'Вопросы к интервью
А.ПЛЮЩЕВ: Московское время — 22 часа 12 минут. Добрый вечер, все твиттеряне и твиттерянки. Сегодня будем разговаривать про наш с вами микроблог — про Твиттер. Речь пойдет не только о том, что это такое — боюсь, об этом уже поздно разговаривать, а о том, к чему приведет его взрывная популярность. У нас в гостях будет Григорий Бакунов, лидер российского рейтинга Твиттер-блогов. По телефону — Алекc Экслер, интернет-эксперт наш известнейший. Ну а также с Евгением Козловым, одним из самых популярных Твиттер-блоггеров, мы свяжемся по телефону в ближайшее время. Пока — пять с небольшим минут большого «Эхонета» от моего коллеги, Саши Белановского. Тоже про Твиттер, разумеется.

ЭХОНЕТ

А.ПЛЮЩЕВ: Началась и видеотрансляция нашего сегодняшнего эфира на радиостанции «Эхо Москвы». Григорий Бакунов у нас сегодня в эфире, он же bobuk. Привет.

Г.БАКУНОВ: Привет.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы говорим о Твиттере, разумеется. Потому что сложно мне о чем-либо другом говорить. Тут меня сделал знаменитым, можно сказать, сюжет, прошедший по НТВ, про Твиттер. Я там был одной из говорящих голов. Было довольно забавно. И благодаря ссылкам на этот сюжет, много упоминаний всяческих. Спасибо большое всем, кто это делал. Я думаю, что это хороший повод для того, чтобы лишний раз поговорить о Твиттере. В этом сюжете, который сделал Сергей Малоземов, есть одно важное, как мне кажется, утверждение. Оно довольно банальное, но важное — что у Твиттера минувший год был годом взрывного роста популярности. Это отмечал не только Сергей, это в итогах года кто только ни говорил, даже люди, сильно далекие от Твиттера, это замечали. Ну, просто постоянно звучит — «Твиттер, Твиттер, Твиттер». И я вот когда программу «Вести.Нет» делаю, там самый распространенный фидбэк — «Заколебали вы своим Твиттером», например. Ну, у НТВ, видишь, другие фидбэки. Очень хорошо. Слава богу. Прежде всего, мы с Григорием Бакуновым встречались уже в этой студии некоторое время назад, тоже говорили о Твиттере. И тогда одним из главных лейтмотивов был — почему он у русской аудитории не очень популярен. Сейчас ситуация, очевидно, меняется. Почему она меняется?

Г.БАКУНОВ: Правильнее сказать, она не меняется, она изменилась. Не то чтобы кардинальным образом, но за прошедший год рост произошел почти в 10 раз. То есть сейчас там аудитория — где-то в районе 100 тысяч. 100 тысяч реально активных людей, которые что-то пишут, это очень много. По количеству сообщений Твиттер сейчас явно первый, если считать настоящие сообщения, написанные живыми людьми. Что с этим делать? Не надо, наверное, с этим ничего делать. Надо смотреть просто на то, что происходит. Этот взрывной рост очень интересный, очень приятный, там огромное количество интересных людей. Вот, опять же, все узнали, благодаря сюжету на НТВ, что там есть не только Плющев, но и Тина Канделаки, и многие другие известные лица, Феликс Мучник, конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Который тоже был гостем этой студии, этой передачи. Не говоря уж про Тину.

Г.БАКУНОВ: Даже некоторые намеки существуют на то, что там есть Дмитрий Медведев.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, который, согласно сюжету Саши Белановского, общается как раз с Тиной Канделаки, но до сих пор это не доказано, на самом деле. Все думают, то ли Медведев это, то ли нет. Непонятно.

Г.БАКУНОВ: Это не так важно, на самом деле. Потому что то, что пишет в Твиттер настоящий или ненастоящий Дмитрий Медведев, полностью повторяет то, что он пишет у себя в дневнике на LifeJournal. Информация точно та же. Количество людей, которые читают его в Твиттере, очень велико. Количество людей, которые пересылают друг другу сообщения Медведева, тоже достаточно велико. В результате, соответственно, совершенно неважно, кто там сидит на самом деле.

А.ПЛЮЩЕВ: Наш смс, я напомню, +7 985 970 4545, видеотрансляция ведется и на сайте «Эха Москвы», и на сайте plushev.com — кому где удобно, заходите, смотрите. На RuTube тоже можно смотреть. Об интересе, который проявляют наши слушатели и зрители, говорит то, что уже больше 100 человек смотрит нашу видеотрансляцию. Возможно, мои сегодняшние вопросы и наши реплики будут каким-то образом повторять то, о чем мы говорили некоторое время назад. Но поскольку изменилась ситуация, можно совершенно спокойно еще раз это проговорить. Главный парадокс, как мне кажется, заключается в том, что Твиттер серьезно ограничивает возможности. Там вообще нет никаких возможностей, если уж на то пошло, кроме того, что краткость — сестра таланта. Единственная возможность себя выразить — если ты мастер краткого выражения. Мне кажется, все, собственно, на этом и заканчивается. Картинку ты должен вешать на внешний ресурс, туда кидаешь ссылку. Видео — Твикам — сейчас ресурс очень популярный, видео тоже идет на другом ресурсе, ты только ссылку кидаешь, и все. Ничего нового вообще не несет.

Г.БАКУНОВ: В этом для многих и есть главная прелесть Твиттера. Здесь нет ничего лишнего, как они считают. Здесь есть очень короткие сообщения, которые не перегружают не слишком большой мозг. Ты получаешь коротенькие сообщения, хочешь — читаешь, хочешь — не читаешь. И не паришься. Все. Соответственно, и пишешь ты точно так же. Что-то произошло — ты записал одно предложение, передающее смысл того, что сейчас происходит.

А.ПЛЮЩЕВ: Я напомню нашим радиослушателям — они, возможно, слышали или читали на сайте в анонсе — у нас сегодня Алекс Экслер, наш интернет-эксперт известный, который не очень-то жалует Твиттер, мы заодно спросим о его отношении, и еще один, наряду с Григорием, присутствующим в студии, популярный Твиттер-блоггер, твиттерянин… твипл — это общее название… твиттерянин Сергей Козлов. Он такой, читаемый. Поэтому сохраняйте спокойствие — мы их вызвоним по телефону чуть позже. Вот пишет, например, Олег: «Твиттер — преимущественно бесполезный сервис, в отличие от Google, Facebook, LifeJournal, Википедии, YouTube, Amazon. Удивительна его популярность». Сейчас я передам тебе слово, Гриша. Вот чем он реально был полезен для меня как для журналиста? Не в смысле читать, а в смысле писать. Когда я был не так давно на конференции в Дании по потеплению климата, там был центральный такой экшн, мне кажется, это возможные столкновения антиглобалистов с полицией. И единственное, что у меня было на улице с собой, это телефон. Но я не могу каждые пять минут выходить в эфир. Более того, превращать эфир в рваный репортаж о том, что там происходит, это, в общем, довольно странно. Ну и событие не такого уж масштаба, чтобы ради него прерывать эфир радиостанции. Соответственно, что я могу сделать? Я могу твиттерить там: «Ждем антиглобалистов», «Вот они подошли», «Завис вертолет», «Полиция начинает вытеснять», «Они прорывают кордон», «Пошли файеры», «Пошли собаки». Все это страшно интересно. И я потом получал отзывы, что люди как будто видели моими глазами. Ну и всякое такое. Мне показалось это безумно интересным и безумно оперативным. Вот чего не могут перечисляемые Олегом Facebook, LifeJournal, Wikipedia и так далее. Facebook — еще худо-бедно. Но все равно — Твиттер очень удобен тем, что я могу набрать смску. Мне даже GPRS не надо для этого. А GPRS в другой стране очень дорог.

Г.БАКУНОВ: Ну, тут секрет не только в смске. А секрет еще в том, что ты это делаешь коротким сообщением, у тебя нет соблазна написать большое сообщение. В результате ты пишешь короткими, рублеными фразами…

А.ПЛЮЩЕВ: Более того — самое прикольное то, что смс русская 70-тью знаками ограничены, не 140. Если ты пишешь кириллицей. Потому что ты не можешь их сшить. Они пойдут в другом порядке, если их два.

Г.БАКУНОВ: Если учесть, что русские слова в среднем сильно больше, чем английские.

А.ПЛЮЩЕВ: Это очень и очень тебя ограничивает.

Г.БАКУНОВ: Ну, то есть ты постиг дао — ты только что рассказал всем, что ты можешь в 70 символов уместить почти любую связанную мысль.

А.ПЛЮЩЕВ: Более или менее, да. Там начинаешь избегать пробелом после точки, потом уже самих точек и запятых и так далее, экономить на всем. Да, есть такое.

Г.БАКУНОВ: На самом деле, ты не один такой, потому что людей, которые пытаются делать записи в Твиттере в жанре репортажа достаточно много. Есть люди, которые ведут так трансляции спортивных событий. Не так давно, если ты помнишь, были ложные звонки по поводу захвата заложников в Меге Белая Дача — точно так же можно было наблюдать всплески. И вообще, по российскому Твиттеру сейчас достаточное количество людей находится для того, чтобы наблюдать практически любые социальные события, которые происходят в реальной жизни. И чаще всего — я просто столкнулся с парадоксом — я просто перестал читать новостные сайты, потому что обо всех новостях я сразу же узнаю из Твиттера. Все это началось после смерти Майкла Джексона, как ни странно. Гигантские совершенно всплеск был, и весь Твиттер был засорен огромным количеством сообщений о смерти Майкла Джексона. В результате я первым узнал об этом из всех моих знакомых. Можно, наверное, этим гордиться даже. И мне кажется, что именно такой способ общения в Твиттере, именно такой способ передачи данных для Твиттера является оптимальным и самым подходящим. То есть он для этого и был сделан изначально. Не то чтобы умные создатели такие были, а просто так вышло. И результат сейчас именно такой — это ценно тем, что я быстро получаю информацию о том, что происходит с моими друзьями и знакомыми.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, об этом задумывалось. Там же и вопрос-затравка такой задается: что вы делаете или что с вами происходит? Можно как угодно переводить. Но мне кажется, что эту функцию использует наименьшее количество людей — что с ними происходит, они меняют свой статус, что называется. Типа: «Чешу палец левой ноги», как пишет Тема Лебедев. Это мало кого привлекает.

Г.БАКУНОВ: Это мало кого привлекает. Тем не менее, большая часть моих знакомых довольно часто пишут именно такие сообщения. И я узнаю правду очень быстро о том, что происходит у них в жизни. Ну, исключая какие-то важные события, о которых обычно в Твиттере не пишут, а звонят по телефону.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне ужасно нравится, что появляются новые инструменты типа того же Эхофона, который предназначен для Маков, но не только, у него есть настройка и для FireFox, которая позволяет, например, в отличие от сайта Твиттера, отследить диалоги, то есть кто кому что сказал и кто на что ответил. Вот мои собственные диалоги я уже часто не помню, кто и на что мне отвечал через три дня. Вот это очень важные вещи, которые доводят Твиттер, сам по себе весьма аскетичный, до ума, до удобства.

Г.БАКУНОВ: Это правда, действительно. И без таких надстроек уже довольно тяжело жить уже.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть раньше было можно?

Г.БАКУНОВ: Я тебе скажу, почему. Потому что у тебя раньше было довольно мало людей, которые за тобой следили и которые тебе писали. Поэтому ты все помнил. Сейчас, особенно после эфира на НТВ, у тебя, я думаю, огромный совершенно поток, тебя пропиарили все, кто только можно. И в результате, естественно, ты получаешь просто нормальный поток из огромного количества сообщений, где надо как-то ориентироваться, как-то разбираться.

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас мы попытаемся связаться с Алексом Экслером. Мне пишут, что не можем его найти. Найдем. Давайте попробуем с Евгением Козловым связаться, поменяем просто местами. Потом с Алексом. Может, просто с телефоном не то что-то немножечко. Алекс, если ты нас слышишь, положь трубку на место. «Твиттер — модное увлечение. Прогноз на будущее: Твиттер будет вытеснен новым модным увлечением», — пишет дин из наших слушателей. С этим вообще-то трудно спорить, потому что мы не можем заглянуть в будущее. Но, с другой стороны, можем ли мы прогнозировать, что действительно какая-то ощутимая часть людей уйдет реально, не просто добавит, как я, например, у меня есть блог, который транслируется в ЖЖ, еще что-то, и есть Твиттер, который частично транслирует блог, но частично я его пополняю самостоятельно. Это одно дело — когда совмещают люди. Другое дело — когда они совсем уходят. Вот будет ли серьезный отток людей из ЖЖ, условно, в Твиттер?

Г.БАКУНОВ: Я очень надеюсь, что этого не произойдет, потому что людям, которые привыкли к ЖЖ, будет очень сложно уместить свои мысли в 140 символов. С другой стороны, людям, которые привыкли читать короткие сообщения и короткие связанные мысли, будет очень тяжело воспринимать вот эту громоздкую махину под названием текст в ЖЖ.

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас у нас уже есть на связи Евгений Козлов, тоже известный и читаемый блоггер. Евгений, добрый вечер.

Е.КОЗЛОВ: Всем привет.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы слышите голос человека, у которого в друзьях аж 40 тысяч человек с лишним.

Е.КОЗЛОВ: 47.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, будем точными, конечно. Это очень важно. Евгений, прежде всего, каким образом вам удалось привлечь к себе внимание такого большого количества людей? Я думаю, что сейчас очень многих это волнует. А нас вот с господином Бакуновым так уж совсем волнует. Мы люди пожилые уже, а все измеряется единицами тысяч. А у вас, смотрите-ка, десятками.

Е.КОЗЛОВ: На самом деле, я не думаю, что Bobuk может не догадываться, как добиться такого внимания. Все очень просто. Началось все, на самом деле, давно, когда я зарегистрировался в Твиттере. Это было примерно два года назад. И постепенно количество фоловеров увеличивалось, очень медленно, на самом деле, тогда, и вот в 2009 году случился тот самый бум, о котором вы чуть ранее говорили, и затем это количество начало увеличиваться гораздо большими темпами.

А.ПЛЮЩЕВ: Я, честно говоря, не понял. Может, я совсем уж тупой. Наверное, Григорий-то понял, причем до вашего ответа…

Е.КОЗЛОВ: Мне кажется, он уже улыбается.

А.ПЛЮЩЕВ: А я совсем не понял. Он смеется просто в голос. Объясните же радиослушателям, не надо играть вот в эти прятки, честное слово. Ну не хотите — так и скажите: «Я не буду раскрывать секрет».

Е.КОЗЛОВ: На самом деле, все очень просто. С помощью добавления новых друзей в Твиттер я привлекаю внимание. Соответственно, если мой Твиттер их заинтересовал, то они добавляют меня в ответ. Таким образом количество людей, которые меня читают, увеличивается постоянно.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть: будь проще — люди к тебе потянутся. Типа того.

Е.КОЗЛОВ: Ну, примерно так, наверное, да.

Г.БАКУНОВ: На самом деле, у Евгения самый дружелюбный российский Твиттер. Он просто действительно приходит, знакомится и дружит со всеми, кто…

А.ПЛЮЩЕВ: Но при этом, Евгений, вы же их не читаете.

Е.КОЗЛОВ: Читаю, разумеется. Я отделяю людей отдельных групп и могу их читать.

Г.БАКУНОВ: То есть читаете, но не всех, правильнее говорить.

Е.КОЗЛОВ: Всех я не успею прочитать, разумеется.

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно, да, это невозможно. Скажите, пожалуйста, а зачем вы это делаете? Есть ли какая-то сверхцель кроме того, что радоваться циферкам?

Е.КОЗЛОВ: Я пока, наверное, еще не осознал, в чем состоит сверхцель. Мне кажется, что Твиттер — очень хорошая штука и популяризировать ее в России было бы очень здорово и полезно.

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас мы с вами этим как раз и занимаемся. Чем он так хорош? Вот в чем его прелесть? Можно ли это как-то вербализировать? Потому что вот что нам тут пишут: «Твиттер — для чудаков с известной первой буквы. Надо вживую общаться с друзьями», — пишет Петя. Давайте-ка поспорим с ним.

Е.КОЗЛОВ: С удовольствием. На самом деле, Твиттер объединяет людей гораздо больше, чем живое общение. Например, читая меня, люди могут гораздо быстрее узнавать, что со мной происходит, где я нахожусь сейчас, и я могу выкладывать фотографии того, что я сейчас вижу. Я часто езжу в командировки и в своих поездках выкладываю фотографии, где я нахожусь. Также могу добавлять комментарии. И люди в реальном времени видят, где я нахожусь, видят как будто бы моими глазами.

Г.БАКУНОВ: Ну, то есть это, на самом-то деле, не столько общение, сколько рассказ о себе.

Е.КОЗЛОВ: И общение, разумеется. В реальном времени можно задавать человеку вопрос, что интересует человека, и я могу ответить в реальном времени.

А.ПЛЮЩЕВ: Друзья, пока вы оба на проводе — Григорий здесь и вы, Евгений, там, — отличный вопрос пришел от Осипа из Волгограда. Он очень простой: «А как подключиться с мобильника?» Это даже не столько этот вопрос можно обсуждать, а — как средства вы лично используете, кроме собственно компьютера, с которого вы наверняка тоже пользуетесь Твиттером? В мобильном какие программы, приложения? Может быть, еще что-то? Давайте начнем с Евгения.

Е.КОЗЛОВ: Интересный, на самом деле, вопрос. И я могу сказать, что примерно 60% своих записей я пишу с мобильного телефона.

А.ПЛЮЩЕВ: А чем? Смсками или с помощью специальных приложений?

Е.КОЗЛОВ: С помощью специального приложения, которое через мобильный интернет соединяется и отправляет.

А.ПЛЮЩЕВ: Не страшно будет назвать это приложение и каким телефоном, каким коммуникатором вы пользуетесь?

Е.КОЗЛОВ: Это коммуникатор, да, qwerty-клавиатура достаточно удобная и большой сенсорный экран. Я не буду называть его, а хочу рассказать, что пользуюсь программой (неразб.) для Windows Mobile.

А.ПЛЮЩЕВ: Если бы это был «Эхофон», то понятно было бы, какой мобильничек, да. Чем пользуешься ты, Гриш?

Г.БАКУНОВ: У меня все гораздо проще. У меня самый гиковский телефон, который называется Apple iPhone. У него есть очень большой выбор программ. В результате я выбрал Tvetty и Tvitterifik. Я пользуюсь то тем, то другим, разница немножко в интерфейсе.

А.ПЛЮЩЕВ: Я вот сейчас испытываю последнюю российскую, можно сказать, разработку Rover PC 8, в нем есть надстройка над Windows Mobile, и там есть специальная штука для Твиттера — с нее можно писать, но нельзя читать. Для меня это просто жестоко абсолютно. Даже нельзя удостовериться, обновился у тебя статус или нет. В общем, с одной стороны, удобно посылать, но все остальное делать страшно неудобно.

Г.БАКУНОВ: Я тебе скажу — на самом деле, есть мобильный сайт Твиттера, m.tvitter.com, на котором, в принципе, все можно делать. Он простой, удобный и решает большую часть…

Е.КОЗЛОВ: Я вам могу сказать, есть гораздо более популярный и удобный сайт, dabr.co.uk, на котором гораздо удобнее можно читать и писать в Твиттер.

Г.БАКУНОВ: Удобнее — да. Популярнее — наверное, нет. Просто на Твиттер.ком ты заходишь с любого мобильного браузера и получаешь мобильную страницу. Поэтому я думаю, что он как-то популярнее. Можно к тебе вопрос все-таки? Раз уж мы так в эфире встретились, что называется, очная ставка. Меня практически мои читатели прижали к стенке и просто заставили меня спросить: скажи, а тебе не стыдно вот так ко всем приходить и дружить? Ведь в принципе общественная мораль не поощряет такую дружелюбность.

Е.КОЗЛОВ: Мне не стыдно, я никого не заставляю себя читать. Люди, которые меня читают, я даю хорошие советы, даю советы, кого читать. И они рады, они меня благодарят. Каждому, кто добавляет меня в друзья, приходит welcome-сообщение, и они могут посмотреть, кто я, откуда я. Никаких проблем не возникало.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, и последний вопрос, после чего мы с Евгением расстанемся, а Григория чуть-чуть задержим еще здесь в студии. Как вы полагаете, не то что не вредно ли это, не плохо ли это… я даже не знаю, как спросить… Хорошо ли это — я просто вижу людей, которые постоянно тыкают в мобильный телефон — я раньше думал, они отправляют смски, сейчас я соображаю, что часть из них твиттерит. Вот, например, Григорий только пришел, он сразу затвиттерил — «Я на Эхе, здесь тепло», что-то в этом духе я увидел. Хорошо ли это? Представляете, каждый уткнется в свой мобильный телефон и будет каждый свой шаг туда зафигачивать. Это абсурд, может, крайняя степень, но тем не менее.

Г.БАКУНОВ: Ты имеешь в виду, что люди начинают меньше общаться вживую и больше пишут в Твиттере?

А.ПЛЮЩЕВ: Меня даже общение вживую меньше волнует. Это собственное дело людей — как вам общаться, вживую, не вживую, пусть общаются, как хотят. Но одно дело — когда ты видишь людей, у которых глаза подняты либо на твой уровень, либо к небу, это одно дело. Другое дело — когда все они уткнуты в мобильный телефон. Меня это немножко напрягает.

Г.БАКУНОВ: У меня тут позиция простая. Я считаю, что просто надо это пережить. Пройдет 5-7 лет, телефоны внедрятся куда-нибудь в глубь мозга, и проблема решится.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, ты, может быть, и прав.

Е.КОЗЛОВ: Я хочу сказать, что есть такая проблема. Когда я встречаюсь со своим другом, который тоже пользуется Твиттером, и мы вместе о чем-то пишем, где мы находимся, приходится разделять. Он меня спрашивает: «А ты о чем будешь сейчас писать?»

А.ПЛЮЩЕВ: Ну да, чтобы не повторяться.

Е.КОЗЛОВ: Да, очень забавная штука.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое, Евгений. Евгений Козлов, один из самых дружелюбных или читаемых Твиттер-блоггеров, можно так его охарактеризовать, был с нами в прямом эфире. Что у нас, будет ли у нас с Алексом Экслером связь? Пытаемся созвониться. Экслер, если ты нас слышишь, пожалуйста, хоть на смсочку брось нам — +7 985 970 4545. Может, мы по какому-то не по тому телефону с тобой связываемся. Вот она, сила, собственно, интерактива. Это про меня, хорошо. Я позже прочитаю это. Ну, опять же, много пишут здесь о таких клонах Твиттера. В чем причина их неудач, неуспеха? Почему Твиттер?

Г.БАКУНОВ: Схема же очень простая. Когда появляется какой-то интересный проект, какая-то интересная идея, появляется много желающих ее клонировать. И главная задача клона — это успевать бежать быстрее, чем оригинал.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть LifeJournal бежал несколько быстрее, чем его предшественники. Потому что он не первый же.

Г.БАКУНОВ: LifeJournal просто бежал, наверное, эффективнее толкаясь локтями. То есть, грубо говоря, он набрал себе очень большую аудиторию, а потом эта аудитория привыкла за собой остальных. В России с Твиттером, может быть, где-то так же, а где-то и не так. Потому что Твиттер сам по себе технологически сервис и не очень удачный, может быть, и это довольно часто отвращало пользователей. Поэтому клонов появилось очень много. Но сейчас ребята в Твиттере собрались, мобилизовались, начали активно работать. И именно это обеспечило Твиттеру такой большой рывок. В результате сейчас действительно есть довольно много интересных оригинальных проектов, в частности российских, кстати, которые во многом повторяют функциональность Твиттера, но при этом они все, конечно, менее популярны. Тут ничего не поделаешь, Твиттер просто сейчас у всех на слуху, в частности благодаря тем же веяниям американским, европейским, потому что в Америке сейчас очень бурный рост Твиттера. И в Европе тоже очень много людей, которые им пользуются.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, нам показывают, что у нас есть Алекс Экслер на проводе. Алекс?

А.ЭКСЛЕР: Да, добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Привет. Что-то долго до тебя дозванивались. Но нормально все. Алекс Экслер — такой человек, мне кажется, несколько консервативный. Я помню просто прекрасно, как развивалась история с ЖЖ, который Алекс называл «концертом в халате на лестничной клетке». Ну, теперь он один из популярнейших писателей в ЖЖ, блоггеров. Не повторяется ли история с Твиттером у тебя? Потому что ты используешь его исключительно как трансляцию своего блога и больше никак не жалуешь. И, насколько я понимаю, ты к нему весьма прохладно относишься.

А.ЭКСЛЕР: Да, я не очень понимаю… ну, не то что не понимаю, в чем суть, я просто не понимаю, чем меня это может заинтересовать, вот именно эта форма. Больше всего раздражает ограничение на количество записей, те самые 140 символов. Потому что ну не понимаю я, когда меня пытаются загнать в какие-то рамки. А почему 140 символов, а не 250? И, кроме того, Твиттер — это все-таки не совсем блог, то есть это не совсем блоггерский механизм. Это скорее больше механизм такого странного своеобразного чата.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, что-то есть в нем такое от ICQ, мне кажется, в том числе.

А.ЭКСЛЕР: Да-да, а чаты я никогда не любил, особенно когда это не один на один, а когда какое-то количество народа в этом задействовано. Потому что уж как-то больно все быстро в песок уходит. То есть болтаешь-болтаешь, а чего, зачем, непонятно. С другой стороны, я понимаю людей, которым, наоборот, эта форма очень удобна. Потому что это я привык большие статьи писать, и даже в блоге у меня достаточно большие статьи иногда бывают. А в Твиттере для народа, в общем-то, удобно — написал несколько строчек о том, что происходит или что ты думаешь, и вот остальные это читают. Но мне эта форма неблизкая и неинтересная.

А.ПЛЮЩЕВ: Понятно. Скажи, пожалуйста, но ведь в свое время была история с ЖЖ — тем не менее, все-таки как-то вы с ним подружились, насколько я понимаю.

А.ЭКСЛЕР: Ну да, там же история была очень четкая. То, что я тогда писал по поводу ЖЖ, я сейчас под каждым словом подпишусь. Потому что речь шла не о том, что ЖЖ плохой или блогосфера плохая. Речь шла о том, что блогосфера и блоггинг — это определенная форма выражения своих мыслей, и эта форма отличается от статейной формы. То есть когда человек ведет какой-то контент-проект, то есть авторский проект, он туда пишет большие развернутые статьи и как-то подходит к этим статьям более тщательно, чем к записям в блоге. А блог — это все-таки более, скажем так, бардачный способ выражения своих мыслей. И в этом нет ничего плохого. Я сетовал только о том, что люди, которые раньше вели авторские проекты, ушли в блог и потерялись. Я только об этом и сожалел. А у себя я оставил и то, и другое. То есть у меня остался авторский проект и добавился еще и блог. Вот и все.

А.ПЛЮЩЕВ: Каково твое отношение к растущей популярности Твиттера? Это модное увлечение молодежи, к которому мы, люди старшего возраста, по идее должны бы относиться пренебрежительно, или, может, мы просто не догоняем?

А.ЭКСЛЕР: Ну, скажем, я ни к чему такому популярному не отношусь пренебрежительно. Просто в силу того, что если это действительно популярно, значит, в этом есть какая-то сермяга и какое-то зерно. А то, что мне оно недоступно, ну, может, это плохо, может, это хорошо, но это мои личные тараканы. А к растущей популярности я отношусь хорошо, потому что это новая форма. Когда-то только появились блоги и стали взрывообразно развиваться, и взрывообразно развивалась их популярность. И это, в общем, было хорошо. Но при этом, должен напомнить, что на блоги возлагались какие-то определенные своеобразные надежды, говорили, что блоги заменят традиционные СМИ. Знающие люди понимали, что этого не произойдет. Этого и не произошло. И, наверное, сейчас то же самое происходит с Твиттером. На Твиттер возлагаются какие-то странные надежды. А на самом деле, ну, это еще одна форма этой блогосферы. Старая блогосфера надоела — появилась новая, Твиттер. Все время будет появляться что-то новое. Слава богу. Это называется прогрессом.

Г.БАКУНОВ: Алекс, а у тебя не создается ощущения, что как в свое время блогосфера дополнила вот эти новостные издания какими-то человеческими эмоциями, что короткие эти сообщения из Твиттера каким-то образом дополняют существующую блогосферу? Потому что очень много людей так ведь именно и ведут блог. Вот Саша Плющев именно так и делает — у него в Твиттере анонсы постов его блога и некоторое количество других сообщений, которые тоже каким-то образом дополняют весь этот контент.

А.ЭКСЛЕР: Нет, ну все это друг друга дополняет. Если человеку твиттерная форма более близка, чем традиционная блоггерская, так и ради бога, и замечательно, пускай он этот Твиттер и ведет. Единственное, что я не понимаю для себя, зачем мне нужен Твиттер, я его не использую, кроме как для трансляции своих анонсов. Но самое главное — я просто пытался читать чьи-то Твиттеры, и пока я не вижу особого интереса в этом. Вижу только то, что это используется как анонсы, и все. Но как анонсы можно использовать RSS-ленту, более традиционную форму, на нее подписываться и эти анонсы получать. Поэтому я пока вот радости этой не понимаю. Но, опять-таки, мои проблемы.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо тебе большое. Алекс Экслер был у нас на связи, один из самых известных блоггеров наших. Я хочу несколько вещей пояснить. Во-первых, я читаю ваши респонсы на Твиттере, естественно, вижу тут кое-что. Вроде вопросов тут нет. Спасибо всем, кто кидает ссылки на наш эфир. Мне кажется, мы таким образом расширяем нашу аудиторию, заодно и предмет обсуждения. Вот то, о чем говорил Алекс, например — что интересного я заметил. Мой друг Дима Борисов, он там ddb1 — если кто хочет зафоловить, пожалуйста, он никак тоже не мог просечь Твиттер, и вообще у него трудно с ним общение происходило. Но потом как-то потихоньку, это очень происходит медленно, на самом деле, у многих людей. Мне ужасно нравятся его твитты. Я читаю даже с большим удовольствием, чем его ЖЖ. Он там где-то передвигается, у него какая-то активная жизнь. Я очень удивляюсь, насколько активной жизнь в смысле перемещений может быть у людей, несмотря на то, что я вроде тоже часто куда-то путешествую или еще что-то, но у него прямо каждый день что-то происходит. Я с большим удовольствием за этим слежу. В этом есть какая-то штучка, на самом деле.

Г.БАКУНОВ: А ты знаешь, есть потрясающий феномен. Дело в том, что Твиттер считается самой старой по возрасту социальной сетью.

А.ПЛЮЩЕВ: Не зря, знаете ли, Белановский сказал: «Обратимся к старому, доброму Твиттеру». Я думаю — вот, Белановский, понимаешь, Твиттеру без году неделя, я помню прекрасно, еще недавно жили без Твиттера, и ничего!

Г.БАКУНОВ: Все правильно, все так. Но дело в том, что большая часть аудитории Твиттера — это люди в возрасте, скажем так. То есть даже российский Твиттер наполнен людьми 30+, то есть людьми старше 30 лет. Если смотреть на то, что происходит в американском Твиттере, там средний возраст превышает 40 лет. Это действительно самая старая из социальных сетей — для тех, для кого слишком сложен обычный блоггинг или Facebook и всякие такие социальные вещи. Твиттер подкупает людей своей простотой. Я вижу огромное количество людей сейчас, которые… действительно, человеку 70 лет — у него есть Твиттер, есть российские Твиттеры, которым по 70 лет.

А.ПЛЮЩЕВ: Тебя тут упрекают, что ты про Джуика обещал рассказать и не рассказываешь. Несколько смсок уже пришло.

Г.БАКУНОВ: Я, собственно, начинал говорить о том, что есть российские довольно оригинальные разработки, в частности вот один из самых оригинальных… это нельзя назвать клоном Твиттера, это один из самых оригинальных последователей Твиттера — это российская социальная сеть Juick. Она отличается от всех остальных тем, что там идея Твиттер-месседжинг доведена до абсолюта. Там все общение с социальной сетью происходит через мессенджер, в данном случае через Google-Talk или через любой другой Jabber. Само по себе очень интересно, находится на сайте juick.com. Если кому-то интересно посмотреть, пожалуйста, зайдите туда обязательно.

А.ПЛЮЩЕВ: Тем временем, не знаю уж, Твиттер или только Эхофон, прилегли — договорились об их пользе, интересе и популярности. Хорошо, продолжаем. У нас Григорий Бакунов, лидер рейтинга Твиттер-блогов. Как ты себя чувствуешь в этом амплуа? Нет, Твиттер нормально работает.

Г.БАКУНОВ: Должен сказать, что чувствую я себя в этом амплуа не очень уверенно, потому что есть какая-то странность. Вообще, этот рейтинг выпускается компанией Яндекс, так уж сложилось, что я в этой компании работаю.

А.ПЛЮЩЕВ: А я думаю — почему тебе вопросы задают: не планирует ли Яндекс…

Г.БАКУНОВ: Вот. И, соответственно, есть некая связанная с этим проблема. Я очень долго старался слезть с этой первой строчки. Потом я уже, честно говоря, плюнул. Дело в том, что этот рейтинг не совсем стандартный. Он не по количеству читателей, а по тому, насколько много людей тебя читает, отвечает, пересылает друг другу и так далее. То есть то, насколько ты, условно говоря, авторитетен. Ну, я могу попытаться писать сообщения, на которые никто не отвечает и которыми никто не интересуется, но стоит мне задеть любую острую тему, например, сказать, что вчера я был на Украине, как тут же набегает огромное количество людей, которые тут же начинают , грубо говоря, друг с другом обсуждать взаимоотношения России и Украины. И это, соответственно, сказывается напрямую. Поэтому мне действительно очень тяжело на этой первой строчке еще и потому, что какие-то нападки периодически случаются, например.

А.ПЛЮЩЕВ: Несколько вопросов, которые пришли к нам на сайт. И грех было бы не воспользоваться ими и не задать их. «Кто из российских Twitter-ян наиболее интересен?» Вот из тех, которых ты, например, читаешь.

Г.БАКУНОВ: Я, к сожалению очень плохо запоминаю имена, ники. Я могу сходу вспомнить Петра Дяденко, которого грех не читать. Это один из ярчайших представителей российского Microsoft, очень интересный человек.

А.ПЛЮЩЕВ: Вообще, один из ярчайших представителей интернет-отрасли нашей.

Г.БАКУНОВ: Да, но сейчас просто очень сильно накладывает отпечаток компания. Молодой человек, которого зовут Инспитер, если я не путаю, который совершенно взлетел в Твиттере и которого очень приятно читать.

А.ПЛЮЩЕВ: А он тут нам вопрос, кстати, задает. Мы сейчас к нему обратимся.

Г.БАКУНОВ: Ну, давайте скажем, что есть девушка, которую зовут Мэрилин, которую тоже очень интересно читать. И это даже не реклама, наверное, потому что очень много людей в Твиттере ее читает, она очень популярна.

А.ПЛЮЩЕВ: Инспитер из Бийска, Россия, представляется как студент. Он пишет, что его стал интересовать Твиттер-рейтинг Яндекса с тех пор, как он лично оказался в десятке и тем более побывал на первом месте. «Насколько точно он отображает количество русских твиттерян? Ведь цифра около 88 тыс. держится уже давно, а наплыв людей идет постоянно! (Вот Тину, сразу после сюжета НТВ, зафоловило около 800 человек.) Сколько, по вашему, сегодня пользователей в русском твиттере вообще? И еще, как думаете, будет ли когда-нибудь расхожей фраза «Если тебя нет в Твиттере, то тебя нет в интернете»?»

Г.БАКУНОВ: Это, видимо, намек на то, что если тебя нет ВКонтакте, то тебя нет в интернете. Да? Я не думаю, что это когда-нибудь станет расхожей фразой, потому что это сервис для тех, кто что-то пишет. Количество пишущих людей не только в интернете, но и в жизни, очень сильно ограничено. Мало того что есть люди…

А.ПЛЮЩЕВ: Это не Facebook, в котором ты можешь ничего не писать. У тебя там может быть только профайл, и привет.

Г.БАКУНОВ: Да, профайл, фотографии какие-нибудь, еще что-то и все. Здесь тебе приходится писать. И даже если ты приходишь туда только почитать твоих друзей, тебе нужно завести достаточное количество друзей, чтобы было хоть что-то там интересное делать. Поэтому я не думаю, что действительно будет такое, что у каждого должен быть Твиттер. Но мне кажется, что вот эта цифра в районе 100 тысяч не упадет и будет держаться постоянно.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, вот здесь очень много пишут: «О чем может твиттерить огромная масса офисных работников, каждый день едущих на работу и обратно?» — спрашивает Александр из Москвы. Или: «Как ни крути, но если ты не Плющев и не очевидец происшедшего, то писать в Твиттер — выбрасывать мысли в мусорную корзину», — пишет Олег. Ну, еще такого много было. Мне кажется, как раз пример — Инспитер. Он как раз говорит о том, что если у тебя интересно внутри, в голове, то, в принципе, будь ты неинтересным человеком, совершенно можешь стать первым в Яндекс-рейтинге без проблем.

Г.БАКУНОВ: Да тут дело не только в рейтинге. Дело в том, что за ним действительно следит огромное количество народу и его действительно интересно читать. Он может быть студентом, офисным работником, кем угодно. Это даже не столько творческое начало, сколько показатель того, насколько интересен сам человек. Потому что мысли очень короткие, здесь о творчестве говорить очень тяжело. Хотя бывают и такие феномены.

А.ПЛЮЩЕВ: «Очень бы хотелось послушать о таких сервисах, как TwitPic, TwitCam. А ещё как подкастинг(Например мой любимый подкаст Радио-Т) повлиял на популярность Твиттера в россии!» — пишет harmold, веб-программист из Калининграда.

Г.БАКУНОВ: Ну, это очень широкая тема. Мы в нее вряд ли впишемся вообще.

А.ПЛЮЩЕВ: В три минуты — никак.

Г.БАКУНОВ: Никак не впишемся. Про подкастинг история простая. В какой-то момент, когда только появился Твиттер, в России были только подкастеры в Твиттере. Собственно, я был там одним из первых. И мне кажется, главную заслугу в популяризации Твиттера как раз сыграл тот самый подкаст, который Радио-Т, на котором, соответственно, все это и было обозрено. В результате туда понабежало огромное количество технических специалистов, а потом подтянулись и нормальные люди.

А.ПЛЮЩЕВ: Очень боятся набега. Я много видел такого. Что после сюжета на НТВ набежит школота, и тут от нее спаса не будет. Имея в виду, что когда-то до этого был LifeJournal, ну и так далее. Меня всегда очень умиляет, что люди рассматривают это как свою небольшую песочницу каких-то суперпродвинутых, избранных людей. А вот если школьники там появятся, они чем-то им помешают.

Г.БАКУНОВ: Я не думаю, что они чем-то помешают. Более того, я считаю, что это очень полезно для школьников, потому что они начинают хоть что-то писать по собственной воле.

А.ПЛЮЩЕВ: И читать заодно.

Г.БАКУНОВ: И читать, да. Конечно же, грамотность это не повышает, но просто сам факт того, что человек читает больше, в общем, приводит к некоторому росту мозга. Ну и, кроме всего прочего, честно скажу, что у меня, грубо говоря, в друзьях в Твиттере есть как минимум два человека, которые младше и которых действительно интересно читать.

А.ПЛЮЩЕВ: Наверное, последний вопрос. У нас минутка остается. Тимурка из Челябинска — отличный вопрос, мне кажется, он под конец задает, наивный вопрос: «Ваша формула успеха — как стать тысячником?» Вот если избежать той формулы, которую Евгений Козлов нам уже рассказывал.

Г.БАКУНОВ: Ну, можно появиться в сюжете про Твиттер на НТВ и стать тысячником. А вообще, никаких особенных усилий для этого прилагать не надо. Надо просто быть собой. Ты просто пишешь о том, что тебе интересно, что тебя беспокоит. В результате на эту искренность люди приходят посмотреть и почитать.

А.ПЛЮЩЕВ: Опять тот же рецепт, тот же самый: будь проще, и люди к тебе потянутся.

Г.БАКУНОВ: Ну, любая простота в данном случае является показателем успеха.

А.ПЛЮЩЕВ: Друзья, большое спасибо. Я понимаю, что мы всех тем, связанных так иди иначе с Твиттером, не успели обозреть, не смогли глубоко продвинуться в его изучении. Это и понятно. Потому что времени у нас не всегда много бывает. Я думаю, что этот разговор, особенно при условии дальнейшего роста популярности Твиттера, мы обязательно продолжим. Поэтому не расстраивайтесь. Кого-то не позвали, с кем-то не связались, о том не поговорили. Все еще можно добавить, исправить и так далее. Григорий Бакунов, лидер рейтинг Твиттер-блогов, был у нас сегодня в эфире. Большое спасибо, Гриш.

Г.БАКУНОВ: Да не за что.

А.ПЛЮЩЕВ: А мы встретимся на следующей неделе в «Точке». Пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире