'Вопросы к интервью


А. ПЛЮЩЕВ: Московское время 22 часа 18 минут, вы слушаете программу точка, у микрофона Александр Плющев. Начинается и видеотрансляция наша на сайте «Эхо Москвы», и на сайте Плющев. Ком в разделе видео. Там вы можете увидеть наших гостей, и весьма необычных гостей для нашей технологичной программы, отраслевой я бы так сказал. Дмитрий Глуховский, известный писатель. Митя, добрый вечер.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Добрый вечер. Куда смотреть, куда махать рукой?

А. ПЛЮЩЕВ: Вот видеокамера, пожалуйста. Известный режиссёр Тимур Бекмамбетов. Добрый вечер Тимур.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: Тимур сегодня выступил сопродюсером нашей программы, поскольку он привёл вместе с собой ещё и президента «Евросеть» Александра Малиса. Добрый вечер.

А. МАЛИС: Всем привет.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое Тимуру, я надеюсь, что он продолжит сотрудничество с нашей программой и будет нам и дальше приводить интересных гостей.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Завсегда.

А. ПЛЮЩЕВ: Постоянный эксперт нашей программы Виктор Захарченко. Добрый вечер Виктор.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Добрый вечер Саша.

А. ПЛЮЩЕВ: Что же, сегодня все вы участвовали в таком дне без мобильного, который прошёл в московском арт-центре «Винзавод». Мне это всё показалось крайне забавным с одной стороны, и надуманным с другой. И я решил, может быть, вы меня переубедите, мне кажется, что всё это ерунда насчёт каких-то зависимостей, насчёт каких-то привязанностей людей к технологиям. Я сегодня прочитал у Алекса Экслера. Я всё время говорю: «Выключите пробки у себя дома», если мне кто-то говорит, что мы зависим от каких-то технологий. Я говорю: «выключите пробки у себя дома, и попытайтесь посидеть без электричества какое-то время». У Алекса Экслера я сегодня прочитал: «А можно устроит день без трусов. Снять трусы, и посмотреть, сколько вы сможете без них провести времени».

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Девушки так делают и отлично устраиваются в жизни. Что касается Экслера, очень приятно, что он откликнулся на нашу акцию «День без мобильного». Более того, уже поступают отклики из Казахстана, и Украины, и они, по-моему, тоже хотят перенять эту замечательную идею.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Они обижаются, почему мы их не взяли.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Да, идею Тёмы Лебедева и Тимура Бекмамбетова, к которой я тоже присоединился, и отказался от мобильного телефона на один день.

А. ПЛЮЩЕВ: Послушайте. Мы потом перейдём, как мне кажется, к основной цели всего этого действа. Но давайте, просто абстрагируясь, поговорим чисто о дне без мобильного. Устраиваются дни без автомобилей и так далее, но какой в этом смысл, тем более в воскресенье в конце августа, когда и мобильный не особенно нужен. Какой в этом глубинный смысл всей акции?

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Сама по себе акция родилась, потому что мы выпускаем фильм, который называется «9», где борьба с машинами это тема фильма.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: И фильм «9», где борьба людей и машин, одушевлённого и механистичного является центральной темой, вдохновил Тимура Бекмамбетова и меня на эту акцию, дал нам идею проведения акции. Герои фильма «9», которые 09.09.09-го выходят из кинотеатра и борются с машинами. Мы подумали, как сегодня в повседневной жизни человек может бороться с машинами. Отказываться от автомобиля, эта идея уже забрендирована, к сожалению, а вот побороться с сотовым телефоном, и доказать себе, что ты можешь машину в себе победить, и отказаться от технологий хотя бы на один день. Вот это идея интересная, это такой тест на самом деле.

А. ПЛЮЩЕВ: Только что как мне кажется, наши гости признали, что вся эта акция «День без мобильного», вся эта по сути разводка, была направлена на то, чтобы прорекламировать фильм. Друзья, вот все, кто пришёл сегодня на «Винзавод», сдал свой мобильный, поставил его туда в стену, и водил какие-то хороводы, не знаю, что ещё там происходило.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Хороводы.

А. ПЛЮЩЕВ: Они как раз поучаствовали абсолютно бесплатно в рекламной акции мультипликационного фильма «9», который выходит, в котором все наши гости принимали, так или иначе, участие не в самом фильме, а в его создании.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Я снимался.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Да, Дмитрий занимался самой важной частью этого процесса, он сделал русскоязычную версию фильма, и смог пересказать историю для русского зрителя.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Я теперь главный по идеологии.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, но вы как-то пропустили мимо ушей мой выпад.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Да, мы пропустили мимо ушей, просто не обидно.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: На самом деле здесь просто надо понимать, что не то, чтобы это разводка, не то, что это рекламная акция. Это просто фильм вдохновил нас на гуманитарную акцию. Одно с другим конечно связано оказалось.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Если бы вы не сказали об этом, то никто бы и не узнал.

А. МАЛИС: Что для Вас будет итогом этой акции, именно позитивным итогом, кроме хороших кассовых сборов фильма «9»?

Т. БЕКМАМБЕТОВ: У меня есть надежда, вот почему и Александр Малис здесь присутствует, у меня есть надежда, что в результате этой акции мы поймём и попробуем сформулировать правила пользования мобильным телефоном. Потому что и у Александра бизнес связан с продажей мобильных телефонов. Поэтому я думаю, что у него есть ответственность социальная за то, что он делает, и вместе с телефонами должны прилагаться какие-то инструкции.

А. ПЛЮЩЕВ: Мне кажется компания «Евросеть» в своё время сталкивалась с различными трудностями во взаимоотношении с таможенными органами или с генпрокуратурой. Там были какие-то проблемы с предъявлением претензий по качеству мобильных телефонов привозимых сюда. Вот теперь выяснилось, что оказывается что «Евросеть» ещё ответственна за то, что пользователи каким-то не тем кодексом, без кодекса живут.

А. МАЛИС: Слава богу, по качеству привозимых нами телефонов претензий не было, там немножко о другом.

А. ПЛЮЩЕВ: Но там их пытались признать вредными, разве не так?

А. МАЛИС: Там пытались наши телефоны продать под видом вредных.

А. ПЛЮЩЕВ: Не Анищенко занимался этим?

А. МАЛИС: Этим занимались милиционеры, которые понесли определённое наказание. Но когда мы продаём мобильный телефон, мы продаём устройство, без которого, ни один человек жить не может. Но люди должны понимать, что самое главное это они, что самое главное это общество, в котором они живут, и телефон это не более, чем инструмент, и не менее чем инструмент. Жить без него невозможно, но с ним надо жить комфортно. В театре его не обязательно оставлять включённым, просто, когда он звонит, ты выглядишь дебилом.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Понятно, что вопрос бизнеса он остаётся, бизнес это деньги, и очевидно было бы глупо полагать, что вы будете поддерживать акцию, которая будет вредить вашему бизнесу. Это такой логичный вывод я сделал для себя.

А. МАЛИС: Вы знаете, я сегодня смотрел очень много роликов, которые прислали люди, которые их сняли, любители и профессионалы. Конечно, каждый раз, когда в этом ролике человек разбивал телефон, я радовался, что он всё равно поймёт, что без телефона невозможно, и завтра он придёт к нам в «Евросеть», и купит новый телефон с одной стороны. С другой стороны, когда была такая акция, каждый человек в результате акции понял, что без мобильного телефона жить невозможно. Но с другой стороны он понял, что жить только на мобильном телефоне тоже невозможно. И каждый немножечко осознал, что мир, это в основном люди, а не машины.

В. ЗАХАРЧЕНКО: А как называлась такая акция, когда много компаний, которые поддержали, информационные спонсоры. Как отреагировали компании, которые на этой зависимости зарабатывают? Насколько я понимаю, те же СМС, те же мобильные телефоны, они как раз приветствуют зависимость пользователей от мобильного телефона.

А. МАЛИС: Это кто, можете назвать?

В. ЗАХАРЧЕНКО: Операторы связи, МТС, Билайн, Мегафон, ведущие три оператора сотовой связи России.

А. МАЛИС: Это же плохо.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Как они отреагировали?

А. МАЛИС: Они отреагировали хорошо, потому, что они знают, что это плохо, поэтому так и отреагировали, я в этом уверен.

В. ЗАХАРЧЕНКО: То есть они сознательно поддерживают вашу акцию, но не говорят об этом?

А. МАЛИС: Даже если не говорят, они поддерживают, потому что телефонами пользуются их дети, дети их сотрудников.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Кстати, интересный вопрос, я знаю, что часто люди, которые создают контент для телевидения, запрещают своим детям смотреть телевизор? Вот мне интересно, те люди, которые держат такие могучие монополистические операторы, типа МТС, Мегафон и Билайн, разрешают ли они своим детям пользоваться сотовыми телефонами?

А. ПЛЮЩЕВ: Я больше чем уверен, что на короткие номера они просто запрещают им отсылать любые СМС, это 100 процентов, я больше чем уверен.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Есть легенда, что драг-дилеры не обслуживают своих родственников и близких.

А. МАЛИС: И я знаю ещё такую вещь, что сейчас вышел фильм «Каникулы строгого режима», который жестоко распиратировали и выложили в интернет, и скачивание этого фильма происходит путём отправки СМС одному из трёх наших операторов.

А. ПЛЮЩЕВ: Это стандартная схема.

А. МАЛИС: Это вовсе не означает, что каждый из операторов зарабатывает 50 процентов ворованных денег, они и так зарабатывают.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Но, так или иначе, деньги к ним поступают в любом случае.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Мы нашли источник зла, как мне кажется.

А. ПЛЮЩЕВ: Подождите, давайте не уходить от вопроса. Александр, я вас попрошу, оставьте пожалуйста, микрофон в покое, просто это слышно в эфире. А в чём проблема в зависимости от технологий, вы всерьёз верите в то, что машины нас однажды поработят? Я честное слово очень смеялся. Но если фильм «9» многие наверняка ещё не видели, там смысл в том, что людей вообще нет, никакие люди там не борятся давным-давно с машинами, потому что машины их уничтожили, а борятся там некие странные куклы, в которых была вдохнута жизнь. Вы что, всерьёз верите в подобное развитие событий?

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Во-первых, в предворении нашей программы ваш коллега Александр рассказывал про то, что через 20 – 30 лет весь объём человеческой памяти и интеллект будет умещаться на флешке. После этого любой интеллект размером с системный блок будет превосходить нас и вас в десятки раз. Будет ли он обладать какими-то морально-этическими критериями, параметрами…

А. МАЛИС: Зависит от нас с вами сегодня.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Совершенно верно, потому что они превосходить нас с вами по интеллекту будут уже очень скоро. Это вопрос 10-ти – 20-ти лет максимум. Но будут ли они к нам относиться как люди к тараканам, что не надо, неудобно, могут раздавить. Это сегодня мы определяем развитие, закон развития кибернетики сегодня мы определяем и закладываем основы развития робото-технологий, потому что однозначно через 20 лет при нашей с вами жизни машины будут умнее, самостоятельнее нас, и будут принимать сами решения за нас.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: А ещё происходит другая вещь. Обкладываясь всевозможными убийствами, как мобильный телефон, компьютер, у которого память гораздо больше, чем у меня, мы реально сами деградируем, потому, что я знаю, если я могу записать телефон в записную книжку своего мобильного телефона, то это значит, что я не буду его запоминать.

А. ПЛЮЩЕВ: Да перестаньте Тимур. А зная, что я могу посчитать на калькуляторе, я не буду считать в уме. Это же бред.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Вы считаете в уме?

А. ПЛЮЩЕВ: Я могу считать в уме, и я не считаю это каким-то мощным навыком. Это совсем не нужный навык.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Хорошо, когда мне нужно найти ответ на любой вопрос, я сразу бросаюсь к компьютеру, потому что я знаю, что есть поисковик.

А. ПЛЮЩЕВ: А  когда-то не было справочников, и что, нормально люди жили как-то.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Мы действительно становимся глупее.

А. МАЛИС: Люди были потупее.

А. ПЛЮЩЕВ: Там во времена Пушкина люди были потупее.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Это 100 процентов. Но из тех же произведений Пушкина очень хорошо читается.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Сказка о попе и работнике его Балде.

А. МАЛИС: Вообще я думаю, что верх развития человеческого мозга пришёлся между 50-ми годами прошлого века и концом прошлого века. Это был верх, когда люди могли синус по таблицам посчитать. Вот верх интеллекта такого пришёлся на такое время, потому что даже те разработки, которые они делали, как они рассчитывали на арифмометре, как надо разложить заряды в ядерной бомбе. Сейчас с помощью компьютеров иранские учёные уже не первый десяток лет пытаются разобраться, как это советские учёные сделали на арифмометрах, рассчитывали баллистические траектории ракет, ведь GPS тогда не было.

А. ПЛЮЩЕВ: Разговор абсолютно в пользу бедных. Правда, если есть возможность уже чего-то не делать, идти вперёд, базируясь на существующей технологии, то надо идти вперёд. Вот то, что раньше в своё время восход солнца вручную осуществляли, я утрирую ваши соображения, мне кажется, что это было плохо, а не хорошо, нет в этом никакого достижения.

А. МАЛИС: Я думаю, что сегодня большинство людей настолько далеки от технологий, которые их обслуживают. Вот, например, в 20-м году трактор разобрать и собрать наверное мог любой тракторист. Современный трактор разобрать и собрать и вообще понять, как он работает, не каждый тракторист сможет, не говоря уже об обычном человеке. Я думаю, что мы всё больше отдаляемся от тех технологий, которые служат нам каждый день, мы абсолютно не понимаем, как работают сотовые телефоны, ноутбуки, которыми мы пользуемся каждый день. Где-то есть сколько-то тысяч человек, которые их разрабатывают, которые сидят в технических центрах, которые за нас думают, но что они за нас думают, и какие будут результаты.

А. ПЛЮЩЕВ: Что в этом плохого. Вот послушайте, вся техника она усложняется, внутреннее её устройство, и в смысле её понимания, но для пользования обычного человека она упрощается. Кто мог пользоваться фотоаппаратом в начале прошлого века. Единицы, те люди, которые проходили курс обучения. Кто мог водить автомобиль, человек водящий автомобиль должен был иметь инженерное образование. Сейчас любая блондинка, любой ребёнок фоткает не хуже нас с вами.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: В чём смысл самого мероприятия (неразборчиво). Когда ты оказываешься в любом городе мира или на улицах Москвы, ты видишь людей с фотоаппаратами, которые щёлкают всё, что их окружает, при этом они ничего не запоминают. Как только у меня в руках появляется фотоаппарат, и я начинаю им щёлкать, мой мозг переключается, и я ничего уже больше не помню. Я знаю, что я сохранил эту реальность на матрице этого фотоаппарата, и мне её помнить не обязательно. Также человек, который ездит на машине, ему не обязательно ходить, и он постепенно начинает меньше ходить. То, что тебе не нужно, как организму, ты перестаёшь делать, это же абсолютно логично, зачем ты будешь напрягаться. А если ты не тренируешь свой мозг, как свои мышцы ног, поднимаясь по лестнице, ты перестаёшь уметь думать.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Это не попытка остановить прогресс?

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Нет, но люди ходят, тренируются в спортзалы для того, чтобы компенсировать ту утерю возможностей, которая физически была.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: То есть прежде чем сфоткать, посмотри хотя бы.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Я думаю. Что «День без мобильного» и сама тема акции, которую мы затеяли, заключается именно в том, что нужно просто подумать. Я не говорю, что не нужно пользоваться мобильными телефонами, я ни куда не денусь, я буду им пользоваться, потому что это даёт мне свободу общения с миллионами людей. Но я должен понимать, я должен себя контролировать, я должен понимать, что я ему отдаю, сколько времени, и не так, как я сейчас делаю, когда я еду в машине, и просто потому, что мне нечего делать, я начинаю думать, кому бы мне позвонить, вот открываю записную книжку, смотрю, вот Александр Малис, что же я ему скажу. Давай я ему сначала позвоню, а потом придумаю. Это обыкновенная зависимость, как есть зависимость от алкоголя, от наркотиков.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: И больше того, если ты в какой-то момент оказываешься вне доступа, у тебя начинается абстинентный синдром, ломка. Вот представьте Александр, что отключат у вас электричество, и что вы будете делать? Я понимаю, что бэби бум является логичными результатом отключения электроэнергии, но кроме, если никого под рукой не окажется?

А. ПЛЮЩЕВ: Именно об этом я как раз и говорил.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Зависимость страшна в тот момент, когда пропадает у вас очередная доза.

А. ПЛЮЩЕВ: Несомненно, но какой смысл об этом говорить, если мы понимаем, что вероятность такой ситуации крайне низка.

А. МАЛИС: Учёные считают, что это может произойти каждый день.

В. ЗАХАРЧЕНКО: По теории вероятности без сомнения.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Давайте страшилку.

А. МАЛИС: Специально для Тимура, я надеюсь, что он снимет про это фильм. У нас есть солнышко, на солнышке бывают выбросы, они бывают постоянно, и они пуляются в пространство. Если один из них коснётся земли, то у нас сгорят все трансформаторы, которые находятся на планете, то есть электричества не будет лет 15, пока их не восстановят. Вот давайте подумаем, вот в Москве был блэк аут, и к вечеру уже было хреново. Второй день без электричества уже сложно себе представить.

А. ПЛЮЩЕВ: На второй день уже привыкнут.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Я думаю, что 15 лет восстанавливать трансформаторы, учитывая, что нет электроэнергии, довольно сложно. Я думаю, что лет 50 придётся восстанавливать, а то и 100 лет.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Как известно, за 50 лет сформируется новая цивилизация.

А. МАЛИС: То есть люди уйдут из городов, умрёт половина населения земли, потому что без аммиачных удобрений, которые мы вырабатываем с помощью электричества, мы просто не сможем прокормить. У нас будет население не 6 миллиардов, а 1,5 или 2. люди уйдут из городов, начнут пахать на волах. Будет очень неприятно.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Это получается не в плане личной трагедии. Хочется отметить, что это голос президента компании «Евросеть» Александра Малиса.

А. МАЛИС: Да, копите себе всё, что хотите, прямо сейчас.

А. ПЛЮЩЕВ: От него это крайне странно слышать. Да, Витя, извини, перебил.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Как раз Александр затронул тему исследований учёных. Я посмотрел перед программой сегодня такую интересную тему, что касается причин возникновения этой самой зависимости. Вот у меня такой вопрос. Понятно, что мы с вами люди, не относящиеся к современной молодёжи 12-ти – 17-ти лет. Это люди, которые уже выросли с теми же мобильными телефонами, они со 2-го класса уже держат в руках. Мы пришли к тому, что телефон нам нужен, скорее по каким-то рабочим причинам. Получается, что сейчас, я вот хочу, чтобы вы либо опровергли, либо подтвердили этот тезис, что родители сейчас сами толкают детей в эту зависимость. Они во 2-м классе дают своему ребёнку телефон по капризам ребёнка, либо говоря ему: «Будь постоянно на связи, я буду следить за тобой, где ты находишься». Тем самым ребёнок попадает в зависимость от этого телефона, он уже привыкает быть с ним.

А. МАЛИС: Это родители уже попали в зависимость от телефона, потому что конечно ты боишься за своего ребёнка, и любой родитель боится за ребёнка, и конечно он хочет держать его на связи. Я вообще не представляю, как наши родители жили, когда мы куда-то уходили, и в 9 часов вечера не появлялись, и позвонить не могли нам.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Государство боится за своих граждан, тоже надо знать, где они находятся, о чём они разговаривают.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Это всё порождает зависимость?

А. МАЛИС: Конечно, это порождает зависимость, и мы должны всё это чётко понимать. Я, например, освоил пользование СМС где-то год назад. Я держался и только год назад начал пользоваться СМС. Вот сейчас я их отправляю в гигантском количестве, причём половину СМС, которые я отправляю, вообще никому не нужны. Вот просто что-то давно не пищит, надо что-то кому-то отправить, с кем-то не виделся, давай отправлю СМС. Это безумно удобно, и, наверное, половина из отправляемых мною СМС, это реально очень здорово, удобно, и мне это нравится. Вот меня беспокоит вторая половина отправляемых СМС. Зачем я это делаю.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Понятно, что есть дельта, уходящая в никуда, но вот та половина СМС, которые вы отправили, они реально вам помогают в бизнесе, и во всём остальном.

А. МАЛИС: Вы знаете, я работаю в «Евросети», и ни в коем случае не могу сказать, что мобильный телефон это абсолютное зло. Мобильный телефон это конечно добро, и то, что мы можем позвонить своим детям и узнать, как они, это очень здорово.

В. ЗАХАРЧЕНКО: А где грань зависимости?

А. МАЛИС: Мы должны её определить.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы знаете что, у меня есть два соображения. Начну с первого. Все опасности, которые вы рисуете, они потенциальные и как мне кажется сильно мнимые. Потому что прогресс показывает, что все опасения, которые с ним связывают, они как правило, не сбываются. Например, когда в Лондоне сильно развился конный транспорт, думали, что лошади загадят Лондон по самые уши к такому-то году. Как Белоновский говорил: «если процессоры будут развиваться теми же темпами, вот если лошади будут развиваться теми же темпами в Лондоне, то сейчас Лондон был бы засран, извините за выражение.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: У вас в эфире можно такие слова говорить?

А. ПЛЮЩЕВ: Нет нельзя, поэтому мы больше не будем говорить это слово. Соответственно эти угрозы мнимые, но пользу, которую мы извлекаем с помощью технологий, она очевидна. Одна жизнь, спасённая с помощью мобильного, разбивает все ваши соображения насчёт них.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: А одна жизнь, которая потеряна из-за того, что человек за рулём машины разговаривал по мобильному?

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Это вторая по распространённости причина смертей за рулём в США, т у нас в стране тоже, наверное.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Да, СМС за рулём, пьянство.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Поэтому если нет правил пользования устройством, то это проблема. К сожалению это всё молодое, это только началось, всего лишь 10 лет.

В. ЗАХАРЧЕНКО: То есть вопрос не в том, чтобы отказаться вообще, а вопрос в том, чтобы регламентировать правила использования?

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Понять сначала.

А. МАЛИС: Это нельзя регламентировать. У нас есть правила дорожного движения, которые запрещают разговаривать по мобильному телефону без гарнитуры, и всё равно все разговаривают.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы кстати с гарнитурой разговариваете за рулём?

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Видите, я вообще привязан к телефону.

А. ПЛЮЩЕВ: Вижу. А вы господа?

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Я разговариваю с гарнитурой.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот мне Митя сегодня позвонил на гарнитуру, она у меня в зеркале встроена.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: У меня у самого громкая связь. Я нажимаю, и как в рацию говорю.

я чувствую себя полицейским.

А. ПЛЮЩЕВ: У Вити просто нет Машины, поэтому я не спрашиваю.

В. ЗАХАРЧЕНКО: У меня очень плохая связь, поэтому я не пользуюсь вообще гарнитурой.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Если посмотреть милицейские сводки, то не все с гарнитурой, потому что практически каждый день есть погибшие из-за мобильного телефона, почти каждый день.

А. ПЛЮЩЕВ: Понятно, что как вред, так и пользу несёт всегда технология. Но с другой стороны вы всё время говорите здесь о том, что хотите выработать какие-то правила, какой-то кодекс, и так далее. Но мы все понимаем, с чего это взялось. Фильм вас вдохновил. Мне кажется, что для подобную акцию будучи вдохновлённым фильмом, проще говоря, делая промо-акцию для фильма, вы показываете себя мальчиком, который кричит: «волки, волки» постоянно, но волков никаких нет. Вы просто промотируете фильм.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Нет, мальчики в фильме кричат «волки, волки», но там уже поздно.

А. ПЛЮЩЕВ: Там мальчиков уже нет.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Да, поэтому для меня кино, это не цветные тени на экране, которые я произвожу в течение 4-х лет. Для меня кино это всё, что вокруг самого посещения кинотеатра. Это и рекламные кампании, то есть это события, которые создаются вокруг фильма. Фильм, это дорогостоящая вещь, и делать его только для того, чтобы что-то помелькало на экране, это крайне расточительно. Поэтому для меня кино это всё, наша передача это часть фильма «9».

А. ПЛЮЩЕВ: Я ждал, когда мне скажут: «И ты участвуешь в этой промо-кампании».

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Хотите вы или не хотите, но вы участвуете в этом проекте уже, потому что мы с вами говорим о нём. И те люди, которые на улицах, и те, кто смотрит билл-борды, и те, кто смотрит рекламу по телевизору, мы все участвуем в этом проекте. Ничего плохого в этом проекте нет, если только этот проект, если тема этого фильма нас касается. Я считаю, что тема машин и души нас касается. Создавая мобильный телефон, или создавая компьютер, человек должен вкладывать в этот объект душу, и это тогда будет вещь, которая будет приносить нам добро. Если эти вещи будут создаваться исключительно умом и интеллектом, то это вещь опасная, и её надо остерегаться.

А. ПЛЮЩЕВ: Прежде чем мы продолжим, я просто напомню, что есть ещё 15 минут, чтобы посмотреть живую видеотрансляцию. Потом вы файлик конечно посмотрите, но есть и живая видеотрансляция на сайте «Эхо Москвы» прямо на первой странице, на Plushev.com в разделе видео, где вам удобнее, заходите и смотрите.

А. МАЛИС: У меня вопрос к Тимуру и к Дмитрию тоже опосредовано. Вот вы говорите о том, что мы должны в эти технологии вкладывать душу, вернее понимать, зачем мы это делаем, какие будут глобальные последствия. Одна из причин от мобильных и мобильной телефонии кроется в том, опять-таки, по выводам учёных в том, что для людей это становится не просто инструментом, позвонил, отправил СМС, нужно или не нужно, а это становится предметом имиджа. И как раз погоня за новыми моделями, тут уже затрагивается Александр Малис, за соответствием моде. Это как раз вот эта зависимость. Не то, что человек слишком много уделяет технологиям, а то, что телефон стал… Вот почему не было зависимости от стационарного телефона, потому что его не потащишь с собой, и не покажешь другу, они все были барабанные и одинаковые.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Зависимость была, особенно у женщин.

А. МАЛИС: А ваша мама не разговаривала с вертушкой круглые сутки?

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Я сам разговаривал по телефону с вертушкой.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Но, тем не менее, это перестало быть просто инструментом, как и автомобиль перестал быть просто средством передвижения, это стало роскошью.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Это стало частью твоего я.

А. МАЛИС: Это хорошо, люди должны быть разные

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Вот в этом и есть зависимость.

А. МАЛИС: Это не зависимость. Когда мы хотим купить какой-то новый гаджит, в котором что-то интересное, он может быть дорогой, он может быть дешёвый, он может быть умный, он может быть глупый. Это самовыражение. Мы же носим разные часы, часы бессмысленно носить, но мы их носим, потому что это часть нашего я, это как раз не зависимость, если конечно не принимает маниакальные формы. То, что люди покупают разные телефоны, или закачивают разные программы в свой телефон, это очень здорово, это хорошо, вопрос в том, что ты потом с этим будешь делать. Ты покупаешь телефон, который проигрывает видеофайлы, и ты за рулём их смотришь. Я знаю людей, которые это делают, которые реально скачивают фильмы, современный телефон позволяет скачать полнометражный фильм. Я знаю живых людей, которые смотрят за рулём по мобильному телефону фильмы. Но вот смотри ты их не за рулём. А у людей времени нет, поэтому они в машине смотрят. Вот так не надо делать, это опасно.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Я признаю, что я получаю e-mail на мобильный телефон в машине и читаю их по дороге.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Вопрос тогда такой. Мы говорим о зависимости от мобильной связи или говорим о зависимости от постоянной коммуникации?

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Мы говорим о культуре, а культура это самоограничение. Вы согласны со мной?

А. ПЛЮЩЕВ: Несомненно, это одна из составляющих культуры.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Мы должны понять, где та граница. Если я в состоянии мобильный телефон выключить и отложить в сторону, то всё в порядке, я здоров, всё нормально. Но если я не могу этого сделать и включаю его опять, и когда он не работает, у меня начинается истерика, значит, я болен, мне надо идти к психиатру, обследоваться.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Тест очень простой. Вы идёте в театр, а дальше скажите себе честно, вы выключали телефон или нет.

А. ПЛЮЩЕВ: Я даже когда в кино хожу, я выключаю, просто меня это раздражает.

А. МАЛИС: А есть люди, которые даже не выключают звонок, это невоспитанность, это культура.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Да, но прежде всего целью всероссийского дня без мобильного было не дать ответ, а задать вопрос, до какой степени мы зависимы с вами это не призыв, не дай бог, начать снести на Красную площадь все телефоны в кучу, и поджечь.

А. ПЛЮЩЕВ: Это экстремизм.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: А попытаться понять насколько каждый из нас зависим, и что для нас эта зависимость означает, в чём вред её для каждого из нас, и где действительно та грань, до которой телефон приносит нам пользу и удовлетворение, и от которой начинается болезненная зависимость, которая чревата абстинентным синдромом, без которой вполне можно было бы обойтись. И вот люди, которые сегодня пришли, и тот факт на самом деле, что этот вирус был подхвачен многими интернет-пльзователями. Многие средства массовой информации говорят о том, что проблема актуальна. Тимур задал этот вопрос, и вы тоже задумались Александр. Неспроста же вы позвали Тимура Беммамбетова в студию к себе, потому что вопрос для вас тоже актуальным показался, может быть забавным, может быть парадоксальным, может быть спорным, но это тема, которая вас касается, и меня, и Александра Малиса она касается.

А. ПЛЮЩЕВ: Я больше всего боюсь в этой ситуации то, что я уже сказал, что когда возникнет реальная какая-то серьёзная проблема, не просто опасность, хотя даже не опасность, а проблема с телефонами, или с другими технологиями, первое, что спросит человек, к которому ты обратишься: «А какой фильм рекламируется». Понимаешь Митя, это будет именно так. Потому что, на мой взгляд, то, что происходит сейчас, это такая спекуляция на теме, которая может затронуть любого, у каждого ведь есть мобильный телефон.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Если бы вопрос прислала не женщина или вопрос был про работорговлю, то было бы неэтично. А здесь такая тема, которая является такой, и на этой теме мне кажется не грех поспекулировать. Она касается каждого, во-первых, и она является при этом достаточно лёгкой. Если речь не о наркотиках, речь не о работорговле, и не об изнасилованиях, поэтому ничего страшного нет.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Причиной этого разговора послужил конкретный продукт, а должно было быть как.

А. ПЛЮЩЕВ: Я не знаю, как должно было быть.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Вот когда режиссёр этого фильма начал снимать этот фильм, у него были проблемы с мобильной зависимостью. Он очень мучался, лежал в клинике, и потом придумал снять этот фильм.

А. ПЛЮЩЕВ: Друзья, теперь вы собственно знаете, как снять фильм, только что было сказано об этом.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Я бы хотел вернуться к вопросу, который я задавал в самом начале передачи, но он так и остался без ответа, что же для вас будет успешным итогом этой акции кроме кассы этого фильма?

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Для меня будет успехом, если мы сможем инициировать эту дискуссию в обществе, и собрать у людей их мнение, их опыт, их проблемы, всё, что у них связано с мобильным телефоном в их жизни, и попробовать сформулировать это в виде какого-то документа.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Можно быть уверенным, что 10 сентября, когда уже пойдёт премьера фильма, этот проект не закончится.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Вообще идея проката, по крайней мере, этот месяц.

А. МАЛИС: Если когда-то случится так, что я кому-то напишу СМС: «Скажи мне пожалуйста, где у меня то-то и то-то», и не получу ответа минут 30, я позвоню и спрошу: «Что ты мне не отвечаешь». Человек скажет: «Извини, я был за рулём, не хотел отвечать», то я, наверное, буду считать, что акция удалась, что это нормально.

В. ЗАХАРЧЕНКО: То есть фильм «9» похож на то, что делает наше ГИБДД своей социальной рекламой, страшилками людей. Как раз борьба с зависимостью, это борьба путём страшилок.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Да. Почему у фильма не может быть миссии, я просто не очень понимаю самой постановки вопроса, если этот фильм, у него есть некая миссионерская направленность. Это фильм, рассказывающий о борьбе человека с машинами. Почему мы должны этого стесняться, и делать вид, что это просто развлечение.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Слушателям, наверное, будет интересно, что Тимур Бекмамбетов и Александр Малис практически не выпускают телефона из своих рук во время нашей сегодняшней передачи, что подтверждает что вопрос, довольно актуален.

А. ПЛЮЩЕВ: Что интересно, они же не пользуются в этот момент связью, они вообще ничего не делают, но, тем не менее, коробочка у них в руках.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Характеристика зависимости.

А. МАЛИС: Мы с Тимуром достаточно честно признаёмся, что мы оба телефонные маньяки.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Как и многие другие.

А. МАЛИС: Да, но мы с Тимуром маньяки телефонные.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Это, скорее всего вопрос не проблемы телефонов, просто человек, который не в состоянии управлять собой, и зависит от телефона, зависит от машины, он в принципе сам похож на машину. Он живёт по какому-то алгоритму, которым он сам не управляет, его собственная воля не реализована, он просто живёт по привычке, в суете. Поэтому это проблема не мобильных телефонов, а проблема наша, нашего образа жизни, наших ценностей. Это такие высокие слова.

А. МАЛИС: Мы потихонечку готовимся к пенсии, поэтому мы подняли эту тему для того, чтобы хотя бы на пенсии чувствовать себя лучше.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо, пусть есть люди, у которых есть проблема с психикой, она выражается вот в этом, а вас, почему это волнует?

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Социальная ответственность, это люди, которые состоялись, и теперь они хотят заботиться об обществе и это нормально. Я тоже лет через 10 тоже состоюсь, я тоже буду инициировать такие проекты, а не присоединяться к чужим.

А. ПЛЮЩЕВ: Забавно, что ответил человек, который считает, что он не состоялся, а те которые состоялись, они не отвечают на этот вопрос.

А. МАЛИС: Смотрите, практически половина телефонов в нашей стране, которые люди носят, они проданы «Евросеть», и куплены в «Евросеть». И мы хотим, чтобы люди, которые купили у нас телефоны, чтобы они были счастливы, и вот мы им так закидываем мысль, что ребята посмотрите на эту часть своей жизни.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Вообще я глубоко уверен, что только социально ориентированные и социально значимые темы делают фильмы успешными, вообще любую продукцию. И я уверен, что мобильные телефоны, которые приносят людям пользу, лучше всего продаются, и передачи, которые людям приятно слышать, самые популярные. Поэтому стесняться быть хорошим это достаточно неэффективно.

А. ПЛЮЩЕВ: Я просто всё о коммерческой составляющей этого дела, понимаете, в чём дело. Если когда люди делают какой-то документальный фильм, который делается на деньги государства или частных инвесторов, которые даже и не думают, чтобы его отбить, показывают его по телевизору, например, фильм «Плесень», ещё что-нибудь в этом роде, не знаю, это одно. Но когда делается, как у вас это называется, мультбастер.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Я хотел бы здесь высказаться. Хочется ответить, что кино кину рознь Александр. И есть кино бессодержательное, где всё разворачивается вокруг исключительно экшн-сюжета, где нет ни одной вложенной мысли, где нет никакой морали, и где кино, которое не заставляет ни о чём задуматься. А кино, которое оставляет некие мысли в олове после того, как заканчивается показ, кино, которое можно обсуждать, кино, из которого можно пару мыслей вынести, которое создаёт особое настроение, и которое позволяет спорить с друзьями, не соглашаться, и размышлять над увиденным. Это кино, даже если оно идёт в кинотеатрах, и за просмотр его нужно заплатить какое-то количество рублей, почему это кино не имеет право на существование.

А. ПЛЮЩЕВ: Оно запросто имеет, но как мне кажется, оно не имеет права на моральную миссию, о которой говорил здесь Тимур, вот я о чём говорю.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: Но когда-нибудь его покажут по телевизору, и бесплатно все его посмотрят. Просто кино есть, кино снято, кино достаточно серьёзное, интересное, и нет никакого греха в том, что его показывают в кинотеатрах. Почему надо действительно этого стыдиться.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Нет, я понял, что всё, что стоит денег, должно быть абсолютно аморальным, не должно преследовать никаких добрых целей, потому что это тогда будет просто интеллигентское.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: То есть нас обманывают.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно, а как же.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Никто не обманывает, просто делать полезное дело должно быть приятно и выгодно. Тогда всё нормально в обществе, все механизмы работают, и все счастливы.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Я напоминаю, что у нас в студии Тимур Бекмамбетов, Дмитрий Глуховский, и Александр Малис, вот мы собственно говорим о зависимости от технологий, от мобильных телефонов и так далее. Вы сказали, что акция была всероссийская? Вот кроме Москвы и «Винзавода» где всё ещё происходило?

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Она была всероссийская просто потому, что весь интернет откликнулся. На самом деле отключили телефон исключительно в Москве.

А. ПЛЮЩЕВ: Сколько по вашим данным отключили телефон?

Т. БЕКМАМБЕТОВ: У нас нет этих данных, я знаю только то, что на «Винзаводе» в этом выставочном пространстве отключили телефон 500 человек. Сколько отключило по стране самостоятельно, мы не знаем. Если это не будет грузилом, если это будет хэппи эндом, в котором мы предлагаем участвовать многим людям, это будет продолжаться, мы будем продолжать эту историю.

А. МАЛИС: И если кому-то сегодня не дозвонилась жена, то он всегда может сказать, что он участвовал в акции «День без мобильного».

А. ПЛЮЩЕВ: Вот это была отличная завершающая точка.

В. ЗАХАРЧЕНКО: Многие скажут спасибо, проводите чаще такие акции по выходным дням.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот это итог этого прогресса, того, что даже не ты зависим от всего, а тебя теперь могут достать в любой точке, кто бы ты ни был, и если не достанут, то возникнут вопросы, на которые тебе придётся отвечать. Вот это проблема. Вот что стоит обсуждать. Но мы сегодня всё время потратили для того, чтобы обсудить зависимость. Спасибо большое. Благодарю Дмитрия Глуховского писателя, режиссёра Тимура Бекмамбетова, и президента «Евросеть» Александра Малиса. Директор по развитию соцсети Туду Виуктор Захарченко, постоянный эксперт нашей программы. Мы встретимся с вами через неделю в программе точка. Всем спасибо.

Д. ГЛУХОВСКИЙ: До свидания.

Т. БЕКМАМБЕТОВ: Спасибо.

А. МАЛИС: До свидания, спасибо.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире