад. То есть там активно прокладывают провода по всему пансионату — будем верить, что все будет.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Площадок там много. Если ты был три года назад, ты видел только главный корпус, а теперь мы с прошлого года начали в других корпусах проводить мероприятия, то есть мы берем ресторан и застраиваем его под конференцию, мы берем жилые корпуса и между этажами в холлах мы тоже делаем конференцию. Таким образом мы там нашли и оборудовали 10 площадок. Плюс — еще пять внепрограммных активностей, то есть всего 15 площадок. И на всех них мы натягиваем интернет. Посмотрим, что из этого получится.

А.ПЛЮЩЕВ: Лесные Дали на вас молиться должны.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Не обещаю, не на всех.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы уже подходим к завершению нашей программы. Алексей Кудрин задал через мой собственный блог такой весьма…

С.ГРЕБЕННИКОВ: Это который министр?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну практически, да. Задал такой философского плана вопрос. Он понимает, «в чем суть промышленных выставок — пришел, увидел, сравнил и сделал свой выбор. А в чем суть конференции по IT, кроме пиара спонсоров и узкой группы участников? Как видим, из узкой группы участников сделали еще более узкую, потому что невозможно вместить.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Выхлоп-то гигантский. Ведь основная задача любых мероприятий — все-таки это общение и обмен опытом. И даже общение не то, которое завязывается именно в конференционных залах, а общение, которое завязывается в кулуарах. Кто-то себе находит работу, это тоже присутствует. Кто-то кого-то переманивает к себе. Это тоже есть.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Это, кстати, один из мотивов поехать туда как компании ли как участнику.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Конечно. Плюс — кто-то хочет продать свой продукт, кто-то хочет купить чей-то продукт, кто-то хочет еще что-то. Каждый достигает того, чего он хочет.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: На самом деле, судя по количеству писем, что программа идет в 10 потоков — организаторы, о чем вы думали, ау! как я попаду на три, которые мне интересны в этот день, пять, которые интересны в другой день? То есть люди понимают, что образовательная компанента тоже есть. Они сидят, записывают, они просят потом презентации. Это самый частый вопрос: когда появятся презентации? Мне необходимо просто их скачать, я не успел побывать во всех залах. Будет ли видео из всех залов? Потому что я сижу и расшифровываю то, что говорят спикеры. Получается, что образовательная компанента есть, и мы, конечно, стараемся ее делать больше, чем рекламную, чем презентационную своих товаров, услуг, себя лично, своих компаний. Поэтому какой-то такой, наверное, ответ. И тусовку никто не отменял. То есть РИФоКИБ — это традиционно еще и тусовка.

А.ПЛЮЩЕВ: За те годы, которые проходит РИФ… а сколько, кстати, он уже?

С.ГРЕБЕННИКОВ: 14-й год.

А.ПЛЮЩЕВ: Насколько он вырос? Можно ли это как-то оценить?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Вот как раз мне тут тоже звонили, я комментировал. Первый РИФ, который прошел в 97-м году, там было всего 300 участников. И, кстати, на тот момент он тоже был платным, и участникам он стоил 100 долларов, мы тут недавно поднимали документы, а участие для докладчиков стоило 400 долларов!

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Нас, естественно, тогда еще не было. Джана Джановича Ханмагомедова тоже еще тогда не было, но при этом разные схемы использовались. Потом РИФ рос, но рос очень постепенно.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Очень медленно.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Предельный максимум был — 600 участников. До того момента, пока мы не взялись за дело.

А.ПЛЮЩЕВ: Скромно.

С.ГРЕБЕННИКОВ: В 2008 году, даже в тот момент, когда приезжал к нам президент, у нас было зарегистрировано 2800, а по факту приехало порядка 2000 людей на площадку.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: И это казалось предельным максимумом, который может собрать подобное мероприятие.

С.ГРЕБЕННИКОВ: А в том году, конечно, мы как-то так перевернули. Мы рассчитывали, что приедете порядка 3500, потому что мы сложили аудитории РИФа и КИБа…

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Вычли пересечение.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Да, и у нас получилось где-то около 2500-3000, потому что большое пересечение по аудитории. Но в том году уже начал в интернет приходить малый бизнес, который пришел на РИФ, потом активно появился на РИФе, и вот все-таки 5000 людей, которые интересуются интернетом, они есть.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Для нас это действительно была неожиданность.

А.ПЛЮЩЕВ: А иностранные участники есть?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Есть, но мало.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Надеемся, что будут.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Все больше и больше нас дергают в плане того, что — а вы знаете, даже российские спикеры многие, которые оказались в Европе и Америке, не факт, что прилетят. Причем очень топовые спикеры, на которых у нас большие надежды. Поэтому надеемся, что западные спикеры не сорвутся.

А.ПЛЮЩЕВ: Я как бы ни не видел смысла собственных выступлений там, мне кажется, что польза подобных мероприятий в том, что по ним по годам можно отслеживать рост российского интернета, не только российского, кстати, а вообще интернета, его развитие и, например, появление новых трендов, новых тем и так далее. Потому что о социальных медиа, например, года три назад вообще никто не слышал, лет пять назад уж точно.

С.ГРЕБЕННИКОВ: В прошлом году и о Твиттере никто сильно не говорил, даже на РИФе том же самом.

А.ПЛЮЩЕВ: А сейчас у вас о Твиттере?

С.ГРЕБЕННИКОВ: Конечно, будет много всего.

С.ПЛУГОТАРЕНКО: Подождите. Мы месяц назад провели большую конференцию о комьюнити, где это была просто основная тема конференции.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Где Саша выступал.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, было дело.

С.ГРЕБЕННИКОВ: Я думаю, если ты приедешь на РИФоКИБ, ты поймешь, что это совсем не то, что он был три года назад, и в следующем году у тебя появится стимул там выступить. И мы, кстати, поможем тебе его сформулировать. Может, ты сам ответишь на вопросы, и мы поймем, что до какой-то категории участников мы не дотянулись, потому что стимул не предложили. Пора позиционировать что-то с другой точки зрения. Посмотрим.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо, друзья. Это Сергей Плуготаренко, Сергей Гребенников были у нас сегодня в эфире. Про РИФ и КИБ рассказывали. Приезжайте в Лесные Дали на следующей неделе. Саша Белановский помогал мне вести эту программу. Я — Александр Плющев. Всем пока.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире